Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:07
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гексли
Гексли (Thomas Henry Huxley) – зоолог, один из известнейших естествоиспытателей Англии, род. в 1825 г.; изучал в Лондоне медицину; в 1846 – 50 г. принимал участие, в качестве младшего врача, на военном судне Rattlesnake, в экспедиции в Тихий океан и Индийский архипелаг; по возвращении в Англию был избран членом королевского общества; в 1854 г. занял, после Эдуарда Форбса, каф. естеств. истории при королевской горной школе в Лондоне и каф. физиологии в королевском институте; с 1863 по 69 г. Г. был проф. анат. в медицинской коллегии; с 1869 по 1870 г. президентом геолог. и этнограф. общ., в 1870 г. стал президентом британ. ассоциации и членом комиссии для содействия преподаванию естественных наук, в 1878 г. членом лондонского училищного совета. Работы Г. как в области эмбриологии, так особенно в области сравнительной анат. доставили ему громкую известность. В эмбриологии Г. первый указал в 1849 г. («On the anatomy and affinities of the family of Medusae», «Philosophical Transactions», 1849), что два слоя тела медуз, наружный и внутренний, соответствуют наружному и внутреннему зародышевым пластам позвоночных, и тем положил основание учению о зародышевых пластах применительно ко всем многоклеточным животным. Большое внимание привлекло сочинение Г. «Man's place in nature» (1863), переведенное на русский язык под редакцией проф. А. Бекетова, в котором доказывается что анатомические различия между человеком и высшими обезьянами менее значительны, чем между высшими и низшими обезьянами. Важнейшие работы Г., кроме отдельных статей: «History of the oceanic Hydrozoa» (Лондон, 1858); «Elements of comparative anatomy» (1864, переведенная на русский, под заглавием: "Начальные основания сравнительной анат. " СПб., 1865); «Elementary atlas of comparative osteology» (1864); «Lessons in elementary physiology» (1866); «Paleontologia indica» (1866); «The physical basis of life» (1868), собрание статей и лекций, под заглав. : «Lay sermons» (1870); «A manuel of the anatomy of vertebrated animals» (1871; на русском: «Руководство к анат. позвоночных животных» (перев. Мензбира, под ред. Борзенкова, 1880); «Practical instruction in elementary biology» (1875; перев. на русский язык Гердом, под заглавием: «Элементарный практический курс биологии. Практические работы по ботанике и зоологии Гексли и Мартина» (СПб. 1877); «Critiques and adresses» (1873); «American adresses» (1877); «Anatomy of invertebrated animals» (1877); «The crayfish» (3 изд. 1881); «Physiography» и «Science and culture, and other esseys» (1882). Из популярных сочинений Г. на русский язык переведены: «Уроки элементарной физиологии» (СПб., 1877) и ряд статей («Кусок мела», «Учение Декарта об автоматизме животных», «Образование каменного угля», «Автоматы ли животные», «Самозарождение»), в журналах «Природа» (1873 – 75) и «Знание» (1874).
Н. Книпович.
Гектор
Гектор (Hector) – храбрейший вождь троянского войска, сын Приама и Гекубы, женатый на Андромахе, которая родила ему Астианакса или Скамандрия. Подвиги его воспеты Гомером в Илиаде. Убив Патрокла, он пал от руки друга Патроклова, Ахиллеса. Тело его Ахиллес волочил вокруг лагеря и выдал потом, за выкуп, Приаму. Память его чтилась в Илионе; в Фивах, куда были будто бы перенесены останки Г., показывалась его гробница. К прекраснейшим эпизодам Илиады (6-я книга) принадлежит сцена прощания Г. с Андромахой, при возвращении его на поле сражения.
Гекуба
Гекуба (Hecube, погреч. Гекоба) – вторая жена царя Приама, по Гомеру дочь фригийского царя Диманта, по Еврипиду дочь Киссея, по другим – речного бога Сангария, мать многих сыновей (по Гомеру – 19) и дочерей. Первенцем ее был Гектор. Во время второй беременности Г. видела во сне, что она носит во чреве факел, который подожжет всю Трою; сон был истолкован в смысле рождения сына, который принесет гибель Трое. Этим сыном был Парис. После разрушения Трои Г. попала рабыней в руки греков. По Еврипиду (в трагедии, которая названа ее именем), она пережила еще принесение в жертву греками ее дочери Поликсены и смерть сына Полиодора, который убит был фракийским царем Полиместором; отомстив этому последнему, она бросилась в море. По Овидию, ее, после превращения в суку, забросали каменьями фракийцы.
Гелатский монастырь
Гелатский монастырь – в Имеретии, в 5 – 6 вер. к СЗ от Кутаиса, на возвышенном берегу р. Цкалцители. Над монастырем находятся развалины трех церквей, из которых одна со множеством гробниц, выдолбленных в скалах и прикрытых простыми плитами. Между монастырскими зданиями особенного внимания заслуживает древняя трапеза, от которой уцелели лишь наружные стены и портик с роскошною орнаментацией. В Г. три храма, расположенные один за другим; в них сохранился тройственный алтарь, с выступающими абсидами. М-рь основан грузинским царем Давидом Возобновителем (1089 – 1125). Сначала Г. служил просто обителью иноков, но в первой половине XVI в. он был обращен в епископскую каф. По упразднении в Пицунде патриаршего престола, в Г. были перевезены сокровища из Абхазии, а также из турецкой Грузии и Карталинии, в тяжелое для последней время Г. м-рь служил нередко и резиденцией абхазских католикосов. Русский посол Никифор Толочанов, посетивший Имеретию в 1650 г., подробно описал Г. м-рь. Мозаики и интересные остатки живописи, встречающиеся в Г., носят характер византийской работы и отличаются, по словам проф. Кондакова, большим совершенством в художественном отношении. Стены м-ря покрыты фресками, изображающими святых и исторических деятелей Грузии. В ризнице м-ря запечатлены золотые дискосы и чаши, осыпанные бирюзою: митра католикоса Максима, омофор с ликами святых Спиридона и Кирилла и двенадцатью праздниками, костяной святительский посох, два креста царя Баграта, корона великого Баграта, из дорогой парчи, вся унизанная жемчугом, перстень царя Давида В. с мощами св. Георгия внутри и прекрасно вырезанным ликом великомученика сверху, для печати. Много древних икон с интересными историческими надписями. Особенно роскошно была отделана, при царице Тамаре, хахульская икона, имеющая форму триптиха или тройного складня. Последний служит киотом для иконы Божьей Матери, составляющей новейшую копию с древнего чудотворного лика, написанного по образу дика Богородицы Халькопратийской, чтившейся издревле в Константинополе. Весь киот превосходно вычеканен лиственными разводами грузинской работы, но византийского типа, господствовавшего в грузинском искусстве в XII – XIII ст. Хахульская икона могла быть исполнена только до 1154 г.; этой эпохе отвечает вся чеканная работа и орнаментация. Из манускриптов гелатских следует отметить два пергаментных Евангелия. Миниатюры грузинско-гелатского Евангелия с греческими подписями носят на себе яркую печать византийского происхождения и характера и могут быть введены в общий процесс развития византийской миниатюрной живописи, Общий состав иконографических сюжетов является в Г. евангелие уже вполне установившимся. К историческим редкостям Г. относятся также железные ворота, известные под именем Дербентских, с арабскою надписью. Ворота эти были вывезены из Ганджи в Грузию отцом Давида В. – Димитрием. Г. м-рь со времен Давида В. служил усыпальницей царей соединенной Грузии, а после разделения ее в нем хоронили имеретинских царей. См. Церетели, «Полное собрание надписей Гелатского монастыря»; Покровский, «Описание миниатюр гелатского евангелия» (в «Зап. Отд. русск, и славянск, археол. Имп. русск, археол. общества», т. IV).
А. X.
Геленджик
Геленджик – селение на восточном берегу Черного моря, в 30 в. на ЮВ от Hoвоpocсийскa. В 1831 г. здесь было. заложено русск. войсками укрепление, в 1853 г. уничтоженное вместе с другими приморскими крепостями и занятое горцами. В 1857 г. Г. вновь занят русскими. Г. расположен на низменном ю. в. берегу Геленджикской бухты, подверженной сильным волнениям. Зимы в Г. гораздо менее суровы, чем в Новороссийске. Лишь в самое последнее время окрестности Г. стали заселяться; почва и климат годны для виноградников.
Н. X.
Гелий
Гелий (химич.) – считается элементарным телом, присутствующим на солнце; он характеризуется яркой линией (длина волны 587 '5, около D), видимой в спектроскоп в выступах и пятнах солнца; линии этой нет в спектрах известных поныне элементов. Так как на солнце при особенностях температуры, давлений и движений там существующих, проявляются обстоятельства, изменяющие спектры как видно в различии спектров газообразных элементарных тел, то с одинаковым правом можно полагать, что линия гелия принадлежит особому, доныне неизвестному элементу, или же, что она проявляется только при особых, доныне не воспроизведенных в опыте, условиях, имеющих место на солнце, где она видна ясно только при особых состояниях частей этого светила.
Д.Менделеев.
Гелиос
Гелиос (римск. Sol) – солнечное божество, сын титана Гипериона, брат Селены и Эос. Со времени Еврипида Гелиоса, как всевидящего бога солнца, стали отождествлять с Аполлоном, всезнающим богом-прорицателем; отсюда другое имя Гелиоса – Феб. Культ Г. был особенно распространен в Коринфе, в Аргосе, в Элиде и на о-ве Родосе, где, при входе в гавань, стояло его колоссальное изображение. Из животных ему были посвящены петух и белые кони. Изображается Г. почти так же, как и Аполлон.
Гельдеpлин
Гельдеpлин (Иoгaнн-Xpиcтиaн-Фpидрих Holderlin) – выдающийся немецкий поэт (1770 – 1843). Еще студентом тюбингенского унив. Г. начал писать стихи, в форме и содержании которых заметно подражание Клопштоку. Шиллер принял в нем самое теплое участие. В 1794 – 95 гг. Г. жил в Иене; здесь, в центре романтического движения, он завязал личные отношения с представителями нового литературного направления; здесь же у Г. обнаружились впервые зачатки ипохондрии. Болезненное настроение усилилось, под влиянием безнадежной и страстной любви к матери одного из его учеников; он видел в ней воплощение фантастического идеала женщины, который уже с самых юных лет был предметом мечтаний, и изобразил ее под именем Диотимы в своем романе «Гиперион». В 1798 г. Г. расстался с своей Диотимой, переезжал с места на место и в 1802 г. возвратился на родину с явными признаками помешательства. Самое крупное из произведений Г. – роман «Гиперион», представляющий как бы исповедь поэта. Характерная черта романа – чисто романтическое стремление связать философию с поэзией так, что границы между ними совершенно сглаживаются: для Г. только та научная система удовлетворительна, которая стоит в связи и гармонирует с идеалом прекрасного. Идеи, имеющие нечто общее с воззрениями Г., позднее получают развитие в филос. системах Шеллинга и Гегеля. В романе любопытна и другая сторона: болезненная мечтательность и чрезвычайно развитое чувство изящного создали в Г. отвращение к современной действительности; он изображает в карикатуре свое время и своих соотечественников, а идеал свой ищет под дорогим ему небом Эллады. Кроме «Гипериона», после Г. остались еще недоконченная трагедия «Смерть Эмпедокла» – лирическое стихотворение в драматической форме, служащее, как и «Гиперион», выражением личного настроение поэта; переводы из Софокла – «Антигона» и « Царь Эдип» – и ряд лирических стихотворений. Лирика Г. проникнута пантеистическим мировоззрением: христианские идеи просачиваются как бы случайно; в общем настроение Г. – настроение язычника эллина, благоговеющего пред величием божественной природы. Стихотворения Г. богаты идеями и чувствами, иногда возвышенными, иногда нежными и меланхолическими; язык чрезвычайно музыкален и блещет яркими образами, особенно в многочисленных описаниях природы. «Sammtliche Werke» Г. изд. в 1846 г.; «Dichlungen» в 1884 г. (Тюбинг.), с биогр. очерком Kostlin'a. Ср. Jung, «Holderlin und seine Werke» (1848); Litzmann, «H' s. Leben» (Берл., 1890) и Wilbrandt, в «Fuhrende Getster» (Bd. II, 1890).
А. Кудрявцев.
Гельмгольц
Гельмгольц (Hermann Ludwig Ferdinand von Helmholtz) – один из величайших современных естествоиспытателей, род. в Потсдаме 19 авг. 1821 г. По желанию отца в 1838 г. поступил в военно-медицинский институт Фридриха Вильгельма для изучения медицины; под влиянием знаменитого физиолога Иоганна Мюллера, Г. посвятил себя изучению физиологии, и по прослушании курса института защитил 1842 г. докторскую диссертацию «De fabrica systematis nervosi evertebratorum». В том же году Г. назначается ординатором в больнице Charite в Берлине, а в 1843 г. военным врачом в Потсдаме. Непрерывно занимаясь физиологическими исследованиями, Г. не оставляет вопросов механики и физики, которыми с детства интересовался, и в 1847 г. издает свою классическую работу «Ueber die Erhaltung der Krafl». В 1848 г. Г. назначается преподавателем анатомии в акд. худож. в Берлине, на место знаменитого Брюкке, а в 1850 г. проф. физиологии и общей патологии в кенигсбергском унив. Здесь Г. производит большинство своих исследований по физиологии чувств, которые затем продолжает и в Бонне, и в Гейдельберге, где он с 1858 до 1871 г. читает физиологию. Приобрел в то же время большую известность своими работами по физике, Г. призывается в 1871 г. на место Магнуса на кафедру физики в Берлин, где остается до 1888 г., руководя основанным в 1874 г. новым физическим инст. В 1883 г. император Вильгельм жалует Г. дворянское достоинство, а в 1888 г. Г. назначается директором вновь учрежденного правительственного физико-технического инст. (Physikalisch Technische Reichsanstalt) в Шарлотенбурге, продолжая в то же время читать лекции теоретич. физики в унив. В 1891 г. учеными всего мира торжественно праздновалась семидесятилетняя годовщина Г. Сын Г., Роберт Г., подававший большие надежды молодой физик, безвременно скончался в 1889 г., оставив работу о лучеиспускании горящих газов.
Обладая глубоко философским умом, необыкновенной способностью к индуктивному мышлению, большими познаниями в математическом анализе и экспериментальным искусством, Г. вносил всегда новое и оригинальное во все области науки о природе, которых он касался – в физиологию, физику, химию, механику, метеорологию, даже психологию и математику. Первая его работа относится к физиологической химии – к вопросу «о гниении и брожении» (1843); в ней Г. старается выяснить роль микроорганизмов в этих процессах. Дальнейшие исследования (1845 – 1847) над обменом веществ и возбуждением тепла в мускулах во время их деятельности наводят Г. на мысли об общих законах, связующих превращения энергии в неорганическом и органическом мире – мысли, изложенные в его классическом сочинении «Die Erhaltung der Kraft» (1847). Здесь впервые точно формулирован и развит закон сохранении энергии, легший теперь в основание всего современного естествознания. В 1850 году Гельмгольц доказал, противно мнению знаменитого И. Мюллера, что быстрота передачи нервных стимулов измерима и измерил ее; с этого года начинается период весьма плодотворной деятельности Г. в области физиологии чувств. Уже в 1851 г. изучение оптической системы глаза привело его к изобретению офтальмоскопа и офтальмометра; благодаря последнему прибору, ему удалось в 1853 г. решить важный вопрос о механизме аккомодации (приспособления) глаза. Далее в 1855 г., основываясь на забытой идее Томаса Юнга, Г. развивает общепринятую теперь теорию восприятия глазом цветовых впечатлений, известную под именем теории Юнга-Гельмгольца, и в интересном психологическом исследовании уясняет связь между нервными восприятиями и возбуждаемыми ими в нас впечатлениями. Уже будучи в Гейдельберге, Г. собирает все свои работы по физиол. оптике и издает их в связном виде в сочинении «Handbuch der Physiologischen Optik» (1859 – 1866). В Гейдельберге Г. приступает также к изучению вопросов акустики, физиологии органа слуха и речи и физической стороны музыки; уясняет сущность механизма звукового восприятия и различных его проявлений – гармонии, диссонанса, разности в тембрах и комбинационных тонов, причем указывает на ту выдающуюся роль, которую играют в этих явлениях и в явлениях речи вместе гармонические звуки. Построив ряд, им же придуманных, резонаторов, Г. изучает явления речи, и в 1860 г. ему удается синтетически воспроизвести произношение гласных, в то же время он решает сложные математические вопросы о механизме воздушных колебаний, и дает интересные этюды по психофизике чувств. Эти работы Г. собраны в его сочинении: "Die Lebre von den Tonempfindungen (1862). С переездом в Берлин в 1871 г. Г. посвящает себя исключительно физике, причем изучает наиболее сложные ее области: электродинамику, в которой, исходя из идей Фарадэя, разрабатывает собственную теорию, затем гидродинамику и явления электролиза в связи с термохимией. Особенно замечательны работы по гидродинамике, начатия им еще в 1858 г., в которых Г. дает теорию вихревых движений и течения жидкости и в кот. ему удается решить несколько весьма трудных математических задач. В учении об электролизе Г. обобщил закон Фарадея, дал теорию конвекционных токов и объяснил сложные явления, происходящие в водяном вольтаметре; наведенный этими исследованиями на общие законы термодинамики химических процессов, Г. в 1882 г. дает замечательную теорию свободной энергии, в которой решает вопрос о том: какая часть полной молекулярной энергии какой-либо системы может превратиться в работу; эта теория имеет в термохимии тоже значение, что принцип Карно в термодинамике. В 1884 г. Г. публикует теорию аномальной дисперсии, основывающуюся на предположении взаимодействия материальных частиц и частиц эфира, а немного позже несколько важных работ по теоретической механике. К тому же времени относятся работы по метеорологии. Еще в 1875 г. Г. применил свои исследования над течениями и вихрями к изучению движений атмосферы; к ним он вернулся в 1888 г., и в одной работе (1888) дал теорию ветров, в другой «Об энергии ветра и волн» (1890), объяснил механизм образования волн при прохождении ветра над водной поверхностью; самые последние работы Г. (1891 – 1892) относятся к теоретической механике.
Не менее ученой замечательна и учебная деятельность Г. Под его непосредственным руководством, в его лабораториях в Бонне, Гейдельберге и Берлине или под влиянием его работ возросло современное поколение физиков и физиологов. Из современных русских ученых учениками его могут считаться физиологи Е. Адамюк, Н. Бакст, Ф. Заварыкин, И. Сеченов и др., из физиков П. Зилов, Р. Колли, А. Соколов, Н. Шиллер, и др. Вообще деятельность Г., как ученого и учителя, дала настоящее направление современной физиологии и физики и также сильно повлияла на развитие этих наук везде, а в особенности в России. Значение и научные заслуги Г. особенно ярко высказались в том единодушии и торжестве, с которым ученые всего мира праздновали (1891) семидесятилетний юбилей Г.; тогда же собран был капитал для выдачи премии имени Г. за лучшие работы в тех областях науки, в которых работал Г.
Работы Г. помещены, главным образом, в журн. «Annalen d. Physik» и собраны в его сочинениях: «Handbuch d. physiologischen Optik» (Лейпц. 1 изд. 1859 – 1866, II изд. 1890 неок.). «Die Lehre von den Tonempfindungen» (1-е изд. 1863 г., 4-е изд. 1877 г., рус. пер. Петухова «Учение о звуковых впечатлениях», 1879), «Wissenschaftliche Abhandlungen» (2 т. 1882) и «Vortrage und Reden» (2 т. 1884). Coчинение «Ueber die Erhaltung d. Kraft» переиздано в 1889 г. Оствальдом в Лейпц. Подр. см. о жизни и ученой деят. «Герман фон Гельмгольц» (Москва, унив. изд. 1892), также "Aussprachen u. Reden zu Ehren. v. Н. v. Н. " (Берл. 1892).
Гельмерсен
Гельмерсен (Григорий Петрович) – выдающийся русский геолог (1803 – 1885). Высшее образование получил в дерптском унив., где и окончил в 1825 г. курс со степенью кандидата. В 1828 г. Г. поступил в минист. фин., а к 1835 г. зачислен в корпус горных инженеров. В 1830 г., для специального изучения геологии и горного дела, Гельмерсен был командирован за границу, где до конца 1832 года, занимался в Берлине, Гейдельберге, Бонне и Фрейберге в посетил большую часть Германии, Австрии и Северной Италии. Уже чрез несколько месяцев по возвращении на родину Г. был командирован для геологических изысканий на Урал и с этого времени начинается непрерывный ряд путешествий его с целю исследования геологического строения и полезных ископаемых нашего отечества. К тому же времени относится начало ученой и учебной деятельности Г. в акад. наук и горном институте, продолжавшейся до самой смерти его. Уже в исходе 1837 г. Г. определен консерватором геологич. музея акад. наук, в 1844 г. избран адъюнктом по кафедре геогнозии и палеонтологии, в 1847 г. экстраординарным и в 1850 г. ординарными академиком. Назначенный в 1838 г. профессором геогнозии и геологии при институте корпуса горных инженеров, Г. продолжал свою педагогическую деятельность в этом учебном заведении до 1863 г. и в тоже время с 1840 г. был инспектором и с 1849 г. управляющим музеем, а с 1865 по 1872 г. директором горного института. Наконец, в 1882 г. Г. был назначен директором только что возникшего геологического комитета, в организации которого он принимал деятельное участие; но по расстроенному здоровью скоро оставил этот пост. В продолжение 60 лет ученой деятельности Г. не было ни одного важного вопроса практической геологии и горного дела, в разрешение которого он не принял бы участия. Начав с описания малоизвестных в то время окраин России: Урала, Алтая и Киргизских степей, Г. скоро перешел к разрешению более специальных задач геологии и горного дела и связал свое имя с исследованием каменноугольных месторождений Урала и Московс. бассейна. Сознавая важное экономическое значение каменноугольных богатств России и необходимость детального их исследования и разработки с промышленной целью, Г. настойчиво и неуклонно проводил эти мысли как в правительственных сферах, так равно в обществе и среди ученых, и своими работами весьма много способствовал зарождению и последующему быстрому развитию у нас каменноугольной промышленности. Во время многократных научных поездок им изучены торфяники Курляндской губ., буроугольные месторождения Киевской, Херсонской, Гродненской и Привислянских губ., каменные угли Донецкого и Домбровского бассейнов; месторождения железных и медных руд Подмосковного края, Донецкого бассейна, Олонецкой и С. Петербургской губ.; бессарабские соляные озера, грязные вулканы и источники нефти Таманского и Керченского полуостровов; месторождения янтаря у побережья Балтийского моря, озеро Пейпус и р. Нарова, Эстляндская губ., Симбирская и Самарская губ. и многие другие месторождения полезных ископаемых и интересные в геологическом отношении местности Европейской Poccии. Из научных произведений Г. наибольшего внимания заслуживают монографии отложений девонской системы средней России и следов ледникового периода в СЗ России и Финляндии. Укажем также на целый ряд статей Г., касающихся физических и геологических условий окрестностей С. Петербурга и возможности получении артезианской воды в столице, приведших к устройству первого в С. Петербурге артезианского колодца, на его опыты над теплопроводностью горных пород, палеонтологическую статью об интересном плеченогом Aulosteges variabilis и работу о медленном поднятии берегов Балтийского моря, а главным образом на составленную им первую геологическую карту всей Евр. России, за что ему присуждена в 1842 г. акад. наук демидовская премия. Г. был почетным членом многих русских унив., русских и иностранных ученых обществ; в память 50-летнего юбилея Г. учреждена премия его имени при акад. наук за геологические труды. Более подробные сведения о жизни и научных трудах Г. см. в "Горном Журн. " (1878 г., т. 2), "Записках Минералогического общ. ", (2 сер., т. XIV, ст. А. И. Кеппена), в «Известиях Геологического комитета» (1885 г., № 3), где помещен и полный список его ученых работ, число которых превышает 130. Здесь, как главнейшие, укажем: «Reise nach dem Ural und Kirgisensteppe in den Jahren 1833 – 34» (СПб., «Baer und Helmers. Beitr. zur Kenntniss des Russisch. Reichs», в. 5 и 6); «Reise nach dem Altai im Jahre 1834» (там же, в. 14); «Aulosteges variabilis, новый род моллюсков» («Горный Журнал», т. 1, 1849); «Опыты над теплопроводностью некоторых горнокаменных пород» (там же, 1851); «Die Saizseen Bessarabiens und Einbruch des Schwarzen Meeres in dieselben» (1854, "Bull de l'Acad. etc. ", т. XVII); «Геогностическое исследование девонской полосы средней России от р. Зап. Двины до Воронежа» (1856, «Зап. Геогр. общ», кн. XI); «О медленном подняли берегов Балт. моря и действии на них волн и льда» ("Г. Ж. ", 1857, т. 1); «Geognost. Bemerkungen auf eine Reise in Schweden und Norwegen» (1858, "Mem. de l'Acad. ", т. VII); «Об артезианских колодцах вообще и в Poccии в особенности» (Месяцеслов, 1861); «О геогностическом горизонте и относительной древности каменного угля в подмосковном крае» ("Г. Ж. ", 1861, № 2); «Der Peipussee und die obere Narova» (1864, в "Baer und Helm. Beitr. etc. ", в. 24); «Донецкий каменноугольный кряж и его будущность» ("Г. Ж. ", 1865, т. 1); "О геологических исследованиях на Урале в 1865 г. " (т. же, 1866, т. IV); «Das Vorkommen und die Entstehung der Riesenkessel in Finniand» (СПб. 1867); «Studien uber die Wanderblocke und die Diluvialgebilde Russlands» ("Mem. de l'Acad. ", т. XIV и XXX); «Geologische und physico-geogr. Beobachtungen in Olonezer Bergrevier» ("Baer. und Helm. Beitr. etc. ", 1882).
Б. II.
Гельсингфорс
Гельсингфорс (Helsingfors, Helsinki по-фински) – гл. гор. Вел. Княж. Финляндского и губернский город Нюландской губ., административный, научный и промышленный центр страны. Основан королем Густавом Вазой в 1550 г., у устья р. Ванды, в 6 в. от теперешнего Г.. На нынешнее место перенесен в первой половине XVII-го века. Развивался медленно и в XVIII в. много терпел от нападений русских войск. В 1712 г. часть русского флота обстреливала Г.; в 1713 г. он был занять русскими, причем шведы, отступая, зажгли город, который и сгорел почти до тла. В 1721 г. Г. снова перешел во власть шведов и возвратившимся жителям пришлось сначала жить в бараках, построенных русскими войсками. В 1741 г. русские войска снова заняли Г. и пробыли здесь два года. С этого времени шведское правительство стало деятельно заботиться об укреплении Г. На группе островов Варгшерен (Wargskaren) была построена крепость Свеаборг. Еще в половине XVIII ст. в Г. было лишь около 2 тыс. жителей и городские купцы имели только один корабль. В 1788 г. Г. временно был занять русскими войсками. Быстрое развитие Г. началось со времени присоединения Финляндии к России. В 1819 г. император Александр I сделал его столицей Финляндии, переведя сюда из Або резиденцию ген.-губерн. и сенат. Император Николай I перевел сюда, после абоского пожара, и университет. Г. лежит на южном конце полуострова, между заливом Кронбергсфьерден на В и залми Бредвикен и Хуплакс-викен на 3. Кронбергский залив, замыкаемый с юга группой о-вов, на которой построен Свеаборг, представляет превосходную обширную гавань, которая полуостровом Скаттудден подразделяется на две части: на северную и южную. В самой северной части залива лежит местечко Сёрнес (Sornas), куда проведена ветвь железной дороги и где суда могут удобно нагружаться и разгружаться. На зап. стороне Г. находится третья гавань его, Сандвиксгамн. Гавани снабжены гранитными набережными. Около южн. гавани лежит торговая площадь, служащая и рынком; здесь находится императорский дворец, с прекрасной тронной залой и несколькими картинами известных финляндских художников, а также гранатный монумент в память посещения Г. импер. Александрой Федоровной. Лучшая улица города – Эспланада, с памятником Рунебергу и театрами, шведским и финским (в Г. существует и русский театр); рыцарский дом, где во время сейма заседают дворянское сословие и духовенство; лютеранская церковь св. Николая, на довольно высокой скале, господствующей над городом ратуша (Radhuset), где иногда во время сейма заседает сословие горожан; студенческий дом; здание сейма; Атенеум, где помещаются школы рисовальная и ремесленная; астрономическая обсерватория. На полуострове Скаттуден находится православная Успенская церковь, монетный двор, тюрьма. Всего в Г. 3 шведских и финских церкви, 2 православных, 1 католическая, 1 немецкая лютеранская, 1 еврейская синагога. Парки Кайсанифми и Ульрикасборгский (или Бруннспарк), с многочисленными дачами и купальным заведением. Ботанический сад; построенный известной всему скандинавскому миру народной учительницей Алли Трюгг «Дом для народа», где помещаются ясли для грудных детей рабочих, детский сад, зал для народных чтений и концертов, библиотека для народа, прачечная и лавка потребительного товарищества. Жит. в Г., с Свеаборгом, около 65 тыс. (не считая русск, войск). В 1881 г. около 55% населения говорило на шведском языке и около 36% на финском; остальные ж. – преимущественно русские (главным образом – военные и купцы) и немцы. Громадное большинство населения – протестанты. Из учебных заведений в Г., кроме Александровского унив, политехническая школа, состоящая из отделений инженерного, машиностроительного, архит., землемерного и хим. технологического; классический шведский нормальный лицей, классически финский лицей, шведский реальный лицей, несколько частных лицеев, шведская реальная школа; женских средних учебных заведений: казенных – 2 шведских и 2 финских, частных – 4 шведских, 1 финское и 1 шведско-нем.; морская школа, коммерческий инст., промышленная школа (шведско-финская), ремесленная школа (тоже); народная и воскресные школы. Из русск, учебных заведений – Александровская классическая гимн., Мариинская женская гимн., народная школа и детский сад. Отделение финского библейского общества; финское научное общество, с мат. физ., естественноисторической и историко-филологической секциями и центральным метеорологическим учреждением; общество для изучения финской фауны и флоры; финское историческое общество; общество финляндской географии; финско-угорское общество; финское общество врачей; общество двенадцати (мед.); финское литературное общество; шведское литературное общество; общество просвещения народа; финское общество искусств, коллекции которого помещаются в Атенеуме; юридическое общество; педагогическое общество; общество для содействия ремеслам в Финляндии, с центральной школой; финское общество для сохранения памятников старины; финское общество лесоводства; географическое общество; тюремное общество; общество трезвости; финское миссионерное общество; финское издательское общество. Коллекция картин общества для содействия ремеслам; галерея Сигнеуса. Кредитных учреждений, кроме госуд. финляндского банка, в Г. семь, страховых – пять. Газеты: «Nya Pressen», «Dagbiad», «Finniand», «Unsi Suornetar», «Hufwudstadsbldet», журнал «Вальвойа» и два юмористических листка. Обширная больница, с которой соединены университетские клиники (расходы по ее содержанию в 1889 г. =469162 марки); русский военный госпиталь; морские купанья в Бруннспарке, Теле и Сандвикен; лечебница для душевнобольных, школа для слепых. Доходы г. в 1889 г. равнялись 2702989, расходы 2901549 м. : расходы по администрации и общественной безопасности составляли 478136 м., на учебные заведения 319834 м., по санитарной части 41027 м., по квартированию войск 248133 м., на содержание пожарной команды 65385 м., на содержание бедных 123316. Долг г. к 1889 г. 3169561 м. Г. снабжается водою из р. Ванды; в 6 в. от г. у водопада построены турбины, поднимающие воду в резервуары для фильтрования; отсюда по трубам она проводится на башню, построенную на высокой горе, около Г. и из ее по городу. В 1887 г. в Г. было 444 промышленных заведения, с 5205 рабочими и ценностью производства в 14880835 м.; в том числе 8 мех. (560 рабочих, ценность производства 1650000 м.), 3 пивоваренных (300 рабочих, 1400000 м.), сах. зав. в Теле (96 рабочих, 2300000 м.), 6 табачных фбр. (370 рабочих, 1800000-м.), 9 винок. и спиртовых зав., 2 асфальтовых, фаянсовая фбр., шпалерная, 7 типографий, 3 литографии и т. д. Близ г. фарфоровый завод (240 рабочих, 600000 м.), несколько лесопилен, 2 пивоваренных завода и друг. Положение Г. весьма удобно для торговли, благодаря трем гаваням и ж. д., соединяющей его с СПб. и важнейшими гг. Финляндии; по ввозу он занимает первое место в Финляндии; ввоз находится преимущественно в руках русск. купцов. Главные предметы вывоза: дерево, масло, рыба, мнф. товары. Вывоз сильно возрос за последние года, благодаря проведению новых ж. д. Общая сумма торговых оборотов Г. – около 40 миллионов марок в год; таможенные сборы в 1890 г. достигали 6200520 марок. Число прибывших судов в 1887 г. 1332, в 224457 peг. тонн; отошедших – 942, в 214811 peг. тонн. Н. Книпович.
Гемма
Гемма (дат. gemma; греч. liJoV) – кусок какого-либо так назыв. твердого камня, полированный, с вырезанною на нем надписью или художественным изображением. Произведения этого рода можно разделить на две категории: в одних, изображение представляется углубленным, как в общеупотребительных печатях; в других оно выступает над поверхностью камня в виде более или менее значительного рельефа. Г. первой категории присвоено ит. название интальи (intagli, по-лат. gemmae exculptae, по-греч. anaglija); вторые называются камеями (carmei, g. caelatae, entupa).
Искусство резьбы на твердых каменьях, или глиптика, составляющее особую отрасль скульптуры, было известно еще глубокой древности, и его технические приемы были исстари почти те же самые, что и в настоящее время, а именно, заключались в том, что резчик, соображаясь с предварительно вылепленною из воска моделью, воспроизводил на камне ее изображение помощью стальных резцов и быстро вращающихся острых инструментов, напилков и колесиков. Для интальи, которые обыкновенно играли роль печатей, употреблялись преимущественно сердолик и красноватый халцедон. Камеи служили, главным образом, принадлежностью женских уборов – вставлялись в перстни, носились в качестве амулетов, медальонов, аграфов, брошек, составляли своим соединением ожерелья и т. п.; для них предпочтительно брался оникс или разноцветно-слоистый агат, при чем художник нередко пользовался этою разноцветностью для достижения не только скульптурного, но и живописного эффекта, вырезывая рельеф, напр., в белом верхнем слое камня и делая темный нижний слой фоном; иногда природа камня позволяла художнику придавать работе еще большую живописность, напр., на белом изображении, рисующемся на темном фоне, оставлять в известных местах куски самого верхнего, рыжеватого или красноватого слоя. Кроме вышеупомянутых каменьев, употреблялись для гемм и другие: яшма, аметист, топаз, рубин, лапислазури в т. д. Наконец, материалом служили подкрашенные, менее твердые камни и стекло (последнее, вследствие легкости его отливки в форму, распространило множество подделок под интальи и камеи), а в новейшую пору стали также служить некоторые морские раковины.
Возникновение глиптики относится к незапамятным временам, как о том свидетельствуют резные каменья, дошедшие до нас в большом количестве от древних египтян (скарабеи), халдеев (вавилонские и ассирийские амулеты и цилиндрические печати), финикиян и индийцев. Что это искусство было знакомо Греции еще в героическую эпоху ее истории, доказывается микенскими находками Шлимана. Производство Г. усилилось у греков после мидийских войн и достигло высшего своего развития в век диадохов. Художники Эллады сначала ограничивались исполнением интальи, дальние которых не шел даже знаменитейший из резчиков IV в. до Р. Хр., Пирготель, которому предоставлено было исключительное право гравировать портреты Александра Македонского. Но столь простое искусство перестало удовлетворять роскошных преемников всемирного завоевателя, и это привело к изобретению и распространены камеев. Знакомство с геммами, будучи заимствовано римлянами от этрусков, усилилось у первых после участившихся сношений их с Грецией. Вкус к этим изящным изделиям распространился в Риме, особенно в конце республиканской эпохи и при первых императорах; но художники, занимавшиеся тогда глиптикой, были по большей части не туземные мастера, а греки. Из них более других прославился Диоскорид, работавший во времена Августа. Среди многочисленных античных Г., сохранившихся до наших дней, самыми замечательными по своей величине и художественному достоинству считаются: 1) так назыв. «Мальмезонский камей» или «камей Гонзага», хранящийся в Имп. Эрмитаже, в СПб. (оникс, вышиной в 0, 15 м., представляющий грудные портреты Птоломея Филадельфа в его сестры и жены, Арсинои; 2) "Августовская Г. ", в имп. венском собрании древностей (сардоникс, с изображением обоготворенного Августа, восседающего на троне, рядом с богинею Ромой; 3) «Тиверианский камей», в парижском кабинете резных каменьев (агат, выш. в 0,32 м., с изображением в 20 фигурах семейства Августа и побежденных им народов) и 4) «Брауншвейгский агат», в тамошнем музее (по-видимому, сцены таинств Диониса и Диметры, в 12 фигурах на 3 полях).
С упадком античной цивилизации, для глиптики, точно также, как и для прочих отраслей искусства, наступил продолжительный период застоя. Хотя Византия и продолжала производить Г., служившие преимущественно печатями или шедшие на украшение священных сосудов и разных предметов церковной утвари, однако достоинство их сильно понизилось; на Западе же для подобных целей пользовались во все продолжение Средних веков, либо античными резными каменьями, либо византийскими продуктами и грубыми изделиями туземных мастеров. Эпоха возрождения вызвала замершее искусство снова к жизни и возвратила ему, вместе с античным характером, почти античное совершенство. Художникам этой эпохи приходилось, однако, гравировать на своих геммах не столько мифологические и аллегорические сюжеты, господствовавшие в греко-римской глиптике, сколько портреты современных лиц. С тех пор резьба на твердых каменьях не переставала развиваться далее следуя, в своем движении, за историческим ходом прочих отраслей искусства. Родоначальниками новейшей глиптики можно считать итальянцев Витторио Пизано (1368 – 1448) и знаменитого ваятеля Донателло (1383 – 1466). Продолжателями их направления явились, в XVI ст., между артистами Италии, П. М. Да-Пешиа (процветавший в 1513 – 1521 г.), М. Дель-Нассаро (умер 1547), Дж. Бернарди ди-Кастель-Болонезе (1495 – 1555) и многие другие таланты, отлично усвоившие себе античное направление и оживлявшие его непосредственным изучением природы. Во Франции в эту же пору прославился в особенности Ж. де-Фонтене, прозванн. Кольдоре. Наступившее в XVII в. господство стиля барокко причинило в глиптике сравнительный застой, из которого, впрочем, она выступила в следующем столетии на широкую дорогу, благодаря, с одной стороны, возбудившемуся снова уважению к принципам античного искусства, а с другой – распространившейся среди богатых и знатных людей охоте составлять коллекции резных камней (дактилеотеки). Значительнейшие резчики Г. в XVIII ст. были итальянцы Ант. Пихлер (1697 – 1779) и его высоко даровитый сын Джованни (1734 – 1791), нюренбержец и. Х. Дорш (1676 – 1732), шваб и. А. Наттер (1705 – 1762), трудившийся в разных местах Европы и, под конец своей жизни, в Петербурге, саксонец Г. В. Теттельбах (1750 – 1813), англичанин Н. Маршант (1755 – 1793), лучший из всех мастеров новейшего времени после Дж. Пихлера, француз Ж. Гюе (1715 – 1793), его ученик Ж. М. Симон (1749 – 1834) и К. Л. Лебрехт (1749 – 1827), главный медальер спб. монетного двора, руководитель имп. Марии Феодоровны в ее любительских занятиях медальерным делом. В XIX ст., вследствие почти совершенного отсутствия требований на вполне артистические произведения этого рода, резьба на твердых каменьях мало-помалу утрачивала свое достоинство и под конец обратилась в полуфабричное производство; тем не менее, в начале этого столетия можно указать на нескольких превосходных мастеров по ее части, из числа которых наиболее выдаются Дж. Джирометти (1780 – 1851), работавший в Риме, Червара (там же), Берини (в Милане). Дж. Каландрелли (в Берлине) и профессор тамошней академии худож. и. К. Фишер (1802 – 1862). В настоящее время, во многих пунктах Европы и Америки имеются более или менее замечательные собрания как античных, так и новейших гемм, составляющие достояние правительств, или принадлежащие частным лицам. Самые богатые из государственных коллекций находятся в Риме, Неаполя, Вене и Париже, Лондоне, Петербурге (Эрмитаж) и Берлине. Ближайшее знакомство с техникою и историей резьбы на твердых каменьях можно почерпнуть из сочинений: J. Frischholz, «Lehrbuch der Steinschneidekunst» (Мюнхеа, 1820); К. Е. Kluge, «Handbuch der Edelsteinkunde» (Лейпц., 1860), и Bucher, «Geschichte der technischen Kunste», Штутгардт, 1875; статья Г. Роллетта – «Glyptik»). А. Сомов.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 43 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close