Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:54
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Вино
Вино, подобно другим хмельным напиткам, вызвало у всех народов множество разнообразных сказаний, касающихся особенно его происхождения. Уже в древнейшую эпоху жизни индоевропейских народов хмельные напитки были известны, и особенно ценился опьяняющий напиток сома, который считался самым священным и благородным даром неба; в честь сомы сочинялись и пелись гимны, записанные в ведах и авесте, а человек упившийся этим напитком считался прорицателем: бог говорил его устами. У греков мы уже встречаем различные взгляды на вино: спартанцы гнушаются его; другие хотя и презрительно смотрят на пьянство, тем не менее ценят этот вакховый подарок, и устраивают от времени до времени в честь его вакханалии. Тогда же являются сказания о происхождении растения, которое дает вино. По этим сказаниям Вакх, нашедший маленькую виноградную лозу, хотел ее пересадить, для чего вложил ее в птичью кость; но на дороге растение стало так быстро расти, что надо было искать другого вместилища: тогда Дионис посадил его в львиную и потом в ослиную кость. Прибыв в Наксос, он посадил лозу в землю вместе с этими тремя костями, и потому люди пьющие вино сперва поют как птички, потом становятся львами и наконец обращаются в ослов. В связи с греческим преданием находится другое, более древнее талмудическое предание о том, что, когда Ной сажал виноградную лозу, Дьявол полил ее кровью овцы, льва, обезьяны и свиньи, вследствие чего вино производить соответственные последствия. В слове Мефодия Патарского говорится, что Дьявол научил жену Ноя делать хмельной напиток; с гораздо большими подробностями рассказывается в повести «Отчего уставися винное питие», как черт научил мужика делать водку, и как последний разбогател вследствие этого. Нечто подобное повторяется в одной белорусской (Боричевский, «Народные славянские рассказы», 167) и в малорусской (Драгоманов, «Малорусские народные предания и рассказы», 17) сказке, где вино тоже является дьявольским изобретением. Как известно Лев Толстой обработал это сказание в одной из новейших сказок своих. Богомилы учили «яко вино и жена от Диавола естаа» и доказывали, что и здесь виновен главным образом Сатанаил, и таким образом создались легенды о происхождении виноградной лозы.
И. Л.
Виноградная лоза
Виноградная лоза (Vilis L. ) – цепкая и отчасти вьющиеся деревца и деревья, составляющие род из семейства виноградообразных или ампелидовых. Этот род содержит до 230 видов, из коих самый известный и важный есть Vitis vinifera L. обыкновенная виноградная лоза Старого света. В диком состоянии и на воде растущая В. лоза достигает иногда огромных размеров: 100 футов и более в длину, а толщиною в 2 и даже 3 фута, так как известны необыкновенно старые лозы, коим насчитывается 100 и больше лет. Корень у В. лозы стержневой и глубоко проникающий в почву, но у большинства культурных, разводимых черенками или отводками, корень состоит из многих сильных корешков, выступающих из под коры ствола. Верхние слои буровато-серой коры этого ствола, так называемая перидерма, лупится длинными, участками, распадающимися на волокна, а под этими слоями образуются ежегодно новые. Сосуды древесины необыкновенно крупны, так что отверстия их видны на срезах простым, не вооруженным глазом. Стеблевые узлы В. лозы далеко друг от друга отодвинуты и снабжены каждый одним листом. Молодая лоза сначала не имеет усов и нижние листья ее расположены спиралью; затем они становятся двурядными и на лозе появляются усы, расположенные в строгом порядке против листьев и притом так, что после 2 узлов с усами следует повсюду один узел без уса, следовательно поочередно: 2 усатых и один безусый узел. В. лоза сильно ветвится, производя двоякого рода ветви или побеги: длинные, несущие до 40 листьев и короткие; последние вырастают из почек, развивающихся в углах листьев длинных побегов, и не цветут, тогда как длинные побеги начинают цвести приблизительно на 6-летних лозах. Кроме того, короткие побеги слабо развиваются, иногда и вовсе не дорастают или усыхают, оставляя однако по одной спящей почке или глазку, вырастающей в будущем году в виде длинного побега. Кроме сказанного, необходимо иметь в виду, что верхушечная часть длинных побегов, произошли ли эти побеги из семян, или из прошлогодних угловых почек, отмирает на второй год, а их угловые почки, до тех пор дремавшие, пускают новые ветви, растущие, как описано, Замечательно, что сеянцы В. лозы имеют почки даже в углах своих семядоль и что эти почки могут разрастаться, как и другие. Усы В. лозы – не доросшие ветви. Они раздвоены, несут по чешуйке при основании и чрезвычайно прочны. Вверху лозы они переходят в соцветия: нередко можно видеть, что одна развилина несет цветы и плоды, а другая остается в прежнем виде. Посредством своих усов В. лоза цепляется за другие растения, взбираясь на самые высокие деревья, но она и сама более или менее крутится и, изгибаясь, охватывает древесные стволы. Старые лозы образуют настоящие стволы, прочная древесина которых может даже идти на довольно крупные поделки; так, напр. ворота собора в Сиенне сделаны из виноградного дерева. Листья В. лозы имеют рано отпадающие прилистники и хорошо развитые черешки. Их отгиб по общему очертанию почти круглый, но рассечен более или менее глубоко на пять лопастей, реже на три. Лопасти весьма различной ширины у разных пород и имеют по краям крупные и неровные зубцы. Опушение их тоже довольно различно. Мелкие зеленоватые цветы винограда образуют более или менее ветвистые метелки, превращающиеся в соплодия, называемые гроздьями, а нередко хотя и неправильно, кистями. Цветок винограда имеет 5 очень маленьких чашелистиков, столько же лепестков и тычинок; двугнездая завязь сидит на небольшом мясистом донце и заканчивается коротеньким столбиком. В гнездах по 2 семяпочки. Расцветая, лепестки внизу отрываются, а так как они вверху слипаются, то весь венчик спадает в виде колпачка. Плод В. лозы есть четырехсемянная ягода. Формою она бывает то совершенно шаровидная, то овальная и даже вверху заостренная; столбик у большинства остается при плоде в виде маленького носочка. Его величина и форма служит частью для распознавания пород. Величина виноградной ягоды весьма различив: так, напр., у сафьянного винограда, называемого также козьими сиськами (cici di capra), она бывает величиною со сливу, а у бессемянного коринфского (коринка) – иногда вдвое и втрое меньше обыкновенного лесного ореха. Цвет тоже различен: зеленый, желтый, желто-розовый, красноватый, почти черно-красный. Географическое распространение дикой В. лозы не легко установить потому, что в настоящее время трудно отличить дикую от одичалой. Благодаря древности возделывания винограда, он переносился человеком, где только представлялась возможность его культуры, а затем, с изменением экономических, а частью даже политических условий, местами его возделывание прекращалось и, предоставленный сам себе, он или исчезал, или дичал, превращаясь мало помалу из благородной породы в дикую, отличающуюся мелкостью и кислотою своих плодов. В новейшее время, в слоях третичного и четвертичного периода, а именно в южной Франции найдены явственные остатки нескольких уже отживших видов В. – V. praevinifera Sap. в верхнем миоцене, V. subintegra Sap. в нижнем плиоцене, V. salyorum Sap. et Mar. в плиоцене, и наконец V. vinifera diluviana в четвертичных туфах. Эти находки заставляют предполагать, что В. лоза существовала в Европе в мало измененном, а может быть, и в настоящем своем виде еще в доисторические времена. С другой стороны, предстоит разыскать откуда получили свое начало дикие или одичалые В. дозы: от доисторических европейских, или переселившихся из западной Азии, где особенно обильно произрастает В. лоза в диком состоянии. К последнему предположению приходят А. Декандоль, в своих знаменитых исследованиях об отечестве культурных растений, а также и палеонтологи Сапорта и Марион. Таким образом древнейшим отечеством нашей В. лозы должно считать Закавказье и страны окружающие восточное прибрежье Средиземного моря. Отсюда она распространилась сначала в Италию, а затем и в южную Францию, также как в северную Африку и Испанию. Во времена первого появления доисторического человека в Западной Европе еще произрастали теперь отжившие виды, но уже была и наша В. лоза, которая, благодаря своему могучему строению, а затем и человеческой культуре, мало-помалу образовала помеси с более древнею лозою и окончательно ее заменила. Культура В. дозы, по исследованиям Пикте, а затем и Гена; началась прежде всего именно в Западной Азии где дикая лоза и до сих пор обильно произрастает. Виноградарство и виноделие, по всей вероятности было известно и арийцам и семитам, которые и распространили растение и его возделывание по всем тем направлениям, куда они проникали. В Египет, напр., она могла быть распространена финикиянами. Там В. лозу разводили еще за 3 или за 4 тысячелетия до Р. X., как то явствует из находок в древнейших гробницах. В Китае, где земледелие древние, чем где-либо, В. лоза введена однако же сравнительно поздно, а именно за 122 года до Р. X. В настоящее время дикая или одичалая В. лоза попадается во всей Средиземной области, а местами (одичалая) и в южной Германии. В России одичалый виноград попадается в следующих крайних пунктах к северу: на берегах Прута и Буга, Днестра и Днепра (остров Хортица против Александровска), несколько южнее 48° с. ш.; далее на восток он уже одичалым и диким ближе кавказских предгорий не указан. Северный предел возделываемого для вина винограда изменился в западной Европе со средних веков. Тогда его разводили для виноделия в южной Англии, в Северной Франции и Германии, но с улучшением международных сношений и путей сообщения невыгодность разведения В. лозы в столь мало удобных для него странах принудила забросить там виноделие, а в настоящее время северный предел винодельного винограда отошел значительно к югу, а именно на берегах океана он начинается при устьях Луары (47°20'с. ш. ), далее во Франции, северный предел В. лозы подымается к северу, но идет повсюду довольно далеко от моря и не доходит до 50° сев. широты. Только в Бельгии северный предел виноделия пересекает эту параллель и проходит между Люттихом и Мастрихтом. В Германии крайние северные пункты виноделия Дюссельдорф на Рейне (51° сев. ш. с лишним), далее на восток указывается Мюлинг (около 52° с. ш. ), даже Потсдам и Берлин, но это уже скорее любительское препровождение времени, чем настоящая культура. Во всяком случае в Германии северный предел виноделия колеблется между 50° и 51° с. ш. В России виноделие начинается с Могилева-Подольского на Днестре (48°27'), идет на Шполу (49°), на Александровск на Днепре, а в последнее время даже на Екатеринослав (около 48°27'), на Пятизбинскую станицу на Дону (48°35'), на Сарепту при Волге (48°31'), а далее на восток чрез Гурьев-городок на Урале и даже несколько севернее. Таким образом северный предел настоящего не любительского виноделия во всей Европе колеблется между 47° и 50° с. ш. Любопытно, что он начинается во Франции и кончается в России почти под тою же широтою – там при впадении Луары, здесь при впадении Урала в Каспий. Необходимо однако же заметить, что при северном пределе винограда в России, его приходится зарывать землею на зиму, что впрочем, производится местами и в Венгрии. Севернее этого предела в западной Европе почти повсюду, за исключением Скандинавского полуострова, Дании и северной половины Британии виноград может еще разводится и часто разводится для плодов без укрытия. В России разведение садового винограда, особенно на шпалерах у стен, обращенных на юг может идти очень далеко: это происходит не только во всей Польше, Киеве, Харькове, Воронеже и пр., но даже еще на широте рязанского Ряжска и приволжского Вольска. Кроме нашей В. лозы, род Vitis заключает в себе еще несколько интересных. видов. У нас в Приамурском крае растет V. amurensia, амурский виноград, выдерживающий длинные и суровые зимы, с успехом разводимый и в Петербурге, но его плоды не съедобны. Он может служить превосходным декоративным растением, так как растет с такою же почти силой, как и обыкновенный виноград. Особое внимание обратили на себя в последние десятилетия некоторые американские виды винограда, не допускающие нападения филоксеры, этого насекомого истребившего большую часть французских виноградников и распространившегося уже до Кавказа, где оно произвело большие опустошения. На свойство некоторых американских сортов винограда обращено впервые внимание в 1869 году Лалиманом, с тех пор стали ввозить в Европу американские лозы, надеясь этим противодействовать филоксерной язве, но успех долгое время казался сомнительным. Оказалось, что далеко не все американские виды ограждены от филоксеры в равной степени, а некоторые и вовсе от ее не избавлены. Необходимо следовательно выбрать весьма тщательно сорта, что сильно затрудняется способностью их между собою смешиваться и давать плодовитые помеси. Благодаря превосходным исследованиям Мильярде это значительно облегчено. Названный ученый разъяснил также и самую причину, ограждающую разные виды винограда от филоксеры. Насекомое это нападает прежде всего на тонкие корневые мочки винограда, прокалывая их эпидерму. На местах уколов вздуваются желвачки, но не вследствие самого укола, а потому, что чрез проделанное, хотя и незаметное отверстие проникают в корешки бактерии и грибки, определяющие образование желвачков, а затем и гниение. С тонких корневых мочек насекомое переходит на более толстые и таким образом вся корневая система растения подвергается гниению и полному уничтожению, что влечет за собою гибель самого растения. В. лоза имеет, однако же способность ограждаться от гниения тем, что она может образовать под гниющим местом особого рода прочную ткань – внутреннюю перидерму, которая отделяет гниющее место от здорового. Этим способом однако же только задерживается гниение, а вполне не устраняется. К этому присоединяется у противодействующих филоксере сортов более прочная кожица и более толстая корка на корнях. Виды или сорта, одаренные такою прочною одеждою корней, смотря по большему или меньшему развитию, предохранительных тканей, ограждены и от филоксеры в различной степени. Вовсе не подвержены нападению этого насекомого следующие виды: Vitis rotundifolia, rubга, cardifolia, rupestris, riparia, cinerea, aestivalis. В слабой степени подвержены V. candicans, Lincecurnii, labrusca, californica; V. vinifera и V. amurensis, т. e. обыкновенный и амурский виноград, а также все до сих пор исследованные азиатские вовсе не способны сопротивляться филоксере. Помеси между огражденными от язвы тоже вполне от нее ограждены, иногда даже в большей степени, чем их производители. Помеси между огражденными и не огражденными представляют слабое сопротивление. Ошибки при замене европейских лоз американскими происходили именно от того, что не умели точным образом различать видов и сортов вполне огражденных от слабо или вовсе не огражденных. Европейская виноградная лоза вследствие древней культуры дала огромное число пород, их насчитывают до 2000. Она распространилась повсюду, где климат ей сколько-нибудь благоприятствует, где средняя температура трех летних месяцев не ниже 17°Ц., а средняя года не выше 20-22°Ц. Такие места имеются повсюду: в Персии, Индии, в Америке, в Австралии, на мысе Доброй Надежды; но ее разведение не повсюду одинаково успешно. В Америке, напр., она только в некоторых местах дала вполне хорошие результаты.
А. Бекетов.
Виньи
Виньи (Альфред de Vigny) – знаменитый французский писатель романтической школы. Последний представитель старинного дворянского рода; род. 27 марта 1799 г., умер в 1863 г. 16-ти лет он поступил на военную службу и оставался в ней до 1828 г. Полный военного энтузиазма и традиционной в его семье преданности Бурбонам, В. не сделал, однако, блестящей военной карьеры; ему не пришлось изведать ощущений поля битвы; но зато долгая жизнь среди солдат показала ему оборотную сторону военного быта и тяжесть военной дисциплины. Свои наблюдения он изложил впоследствии в «Servitude et grandeur militaire» – одной из самих искренних и глубоких книг, написанных о войне и об армии. Все досуги своей офицерской жизни В. посвящал рано проснувшейся в нем страсти к поэзии; первые стихотворения его относятся к шестнадцатилетнему возрасту, и около того же времени он завязал сношения с некоторыми из первых адептов романтизма. Он стал писать критические статьи в органе зарождающегося романтизма «La muse Francaise» и издал в 1822 г. первый небольшой сборник своих стихотворений. В 1824 г. вышла «Элоа», в 1826 г. – «Poemes antiques et modernos», в 1829 г. – новое собрание стихотворений. Господствующий тон этих произведений – грусть, байроновское разочарование, сознание одиночества «высоких душ» среди непонимающего их человечества, возведение на пьедестал самопожертвования и идеальной любви. Основание известности В. положила поэма «Элоа». Как ни кажется устарелым теперь воспевание идеальных ангелов с человеческими чувствами, красота и поэтичность образа, воспетого Виньи, спасают его от забвения. Подобно всем поэтам того времени, Виньи занят мыслью о небе, в котором он как бы ищет воспоминания о своем божественном происхождении; подобно им же, он не отказывает в слезе участия падшим ангелам. Элоа – чистый херувим, рожденный из слезы Христа над могилой Лазаря. Кто-то шепнул ей про страдания падших ангелов – и она жаждет внести отраду в мрачную жизнь отверженных небом созданий. Ее безотчетная тоска и зарождающееся в ней земное чувство изображены с большой красотой. Блуждая в раздумье среди облачных сфер, Элоа попадает в царство демона и видит духа зла. Печать страдания на его лице привлекает ее, и она говорит ему слова участья и любви. Он на минуту тронут и почти готов раскаяться, но злоба берет верх и заведомо вероломными клятвами он пленяет Элоа, которая решается последовать за ним в неведомые ей сферы. Изобразив в Элоа падение душевной чистоты, В. рисует в «Moise» одиночество духовного величия на земле. Гениальный Моисей тяготится своим превосходством над людьми и, превознося Бога за его милости, молит его о смерти. Другие поэмы Виньи на библейские темы поэтичны, но введенные в них образы расплывчаты и отвлеченны, как вообще создания романтиков. Таковы напр. «La femme adultere», «La fille de Jephte»; тем же характером отличается «Helena», сюжет которой заимствован из современной поэту греческой жизни. Между лучшими пьесами можно еще назвать «La neige». «Le Trappiste», и два юношеские стихотворения: «La Dryade» и «Symeta», напоминающие Андре Шенье.
Поэмы В. не имели, сначала, большого успеха. Они были оценены по достоинству только литературными друзьями поэта; его интимно поэтическое творчество не могло проникнуть сразу в большую публику. Первый большой успех выпал на долю В. в 1826 г., когда появился его исторический роман «Cinq-Mars». Он сразу разошелся в большом количестве изданий, был переведен на все европеисте языки, в том числе на русский, что в особенности льстило самолюбию автора; во всех углах Европы чувствительные дамы плакали над судьбой благородного героя. В. сам знал, что он обязан успехом книги скорее непониманию публики, чем истинному литературному достоинству романа, и часто говорил, с привычной ему иронией, что он написал «Cinq-Mars», чтобы заставить читать свои стихи. Задумав (под влиянием Вальтер Скотта) роман в Испании, среди треволнений лагерной жизни, В. написал его вернувшись во Францию и прочтя предварительно, как он сам говорит, около 300 книг и рукописей. Но взявшись за роман, который он называет историческим, В. прежде всего изгоняет из него историческую правду. Для него искусство – не толкователь истории, а ее заместитель. Вместо живых лиц В. выводит отвлеченных представителей той или другой идеи. Кроме того, роман полон несообразностей: Мильтон представлен, например, декламирующим у Нинон де Ланкло в обществе Корнеля и т.п. Но, при общей слабости романа, отдельные эпизоды очень хороши, как напр. история Urbain Grandier, поэтический образ Мари Гонзаг и др. Настоящим событием было, в свое время, первое представление (24 октября 1829 г., на сцене французского театра) «Отелло», переведенного В. (в стихах) и познакомившего французскую публику с истинным Шекспиром, без «поправок» во вкусе Дюси. Для молодой романтической школы это было торжеством, подготовившим появление и успех «Эрнани».
В «Servitude et grandeur militaires» (1835) симпатиями автора пользуются более всего старые служаки, у которых чувство долга и чести составляет вторую натуру. Их беспрекословная покорность, стоическое исполнение самых опасных и трудных обязанностей возбуждают в поэте глубокое уважение к этим безвестным героям долга и наполняют его ненавистью к рабству, в котором их держит военная сила. В романе: «Stello» (1832) Виньи скорбит о том, что поэт одинок в современном обществе. При всяком государственном строе он является лишним: монархи его боятся, конституционные государства убивают его презрением, республики выключают его из своей среды. Иллюстрацией первого случая В. берет историю Жильбера при Людовике XV, второго – Чаттертона, убивающего себя после того как лорд-мэр, прочтя его стихи, предлагает ему место лакея, и третьего – Андре Шенье, умирающего на эшафоте. Особенно драматичен эпизод Шенье и рассказ о последних днях террора. Историческая сторона слаба, но книга полна настоящей поэзии и большой красоты в отдельных эпизодах. В истории романтизма В. занимает большое место не только стихотворениями и романами, но и несколькими драмами, из которых самая крупная «Чаттертон», представленный в 1835 г. В «Чаттертоне» драматизирован один эпизод Стелло, и еще резче чем в романе В. защищает в драме право поэта на свободное существование. Он показывает, как материалистическое общество доводит до самоубийства поэта, живущего высшими интересами; он требует для поэта права жить и мечтать, т. е. хлеба и досуга. Теперь драма В. кажется сентиментальной; но при появлении «Чаттертона» общество переживало пароксизм идеализма, и идея В. находила отклик в сердцах. Театр был полон длинноволосыми юношами, считавшими, что единственные занятия, достойные «высших натур» – поэзия и живопись. Эта аудитория аплодировала каждому слову Чаттертона, идеализирующего искусство, казнящего жизненную пошлость в лице мужа Китти и лорда мэра.
В 1842 году В. был избран в французскую академию. Еще раньше, со второй половины тридцатых годов, он почти совсем перестал печатать свои произведения, да и писал сравнительно немного, ведя уединенную, замкнутую жизнь в своем имении и только ненадолго приезжал в Париж. Его биографы приписывают эту перемену разочарованию, которое он испытал в своей страсти к знаменитой актрисе Дорваль. Оно отразилось в одном из самых могучих стихотворений Виньи: «La colere de Samson». И прежде расположенный к меланхолии, он выработал себе теперь своеобразный пессимизм, чуждый отрицания, но проникнутый сомнением в божественной справедливости («Le Mont des Oliviers»), подавленный равнодушием и холодностью природы («La maison du berger»), молчаливо и терпеливо ждущий смерти («La mort du loup»), полный сострадания к человеческому горю. «Мирное отчаяние» – говорит он в своем «Дневнике» («Journal d'un poеte»), напечатанном, как и последние его поэмы («Les Destinees»), уже после его смерти, – «без гневных судорог и без упреков небу: вот истинная мудрость». Никогда, может быть, дарование В. не достигало такой силы, как в этом наименее известном периоде его творчества. Из книг, посвященных В., заслуживают внимания: A. France, "Alfred de Vigny, etude etc. " (Пар., 1866); Godefroy, "Hist. litter, du XIX s. "; Th. Gautier, «Histoire du romantisme» и в особенности Maurice Paleologue, «Alfred de Vigny» (в коллекции «Les grands ecrivains francais»).
На русский язык переведены «Чаттертон» И. С. Воейковым (1836 и 1859); «CinqMars» – Очкиным (Спб., 1835); «Стелло или голубые бесы» (1835); «Смерть волка» (поэма; «Русская Мысль», 1886) и др. Его биографию см. «Отеч. Записки», 47 т.
Виолончель
Виолончель (Violoncello, сокращенно Cello) – инструмент средний между альтом и контрабасом; имеет увеличенную форму альта. Он заменил старинный инструмент viola di Gamba. Строй такой же, как и у альта, но только октавой ниже. Звуковой объем его очень большой, в три с половиною октавы. Партия пишется в ключе fa, а для высоких нот – в теноровом ключе и в ключе sol. Виолончель – один из самых благодарных инструментов, как в соло, так и в оркестре. Это инструмент мелодичный; после скрипки он самый богатый по средствам среди группы струнных смычковых инструментов.
Н.С.
Виола
Виола (Viola) – название целой группы старинных струнных смычковых инструментов, из которых многие вышли из употребления, как то: viola bastarda, viola di bardone, viola di gamba, viola pomposa (последние два вида вытеснены виолончелью). В настоящее время осталась в употреблении viola или так называемая viola alta, или viola di braccio (по-немецки Bratsche, по-русски альт). Этот инструмент применяется в оркестре; по величине он более скрипки и менее виолончели; 4 струны строятся квинтою ниже скрипки; do, sol (в малой октаве), re, la (в первой октаве). Объем оркестрового альта заключает в себе три октавы с большой секундой. Партия его пишется в альтовом ключе. Звучность альта – туманная, меланхолическая. Не вполне вышла из употребления и viola d'amour. Размеры ее немного больше альта; она имеет от шести до семи струн, под которыми такое же количество металлических струн, настроенных в унисон или октаву с верхними.
Н.С.
Виотти
Виотти (Jean-Baptiste Viotti) – глава школы старинных скрипачей, родившийся в 1753 году. Уже с восьми лет В. обнаружил большое влечение к игре на скрипке; был скрипачом туринской придворной капеллы, потом путешествовал по Германии, Англии, Польше, России и Франции. Везде его талант возбуждал энтузиазм. Позже В. был директором итальянской оперы в Париже. Умер в 1824 г. Из его сочинений известны: 29 скрипичных концертов, концерты для двух скрипок, струнные квартеты, дуэты для двух скрипок. Между учениками В. особенно прославился Роде.
Н.С.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 47 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close