Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:08
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гизо
Гизо (Франсуа-Пьер-Гильом Guizot) – знаменитый франц. историк и государственный деятель, род. в Ниме в 1787 г., в протестантской семье. Во время революции отец Г., выдающийся адвокат, погиб на эшафоте (1794), после чего мать Г. удалилась в Женеву, где молодой Г. и получил образование. В 1805 г. Г. прибыл в Париж, где вскоре получил место домашнего учителя. В доме Сюара он познакомился с литературным обществом той эпохи и встретил писательницу Полину де-Мелан, на кот. женился. Ее связи с вождями роялистской партии открыли молодому Г. доступ к политической деятельности. В 1812 г. Г. был назначен проф. новой истории в парижском Faculte des Lettres. После падения империи Г. получил, по рекомендации Ройэ-Коллара, место главного секретаря в министерстве внутренних дел, где принял участие во многих важных работах (напр., в составлении проекта закона о печати). После возвращения Наполеона с о-ва Эльбы, Г. отправился вслед за Людовиком XVIII в Гент, где ему поручено было редактировать «Гентский монитёр», официальную газету Бурбонов. Возвратившись во Францию вместе с Бурбонами, Г. был назначен членом государственного совета и директором департаментской и общинной администрации. По своим политическим убеждениям, Г. принадлежал к школе доктринеров, преклонявшейся перед английской конституционной монархией. Взгляды своей партии Г. высказал в 1816 г. в сочинении: «Du gouveroement representatif et de l'etat actuel de la France». После убийства герцога Беррийского (1820), Г, вышел из состава правительства и посвятил себя профессорской и литературной деятельности. В своих лекциях по новой истории (1820 – 1822) он старался выяснить причины, почему в Англии представительное правление прочно утвердилось в сравнительно раннюю эпоху, во Франции же и Испании зачатки, существовавшие в виде генеральных штатов и кортесов, не развились. Лекции эти были напечатаны под заглавием: «Cours d'histoire moderne. Histoire des origines du gouvernement reprеsentatif en Europe». Ультра роялистское министерство Виллеля запретило Г., в 1822 г., дальнейшее чтение лекций. В это время им были изданы: «De la peine de mort en mati^re politique» (1822); «Essai sur l'histoire de France» (1823); «Collection de memoires relatifs a la revolution d'Angleterre» (1823; перевод с английского с примечаниями); «Collection de memoires relatifs a l'histoire de France» (до XIII в., 1823 в сл.); «Histoire de la revolution d'Angleterre depuis l'avenement de Charles I jusqu'a l'avenement de CharJes II» (1827 – 28), одно из лучших сочинений Г. (переведено на русск, язык, СПб., 1860). После падения Виллеля, примирительное министерство Мартиньяка возвратило Г. профессуру и звание члена госуд. совета (1828). К этому времени относятся его важнейшие работы: «Histoire generale de la civilisation en Europe» (5 изд. 1845; переведено на русский язык 1860, 2 изд. 1864, нов. перев. 1892); «Histoire generale de la civilisation en France» (перев. на русский язык, 1877 – 80). История цивилизации во Франции до начала XIV в. значительно устарела в подробностях, но и теперь еще сохраняет значение хорошего, ясно изложенного пособия для первоначального ознакомления со средневековой историей. В 1828 г. Г. основал журн. «Revue franсaise»; еще раньше он принял участие в избирательной агитации, как член общества «Aidetoi, le ciel faidera». В январе 1830 г. был выбран оппозицией в палату депутатов. В палате Г. боролся с Полиньяком и вотировал знаменитый ответный на тронную речь адрес 221-го. Вслед за июльской революцией Г. был временным министром народного просвещения. После воцарения Людовика-Филиппа Гизо получил место министра внутренних дел, но вышел в отставку, когда, во время министерства Лафитта, перевес склонился на сторону более либеральных мнений. Вместе с Тьером и Брольи, Г. составил, под президентством маршала Сульта, министерство 11 октября 1832 г., соединившее в себе наиболее выдающихся приверженцев июльской монархии и боровшееся против партий легитимистской и республиканской. Как министр народного просвещения, Г. провел закон 28 июня 1833 г., поставивший на прочную почву организацию начального народного образования. В февр. 1836 г. первым министром сделался Тьер, а Г. не вошел в состав министерства, что знаменовало разрыв доктринеров с либералами. В министерстве Моле Г. снова стал министром народного просвещения, во 15 апреля 1837 г. удалился из министерства и перешел в оппозицию. В 1838 г. он примкнул к коалиции, составившейся против Моле из легитимистов, части доктринеров, левого центра и династической левой. Со стороны Г. это было явной непоследовательностью, так как принципиального разноглася между ним и Моле не существовало, а коалиция несомненно расшатывала власть, об укреплении которой так усердно заботился Гизо. Моле пал (1839), но власть его перешла не к одному из вождей коалиции, а к Сульту. Новое министерство назначило Г. послом в Лондоне; на этом посту он оставался и в министерстве Тьера (1840), при чем потерпел по восточным делам крупную дипломатическую неудачу. В сменившем Тьера министерстве 29 октября 1840 г. Г. играл руководящую роль, занимая сначала (под президентством Сульта) пост министра иностран. дел, с сентября же 1847 г.. по удалении Сульта, будучи уже официальным главой министерства. Сохранить, при помощи высокого ценза, возможно меньшее число избирателей и, путем воздействия на них всеми средствами, бывшими в руках правительства, составить послушную палату, сопротивляться всем требованиям даже умеренной политической реформы – такова была внутренняя политика Г. Она вызывала сильное неудовольствие нации, выражавшей на многочисленных банкетах требование избирательной реформы. Неудовольствие привело, в конце концов, к падению июльской монархии. 23 февраля 1848 г. Г. вынужден был оставить власть и бежал на следующий день в Англию, где написал брошюру: «De la democratie en France» (1849). Возвратившись в 1849 г. во Францию, он выступил было кандидатом при выборах в законод. собрание, но, потерпев неудачу, соединился с вождями партии, враждебных республике, и защищал слияние обеих ветвей королевского дома. Во время империи и после ее падения он оставался в стороне от политики.
Из фактов последних лет жизни Гизо можно упомянуть о сочувствии его плебисциту, за который он высказался в открытом письме в мае 1870 г., и о его участии в синоде реформатской церкви в 1873 г., где он выказал себя ревностным приверженцем правоверия и врагом либерального направления в реформатской церкви.
С 1858 г. начали выходить обширные и полные самообожания мемуары Г.: «Memoires pour servir a l'hisloire de mon temps» (1858 – 1868). Умер Г. 12 октября 1874 г. Кроме уже упомянутых работ, Г. принадлежат, между прочим: «Du gouvernement de la France depuis la Restauration et du ministеre actuel» (1820); «Essai sur l'histoire et l'etat actuel ae l'instruction publique en France» (1820); «Des conspirations et de la justice politique» (1821); «Des moyens de gouvernement et d'opposition dans letat actuel de la France» (1821); «Washington» (1841; перев. на русск. : «Исторический очерк жизни Вашингтона», СПб., 1863); введение к изданию «Vie, согrespoudance et ecrits de Washington» (1839 – 1840); «Meditations et etudes morales» (1851); «Sir Robert Peel»; «Shakspeare et son temps»; «Meditations sur l'essence de la religion chretienne» (1864; русск, перев. Н. Сергиевского, 1864); «Meditations sur l'etat actuel de l& religion chretienue» (1865); «Histoire de France, racontee & mes petits enfants» (1872 – 1875). Последний том этого сочинения был окончен, по плану Г., его дочерью де Витт, которая, после смерти отца, издала также его «Hisloire d'Angleterre, racontee a mes petits enfants» (1876).
Ср. de Witt, «Monsieur Guizot dans sa famille et аvес ses amis» (1880); Mazade, «Portraits d'histoire morale et politique du temps» (Пар., 1875); Jule" Simon, «Thiers, Guizot, Rеmusat» (П., 1885). Дм. Kapинский.
Гизы
Гизы (Guise) – боковая ветвь Лотарингского дома, получившая в 1333 г. владение Г. в приданое и впоследствии разделившаяся на линии Г. и Эльбеф. Из членов этой фамилии известны: 1) Клод Лотарингский (1496 – 1550). младший сын. Рене II, герцога лотарингского, отличился в войнах Франциска I, который возвел владения Г., охватывавший Омаль, Майеннь, Жуанвиль, Эльбеф, Гаркур и др., в герцогство (1527). Г. был женат на Антуанете Бурбон; его дочь Мария была матерью Марии Стюарт. 2) Жан, брат предыдущего (1498 – 1550), кардинал с 1518 г., пользовался большим влиянием при дворах Франциска I и Генриха II. 3) Франциск Лотарингский, герцог Г., прозванный le Balafre (от рубца на лице), старший сын Клода (1519 – 1563), прославился в 1552 году защитой Меца против 60000 армии Карла V, спас честь французского оружия в битве при Ренти (1554), воевал в 1556 – 1557 гг. в Италии, отнял в 1558 г. у англичан Кале и взял Тионвиль. При слабом Франциске II, женатом на его племяннице, Марии Стюарт, Г., вместе с братом, кардиналом лотарингским, забрал в свои руки всю власть во Франции. С фанатической яростью Г. преследовал протестантов и уничтожил амбуазский заговор, причем взял в плен принца Конде. После смерти Франциска II (1560) Г. устроил триумвират с коннетаблем Монморанси и маршалом С-т-Андре, к которому затем примкнул Антон, король наваррский. В вызванной избиением протестантов в Васси первой гугенотской войне, Г. взял Руан, разбил гугенотов при Дрё (1562), но при осаде Орлеана был изменнически застрелен гугенотоми Польтро де Мере. Ср. Brisset, "Francois de G. " (1840); Valiucour, "Vie de Francois due de G. " (1881); Cauvin. «Vlede Francois de Lorratne» (1885). – 4) Карл Г. кардинал лотаpингcкий (1525 – 74), имел большое влияние на Гeнpиxa II. По его настоянию папа Павел IV объявил войну Карлу V и Филиппу II. Его правление, в качестве министра Франциска II, отличалось жестокостью и крайним своеволием: так он запретил ношение оружия и издал эдикт, которым угрожал повесить кредиторов двора, если они не удалятся в 24 часа. И при Карле IX он пользовался большим влиянием. Как и брат его, был ожесточенным врагом гугенотов и старался ввести во Францию инквизицию. На Триентском соборе (1562) Г. играл важную роль сначала против папы, затем в интересах курии. Сp. Gutllemin. «Le Cardinal de Lorraine» (1847). 5) Генрих I Г., герцог лотарингский; род. в 1550 г., воспитывался при дворе франц. короля Генриха II. Уже в 1563 г. принимал участие в осаде Орлеана, где погиб его отец, и с тех пор сделался непримиримым врагом протестантов. Едва достигнув 16 лет, отправился в Венгрию воевать с турками; по возвращении отличился в сражении при Жарнаке и победоносно защищал Пуатье против Колиньи. Г. был одним из зачинщиков Варфоломеевской ночи и, чтобы отомстить за смерть отца, принял на себя убийство Колиньи. В стычке при Дормансе в 1575 г. получил рану, вследствие которой ему было дано название Le Balafгe (имеющий рубец на лице). Когда, по восшествии на престол Генриха III, протестантам были сделаны некоторые уступки, Г. образовал в 1576 г. так назыв. «священную лигу», в члены которой скоро поступил и сам король, чтобы сделать ее для себя неопасной. Затем началась новая междоусобная война, окончившаяся в 1580 г. неблагоприятным для протестантов Перигорским миром. Слабость короля побудила герцога возобновить лигу, в надежде проложить себе дорогу к престолу. Он вступил в союз с Филиппом II испанским и с папою, наводнил, в 1585 г., города южной и вост. Франции войсками своей партии, принудил короля к договору, в силу которого во Франции, кроме кат. вероисповедания, не должно быть терпимо никакое другое, и дал, таким образом, повод к так наз. войне трех Генрихов. В 1588 г. Г. вызвал восстание католиков в Париже, с целью захватить в плен короля, которого он держал в осаде вт. Лувре. Король спасся бегством; королева-мать, под давлением Г., обнародовала эдикт, очень неблагоприятный для протестантов; Г. был дан титул коннетабля Франции. Для упрочения такого положения дел была созваны государственные чины в Блуа; могущество Г. достигло своего апогея и побудило Генриха решиться на преступление. По приказанию короля, Г. был убит (дек. 1568). С ним пало могущество дома Гизов. Ср. Renauld, «Henri de Lorraine, due de Guise». – 6) Карл Г., герцог Майенский, брат предыдущего (1554 – 1611), после убиения его стал во главе лиги и стремился завладеть престолом, но, разбитый Генрихом IV, подчинился ему (1696) и впоследствии был губернатором Иль де Франса и верным советником короля. 7) Карл Лотарингский, старший сын Генриха Г. (1571 – 1640), по убиении отца заключенный в тюрьму, бежал в 1591 г., вел сначала борьбу с Генрихом IV, но скоро ему подчинился и сделан губернатором Прованса. Впоследствии изгнан Ришелье из Парижа и поселился во Флоренции. – 8) Генрих II Лотарингский (1614 – 1664), сын предыдущего, сначала архиепископ реймский, стал после смерти старших братьев главой фамилии и оставил духовное звание. Примкнув к графу Суассон, возмутившемуся при помощи испанцев против Ришелье, был присужден к смерти, но бежал во Фландрию, откуда воротился лишь после смерти Ришелье. В 1644 и 1645 г. участвовал в походах против Австрии, а в 1647 г. задумал воспользоваться восстанием в Неаполе для завоевания его, стал во главе инсургентов, но взят в плен испанцами и лишь в 1652 г. освобожден Конде, Еще раз пытался он, в 1654 г., завоевать Неаполь, но тоже безуспешно, и последние годы своей жизни провел при дворе Людовика XIV. Его «Memoires», вероятно, написаны его секретарем Сент Ионом; изд. Petitot, «Collections de Memoires relatifs a l'histoire de France» (1826). – 9) Луи-Жозеф Лотарингский, герцог Жуайез и Ангулемский (1650 – 1671), племянник предыдущего, был женат на Елизавете Орлеанской. С его сыном Франциском Жозефом прекратился род Г. владения их перешли к Конде. Ср. Bouille, "Les duсs de G. " (1849 – 1850); J. de Croze, «Les Guises, les Valois, Philippe III» (1866); Forneron, "Les duсs de G. " (1878).
Гилозоизм
Гилозоизм (от ulh – материя и zwh – жизнь) – воззрение, оживотворяющее материальную природу. Так как понятие о материальной основе мира как о бездушном, лишь механически движимом веществе, есть плод рассудочного анализа конкретных явлений, совершаемого лишь на известной степени развития сознания, то первобытные воззрения народов, а равно и умозрения древнейших мыслителей, носят характер непосредственного или наивного Г., еще не различающего с ясностью и определенностью механических определений бытия от органических и психологических. Такое смешение мы находим в ионийской школе так называемых физиологов или, по нынешнему, натурфилософов, которые прямо приписывали основным стихиям материального мира (воде, воздуху, огню) жизнь, душу и даже разум. Из последующих философов гилозоическим характером отличается в особенности воззрение Эмпедокла, по которому весь природный мир жил борьбою двух противоположных сил – любви и вражды. Хотя атомизм Левкиппа и Демокрита пришел уже к современному механическому понятию о веществе, однако в метафизических воззрениях Платона и даже Аристотеля не исключен элемент Г. В схоластической философии решительный удар этой точке зрения был в принципе нанесен односторонне понятою идеей творения из ничего и всемогущества Божия, вследствие которой устанавливалось чисто внешнее отношение между духовным началом и вещественным миром, получавшим безусловно пассивный характер. Впрочем, с полною последовательностью это воззрение не проводилось. В эпоху Возрождения европейская мысль, воспроизводя, хотя и с большею рассудочною сознательностью, древние воззрения, вернулась между прочим и к Г. Так, Бернардин Телезий (итальянский философ XVI в.) видел одушевляющие вещество начала в теплоте и холоде, которым приписывал даже ощущение их деятельных и страдательных состояний. Исключающее всякий Г. чисто-механическое воззрение на материальный мир установлено Декартом. От Г. отличают сродное ему по содержанию, но имеющее другие основания воззрение пампсихизма, которое в новой философии ведет свое начало от Лейбница и принимается многими современными философами и натуралистами. Вл. С.
Гильдебрандт
Гильдебрандт (Hildebrandt) – фамилия нескольких нем. художников, из числа которых получили наибольшую известность: 1) Фердинанд Теодор Г. (1804 – 74), старейший из живописцев Дюссельдорфской школы. Ученик берлинской академии художеств и В. Шадова, он, вместе с последним, переселился в 1826 г. в Дюссельдорф, откуда, вместе со своим учителем, сделал в 1829 г. поездку в Бельгию и Голландию, а в 1830 г. в Италию. Эти путешествием значительно способствовали развитию его таланта, принявшего реалистическое направление с сильным оттенком романтизма. Такое направление было им первым привито в среде дюссельдорфских художников. В своих историческо-бытовых и просто жанровых картинах он заботился более всего о колоритном эффекте и верной передаче природы. Страдание мозга, обнаружившееся в нем с 1850 г., печально отозвалось на его деятельности и вскоре прекратило ее совсем. Главные картины этого художника: «Король Лир и Корделия» (1826), «Танкред крестит умирающую Клоринду» (1828, гравирована Ольдерманом), «Воин и его дитя» (1832, наход. в берлин. национальной галерее гравир. Манделем), «Дети Эдуарда» (1835, лучшая из всех картин Г., гравиров. Кнолле) и «Вольсей в монастыре» (1842). – 2) Эдуард Г. (1818 – 68), знаменитый ландшафтист, учился у В. Краузе, в Берлине, в 1841 – 43 гг. занимался в мастерской Изабе, в Париже; в 1843 – 45 гг. совершил свое первое заатлантическое путешествие в Бразилию, жил потом в Берлине, в 1847 г. посетил он Мадеру, Испанию и Португалию, в 1851 г. – Восток, в 1856 г. – Скандннавию до Северного мыса и, наконец, предпринял в 1862 г. кругосветное путешествие, побывал в Ост-Индии, Китае, на о-вах Тихого океана, в Сев. Америке и через Англию возвратился, в 1864 г., в Берлин. Плодом этих многочисленных странствий, сверх значительного числа его картин, писанных масляными красками, была масса эскизов и этюдов, исполненных преимущественно акварелью. Большинство их хранится теперь в берлин. национальной галерее и было издано в превосходных хромолитографиях, под заглавием: «Um die Welt» и «Hildebrandt's Aquarelle» (1872). В первых своих произведениях Г. довольствовался воспроизведением более или менее простых, обыденных явлений природы; но впоследствии, особенно во время последнего путешествия своего вокруг света, пристрастился к передаче живописных эффектов, ярко характеризующих море, воздух, сушу и вообще климатические условия различных, в особенности экзотических стран; под конец стал впадать в странности и вычурности. Тем не менее, во всем, что ни вышло из под его кисти, особенно в его акварелях, видна удивительная виртуозность техники, как бы шутя разрешающая самые трудные задачи, из которых только одна игра солнца на экваториальном море недостаточно покорялась его мастерству. Картины Г. встречаются во многих общественных музеях и у частных лиц не только в Германии, но в других странах Европы. В кушелевской галерее при Имп. академии художеств, в СПб., находится очень эффектный его пейзаж: «Зимнее утро на реке» (1857). А. С – в.
Гильдии
Гильдии – у древних германцев так назывались общественные пиршества, которыми сопровождались заключение брака, поминки и т. п. события, в особенности жертвоприношения богам. Из древнегерманских саг видно, что в важнейшие праздники все свободные германцы сходились, на три дня, в определенном месте. Первый день предназначался для суждения об общественных делах, второй – для суда, а третий был днем жертвоприношения и общего пира. В первое время распространения христианства Церковь сильно восставала против общественных пиршеств, как явлений, связанных с языческим культом; новокрещаемые должны были отрекаться не только от дьявола, но и от гильдий его. Искоренить этот обычай, однако, оказалось невозможным, и потому представители Церкви (напр. Григорий Великий) старались сообщить ему христианский смысл, придать Г. вид древне-христианских агап. Г. стали справляться во славу христианского Бога и христ. праздников, вблизи христианских храмов. Равным образом и на пиршествах по поводу поминовения умерших прославление их посредством застольных тостов уступило место молитве о спасении их душ. Хотя до сих пор не найдено никаких следов существования, в связи с древнегерманскими пиршествами, какой-либо корпоративной организации, но так как общественные пиршества всегда составляли принадлежность позднейших гильдейских союзов, то связь между ними и древнегерманскими гильдиямипиршествами, весьма вероятна. Во всяком случае Г., в позднейшем смысле слова, были первыми и самыми обширными объединениями, заменившими древнейшие родовые союзы и принявшими на себя некоторые из задач, впоследствии перешедших к государственной власти. Всякая германская Г. в одно и то же время задавалась целями религиозного, нравственного, юридического и политического свойства; но уже в древнейшую пору большинство Г. выдвигали на первый план одну какую-либо цель. Сообразно этому все Г. можно подразделить на две основные группы: духовные и светские.
Духовные Г. возникла не позже VIII в.; в течение X – ХШ в. число их увеличилось, но особенно размножились они в XIV – XV вв. Так, в Кельне их было около 80, в Любеке около 70, а в Гамбурге свыше 100. Каждая гильдия избирала себе какого-либо святого, в качестве патрона, и по имени его называлась. В члены Г. поступали духовные и миряне, мужчины (братчики) и женщины (сестры). Последние принимали участие в религиозных церемониях и в общих пирах, но не допускались к суждению о делах Г. От вновь поступавшего требовалось ручательство членов Г. в его нравственности, известный взнос в гильдейскую кассу и клятвенный обет подчиняться постановлениям Г. Г. имела свою церковь или алтарь и свой дом, где несколько раз в году происходили общие собрания членов и общие пиры. Все, касающееся пира, было определено в статутах Г. с особенною подробностью. Во главе Г. стоял старшина (gerefa, altermann, senior, senator), у которого были помощники для заведования делами экономическими и судебно-административными, а также особые лица (ключники), распоряжавшиеся пиршествами. Суд Г. производился на собраниях членов. Всякое дело члена Г., прежде внесения его в обыкновенный суд, непременно должно было пройти через гильдейский суд, который мог, по желанию истца, разрешить его и окончательно. Наказания, налагавшиеся по гильдейскому суду, были: штрафы деньгами, медом и воском и исключение из Г. Члены Г. должны были помогать друг другу в случае пожара, кораблекрушения или др. несчастий. Г. выдавала своим членам пособия на путешествия к Святым Местам, а также в случаях нужды. Погребение члена Г. совершалось за ее счет: она же заботилась о мессах за упокой души. В XIV и XV вв. между Г. стали различаться колядные Г. (Kalandsgilde – вероятно, назывались так оттого, что обыкновенно собирались 1-го числа каждого месяца, в Календы) и благочестивые братства. Благочестивые братства XIV – XV века представляют ту особенность, что цели их, по-прежнему строго религиозные, специализовались. Поддержание на алтаре свечей в известном количестве, поддержание той или другой церкви, или известной ее части, как то церковной крыши, покровительство школярам, пилигримам и вообще путешественникам, устройство для них госпиталей, кладбищ и проч., – таковы специальные задачи, которые принимали на себя отдельные братства.
Гораздо менее многочисленны были светские Г., но роль их была несравненно более значительна. Светские Г. могут быть подразделены на Г. оборонительные, политические и промысловые. Оборонительные гильдии к задачам духовных Г. присоединяли взаимную оборону членов от насилия и несправедливостей, причиняемых могущественными феодалами и, вообще, людьми посторонними. Возникновение оборонительных гильдий относится к той эпохе, когда королевская власть пала и ее атрибуты были перенесены на территориальных владельцев. Каролинги отнеслись в оборонит. Г. неблагоприятно; не было расположено к ним и духовенство, насчитывавшее в своей среде немало феодальных владельцев. Вследствие этого в Германии и во Франции оборонительные Г. не заняли юридически прочного положения. Но в Англии оборонительные Г. уже в IX в. получили значительное развитие, особенно благодаря покровительству Альфреда Великого. Наибольшего развития оборонительные Г. достигли в Дании, где они возникли в XI – XII вв. Политические Г. главной своей целью имели, по-видимому, поддержание первенствующего политического и социального значения своих членов. Сюда могут быть отнесены Г. древних патрицианских родов, существовавшие в Кельне, Страсбурге, Цюрихе и др. Промысловые Г., в свою очередь, распадаются на Г. купеческие и ремесленные. Купеческие Г. впервые появились в Англии. В Лондоне и Иорке они существовали еще в англо-саксонский период; в др. городах Англии они особенно распространились при Генрихе II, Иоанне и Генрихе III. В XIII в. начинается усиленное их развитие в Германии, Дании, Франции и др. странах. В средневековой Германии было мало обще-купеческих Г., но чрезвычайно много Г. торговцев отдельными товарами, в особенности суконщиков. В нижненемецких приморских городах возникли чужекупеческие Г., в состав которых входили шкипера и купцы, торговавшие с одним и тем же городом; подобные Г. были и в др. странах. Очень скоро выработался принцип, что только те лица могут в данном городе заниматься торговлей, которые состоят членами купеческой Г., и, вместе с тем, что членами купеческой Г. могут быть только купцы. Таким образом принять в число членов купеческой Г. было равносильно разрешению заниматься торговлей. К Г. перешел суд, полицейский надзор за производством торговли и организация ее. Содержание монопольных прав купеческой Г. часто передавалось словом Ганза, хотя термин этот имел и другое значение. Характер купеческих гильдий имели большие английские торговые компании (Merchants of the Staple и Merchant Adventurers), появившиеся в XIII и XIV ст., также как и многочисленные regulated companies, возникавшие с XVI ст. Последние имели своей задачей регулировать спрос и предложение, а в особенности оберегать от переполнения и понижения цен иностранные рынки, на которые сбывались главные предметы английской оптовой торговли – сукно и шерсть. Купеческие Г. в свое время сослужили большую службу торговле и городам, но уже в XVI в. монопольные их права в притязания приходят в столкновение с новым строем жизни. Окончательно они падают после Французской революции. В настоящее время Г. называются иногда в Германии, Англии и Сев. Америке общества взаимного вспоможения или благотворительные.
Существует теория, согласно которой городские общины развились из Г. (Вильда, Гирке, Ницш в др.); новейшие исследователи (Гегель, Гросс, Белов) признают, наоборот, что Г. возникли в городах. Ср. Wilda, «Das Gildenwesen im Mittelalter» (1831); Toalmin Smith, «English gilds, with a prelim essay by Lojo Brentano» (Лонд., 1870); Ch. Gross, «Gilda Mercatoria» (1883); его 'же, «The Gild Merchant» (Оксфорд, 1890 г. – главнейший труд для Англии); Papenheim, «Die altdanischen SchatzRilden» (1880); его же, «Ein aitnorwegisches Schatzgildestatat» (1888); в особенности Karl Hegel, «Stadte und Giloen der german. Volker im Mittelalter» (1891). Явления, аналогичные герм. Г., встречаются и на славянской почве, но они мало исследованы. И у славян поминовения умерших и жертвоприношения сопровождались общественными пиршествами. Языческие праздники и здесь слились с праздниками христианскими. Общественные пиршества назывались братчинами. В Зап. России в XV в. явились братства с характером духовных Г.; во второй половине XVI в. они, под именем церковных братств, приобретают политический характер. Несомненные данные о ремесленных братствах в Зап. России (цехах) дошли до нас от XVI-XVII вв. И в настоящее время существуют в Малороссии цехи, которые, подобно средневековым западноевропейским цехам, вмещают в себе элементы духовных Г.; так они содержать в церквах ставники (большие свечи) и т. п. Такие же черты свойственны малороссийским парубоцким или молодецким братствам. Возможно, что в древнем Новгороде, где в немецком дворе существовала Г. св. Петра, и русские торговцы составляли подобные союзы. Источники упоминают про торговые общины, существовавшие при церквах, имевшие общинные кассы и т. п. Трудно, однако, видеть в них союзы, аналогичные Г., тем более, что смутные указания источников могут быть отнесены и к артели, члены которой не только связаны были началами взаимопомощи, но и весь промысел вели на общий счет. Промысел же в древней Руси был свободный. Ограничения являются только в московском периоде в интересах фискальных. Фискальный характер имеют и торговые общины, тогда же возникшие под именем сотен (гостиные, суконные и т. п. сотни): их задача заключалась в раскладке податей. Наконец и купеческие гильдии, явившиеся результатом Петровского законодательства, имеют значение податных классов.
Г., установленные Петром 1, находились в связи с стремлением его организовать торгово-промышленное население городов в особое сословие и сначала являлись институтом полицейско-государственным, а не финансовым, ибо купцы платили вместе с другими неслужилыми сословиями подушную подать. Регламентом главному магистрату 16 января 1721 г. повелено всех регулярных граждан (т. е. все городское население за исключением иностранцев, шляхетства, духовенства и подлых людей – чернорабочих, поденщиков) разделить на две гильдии, причем к первой гильдии или к первостепенным отнесены: «банкиры, знатные купцы, которые имеют отъезжие большие торги и которые разными товарами в рядах торгуют, городские доктора, аптекари, лекари, шкиперы купеческих кораблей, золотари, серебренники, иконники, живописцы», а ко второй-"которые мелочными товарами и харчевными всякими припасами торгуют, рукомесленные, резчики, токари, столяры, портные, сапожники и сим подобные". Из инструкции Магистратам 1724 г. видно, что Г. имели своих выборных представителей – «старшин и старост с товарищами», которые должны были «попечение и старание иметь обо всем, что до пользы граждан» касается и «о чем надлежит магистрату предлагать». Все, что касалось гражданской пользы, городовой магистрат должен был, согласно инструкции, обсуждать со старшинами и старостами Г. При Елизавете Петровне «инструкцией московского купечества старшинам и старостам с товарищи» 19 янв. 1742 г. повелено разделить купечество на три гильдии, из которых каждая избирает старшину, старосту и товарища на один год, причем старшины второй и третьей Г. подчиняются старшине первой, а старосты с товарищами в каждой Г. подчиняются старшине. На этих лиц возложены некоторые полицейские обязанности и взимание разного рода сборов. Манифестом 17 марта 1775 г. купечество освобождено от подушной подати; принадлежность же городских жителей к купечеству обусловлена записью в Г., которых положено повсеместно три. Распределение купцов по Г. происходило по сумме объявленного ими капитала. К первой Г. причислялись те, которые объявляли капитал более чем в 10000 р., ко второй – объявлявшие от 1000 до 10000, к третьей – от 500 до 1000; имевшие менее 500 р. причислялись к мещанам. Все существовавшие до этого времени частные промысловые сборы были отменены, а на место их впервые установлен особый гильдейский сбор, в размере 1% с объявленного капитала. Объявление капитала предоставлялось на совесть каждого, и никакие доносы на утайку имущества не принимались. «Городовым положением» 1785 г. был повышен размер объявляемых капиталов (для первой Г. от 10-50 т., для второй от 5 до 10 т., для третьей от 1 до 5 т.), но оклад налога остался тот же. В то же время более точно определены права и преимущества купцов, объем которых сделан различным по различию Г. В противоположность цехам, купеческие Г остались и после 1785 г. не организованными в корпорации или общины. В 1807 г. размеры объявляемых капиталов установлены для первой Г. в 50000 р., для второй 20000, для третьей 8000 р.; эти же нормы сохранены и «Постановлением об устройстве Г. и о торговле прочих состояний» 14 нояб. 1824 г. В основе ныне действующего законодательства лежит закон 1 янв. 1863 г., измененный в 1865 г. и образующий «Положение о пошлинах за право торговли и других промыслов», отнесенное к V т. Св. Зак. Согласно этому Положению, предприниматели всех торгово-промышленных действий, не освобожденных от налога; обязаны ежегодно брать особые свидетельства, которые разделяются на купеческие или гильдейские и просто промысловые. Лицо, взявшее купеческое или гильдейское свидетельство, кроме права производить в известных пределах торговлю или промысел, приобретает еще личные права и преимущества, присвоенные купеческому состоянию. Гильдейские свидетельства могут быть выдаваемы лицам обоего пола, кроме священнослужителей и церковных причетников (что не распространяется на оставшихся по смерти их вдов и незамужних дочерей) и протестантских проповедников, находящихся при должностях. Лица, не принадлежащие к купеческому сословию, могут брать гильдейские свидетельства с сохранением настоящего их звания или с перечислением в купечество. Дворяне, взявшие гильдейские свидетельства, пользуются правами и выгодами, данной Г. присвоенными, но, неся все повинности по купеческому званию наравне с купцами, не освобождаются от своих обязанностей и повинностей по дворянскому званию. Правами купеческого состояния пользуется как лицо, на имя которого выдано гильдейское свидетельство, так и члены его семейства, внесенные в одно с ним свидетельство. В гильдейское свидетельство, выдаваемое на имя мужа, может быть внесена жена, но в свидетельство, выданное на имя жены, муж внесен быть не может; при отце или матери могут быть внесены в одно свидетельство их сыновья, не замужние дочери и усыновленные законным порядком приемыши (приемыши, не усыновленные законным порядком – только до совершеннолетия), равно как и внуки (дети сына); но внесение сих последних допускается лишь тогда, когда отцы их не производят торговли от своего имени. Незамужние сестры могут быть причислены к свидетельству их брата, начальника семейства. Если, по смерти начальника семейства, место его заступить один из оставшихся сыновей, то в свидетельство этого нового начальника семейства могут быть внесены братья его и родные племянники только до достижения ими совершеннолетия (21 года), а сестры и родные племянницы – до замужества. Купец, вместе с женою, может зачислить в свое свидетельство детей от первого ее брака: сыновей до совершеннолетия, а дочерей – до замужества; купеческой же вдове предоставляется зачислять в свое свидетельство детей умершего ее мужа от первого его брака наравне с собственными от него детьми. Надзор за правильной выдачей гильдейских свидетельств предоставлен казенной палате. Гильдий с 1863 г. осталось две. Плата за свидетельство первой Г., к которой, по предположению закона, принадлежит оптовая торговля, однородная – 565 руб., для всех местностей России, плата же за свидетельство второй Г., которое обязаны брать торговцы в розницу и владельцы фабрик и заводов с числом рабочим более 16 чел., составляет, по 5 классам местностей, от 40 до 120 руб. А. Я.
Гильотина
Гильотина – машина для обезглавливания, применяемая во Франции с эпохи Революции. Она состоит из двух вертикальных столбов; соединенных наверху перекладиной; между этими столбами, по сделанным на внутренней стороне их желобкам, движется сверху вниз очень тяжелое, широкое, кривое лезвие, отточенное с нижней стороны. Лезвие это подтягивается к верхнее перекладине веревкой; казнимого кладут между столбами так, чтобы шея его приходилась как раз против лезвия, веревку отпускают и тогда лезвие падает с очень большой силой и скоростью, моментально отделяя голову от туловища. – Уже задолго до революции подобного рода машина была в употреблении в Шотландии, в Англии и в различных странах континента. С начала XVIII в. она вышла из употребления; но изображения машины и описание казней, совершавшихся при ее помощи, сохранились в различных сочинениях того времени. Из одного подобного сочинения, где описывалась казнь, совершенная в Милане, в начале XVIII в., почерпнул, как говорят, сведения о машине и д-р Гильотен, благодаря которому она вновь вошла в употребление. Д-р Гильотен род. в 1738 г. Будучи избран в учредительное собрание в 1789 г., он в декабре того же года внес в собрание предложение о том, чтобы смертная казнь всегда производилась одним и тем же способом – именно через обезглавливание, и притом посредством машины. Цель этого предложения заключалась в том, чтобы казнь через обезглавливание не составляла более привилегии знатных, а самый процесс казни производился как можно быстрее и причинял как можно менее страданий. После продолжительных дебатов мысль Г. о смертной казни через обезглавливание была принята, и этот способ казни был введен в уголовный кодекс, составленный собранием (и ставший законом в 1791 г.). Первоначально, впрочем, предполагалось производить обезглавливание мечем, но когда этот способ оказался неудобным, то вопрос о способе совершения казни был передан особой комиссии, по поручению которой д-р Антуан Луи (Antoine Louis) составил докладную записку, где высказался за машину подобную той, какую уже предлагал Г. Это предложение было принято, и в апреле 1792 года, после удачных опытов над трупами, в Париже, на Place de Grеve, была произведена первая казнь новой машиной. Во время производства опытов машине этой дали (от имени д-ра Луи) название Louisette или lа реtite Louison, которое однако скоро сменилось названием Г. Тесная связь гильотины с эпохой террора послужила препятствием к распространению ее в Европе. Впрочем, в 1853 г. Г. была введена в Саксонии (под именем Fallschwert или Fallbeil) и затем распространилась в некоторых других государствах Германии. Часто повторяемый рассказ, будто Гильотен сам был казнен изобретенной им машиной, лишен основания: Гильотен пережил революцию и умер естественной смертью в 1814 г.
Гималайские горы
Гималайские горы (Himalaja, по-санскритски – зимнее или снежное жилище, у греков и римлян Imans в Hemodus) – высочайшие горы на земле; отделяют Индостан и зап. часть Индо-Китая от Тибетского плоскогорья и простираются от места выхода из них Инда под 73°23' в. д. по Гриничу в юго-вост. направлении до Брахмапутры под 95°23' в. д. на протяжении 2375 км. при ширине в 220 – 300 км. Зап. часть Г. под 86° с. ш. так тесно связана в один горный узел (величайший на земле) с почти параллельным ему началом хребта Каракорум, который тянется на незначительном расстоянии от него, с хребтом Куен-Лунь, ограничивающим Тибет с С, и с Гиндуку, что все эти четыре горных хребта входят в состав одной возвышенности. Г. горы составляют самый южный и самый высокий из этих хребтов. Восточная оконечность Г. гор переходит приблизительно на 28 параллели в сев. части британской пров. Ассам и Бирма в принадлежащие уже Китаю горы Юн-Линг. Обе горные массы отделяются друг от друга Брахмапутрой, которая перерезывает здесь горы и делает изгиб с С на ЮЗ. Если представить себе линию, идущую на юг от озера Мансаровар, лежащего между истоками Сетледжа и Брахмапутры, то она разделит Г. горы на зап. и вост. половину и вместе с тем будет служить этнографической границей между арийским населением бассейна Инда и туранским населением Тибета. Средняя высота Г. г. равняется 6941 мм.; многочисленные вершины значительно выше этой линии. Некоторые из них выше всех вершин Андов и представляют самые высокие точки земной поверхности. До 225 из этих вершин измерены; из них 18 возвышаются более 7600 м., 40 более 7000, 120 бол. 6100. Высочайшие из всех Гауризанкар или МоунтЭверест (Mount-Everest) вышиною в 8840 м., Канчинжинга (Kantschinjinga) в 8581 м. и Давалагири (Dhawalagiri) в 8177 м. Все они лежат в восточной половине Г. гор. Средняя высота границы снега на Г. горах равняется приблизительно 4940 м. на южн. склоне и 5300 м. на сев. Из громадных ледников некоторые спускаются до 3400 и даже 3100 м. Средняя высота ведущих через Г. горы проходов (Ghats), которых известно 21, равна 5500 м.; высота самого высокого из них, прохода ИбиГамин, между Тибетом и Гарвалом, равна 6240 м.; высота самого низкого, Бара-Лача (BaraLatscha) – 4900 м. Г. горы не составляют одной совершенно сплошной в непрерывной цепи, а состоят из системы то более, то менее длинных хребтов; частью параллельных, частью пересекающихся, между которыми залегают широкие и узкие долины. Настоящих плоскогорий в Г. горах не встречается. Вообще южн. сторона Г. гор более раздроблена, чем северная; здесь больше отрогов и боковых хребтов, между которыми лежат более или менее зависимые от индобританского правительства государства Кашмир, Гаривал, Камаон, Непал, Сикким и Бутан. На южн. стороне Г. гор берут начало притоки Инда: Джелам, Шенаб и Рави, Ганг с его левыми притоками и Джамуни.
Г. горы более всех других гор на земном шаре богаты величественными красотами природы; особенно живописный вид представляют они с Ю. Что касается геологического строения Г. г., то у подошвы видны преимущественно песчаники и обломочные горные породы. Выше, приблизительно до 3000 – 8500 м. высоты, преобладает гнейс, слюдяной, хлоритовый и тальковый сланец, прорезанные часто толстыми жилами гранита. Выше – вершины состоят главным образом из гнейса и гранита. Вулканических горных пород на Г. торах не встречается и вообще здесь вовсе нет признаков вулканической деятельности, хотя здесь и существуют различные горячие ключи (числом до 30), наиболее известные из которых находятся в Бадринате. Растительность крайне разнообразна. У южн. подошвы вост. половины тянется нездоровая и непригодная для заселения болотная местность, называемая Тараи, ширины в 15 – 50 км., поросшая непроходимыми джунглями и гигантской травой. За нею следует, до высоты приблизительно 1000 м" крайне богатая, тропическая и специально индийская растительность, за которою до высоты 2500 м. следуют леса дубов, каштанов, лавровых деревьев и т. п. Между 2500 и 3500 м. флора соответствует флоре южной и средней Европы; преобладают хвойные и именно Pinas Deodora, P. excelsa, P. longifolia, Aties Webbiana, Picea Morinda и т. д. Граница древесной растительности проходит выше на сев. стороне (последняя порода деревьев здесь береза), чем на южн. (здесь выше всего восходит один род дуба – Quercus semicarpifolia). Следующая затем область кустарников доходит до границы снега и на сев. стороне заканчивается одним видом Genista, на южн. – несколькими видами Rhododendron, Salix и Ribes. Хлебопашество на тибетской стороне восходит до 4600 м., на индийской лишь до 3700; травы на первой растут до 5290 м., на второй – до 4600 м. Фауна Г. гор также крайне интересна и очень богата. На южн. стороне до 1200 м. она специально индийская; представителями ее являются тигр,. слон, обезьяны, попугаи, фазаны и красивые виды кур. В средней области гор встречаются медведи, мускусные кабарги и различные виды антилоп, а на сев. стороне, примыкающей к Тибету – дикие лошади, дикие быки (яки), дикие бараны и горные козлы, а также некоторые другие млекопитающие, принадлежащие к фауне Средней Азии и специально Тибета. Г. горы не только составляют политическую границу между англо-индийскими владениями и Тибетом, но в общем также и этнографическую между живущими к югу от Г. гор арийцами и индусами и принадлежащими к монгольскому племена жителями Тибета. Оба племени распространились по долинам вглубь Г. гор и различным образом перемешались между собою. Население гуще всего в крайне плодородных долинах, на высоте от 1500 до 2500 м. На высоте 3000 оно становится уже редким. См. Н. A. und R. von Schlagintweit, «Resalts of a scientific mission to India and High-Asia» (с атласом, Лпц., 1861 – 66); SchlagintweitSakunlunski, «Reisen In Indien und Hochasien» (Иена, 1869 – 80): К. E. von Ujfalvy, «Aus dem westlichen Himalaya» (Лпц., 1884).
Гименей
Гименей (ўЎmhn. ўЎmhnaioV): 1) Название особого рода хоровой песни у древних, певшейся при проводах невесты в дом жениха юношами и девицами. Постоянным припевом ее было: «ўЎmhn w ўЎmenai w». – 2) Божество брака, собственно олицетворенная брачная песнь. Г. считался сыном Аполлона и одной из муз. Рассказы о его происхождении и связях с различными мифическими лицами противоречивы. В мифах он является цветущим, женственной красоты юношей, умирающим во цвете лет в день брака, в тоске о скоротечности юности и красоты, и погребаемым музою, его матерью. В таких рассказах, по-видимому, символизируется потеря невинности и чистоты вследствие брака. В искусстве (на римских рельефах, на одной помпеянской фреске) Г. является стройным нагим юношей, с факелом в одной и венком в другой руке, с строгим выражением лица, отличающим его от Эрота.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 27 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close