Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:56
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Вишну
Вишну (Vishnu – деятельный, от корня vish – действовать, быть деятельным) – одно из важнейших индусских божеств. Первоначально (в Ригведе) В. – бог солнца, олицетворение солнца как животворной силы природы, играет второстепенную и подчиненную роль. Когда в Ригведе призывается солнце, как верховное божество, то обыкновенно оно называется иначе, напр., Савитри, Рогита (красный), Сурья, Адитья. В эту эпоху В. приписывается только один великий подвиг: в три шага он проходит все воздушное пространство, что очевидно является мифической переработкой солнца, совершающего свой дневной путь. Шаги В. представляют собой восход, зенит и заход солнца. Особенно прославляется в гимнах Ригведы высшая точка этого солнечного пути. Весьма часто в Ригведе В. упоминается вместе с Индрой; вместе их призывают на приготовление священного напитка Сомы, и вместе они бьются против облачного демона Вртра (Vritra). В. упоминается также часто рядом с Пушаном (Pushan – произрастающий, питающий) – тоже одним из олицетворений солнца. В многочисленных легендах, составляющих значительную часть содержания так называемых Брахман (Brabmanas), тоже не замечается стремление возвысить или переработать как-нибудь мифический образ В. Здесь с большими подробностями рассказывается миф о хождении В. по воздуху. В. отождествляется с жертвой и, наконец, ему приписывается насильственный конец (весьма естественный у солнечного божества). Возможно, что различные индусские племена почитали каждое своего солнечного бога. Таким образом естественные всего объясняется то предпочтение, которое оказывали В. племена долины Ганга. С наступлением эпохи индийского средневековья (600 г. до Р. X.) начинается мало помалу процесс слияния В. с другими народными божествами, особенно почитавшимися у разных народов долины Ганга. Имена этих божеств стали впоследствии прозвищами В. (Гари – Hari, Джанардана – Janardana, Васудева – Vasudeva или Пурушоттама – Purushottama). В древнейших буддийских памятниках имя В. еще не встречается. Вместо него встречаем имя Нараяна (Narayana), впоследствии также одно из прозвищ В. Нараяна же тождествен с Брахмой Сваямбху (Svayambhu – самобытный), Таким обр. позднейший, средневековой В. является результатом слияния в одном образе ведийского солнечного В., разных местных божеств и брахманического НараяныБрахмы. Весьма вероятно, что этот процесс не обошелся без сознательного участия брахманов, желавших противопоставить что-нибудь молодому буддизму, распространявшемуся быстро и могуче. Превращение кроткого и благотворного ведийского В. в великое пантеистическое, верховное над всеми богами божество совершилось, вероятно, в течение первых веков после смерти Будды, т. е. около VI – V вв. до Р. X. Дальнейший фазис в истории В. составляет принятие так называемых воплощений его или Аватар (Avatara = сошествие, от ava+tar = сходить). Прежде всего произошло отождествлено В. с любимыми народными героями Кршной (Krishna = черный) из эпоса Магабхараты и Рамой (Rama – темный, черный, красивый (из эпоса Рамаяны, которые стали представляться как воплощения В. Весьма возможно, что мотивом для принятия догмата об Аватарах служило желание выставить равносильное оружие против буддистов, учивших, что Будда раньше был богом и сошел на землю в лоно Майи (Мауа), чтобы родиться снова и достигнуть еще более высокой степени. Мало помалу В. становится великим пантеистическим божеством. Все остальные боги уступают ему место или сливаются с ним. В Магабхарате он изображен так: «в нем, господине всех существ, заключаются все существа – его свойства, как нанизанные на шнурок драгоценные каменья; на нем покоится все существующее и несуществующее. Гари, тысячеголовый, тысяченогий, тысячеглазый блестит тысячей лиц; он, бог, превышающий все, самый малый из малых, самый обширный из обширных, самый великий из великих, самый выдающийся из выдающихся, есть душа всех; он, всеведущий, всезнающий, есть создатель всего; в нем плывут миры как птицы в воде; В. не имеет ни начала, ни конца, он источник существования всех существ. От тысячерукого В., главы и повелителя мира, произошли все существа в начале времен, с него они вернутся при конце времен. Гари есть вечный дух, блестящий как золото, как солнце на безоблачном небе. Брахма возник из его тела и живет с прочими богами в его теле; небесные светила – волосы его главы. Его, бога с глазами как лотос, прославляет вечный Брахма, ему молятся боги». В знаменитом эпизоде Магабхараты – Бхагавадшта, В. представлен досягающим до неба, с массой голов, рук и глаз, без начала, средины и конца, вмещающим в себе бесконечное множество разных тел и форм. Все боги и твари, все мудрецы древности и все герои, небесные драконы и даже сам Брахма совмещены в необъятном, неизмеримом теле В. Число воплощений В. принимается в разное время и в разных местах различно: от десяти до двадцати. Самые важные: 1) Матсья-Аватара (Matsya=рыба): В. во время великого потопа превращается в рыбу и тащит за собой корабль благочестивого царя Сатьяврата (Satyavrata) к одной из вершин Гималая, где он останавливается, способствуя этим сохранению жизни на земле. 2) Курма – A. (Kurma – черепаха) – глубоко древний миф о пахтанье мирового океана: В. в образе черепахи ставит себе на спину гору Мандара; боги и демоны привязывают к ней вместо каната змею Васуки (Vasuki) и вертят ее как мутовку в море, пока из него не начинают появляться разные чудесные вещи: апсарасы – нимфы, белый мифический конь, драгоценный камень, корова изобилия, даже луна и наконец врач богов Дханвантари с напитком бессмертия Амрта (Аmirata = амброзия). 3) Варага=А. 4) Нрсинха =А. (Nrisimba = А.): В. в образе получеловека, полульва раздирает своими лапами злого демона Гираньякашипу (Hiranyakacipu). 5) Вамана=А. 6) Парашурама=А. (Paracurama = Рама с топором): В. уничтожает надменных и дерзких кшатриев, чем прекращает продолжительные распри между кастами брахманов и воинов. 7) Рамачхандра = А. (Ramachandras): В., под видом Рамы, совершает поход на Цейлон, прославленный в Ралаяне. 8) Воплощение в образе Кршны (Krishna), пользовавшееся особым почитанием. Даже Будда, по позднейшему учению брахманов, есть одно из воплощений В. (девятое). При этом В. имел в виду истребить в конец злых и испорченных людей и демонов, которые под влиянием Будды разрешили закон каст и поклонение богам. Десятое и последнее воплощение В. – Кальки = A. (Kalki) ожидается в будущем. Когда Мир окончательно погрязнет в пороках, священные писания потеряют свой авторитет и жизнь людская будет продолжаться только 23 года, явится снова В., и век зла – Калиюга (Kaliyuga) сменится эпохой добра и совершенства – Кртаюга (Kritayuga). Вишну изображается обыкновенно с четырьмя руками, с палицей и диском, верхом на птице Гаруда (Garuda – первично солнечная, жар-птица). Его супруга – Шри (Cri – красота, блеск) или Лакшми (Lakshmt = счастье, богатство, красота) – богиня красоты и счастья. Культ В. В течение cредних веков приобретал все больше и больше значения. Бесчисленные храмы в Индии, посвященные ему до сих пор, и миллионы его поклонников – вишнуитов (Vaishnavas) свидетельствуют об этом.
С. Булич.
Вишня
Вишня. – Растения, принадлежащие к подроду Cerasus рода Prunus, сем. Amygdalaceae. Подрод Cerasus отличается от других подродов рода Prunus (Armeniaca – абрикос, Prunus – слива, Padus – черемуха), следующими признаками: плод (костянка) гладкий, без налета; листья в почкосложении вдоль сложенные; цветы расположены зонтиками, заключающими иногда по 2 цветка; развиваются одновременно с листьями или ранее их. Виды: Prunus Cerasus L., вишня-деревцо, дающее побеги из корней; листья совершенно голые, черешки листьев без железок. Prunus Chamaecerasus Jacq., степная вишня – невысокий кустарник; все части мельче, чем у предыдущего вида; встречается дико в Южной и Средней России. Prunus arium L., черешня – деревцо без корневых побегов; листья снизу слегка пушистые; черешки листьев у основания пластинки снабжены 2-мя железками. Отечество вишни и черешни, вероятно, Закавказье, и сев. Персия. Оба вида, особенно черешня, теперь встречаются во многих местах Европы в одичалом состоянии. Знаменитый Лукулл достал в 64 году до Р. X. хороший сорт вишни из Понта, что подало повод утверждать, что вишня ввезена в Италию этим обжорой. Мнение это оспаривается Декандолем, полагающим, что вишни, особенно P. Cerasus, уже были натурализованы в Италии гораздо прежде Лукулла. Вишня собственно (P. Cerasus L.) разводится у нас еще в Финляндии (63° с. ш.), на Валааме и в южной части Вологодской губернии. Северный предел культуры черешни (без прикрытия) начинается у нас на западе еще в Лифляндии, но скоро переходит к югу: уже в Могилеве черешня не выдерживает морозов, а далее на восток и в Воронеже.
Вишня (Cerasus caproniana DC., С. vulgaris Mill., Prunus Cerasus L., Pr. acida Ehrh) – общеизвестное плодовое дерево, отличающееся от черешни низменным, почти кустарным, ростом и кислым вкусом плодов; ветви у ее тонкие, обвислые, а корни всегда темного цвета. Вишня в древней Греции была известна уже во время Теофраста; ныне же в одичалом виде встречается довольно часто в Западной Европе, Южной и Средней России и на Кавказе. Граница культурного распространения В. идет на север почти по сентябрьской изотерме в 8° P. : от Ботнического залива в Финляндии (62° с. ш.) на остров Валаам, чрез Белое и Кубенское озера, по южной части Никольского уезда Вологодской губернии и южнее Вятки и Перми. В России выведено очень много сортов В., но должно думать, что при сличении многие из них оказались бы тождественными. Особенно распространена владимирская В., мелкоплодная, но очень вкусная и ароматическая и потому пользующаяся большим спросом для кондитеров. С нею в последнее время успешно конкурирует весьма схожая, но немного более крупная В. – родительская или родителева, которая отличается сильным ростом, хотя плодовитость ее, кажется, немного меньшая, чем у владимирской. Происхождение всех сортов В. от дикого праотца несомненно, потому что и теперь легко облагородить одичавшую В., пользуясь обильными у ее корневыми отпрысками; кроме того, и сеянцы ее довольно константны. Точно также несомненно, что у нас существуют многочисленные помеси, в создании которых участвовали черешни и шпанские вишни. Из таких помесей наилучше мирится с северным климатом полу шпанка или воробьевская В. (по Шредеру); она крупнее обыкновенной владимирской, но не так ароматична и потому употребляется для десерта, а не на варенье. В привислянских и западных губерниях большим спросом пользуется лотувка (от слова лот – вес каждой ягоды), а в подмосковных, при условии некоторой защиты от мороза, разводят различные сорта В. из отдела морелей (от Amarelle) – кислых. В. со светло-красной кожицей, но с бесцветным соком. Из них замечательны: белотелая, крупный и вкусный сорт, но мало плодородный, как и знаменитая некогда шубинка, поэтому теперь предпочитают более плодородные сорта – розовую и алую морель. Заслуживают также внимания два сорта морелей, выведенные Мичуриным в г. Козлове, но еще вовсе нераспространенные: мичуринская, карликовая и полукарликовая.
В. очень нетребовательна к почве и хотя предпочитает супеси и суглинки, богатые перегноем, однако мирится с легкими песчаными почвами, если последние не чрезмерно сухи. Она растет и на мелкой почве, но не переносит застоя воды в грунте и вообще плохо развивается на мокрых почвах. Размножается В. всего легче от корневых отпрысков, а также сеянцами. В питомниках следует помещать В. вдоль дорожек, а не внутри кварталов, где они легко пропадают. Пересадку необходимо производить весною, а не осенью.
А. Рудзкий.
Вклад
Вклад. Вкладами называются денежные капиталы, которые частные лица и разного рода учреждения вносят в кредитные установления. В современной экономической жизни значение этих вкладов чрезвычайно велико: они служат главным источником оборотных средств банков и представляют тот центр, вокруг которого вращается все банковое дело. С точки зрения юридических отношений, возникающих между вкладчиками и кредитными установлениями, все В. могут быть подразделены на две категории: 1) на В., принимаемые на хранение и для заведывания и 2) на В., принимаемые для пользования. В. первой категории возвращаются банком в натуре, В. второй категории – лишь в равной ценности. В первом случае является квалифицированный вид поклажи; юридическая природа второго случая представляется в науке спорной, многие видят здесь заем, заключаемый кредитным установлением у вкладчика. В нашем законодательстве нет общих положений о В. и за разрешением отдельных вопросов приходится обращаться к уставам банков, из коих особое значение имеет устав Государственного банка. Вклады, вверяемые Государственному банку, не подлежат, на основании ст. 8 устава, ни описи, ни отчуждению по каким бы то ни было взысканиям. По отношению к В., хранящимся в других кредитных установлениях, принято то общее начало, что взыскание может быть на них обращено лишь под условием представления подлинного вкладного билета (ст. 1083 устава гражд. судопроизводства). Если вклад перешел по наследству к нескольким наследникам, то Государственному банку должен быть представлен раздельный акт; этого акта не требуется в двух случаях: 1) когда в духовном завещании с точностью определено, какие именно процентные бумаги подлежать выдаче каждому наследнику в отдельности, и 2) когда предмет наследства составляют наличные деньги. В этих двух случаях достаточно предъявить документы об утверждении в правах наследства. Правительствующий сенат разъяснил (по делу кронштадтского банка, реш. угод. касс. департамента 1883 г., №27), что вкладные билеты могут быть выдаваемы только при действительном внесении в банк соответственной суммы или ценности. Билеты, выданные без соблюдения этого условия, должны быть признаваемы фиктивными или вымышленными.
Вкус
Вкус в физиологическом отношении представляет особое специфическое чувство, возникающее в нас при действии вкусовых веществ на вкусовые органы слизистой оболочки языка и некоторых частей полости рта. Вкусовой аппарат, деятельностью которого вызываются вкусовые ощущения, подобно остальным специальным органам чувств, состоит: во 1) из периферических нервных окончаний, приспособленных к восприятию вкусовых раздражений, а именно вкусовых луковиц, заложенных в желобоватых и грибовидных сосочках (papillae circumvallatae и fungiformes); во 2) из нервов чувствующих, проводящих эти вкусовые возбуждения в головной мозг, а именно языкоглоточного и язычного нервов (так назыв. glossopharyngeus и lingualis), и в 3) из сенсорных, т. е. чувствующих вкусовых центров, заложенных в серой коре мозговых полушарий (в gyrus uncinatus), в которых возбуждение, возникшее в периферических частях вкусового аппарата, переходит в специальные вкусовые ощущения. Анатомическое устройство вкусовых сосочков с топографическим распределением их, а также и связь нервов с вкусовыми луковицами. Для определения мест, воспринимающих вкусовые впечатления, прибегают к одному из следующих способов: или смазывают при помощи кисточки отдельные части полости рта вкусовыми веществами, или раздражают эти части пуговчатыми, сближенными электродами от слабого постоянного электрического тока, неспособного возбуждать обыкновенных чувствующих нервов, но вызывающего вкусовое ощущение, а именно В. кислого при положительном полюсе, или наконец о местах В. воспринимающих судят по распределению вкусовых луковиц в полости рта, полагая, что наличность последних в ткани гарантирует их вкусовую восприимчивость. Исследованиями подобного рода было доказано, что вкусовой способностью обладает верхняя поверхность основания, верхушки и передней части языка, а также края его, тогда как средняя часть верхней поверхности языка, а также и вся нижняя поверхность его совершенно лишены вкусового чувства. Некоторые авторы приписывают вкусовое чувство даже мягкому нёбу и передним дужкам, но в этом отношении наблюдаются резкие индивидуальные колебания. Не подлежит однако никакому сомнению, что основание языка, в котором разветвляется языкоглоточный нерв, есть место наиболее чувствительное к горьким вкусам, верхушка же с передней частью языка, в которой заканчивается язычный нерв, есть место наиболее восприимчивое к сладким вкусам, а края языка к кислым вкусам. Так как места, наиболее чувствительные к вкусовым впечатлениям, особенно богато снабжены вкусовыми луковицами, то эти последние и считаются специальными периферическими аппаратами, улавливающими вкусовые впечатления. В каждом сосочке насчитывается несколько тысяч вкусовых луковиц, а на целый язык их приходится более 100000. Так как в них заканчиваются разветвления языкоглоточного и язычного нервов, то эти нервы и считаются за стволы, содержащие специальные вкусовые волокна; но в виду того, что в язычном нерве проводником вкусовых впечатлений являются примешивающиеся к нему волокна барабанной струны, а эти последние в окончательном результате берут свое начало не из лицевого, а из того же языкоглоточного нерва, можно с большим вероятием заключить, что вкусовым нервом является в сущности один только языкоглоточный нерв (n. glossopharyngeus). С этим взглядом вполне согласуется то обстоятельство, что, при параличах тройничного и лицевого нервов, вкус у больных может сохраняться в полной силе.
Вкусовые ощущения могут быть вызваны различного рода раздражителями: во 1-х) электрическим током, приложенным к языку, причем появляется кислый вкус у положительного полюса и щелочной у отрицательного; во 2) механическим раздражением, например, направляя тонкую струю воздуха на язык или надавливая на него в различных частях получается то кисловатый, то горький вкус, и, наконец, в 3) специфическими вкусовыми веществами. Нам решительно неизвестны ближайшие причины различия вкусов разнообразных вкусовых веществ, и физиология вкуса в этом отношении далеко отстала от физиологии зрения и слуха. В физиологии вкуса нам известны лишь некоторые из условий, соблюдение которых необходимо для возникновения вкусовых ощущений. Вкусовые вещества могут быть в трех различных состояниях – твердом, жидком и газообразном, под условием только их большей или меньшей растворимости в жидкости полости рта. Только в таком растворенном виде вещества могут проникать до скрытых внутренних клеток вкусовых луковиц, представляющих окончания вкусовых нервов, и непосредственно раздражать их. Абсолютно нерастворимые вещества безусловно безвкусны; но из этого вовсе не следует, чтобы всякое растворимое в жидкостях полости рта вещество обладало бы вкусом и чтобы вкусовая сила вещества стояла бы в каком-либо отношении к степени его растворимости, так как известны вещества, удовлетворяющие этим требованиям, совершенно лишенные вкуса. Природой вкусовых веществ нельзя вовсе объяснить ощущения, вызываемого действием их на вкусовые нервы, так как один и тот же основной вкус, напр., сладкого, могут иметь вещества не имеющие ничего общего между собою, как сахар, свинцовые соли, хлороформ и т. д.
Тем не менее некоторые химические группы представляют тождественные вкусовые свойства, примером чему может служить горький В. алкалоидов, сладковатый В. многоатомных алкоголей; замечена также прямая зависимость (пропорциональность) между щелочным вкусом щелочных солей и атомным весом металлов, и вообще в последнее время стремятся проникнуть в соотношения между вкусом веществ и их химической конституцией, но пока в этом направлении не сделано существенных приобретений.
Большинство физиологов признает четыре основных вкусовых ощущения, а именно – горького, сладкою, соленого и кислого, к разнообразным сочетаниям которых как между собой, так и с обонятельными, осязательными и термическими впечатлениями и сводится весь мир вкусовых ощущений. Каждому известно, как сильно ограничивается область вкусовых ощущений при исключении обоняния, напр. при насморках; так, В. ванили, ростбифа, букет вин и т. д. сводятся в сущности к обонятельным ощущениям и при исключении последних самая вкусная пища и лучшие напитки утрачивают для человека всю свою прелесть. С другой стороны и ощущения прикосновения, сопровождающие действие различных вкусовых веществ, обусловливают те характерные стороны вкусовых ощущений, которые определяются словами вяжущий, мучнистый, острый, терпкий, клейкий и т. д.; вкусы же свежего и жгучего, напр. от горчицы, мяты и т. д. объясняются примесью термических ощущений. Из сказанного ясно, как ограничена должна быть область чисто вкусовых ощущений, если исключить из ее все то, что относится к обонянию, осязанию и термическому чувству. С этой точки зрения чисто вкусовые ощущения и могут быть сведены только на четыре основных вкуса: горький, сладкий, соленый и кислый, и для восприятия и проведения их должны иметься четыре отдельных вида нервных волокон, неравномерно распределенных по поверхности языка. Такой гипотезой, допускаемой ныне физиологами, легко объясняется, во-первых, неодинаковость вкуса одного и того же вкусового вещества на различных местах языка и, во-вторых, резкая разница в отношении к вкусовым веществам основания и кончика языка: в то время, как первое одинаково почти восприимчиво ко всем основным вкусам, кончик ощущает преимущественно вкус сладкого, а у некоторых кислого. Факты эти и объяснимы только неодинаковым распределением по поверхности языка различных видов нервных волокон, удавливающих отдельные вкусы. По приложении вкусовых веществ к языку протекает некоторый промежуток времени прежде, чем появится вкусовое ощущение; время это нужно, вероятно, для растворения вкусового вещества в жидкостях полости рта и для проникновения в сосочки и оно неодинаково для различных вкусовых веществ. Опыты определения времени, протекающего между приложением веществ к языку (замыкавшим одновременно электрический ток) и возникновением ощущения, о котором экспериментируемый давал знать движением пальца, (размыкавшим тот же ток и записанным электрическим сигналом), показали, что скорее всего возникает ощущение прикосновения (т. е. тактильное чувство), а затем только вкусовые ощущения в следующем порядке: на кончике языка скорее всего соленый вкус, за ним сладкий, кислый и позднее всех горький вкус; на основании же языка: прежде всего горький, затем соленый и позже всех сладкий. Конечно, времена эти колеблются в долях секунды. Тонкость вкусового чувства неодинакова для различных вкусовых веществ, и в этом отношении горькие вещества занимают первое место. Так, сернокислый хинин в разведении и части на 100000 частей воды или сернокислый стрихнин в пропорции 3 частей на 1000000 воды еще ощутимы на вкус, тогда как сладкие, кислые и соленые вещества при неизмеримо большей концентрации делаются незаметными. Неудивительно после этого, что горькие вещества, непосредственно введенные в кровь, возбуждают и оттуда вкусовые нервы; так, впрыснутая в вены собаки горькая колоквинта вызывает у ней те же движения челюстей и отвращения, какие наблюдаются при непосредственном действии колоквинты на поверхность языка; люди страдающие желтухой жалуются на горький вкус во рту, и нередко можно видеть нервных людей, жалующихся на горечь во рту после приема хины в облатках и спустя некоторое время, когда хина успела уже поступить в кровь.
Сила вкусового ощущения находится в прямом отношении к количеству действующих веществ, к степени их концентрации, к продолжительности действия их на язык, к величине вкусовой поверхности, на которую действуют вещества, и к степени нервной возбудимости вкусового аппарата. Благодаря последнему обстоятельству, холод, понижающий нервную раздражительность, притупляет и вкус до такой, напр., степени, что язык, погруженный в толченый лед на 1/2 до 1 минуты, уже вовсе не чувствует затем на некоторое время сладости сахара; но такое же притупление вкуса наблюдается и при действии на язык температур в 50 – 52,5°Ц., т. е. резко выше нормальных. Температуры наиболее благоприятные для вкусовых ощущений колеблются между 20 и 38° Ц. Вкус усиливается также при движении языка, так как возникающим при этом трением его о нёбо и щеки ускоряется как растворение веществ в жидкостях полости рта, так и проникновение их в вкусовые сосочки. Кроме того, вкус к известному веществу может усиливаться по контрасту его с другим, предварительно подействовавшим, веществом. Так, вкус вина усиливается предварительным употреблением сыра и, наоборот, притупляется и портится после всего сладкого. После пережевывания корня касатика (Iris. pseudacorus) кофе и молоко кажутся кислыми. Такое влияние одних вкусов на другие может, впрочем, зависеть не только от кон трастов их, но и от смешения в нашем сознании следа, оставленного предшествующим вкусовым ощущением, с новым реальным вкусовым возбуждением. Следы вкусовых ощущений особенно резко наблюдаются на корне языка и являются в положительном виде, т. е. представляют повторение в более слабой форме первоначального вкусового ощущения, и редко когда вкусовой след отличается по качеству от последнего, как это наблюдается на некоторых винах, ликерах и т. д. Наконец, вкусы легко компенсировать один другим и делать их приятными, напр. чересчур кислый вкус – сладким и наоборот и т.д., но при этом не происходит прямого смешения ощущения, дающего нечто среднее, так как вкусы сладкого и кислого остаются при смешивании в той же силе и только меняется наше отношение к ним с точки зрения приятности; очевидно, что компенсация вкусов, не сопровождающаяся компенсацией химических свойств вкусовых веществ, имеет место в центральных органах наших ощущений. Вообще скорее всего происходит вытеснение слабых вкусов более сильными, как это бывает в особенности при употреблении перца, горчицы и т.д., заглушающих, благодаря своей силе, настоящий вкус различных пищевых веществ. Борьбу вкусовых ощущений легче всего наблюдать, если положить, напр., на одну половину языка кислое, а на другую горькое вещество, при этом в сознании возникает ощущение то кислого, то горького и человек по произволу может останавливаться то на том, то на другом – но смешивания обоих вкусов в нечто среднее не наблюдается. На явлениях контраста вкусов, их компенсации и следов и зиждется все здание гастрономии, которое имеет ту физиологическую ценность, что хороший, приятный В. пищи способствует ее перевариванию, усиливая выделение пищеварительных соков и вызывая сочувственноприятные настроения, столь благоприятные для нормального течения всех телесных процессов в организме.
Вкус по мере упражнения, подобно остальным чувствам, делается все тоньше и совершенные, как это доказывают наблюдения над профессиональными пробователями кофе, чая, вин и т.д. С первого же дня рождения ребенок, по-видимому, умеет отличать сладкое от горького, судя по различию в мимике, с которой он реагирует на эти противоположные вкусы; вкус есть единственное чувство, совершенствующееся с течением лет, не исключая и глубокой старости. Существуют некоторые условия, сильно притупляющие остроту вкуса или вызывающие даже вкусовые обманы. К первым относятся сухость языка и вообще полости рта, катаральный изменения слизистой оболочки языка с образованием налета на языке, сильные вкусовые или чувствующие раздражения, утомляющие вкусовые нервы, чересчур холодная или чересчур горячая пища и притупление обоняния; ко вторым же – болезни пищеварительного аппарата, сопровождающиеся тоже налетом на языке, и многие нервные страдания, а у некоторых женщин – период беременности. Вкусовое чувство относится к низшим чувствам человека по ограниченности и малой определенности круга его деятельности и по малому значению вкусовых ощущений в развитии высших духовных способностей человека. Важно оно, конечно, для человека в деле выбора им пищевых веществ, так как инстинктивное отвращение к вкусу известных веществ в большинстве случаев гарантирует его от употребления вредных для него начал; к сожалению, приятность на вкус различных веществ не в такой мере гарантирует человека, так как среди них могут встретиться нередко безусловно ядовитые вещества. – Вообще область приятных вкусовых ощущений играет существенную роль в явлениях пищеварения, усиливая отделение пищеварительных соков, увеличивая перистальтику кишок, и наконец вызовом приятных настроений вкусные вещества повышают самочувствие человека. Кроме того, экспериментальным путем доказано на человеке, что вкусовые вещества, при действии их на вкусовые органы, вызывают резкие изменения в кровообращении, ускоряя несколько сердцебиение и, рефлекторно суживая сосуды конечностей, обусловливают усиленный прилив крови к головному мозгу, повышающий нервную деятельность. Вкусовое чувство у животных, повидимому, несравненно слабее развито, нежели у человека, и сообразно с этим у них наблюдается скудное развит вкусовых аппаратов, а у некоторых и почти полное отсутствие их. За то недостаток этот компенсируется у них, как известно, разнообразием и тонкостью обоняния. Физиологическую литературу о В. см. v. Vintschgau, «Greschmacksinn. Handbuch der Physiologic der Sinnesorgane» (изд. проф. Германа, стр. 145; есть и русский перевод).
И. Тарханов.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 7 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close