Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:34
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Александрит
Александрит – прекрасно образованные тройниковые кристаллы сибирского зеленого хризоберилла, обладающие наружным гексагональным габитусом, верхняя горизонтальная плоскость которых разделена системою штрихов на шесть отделов. Кристаллы в проходящем свете обладают довольно ярким красным цветом; они достигают в диаметре до 6,5 сант. и имеют значительную ценность. Название свое А. получил потому, что был в 1842 году открыт в день достижения совершеннолетия тогдашнего наследника цесаревича Александра Николаевича.
Александрия
Александрия, по-турецки и арабски Искандеры или Скандеры; укрепленный портовый город на берегу Средиземного моря, в Египте, под 30° 2' 4" с. ш. и 48° 58' 3" в. д. расположен на северо-западе стороне Нильской дельты, на песчаной косе, тянущейся с юго-запада на северо-восток и отделяющей прибрежное озеро Мариут (Мареотис) от Средиземного моря. Город возвышается на 13 м. над поверхностью моря, основан Александром Великим, после смерти которого был столицею и резиденцией Птоломеев.
Старый город (5,5 км. дл. и 1,7 км. в поперечнике) построен по плану архитектора Динохара или Динократа и окружен крепкими стенами. Две прямые и очень широкие улицы (более 30 м. ш.), украшенные по обеим сторонам колоннадой, перекрещивались под прямыми углами с массою других улиц; прямо против города лежал остров Фарос, на сев. оконечности которого стоял знаменитый маяк того же имени, построенный из белого мрамора, соединенный с городом длинным молом, наз. септастадион (7 стадий). Этот мол разделял две очень просторные гавани: большую или новую на северо-восток и старую или гавань Эйносто на юго-запад; обе соединялись мостами, построенными на обоих концах мола. На южной стороне города, на омелевшем теперь совершенно и пустынном озере Мареотис, находилась еще третья, очень оживленная торговая гавань, наз. Болотной; на юго-западе при устье Нильского канала, проходящего вдоль южной городской стены и также соединяющегося с этим озером, была еще искусственная гавань Киботос. Большинство общественных зданий были обращены к большой гавани и находились в восточной и самой богатой части города – Брухии (Брухейон); здесь стояли дворцы Птоломеев, окруженные парками и садами, Сома или Сэма – гробница Александра Великого и Птоломеев, музей с старым книгохранилищем, величайшим в мире, большой театр, Посидион (храм Посейдона) и простирающийся до моря Тимонион, построенный одним из триумвиров, Марком Антонием; затем Цезариум (Caesareum) и, ближе к гептастадиону – Эмпорион, т. е. торговая площадь с помещениями для торговли и товарными складами, наконец, еще далее на запад – доки. Кроме того в восточной части города находилась гимназия с большою стоею или колоннадою, суд и много других роскошных зданий, храмов и бесчисленное множество статуй. Юго-восточная часть города, против старой гавани, называлась Ракотис; здесь находился Акрополь или здания Серапиона, названные так по имени Сераписа, с другой большой библиотекой; вне городской стены лежал Некрополь. Северо-восточная часть города занимали евреи, которым принадлежали две из пяти городских частей; еврейский квартал был отделен стеной от ипподрома. От всех этих богатств современная А. сохранила только слабые следы; из памятников древности самый замечательный – так наз. Помпеева колонна. Большую часть подземного пространства занимают большие, высеченные в известняке, цистерны, снабжавшие древнюю А. пресною водою. Каменные обломки гробниц указывают место древнего Некрополя. А. с самого своего основания была египетской столицей Греции. Население города, доходившее в цветущее время при Диодоре до 300 т. свободных людей, – следовательно с рабами и пришлым элементом можно считать вдвое и даже более, – состояло преимущественно из грековколонистов, собственно египтян и евреев, рано туда привлеченных и быстро эллинизировавшихся. После смерти Александра Великого, А. досталась Птоломеям, которые сделали ее своею резиденциею и центром греческой культуры. Благодаря торговле, которой чрезвычайно благоприятствовало необыкновенно выгодное положение города, А. быстро росла и возвышалась и в эпоху присоединения к Римской империи (30 г. до Р. X.) достигла высшего расцвета. При цезарях А. была вторым городом Римской империи, но с этого времени она пошла к упадку, сначала медленно, незаметно, потом, вследствие возвышения Константинополя, все более и более быстро. Борьба христианства с язычеством вызывала в А. кровавые сцены. Взятие Феодосием Серапиона (в 389 г.), этого последнего оплота языческой теологии и учености, и обращение его в христианский храм (во имя Св. Аркадия), нанесло язычеству последний удар. А. впрочем еще гораздо раньше сделалась центром христианского богословия и местом пребывания патриарха. Во время византийского владычества А. все еще продолжала быть первым торговым городом империи, но 14-ти месячная осада и наконец взятие ее арабами, под предводительством Амру, в дек. 641 г., нанесли решительный удар ее торговле. Только торговля с Индией, поскольку она шла по старому пути чрез Красное море, оставалась еще за А. и была исключительно в руках венецианцев, приобретших в XIV в. монополию торговли индейскими товарами, но с открытием морского пути вокруг мыса Доброй Надежды и с началом португальского могущества в Ост-Индии и эта ветвь торговли отошла от А. Покорение Египта турками, в 1517 г. не изменило положения вещей: А. все более и более падала, а в 1777 г. имела не более 6000 жит. Даже вывозная торговля направилась на Розетту и Дамиетту, так как вследствие обмеления канала и оз. Мареотиса А. уже не была достаточно соединена с внутренностью страны. Французское завоевание А. в 1798 г. вновь привлекло внимание Европы к этому городу, для которого при Мегемеде-Али началась новая эра.
Современная А. расположена в 209 км. от Каира, с которым с 1855 г. соединена железной дорогой, на месте, занимаемом некогда древним городом. Мегемед-Али, проводивший здесь часть года, прорыл, открытый в 1820 г., канал Махмудие и соединил таким образом опять гавань с Нилом, Каиром и окружающей страной и тем самым возвратил прежнее значение городу, сделавшемуся опять одним из значительнейших и прекраснейших торговых пунктов Средиземного моря, постоянно расширяющим свою деятельность. Число жителей возросло (1882) до 227064, из которых 48672 иностранца различных национальностей (известны у туземцев под общим именем франков), имеющих с 1 января 1876 года свои особые смешанные суды с апелляционным сенатом в А. Обе старые гавани продолжают существовать, но средоточием торговли в новейшее время сделалась западная гавань. Здесь в обыкновенное время бывает до 2 – 3000 судов; эта же гавань есть главная стоянка египетского флота. С мая 1871 г. приступлено к исполнению работ по укреплению этой гавани. Новая внешняя гавань представляет водяную поверхность в 350 г. при 10 м. глубины в защищена от напора волн дамбой в 2340 м. дл. и 8 м. выш., имеющей 2 входа в 600 и 800 м. шир. Внутренняя гавань имеет поверхность в 72 г. и не менее 8,5 м. глубины и также защищена особым молом. При входе в гавань расположено несколько батарей: на юго-западе у Маребота, а также возле неуклюжего маяка (55 м. выш.), построенного в 1842 г. на зап. оконечности острова Фароса, который соединен теперь с материком посредством образовавшейся с течением времени песчаной косы, разделяющей таким образом обе гавани. Недалеко от маяка стоит, построенный Мегемедом-Али, прекрасный дворец и здание главного управления, далее большой морской арсенал с доками и всеми принадлежностями для постройки и чинки судов. У входа в арсенал начинаются набережные (с базарами и товарными складами) и тянутся до канала Махмудие, огибающего город и доступного для мелких судов. Гавань этого канала, расположенная против Нильских ворот, представляет большой рынок (наз. Минут-эль-Бассаль) самых разнообразных продуктов страны, привозимых сюда со всех сторон по жел. дор. и водою и перегружаемых тут на морские суда. Приблизительно в 6 км. к северо-востоку от А. лежит, соединенный с ней жел. дор., Рамлей – любимая летняя резиденция вицекороля и александрийской знати, славящейся здоровым и сухим воздухом пустыни; здесь существуют еще остатки купальни Клеопатры. Вдоль канала расположены дачи европейцев, из которых многие окружены прекрасными садами. Невдалеке лежит Абукир.
А. не имеет определенного характера, соединяя в себе черты, свойственные востоку и западу. Она разделяется на 2 существенно различные части: мохамеданскую – на перешейке, разделяющем 2 гавани, около 100000 жит. и 100 мечетей и франкскую – на материке и по южному берегу восточной гавани. Улицы первой имеют совершенно типичный, мохамеданский характер: они узки, неправильны и грязны, дома, плохо построенные, – с решетчатыми окнами, в большинстве случаев обращенными во двор. Только дворцы знатных турок отличаются более изящною архитектурою (alla franca). Франкский квартал окружает площадь Мегемеда-Али или Консульскую (по-арабски Меншье), где посреди широкой аллеи (11 м.) стоит его бронзовая конная статуя; тут же находятся два больших фонтана, устроенных при Саиде-паше. В этой части города, имеющей с 1869 г. мостовые, газо– и водопроводы, находятся самые красивые городские здания, между ними несколько палаццо, принадлежащих частью принцам, частью же европейским купцам, много хорошо устроенных гостиниц. Тут же находится и театр, 4 кат., 8 прот. и 3 правосл. церкви, и коптская, и маронитская и 3 синагоги. А. – постоянная резиденция патриарха, губернатора, полиц. префекта, здесь же имеется паспортное бюро, таможня, морское министерство и Мекеме или бюро домовладельцев. В А. постоянно присутствует 11 различных ген. консулов; тут же находится морское и торговое управление вице-короля, военные и морские школы, карантинное управление. Кроме того город имеет 4 европ. больницы, а также египетские лазареты для туземцев, главным образом для войны, коллеж лазаристов, итальянский лицей, школы: немецкой церкви, шотландскую, греческую, греко-армянскую, еврейскую, 6 школ для девочек, 8 массонских лож, публичную библиотеку и итальянский театр. Укрепления, построенные по французским планам, довольно удачны, но по современным египетским военным силам – слишком растянуты. Как ни велика морская торговля А., своим современным коммерческим значением она обязана главным образом вывозу продуктов страны и ввозу европейских товаров, предназначенных для Египта. С тех пор как английская почта проложила через Египет путь в Индию, к этому присоединяется оживленное товаропассажирское и почтовое движение, пользующееся отчасти египетскою жел. дор., ведущею к Красному морю, хотя, с открытием Суэцкого канала, транзит идет большей частью минуя А., прямо на Порт-Саид. А. имеет пять почтовых управлений: египетское, австрийское, итальянское, французское и греческое. Крупная торговля вся в руках у европейцев, мелкую ведут туземцы. Из европейцев первое место занимают греки и итальянцы, за ними следуют англичане и французы; немецкие торговые дома работают по ввозу и вывозу. В 1885 г. сюда прибыло: 1118 пароходов (586 англ.), 1203 парусн. суд., всего 2321 судно в 1543407 т. Сумма ввоза равнялась 787426600 пиастров, сумма вывоза – 1116354300 п.
Во время восстания Араби-паши в 1882 г. А. сильно пострадала, 11-го июня александрийская чернь, к которой присоединилась также часть слабого гарнизона, напала на европейцев и произвела кровопролитную резню, после чего Араби-паша осадил город и вооружил форты. 6 июля комендант А., Тульба-паша, получил от британского адмирала сэра Бошана Сеймура приглашение приостановить военные приготовления, а 9-го июля вечером всем консулам было предложено вызвать из города всех своих соотечественников.
Александров
Александров – уездный город Владимирской губернии, на р. Серой (приток Клязьмы), при Московско-Ярославской железной дороге, с 6724 жит. (в 1885 г.), имеет 5 церквей и знаменитый женский монастырь, в котором погребены сестры Петра Великого, Марфа и Феодосия. Близ города находится государственный конский завод. Александров известен своими сталелитейными заводами. Это местечко, называвшееся некогда Александровской Слободою, было любимым местопребыванием царя Иоанна Васильевича Грозного, основавшего тут, между прочим, первую в России типографию. С 1560 г. слобода сделалась главным местопребыванием опричины и была оставлена царем за собою, когда он вздумал передать, для вида, управление государством бывшему казанскому хану. Александровский уезд Владимирской губ., занимающий 3285,3 кв. км. (2886, 8 кв. в.) – промышленный уезд, имеет жителей 100525, из коих (за исключением городского поселения в одном уездном городе) все население уезда, 93801, живет в 773 населенных пунктах на кв. версту 34,8).
Александро-Невская лавра
Александро-Невская лавра в С.-Петербурге основана в 1710 году на берегу р. Невы и Черной речки, в воспоминание побед вел. кн. Александра Невского над шведами. В 1713 – 1714 гг. устроена была здесь деревянная церковь Благовещения Пресв. Богородицы с деревянными братскими кельями и началось общежительство братии. Вскоре явились и каменные церкви, и каменные кельи, в том числе церковь во имя св. благоверного вел. кн. Александра Невского; сюда, по воле импер. Петра и, перенесены были в 1724 г. из владимиро-рождественского монастыря мощи св. Александра Невского. Для этой цели отправлена была во Владимир особая комиссия из духовных и светских особ. 30 августа св. мощи достигли берегов Невы. При устье Ижоры они встречены были самим Императором и государственными сановниками, перенесены на особую галеру и при звоне колоколов и громе пушек приблизились к невскому монастырю, где встретил их дед русского флота – ботик Петра I-го. Император и сановники сняли с галеры св. мощи и перенесли их с честью в Александро-Невскую монастырскую церковь. С тех пор существует праздник 30 августа. В 1720 г. заложен был в монастыре соборный храм во имя св. Троицы; к 1753 г. он был уже почти готов, но вследствие открывшихся повреждений в стенах и сводах был разобран; вновь заложен в 1776 г., по плану архитектора Старова, и окончен в 1790 году; в том же году 30 августа сюда торжественно перенесены были мощи Александра Невского из Александро-Невской церкви. Большая часть остальных зданий монастыря построена в периоде времени от 1725 г. до 1791 года. Именным указом импер. Павла и в 1797 г. монастырь переименован в Лавру и занял по штатам этого года третье место, после монастырей киево-печерского и троице-сергиева. В настоящее время в Лавре находится налицо 12 церквей: 1) Свято-троицкий собор, имеющий в длину 35 саж., в шир. до 20 с., в выс. до 29 саж. (с куполом, главою и крестом). Иконостас его – из итальянского мрамора; местные иконы на металлических досках – работы Ван Дейка, Куверчино и Якимова; на стенах – иконы известных русских и иностранных художников за лев. клиросом «Воскресение» И. X. Рубенса; в алтаре – «Благовещение Пресв. Богород.» Рафаэля Менгса). За правым клиросом находится серебряная рака с мощами св. Александра Н., сооруженная импер. Елисаветой Петровной из серебра, полученного в первый раз из колыванских рудников; на раке – покров с бриллиантами, пожертвованный импер. Екатериною II; с восточной стороны раки серебряная пирамида с двумя ангелами, трофеи и воинские доспехи с древним оружием. На изготовление всех этих предметов употреблено до 87 пудов серебра. Внутренние поверхности собора украшены лепною работою. 2) Церковь Благовещения Пресв. Богородицы, по левую сторону внутренних монастырских ворот; здесь погребены некоторые особы царствующего дома и в том числе был погребен и Император Петр III, перенесенный в 1796 г. в петропавловский собор; также Суворов (за левым клиросом), П. И. Ягужинский, кн. А. М. Голицын, гр. А. Г. Разумовский, гр. Н. И. Панин, кн. А. А. Безбородко, И. И. Бецкий, гр. И. И. Шувалов; 3) Церковь св. Александра Невского (там же); 4) Ц. св. Серия (там же); 5) Ц. сошествия св. Духа (постр. 1819 – 1822), налево от ворот; здесь погребены с.-петербургские митрополиты: Михаил, Серафим, Никанор и Григорий; 6) Ц. св. Феодора и св. Николая Чуд.; здесь погребены некоторые архиепископы и в числе их Евгений Булгарис; 7) Ц. арх. Михаила, и 8) Крестовая в доме митрополита; 9) Ц. праведного Лазаря на старом лазаревском кладбище; здесь погребены: гр. А. П. Шувалов, адмирал Шишков; 10) Церковь во имя Богоматери всех скорбящих радости, над лаврскими наружными воротами (с северной стороны); 11) Ц. св. Николая на новом кладбище, и 12) Церковь Богоматери тихвинской на тихвинском кладбище. На западной стороне монастыря, против собора, находятся покои митрополита; на той же стороне, а также на северной, южной и возле собора – помещения для монашествующей братии, начальствующих лиц монастыря и викарных епископов; в северо-западном углу – ризница, в юго-западном – библиотека; возле собора – комитет духовной цензуры. Лавра состоит под начальственным наблюдением с.петербургского митрополита, а управляется духовным собором, состоящим из наместника и других начальствующих лиц монастыря. Кроме сумм, ассигнованных по штату, она имеет земельные угодья по реке Неве, значительное число каменных домов по Невскому проспекту и набережной Невы и до 100 обширных каменных амбаров, отдаваемых в аренду под хлебные склады. В ризнице монастыря хранятся драгоценные сосуды, кресты, Евангелия, иконы, старинные архиерейские облачения, антиминсы, княжеская шапка, трость и кровать Петра I-го. В лавре три кладбища: 1) старое лазаревское (при входе в монастырь налево), на котором погребены М. В. Ломоносов, Д. И. фон Визин, гр. П. И. Шувалов, И. А. Крылов; 2) тихвинское (направо); здесь погребены: Карамзин, Гнедич, Сперанский, Глинка, Плетнев, Даргомыжский, Серов, Достоевский, Градовский; 3) новое или никольское, к востоку от собора. Литература: А. Павлов: «Описание свято-троицкой Александро-Невской лавры хронологическими списками особ, погребенных в церквах и на кладбищах лаврских» (С.-Петербург, 1842); «Историко-статистические сведения о с.петербургской епархии, издание с.-петерб. епархиального историко-статистического комитета» (вып. 8, С.-Петербург, 1884); П. Н. Петров, «История С.-Петербурга, с основания города до введения в действие выборного городского управления по учреждениям о губерниях 1703 – 1782 г.» (С.-Петерб., 1885); В. Саитов, «Петербургский некрополь или исторический справочный указатель лиц, родившихся в ХVII – XVIII вв. по надгробным надписям Александро-Невской лавры и упраздненных с.-петербургских кладбищ» (Москва, 1883; приложение к «Русскому Архиву»).
Алексей Михайлович
Алексей Михайлович – второй царь из дома Романовых; род. 19 марта 1629 г., царствовал с 14-го июля 1645 по 28 января 1676 год. До пятилетнего возраста молодой царевич Алексей оставался на попечении у царских «мам». С пяти лет под надзором Б. И. Морозова он стал учиться грамоте по букварю, затем приступил к чтению часовника, псалтыри и деяний Св. Апостол, в семь лет начал обучаться письму, а в девять – церковному пению. С течением времени у ребенка (11 – 12 лет) составилась маленькая библиотека; из книг, ему принадлежавших, упоминаются между прочим лексикон и грамматика, изданные в Литве, а также Космография. В числе предметов «детской потехи» будущего царя встречаются: конь и детские латы «немецкого деда», музыкальные инструменты, немецкие карты и «печатные листы» (картинки). Таким образом, наряду с прежними образовательными средствами заметны и нововведения, которые сделаны были не без прямого влияния Б. И. Морозова. Последний, как известно, одел в первый раз молодого царя с братом и другими детьми в немецкое платье. На 14-м году царевича торжественно «объявили» народу, а 16-ти лет он, лишившись отца и матери, вступил на престол московский. Со вступлением на престол царь Алексей стал лицом к лицу с целым рядом тревожных вопросов, волновавших древнерусскую жизнь XVII века. Слишком мало подготовленный к разрешению такого рода вопросов, он первоначально подчинился влиянию бывшего своего дядьки Б. И. Морозова, но вскоре и сам стал принимать самостоятельное участие в делах. В этой деятельности окончательно сложились основные черты его характера. Самодержавный русский царь, судя по его собственным письмам, отзывам иностранцев (Мейерберга, Коллинза, Рейтенфельса, Лизека) и отношениям его к окружавшим, обладал замечательно мягким, добродушным характером, был по словам г. Котошихина, «гораздо тихим». Духовная атмосфера, среди которой жил царь Алексей, его воспитание, характер и чтение церковных книг развили в нем религиозность. По понедельникам, средам и пятницам царь во все посты ничего не пил и не ел и вообще был ревностным исполнителем церковных обрядов. К почитанию внешнего обряда присоединялось и внутреннее религиозное чувство, которое развивало у царя Алексея христианское смирение. «А мне грешному, пишет он, здешняя честь, аки прах». Царское добродушие и смирение иногда, однако, сменялись кратковременными вспышками гнева. Однажды царь, которому пускал кровь немецкий «дохтур», велел боярам испробовать то же средство. Р. Стрешнев не согласился. Царь Алексей собственноручно «смирил» старика, но затем не знал, какими подарками его задобрить. Вообще царь умел отзываться на чужое горе и радость; замечательны в этом отношении его письма к А. Ордыну-Нащокину и кн. Н. Одоевскому. Мало темных сторон можно отметить в характере царя Алексея. Он обладал скорее созерцательной, пассивной, а не практической, активной натурой. Он стоял на перекрестке между двумя направлениями, старорусским и западническим, примирял их в своем мировоззрении, но не предавался ни тому, ни другому со страстной энергией Петра. Царь был не только умным, но и образованным человеком своего века. Он много читал, писал письма, составил «Уложение сокольничего пути», пробовал писать свои воспоминания о польской войне, упражнялся в версификации. Он был человеком порядка по преимуществу; «делу время и потехе час» (т. е. всему свое время) – писал он; или «без чина же всякая вещь не утвердится и не укрепится».
Этот чин, однако, нужно было утвердить при вступлении 16-тилетнего царя на престол. Молодой царь подчинился влиянию Б. Морозова. Задумав жениться, он в 1647 г. выбрал себе в жены дочь Рафа Всеволожского, но отказался от своего выбора, благодаря интригам, в которые, вероятно, замешан был сам Морозов. В 1648 году, 16 января, царь заключил брак с Марьей Ильиничной Милославской; вскоре затем Морозов женился на сестре ее Анне. Таким образом Б. И. Морозов и тесть его Д. И. Милославский приобрели первенствующее значение при дворе. К этому времени, однако, уже ясно обнаружились результаты плохого внутреннего управления Б. И. Морозова. Царским указом и боярским приговором 7 февраля 1646 г. установлена была новая пошлина на соль. Эта пошлина заменила не только прежнюю соляную пошлину, но и ямские и стрелецкие деньги; она превосходила рыночную цену соли – главнейшего предмета потребления – приблизительно в 11/2 раза и вызвала сильное недовольство со стороны населения. К этому присоединились злоупотребления И. Д. Милославского и молва о пристрастии царя и правителя к иностранным обычаям. Все эти причины вызвали бунт народный в Москве и беспорядки в других городах; 25-го мая 1648 г. народ стал требовать у царя выдачи Б. Морозова, затем разграбил его дом и убил окольничего Плещеева и думного дьяка Чистого. Царь поспешил тайно отправить любимого им Б. И. Морозова в Кириллов монастырь, а народу выдал окольничего Траханиотова. Новая пошлина на соль отменена была в том же году. После того, как народное волнение стихло, Морозов возвратился ко двору, пользовался царским расположением, но не имел первенствующего значения в управлении. Царь Алексей возмужал и уже более не нуждался в опеке; сам он писал Никону в 1651 г., что «слово его стало во дворце добре страшно». – Слова эти, однако, на деле не вполне оправдались. Мягкая, общительная натура царя нуждалась в советчике и друге. Таким «собинным», особенно любимым, другом стал Никон. Будучи в то время митрополитом в Новгороде, где со свойственною ему энергией он в марте 1650 г. усмирял мятежников, Никон овладел доверием царским, посвящен был в Патриархи 25 июля 1652 г. и стал оказывать прямое влияние на дела государственные. Из числа последних особенное внимание правительства привлекали внешние сношения.
Еще в конце 1647 года казацкий сотник Зиновий Богдан Хмельницкий бежал из Украины в Запорожье, а оттуда в Крым. Возвратившись с татарским войском и избранный в гетманы казацкою радой, он поднял всю Украину, поразил польские войска при Желтых водах, Корсуне, Пилаве, осаждал Замостье и под Зборовом заключил выгодный мир; потерпевши неудачу под Берестечком, он согласился под Белою Церковью на мир гораздо менее выгодный, чем Зборовсий. Мир этот возбудил народное неудовольствие; гетман принужден был нарушить все условия и в стесненных обстоятельствах обратился с просьбою о помощи к «царю восточному». На соборе, созванном по этому поводу в Москве, 1 октября 1653 г. решено было принять казаков в подданство и объявлена война Польше. 18-го мая 1654 г. сам царь выступил в поход, съездив помолиться к Троице и в Саввин монастырь. Войско направилось к Смоленску. После сдачи Смоленска 23 сентября, царь возвратился в Вязьму. Весной 1655 года предпринят был новый поход. 30 июля царь совершил торжественный въезд в Вильну, затем взяты были Ковно и Гродно. В ноябре царь возвратился в Москву. В это время успехи Карла X, короля шведского, завладевшего Познанью, Варшавою и Краковым, изменили ход военных действий. В Москве стали опасаться усиления Швеции на счет Польши, 15-го июля 1656 года царь двинулся в поход к Ливонии и, по взятии Динабурга и Кокенгузена, осадил Ригу. Осада снята была из-за слуха, что Карл Х идет в Ливонию. Дерпт занят был московскими войсками. Царь отступил в Полоцк и здесь дождался перемирия, заключенного 24 октября 1656 г. Окончательный мир заключен в Кардисе в 1661 г., по этому миру царь уступил все завоеванные им места. Невыгодные условия Кардисского мира вызваны были смутами в Малороссии и новой войной с Польшей. По смерти Богдана Хмельницкого, в июле 1657 г., Иван Выговской провозгласил себя гетманом, изменил Москве, но вскоре изгнан был самими казаками, которые избрали на его место Юрия, сына Богдана Хмельницкого. Юрий присягнул Москве, но вскоре постригся в монахи и заменен, на правой стороне Днепра, Тетерей. Пользуясь смутами в Малороссии, Польша отказалась признавать Алексея Михайловича наследником Польского престола и не уступала Москве ее завоеваний.
Отсюда возникла вторая польская война. В июне 1660 года князь Хованский потерпел поражение у Подонки, в сентябре – Шереметьев под Чудновым. Дела приняли еще более опасный оборот, благодаря продолжавшимся в Малороссии смутам. Тетеря присягнул королю, который явился на левой стороне Днепра, но после неудачной осады Глухова, в начале 1664 года, и успешных действий его противников – Брюховецкого, избранного гетманом на левой стороне Днепра, и князя Ромодановского, ушел за Десну. А. Ордын-Нащокин советовал царю отказаться от Малороссии и обратиться на Швецию. Алексей Михайлович отклонил это предложение; он не терял надежды. Благоприятному исходу борьбы способствовали внутренние беспорядки в Польше и переход гетмана Дорошенко, преемника Тетери, в подданство турецкому султану. 13 января 1667 года заключен был мир в деревне Андрусове. Царь Алексей, по этому миру, приобрел Смоленск, Северскую землю, левую сторону Днепра и, кроме того, Киев на два года.
Во время войн 1654 – 1658 гг. царь часто отсутствовал из Москвы, находился следовательно вдали от Никона и присутствием своим не сдерживал властолюбия патриарха. Возвратившись из походов, он стал тяготиться его влиянием. Враги Никона воспользовались охлаждением к нему царя и непочтительно стали относиться к патриарху. Горделивая душа архипастыря не могла снести обиды; 10 июля 1658 года он отказался от своего сана и уехал в Воскресенский монастырь. Государь, однако, не скоро решился покончить с этим делом. Лишь в 1666 году на духовном соборе, под председательством Александрийского и Антиохийского патриархов, Никон лишен архиерейского сана и заточен в Белозерский Ферапонтов монастырь. В тот же период войн (1654 – 1667 гг.) царь Алексей лично побывал в Витебске, Полоцке, Могилеве, Ковно, Гродно, особенно в Вильне и здесь ознакомился с новым образом жизни; по возвращении в Москву он сделал перемены в придворной обстановке. Внутри дворца появились обои (золотые кожи) и мебель на немецкий и польский образец. Снаружи резьба не производилась лишь на поверхности дерева по русскому обычаю, а стала фигурной, во вкусе рококо.
Едва успела стихнуть война с Польшей, как правительство должно было обратить внимание на новые внутренние беспорядки, на Соловецкое возмущение и бунт Разина. С падением Никона не уничтожено было главное его нововведение: исправление церковных книг. Многие священники и монастыри не согласились принять эти новшества. Особенно упорное сопротивление оказал Соловецкий монастырь; осажденный с 1668 года, он взят был воеводой Мещериновым 22 января 1676 г.; мятежники были перевешаны. В тоже время на юге поднял бунт донской казак Степан Разин. Ограбивши караван гостя Шорина в 1667 г., Разин двинулся на Яик, взял Яицкий городок, грабил персидские суда, но в Астрахани принес повинную. В мае 1670 года он снова отправился на Волгу, взял Царицын, Черный Яр, Астрахань, Саратов, Самару и поднял Черемису, Чувашей, Мордву, Татар, но под Симбирском разбит был Кн. Ю. Барятинским, бежал на Дон и, выданный атаманом Корнилом Яковлевым, казнен в Москве 6 июня 1671 года. Вскоре после казни Разина началась война с Турцией из за Малороссии. Брюховецкий изменил Москве, но и сам был убит приверженцами Дорошенки. Последний стал гетманом обеих сторон Днепра, хотя управление левой стороной поручил наказному гетману Многогрешному. Многогрешный избран был в гетманы на раде в Глухове (в марте 1669 г.), снова перешел на сторону Москвы, но свергнут старшинами и сослан в Сибирь. На его место в июне 1672 г. избран Иван Самойлович. Между тем турецкий Султан Магомет IV, которому поддался Дорошенко, не хотел отказаться и от левобережной Украины. Началась война, в которой прославился польский король Ян Собесский, бывший коронным гетманом. Война окончилась 20-тилетним миром лишь в 1681 году.
Из внутренних распоряжений при царе Алексее замечательны: запрещение (в 1648 г.) беломестцам (монастырям и лицам, находившимся на государственной, военной или гражданской службе) владеть черными, тяглыми землями и промышленными, торговыми заведениями (лавками и проч.) на посаде, окончательное прикрепление тяглых классов, крестьян и посадских людей, к месту жительства; переход воспрещен был в 1648 г. не только крестьянам-хозяевам, но и детям их, братьям и племянникам. Основаны новые центральные учреждения, каковы приказы: Тайных дел (не позже 1658 г.), Хлебный (не позже 1663 г.), Рейтарский (с 1651 г.), Счетных дел (упом. с 1657 г.), занятый проверкой прихода, расхода и остатков денежных сумм, Малороссийский (упом. с 1649 г.), Литовский (1656 – 1667), Монастырский (1648 – 1677). В финансовом отношении сделано также несколько преобразований: в 1646 и след. годах совершена перепись тяглых дворов с их совершеннолетним и несовершеннолетним населением мужского пола, сделана неудачная вышеуказанная попытка введения новой соляной пошлины; указом от 30 апр. 1654 г. запрещено было взимать мелкие таможенные пошлины (мыт, проезжие пошлины и годовщину) или отдавать их на откуп, и велено было зачислить в рублевые пошлины, взимаемые в таможнях; в начале 1656 г. (не позже 3-го марта), ввиду недостатка денежных средств, выпущены медные деньги. Вскоре (с 1658 г.) медный рубль стал цениться в 10, 12, а в 60-х годах даже в 20 и 25 раз дешевле серебряного; наступившая вследствие этого страшная дороговизна вызвала народный мятеж 25 июля 1662 года. Мятеж усмирен обещанием царя наказать виновных и высылкою стрелецкого войска против мятежников. Указом от 19 июня 1667 г. велено было приступить к постройке кораблей в селе Дединове на Оке; впрочем выстроенный тогда же корабль сгорел в Астрахани. В области законодательства: составлено и издано Уложение (печаталось в 1-й раз 7 – 20 мая 1649 г.), и пополняющие его в некоторых отношениях: Новоторговый устав 1667 г., Новоуказные статьи о разбойных и убийственных делах 1669 г., Новоуказные статьи о поместьях 1676 г. При царе Алексее продолжалось колонизационное движение в Сибирь. Прославились в этом отношении: А. Булыгин, О. Степанов, Е. Хабаров и другие. Основаны Нерчинск (1658 г.), Иркутск (1659 г.), Селенгинск (1666 г.).
В последние годы правления царя Алексея при дворе особенно возвысился А. С. Матвеев. Через два года по смерти М. И. Милославской (4 марта 1669 г.), царь женился на его родственнице, Наталье Кирилловне Нарышкиной, 22 янв. 1671 г. Матвеев, поклонник западноевропейских обычаев, давал театральные представления, на которые ходил не только сам царь, но и царица, царевичи и царевны, (напр. 2 ноября 1672 г. в селе Преображенском). 1-го сентября 1674 г. царь «объявил» сына своего Федора народу, как наследника престола, а под 30 января 1676 г. умер, 47 лет от роду.
Царь Алексей от М. И. Милославской имел детей: Дмитрия (р. 1649 окт., ум. 1651 окт.), Евдокию (р. 1650 фев., ум. 1712 март), Марфу (1652 авг. ум. 1707 июль), Алексея (р. 1654 февр., ум. 1670 янв.), Анну (р. 1655 янв., ум. 1659 май), Софью (р. 1657 сент., ум. 1704 июль), Екатерину (1658 нояб., ум. 1718 май), Maрию (1660 янв., ум. 1723 март), Федора (1661 май, ум. 1682 апр.), Феодосию (1662 май, ум. 1713 дек.), Симеона (1665 апр., ум. 1669 июнь), Ивана (1666 авг., ум. 1696 янв.), Евдокию (1669 фев., ум. 1669 фев.), От Н. К. Нарышкиной царь имел детей: Петра (р. 1672 мая 30, ум. 1725 г. янв. 28), Наталью (1673 авг., ум. 1716 июнь), Федора (1674 сент., ум. 1678 нояб.).
Важнейшие сочинения по истории царствования царя Алексея: С. Соловьев, «Истор. России», т. X, XI и ХII; В. Берх, «Царствование Алексея Михайловича» (Спб., 1831 г.); И. Забелин , «Царь Алексей Михайлович» (в «Опытах изучения русских древ. и истор.» т. I, стр. 203 – 281; тоже в «Отеч. Зап.», т. 110, стр. 825 – 378); М. Хмыров, «Царь Алексей Мих. и его время» (в «Древ. и Нов. России», т. III, 1875 г.); С. Платонов, «Царь Алексей Мих.» (в «Истор. Вест.» 1886 г., май, стр. 265 – 275).
Алексей Петрович
Алексей Петрович, царевич – старший сын Петра Великого от первого его брака с Е. Ф. Лопухиной, род. 18 февр. 1690 г., ум. 26 июня 1718 г. Царевич Алексей первые годы своей жизни оставался на попечении бабушки, Натальи Кирилловны и матери, Евдокии Федоровны; отец его слишком занят был кипучею общественною деятельностью, от которой отдыха не у семейного очага, а на воинских потехах или в немецкой слободе. По смерти Натальи Кирилловны (в 1694 г.) в жизни царевича главное место заняла мать его, что имело влияние на те дружеские отношения, в каких он находился к ней и в позднейшее время. Шести лет царевич Алексей стал учиться грамоте по часослову и букварю у Никифора Вяземского, человека простого и малообразованного, знакомился также с «естеством письмен, ударением гласа и препинанием словес» по грамматике Кариона Истомина. В сентябре 1698 года, по заточении царицы Евдокии в Суздальский монастырь, царевич лишился материнского присмотра и перевезен к тетке, Наталье Алексеевне, в село Преображенское. Здесь, однако, под руководством учителя своего Н. Вяземского и воспитателей Нарышкиных (Алексея и Василия) он мало чем занимался, за исключением разве «избных забав» и «больше учился ханжить». Его окружали в это время Нарышкины (Василий и Михаил Григорьевича, Алексей и Иван Ивановичи) и Вяземские (Никифор, Сергей, Лев, Петр, Андрей). Дурное влияние на него имели его духовник, верхоспасский поп, потом протопоп Яков Игнатьев, благовещенский ключарь Алексий, поп Леонтий Меньшиков, который заведуя воспитанием царевича, сознательно небрежно относился к делу, с целью дискредитировать Алексея Петровича в глазах царя. Царь, однако, решил было (в 1699 г.). отправит сына в Дрезден для обучения наукам, но вскоре (быть может под влиянием смерти генерала Карловича, которому предполагалось поручить это обучение) изменил свое решение. В наставники царевичу приглашен был Саксонец Нейгебауер, бывший студент Лейпцигского университета. Он не сумел привязать к себе царевича, ссорился с прежними его учителями и досаждал Меньшикову, а поэтому в июле 1702 г. потерял должность. В следующем году место его занял Гюйссен, человек льстивый, не желавший принять на себя ответственности в возложенном на него поручении, а потому и мало достоверный в своих рассказах о царевиче. Но и Гюйссен, очевидно, не слишком заботился об успешном воспитании Алексея Петровича, так как и после отъезда Гюйссена в 1705 г. царевич Алексей все еще продолжал учиться. В 1708 г. Н. Вяземский доносил, что царевич занимается языками немецким и французским, изучает «четыре части цифири», твердит склонения и падежи, пишет атлас и читает историю.
В это время, однако, царевич вступал в период более самостоятельной деятельности. Уже в 1707 г. Гюйссен (отправленный заграницу с дипломатическими поручениями) предлагал в супруги Алексею Петровичу принцессу Шарлотту Вольфенбюттельскую, на что царь изъявил согласие. Во время путешествия своего в Дрезден в 1709 году, путешествия, предпринятого с целью обучения немецкому и французскому языкам, геометрии, фортификации и «политическим делам», вместе с Александром Головкиным (сыном канцлера) и кн. Юрием Трубецким, Царевич виделся с принцессою в Шлакенберге весною 1710, а через год, 11 апреля, подписан был контракт о бракосочетании. Самый брак заключен 14 октября 1711 г. в Торгау (в Саксонии).
Царевич заключил брак с иностранной принцессой неправославного вероисповедания лишь по приказанию царя. Отношения его к отцу играли первенствующую роль в его жизни и слагались частью под влиянием его характера, частью в силу внешних обстоятельств. Видный духовными дарованиями, царевич отличался довольно нерешительным и скрытным характером. Черты эти развились под влиянием того положения, в каком он находился еще в юности. С 1694 г. по 1698 г. царевич жил у матери, которая тогда уже не пользовалась царским расположением. Пришлось выбирать между отцом и матерью, а рушиться было трудно. Но царевич любил мать и поддерживал с ней сношения даже после ее заточения, например, ездил к ней на свидание в 1707 г.; этим он, конечно, возбуждал чувство неприязни в отце. Надо было скрывать свою привязанность к матери от отцовского гнева. Слабая душа царевича страшилась могучей энергии отца, а последний все более и более убеждался в неспособности сына стать деятельным поборником его предначертаний, опасался за судьбу преобразований, введению которых посвятил всю свою жизнь и потому сурово стал относиться к сыну. Алексей Петрович боялся жизненной борьбы; он искал от ее убежища в религиозной обрядности. Не даром читал он библию шесть раз, делал выписки из Барония о церковных догматах, обрядах и чудесах, покупал книги религиозного содержания. Царь, напротив, обладал глубоким практическим смыслом и железной волей; в борьбе крепли в множились его силы; он жертвовал всем для введения преобразований, которые суеверный сын его считал противными православию. Когда царевич жил в Преображенском (1705 – 1709 гг.), его окружали лица, которые, по собственным его словам, приучали его «ханжить и конверсацию иметь с попами и чернцами и к ним часто ездить и подпивать». В обращении с этими подчиненными лицами царевич, умевший склоняться перед сильною волей отца, сам обнаруживал признаки своеволия и жестокости. Он бил Н. Вяземского и драл «честную браду своего радетеля» духовника Якова Игнатьева. Уже в это время царевич сознавался ближайшему своему другу, тому же Якову Игнатьеву, что желает смерти отца, а протопоп утешал его тем, что Бог простить и что все они желают того же. И в этом случае поведение царевича в Преображенском не оставалось, конечно, безизвестным отцу. В народе также стали ходить слухи о разладе царевича с царем. Во время пыток и казней после стрелецкого бунта, монастырский конюх Кузьмин рассказывал стрельцам следующее: «Государь немцев любит, а царевич их не любит, приходил к нему немчин и говорил неведомо какие слова и царевич на том немчине платье сжег и его опалил. Немчин жаловался государю и тот сказал: для чего ты к нему ходишь, покамест я жив, потамест и вы». В другой раз, в 1708 году среди недовольных ходили слухи, что царевич также недоволен, окружил себя казаками, которые по его велению наказывают бояр царских потаковников, и говорит, будто бы и ему государь не батюшка и не царь. Таким образом молва народная олицетворяла в царевиче Алексее надежду на высвобождение из под тяжелого гнета Петровских реформ и неприязненным отношениям двух различных характеров придавала оттенок политической вражды; семейный раздор стал превращаться в борьбу партий. Если в 1708 году царевич предлагал царю статьи об укреплении московской фортеции, об исправлении гарнизона, о составлении нескольких пехотных полков, о сыске и обучении недорослей, если он в том же году набирал полки при Смоленске, отсылал в Петербург шведских полоняников, извещал о военных действиях против донских казаков с Булавиным во главе в ездил осматривать магазины в Вязьму, в 1709 г. приводил полки к отцу в Сумы, – то в позднейшее время далеко не выказывал такой деятельности и все менее и менее пользовался доверием царя. Заграничные поездки царевича едва ли принесли ему существенную пользу. После первой из них (1709 – 1712 г.) царевич дурно обращался с женой, предавался пьянству и продолжал дружить с попами. После второй – он вступил в связь с Евфросиньей Федоровной, пленной, принадлежавшей его учителю Н. Вяземскому. Вместе с тем он стал обнаруживать непослушание, упрямство, а также отвращение к военному делу и начал помышлять о побеге заграницу. Царь, невидимому, не знал этих тайных помыслов, но тем не менее замечал в сыне перемену к худшему. В самый день смерти кронпринцессы Шарлотты, 22 окт. 1715 г., царь письменно требовал от царевича, чтобы он или исправился, или поступил в монахи, а в письме от 19 янв. 1716 г. прибавил, что в противном случае поступит с ним как «с злодеем». Тогда Алексей Петрович, поддерживаемый сочувствием А. Кикина, Ф. Дубровского и камердинера Ивана Большого, бежал вместе с Евфросиньей через Данциг в Вену, где и явился к канцлеру Шёнборну 10 ноября 1716 г. Заручившись покровительством императора Карла VI (который приходился ему шурином), Алексей Петрович проехал в Тироль, где остановился в замке Эренберге 7 дек. 1716 г., а 6 мая 1717 г. прибыл в Неаполитанский замок Сент-Эльмо. Здесь застали его посланные царем Петр Толстой и Александр Румянцев. Несмотря на опасения царевича, Толстому удалось уговорить его ехать обратно в Россию (14 окт.), причем во время возвращения Алексей Петрович получил разрешение жениться на Евфросинье Федоровне, но не заграницей, а по вступлении в пределы России для того, чтобы меньше стыда было. Первое свидание отца с сыном произошло 3 февраля 1718 г. Вслед за тем царевич лишен права наследовать престол, начались пытки и казни (Кикина, Глебова и мн. друг.). Розыск первоначально производился в Москве, в половине марта месяца, затем переведен в Петербург. Царевич также подвергался пыткам с 19 по 26 июня, когда в 6 часу пополудни скончался, не дождавшись выполнения смертного приговора.
От кронпринцессы Шарлотты царевич имел двух детей: дочь Наталью, род. 12 июля 1714 г. и сына Петра, род. 12 окт. 1715 г. От Евфросиньи Федоровны Алексей Петрович также должен был иметь ребенка в апреле 1717 г.; судьба его остается неизвестной.
Важнейшие исследования о царевиче Алексее: Н. Устрялова, «История царствования Петра Великого», т. VI; С. Соловьева, «История России», том XVII; А. Брикнер, «История Петра Великого»; М. Погодин, «Суд над царевичем Алексеем Петровичем»(в «Рус. Бес.» 1860 г., кн. стр. 1 – 84); Н. Костомаров, «Царевич Алексей Петрович» (в «Древн. и Нов. Рос.» т. 1, стр. 31 – 54 и 134 – 152).
Алексий Св.
Алексий Св. – «митрополит киевский и всея Руси», сын черниговского боярина Федора Бяконта, род. в Москве в конце XIII или самом начале XIV в., получил при крещении имя Элевферия-Симеона. С раннего детства выказывал стремление к иноческой жизни; 20-ти лет был пострижен в московском Богоявленском монастыре, в 1345 г. рукоположен в епископы владимирские, а в 1348 г., по смерти митрополита Феогноста, отправился в Константинополь для посвящения в митрополиты и получил этот сан, не смотря на то, что в него был уже посвящен другой – Роман; вследствие этого между ними возгорелась борьба, из которой победителем вышел Алексий, благодаря своей настойчивости, энергии и твердости характера – качества, которые в соединении с умом и обширным образованием помогли ему приобрести большое влияние и могущество не только в делах церковных, но и на события политические и поставить архипастырскую власть на небывалую в России высоту. В то же время строгостью своей жизни он приобрел всеобщее уважение, перешедшее в глубокое благоговение, когда по смерти Алексия, последовавшей 12 февраля 1378 г., были обретены его мощи 20 мая 1431 г. (по арх. Филарету, а по митрополиту Макарию в 1439 г.); с тех пор он стал одним из самых чтимых угодников русских, чудеса которого описаны в многочисленных житиях. В духовной литературе сохранились грамоты, поучения и переводы митрополита Алексея: «Прибавл. к Твор. св. отцев» (1849 г.); «Душеполезное Чтение» (1861) и в других журналах, а в Чудовом монастыре хранится собственноручный его перевод Нового Завета, писанный им в бытность в Константинополе в 1355 г., перевод буквально близкий к греческому тексту.
Церковь празднует память этого святителя 12 февраля, а обретение его мощей – 20 мая. Мощи его почивают в Чудовом монастыре.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 36 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close