Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:11
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гракхи
Гракхи – два брата, знаменитые римские политические деятели. Происходили хотя и из плебейского, но уже выдвинувшегося в ряды новой оптиматской аристократии рода Семпрониев. Их отец, Тиберий Г., был два раза консулом и раз – цензором.. По матери (Корнелии – дочери Сципиона Африканского) они примыкали к знатному и просвещенному кружку Сципионов, центру греческих идей и образованности, в котором обсуждались вопросы политического, экономического и социального характера в применении к существующему строю Римской республики. Женитьба обоих братьев на аристократках еще более скрепила их связи с влиятельной в политическом мире средой. Воспитанием своим и высокими стремлениями Г. обязаны в особенности матери, женщине благородной и просвещенной.
1) Тиберий Г. (163 – 133 до Р. X.) впервые отличился во время 3-й пунической войны; его храбрость была признана строгим Сципионом Эмилианом. Отправленный квестором в Испанию, он сделал по дороге много поучительных наблюдений над состоянием римских земель; особенно в Этрурии он был поражен пустынностью страны и исчезновением крестьян землевладельцев. В нем сложилось убеждение, что преобладание крупного землевладения и страшное обеднение среднего класса – сущетвеннейший недостаток римского экономического и социального строя и источник всех бедствий республики. Возвратясь в Рим, он добился избрания в трибуны (134) и предложил закон (lex agraria), по которому определялась высшая норма владения общественной землей (ager publicus) – именно 500 югеров на человека (югер = ? десятины), а если у владельца есть сыновья, то на долю каждого еще по 250 югеров – впрочем, в общем не более 1000 югеров на семью. Образовавшиеся вследствие этого правила отрезки от существовавших до того времени крупных владений должны были поступить в казну, для раздачи участками по 30 югер. безземельным гражданам, на условиях наследственной аренды. Участки должны были считаться неотчуждаемыми (отличие от Лициниевых закон.); получавшие их обязаны были возделывать их и платить в казну умеренный оброк. Этот закон, наносивший удар крупному аристократическому землевладению, находил деятельную поддержку только в тесном кругу друзей и родственников Тиберия Г. и вызвал ожесточенное противодействие со стороны большинства сенатской аристократии. Мягкий по природе, Тиберий Г. поневоле должен был прибегнуть к революционному способу действий. Борьба началась с того, что один из товарищей Тиберия Г. по трибунату, Октавий, наложил свое veto на закон. Тогда Т. Гр. нарушил неприкосновенность трибунской власти, задав народу вопрос: «может ли оставаться трибуном тот, кто идет против интересов народа?» Голосование решило вопрос против Октавия, и он силой был сведен со скамьи трибунов. Теперь закон прошел, и назначена была комиссия для его осуществления: в комиссию вошли сам Тиберий Г., его брат Кай и тесть Аппий Клавдий. Опасаясь мщения со стороны врагов, Т. Г. стал ходить по улицам в сопровождении многочисленной вооруженной толпы телохранителей. Особенно он боялся наступления нового года, когда кончится его трибунат, а вместе с тем и гарантия неприкосновенности. Поэтому он, вопреки закону (нельзя было два года под ряд занимать одну и ту же должность), выставил свою кандидатуру на выборах в трибуны 133 г. На случай, если бы аристократия стала противодействовать его избранию, в день выборов им была приготовлена вооруженная сила. В сенате, собравшемся по соседству с местом народного собрания, стали раздаваться голоса, требовавшие немедленной казни бунтовщика и нарушителя вековых установлений. В то же время в народном собрании послышался треск от случайно сломавшихся скамей. Сенаторы приняли этот треск за начало возмущения и, схватив в руки первые попавшиеся тяжелые предметы, выбежали на площадь. Народ расступился; толпа сенаторов прямо направилась к трибуну. Среди происшедшего шума Г. не мог говорить и рукой показал на свою голову, в знак того, что ему угрожает опасность. Этот жест тотчас же объяснили, как требование царской диадемы, и народ (не сельское население, а городской пролетариат, не заинтересованный в судьбе Гракхова закона, совершенно отступился от трибуна. Тиберий Г. пытался бежать, но оступился и был убит. В тот же день убито 300 приверженцев Тиберия, а затем начались уголовные преследования, хотя аграрный закон отменен не был и комиссия продолжала действовать; место убитого в ней занял тесть Кая Г., Публий Красс Муциан, а по смерти последнего и Аппия Клавдия их заменили Марк Фульвий Флакк и Гай Папирий Карбон. Комиссия работала успешно и в течение 5 лет довела количество крестьян землевладельцев с 300000 до 400000. Судьба Тиберия Г. обнаружила косность римской аристократии и неспособность ее к своевременному удовлетворению нарождающихся потребностей. Друзья народного дела и сторонники коренных реформ убедились, что для успеха их начинаний необходимо прежде всего ослабить в политическом строе преобладание аристократии. Горячим деятелем в этом направлении явился младший брат Тиберия Г., -
2) Кай Г. (153 – 121 г. до P. X.). Это был человек иного темперамента, чем старший его брат: пылкий, решительный, смело, без оглядки вступавший на революционный путь, хотя, как и брат, противник вооруженного бунта. Он превосходил брата разносторонностью талантов, широтой и глубиной взглядов и неотразимым красноречием; ему легче было занять положение решительного вождя толпы. В 123 г. он был выбран в трибуны. Важнейшие законы Кая Г., клонившиеся к тому, чтобы соединить против аристократии все остальные классы населения, были следующие: 1) хлебный закон (lex fru mentaria), о дешевой продаже хлеба бедным гражданам, жившим в Риме; 2) дорожный закон (lex viaria), о проведении по Италии новых дорог для облегчения сношений мелких землевладельцев, появившихся благодаря аграрному закону Тиберия Г.; 3) судебный закон (lex judiciaria), по которому в списки судей, в которые прежде заносились только сенаторы, включены были также и всадники, в равном с сенаторами числе. В связи с этим законом стоит закон товарища Г. по трибунату, Ацилия Глабриона, по которому в делах о злоупотреблениях провинциальных правителей, о вымогательстве (lex repetundarum), судьями могли быть только всадники, а не сенаторы. Далее 4) военным законом (lex militaris) облегчались беднякам трудности военной службы. Наконец, 5) предложено было основание новых земледельческих колоний на юге Италии (lex de coloniis deducendis). Все эти законы должны были доставить Г. прочное большинство в народном собрании и деятельную защиту и помощь со стороны городского пролетариата, сельского населения и всаднического сословия. Еще двумя законами (lex de provin ciis consularibus и lex de prov. Asia a censo ribus locanda) прямо ограничивался произвол сената в раздаче для управления провинций. И тем не менее все римское гражданство отшатнулось от своего трибуна, когда он приступил к главной и самой дорогой для него реформе, при помощи которой он хотел коренным образом обновить обветшавший состав римского гражданства. Это был закон о даровании прав римского гражданства союзникам (lex de civitate sociis danda). При основании новых колонии Г. всегда от водил место в числе колонистов, кроме римских граждан, и латинянам, а одну колонию он предложил вывести на место разоренного Карфагена, что шло в разрез с национальным чувством римлян. Чтобы ослабить влияние Г. на народное собрание, аристократы выдвинули против него его товарища, трибуна Ливия Друза, с еще более привлекательными предложениями: 1) отменить оброк с тех участков земли, которые были розданы по аграрному закону Тиб. Г.; 2) признать эти участки отчуждаемыми, и 3) вместо предложенных Г. З-х или 4-х колоний, со включением латинян, основать 12 новых колоний, но только для граждан. Предложения Ливия Друза были приняты с восторгом, и популярность Г. подорвана; во 2-й год трибуната Г. (в 131 г. Папирий Карбон провел закон о вторичном избрании трибунов) ему не удалось провести закона о союзниках, а на 3й раз его даже не выбрали в трибуны и оставили за ним только заведование устройством карфагенской колонии. Именно вопрос об этой колонии послужил поводом к катастрофе, в которой погиб Г. На месте, отведенном для этой колонии, произошли неблагоприятные предзнаменования, чем воспользовался сенат и предложил отменить закон о ней. Друзья уговорили Г. воспротивиться сенатскому предложению. Неохотно последовал он за своими вооруженными сторонниками на Авентин. Во время жертвоприношения, которое совершал консул Опимий, когда по обычаю хотели очистить толпу от дурных граждан, одному из окружавших Г. показалось, что служитель хочет удалить самого Г.; он выхватил меч и убил служителя. Поднялся шум и крик, во время которого Г. хотел успокоить толпу; удержать ее от дальнейшего насилия, но не заметил среди общего смятения, что прервал речь трибуна. Сенат тотчас же потребовал к ответу нарушителя трибунской прерогативы. Друзья уговорили Г. не повиноваться; тогда Авентин был взят штурмом. Г. бежал за Тибр; на следующий день нашли в лесу его труп рядом с трупом одного из рабов его. Есть предположение, что сам Г., отчаявшись в своей судьбе, приказал рабу убить его. Приверженцы Г. были перебиты, имущество их конфисковано; на деньги, вырученные этим путем, построен новый храм Конкордии, и началась аристократическая реакция. Биографии обоих Гракхов есть у Плутарха. Хорошее изложение их деятельности у Моммсена и Ине. Ср. Nitzsch, «Die Gracchen und ihre Vorganger»; Neumann, «Geschichte Roms wah rend des Verfalls der Republik». На русском языке есть популярный, сжатый очерк деятельности Г. в ст. П. М. Леонтьева: «О судьбе земледельческих классов в древнем Риме» ("Отчет моск. унив. " за 1861 г.).
Грамматика
Грамматика – воображение или описание строения известного языка во всех (или только главнейших) его особенностях. Таким образом Г. дает лишь одну половину знания языка – знакомство с принципами его строения; знание же лексического (словесного) запаса получается при помощи словаря. Изображение строения известного языка может преследовать: 1) чисто практическую цель – научить родному или чужому языку, 2) научную – представить точно и всесторонне строение языка. В первом случай мы имеем практическую или школьную Г., заботящуюся не столько о точном и верном объяснении особенностей языка, сколько о наглядности и легкости почти механического его усвоения; во втором – научную грамматику, стремящуюся установить известную законную связь между всеми (по возможности) типическими фактами описываемого языка и дать им объяснение, принимающее во внимание все факторы, так или иначе влиявшие и влияющие на развитие языка. Каждая полная научная Г. представляет следующие отделы: 1) фонетику, или учение о звуковой системе данного языка, заключающее в себе точное описание звуков и представление их взаимных отношений (переход одних звуков в другие, чередование их друг с другом, исчезновение одних звуков и развитие новых, слияние двух или нескольких звуков в один, перестановка и т. д.); 2) морфологию, или учение о внешней форме языка, распадающееся на две части: а) словообразование (из корней, суффиксов и префиксов) и б) словоизменение или флексия (склонение, спряжение); 3) синтаксис или учение о сочетании слов в предложении и о сочетании предложений между собою. С большим развитием языкознания в научную Г. должен будет войти, как четвертый отдел, семасиология, или учение о значении слова и его изменениях. В современных научных Г. встречаются большею частью только первые два отдела: фонетика и морфология (обыкновенно – одно словоизменение): синтаксис, в современной науке менее, чем эти два отдела, разработанный, довольно часто отсутствует. Школьная Г. фонетику (урезанную до minimum'а) и словоизменение помещает в один общий отдел – «этимологию». Если Г. освещает факты языка сравнением их с более древними формами того же самого языка, то она называется историческою; если для объяснения привлекаются другие родственные (и даже не родственные) языки, то – сравнительною, если употреблен и тот и другой метод – сравнительно-историческою. Всеобщая или философская Г. стремится дедуктивно, из самой природы человеческого языка, вывести все необходимое и возможное в нем. Подобные Г. были в большой моде в 20 – 40-х гг. этого столетия, но, несмотря на всю законность их целей, преданы справедливому забвению), ибо исходили из весьма незначительного запаса фактического знания. Время для такой всеобщей Г. не пришло еще и теперь; пока научная Г. имеет обыкновенно строго эмпирический и индуктивный характер. С большим развитием языкознания в научную Г. должен будет войти, как четвертый отдел, семасиология, или учение о значении слова и его изменениях. В современных научных Г. встречаются большею частью только первые два отдела: фонетика и морфология (обыкновенно – одно словоизменение): синтаксис, в современной науке менее, чем эти два отдела, разработанный, довольно часто отсутствует.
С. Булич.
Гранатник
Гранатник, гранатное дерево (Punica Granatum L.) – единственный вид рода, относимый то к особому семейству Granateae – гранатовых, то присоединяемый к семейству прибережниковых (Lythrarieae) из раздельнолепестных двудольных. Не большое ветвистое дерево с супротивными продолговатыми листьями. Цветки крупные, пунцовые (своеобразного «гранатового» цвета), одиночно или по 2 – 3 в углах листьев. Чашечка срослась с завязью, остается приплоде и оканчивается 5 – 7 долями черепичато расположенными; венчик из 5 – 7 овальных лепестков до 5 см. длины. Из много гнездной нижней завязи происходит крупный шарообразный плод – гранат. Это собственно ягода (bacca), но с толстой кожурой, обернутой еще несколькими пленчатыми оболочками; внутри плода гнезда расположены в 2 этажа, в нижнем 3, а в верхнем 5 – 9, подразделены перепончатыми перегородками; в каждом множество плотно лежащих семян с сочными водянистыми оболочками (съедобная часть). Г. родом из сев.-зап. Индии; распространен далее на З. по Персии, Малой Азии, Туркестану и Закавказью, где обильно растет (в особенности возле Елизаветполя и в Арешском уезде) небольшим деревцом или кустарником, 10 – 15 фт. высоты, и разводится не выше 3 тыс. фт. Легко разводится как семенами, так отводками и черенками, на разных почвах, но не любит излишней влаги. Кроме употребления плодов, отличающихся прохлаждающим свойством, в пищу, Г. служит еще лекарством (настой цветов и кожура плода в порошке); кожура плодов, богатая дубильным веществом, может идти на чернила и служит для окраски сафьяна в черный цвет; лепестки дают красную краску; плотная древесина идет на мелкие поделки.
А. А.
Гранды
Гранды. В Кастильском королевстве с XIII в. т. наз. класс высшей знати, который, кроме родственников королевского дома, обнимал еще всех выдающихся предками и богатством людей, называвшихся Ricos hornbres, в противоположность низшей знати – гидальго. К гидальго обращались с титулом «Usted» (Vuestra merced – ваша милость), к Ricos hombres с тит. «Don». Слово «rico», обозначало не столько богатство, сколько влияние, могущество, т. е. соответствовало «grande». Среди Ricos hombres древнейшая знать – по крови (de sangre); другие стали знатны по богатству (de estado), третьи – по должности, по пожалованию (de (dignidad). Уже в «Siete Partidas», законодательном памятнике Альфонса X, Ricos hombres называются иногда Г. и сопоставляются с «графами и баронами» других государств. Символы их власти – знамя (символ права набирать войско на службу короля) и котелок (символ права содержать его войско). Обладая королевскими ленами, они были обязаны нести королю военную службу. В общем их достоинство было наследственное. Они были свободны от податей; без особого приказания короля их нельзя было привлекать к суду; в качестве советников они ограничивали власть короля, а в известных случаях могли перейти, с своими вассалами, на службу к другому государю и даже помогать ему против своего прежнего сюзерена. Кроме преимущества занимать высшие должности в государстве, они пользовались еще правом покрывать голову в присутствии короля и в собраниях кортесов сидели непосредственно позади прелатов. Если среди Г. встречается титул «князя» (principe), то только по вне – испанским владениям (в Сицилии в Неаполе). С XIV и особенно с XV в. появляются жалованные титулы графов, маркизов, герцогов, Vizconde и Baron попадаются только местами. Среди Г. выдаются еще Almirante Кастилии и Condestable Кастилии. Первоначально жалованные титулы не переходили по наследству, но большинство их стало наследственными, когда сословие Г. утратило свое существенное значение. При Изабелле и Фердинанде Католике власть этой высшей знати была сломлена Хименесом, а Карл V превратил ее в зависимую от короля придворную знать. С этих пор Г. разделились на три класса. Г. первого класса король приказывал надеть шляпу прежде; чем они начинали говорить с ним; Г. второго класса получали такое приказание уже после того, как они заговорят, и выслушивали ответ короля с покрытой головой; Г. третьего класса могли покрыть голову только уже выслушав ответ короля. Во время кратковременного господства Иосифа Бонапарта достоинство Г. было отменено, после реставрации Бурбонов восстановлено, но уже без существенных преимуществ. По конституции 1834 г. Г. было отдано первое место в верхней палате. В эпоху республики снова уничтожены все права и титулы Г., но восстановлены королем Альфонсом.
Е. Щ.
Гранильное мастерство
Гранильное мастерство имеет несколько отраслей: собственно гранильщик (иеlapidaire, the lapidary, d. Steinschleifer) обрабатывает драгоценные и полудрагоц. камни и их подделки помощью шлифования. Гранильщики, занимающиеся резьбою камей и печатей на камнях и на стекле, а также украшением стеклянной посуды гранями и резьбою, называются «граверами» или «резчиками» «по камню» или «по стеклу», а обрабатывающие мрамор и другие камни помощью обтески, за которой следует шлифовка и полировка, носят название «мраморщиков» и «скульпторов».
Шлифовать орудия из кремня и других твердых камней умел уже доисторический человек. Судя по приемам этой работы у современных нам диких народов, можно предполагать, что камни шлифовались тогда просто трением о поверхность песчаника с острыми, не слишком прочно связанными зернами, какой и теперь употребляется для точил. Благодаря слабой связи между частицами, поверхность такого камня постоянно возобновляется во время работы; зерна, притупившиеся с одной стороны, скоро отделяются и, катаясь между камнем и шлифуемым предметом, только способствуют работе. Отверстия в каменных орудиях протирались оконечностью деревянной палочки, смоченной водою с острым песком. Палочку нажимали и вращали взад вперед просто рукою или же помощью шнурка и смычка, как при добывали огня трением. Зерна песку вдавливаясь в дерево палочки и, принимая участие в ее вращении, не очень сильно ее стирают; поэтому камень поддается, хотя и очень медленно: надо целые годы работы, чтобы просверлить таким приемом один твердый камень. И в наше время гранильщики пользуются подобными же средствами, только техника дела так усовершенствовалась, что работа идет скорее и правильнее. Главным средством для шлифовки служит толченый"наждак", обладающий твердостью корунда (9 по шкале твердости) а главным инструментом – «гранильный станок». Это прочный стол, под доскою которого вращается горизонтальное маховое колесо помощью ручки, насажанной на верхний конец его вертикальной оси, выдающейся над поверхностью стола. Посредством ремня и шкива вращение передается «шлифовальному колесу», насажанному посредине вертикального «веретена», укрепленного на другом конце стола, так что колесо приходится немного выше его поверхности. Колесо делается обыкновенно из свинца и намазывается наждаком с водою, камень держат прямо рукою или наклеивают его сургучом на палочку, «китшток». Нажимают камень слегка, чтобы зерна наждака могли кататься между его поверхностью и колесом, отчего шлифуемая поверхность становится матовой. Если же Г. прижмет камень покрепче, катающиеся зерна из под него скоро все выдавятся и снятый с колеса камень покажет почти полированную блестящую поверхность, потому что на нее действовали только плотно засевшие в свинец частицы наждака, производящие неглубокие, параллельные черты, а не рябинки. Для окончательной полировки употребляют обыкновенно оловянное колесо с трепелом, крокусом или оловянною окисью, смотря по роду камня. Этими порошками предварительно «натравляют» колесо, т. е. плотно притирают их гладким камнем к его «надробленой», снабженной мелкими насечками, поверхности. Мягкие камни, как малахит, селенит и др. полируются «на кукле», т. е. на суконной кромке, свернутой на подобие самодельной куклы, точнее – так, как продажные свертки тесемок.
Такими способами «огранивают» большую часть драгоценных камней средней твердости. Непрозрачные и полупрозрачные камни ограниваются обыкновенно в виде"тафельштейна": на плоском камне вышлифовывается одна, возможно большая фацетка, «тафель», а вокруг ее один или два ряда «граней», наклонных фацеток в виде трапеций. Нижняя сторона оставляется плоскою, а вокруг ее вышлифовывается узкий, непрерывный поясок, «рундист», за который камень закрепляется в оправе. Прозрачные камни получают тем лучший блеск, чем они толще: обыкновенно на их лицевой стороне делают «тафель» параллельно «рундисту», а по другую его сторону оставляют вдвое большую толщину камня, отделывая ее гранями или округло, «кабошоном», в форме капли застывшего сала. Иногда и лицевую сторону отшлифовывают, как кабошон. Самая сложная форма огранки «алмазная» или"брильянт", грань с трапецеидальными фацетками называется"лесенкой", с трех угольными: «россыпью» и"розою", когда нижняя сторона плоская. Для огранки камень наклеивается сургучом на палочку, «китшток», которую держат сначала перпендикулярно к колесу, чтобы образовать"тафель", затем отшлифовывают вокруг ее непрерывные пояски (конические поверхности), из которых уже выделывают грани, от руки или вставляя «китшток» в особый"квадрант" или «куку», чтобы держать его всегда под постоянным наклоном к плоскости колеса во все время шлифовки и полировки каждой грани. Самые твердые камни, – рубины, сапфиры и другие виды корунда, – гранят алмазным порошком на колесе из железа, с оливковым маслом или керосином. Алмазного порошка тратится очень мало: он так сильно въедается в железо, когда колесо «натравляют», что его достает на целые часы работы. Край тонкого железного кружка, натравленный алмазом и быстро вращающийся на подобие круговой пилы, употребляется для разрезания всех твердых камней; для более мягких и дешевых алмазный порошок заменяют наждаком, а железный кружок – медным. Для сверления бус употребляется быстро вращающийся цилиндр из железа с алмазным порошком или медный с наждаком. Иногда пользуются сверлом из алмазного осколка, зажатого в конце медной трубочки. Алмазы гранят тоже алмазным порошком на колесах из мягкой стали, но в этом случае стирание камня идет так медленно, что поверхность выходит сразу полированная. Обрабатываемый камень прикрепляется оловянным припоем на латунный китшток, который вставляется в квадрант и сильно нагружается; колеса такой «алмазной мельницы» приводятся во вращением двигателя день и ночь, чтобы ускорить чрезвычайно медленный процесс, продолжающийся целые месяцы и годы. Работой этой занимаются в Амстердаме, Париже и немного в Лондоне. По данным К. Э. Клуге («Edelsteinkunde», 1860), в Амстердаме гранение алмазов дает заработки приблизительно 10000 евреям. На 5 гранильнях – 640 мельниц поглощают работу паровых машин в 141 силу и занимают 1145 рабочих. При обработке более дешевых и больших предметов из разных видов кварца, яшмы, агата, сердолика, порфира и т. п. материалов употребляют железные и свинцовые колеса побольше, вращающиеся около горизонтального веретена помощью махового колеса и ремня, приводимых в движение рабочим, «вертелом» – как их называют на Урале. Колеса погружаются своею нижнею частью в корыто с наждаком и водою, который частью разбрызгивается кругом, высыхая, обращается в пыли. и делает работу не только неопрятной, но и вредной для легких. В Германии в кн. Биркенфельд на Верхнем Рейне, около городов Оберштейн и Идар, существует до 180 мельниц, на которых гранят кварц и агат на больших жерновах из плотного песчаника, быстро вращающихся около горизонтальной оси помощью водяных Колес. Рабочий, лежа на животе на низкой скамеечке и упираясь ногами, сильно прижимает свою работу руками к цилиндрической поверхности жернова, подвергаясь при этом смертельной опасности от осколков жернова, который нередко разлетается на куски под влиянием центробежной силы. Во время шлифования на жернове, кварцевые породы сильно фосфоресцируют красноватым светом и даже сыплют искрами. В России Г. мастерством занимаются кустари на Урале. По сведениям, собранным екатеринбургским статистическим комитетом в книге П. Н. Зверева: «Гранильный промысел на Урале» (1887 г.), в Екатеринбурге гранят драгоценные камни, приготовляют и режут печати, делают пресс-папье, украшенные плодами листьями из разноцветных камней, рельефные картины и горки, украшенные кристаллами, а также вещи, оклеенные малахитом. Всего там было 129 рабочих, производивших в год на 21000 р. В Березовском, Нижнеисетском и Верхнеисетском заводах почти исключительно гранят и «проходят», т. е. просверливают бусы. Здесь 217 человек производят на 11500 руб. в год. На Мраморском заводе делают вещи из местного мрамора, серпентина и селенита; работают 164 человека и производят на 27000 р. в год. Изделия из мрамора и шокшинского порфира изготовляют также кустари в Петрозаводске.
Литература Г. мастерства: С. Holtzapfel, «Turning and mechanical manipulations» (т. III, 1850). Этот же том дословно перепечатан в Америке под загл.: О. Byrne, «Hand Book for the Artisan Mechanic and Engineer»; Th. Chriten, «L'art du Lapidaire» (1868). Приведенные выше книги Kluge и Зерева содержат только поверхностные технически указания.
В. Лермантов.
Гранит
Гранит – общее название для наиболее богатых кремнекислотою кристаллическизернистых интрузивных горных пород, существенными составными частями которых являются ортоклаз, кварц и один или несколько железисто-магнезиальных силикатов – слюда, роговая обманка, авгит. Впервые этот термин появляется вт, науке в 1596 г. в соч. Цезальпинуса: «De metallicis». Первоначально названием Г. обозначали всякую зернистую горную породу. После работ Г. Розе и мн. др. Г. теперь подразделяются на: 1) собственно Г. (ортоклаз, кварц, биотит и мусковит), 2) гранитит (ортоклаз, кварц, биотит), 3) пегматит или мусковитовый Г. (ортоклаз. кварц, мусковит), 4) роговообманковый Г. (ортоклаз, кварц, роговая обманка) и 5) пироксеновый Г. (ортоклаз кварц, авгит; мало распространенная разность). Кроме переименованных главных составных частей, во многих Г. встречаются в большем или меньшем количестве, почти всегда: микроклин, альбит (если его много или он вытесняет ортоклаз, то Г. называется альбитовым или натровым" в противоположность обыкновенным калийным Г.), плагиоклаз (преимущ. олигоклаз); реже и в качестве второстепенных составных частей: турмалин (турмалиновый Г.), эпидот, литионные слюды, тальк (протогиновый Г. Альп) графит, железная слюдка и пр. и разные продукты изменения первичных составных частей. Структура Г. обыкновенно типичная кристаллически-зернистая, как иногда говорят – сахаровидная; если между отдельными кристаллическими зернами остаются промежутки, мелкие пустоты, Г. называют миаролитовым; если он заключает более значительные полости, часто заполненные минералами; его называют ячеистым или друзовым. Часто Г., оставаясь полнокристаллическим, обнаруживает порфировидное строение; это гранитовый порфир (или порфировидный гранит), представляющий в известной степени переход к кварцевому порфиру. Сюда относится, например, известный"раппакиви" (гнилой камень) окрестностей Выборга. Если листочки слюды стремятся принять параллельное положение, получается гнейсо-гранит, переходный к гнейсу. Во многих случаях кварц правильно прорастает полевой шпат, образуя на нем как бы еврейские письмена; эти красивые разности Г. носят название письменного Г., или еврейского камня, иногда пегматита; наконец, известны и шаровые Г., с шаровою структурою (напр. в Швеции, Slatmossa). Нормальный Г. заключает ок. 30% – 35% кварца; но часто его меньше, так что получаются разности, переходные к Зениту; с другой стороны, возрастание количества плагиоклаза ведет к разностям переходным к кварцевому диориту; с этими двумя породами Г. часто тесно связаны и постепенными переходами, и совместным нахождением. Химический состав Г. представляет некоторые колебания в зависимости от минералогического состава; для нормальных гранитов типичен средний состав, вычисленный Ротом для Г., состоящего из 30% кварца, 50% ортоклаза, 10% олигоклаза и 10% битита; 72,26% SiО2;13,53% Аl2O3; 2,74% Fe2O3; 0,49% MgO; 0,42% CaO; 0,98% Na2O; 9,34% K2O. Г. главным образом принадлежит к наиболее древним геологическим образованиям, образующим ядра или центральные массивы горных хребтов и, вместе с гнейсами, подстилающим все осадочные отложения, не исключая древнейших; главное распространение Г. поэтому в архейских образованиях вместе с гнейсами и их спутниками. Но известны также Г. и более молодые, даже мезозойские и третичные. Как породы интрузивные, Г. залегают в виде массивов, штоков, и гнезд; часто они и в виде жил проходят в гнейсах и других Г.; архейские Г., в виде пластов или неправильных штоков переслаиваются с гнейсами. Некоторые Г., как напр. в Корнваллисе, содержат оловянный камень и залежи этой руды вообще приурочены к Г. Процессы выветривания и разрушения Г. довольно разнообразны; особенно интересно и важно в техническом отношении превращение в каолин (напр. Карлсбад, Шнеберг в Саксонии, Китай, в России – Глуховской у. Черниговской губ. и т. д.). Происхождение Г. и до сих пор еще несколько загадочно. Мнения ученых еще до сих пор разделяются между осадочным, метаморфическим и изверженным происхождением. Одни считают граниты, как и гнейсы, за осадки из первичного перегретого под большим давлением первичной атмосферы и пересыщенного растворенными веществами моря; другие видят в Г. породы, происшедшие метаморфическим путем из глинистых сланцев, или из известняков, или из конгломератов, даже из вулканических пород. Но большинство геологов теперь уже не сомневается в том, что Г. представляют результат кристаллизации огненножидкой расплавленной массы. В пользу такого убеждения говорят условия залегания Г., их контактные действия, переход в жилах в настоящие порфиры, включения посторонних пород, дислокации, произведенные Г., однообразие состава на значительных протяжениях, микроскопическое строение и аналогия с другими изверженными породами. Порядок кристаллизации составных частей Г. говорил как будто против чисто пирогенного его происхождения, так как не соответствовал степени их плавкости. Новейшие наблюдения и опыты помогли объяснить кажущееся противоречие. Жидкие включения в составных частях Г., присутствие не переносящих плавления минералов привели к принятию участия воды и давлении в происхождении Г. огненно жидким, пирогенным, путем. Присутствие многих сложных или редких минералов, соединений иттрия. тербия, церия и т. д. указывает на некоторую роль газообразных эманаций, так наз. «agents minera lisateurs» франц. петриграфов. В результате приходится признать, что Г. – настоящие интрузивные, плутонические горные породы, образовавшиеся внутри земной коры в присутствии водяных и многих других паров и под значительным давлением. Эти же представления применимы к генезису сиенитов, диоритов, габбро, перидотитов, вообще всех плутонических пород . Распространение Г., имеющих большое значение как прекрасный строительный материал, чрезвычайно велико. В Европ. России Г. представляют три области распространения: они пользуются значительным распространением в Финляндии, Олонецкой и Архангельской губ.; на юге они развиты в Волынской, Киевской, Херсонской, Полтавской губ., в побережье Азовского моря; наконец Урал, особенно южная его часть, отличается значительным развитием и некоторым разнообразием Г.; особенно красив письменный Г. с Мурзинки. Из финляндских Г. в качестве строительного материала пользуются широкой известностью следующие три разности: 1) раппакиви – красный крупнозернистый порфировидный гранит с крупными шаровидными выделениями красного ортоклаза, окруженного зеленым кольцом олигоклаза – из Питерлакса у Выборга; 2) гангеудский Г. – из Гангеуда в Финляндии, розовый среднезернистый, с гранатом; 3) сердобольский Г. – серый среднезернистый гнейсо-Г. из Сердоболя, на сев. берегу Ладожского озера. Г. известны также на Кавказе, а в Сибири они пользуются широким распространением на Алтае, в Саянском хребте, у Байкала и т. д. В большинстве случаев Г. в массивах разбит трещинами на крупные полиэдрические глыбы, отдельности; разрушенный гранит часто легко распадается в дресву, как, напр., некоторые разности раппакиви (= гнилой камень). Ф. Левинсон Дессит.
Гранит представляет собою весьма важный строительный материал, в виду его значительной твердости, способности правильно обтесываться и принимать полировку, причем красивый красный или серый цвет Г. еще более выигрывает. Следующие числовые данные характеризуют размеры временного сопротивления Г.:
Г. сердобольский.....................:::282 пд. на 1 кв. дм.,
выборгский среднего зерна..............510 пд. на 1 кв. дм.,
гангеудский..................................::.554 пд. на 1 кв. дм.,
некоторые американские Г. от 262 до 770 пд. на 1 кв. дм.
Замечено, что эти величины находятся в связи с внутренним строением Г. : так, оказывается, что мелкозернистые Г. крепче Г. крупнозернистых, Г. с большим содержанием кварца крепче тех Г., которые больше содержат слюды. Атмосферный влияния мало действуют на Г., находящийся в постройках, но полезно обратить внимание на некоторые исключительные явления в этом отношении: таковы случаи разрушения колонн Исаакиевского собора в СПб., и другие аналогичные. Явления такого рода, находятся в связи со способностью гранита раскалываться с большею легкостью по определенным направлениям; естественно, что при выламывании больших масс Г. для этих колонн строители пользовались этими направлениями, так что ось, а следовательно и нагрузка колонн, совпадала с ними, вследствие чего возникли трещины, которые с течением времени увеличивались от замерзания в них атмосферной влаги. От действия сильного нагревания и быстрого затем охлаждения Г. растрескивается. Г. идет для крупных и вековых сооружений, каковы: фундаменты, нижние этажи огромных, многоэтажных американских зданий, общественные здания, монументы, мосты, гавани и пр.; кроме того, из Г. приготовляются бруски для мощения улиц, мелкие валуны Г. идут для той же цели, а гранитный щебень идет на шоссировку дорог. Из мелкозернистого Г. однородного строения есть возможность делать статуи (кариатиды здания Эрмитажа из сердобольского Г.) и другие украшения для домов. Для практических целей Г. добывается как из коренных месторождений, так и из валунных залеганий. Очевидно, первый способ добывания сопряжен с большими затруднениями, но зато здесь мы имеем материал определенных качеств, из которого могут быть получены куски каких угодно размеров; валуны Г. бывают самых разнообразных размеров и качеств: в одном залегании могут находиться валуны мелкозернистого и крупнозернистого Г., свежие и в состоянии разложения от действия внешних влияний.
С. Ф. Глинка.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 38 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close