Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:33
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
IV. Политико-экономическая сторона дела.
Из только что приведенных цифр мы видим какого важного значения как в полезном, так и во вредном отношении, достигло в народном хозяйстве акционерное дело. Уместно будет напомнить здесь, что положенный в 1878 г. на всем земном шаре в железнодорожные предприятия капитал равнялся 74600 миллионам марок и, что эта громадная сумма, за незначительными исключениями, составлена была акционерными компаниями и путем выпуска акций или облигаций. Акционерное общество сделалось для современных крупнокапиталистических предприятий, несмотря на злоупотреблении, трудно заменимою формой организации. Промышленные и другие экономические учреждения, требующие миллионных затрат, но обусловленные значительным риском и обещающие мало превышающую обыкновенный процент ренту, с трудом могли бы быть предприняты отдельными, или даже несколькими крупными капиталистами на свой страх и риск. Напротив, всегда легко найти денежных людей, которые согласятся на такие предприятия при ограниченном участии и ограниченном риске, если публика покроет остальные взносы капитала. Участие же публики легко достижимо, если вклады ограничены и отдельные паи не слишком значительны. Руководящим денежным людям, также как и массе акционеров, представляется, таким образом возможность, без слишком большой личной опасности, испробовать успешность данного проекта и первые получают даже в случае незначительного успеха многие другие выгоды, в силу фактического руководительства, располагающего миллионами предприятия. Не трудно оценить выгоды постоянных дел с подобным обществом, например для банкира. Что касается массы акционеров, то она смотрит на приобретение акций почти так же, как на покупку облигаций и государственных бумаг, признавая последние несколько более надежными; акционеры вообще и не думают быть действительными участниками предприятия и в громадном большинстве случаев вмешательство их оказалось бы технически невозможным. Акционерное общество обыкновенно не бывает ассоциацией мелких капиталистов на равных правах, но лишь вспомогательным средством для крупного капитала приобрести возможность располагать еще более значительными суммами, без собственной личной ответственности. Если же пожелали бы затруднить законодательными мероприятиями руководящую роль крупного капитала, то весьма сомнительным сделалось бы основание жизнеспособных акционерных обществ.
Также и устранение учредительских преимуществ имело бы следствием удаление крупного капитала и частные акционерные общества едва ли могли бы возникнуть. Поэтому названные преимущества имеют известное оправдание, предполагая, что дело идет об учреждениях, в жизненность которых верят сами капиталисты, желающие, по мере сил, вести их к успешным результатам. Напротив, мы имеем дело с ажиотажем, а иногда и прямым мошенничеством, когда учредители создают дутые предприятия, с единственною целью играть акциями, навязывать их публике путем рекламы и обманчивых обещаний, а затем предоставить общество его судьбе. К такого рода предприятиям принадлежали слишком многие из числа основанных в 1871 – 74 г. Многие сами по себе жизнеспособные фабрики и предприятия были переданы в руки акционерных обществ, которые сделали их на долго бездоходными или прямо не могущими существовать, вследствие того, что слишком высоко оценили вклады. Учредительский консорциум вначале располагал полною свободою, так как учреждал общество для себя одного. Нередко удавалось также повысить на бирже нарицательную цену в значительной степени, даже и с тех случаях, когда эта цена и без того сильно превышала внутреннюю стоимость бумаги. С другой стороны бывали уплаты и ниже нарицательной цены, когда например заручившиеся концессией на достройку железной дороги учредители акционерного общества уплачивали подрядчику в большинстве случаев также обществу), который принимал на себя приведете в исполнение предприятия, акциями, стоявшими ниже номинальной цены. Жажда барышей и игры со стороны публики должна также нести часть ответственности за учредительскую горячку, но не следует забывать, что учредители играют в ней активную, акционеры же – только страдательную роль. Впрочем публика приняла к сведению уроки прежних лет. Можно даже заметить, что недоверие к акционерным предприятиям со стороны публики, быть может сильнее, чем того требовали бы интересы экономического развития. Внесено было множество законопроектов, клонившихся к устранению обнаруженных злоупотреблений, посредством законодательных мероприятий. Уже в 1873 г. немецкий депутат Ласкер внес запрос имперскому правительству, по поводу его воззрений на целесообразность реформы акционерного законодательства и в 1877 г. прусская палата обратилась к правительству с приглашением оказать воздействие в том смысле, чтобы предписания закона ограждались более действительным образом, а нарушители их могли бы легче подвергаться преследованию; далее, чтобы была установлена более строгая ответственность всех участвующих в учреждены, управлении и наблюдении над предприятием лиц, а равно и более действительный контроль над управлением. Согласно с этим и Пруссия внесла предложение в Союзный Совет, которое, однако, осталось без дальнейших последствий. Нельзя отрицать практических трудностей подобной реформы. Вмешательство меньшинства акционеров, может, при известных условиях, лишать всякого единства и без того затрудненное управление акционерного общества. Сверх того, именно в крупных предприятиях большая часть акционеров не в состоянии, да и не расположена заботиться об управлении обществом.
Если же на руководителей и членов наблюдательного совета возложена будет более тяжелая ответственность, то они потребуют и соответствующего более значительного вознаграждения.
Быть может, дутые предприятия будут, до некоторой степени, затруднены тем, что первые подписчики будут освобождаться лишь по внесении полностью капитала и, что первые паи будут вноситься чистыми деньгами в государственные казначейства. Во всяком случай подобные затруднения повели бы к тому, что крупные капиталисты в случаях, обещающих выгоды предприятию, стали бы заменять добывание капитала посредством акций другими способами. Об этом нечего было бы, впрочем, сожалеть. Напротив, судя по имеющемуся опыту, следует желать, чтобы область акционерной формы была ограничена и многие требуют, чтобы законодательство вмешивалось в дело в таком именно направлении. Не подложить никакому сомнению, что находящееся в руках одного предпринимателя дело, экономически говоря, более целесообразно, чем такое же предприятие в руках акционерной компании, потому что ассоциация в такой форме не является вовсе положительно споспешествующею силою, а только сделкой, облегчающею добывание необходимого капитала. Поэтому нельзя признавать желательными мелкие предприятия на акциях. Эта форма свойственна преимущественно крупным банкам, фабрикам и рудникам. Что же касается железнодорожных предприятий, то в будущем, по мнению уже весьма многих, особенно в Германии, акционерная форма не может считаться целесообразною с социально-политической точки зрения, хотя при начале развития железнодорожного дела и оказали ему важные услуги. Развитие этого дела ведет к постоянному централизованно; более мелкие общества принуждаются, естественным образом, к слияниям и таким образом возникают большие компании, могущие оказывать широкое влияние на внутренние отношения целых провинций; мы видим, напр., во Франции, что шесть компаний недавно беспрепятственно поделили между собою всю страну. Такая власть в руках частных лиц, а именно немногих влиятельных личностей, должна в конце концов оказаться опасной, а потому концессии должны бы были предоставляться, как во Франции, лишь на определенный срок и с тем, чтобы впоследствии железные дороги поступали в собственность государства. Из весьма богатой литературы по акционерному делу особенно замечательны: Эндеман, «Die Entwickelung der Handelsge-sellschaften» (Бердин, 1867; 2 изд., 1872); В. Ауэрбах, «Das Actienwesen» (Франкфурту 1873); Гехт «Die Kreditinstitute auf Actien una auf Gegenseitigkeit» (т. 1: «Das Borsen– und Actienwesen der Gegenwart», Манг., 1874); Рено, «Das Recht der Actiengesellschaften» (Лейпц., 1863; 2-е изд., 1876); Левенфельд «Das Recht der Actiengesellschaften» (Берлин, 1879). Статистические заметки почти обо всех немецких акционерных обществах находим у Христианс, в его «Deutsche Borsenpapiere» (2 ч., Берлин, 1880). О бумагах, имеющих обращение на берлинской бирже трактует "Jahrbucb der berimer Borse (издаваем. Нейманном и Фрейштадтом, Берлин, 1880). Той же цели служит «Salings Borsenpapiere» (5 изд., 4.3 – 5, переделано Герстлетом (Берлин, 1879 – 81). Австрийские источники: «Kompass. Finanzielles Jahrbnch fur Oesterreich-Ungam» (основанное Леонгардтом и издаваемое Геллером, г.г. 1 – 18, Вена, 1867 – 80). Далее ср. Куртуа, «Manuel des fonds publics et des societes par actions» (6 изд., Париж, 1874); Скиннер, «The Stock Exchange Yearbook and Diary» (Лондон, ежегодно).
Акционерная горячка, проявившаяся в значительных размерах в период от 1871 – 1873 во время так наз. грюндерства, вызвала скоро во многих сферах убеждение, что немецкий закон 11-го июня 1870 г. слишком далеко зашел в деле облегчения основания акционерных обществ и, что его нормирующая их постановление не в состоянии оградить массу акционеров от ущерба и убытка прибылей. Уже 27 марта 1873 г. депутат Ласкер, при содействии представителей различных партий, внес в рейхстаг запрос по поводу возможного согласия имперского правительства на преобразование существующего законодательства, причем получен был утвердительный ответ. Но союзный совет имел вначале намерение предпринять реформу акционерного дела не в отдельности, а в связи с общим пересмотром торгового законодательства и только в 1876 г., после вторичного возбуждения этого вопроса в прусской палате депутатов, последовало предложение со стороны Пруссии подвергнуть преобразованию исключительно закон об акционерных обществах, на что союзный совет и изъявил согласие в 1877 г. Однако, вообще, держались того мнения, что быстрая реформа в этой области, при значительно изменившихся с 1873 г. экономических условиях, нежелательна и не представляет необходимости, что было бы целесообразнее собрать дальнейшие сведения как в Германии, так и в других государствах, к воспользоваться таким образом добытыми опытом фактами. С этою целью нашли нужным произвести статистическое исследование акционерного дела во время кризиса. Собранный прусским «Статистическим Комптетом» материал относится исключительно к Пруссии, но дает возможность правильно судить о ходе дела и в остальной Германии. Прилагаемая таблица дает числа акционерных обществ в Пруссии и цифру их капиталов (в миллион. марок), в различные периоды времени:
Время основания Общества Капитал
До 1871 203 2192,2
1871 203 813,2
1872 478 1217,4
1873 162 454,2
1874 80 119,6
1875 3 70,1
После 1875 25 212,0
Неизвестно 65 37,6
По-видимому перед после 1875 г. доходит до 1881 г. командитных акционерных обществ было:
До 1871 82 138,0 1871 4 12,2 1872 9 3,4 1878 – – 1874 2 1,8 После 1874 – – Неизвестно 4 1,8
Следовательно, из 1169 акционерных обществ 263, т. е. почти четвертая часть возникла путем преобразования ранее существовавших обществ в акционерные, преимущественно в области машиностроительства и других сходных отраслей, где из 59 было только 28 новых предприятий. В ткацко-прядильном деле 22 старых мануфактур из 27, химических заводов 18 из 21 и т.д. Именно при таких превращениях прежних предприятий в акционерные, как известно, и замечено было всего более злоупотреблений, а именно – слишком высоких оценок вложенных капиталов. Эти повышенные оценки замечены были в 171 обществе, в которых первоначальный капитал равнялся 1108,5 миллионов марок и был преувеличен на 695,6 миллионов. Почти все эти переоценки падают на период усиленного акционерного учредительства. Таким образом в конце 1873 г. основной капитал акционерных обществ достиг чудовищной общей цифры в 5.359 миллионов марок. Наступивший в том же году кризис вызвал преимущественно в новооснованных предприятиях сокращение капиталов, ликвидации и конкурсы. Из 246 основанных с 1871 г. обществ, 90 не давали никакого дивиденда в течение пятилетия, от 1871 – 75; 114 давали средним числом менее 1 процента, и 160 средним числом менее 3-х процентов. Только приблизительно пятая часть всего количества давала дивиденда выше 5 процентов; между тем, как более половины прежних обществ давали дивиденды от свыше 5 до 70 процентов. С 1878 г. начались сокращения капиталов, 'которых, впрочем, было два случая, в размере 9600000 марок. В следующих годах цифры сокращавших капиталы обществ были:
Года Общества Милл. марок.
1874 25 65,4
1875 28 54,0
1876 37 48,4
1877 42 66,6
1878 37 84,1
1879 47 69,0
Из 176 обществ, сокративших капиталы 148 относятся по времени учреждения к годам 1871 – 1873. Ликвидации произведены были из 1169 акц. обществ в 318, имевших основной капитал в 1168,9 милд. марок и из них снова возникло в грюндерский период 257. Конкурс назначен был для 84 обществ, из них 61 основано было между 1871 и 73 годами. Убытки акционеров по окончании ликвидации и конкурсов оказались в размере 845,6 милл. марок. Само собою разумеется, что несравненно более потеряла неопытная публика, платившая во время акционерной горячки за многие посредственные и плохие акции гораздо выше их стоимости.
Из вышеприведенных чисел видно, что со времени 1873 г. в среде вредных новых учреждений была значительная расчистка. Немецкая публика приобрела горький опыт и твердо помнит свои неудачи, питая особое предубеждение против промышленных предприятий, так что за последнее десятилетие, несмотря на существование благоприятных для основания новых предприятий законов, лишь весьма немногие могли быть основаны и возобновление акционерной спекуляции сделалось невозможным. В такое время всеобщего затишья всего удобнее было ввести законодательные ограничения в акционерном предпринимательстве, так как они в такую минуту оказались бы менее чувствительными, а между тем могли бы предотвратить злоупотребления на будущее время. В сентябре 1883 г. предложен был мотивированный законопроект об акционерных и командитных обществах, вызвавший обсуждение в многочисленных торговых корпорациях и послуживший поводом к оживленным обсуждениям в печати. Закон этот утвержден был 18 июля 1884 г.
Алаверди
Алаверди – старинный (реставрированный) храм св. Георгия, в 15 верстах от г. Телава Тифлисской губернии, построенный в V веке Аввою Иосифом, одним из 13 сирийских отцов, проповедовавших христианскую веру в Грузии. Реставрирован в 1741 г. В этом храме – усыпальница кахетинских царей. В день храмового праздника, 14 сентября, сюда стекаются тысячи богомольцев.
Аланы
Аланы – народ, часто упоминаемый во время переселения народов между германскими племенами, но принадлежащий в действительности к скифскому племени, которое в свою очередь также часто причисляется к Арийцам. А. обитали сначала на Кавказе; оттуда они, – прекрасные наездники и стрелки, – распространили свои владения к северу до Дона и предпринимали часто набеги в Армению и Малую Азию; против этих набегов уже царь парфянский Вологез искал защиты у Веспасиана; с ними в царствование Адриана боролся Арриан, в качестве наместника Канпадоми, и отрывок составленного им описания этой войны дошел до нас. Будучи завербованы Аврелианом для войны с Пермей, они после его смерти опустошили Малую Азию, пока император Тацит в 276 после P. X. не заставил их возвратиться в занимаемые ими прежде местности. Почти 100 лет спустя, около 375 г., они в союзе с гуннами разгромили царство короля Остготского Германриха, вытеснили остготов из местностей между Доном и Дунаем, присоединились к великому движению народов на запад и затем, в 406 г., в союзе с Суевами и Вандалами вторглись в Галлию. Часть их, поселившаяся в местностях южнее Луары, в 451 г. является в числе союзников Боэция в борьбе его с Аттилой и была позже мало помалу уничтожена. Другая часть в 409 г. перешла в Испанию, была там разбита соединившимся с Римлянами вестготским королем Валдией (418) и оттеснена в Лузитанию, где имя их с течением времени исчезает. В верхнюю Италию вторглись еще в 464 г. толпы А., но были разбиты Рисимером. В позднейшую византийскую эпоху А. упоминаются еще и на Кавказе.
Аларих I
Аларих I – первый король вестготов, род. около 376 г. по Р. X., на лежащем в устье Дуная острове Пейке, и принадлежал к роду Балтов. По смерти Феодосия Великого, в 395 г. поселившиеся в Римской империи вестготы избрали своим королем 19-ти летнего Алариха, который еще при жизни Феодосия был их вождем. После неудачного приступа к Константинополю, он опустошил Македонию и Фессалию и проник чрез оставленное без прикрытия Фермопильское ущелье в Грецию. Афины спаслись от разорения только богатым выкупом, а Коринф, Аргос и Спарта пали под ударами ожесточенного врага. Наконец, на защиту угнетенной Римской империи явился полководец западно-римского императора Гонория – Стилихон. Он высадился со своим войском неподалеку от Коринфа и, после нескольких нерешительных битв в Аркадии, окружил Алариха своими войсками в Элиде, так что последнему с трудом удалось отступить в Эпир. Но восточно-римский император Аркадий, завидуя успехам Стилихона, заключил мир с Аларихом и назначил его наместником восточной Иллирии. Аларих, которого все племена его народа признали своим королем и который по могуществу занимал третье место в римской империи, решился (400) произвести вторжение в Италию. Осада некоторых городов, напр. Аквилеи, по-видимому, отняла у него много времени, так что Стилихон успел стянуть к себе легионы из отдаленных провинций и набрать вспомогательные войска у варваров. Император Гонорий, который при приближении неприятеля к Милану хотел бежать в Галлию, должен был запереться в небольшой крепости Асте на Танаре, и только приближение Стилихона освободило его из опасного положения. Вскоре потом (6 апр. 402) произошла битва при Поленции (к юго-западу от Асты). Аларих принужден был отступить и после второго поражения, нанесенного ему при Вероне, осенью начал обратное движение в Иллирию. Спустя несколько лет после того Стилихон, желавши держать его подальше от границ Италии и приобрести его дружбу для своих замыслов против Восточной империи, заключил с ним договор, которым Аларих был назначен наместником также западной Империи, с ежегодною уплатою ему 4,000 фунт. золота. Так как по смерти Стилихона римское правительство отказалось от исполнения заключенного им договора, то в 408 г. Аларих вторично вторгнулся в Италию. Чтобы не замедлять своего движения осадою резиденции Гонория, укрепленной Равенны, он пошел вдоль берега и потом от Арминиума повернул по фламиниевой дороге к Риму. Подвоз всякого рода припасов к этому городу был отрезан и Рим вскоре нашелся вынужденным, вследствие голода и болезней, начать переговоры. Но так как равеннский двор отказался принять предложенные Аларихом условия мира, то в 409 г. он снова подступил к Риму. Занятием гавани Остии он быстро довел город до самого крайнего положения и принудил его признать городского префекта Аттала императором, а его, Алариха, главным военачальником Западной Римской империи. Вскоре однако он рассорился с Атталом и лишил его императорского сана. Когда же равеннский двор, ободренный прибытием вспомогательного войска, снова отверг предложения Алариха, последний в третий раз подступил к стенам столицы. Сенат решился на отчаянное сопротивление, но благодаря измене нескольких невольников, которые в ночное время отворили Саларские ворота, Аларих овладел городом 24 авг. 410 г. После продолжавшегося несколько дней разграбления Рима, Аларих обратился на южную Италию и готовился уже к занятию римских житниц – Сицилии и Африки; но буря, потопившая многие из его кораблей, помешала успеху этого предприятия. Вскоре после того Аларих умер. Тело его, по уверению Иорданеса, было опущено, вместе со многими сокровищами, на дно реки Бузенто, а пленные, которые употреблены были для этой работы, были умерщвлены, дабы никто не мог узнать о месте его погребения. Королем после него был избран его зять Атаульф. Ср. Симониса, «Kritische Untersu-chungentiber die Geschichte A's.» (Гётт., 1858); Пальмана, «Geschichte der Volkerwanderung» (1 т., Гота, 1863); Розенштейна, в «Forschungen zur deutschen Geschichte» (3 т., Гётт., 1863); фон Эйкена, «Der Kampf der Westgoten und Romer unter А.» (Лейпц., 1876).
Алгебра
Алгебра, вместе с Арифметикой, есть наука о числах и чрез посредство чисел – о величинах вообще. Не занимаясь изучением свойств каких-нибудь определенных, конкретных величин, обе эти науки исследуют свойства отвлеченных величин, как таковых, независимо от того, к каким конкретным приложениям они способны. Различие между Арифметикой и А. состоит в том, что первая наука исследует свойства данных, определенных величин, между тем как А. занимается изучением общих величин, значение которых может быть произвольное, а следовательно А изучает только те свойства величин, которые общи всем величинам, независимо от их значений Таким образом, А. есть обобщенная Арифметика. Это подало повод Ньютону назвать свой трактат об А. «Общею Арифметикой». Гамильтон, полагая, что подобно тому, как геометрия изучает свойства пространства, А. изучает свойства времени, назвал А. «Наукою чистого времени» – название, которое Деморган предлагал изменить в «Исчисление последовательности». Однако такие определения не выражают ни существенных свойств А., ни исторического ее развития. А. можно определить как «науку о количественных соотношениях».
В настоящее время, отчасти из педагогических соображений, отчасти вследствие исторического развития этой науки, А. делят на низшую и высшую, причем в последнее время под названием новой А. развилось учение о инвариантах преобразований алгебраических форм.
История А.
Происхождение самого слова А. не вполне выяснено. По мнению большинства исследователей этого вопроса, слово А. происходить от арабских слов Эль-джабер-эль-мокабела, т. е. учение о перестановках, отношениях и решениях, но некоторые авторы производить А от имени математика Гебера, самое существование которого однако подвержено сомнению.
Первое дошедшее до нас сочинение, содержащее исследование алгебраических вопросов, есть трактат Диофанта, жившего в середине IV века. В этом трактате мы встречаем например правило знаков (минус на минус дает плюс), исследование степеней чисел, и решете множества неопределенных вопросов, которые в настоящее время относятся к теории чисел. Из 13 книг, составлявших полное сочинение Диофанта, до нас дошло только 6, в которых решаются уже довольно трудные алгебраические задачи. Нам неизвестно о каких бы то ни было иных сочинениях об А. в древности, кроме утерянного сочинения знаменитой дочери Теона, Гипатии. В Европе А. снова появляется только в эпоху Возрождения, и именно от арабов. Каким образом арабы дошли до тех истин, которые мы находим в их сочинениях, дошедших до нас в большом количестве, – неизвестно. Они могли быть знакомы с трактатами греков, или, как думают некоторые, получить свои знания из Индии. Сами арабы приписывали изобретение А. Магоммеду-бен-Муза, жившему около середины IХ-го века в царствованние халифа Аль-Мамуна. Во всяком случае греческие авторы были известны арабам, которые собирали древние сочинения до всем отраслям наук. Магоммед-Абульвефа перевел и комментировал сочинения Диофанта и других предшествовавших ему математиков (в Х веке). Но ни он, ни другие арабские математики не внесли много нового, своего в А. Они изучали ее, но не совершенствовали. Первым сочинением, появившимся в Европе после продолжительного пробела со времен Диофанта, считается трактат итальянского купца Леонардо, который, путешествуя по своим коммерческим делам на Востоке, ознакомился там с индийскими (ныне называемыми арабскими) цифрами, и с Арифметикой и А. арабов. По возвращении своем в Италию, он написал сочинение, охватывающее одновременно арифметику и А. и отчасти геометрию. Однако сочинение это не имело большого значения в истории науки, ибо осталось мало известным и было открыто вновь только в середине прошлого столетия в одной Флорентийской библиотеке. Между тем сочинения арабов стали проникать в Европу и переводиться на европейские языки. Известно, напр., что старейшее арабское сочинение об А. Магоммеда-бен-Музы было переведено на итальянский язык, но перевод этот не сохранился до нашего времени. Первый печатный трактат об А. есть «Summa de Arithmetica, Geometria, Proportioni et Proportionalita», написанное итальянцем Лукас дэ Бурго. Первое издание его вышло в 1494 г. и второе в 1523 г. Оно указывает нам в каком состоянии находилась А. в начале XVI века в Европе. Здесь нельзя видеть больших успехов по сравнению с тем, что уже было известно арабам или Диофанту. Кроме решения отдельных частных вопросов высшей Арифметики, только уравнения первой к второй степени решаются автором, и притом вследствие отсутствия символического обозначения, все задачи и способы их решения приходится излагать словами, чрезвычайно пространно. Наконец нет общих решений даже квадратного уравнения, а отдельные случаи рассматриваются отдельно, и для каждого случая выводится особый метод решения, так что самая существенная черта современной А. – общность даваемых ею решений – еще совершенно отсутствует в начале XVI века.
В 1505 году Сципион Феррео впервые решил один частный случай кубического уравнения. Это решение однако не было им опубликовано, но было сообщено одному ученику – Флориде. Последний, находясь в 1535 году в Венеции, вызвал на состязание уже известного в то время математика Тарталья из Брешии и предложил ему несколько вопросов, для разрешения которых нужно было уметь решать уравнения третьей степени. Но Тарталья уже нашел раньше сам решение таких уравнений и, мало того, не только одного того частного случая, который был решен Феррео, но и двух других частных случаев. Тарталья принял вызов и сам предложил Флориде также свои задачи. Результатом состязания было полное поражение Флориде. Тарталья решил предложенные ему задачи в продолжение двух часов, между тем как Флориде не мог решить ни одной задачи, предложенной ему его противником (число предложенных с обеих сторон задач было 30). Тарталья продолжал, подобно Феррео, скрывать свое открытие, которое очень интересовало Кардана, профессора математики и физики в Милане. Последний приготовлял к печати обширное сочинение об Арифметике, Алгебре и Геометрии, с котором он хотел дать также решение уравнений 3-ей степени. Но Тарталья отказывался сообщить ему о своем способе. Только когда Кардан поклялся над Евангелием и дал честное слово дворянина, что он не откроет способа Тартальи для решения уравнений и запишет его в виде непонятной анаграммы, Тарталья согласился, после долгих колебаний, раскрыть свою тайну любопытному математику и показал ему правила решений кубических уравнений, изложенные в стихах, довольно туманно. Остроумный Кардан не только понял эти правила в туманном изложении Тартальи, но и нашел доказательства для них. Не взирая однако на данное им обещание, он опубликовал способ Тартальи, и способ этот известен до сих пор под именем «правила Кардана».
Вскоре было открыто и решение уравнений четвертой степени. Один итальянский математик предложил задачу, для решения которой известные до той поры правила были недостаточны, а требовалось умение решать биквадратные уравнения. Большинство математиков считало эту задачу неразрешимою. Но Кардан предложил ее своему ученику Луиджи Феррари, который не только решил задачу, но и нашел способ решать уравнения четвертой степени вообще, сводя их к уравнениям третьей степени. В сочинении Тартальи, напечатанном в 1546 году, мы также находим изложение способа решатть не только уравнения первой и второй степени, но и кубические уравнения, причем рассказывается инцидент между автором и Карданом, описанный выше. Сочинение Бомбелли, вышедшее в 1572 г., интересно в том отношении, что рассматривает так наз. неприводимый случай кубического уравнения, который приводил в смущение Кардана, не могшего решить его посредством своего правила, а также указывает на связь этого случая с классическою задачей о трисекции угла.
В Германии первое сочинение об А. принадлежит Христиану Рудольфу из Иayepa, и появилось впервые в 1524 г. а затем вновь издано Стифелем или Стифелиусом в 1571 г. Сам Стифель и Шейбль или Шейбелиус, независимо от итальянских математиков, разработали некоторые алгебраические вопросы, а первому принадлежит введение знаков +, – и для сокращения письма.
В Англии первый трактат об А. принадлежит Роберту Рекорд, преподавателю математики и медицины в Кембридже. Его сочинение об А. называется «The Whetstone of Wit». Здесь впервые вводится знак равенства (=). Во Франции в 1558 году появилось первое сочинение об А., принадлежащее Пелетариусу; в Голландии Стевин в 1585 г. не только изложил исследования, известные уже до него, но и ввел некоторые усовершенствования в А. Громадные успехи сделала А. после сочинений Виета, который первый рассматривал уравнения всех степеней и показал способы для приблизительного нахождения корней каких бы то ни было алгебраических уравнений. Он же первый означал величины, входящие в уравнения буквами, и тем придал А. ту общность, которая составляет характеристическую особенность алгебраических исследований нового времени. Он же подошел весьма близко к открытию формулы бинома, найденной впоследствии Ньютоном, и, наконец, в его сочинениях можно даже встретить разложение отношения стороны квадрата вписанного в круг к дуге круга, выраженное в виде бесконечного произведения. Фламандец Албер Жирар или Жерар, трактат которого об А. появился в 1629 г. первый ввел понятие мнимых величин в науку. Агличанин Герриот показал, что всякое уравнение может быть рассматриваемо как произведение некоторого числа множителей первого порядка и ввел в употребление знаки > и <. Его труды были опубликованы в 1631 г. Варнером. После этих сравнительно незначительных успехов А. вдруг движется быстрыми шагами вперед, благодаря работам Декарта, Фермата, Вадлиса и в особенности Ньютона, не говоря уже о множестве математиков менее знаменитых, но все же подвинувших совокупными усилиями А. в течение сравнительно короткого времени на значительную степень выше их предшественников а придавших ей ту форму, которую она сохранила до настоящего времени. Нет возможности в этом кратком очерке обозреть успехи, которым А. обязана названным математикам. Отдельные моменты этого вопроса могут быть прослежены по специальным параграфам под соответствующими рубриками и в специальных сочинениях, цитированных в конце этой статьи. Мы вкратце только упомянем о главных пунктах дальнейшего быстрого совершенствования А., шедшего шаг за шагом за совершенствованием иных отраслей математики вообще. С этого времени также А. входит в более тесную связь с геометрией, после открытия Декартом т. наз. Аналитической Геометрии, а также с анализом бесконечно малых, изобретенным Ньютоном и Лейбницем. В XVIII столетии классические труды Эйлера и Лагранжа, изложенные в"Novi Commentarii" первого и в «Traite de la resolution des equations» второго, доведя А. до высокой степени совершенства, а в настоящем столетии работы Гаусса, Абеля, Фурье, Галуа, Коши и в новейшее время Кейли, Сильвестера, Кронекера, Эрмита и др. создали новые точки зрения на важнейшие алгебраические вопросы и придали А. высокую степень изящества и простоты.
Содержание А.
Низшая А.Сюда включают обыкновенно следующие отделы: теорию простейших арифметических операций над алгебраическими величинами, решение уравнений первой и второй степени, теорию степеней и корней, Теорию логарифмов и наконец теорию сочетаний.
К Высшей А. относят теорию уравнений каких угодно степеней, теорию исключений, теорию симметрических функций корней уравнений, теорию) подстановок, и, наконец, изложение различных частных способов отделения корней уравнений, определения числа вещественных или мнимых корней данного уравнения с численными коэффициентами, и решение по приближению или, когда это возможно, в точности, уравнений каких угодно степеней.
Наконец, под названием Новой А. известна в особенности в Англии теория инвариантов алгебраических форм.
Литература А.:
Древнейшие авторы (до XVIII века): Diophantus Arithmeticorum libri sex, около (300); (первое изд. 1575; лучшее 1670); Lucas Paciolus или De Burgo (1494); Rudolff, Algebra (1522); Stifelius, Arithmetica Integra (1544); Cardanus, Ars Magna quam vulgo Cossamvocant (1545); Tartalea (Tartaglia), Quesiti ed Inventioni, diverse (1546); Scheubelius, Algebra Compediosa (l 551); Kecorde, Whetstone of Wit (1557); Peletarius, De Occulta parte Numerorum (1558); Buteo, De Logistica (1559); Ramus, Aritmeticae Libri duo el totidem Algebrae (1560); Pedro Nuguez (Nonnius), Libro de Algebra (1567); Josselin De Occula Parte Mathematicarum (1576); Bernard Solignac,Arithmeticae Libri II et Algebrae to-Udem (1580); Stevinus, Arithmetique etc. et aussi VAIgebre (1585); Vieta, Opera Mathematica (1600); Folinus, Algebra sive liber de Rebus Occultis (1619); Bachet, Diophantus cum commentariis (1621); Albert Girard, Invention Nouvelle en Algebre (1629}: Ghetaldus, de Resolutione et Compositione Matbematica (1630); Harriot, Artis Analyticae Proxis (1631); Oaghtreed, Clavis Matbematica (1631); Herigonis, Cursu Mathemati-cns (1634); Cavalerius, Goometria Indivisibilis Continuarum etc. (1635); Descartes, Geometria (1637); Roberval, De Recognitione Aequationum (1640); De Billy, Nova Geometricae clavis Algebra (1643); Renoldius, OpusAlgebraicum(l 644); Wallis, Arithmetica Infinitarum, Algebra 0655); Newton (Opera) (1666); Gregory, Exercitationes Geometrical (1663); Mercator, Logarithmotechnia (1678); Barrow, «Lectiones geometrical», (1669) rrescot, Nouveaux elements de Mathematique (1675); Leibniz (Opera) (1677); Format. (1679); Tschienhausen(1683); Rolle, Une Methode etc. (1690). XVIII и начала XIX века: Abel, Bernoulli, Budan, Clairault, Galois, Gauss, Horer, Lagrange, Landen, Legendre, Lhuillier, Malfatti, De MoiYre, Nicole, S'Gravesande, Simpson, Stirling, Vandermonde. Учебники: Bertrand, De Morgan, Serret, Todhunter. На руссском языке: «Элементарная Алгебра»: Давыдов, Краевич. Высшая А. Сохоцкий (Спб. 1882).
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 40 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close