Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:05
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гандикап
Гандикап (англ. Handicap) – призовые скачки, к которым допускаются лошади разного возраста и силы, при чем для уравновешения шансов более слабым предоставляются разные преимущества (облегчение веса и др.). В шахматной игре «турнир-гандикап» – состязание игроков с неравными силами; при чем более слабым даются фигуры вперед.
Ганеманн
Ганеманн (Samuel Habnemann) – основатель гомеопатии, родился в Саксонии, в г. Мейсене, в 1755 г. Медицинское образование получил в лейпцигском университете, практиковать начал в Вене. Начало его врачебной карьеры было не вполне удачно и Г. вскоре должен был поступить на частную службу (врачом, библиотекарем и пр.) Через несколько лет Г. поселился в Эрлангене, где в 1779 году получил степень доктора медицины; в это же время Г. начал высказывать свои разочарования современной медициной и раскрывать недостатки господствовавших теорий и практических приемов лечения, зачастую, действительно, не имевших тогда разумного объяснения. В 1790 г. Г. перевел с англ. сочинение («Materia medica») Коллена, фармакологические объяснения которого привели его в сомнение; он немедленно же начал ряд опытов над изучением действия лекарств на здоровый человеческий организм. Опыты эти (первые с хинином над самим собою) привели его к убеждению, что лекарственные вещества вызывают в организме такие же явления, как и болезни, против которых эти лекарства действуют специфически, и что малые дозы медикаментов действуют иначе, а иногда и значительно сильные, чем большие. Установив теоретически «закон подобия» в действии лекарств и болезненных агентов и создав целое учение о «гомеопатическом» действии лекарств , Г. вновь принялся за практику. Полагают, что Г. эксплуатировал научные идеи Гунтера и скрыв источник, откуда они заимствованы, выдал за свои. Таинственность и оригинальность нового метода лечения на этот раз привлекли пациентов, но всетаки Г. прочно основаться в каком-либо городе не удавалось; только в 1812 году, поселившись снова в Лейпциге, он, наконец, устроился при университете, и открыл курс лекций о «рациональной медицине», как сам назвал свое учение. Основы этого учета подробно изложены автором в сочинении «Organon», изданном в 1810 году, явившемся затем катехизисом гомеопатии. В Лейпциге Г. оставался до 1820 года, когда ему было королевским указом запрещено приготовлять самому лекарства для раздачи больным, и он переселился в Кетен, где практика его приняла обширные размеры. Вскоре явились у Г. и последователи и стали образовываться в разных концах Германии гомеопатические общества. Не довольствуясь приобретенною известностью в отечестве, Г. отправился для распространения своего учения во Францию, где оно постепенно прививалось; в 1830-х гг. Г. поселился в Париже; умер в 1843 г. А. Л.
Ганза
Ганза – старо-готское слово, под которым в Средние века разумелись торговые товарищества немецких купцов заграницей, возникавшие для взаимной помощи и защиты; с этою же целью были заключаемы отдельные договоры немецких приморских городов друг с другом. Из этих договоров известен в особенности договор Любека с Гамбургом 1241 г. Из отдельных войн ганзейских городов, распадавшихся на вендскиe, ливонскиe, пpyccкиe и вестфальские, наибольшее значение имели войны с Эриком Менведом (1311) и с Вальдемаром IV Датским. Во время последней войны 57 городов составили так назыв. Кёльнскую конфедерацию (1367), которая и положила начало Ганзейскому союзу. Война с Вальдемаром окончилась стральзундским миром (1370), по которому Ганзейский союз получил целый ряд новых привилегий, сделавших его не только значительною торговою силою, но и политическою. Ганзейским городам было уступлено нисколько крепостей в южной Швеции; от них зависело и назначение нового лица на датский престол. Во главе союза стоял Любек; он был высшей судебной инстанцией союза, его право господствовало и в других городах. Здесь происходили по преимуществу собрания представителей ганз. городов, так назыв. ганзатаги, на которых обсуждались и внутренние, и внешние дела Г. Статуты, выработанные на «тагах», были обязательны для всех. Кто не повиновался им, был исключаем из союза. Число ганз. городов доходило до 90. С начала XV ст. в городах Ганзы возникают внутренние волнения, борьба аристократии с демократами, патрициев с цехами. В том же столетии скандинавские короли и немецкие князья делают ряд попыток ослабить силу и значение городов. Короли доставляют возможность иностранным торговцам приезжать в свои государства; владея Зундом, они назначают высокие транзитные пошлины. Города грозят войною, и некоторое время попытки государей оканчиваются неудачей. Вскоре обостряются и отношения восточной Ганзы к западной, Общие интересы союза поддерживались лишь вендскими городами. В эпоху Реформации снова возникают внутренние движения, религиозно-социального характера. Датские короли Христиан II, Фридрих I и Христиан III ведут удачную борьбу с городами, руководимыми Вулленвевером. Графская и семилетняя северная войны нанесли решительный удар Ганзейскому союзу. На востоке он потерял всякое значение уже с тех пор, как Иоанн III (московский) уничтожил его новгородскую контору. В 30-летней войне лишь несколько Г. городов принимали деятельное участие; большая же часть отказалась от политической роли и заботилась лишь о собственных торговых интересах. Попытки восстановить союз после Вестфальского мира не увенчались успехом. Последний ганзатаг состоялся в 1669 г. Наименование «Ганзейские города» сохранилось лишь за Любеком, Гамбургом и Бременом. – См. Sartorius, «Geschichte des hanseatischen Bundes» (1802 – 1808); Lappenberg, «Urkandliche Geschichte des Ursprungs der deutschen Hansa» (1830, Гамбург); Barthold, «Geschichte der deutschen Hansa» (Лейпц., 1854), Gallois, «Der Hansabund»(Лейпц., 1868); Faicke, «Die Hansa als Deutsche See-und Handelsmacht» (в «Deutsche National-Bibliothek», том VIII, Берлин, 1870); Handelmann, «Die letzten Zeiten Hansischer Uebermacht im Skandinavischen Norden» (Киль, 1853);. Schiotzer, «Die Hansa und der deutsche Ritterorden» (1851) и «Verfall und Untergang der Hansa und des deutschen Ordens in den Ostseelandern» (1853); Фортинский, «Приморские вендские города до 1370 года» (Киев, 1877); Бережков, "О торговли Руси с Ганзой до конца XV ст. " (Спб., 1879) Ср. также Г. В. Форстен, "Борьба из-за господства на Балтийском море в XV и XVI ст. ", где имеется обзор литературы вопроса, важной и для истории Ганзы. Г. Форстен.
Ганимед
Ганимед (Ganymedes, мнеол.) – сын царя Троя, из-за необыкновенной красоты своей похищенный богами на небо, где сделался любимцем и виночерпием Зевса. По другому сказанию, сам Зевс чрез своего орла похитил Г. Так как Г., в качестве атрибута, имеет при себе сосуд, то его отождествляли с божеством Нила; древние астрономы поместили его в созвездии Водолея. Из изображений Г. известна ватиканская статуя (по Леохару): Г., держащий пастушеский посох, уносится орлом Зевса на небо, – а также статуи Карстена и Торвальдсена.
Ганновер
Ганновер (Hannover) – с 1866 года прусская провинция, обнимает старые владения рода курфюрстов Брауншвейг-Люнебург и королей ганноверских, вместе с несколькими присоединенными к ним в 1815 г., или выменянными местностями (княжествами Остфрисландией, Гильдесгеймом и т. д.). Пространство, вместе с округом Яде, вошедшим в состав провинции после присоединения ее к Пруссии – 38425 кв. км. Большая часть провинции лежит на Северо-Германской низменности; некоторые части ее покрыты отрогами и предгорьями Гарца, Тевтобургским Лесом и Вихенскими горами; округ Целдерфельд лежит в западной части Гарца. Г. орошается системами Эльбы, Верры, Фульды, Везера, Элиса и имеет несколько озер, из которых более значительны Дюммерзее, Штейнхудермеер и Зеебургерзее. Низменная часть провинции принадлежит к дилувиальной и аллувиальной формации; пересекающие ее более возвышенные части состоят из песчаных. слоев и бывают более или менее плодородны, смотря по примеси к почве глины. Люнебургская степь, обширный и крайне бесплодный участок, в последнее время постепенно покрывается лесом. Плодородную почву представляют низменности (марши), лежащие вдоль рек и морского берега и защищенные плотинами от затопления; их черноземная почва образовалась из ила. Важную роль играют в ганноверской низменности (особенно в герцогстве Бремен и в Остфрисландии) обширные торфяные болота, обыкновенно примыкающие к маршам. В южных, более возвышенных частях провинции преобладает глинистая и суглинистая почва.
К 1881 г. жителей в Г. было 2120168 (1060660 мужчин, 1059508 женщин; из них 1841594 евангелического вероисповедания, 258806 католиков, 14790 евреев), т.е. 55 ч. на кв. км.; в 1890 г. было 2278 тыс. жит. Поля и сады занимали 32,6% поверхности провинции, луга 10,4, пастбища 35,1, леса 15, 8. Всего больше сеют ржи, затем пшеницу, овес, ячмень, стручковые плоды, гречиху, свекловицу, рапс, табак, хмель, картофель, клевер и др. Много сельскохозяйственных школ; школа луговодства и сельскохозяйственная академия в Гёттинген-Веенде. В северной части Г. добывается много торфа. В южной части развить горный промысел; в 1880 г. было добыто 414544 тонны каменного угля, 385788 т. железной руды, 44343 т. свинцовой руды, 18147 тон. медной; выплавлено 137946 т. железа, 9727 т. свинца и 24912 килограмм, серебра. Крупная обрабатывающая промышленность особенно развилась в южной части Г. : чугунно-литейные заводы, вагонные и машинные фабрики, верфи для построения судов, кирпичные, стеклянные, химические, сахарные, пивоваренные и винокуренные заводы, табачные, сигарные, хлопчатобумажные и шерстяные фабрики. Торговля облегчается хорошими путями сообщения. Из 39 гаваней самые значительные – Гарбург, Геестемюнде, Норден, Эмден, Леер и Папенбург. Университет Георга Августа в Гёттингене, политехническая школа, горная академия, строительная школа, лесная академия, ветеринарная школа, 21 гимназия, 1 прогимназия, 17 реальных гимназий, 4 реальных прогимназии, 2 высшие городские школы, 14 женских гимназий, 11 семинарий для школьных учителей (в том числе 1 еврейская), 5 мореходных школ, несколько заведений для глухонемых, заведение для слепых; много ученых в сельскохозяйственных обществ.
Ганновер – до 1866 г. главный гор. королевства Г. и резиденция короля, с тех пор гл. город прусской провинции того же имени, на р. Лейне, которая, начиная отсюда, становится судоходной; в 1890 г. жит. было 164 тысячи, большею частью евангелического исповедания. Королевский дворец, построенный герцогом Георгом в XVII в.; собрание древностей, частью вывезенных Генрихом-Львом в 1172 г. из Палестины в Брауншвейг; нисколько музеев, библиотека (до 175 тысяч томов), обширный театр, грандиозный железнодорожный вокзал. Древнейшая церковь – Marktkirche, упоминаемая уже в 1238 г. В Nenstadterkirche гробница Лейбница. Конная статуя короля Эрнста-Августа; колонна в память битвы при Ватерлоо; памятники Лейбницу и Шиллеру. Политехническая школа, тринадцать среднеучебных заведений, несколько специальных школ. Множество ученых и др. обществ; одних певческих до 50. Две трети населения живут промышленностью и торговлей. Большая бумагопрядильная и ткацкая фабрика, механически хлопчатобумажный ткацкий завод, 10 машиностроительных фабрик, 6 чугунно-литейных заводов с 1524 рабочими и др. Торговля – преимущественно естественными произведениями и экспедиционная.
Древнейшая история Г. совпадает с историей Брауншвейга. Основатели бывшего Ганноверского королевского дома является Вильгельм, сын Эрнста I (из средней Брауншвейской линии), который, разделив с братом Генрихом, родоначальником герцогского Брауншвейского дома, наследственные земли, получил (1569) Люнебург и Целле. После смерти Вильгельма (умер 1592) управляли один за другим сыновья его Эрнст II (умер в 1611), Христиан (умер 1633), Август (умер 1636) и Фридрих (умер 1648), и приобрели Грубенгаген, Каленберг и Геттинген. Но продолжателем рода был их брат Георг (умер 1641), сыновья которого, Христиан-Людвиг и Георг-Вильгельм, опять разделили наследственные земли на 2 части: 1-й получил Люнебург с стол. Целле, а 2-й – Каленберг с столицей Ганновер. Христиан-Людвиг умер (1665) бездетным и Целле перешел к Георгу-Вильгельму, которому наследовал брат его, Эрнст-Август (1679 – 98), возведенный императором Леопольдом и, за содействие в войнах против турок и французов, в звание курфюрста. Ему наследовал сын его Георг-Людвиг (1698 – 1727), который с материнской стороны приходился правнуком (мать его, курфюрстина София, была дочерью курф. Фридриха V Пфальцского и дочери Иакова I, принцессы Елизаветы) англ. королю Иакову I и после смерти королевы Анны (1714) призван был занять англ. престол. С 1714 до 1837 г. курфюршество Г. находилось в личной унии с Великобританией и управлялось наместниками. Английские короли, в качестве ганноверских курфюрстов, принимали близко к сердцу интересы Г. Георг I приобрел для Г. герцогства Бремен и Верден (1719), по стокгольскому договору, от шведов. Сын его, Георг II Август (1727 – 1760), основал университет в Геттингене, куда он пригласил лучшие научные силы Германии. Как во время Семилетней войны, так и позже, при Георге III (1760 – 1820), во время наполеоновских войн, Г. становится постоянным театром военных действий. В 1801 – 02 гг. Г. был занят прусскими войсками, в 1803 – 1805 г. – французами, которые вводят в нем временное правительство из земской депутации и исполнительной комиссии. Но в 1805 г., вследствие войны с Австрией и Россией, французы очищают Г., куда появляются русские, шведы и пруссаки. После Аустерлицкой битвы Наполеон уступает Г. Пруссии, но осенью 1806 г. французы опять вторгаются туда. В 1807 г. Наполеон присоединяет к Вестфальскому королевству всю южную часть Г., в 1810 г. – и остальную, но в декабре того же года из береговой полосы образует департаменты устьев Везера и Эльбы, непосредственно входящие в состав Французской империи. В 1813 г. Г. Занят союзниками и по Венскому конгрессу получил Остфрисландию и Гильдесгейм, возведен в королевство и возвращен Георгу III. На Венском конгрессе ганноверский министр гр. Мюнстер явился защитником конституционных начал. Уже в 1814 г. принц регент (будущий король Георг IV) созвал временное собрате земских чинов (Landstande), а в 1819 г. издал конституцию в узко дворянском духе. Хотя были учреждены две палаты, но и во 2-й народному представительству отведено ничтожное место. Георгу IV наследовал брат его Вильгельм II (в Ганновере – Вильгельм и, 1830 – 37). июльская революция 1830 г. нашла отклик и в Г.; возникли беспорядки (1831) в Геттингене и Остероде. Собрание чинов, подкрепленное либеральными элементами, потребовало пересмотра конституции. В 1833 г. утверждена новая конституция, по которой уравнены права обеих палат, привлечены депутаты от крестьянства, установлена ответственность министров, расширены законодательные и финансовые полномочия палат, установлена гласность и свобода печати. Со смертью Вильгельма IV окончилась личная уния Г. с Великобританией, на престол которой взошла королева Виктория, а Г. перешел к брату Вильгельма, Эрнсту-Августу (1837 – 51). Немедленно по вступлении на престол Эрнст-Август объявил, что изданную без его согласия, в качестве наследника престола, конституцию 1833 г. он не считает для себя обязательной. Палаты были распущены, должностные лица освобождены от присяги этой конституции и потребована новая присяга старой конституции 1819 г. Население равнодушно встретило перемену и только 7 геттингенских профессоров (Дальман, Вильгельм и Яков Гриммы, Гервинус, Эвальд, Вебер и Альбрехт) отказались принести новую присягу и потому были лишены кафедр, а Дальман, Яков Гримм и Гервинус удалены из страны. В начале 1838 г. вновь созванным палатам предложено утвердить проект конституции в духе 1819 г., с оговоркой, что если палаты откажутся принять проект, король сам произведет в составе палат перемены, какие сочтет нужными. Палаты все-таки отвергли проект и были распущены в июле того же года. Только в 1840 г. созванные вновь палаты приняли проект конституции. В 1845 г. правительство, без согласия палат, стало вводить новые порядки в городском управлении, с целью усилить влияние администрации и ослабить деятельность местного самоуправления. Торжество реакционной политики в Г. было, однако, непродолжительно. После февральской революции (1848) Эрнст-Август нашел себя вынужденным восстановить свободу печати, гласность в палатах, дать амнистию всем политическим преступникам и даже допустить избрание представителей во франкфуртский парламент. Был почти восстановлен порядок вещей 1833, и новое министерство Бенигсен-Штюве возвестило ряд либеральных реформ. Возбуждение в стране, однако, не утихало, а враждебное отношение короля к объединительногерманским национальным стремлениям лишало его всякой популярности и доверия; в 1849 г. 50 депутатов 2-й палаты потребовали даже подчинения Ганновера Пруссии. Между тем Эрнст-Август, чуждый духу национальных немецких стремлений и выбитый из колеи прежней рутиной политики, обнаруживал замечательную переменчивость. В мае 1850 г. он вступил в так назыв. союз трех королей (Dreikonigsbundniss: Пруссия, Саксония и Ганновер), но в декабре того же года выступил из этого союза в начал переговоры с Австрией. В следующем году он опять склонился на сторону Пруссии, согласившись наконец; после долголетних переговоров, вступить в таможенный союз. При таких обстоятельствах вступил на престол сын ЭрнстаАвгуста, Георг V. Первые годы его царствования прошли в постоянных пререканиях с палатами из-за конституции и неоднократных переменах министерств (Бакмейстер, Виндгорст, Боррис, Литке, Декен и др.). Наконец в 1855 г. король заявил, что вследствие невозможности достигнуть соглашения с палатами, он сам октроирует конституцию, которая и была обнародована королевским указом. Сохранились, впрочем, положения об ответственности министров, о гласности и устности судопроизводства, о самоуправлении общин. Когда в 1856 г. преступления политические и по делам печати изъяты были из ведения суда присяжных, правительство очутилось в палатах в меньшинстве 34 против 50. В следующем году, получив большинство во второй палате вновь созванного чрезвычайного сейма, правительство заявило, что палатам предоставляется только проверять бюджет, а не утверждать его. Постоянные раздоры в делах внутреннего управления между правительством в палатами не препятствовали их солидарности во внешней политике, в которой Г. держался велико-германского направления и всячески противодействовал влиянию Пруссии. И здесь, однако, согласие скоро было нарушено шлезвиг-голштинскими делами; участие Г., по постановлению союзного сейма, в экзекуционном занятии герцогств вызвало горячий протест во второй палате, особенно среди представителей прогрессивной парии. В наступившем затем конфликте между Австрией и Пруссией Георг V в начале решился держаться строгого нейтралитета, но по настоянию своего сводного брата, австр. генерала принца Сольмс-Браунфельса, склонился на сторону Австрии. Предложение Пруссии о разоружении было отвергнуто, и пруссаки заняли столицу; 20000 ганновер. армия намеревалась пробиться к юго-вост., чтобы соединиться с баварским корпусом, и у Лангезальца отбросила прусский авангард, но, окруженная 40000 прусским войском, вынуждена была, 28 июня 1866 г., сдаться на капитуляцию. Законом 20 сент. 1866 г. Г. присоединен к Пруссии; в следующем году на Г. распространено действие прусской конституции; в 1884 – 85 гг. введена была и прусская административная система. Ср. Hine, «Geschichte d. Konigr. Н. u. Herz. Braunschweig» (1830); Grotesend, «Geschichte der allgemeinen landstandischen Verfassung H. von 1814 – 1848» (1857); Oppermann, «Zur Gesch. d. Konigr. H. v. 1832 – 60» (Бр. 1868); Heinemann, "Gesch. v. Braunschweig und H. " (1883 – 86); Kocher, «Gesch. v. H. und Braunschweig» (1884).
Гарвей
Гарвей (Вильям Harvey) – знаменитый английский врач, который открытием кровообращения и исследованиями над животным яйцом заслуживает вполне название основателя новейшей физиологии, род. 1 апр. 1578 в Фолькстоне, в гр. Кент, учился в кентербёрийской гимназии, потом в Кембридже. В 1598 г. он отправился в падуанский университет, лучшую в то время медицинскую школу, где занимался под руководством Фабриция аб' Аквапенденте. По словам Бойля, трактат Фабриция о венных заслоночках навел Г. на мысль о кровообращении; но это показание опровергается Гарвеем: он говорит, что идея кровообращения явилась у него результатом соображений о количестве крови, беспрерывно вступающей в аорту, которое так велико. что если бы кровь не возвращалась из артерий в вены, то в несколько минут последняя опустела бы совершенно. – В 1602 г. Г. получил степень д-ра, и поселился в Лондоне. В 1607 лондонская коллегия врачей избрала его своим членом; в 1609 он получил место д-ра в госпитале св. Варфоломея; около 1623 назначен придворным врачом, а в 1625 – почетным медиком при Карле I. В 1616 г. ему предложили кафедру анатомии и хирургии в коллегии врачей, а в следующем году Г. уже излагал свои взгляды на кровообращение в отчетливой и ясной форме, но обнародовал их только 12 лет спустя в книге «Exercitatio anatomica de motu cordis et sanguinis in animalibus». – Эта книга знаменует собою начало современной физиологии. До Г. в европейской науке царствовали идеи древних, главным образом Галена. Предполагалось, что в организме существуют два рода крови, грубая и одухотворенная; первая разносится венами из печени по всему телу и служит собственно для питания, вторая движется по артериям и снабжает тело жизненной силой. Часть крови передается венами в артерии (через сердце и легкие); в свою очередь, артерии снабжают вены «духом». Но это не мешает каждому роду крови сохранять свое независимое движение в своей независимой системе сосудов. Несмотря на открытия Везали, Сервета, Коломбо, Фабриция и др. анатомов, эти воззрения господствовали до Гарвея, представляя, однако, все более и более запутанную, туманную форму вследствие противоречий, вносимых новыми исследованиями. Г. разом рассеял этот хаос, заменив его ясным, точным законченным учением о вечном круговороте крови. В существенных пунктах его теория опирается на немногие простые и наглядные опыты, но каждая деталь иллюстрируется бесчисленными вивисекциями и вскрытиями; процесс кровообращения прослежен во всех его вариантах у различных представителей животного царства (насколько это было достижимо без помощи микроскопа). Тогда уяснилась и роль клапанов и заслоночек, допускающих движение крови только в одном направлении, значение биений сердца и проч. Г. совершенно освободился от метафизических принципов, в роде «архея», «духов» и т. п. которые заменяют истинное знание кажущимся. В книге его нет и следа априорных рассуждений, которыми были переполнены сочинения физиологов и врачей, строивших науку, не справляясь с действительным организмом. «Exercitatio» Гарвея в полном смысле слова современное научное произведение, где все вопросы решаются исследованием фактов, доступных наблюдению и опыту, получившее громадное значение, как в Англии, так и на материке. Но Гарвею пришлось выдержать жестокую атаку со стороны поклонников классической древности. В течение десяти лет он оставался почти одиноким в толпе врагов. Противниками его были Примроз, опровергавший Гарвея цитатами из древних авторов; Паризанус, Франзолий, допускавший и новые открытия, лишь бы они не слишком противоречили древним; Ж. де ла Торре, доказывавший, что факты, на которые опирается Г., имеют случайный, патологический. характер, а в нормальном организме кровь движется по Галену; Гюи-Патен, называвший открытие Г. «парадоксальным, бесполезным, ложным, невозможным, непонятным, нелепым, вредным для человеческой жизни», и мн. другие; в том числе «глава и корифей анатомов своего века» – Ж. Риолан Младший, которому Г. отвечал в двух письмах («Exercitationes ad Riolanum», I et II). Этот достопамятный в летописях науки спор нашел отголосок в изящной литературе того времени: Мольер осмеял Гюи-Патена (в «Malade imaginaire»), Буало – парижский факультет в «L'Arret burlesque»), отвергавший вслед за Риоланом кровообращение. Г. однако довелось еще при жизни видеть полное торжество своего открытия. Признавая кровообращение, различные ученые, однако, приписывали открытие его китайцам, Соломону, Галену, Гиппократу, Платону, еп. Немезию (IV ст. по Р. X.), Везали, Сервету, Раблэ, Коломбо, Фабрицию, Сарпи, Цезальпину, Руини, Рудию (подробное изложение этого вопроса см. у Daremberg, «Histoire des sciences medicales»). В действительности, Г. принадлежит как идея кровообращения, так и доказательство этой идеи. – Придворные отношения нередко отрывали Г. от профессиональных занятий. Так, в 1630 – 1631 г. он сопровождал герцога Леннокса в поезде на материк, в 1633 г. ездил с Карлом I в Шотландию, в 1686 году находился в свите гр. Аронделя, отправлявшегося послом в Германию. когда началась революция, король оставил Лондон и Гарвей последовал за ним. Лондонское население разграбило Вайтголл и квартиру Г. : при этом погибли его работы по сравнительной и патологической анатомии и эмбриологии – результат многолетних исследований. Г. находился при Карле I во время эджгильской битвы, а затем поселился в Оксфорде, который на время сделался главной квартирой короля. Тут он был назначен деканом мертонской коллегии, но в 1646 г. Оксфорд был взят парламентскими войсками и Г. пришлось оставить должность декана. С этого года он совершенно устранился от политики (в которой и раньше не принимал активною участия) и переселился в Лондон, где выстроил для лондонской коллегии врачей дом, в котором была помещена библиотека и происходили заседания общества; подарил тому же ученому учреждению коллекцию естественноисторических препаратов, инструментов и книг. В последние годы жизни занимался эмбриологией. Результатом этих заняли явилась книга: «Exercilationes de generatione animalium» (1651) – первый систематический и законченный трактат по эмбриологии. Г. показал, что животные, как и яйцеродящие, развиваются из яйца, и выразил свои взгляды в известной формуле: «Ornne animal ex ovo». Он доказал, что так наз. рубчик (cicatricula) есть собственно зародыш, и проследил его развитие, насколько это оказалось возможным без помощи микроскопа; уяснил значение так наз. chalaza; показал, что скорлупа яиц пориста и пропускает воздух к зародышу и т. д. В книге его уже намечены – правда в смутной форме – основные идеи эмбриологии: первичное тождество различных типов, постепенность развития органов, соответствие переходных признаков человека и высших животных с постоянными признаками низших. Конечно, эмбриология, вступила на степень истинной науки только в нашем столетии; но все же Г. обогатил ее крупными открытиями, блестящими обобщениями и дал сильный толчок дальнейшим исследованиям. Ко времени выхода в свет книги о рожд. жив. заслуги Г. были признаны ученым миром; он доживал свой век, окруженный славою и почетом; новое поколение английских физиологов и врачей видело в нем своего патриарха; поэты – Драйден и Коули – писали в честь его стихи. Лондонская медицинская коллегия поставила в зале заседаний его статую, а в 1654 году избрала его своим президентом; но он отклонил это почетное звание, ссылаясь на старость и нездоровье. Утром 30 июня 1657 года он заметил, что не владеет языком, и, чувствуя приближение смерти, послал за родными, роздал им на память свои вещи, а к вечеру того же дня скончался на 80-м году жизни. Сочинения Г. издавались много раз. Полное собрание: «Gvillelmi Harveii. Opera omnia, a collegio Medicorum Londinensi edita» (1766). Сочинения Гарвея переведены на английский язык Виллисом. Ср. Aikin, «Notice sur Harvey» («Magazin encyclop.», 1795); Aubrey, «Letters of eminent Persons»; Willis, «William Harvey» (Лондон, 1878); Flourens, «Histoire de la decouverte de la circulation du sang» (Париж, 1854); Daremberg, «Histoire des sciences medicales» (1870). M. Э.
Гарди
Гарди (Томас Hardy). современный английский романист, род. в 1848 г.; удачно дебютировал в 1871 г. романом «Desperate Remedies», вслед за которым появились «Under the Greenwood Tree», «A pair of Blue eyes», «Far from the Madding Crowd», «The Hand of Ethelbertha», «Wessex Tales» и др. Лучшим романом его считается «Far from the Madding Crowd», восхваляемый английской критикой за прекрасное изображение крестьянской жизни. Но роман этот далеко не заслуживает своей известности: удачны в нем только описания сельских работ, главным образом ухода за овцами. Новейший роман Г. «Tess of the d'Ubervilliers» (1892) наделал много шума своим необычным для английских читателей реализмом в духи «La Terre» Зола, хотя этот реализм – чисто внешнего свойства. З. В.
Гарем
Гарем (правильнее харем, от араб. harim – неприкосновенное, святое) – у магометан терем или часть дома, где отдельно от мужчин живут женщины. По понятиям мусульман, никакая власть, светская или духовная, никто из посторонних мужчин, даже домашних; кроме хозяина и детей, не могут переступить порог Г.; исключение делается для султана и шаха, в силу распространенного на Востоке мнения, что посещение царствующей особы приносить счастье. Г. выходит окнами на двор, часто соединяемый с садом, обнесенным высоким забором. Каждая из жен, если их в Г. несколько, имеет отдельное помещение. Султанский Г. в Константинополе состоит преимущественно из черкешенок и грузинок, оберегаемых черными евнухами, из которых старший носит название кизлар-агази. 7 главных жен султана назыв. кадинами. Звание султанш носят мать, сестры и дочери султана. По рангу Г. за кадинами следуют прислужницы султана – гедиклик. Остальные назыв. одалисками и служат султану по выбору. Высшая власть в Г. принадлежит матери царствующего султана валиде Гарибальди (Джузеппе Garibaldi), знаменитый итальянский патриот, по происхождению генуезец, род. 4 июля 1807 г. в Ницце, в семье моряка, рано вступил на службу в сардинский флот, участвовал в заговоре 1834 г., закончившемся неудачным вторжением Мадзини в Савойю, и должен был бежать во Францию. Приговоренный на родине к смерти, долгие годы вел бродячую жизнь, состоял на службе тунисского бея, в 1846 г. предложил свои услуги южноамериканским республикам Рио-Гранде и Монтевидео и, сам снарядив несколько кораблей, наводил, в качестве начальника каперов, ужас на Бразилию. В 1848 г., когда в Верхней Италии вспыхнуло восстание против австрийцев, Г. поспешил на родину и с 54 сотоварищами по оружию высадился в Ницце; но первый, счастливый период верхне-итальянской войны уже миновал. Предложение Г. сражаться под знаменами сардинского короля Карла Альберта было последним отвергнуто, а миланский комитет слишком поздно поручил Г. организовать корпус волонтеров. Располагая лишь корпусом в 1500 чел., Г., после упорной борьбы, должен был уступить численному превосходству австрийцев и перешел на швейцарскую территорию. Эта отчаянная настойчивость, во время всеобщего упадка духа, сделала имя Г. чрезвычайно популярным во всей Италии. Сицилийцы предложили ему начальство в своей борьбе против неаполитанского короля Фердинанда II; но Г. был уже тогда в Риме, куда привел (21 дек.) несколько сот своих приверженцев на помощь временному правительству. Выбранный в римский парламент он в первом же заседании, 6 февр. 1849 г., внес предложение в провозглашении республики. После успешных операций против неаполитанцев при Палестрине и Веллетри (15 мая), он принял видное участие в блестящем отражении французского генерала Удино, атаковавшего Рим 30 апреля. Удино вынужден был предпринять правильную осаду Рима и, получив сильные подкрепления, взял его штурмом 3 июля. Г. повел свои войска (1550 чел.) к северу, чтобы продолжать борьбу с австрийцами, завладевшими Болоньей, и добраться, если возможно, до Венеции, все еще державшейся против австрийцев. Оттесненный к восточному берегу и окруженный неприятелем, он принужден был искать спасения на море. Вскоре он опять высадился, но только для того, чтобы подвергнуться травле в горах и лесах; во время этих скитаний умерла мать его детей, всюду сопровождавшая его. Обязанный своим спасением преданности итальянских патриотов, он бежал в Пиемонт, но здесь его заставили эмигрировать в Северную Америку. В Нью-Йорке Г. сначала работал на мыловаренном заводе, затем получил место капитана корабля и совершал рейсы по Тихому океану. В 1854 г. Г. вернулся в Европу и скоро поселился на скалистом островке Капрере (близ Сардинии), часть которого им была куплена; здесь он занялся сельским хозяйством. Кавур призвал его на тайное свидание в Турин и убедил его принять участие в войне, которую Виктор-Эммануил готовился предпринять против Австрии. Несмотря на решительное отвращение, которое питал к Г. и его волонтерам союзник Ремонта, Наполеон III, Кавур разрешил ему организовать корпус волонтеров. 25 мая 1859 г. Г., в звании сардинского генерала, перешел со своими «альпийскими егерями» Тичино и не без успеха действовал против австрийского генерала Урбана. Возмущенный Виллафранкским миром, Г. готов был стать во главе экспедиции, которая должна была немедленно произвести нападете на Рим. Потребовалось личное вмешательство Виктора Эммануила, чтобы приостановить экспедицию, которая могла возобновить войну с Австрией и уничтожить союз с Наполеоном III. Г. распустил своих товарищей (ноябрь 1859), советуя им, впрочем, быть всегда наготове и не разоружаться. Присоединение к Шемонту Средней Италии и открытие первого североитальянского парламента в Турине должны были быть куплены ценою уступки Франции Ниццы и Савойи. Г., явившийся в парламент в качестве депутата от своей родины Ниццы, произнес речь против Кавура, сделавшего его чужестранцем для Италии, и отказался от звания депутата и генерала сард. службы. Вслед затем Г. поспешил на помощь сицилийским инсургентам. В ночь на 5 мая 1860 г. он захватил два парохода, стоявшие в генуезской гавани, и с 1200 волонтерами (знаменитая «тысяча») и 4 пушками направился к сицилийскому берегу. Высадившись в Марсале, он разбил при Калатафими неаполитанского генерала Ланди; к Палермо он подошел уже с 10 тыс. чел.; 30 мая неаполитанский генерал Ланца, после упорного боя, передал ему город и заключил перемирие. В столице Сицилии Г. прожил около 2 мес., управляя ею, как диктатор, от имени Виктора Эммануила. Сильные подкрепления прибыли к нему из Италии. Неаполитанцы удержали в своей власти только северо-восточную окраину острова. 20 июля Г., оперируя с моря и с суши, атаковал их и разбил при Милаццо. Мессина, за исключением цитадели, была очищена неаполитанцами. Г., войска которого доходили теперь до 18000 чел., овладел, таким образом, всем островом. Под влиянием «партии действия», провозглашавшей, что первая обязанность итальянской нации заключается в присоединении, во что бы то ни стало, Рима и Венеции, Г. объявил депутации сицилийцев, что если соединение Сицилии с монархией Виктора Эммануила произойдет раньше, чем будет обеспечено объединение Италии, он откажется от дальнейших действий и удалится. Эти слова Г. произвели такое глубокое впечатление, что назначенные им министры подали в отставку. Скоро сам Г. убедился в необходимости вверить Турину направление дел и признал вице-диктатором пиемонтца Депретиса, предложенного на этот пост Кавуром. 19 августа, под прикрытием сардинского флота, Г. высадился близ Реджио на материк Италии и при Монталеоне разбил неаполит. генералов. Оставив свои войска в Салерно, Г. 7 сентября, в сопровождении только нескольких офицеров своего штаба, прибыл в Неаполь, из которого Франциск II бежал. В фортах стоял еще гарнизон в 8000 человек, но всякая мысль о сопротивлении была оставлена, и Г. бесстрашно въехал в город среди толпы, восторженно приветствовавшей его. Неаполитанские войска отступили на Капую, чтобы начать оборонительную борьбу на линии Вольтурно. Между тем гарибальдийцы двинулись далее на север, но были оттеснены в Кайяццо. Ободренная этим успехом, неаполитанская армия перешла в наступление. Г., принявшему снова команду над своими войсками, лишь с трудом удалось заставить неприятеля отступить назад на Капую. Тут пришли ему на помощь войска Виктора-Эммануила, встреча которого с Г. произошла 26 окт., в окрестностях Теано. После сдачи Капуи, 2 ноября, ВикторЭммануил въехал в Неаполь. Г. потребовал, чтобы его назначили на год полномочным наместником Южной Италии; король ответил на это резким отказом. Тогда Г., отказавшись от всех предложенных ему почестей и наград, уехал на Капреру. В июне 1862 г. он внезапно появился в Палермо и призвал своих приверженцев к походу на Рим. Предприятие это подверглось строгому осуждению со стороны ВиктораЭммануила, и когда Г. высадился с 3000 волонтеров на материк, он встретился с войсками короля, у подножия Аспромонте. Произошел обмен выстрелов, и Г. был ранен в ногу (28 авг.). С ним обходились с тем вниманием, которое выказывается обыкновенно пленникам царевой крови, и когда его рана была излечена (между прочим, при участи В. И. Пирогова), его немедленно освободили из заточения; еще раньше его товарищи получили амнистию. Г. вернулся на Капреру, где прожил до весны 1864 г., когда совершил поездку в Англию, доставившую ему небывалые еще овации. Когда вспыхнула война 1866 г., Г. предоставил себя в распоряжение Виктора-Эммануила в был назначен главнокомандующим над 20 батальонами волонтеров. Он производил диверсии против австрийского корпуса, расположенного в южн. Тироле, но 3 июля был разбит при озере Гарда, а 15 августа простился с своими войсками и уехал на Капреру. Конвенцией, заключенною с Наполеоном в сентябре 1864 г., итальянское правительство обязывалось не нападать на территорию папы и защищать ее с оружием в руках против всякого нападения, которое будет сделано на нее извне. Но Г. не отказывался от мысли овладеть Римом собственными силами. Так как приготовления к походу не могли быть скрыты, то итальянское правительство 23 сент. 1867 г. успело арестовать его в Асиналунго и водворило его обратно на Капрере, но ему удалось проскользнуть на лодке, среди итальянских крейсеров. Он одержал победу над папскими войсками при Монтеротондо, но вслед затем в Папскую обл. явились две франц. бригады, под начальством ген. Фальи, который 3 ноября разбил Г. при Ментане. При Фильини Г. встретился с войсками Виктора-Эммануила, был обезоружен и в качестве военнопленного отвезен в форт Вариньяно близ Специи, но в конце сентября 1868 г. получил разрешение вернуться на Капреру, где к нему приставлена была стража. В своем невольном уединении Г., по совету друзей, решился написать ряд исторических романов (лучший из этих романов, «Clelia», переведен и на русск, яз., в «Отеч. Записках» и «Bceмирн. Труд»; отдельно под заглав. : "Иго монахов или Рим в XIX ст. ", СПб., 1870). Романы Г. направлены в особенности против папства и католического духовенства. Он является в них поочередно атеистом и верующим, аристократом и плебеем; то он провозглашает себя горячим поборником учения Христа и проповедует всеобщий мир и прощение, то выражает желание, чтобы весь шар земной был предан огню и мечу. В 1870 г., во время франко-прусской войны, Г., в сопровождении двух сыновей, явился в Тур к Гамбетт; ему поручено было начальствование сначала над корпусом волонтеров на северо-восточ. театре войны, а затем и над всей вогезской армией. Деятельность его здесь была безуспешна. Он не помешал походу Мантейфеля, между Лангром и Дижоном, и поздно выступил из Дижона, благодаря чему Мантейфедь, сосредоточив достаточные силы на реке Дуб, мог отрядить против Г. свободный корпус, вынудивший его 1 февр. очистить Дижон. Как бы то ни было, усилия Г. помочь всеми оставленной Франции заслуживали другого приема, чем сделанный ему национальным собранием в Бордо. Явясь туда в качестве депутата, он встретил лишь одни оскорбления и сложил с себя депутатские полномочия. В 1874 г. итальянский парламент вотировал Г. ренту в 100000 лир, которую он сначала отклонил, ссылаясь на финансовое расстройство Италии, но в 1876 г., под влиянием семьи, принял. Последние годы жизни Г. была отравлены физическими страданиями. Умер 2 июня 1882 г. и торжественно погребен на Капрере. Деяния Г. носят на себе чисто эпический характер, и сам он является истинным народным героем. Он был рыцарем идеи, самоотверженным, бескорыстным борцом за единство и свободу родины, которой он и сослужил великую незабвенную службу. В 1891 г. ему поставлен памятник в Ницце; тогда же бывший ученик и друг его Кроче издал в Париже "Политическое завещание Г. ". К этой книге, излагающей идеи Г. по вопросам международной политики, приложена карта Европы, составленная сообразно его мечтам. Франция, Италия, Испания, Греция, Румыния составляют здесь конфедерацию Средиземного моря; Бельгия, Эльзас, Лотарингия и Нормандские о-ва принадлежат Франции, Португалия и Гибралтар – Испании; Далмация и Мальта – Италии, Македония, Крит и Кипр – Греции. Славяно-чехо-балканская конфедерация, под покровительством России, обнимает собою Польшу, Богемию, Каринтию, Хорватию, Боснию, Сербию и Болгарию. Австрийская империя исчезла. Венгрия независима, подобно Швейцарии и Ирландии. Пруссии достались Голландия, Вюртемберг, Баден и Бавария, взамен Померании и Силезии. Шлезвиг-Голштиния и Гельголанд отошли к Дании. В бытность свою в Южной Америке Гарибальди сошелся с замужнею испанкою Анитою, которая родила ему двух сыновей, Менотти и Риччиотти, и дочь Терезиту, вышедшую замуж за генерала Канцио. В 1860 г. он вступил в брак с миланкою графинею Раймонди, с которою расстался в день свадьбы; ребенка ее не признал, а в 1879 г. брак этот признан был недействительным. Затем он женился на бывшей кормилице своей внучки, от которой имел двух детей. Вдове и каждому из пяти детей Г. государство назначило ежегодное содержание в 10000 лир. Ср. Deivan, «G., vie et aventures 1807 – 1859» (Париж, 1867); Vecchi, «G. auf Caprera» (нем. перев., Лейпциг, 1862); Elpis Melena, «Garibaldis Denkwurdigkeiten» (Гамбург, 1661) и «G., Mitteilungen aus seinem Leben» (2 изд, Ганновер, 1855); Balbiaui, "Scene storiche della vita politica e militare di G. G. " (Мил., 1872); Bent, "Life of G. « (Лонд., 1881); Guerzoni, „G. con documenti inediti“ (Тур., 1882»; Mario, «G. e i suoi tempi» (Мил., 1884); "Epistolario di G. G. " (Мил, 1885); «G. Memorie scritte da se stesso» (Флор., 1888).
Гармония
Гармония (греч., от harmozo – приводить в порядок) – согласие музыкальное, благозвучие. Гармонией или аккордом называется соединение трех и более различных звуков по терциям. Гармоникой или гармонией назыв. часть музыкальной грамматики, посвященная построению аккордов, их соединению, изложению тональностей, модулями, а также изучению интервалов, консонансов, диссонансов. Под словом Г. у греков понималось созвучие, т. е. интервал. Хотя у композиторов XV ст., наприм. у Жоскэна де Пре, являются сочетания, схожие с нашим простым гармоническим сложением, но их считали равномерным контрапунктом (контрапункт первого разряда – нота против ноты). С развитием гомофонии в XVII ст. начинается развитие Г. в смысле аккордов. У Агостино Агаццари уже встречается бас с цифрами, обозначающими аккорды. В этом веке возник генерал-бас. В XVIII веке создателем новой гармонической системы является Рамо, установивший закон терце образного сложения аккордов, а главным образом их обращения. Последователями теоретических взглядов Рамо могут считаться Ф. Марпург и Кирнбергер, теоретики того же столетия. Благодаря им, путь, по которому следовало дальнейшее развитие Г., был намечен. Н. Соловьев.
Гарпии
Гарпии (греч. ArpuaV, лат. Rapae) – богини вихря. В Илиаде является гарпия Подагра (быстроногая), родившая от Зефира ахиллесовых коней Ксанфа и Балиоса. В Одиссее гарпиям приписывается похищение людей, пропавших без вести. Гесиод называет их крылатыми, прекраснокудрыми богинями, по имени Аелло и Окипета. Позже число их возросло и они стали представляться крылатыми чудовищами, птицами с девичьим лицом. Такими являются они в сказании аргонавтов, где мучают слепого фракийского царя Финея, похищая и оскверняя у него пищу; аргонавты Зет и Калаис, крылатые сыновья Борея, преследуют их до Строфадов, где позднее их застает Эней.
Гарпия
Гарпия (Harpyia destructor) – крупнейший из орлов Южной Америки, длиною около 90 см.; отличается плотным сложением, большой головою с хохлом на затылке и очень крепким клювом, необыкновенно сильными ногами с громадными лапами и когтями, длинным и широким хвостом, короткими и тупыми крыльями. Голова и шея серые; хохол, вся верхняя сторона, хвост и пятна на груди аспидно-черного цвета; нижняя сторона белая, с черными пятнами и полосками на брюхе и ногах; клюв и когти черные; лапы желтые. Г. водится от Мексики до Средней Бразилии и от Атлантического океана до Тихого, в высоких сырых лесах, и отличается чрезвычайной хищностью, силой и отвагой; питается млекопитающими, особенно обезьянами и птицами. Индейцы очень высоко ценят перья Г., как украшение, и иногда держат ее в неволе, чтобы дважды в год вырывать у ее рулевые и маховые перья.
Н. Кн.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 13 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close