Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:14
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гудон
Гудон (Жан-Антуан Houdon) – знаменитый франц. скульптор (1741 – 1828). Проведя детство в художественной обстановке школы des eleves proteges, где его отец был привратником, еще 10 – 12 летним он начал упражняться в леплении. Вскоре он был принять в ученики акд. живописи и скульптуры, и в возрасте 15 лет уже получил в награду сер. медаль. В 1761 г., за эскиз барельефа: «Царица Савская», удостоен большой, римской премии, с правом семилетнего пребывания в Италии на казенный счет. В Италии исполнил модель для изучения человеческой мускулатуры, обратившую на него всеобщее внимание а послужившую ему этюдом для статуи Иоанна Крестителя, а также изваял статуи «Весталка» и «Св. Бруно»; последнее произведение, отличающееся естественной простотой и пластическим спокойствием, явилось провозвестником нового направления в скульптуре. По возвращении в Париж, Г., на, основании исполненных им работ, был избран в 1769 г. в сопричисленные к акад. живописи и ваяния, а в 1777 г., за мраморную фигуру «Морфей», возведен в звание академика. Первым значительным произведением Г. по возвращении во Францию был портретный бюст Дидро, привлекший. к художнику заказы со стороны герцога СаксенГотского и императрицы Екатерины. Для первого Г. исполнил несколько рельефных портретов его семейства, для императрицы – ее бюст (1773 г.); кроме того, русский посланник при французском дворе, кн. Голицын, заказал художнику два надгробных памятника для князей М. Д. и А. Д. Голицыных (находятся в Богоявленском монастыре, в Москве). Что ему было доступно изображение нежной наивности и чистой красоты, Г. доказал бюстом молодой девушки, известным под назв. «La Petite Lise» (у г. Ефруси, в Париже). В парижском салоне 1777 г. число произведений Г. равнялось половине всех вообще выставленных скульптур, и с этого времени определилась его роль, как предводителя франц. скульптурной школы. Гудоновские портреты королевского сем., надгробный памятник гр. Эннери и барельеф для церкви св. Женевьевы относятся к этой эпохе. В следующие затем годы исполнены Г. два бюста Мольера, из которых один отличается идеальностью, а другой, наоборот, реалистичностью, портрет Руссо, поразительный по сходству и характерности выражения. Однако, ни одно произведение Г. не имело такого успеха в публике, как воспетая поэтами и расхваленная художественными критиками статуя «Дианы» (мраморный экземпляр ее неполн, в 1780 г., нах. в Имп. Эрмит.; бронзовый, исполн. в 1790 г. – в луврском музее, в Париже). Из многих статуй и бюстов Вольтера, работы Г., особенно замечательна изображающая его сидящим (в фойе Theatre Francais в Париже, повторение в Имп. Эрмитаже). В 1785 г. Г. взял от франц. правительства полугодовой отпуск и отправился в Америку, дабы изваять, по заказу С. Ам. Шт., статую Вашингтона. По возвращении своем в Париже, вступил в брак с Сесилью Ланглуа. В 1792 г. Г. был избран в адъюнкт проф. акд., затем вступил в члены национального наст. Имп. Наполеон, покровительствовавший Г., заказал ему свою статую, которая была потом перелита в статую Генриха IV. Последним произведением Г. был бюст имп. Александра I, явившийся в парижском салоне 1814 г. До 1823 г. Г. оставался в должности проф. королевской акад. Кроме выше упомянутых произведений, заслуживают быть упомянутыми следующие работы: «La fileuse» (1788), «L'ete» (1785), статуя св. Схоластики (переделанная в «Философию»); бюсты принца Генриха Прусского, Бюффона, Франклина имя. др. В Имп. Эрмитажи, сверх бюстов Дидро, Вольтера и статуй Дианы и фернейского философа, хранятся еще бюсты Даламбера и двух малолетних дочерей кн. Голицына. Воспитанный во вкусах и воззрениях эпохи Людовика XV, Г., однако, вскоре примкнул к направлению, поставившему себе задачей более строгое и правильное вникновение в античные образцы, и, благодаря значительности своего таланта, достиг самостоятельности, сделавшей его вождем скульптурной школы в эпоху Людовика XVI. Его пластические образы явились полным выражением художественных идеалов этой эпохи и пользовались восторженным признанием со стороны публики до появления Давида, псевдоклассицизм которого сменил направление Г. Эта перемена совпала с его возвращением из Америки. Стараясь приноровиться к новым требованиям общественного вкуса, он потерял свою оригинальность и впал в подражательность.
А. Н. – в.
Гужон
Гужон (Жан Goujon) – франц. ваятель (1510 – 72). Первоначальное художеств, образование получил во Франции; путешествовал потом по Италии, где изучал античную скульптуру. По возвращении своем во Францию подчинился влиянию господствовавшего тогда вкуса. Его первое известное произведение – статуя, известная под названием: «Диана» – аллегорический портрет Дианы де-Пуатье, герцогини Валантенуа. Статуя эта украшала портал замка Ане. Диана изображена нагою и лежащей с луком в руке, облокотившеюся на шею оленя; ее куафюра состоит из кос, в которые вплетены драгоценные каменья; возле нее – собака. Эта группа так понравилась королю Генриху II, что он поручил Г. другие скульптурные работы в замке Ане. Г. украсил скульптурами также: Экуанский замок (Есоаеn); отель Карнавале, в Париже, где впоследствии жила г-жа Севинье; парижскую ратушу, в которой обращали на себя внимание резанные им из дерева панно: «Двенадцать месяцев»; затем, ворота Сент-Антуан – четырьмя великолепными барельефами: «Сена», «Марна», «Уаза» и «Венера, выходящая из волн» (находятся в настоящее время в Лувре). Для церкви монастыря францисканцев (cordeliers) Г. изваял замечательный барельеф: «Снятие со Креста». Наконец, ему принадлежит в Париже «Фонтан Нимф», известный также под назв. Fonlaine des Innocents, начатый при Францискей I и оконченный при Генрихе II. По мнению Бернини, "этот фонтан есть лучшее произведение французской скульптуры, как по удивительной гармоничности между архитектурною частью и фигурами, так и по изяществу. Замечательны также гужоновские скульптурные украшения той части Лувра, которая была построена П. Леско. Г. был кальвинист и убит в Варфоломеевскую ночь в 1572 году. В Лувре находятся следующие произведения Г.: барельефы ворот св. Антуана, «Смерть и Воскресение», «Христос»; бронзы, украшавшие собою входную дверь замка Ане; скульптурные украшения спальни Дианы де-Пуатье, и, наконец, знаменитая группа Дианы. В Мальмезоне, бывшем дворце императрицы Жозефины, находилась другая Диана Г., представленная стоящей, с луком в руке. Существенные черты таланта Г. заключаются в необыкновенно развитом чувстве изящества и понимании женской грации; кроме того, у него нет соперников в изображении юношеских форм. К этим качествам присоединяется понимание условий монументальной декоративности, своеобразной, изящной и поэтической.
В. Ч.
Гук
Гук (Robert Hooke) – английский физик (1635 – 1722). Отец его, пастор, готовил его первоначально к духовной деятельности, но потом, в виду слабости здоровья мальчика и проявляемой им способности к занятию механикою, предназначил его к изучению часового, мастерства. Впоследствии, однако, молодой Г. получил интерес к научным занятиям, и вследствие этого был отправлен в вестминстерскую школу, где успешно изучал языки латинский, греческий, еврейский, но в особенности интересовался математикою и выказал большую способность к изобретениям по физике и, механике. Способность его к занятиям физикою и химиею была признана и оценена учеными оксфордского унив., в котором он стал заниматься с 1653 г.; он сначала сделался помощником химика Виллиса, а потом известного Бойля. В течение своей 87-ми летней жизни Роберт Г., несмотря на слабость здоровья, был неутомим в занятиях, сделал много научных открытий, изобретений и усовершенствований. В 1663 г. лонд. королевское общ., признав полезность и важность его открытий, сделало его своим членом; впоследствии он был назначен проф. геометрии в Gresham College. К числу открытий Г. принадлежат: открытие пропорциональности между упругими растяжениями, сжатиями и изгибами и производящими их напряжениями, открытие цветов тонких пластинок, постоянства темп. таяния льда и кипения воды, идеи о волнообразном распространении света и идеи о тяготении. Первое из этих открытий, как утверждает он сам в своем соч. : «De potentia restitufiva», опубликованном в 1678 г., сделано им за 18 л. до этого времени, а в 1676 г. было помещено в другой его книге под видом анаграммы: ceiiinosssttuv, означающей «Ut tensio sic vis». По объяснению автора, вышесказанный закон пропорциональности применяется не только к металлам, но и к дереву, камням, рогу, костям, стеклу, шелку, волосу и проч. В настоящее время этот закон Г. в обобщенном виде служит основанием математической теории упругости. Что касается до прочих его открытий, то в них он не имеет такого исключительного первенства; так цвета тонких пластинок в мыльных пузырях Бойль заметил за 9 лет ранее; но Г., наблюдая цвета тонких пластинок гипса, подметил периодичность цветов в зависимости от толщины: постоянство темпер. таяния льда он открыл не ранее членов флорентийской акд., но постоянство темпер. кипения воды подмочено им ранее Ренальдини; идея о волнообразном распространении света высказана им позже Гримальди, идею же о силе тяготения, но в недостаточно определенной форме, он выразил в 1674 г. в соч.: «An attempt to prove the motion of the earth».
Изобретения Г. весьма разнообразны. Во-первых следует сказать о спиральной пружине для регулирования хода часов; изобретение это было сделано им в течение времени от 1656 до 1658 г. По указаниям Г. часовой мастер Томпсон сделал для Карла II первые часы с регулирующею пружиною. Гюйгенс применил регулирующую спираль позже Г., но независимо от него; зацепляющие части (echappement), придуманные ими, неодинаковы. Идею о применении конического маятника к регулированию часов Г. приписывал себе и оспаривал первенство у Гюйгенса. В 1666 г. он изобрел спиртовой уровень, в 1665 г. представил королевскому обществу малый квадрант, в котором алидада перемещалась помощью микрометренного винта, так что представлялась возможность отсчитывать минуты и секунды; далее, когда найдено было удобным заменить диоптры астрономических инструментов трубами, он предложил помещать в окуляр нитяную сетку. Вообще Г. сделал не мало усовершенствовали в конструкции телескопов диоптрических и катоптрических; стекла он шлифовал сам и много занимался наблюдениями; между прочим, он обратил внимание на пятна на поверхности Юпитера и Марса и по движению их определил, одновременно с Кассини, скорости вращений этих планет вокруг осей. Кроме того, он изобрел оптический телеграф, термометр-минима, регистрирующий дождемер; делал наблюдения с целью определить влияние вращения земли на падение тел и занимался многими физическими вопросами, напр., о влиянии волосности, сцепления, о взвешивании воздуха, об удельном весе льда, изобрел особый ареометр, для определения степени пресности речной воды (waterpoise). В 1666 г. Г. представил королевскому обществу модель изобретенных им винтовых зубчатых колес, описанных им впоследствии в «Lectiones Cutlerianae» (1674). Эти винтовые колеса известны теперь под именем Вайтовых колес. Карданово сочленение, служащее для подвеса ламп и компасных коробок на судах, Г. применил для передачи вращений между двумя валами, пересекающимися под произвольным углом.
Д. Б.
Гульден
Гульден (от Gold – золото) – название, данное в Германии флоринам. Первоначально это была золотая монета; но впоследствии ее стали чеканить из серебра, хотя еще до XVI стол. некоторые немецкие государства продолжали чеканить и золотые гульдены, называя. их уже «гульдендорами» и «гольдгульденами» . В Венгрии, в начале прошлого века инсургенты чеканили гульдены из меди, придав им принудительный курс в 20 серебряных грошей. В настоящее время Г. или флорин составляет монетную единицу Австро-Венгрии (по-венгерски Fortin, по-итальянски – Fiorino); он=100 крейцерам и чеканится из серебра 900-ой пробы весом в 12, 3457 гр . В Нидерландах за монетную единицу также принимается Г. в 100 центов, из серебра 900-ой пробы, весом в 10 гр.
П. ф.-В.
Гумбольдт
Гумбольдт (Фридр. Вильгельм фон, 1767 – 1835) – знаменитый лингвист и прусский политически деятель, старший брат Александра Г. Во франкфуртском (на Одере) и геттингенском унив. основательно изучил право, политику и историю. Преданный науке, он, вместе с тем, с напряженным вниманием следил за движением в сферах политической, общественной и литературной. В 1789 г. он, вместе со своим учителем, известным Кампе, ездил в Париж, «чтобы присутствовать при похоронах французского деспотизма». Несколько позже он отозвался на поставленный тогда историей вопрос о взаимных отношениях между государством и личностью, в сочинении «Ideen zu einern Versuch, die Grenzen der Wirksamkeit des Staats zu bestimmen». Он является здесь борцом за полную свободу личности и ограничивает роль государства заботой о внешней безопасности. Это сочинение настолько расходилось с традиционными понятиями, что цензура не допустила его опубликования, и оно появилось в печати только в 1851 г. – Еще более, чем политические вопросы, интересовали его новые направления в литературе и философии. Уже в 1790 г. в Веймаре он завязал прочные, никогда не порывавшиеся связи с Шиллером, а позже установились дружеские отношения между ним и Гете. И с тем, и с другим Г. состоял в деятельной переписке, которая издана под заглавиями: «Briefwechsel zwischen Schiller und W. v. H.» (Штутгарт, 1876) и «Goethes Briefwechsel mit den Gebruedern von H., 1795 – 1832» (Лпц., 1876). Рано приобретенная им репутация универсально-образованного человека сделала его видным членом всех литературных салонов того времени. Он появляется то в Берлине, в кружке Генриетты Герц, Рахили Левин и др., то в Эрфурте и Веймаре то в Иене (1794 – 97), в постоянном общении с кружком Шиллера. С тех пор, как он женился (1791) на Каролине Дахереден, его дом сделался одним из самых блестящих салонов, куда стекалось все, что было в Европе умного, талантливого и знаменитого. Жена Г. была одной из просвещеннейших и умнейших женщин своего времени и оказывала мужу величайшую помощь даже в его ученых работах. И в философских кругах Г. имел обширные связи; особенно близок он был с кантианцем Якоби. Запас своих наблюдений и познаний Г. почерпал не только из книг и живого общения с корифеями духовной культуры, но и из путешествий. Он часто бывал во Франции, Швейцарии и Испании, и довольно долго прожил в Риме. Чрезвычайно замечательны его труды по различным отраслям классической филологии и особенно по совершенно еще новому тогда сравнительному языковедению. Особенно важны его исследования по вопросу о языке испанских басков («Prufung der Untersuchungen uber dieUrbewohner Hispaniens, vermittelst der baskischen Sprache» и др.) и языке обитателей Явы («Ueber die Kawisprache auf der Insel Java»). В этих работах Г. не ограничивался сухим изучением материала: он всегда стремился к философским обобщениям. С этой точки зрения особенно замечательна статья, служащая введением к исследованию о яванском языке («Ueber die Verschiedenheit des menschilchen Sprachbaues und ihren Einfluss auf die geistige Entwickelung des Menschengeschlechts»). Когда, после иенского поражения, в Пруссии почувствовалась потребность в свежих силах и энергичных деятелях на поприще как внутренней, так и внешней политики, то между новыми людьми выдвинулся и Г., с 1808 по 1819 г. занимающий важные посты. В первый раз более или менее заметное положение по службе Г. получил еще в 1802 г., будучи назначен резидентом при папском дворе. С неохотой покинул он этот интересный для него пост, чтобы занять в министерстве гр. Дона место директора департамента просвещения и исповеданий. Под его влиянием и руководством основан берлинский унив. (1810), причем он призвал в себе на помощь такие крупные силы, как Фихте, Шлейермахер, Нибур, Фр. Вольф и др. Не дождавшись самого открытия унив., Г., имевший в столице много завистников, внезапно оставил Берлин и опять перешел на дипломатическое поприще, получив посольский пост в Вене, где стал хлопотать о союзе Австрии с Пруссией против Франции. Он является представителем Пруссии на Пражском конгрессе (1813), неуспеху которого он радовался как ревностный патриот, не допускавший никаких сделок с Наполеоном. В 1814 г. он, вместе с Гарденбергом, личным своим врагом, представлял Пруссию в Париже, а затем ту же роль и с тем же товарищем исполнял на венском конгрессе, причем был горячим сторонником объединения Германии. В 1817 г. он пытался сделаться послом при парижском дворе; но его кандидатура была снята по настояны Людовика ХVIII в., так как Г. был слишком яркий представитель партии, враждебной Франции. Во внутренней политике он твердо держался принципов известного преобразователя Пруссии, Штейна, почему ловкий а влиятельный Гарденберг старался держать Г. вдали от Берлина и не давать ему сколько-нибудь значительного поста по управлению государством. В 1819 г. Г. выступил поборником конституционного устройства в Пруссии, и ему удалось быть назначенным, для проведения этой реформы, министром внутренних дел. Но вскоре, благодаря карлсбадским постановлениям, политика Пруссии приняла безусловно реакционное направление, против которого Г. бесполезно протестовал; Гарденберг вооружился против Г., и он, пробыв министром 4 месяца и ничего не успев сделать, получил отставку. После этого еще раз, в 1823 г., его друзья старались провести его на пост первого министра; но у Г. в правящих сферах было мало сторонников, как у человека определенно либерального направления. Он отказался от предложенной пенсии, навсегда покинул практическую политику и до самой смерти (1835) безвыездно прожил в своем наследственном замке Тегеле (недалеко от Берлина), углубленный в свои любимые занятия. Полное собрание его сочинений вышло в Берлине в 1841 – 52 гг. Для его характеристики, как человека, очень важны, кроме указанной переписки с Шиллером и Гёте, напечатанные письма его к Шарлоте Диде («W. v. H.s Briefe an eine Freundin») и к Кернеру («Briefe an Chr. Gottfr. Korner»). Главное сочинение о личности и значении Г. – книга Гайма (Наут, «W. у. Н.» Берл., 1856). Общедоступная и полная биоrpaфия Г. приложена к книжке Элизы Майер (Elisa Maier, «W. v. Н. Lichtstrahlen ans seinen Briefen»).
В. Беркут.
Гумплович
Гумплович – (Людвиг Gumplovicz) – род. в 1838 г.; поляк по происхождению, профессор государственного и административного права в грацском унив. В целом ряде сочинений – «Race u. Staat» (В., 1875); «Das Recht des Nationalitaten и. Sprachen in Oesterreich Ungarn» (Иннсбр., 1879); «Rechtsstaat u. Socialismus» (т. же, 1881); «Der Rassenkampf» (т. же, 1883); «Grundriss der Sociologie» (В., 1885; есть более полное польское издание); «Sociologie n. Politik» (Лпц., 1892); «Die soziologische Staatsidee» (Грац, 1892) – Г. высказал оригинальные взгляды на основные вопросы государствоведения, которое в его учении сливается с социологией. Его воззрения сложились главным образом под влиянием идей новейшего естествознания, взглядов социалистов и Штейна на общество и некоторых мнений Дюринга и Иеринга. Г. – решительный монист. История человечества, в его глазах – естественный процесс, совершающийся по определенным, неизменным законам. Элементами, подчиненными таким неизменным законам, являются этническая и социальные группы. Исходный пункт социологического учения Г. – теория полигенизма, множественного происхождения человеческого рода. Социальная эволюция начинается там, где одна первичная социальная группа – орда (primitive Horde) – сталкивается с другой такой же группой. Эти столкновения приводят, наконец, к покорению слабой группы сильною. Господство одной социальной группы над другой должно быть известным образом организовано. Такой организацией является то, что мы называем государством. Государство есть организация господства меньшинства над большинством. Семья, собственность, право возникают в государстве, как его создания. Между правами государственным и частным Г. проводит глубокое качественное различие. Частное право есть совокупность норм, установленных государством; государственное право есть факт, оно, так сказать – самогосударство. Возникая в государстве, право носит на себе следы такого происхождения: всякое право есть порядок неравенства (eine Ordnung der Ungleichheit). Исходя из такого воззрения на право, Г. относится отрицательно к теории «правового государства» (Rechtsstaat), социализм же считает лишь дальнейшим логическим развитием несостоятельных принципов свободы и равенства, лежащих в основе теории правового государства. Перед человечеством всегда является такая альтернатива: или признать государство, которое по своей природе есть организация господства в основано на неравенстве, или согласиться на анархию, которая невыносима для культурного общества. Национальность, по мнению Г. – также создание государства; она не обусловливается ни общностью языка, ни единством происхождения. Г. – безусловный противник приложения «юридического метода» к государственному праву: «юридической конструкции» государства он не признает. Отождествив то, что Л. Штейн называл обществом, с государством, Г. вполне сошелся во взгляде на государство с представителями историкоэкономического материализма, Марксом и Энгельсом, хотя их экономическое понимание истории осталось ему чуждым. Ставя фактор политический на первое место, Г. скорее приближается к Дюрингу в понимании исторического процесса. Слабую сторону работ Г. составляет та смелость, с которой он рискованные обобщения выдает за «социальные законы». Вообще, словом «закон» Г. положительно злоупотребляет, смешивая сплошь и рядом закон с принципом. В Германии взгляды Г. не пользуются сочувствием; из немецких публицистов только на Lingg'е, («Empirische Untersuchungen zur allgemeinen Staatslehre» B., 1890) обнаруживается более или менее ясное влияние идей Г. Из русских публицистов проф. А. Л. Блок принимает «с некоторыми поправками» определение государства, данное Г. («Политическая литература в России и о России», Варшава, 1884, стр. 24). Труды Г., относящиеся специально к австрийскому праву, кроме вышеназванной книги «Das Recht' der Nationalitaten etc.», лишены самостоятельного научного значения: «Verwaltungsiehre mit besonderef Berucksichtigung des osterreichischenVerwaltungsrechtes» (Иннсбр., 1882); «Einleitung in das oesterreichische Staatsrecht» (Б., 1879) – живой очерк образования и развития Австро-венгерской монархии; «Das. osterreichische Staatsrecht» (В., 1891) – систематическое изложение австрийского и венгерского государственного права и австрийского административного права. В русской литературе. о Т. ср. Кареев, «Сущность исторического процесса и роль личности в истории» (СПб., 1890, 165 – 179) и Чижов, «Право и его содержание по учению Л. ф. Штейна» (Одесса, 1890, 333-343).
П. Струве.
Гунны
Гунны – азиатский народ, который под предводительством Баламира, после победы над аланами, соединившись с ними, перешел через Дон (375), разгромил Готское королевство Германриха и таким путем вступил в историю Запада. Г. разделялись на многие независимые племена и заселяли первоначально обширные равнины между Волгой и Дунаем. Позже центром их владений сделалась долина Тиссы. В 395 г. гунны предприняли набег на Азию и прошли от Кавказа до Сирии. В Европе первою подверглась их опустошению Фракия, откуда толпы Г., под предводительством Ульдина, достигали окрестностей Константинополя. Время правления Аттилы (433 – 454) представляет блестящий период гуннского могущества. Под скипетром Аттилы соединились не только венгерские племена, но и акациры, предки хозар, многие славянские и германские племена. После смерти Аттилы началась вражда между его сыновьями. Подвластные народы вернули себе свободу, первыми – гепиды, в борьбы с которыми погиб Эллак, сын Аттилы. Местность по Дунаю и Тиссе была очищена от Г., перекочевавших обратно за Прут и Днепр, где они снова разделились на мелкие княжества. Один из князей, Динцик или Денгицих, сын Аттилы, погиб в 468 г. в борьбе с остготами, после чего исчезает имя Гуннского царства. В войске Нарзеса, действовавшем против остготов, появляются гуннские орды на службе у римлян. Самый народ встречается еще под именем кутургуров или кутригуров на 3 и ургуров или утригуров на В от Дона; первые своими набегами наводили страх в VI в. на восточную Римскую империю. Этот народ, по-видимому, тождествен с болгарами, которые после ухода остготов утвердились в Римской империи и с течением времени ославянились. Относительно национальности Г. существуют различные взгляды. Одни считают их за Hjongnu китайских авторов, т. е. за народ происхождения монгольского; другие признают их финнами, предками мадьяр. Предание, считающее Г. прямыми предшественниками мадьяр, вероятно, возникло впервые в XII веке, под влиянием немецких героических сказаний, особенно Нибелунгов. Ср. Neumann, «Die Volker des sudl. Russlana» (Лпц., 1847); Cassel, «Magyar Altertumer» (Б., 1848); A. Thierry, «Histoire d'Attila et de ses successeurs» (4 изд., П., 1874).
X.
Что касается физического типа Г., то по тем скудным известиям, которые сохранились о внешности языке и образе жизни, можно думать, что это был народ урало-алтайской ветви. Сравнивая известия Аммиана Mapцелина, Иорнанда и др., можно заключить, что гунны отличались невысоким ростом, коренастым, плечистым сложением, коротконогостью, толстой короткой шеей, большой головой, плоским широким лицом, «как у грубо изваянных статуй», узкими глазами, приплюснутым носом, безбородостью или редкою бородой и смуглым цветом кожи – все признаки, указывающие на большее сходство с типом монгольских племен, чем арийских, и в частности – славянского, который описывается древними писателями совершенно иначе, хотя некоторые исследователи, как, напр., Иловайский, и думали видеть в Г. славянскую народность (см. сообщение Иловайского о народности Г. и замечания по этому поводу проф. Н. А. Попова, В. О. Миллера, Ф. Е. Корша и Д. Н. Анучина, в «Трудах» этн. отд. общ. люб. ест., VII, 1886).
Д. А.
Гуно
Гуно (Charles Gounod) – самый видный представитель современной французской музыкальной школы, один из популярнейших композиторов нашего времени. Род. в Париже в 1818 г.; начал свою композиторскую деятельность в 1839 г., кантатою «Fernand». В его 14 операх, 19 духовных сочинениях, в его симфонической и камерной музыке много вдохновенных страниц; но среди массы его произведений следует отметить три, в которых дарование его наиболее сконцентрировалось: оперы «Фауст» и «Ромео и Джульетта» и духовная кантата «Gallia». Гласная сторона дарования Г. – лиризм, самобытная мелодическая и гармоническая красота, задушевность. С внешней стороны в своих сочинениях Г. является тоже большим мастером: стройный формы, красивая) всегда звучная тщательная и своеобразная оркестровка. Тщательность отделки особенно проявляется в «Фаусте». Музыка Г. в этой опере непрерывно певуча и красива. Хотя в «Ромео и Джульетте» встречаются прекрасные места, но в целом эта опера уступает «Фаусту», вследствие некоторых номеров, не лишенных общих мест. Г. – певец любви: как в «Фаусте», так и в «Ромео» он в любовном элементе доходит до истинно художественной высоты. В местах сильно драматических он хотя и выразителен, но не достигает захватывающей силы. В его мессах в других духовных произведениях чувствуется большая искренность и возвышенность стиля, особенно в кантате «Gallia», написанной под влиянием тяжелой для Франции годины франко-прусской войны. Г. нигде не выступает ярым новатором, но его музыка тем не менее дышит новизной, свежестью. Он выражается своеобразно потому, что иначе не может выражаться, а не потому, чтобы он непременно хотел оригинальничать. Хотя оперы «Сафо», «La Nonne sanglante», «Le medecin inalgrе lui» (написанные в период 1851 – 1858 г.) особенного успеха не имели, во в каждой из них были признаки дарования, от которого можно было ожидать многого в будущем. В 1859 г. появление"Фауста" поставило Г. в ряд крупнейших современных композиторов. Успех этой оперы с каждым годом так возрастал, что неудача последующих опер («Philimon et Bancis», «La reine de Saba», «Mireille») не могла уже повредить репутации Г. В 1867 г. появление «Ромео и Джульетты» опять дало Г. блестящий успех. Во время пребывания в Лондоне (1870 – 71) Г. написал «Grallia», а затем были поставлены в Париже его оперы: «Polyeucte» и «CinqMars», с посредственным успехом. Кроме вышеупомянутых опер, Г. принадлежат «Georges Dandin». В СПб. из опер Г. шли: «Доктор по неволе» (в Малом театре), «Фауст», «Филимон и Бавкида», «Мирейль», «Ромео и Джульетта», «Сен-Марс» (на сцене Имп. оперы). Ср. Jules Claretie, «Charles G.» (Пар., 1875); Georgina Weldon, «Autobiographie de Ch. G.» (Л., 1875); Arthur Pougin, «Charles G.» (П., 1877).
Н. Соловьев.
Гурии
Гурии (арабск., ослепительно белые) – вечно юные, поразительной красоты девы, служащие, по Корану, наградой правоверным в раю Магомета. В роскошных, вечно зеленеющих садах покоятся Г. на драгоценных коврах, и в их объятиях правоверного ожидает бесконечное блаженство.
Гурилев
Гурилев (Александр Львович, 1802 – 56) – известный русск. композитор романсов. Первоначальное музыкальное образование получил от своего отца, скрипача и композитора духовной музыки. Много занимался переложениями для органа. Из романсов Г. большою популярностью пользовались: «Матушка голубушка», «Сердце», «Ласточка», «Не слышно на палубе песен», «Разлука», «Майские ночи»; известна была также в свое время его баллада: «Жил был один муж старый». Г. написал свыше 200 романсов. Романсы Г. имеют по преимуществу характер меланхолически, задушевный и легко поются. Их мелодичность и простота аккомпанемента напоминают Варламова.
Гурон
Гурон (Huron) – озеро в Сев. Америке. Одно из пяти больших озер, соединяющихся с р. Св. Лаврентия. Лежит между 43° и 46° 15' сев. шир. и 80° и 84° 40' зап. долг.; граничит на Ю и ЮЗ штатом Мичиган, а с других сторон Канадской провинцией Онтарио. Форма его неправильна; окружность его имеет 1900 км. Соединяется с озерами: Мичиганом и Верхним посредством пролива Маккино и р. Сент-Мэри; исток его носит названо Сент-Клэр-Ривер. Гурон делится на три неравные части длинным полуостровом – Каботс-Хэд и цепью Манитулинских островов. Поверхность воды его на 19 фт. выше поверхности оз. Эри, на 352 фт. выше поверхности Онтарио и на 578 фт. выше уровня моря. Глубина его значительнее глубины четырех других озер, а именно около 1000 фут.; вода чрезвычайно прозрачная. Около 3000 островов разбросаны по Дурову: берега его имеют прекрасные гавани. Плавание безопасно, хотя и Г. также, как другие озера этой группы, не свободен от бурь.
Гур-эмир
Гур-эмир (могила повелителя) – знаменитая мечеть в Самарканде над могилой Тамерлана; четырехугольное здание, увенчанное красивым полуяйцевидным куполом и снабженное минаретом. Оно значительно пострадало от времени: часть купола обрушилась, голубая эмалевая облицовка сохранилась лишь местами, верхушки минарета нет, узорчатые украшения его сильно повреждены. Основание купола покрыто разноцветными эмалевыми узорами. На фронтоне мечети на синем фоне имеется надпись белыми буквами: это произведение бедного Абдулла, сына Махмуда Испаганского. Внутри мечети несколько надгробных памятников: один из них – над могилой Тамерлана, другие – над могилами его жены, детей, наставника и приближенных. Собственно могилы, под мраморными плитами, покрытыми надписями, находятся в подвальном помещении. Надгробный камень Тамерлана представляет самый большой известный монолит из темно-зеленого, отполированного нефрита, содержащего небольшое количество мелких вкраплений серного колчедана. На верхней поверхности камня, вдоль краев, имеется надпись. Боковые поверхности украшены арабесками и вверху образуют род карниза; направление изголовья, обращенного к Мекке, обозначено на верхней поверхности камня изогнутой бороздкой. Памятник, арабески и надпись высечены замечательно хорошо. Почти чрез середину памятника проходить трещина, происхождение которой объясняется различно: по одним данным камень разбился при подъеме или перевозе его в ставку Надир-Шаха, который пожелал его видеть; по другим – тот же Надир-Шах приказал разбить камень, надеясь найти внутри его сокровища; по третьим – он разбился при неудачной попытке похищения его разбойниками. Могила Тамерлана пользуется большим почетом в Средней Азии; народ верит в целебные свойства надгробного камня (пьют порошок из него от различных болезней), чем и объясняются повреждения его по краям. Надпись на памятнике содержит (по бар. Розену): 1) генеалогию Тимура; 2) генеалогию Чингисхана до Бузанджара, сына Аланкувы; 3) рассказ о том, как Аланкува забеременела от луча света, проникшего в ее палату, и 4) указание дня смерти Тимура. По некоторым данным, в склепе мечети Г.-эмира был скрыт, на время занятия Самарканда русскими, знаменитый Коран Османа, перенесенный затем в мечеть Ходжа-Ахрар и хранящийся ныне в Имп. публичной библиотеке в СПб.
В. М.
Гусары
Гусары (от мадьярского Husz – 20 и ar – жалованье) возникли в Венгрии при короле Матвее Корвине, который в 1458 г. приказал для защиты от туров образовать особое ополчение от 20 дворян по одному и при каждом из них – соответствующее число вооруженных людей. При Стефан Батории Г. появились и в Польше где в этом роде войска стали служить преимущественно богатейшие дворяне. В имперских войсках Г. долго имели значение конного венгерского ополчения, созываемого только на время войны и преимущественно против турок; первый регулярный Г. полк образован был в Австрии лишь в 1688 г. От Австрии Г. заимствовала и Франция, где впервые упоминается о них в 1693 г. В Пруссии первыми Г. были поляки; при вступлении на престол Фридриха Великого было 2 Г. полка, а в конце его царствования – 10. В Англии первый Г. полк сформирован Только в 1806 г. В Италии Г. вовсе не имеется. В России о Г., как о войске иноземного строя, упоминается в 1634 г. В дневники Гордона говорится о 3 ротах Г., участвовавших в Кожуховском походе 1694 г. По учреждении Петром Великим регулярной армии, Г. исчезли до 1723 г., когда государь приказал из австр. Сербов выходцев формировать (охотою) г. полки, сохранять им то жалованье, которое они получали в Австрии, в поселить в Украине. При имп. Анне Миних опять занялся вербовкою Г. из разных выходцев (сербов, венгерцев, валахов, грузинских князей и дворян), с целью образовать из них пограничное войско иррегулярного строя. При Анне Леопольдовне он же преобразовал всех Г. в 5 поселенных Г. полков (сербский, грузинский, молдавский, валахский и венгерский); но полки эти, составленные из разноплеменных бродяг, ничего кроме вреда не приносили. При Елизавете (1751) австр. выходцу, полковн. Хорвату, поручено было сформировать из сербских выходцев один Г. полк (в 4 т.), который и поселен на правом берегу Днепра, в так называемое Ново-Сербии; в 1752 г. образовано еще два таких же полка, причем для защиты нового поселения построено укрепление св. Елизаветы (ныне Елизавгетград). В 1754 г. прибыли в Россию сербы Депрерадович и Шевич, с значительным числом их одноплеменников; им указано было поселиться между Бахмутом и Луганском (Славяно-Сербия) и образовать 2 Г. полка, по 1 т. чел. в каждом. В 1756 г. из слободских казаков сформирован слободской Г. полк, а затем еще два, из выходцев Македонии к Болгарии, которые в 1761 г. сведены была в один, македонский. В 1760 г. образовав еще желтый Г. полк. Таким образом к 1761 г. было всего 12 Г. полков. При Екатерине II, после различных преобразований, Г. полки были переименованы в легкоконные. С 1787 г. начинается вновь учреждение Г полков, и к войне 1812 г. их было уже 12, а к 1833 г. – 14, не считая двух гвардейских. В 1882 г. Г. армейские полки переименованы в драгунские, и в настоящее время у нас существует только 2 гвардейских Г. полка. л.-гв. Его Величества и л.-гв. гродненский. Ср. «Имп. рос. воен. хроника»; «Ежег. русской армии»; Brix, «Greschichte der alten russischen Beereseinrichtung»; Stein, «Geschichte des russischen Heeres bis Nicolai I».
Гусеницы
Гусеницы – личинки бабочек. Ложными Г. называются свободно живущие личинки перепончатых (Hymenoptera), имеющие тоже развитую голову, грудные и брюшные ноги, но отличающиеся от настоящих Г. тем, что имеют обыкновенно 6 – 8 пар брюшных ног и ноги эти лишены крючьев, между тем как у Г. обыкновенно не более 5 пар брюшных ног и он вооружены крючьями.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 20 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close