Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:19
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Даргомыжский
Даргомыжский (Александр Сергеевич) – выдающийся русский композитор, род. 2 февраля 1813 г. в имении отца своего, Смоленской губ. До пятилетнего возраста он был совершенно лишен дара слова. Шестилетнего Д. начали учить игре на фортепиано. Первою его учительницею была Луиза Вольгеборн, а впоследствии весьма хороший музыкант, Адриан Трофимович Данилевский, который не поощрял ранние попытки Д. сочинять романсы и маленькие фортепианные пьески. Последним его учителем игры на фортепиано был Шоберлехнер, ученик известного Гуммеля. Игре на скрипке Д. учился у Юшкова, а пению у Цейбиха. В начале 30-х годов Д. уже приобрел известность, как автор многих романсов и сочинений для скрипки и фортепиано. Около этого же времени он поступил в министерство двора, в котором служил до 1835 г.; познакомился с Глинкой, Жуковским, Пушкиным, и стал писать оперу «Лукреция Борджиа», но вскоре, по совету Жуковского, принялся за другую, не окончив первой. «Эсмеральда» была окончена в 1839 г., но, несмотря на все старания автора, не была принята на сцену. Огорченный этой неудачей, Д. отправился за границу, где сошелся с Фетисом в Брюсселе и Галеви в Париже. Их советы и сочувственные отзывы о его таланте в иностранной печати отразились благоприятно на его музыкальной деятельности. По возвращении из-за границы, в 1845 г., Д., наконец, добился постановки «Эсмеральды». Она шла в первый раз, с успехом в Москве, 5 декабря 1847 г., а впоследствии, в 1851 г., в СПб., где имела еще больший успех. Знаменитый итальянский певец Тамбурини желал, чтобы «Эсмеральда» была поставлена на итальянской сцене, в его бенефис: но ему было в том отказано. Опера-балет Д. : «Торжество Вакха» не была принята на сцену, причем дирекция даже ничем не объяснила своего отказа. Если бы не успех концерта Д., устроенного в 1853 г. кн. В. Ф. Одоевским и А. Н. Карамзиным, то, быть может, такая же участь постигла бы и «Русалку», которая была окончена в 1855 г. и в следующем году была поставлена в театре-цирке, нынешнем Мариинском. «Русалка», за исключением даровитого О. А. Петрова, исполнялась сначала второстепенными артистами и не имела того успеха, которого вполне заслуживала, несмотря на благоприятные о ней отзывы в печати А. Н. Серова и других критиков. Только в 1866 г. она приобрела всеобщие симпатии. Этот успех ободрил упавшего духом автора, и он принялся за волшебно-комическую оперу «Рогдана», писать которую вскоре бросил, а потом за «Каменного гостя», который вполне окончен им не был. Это произведение оркестровано Римским-Корсаковым и дописано Кюи после смерти автора. Из оркестровых произведений Д. главные: «Малороссийский казачок», «Чухонская фантазия» и «Баба-яга». Кроме того, он написал множество романсов (свыше 100), собрание хоров («Петербургские серенады») и др. Д. ум. 5-го янв. 1869 г. Влияние Глинки на творчество Д. несомненно. Крупное дарование Д. получило бы гораздо большее развитие, если бы он жил при других условиях. Главным тормозом в деятельности Д. была дирекция имп. театров. «Эсмеральда», пишет Д. в своей автобиографии, помещенной в газете «Музыка и Театр», издававшейся А. Н. Серовым в 1867 г., – «пролежала у меня в портфеле целые восемь лет. Вот эти-то восемь лет напрасного ожидания и в самые кипучие годы жизни легли тяжелым бременем на всю мою артистическую деятельность». В 1863 г. Д. пишет Кукольнику (письмо это помещено в газете «Музыкальный Сезон» за 1870 г.): «Ты спрашиваешь, как идет моя музыка? Да как ей идти, проход-то тесен. С одной стороны, гнусный произвол дирекции, с другой – ярое невежество публики». Когда, наконец, «Русалка» стала вызывать восторги публики, Д. было уже 53 года; утомленный прошлыми невзгодами, он уже не мог воспрянуть. Наиболее крупным произведением Д. следует считать его «Русалку», в которой автор выказал наибольшую самобытность, наибольшую силу творчества. В ней есть драматические моменты, полные правдивости и выражения. В особенности в речитативах Наташи в первом действии, в дуэте князя и мельника в третьем действии Д. является замечательным психологом-музыкантом. В массе номеров этой оперы виден чисто русский композитор, глубоко проникнутый складом русской музыки. В дуэтах, ариях, ансамблях Д. заметна слишком большая разработка, вследствие чего они имеют более концертный характер и на сцене кажутся замедляющими ход действия. На очертания характеров автором обращено немалое внимание. Опере вредит то обстоятельство, что самое сильное впечатление производит первое действие, а затем интерес постепенно падает. В последней опере Д., «Каменном госте» – сплошь речитативная музыка, в которой больше обдуманного, чем прочувствованного. Первый большой труд Д.: «Эсмеральда», написан под влиянием произведений французской комической оперы. В ней виден многообещающий талант, еще не развернувший свои крылья. Д. немного занимался теорией композиции; его можно скорее считать автодидактом. Все его серьезные теоретические занятия, судя по словам самого Д., ограничились знакомством с теоретическими рукописями проф. Дена, которые Д., получив от Глинки, переписал и «скоро усвоил себе мнимые премудрости генерал-баса и контрапункта» (как выражается Д. в своей автобиографии). Формой, а в особенности симфонической, Д. владел не особенно свободно. В романсах Д. много вкуса, чувства и того психологического анализа, который с таким блеском проявился в «Русалке». Выдающейся чертой таланта Д., которую, к сожалению, он мало разрабатывал, была склонность к комическому элементу. Он проглядывает в партии мельника в первом действии «Русалки», в партии свата и в песенке Ольги в той же опере, в романсе «Титулярный советник» и др. Но Д., как артисту и художнику, было не до веселья, о котором он редко вспоминал в продолжение своей творческой деятельности.
Н. Соловьев.
Дарданельский пролив
Дарданельский пролив (в древности Геллеспонт) разделяет Европу от Азии и соединяет моря Мраморное и Эгейское. Длина пролива 58 км., ширина от 1, 3 до 7 км., средняя 4 км. Европейский берег – высокий с крутыми спусками, азиатский – более отлогий, поднимается амфитеатром к горе Иде. Глубина средины пролива 70 – 90 м., местами глубже. Относительный вес поверхностной воды Мраморного моря =1,0180, Эгейского моря 1,0300. В Мраморном море слой легкой воды не толще 20 м., а ниже находится вода с удельным весом приблизительно 1,0290. Разность удельных весов воды морей Мраморного и Эгейского порождает двойственное течение. Нижняя вода Эгейского моря, вследствие большего веса столба воды, устремляется через Д. пролив в Мраморное море, поднимает уровень последнего и заставляет с поверхности воду изливаться в Эгейское море. Таким образом разность уровней морей образуется вследствие разности удельных весов, а эта последняя поддерживается избытком прибыли пресной воды в Черное море над испарением. Во время наблюдений, произведенных в 1882 г. С. Макаровым, граница двух вод находилась в сев. части пролива на 20 м., а в южной на 8 м. По его вычислению, приблизительному, уровень Мраморного моря лежит выше уровня Эгейского на 2 дцм. (см. «Витязь и Тихий океан», СПб., 1893).
У северного конца пролива расположен город Галлиполи, немного южнее средины – местечко Канак, где корабли получают практику (разрешение) на проход проливом. Неподалеку от Канака, в самой узкой части расположены укрепления. См. С. Макаров «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» и «Sailing Directions. The Dardanelles».
С. Макаров.
Дарданеллы с точки зрения международного права. В то время, когда Турция владела берегами Черного моря, право ее распоряжаться судоходством в проливах Дарданельском и Босфорском не возбуждало споров. После завоевания Россией сев. берега этого моря, ее экономические интересы стали требовать свободного сообщения ее приморских портов с Средиземным морем. При заключении КучукКайнарджийского мирного договора 1774 г., Россия добилась признания за нею права торгового судоходства в Черном море и из Черного моря в Средиземное. Изъяснительная конвенция 10 марта 1779 г. и торговый трактат Poccии с Портой 10 июня 1783 г. распространили дарованное русским судам право на все «купеческие под российским флагом суда». Тем не менее, в годы, предшествовавшие войне 1828 г., Россия неоднократно имела случай жаловаться на нарушение этих договоров: случалось, что суда, нагруженные хлебом и отправлявшиеся под русским флагом из Черного моря, подвергались со стороны Турции конфискации. Адрианопольский мирный трактат 1829 г. объявил проливы свободными для торговых судов как Pocсии, так и всех государств, находящихся в мире с Портой. Наконец, в 1841 г. свобода торгового судоходства в проливах провозглашена была всеми великими державами (и подтверждена в 1856, 1871 и 1878 гг.). С 1830-х гг. вопрос о проливах получил значение преимущественно политическое. И до того Турция, имея в виду безопасность своей столицы, никогда не отказывалась от права закрывать Босфор и Д. для военных судов всех наций. Впервые это право формально было признано в договоре между Англией и Турцией в 1809 г. В 1833 г., когда существованию Турции угрожал Мегмед-Али, между Россией и Турцией заключена была в Гункьяр-Скелесси конвенция, в силу которой первая обязалась помогать второй войском и флотом, с правом последнего входить в Босфор и Д.; на основании же секретной статьи этой конвенции, Порта обязалась, по отношению к России, закрывать Д., «т.е. не позволять никаким иностранным военным судам входить туда под каким бы то ни было предлогом». Англия немедленно протестовала против этого соглашения, в котором западноевропейские кабинеты усмотрели опасность для своего влияния на Турцию. В 1838 г., при вторичном восстании Мегмед-Али, имп. Николай I убедился, что дальнейшее существование договора 1833 г. невозможно, и согласился присоединиться к обще-европейской гарантии целости Оттоманской империи, с тем условием, что державы подпишут акт, провозглашающий закрытие Д. и Босфора для военных судов всех наций, как во время мира, так и во время войны, началом европейского публичного права. В результате явилась Лондонская конвенция 13 июля 1841 г., подписанная Турцией, Россией, Англией, Францией, Австрией и Пруссией и известная под именем конвенции о проливах (Convention des detroits); она сохраняет за султаном только право выдавать фирманы для прохода «легких военных судов под военным флагом». После Крымской войны закрытие проливов получает значение средства, долженствующего затруднить Россию в случае ее столкновения с Турцией. 30 марта 1856 г., в один день с Парижским трактатом, между Англией, Австрией, Францией, Poccией, Пруссией, Сардинией и Турцией заключена была конвенция, в силу которой державы обязывались соблюдать закрытие проливов для военных судов; суда, состоящие в распоряжении европ. посольств в Константинополе, а равно легкие военные суда, посылаемые державами к устью Дуная, для наблюдения за свободою судоходства по этой реке, должны запастись разрешительными фирманами султана. В циркуляре турецкого министра иностр. дел, от 28 сент. 1868 г., было разъяснено, что закрытие проливов не распространяется на военные суда, на которых находится монарх или глава независимого государства. Не получивший силы договор в Сан-Стефано содержал в себе постановление (ст. 24), которое объявляло Босфор и Д. навсегда открытыми, как во время мира, так и во время войны, для торговых судов нейтральных держав, прибывающих из русских портов или направляющихся в русские порты. Берлинский трактат 13 июля 1878 г. подтвердил прежние постановления договоров о проливах. На берлинском конгрессе 1878 г. Англия утверждала, что в вопросах, относящихся к принципу закрытия проливов, единственным судьей является султан; Россия высказывала мнение, что военные суда договаривающихся держав, даже с разрешения султана, не имеют права проходить через проливы. Конгресс оставил вопрос этот открытым.
А. Я.
Дарий
Дарий (Daraiavahusch, DareioV) – древнеперсидское царское имя. Д. I, с. Гистаспа, род. в 550 г. до Р. X. Происходил из царского рода Ахеменидов и уже при Кире занимал выдающееся положение. В качестве телохранителя, сопровождал Камбиза в Египет. Сделавшись царем (521 – 486) по низложении Лже-Смердиса, занялся приведением в порядок расстроенного государства. Первые три года были употреблены на подавление восстаний (в Сузиане, Вавилоне, Армении, Мидии и др.), во главе которых стояли потомки местных владетелей или самозванцы. Изображения последних, вместе с надписью об их усмирении, находятся на скале Бегистане. Стремясь к преобразованию государственной системы на строго бюрократических и централизационных началах, Д. уничтожил господствовавшее до тех пор вассальное самоуправление; появились сатрапии. Но и на верность наместников не всегда можно было положиться: пришлось отделаться хитростью от Оройта, сатрапа Сард, и казнить египетского наместника Арианда. К египтянам Д. относился милостиво и покровительствовал их религии, строил и реставрировал храмы, уважал туземное жречество и дворянство. Важно было для благосостояния Египта соединение каналом Красного моря с Нилом, стоявшее в связи с попытками включить Индейский океан в область персидской торговли. Для этой цели была снаряжена экспедиция по Инду и Аравийскому морю, под начальством Скилака. Ряд насыпных холмов, на которых были водружены стэлы с клинообразными и иероглифич. надписями, обозначает направление работ по сооружению соединительного канала. Одна из этих стэл найдена в 1866 г., другая, В. С. Голенищевым, в 1889 г. близ Телль-эль-Машута («Зап. вост. отд. имп. русск. арх. общ.», V). Обе плохо сохранились (изд. в «Recueil de travaux» 9, 11 и 13). Несмотря на свою дальновидность, Д. не избег недостатка, общего восточным монархам – стремления к расширению и без того уже обширного и сшитого белыми нитками государства. Большим промахом был его известный поход на скифов (515), сопровождавшийся, правда, покорением гетов, Фракии, Лемноса, Имброса и подданством Македонии, но разрушивший обаяние персидского могущества и сделавший возможным восстание малоазиатских и кипрских греков (500 – 494). Усмирив их, Д., из желания наказать не сохранивших нейтралитета афинян, стал лицом к лицу с европейскими греками. Неудачный исход первых двух кампаний, окончившихся афонским крушением и битвою при Марафоне (4 90), и последовавшие затем обременительные приготовления к новому походу подействовали возбуждающим образом на провинции. Восстал Египет (486); царь умер, не успев заняться его усмирением. Как мудрый, справедливый правитель, как безусловно лучший из восточных деспотов, Д. пользовался уважением даже своих врагов. Эсхил, участвовавший в Марафонском сражении, отзывается в своих «Персах» очень тепло об этом царе, виновнике стольких бедствий для греков. Евреи также сохранили о нем благодарное воспоминание: во 2-й год царствования он разрешил возобновить работы по построению 2-го храма (Ездры 4, 24. 5, 5. 6, 1), а в 6-й год храм был освящен. По Диодору, египтяне уважали этого царя наравне со своими фараонамизаконодателями; даже отдаленные карфагеняне признавали его власть. Погребен Д. в сооруженной им и украшенной произведениями скульптуры гробнице в скалах Накши Рустами, близ Персеполя.
Б. Т.
Дароносица
Дароносица – название (в православной црк.) переносного священного сосуда, в котором хранятся запасные св. дары. Д., имеющая в себе св. дары, должна быть хранима непременно в алтаре црк., на престоле. При изнесении ее из храма для причащения больного она влагается в особую сумку, шелковую или бархатную, с нашитым на ней с передней стороны крестом и с прикрепленною к ней, надеваемою священником на шею лентою, так что Д. носится священником не в руках, а на груди. Священника при этом обязательно должен сопровождать причетник.
Н. Б.
Дарохранительница
Дарохранительница – один из главных священных сосудов, находящихся в алтаре православной церкви. В ней хранятся св. дары т. н. запасные и преждеосвященные. Она должна быть изготовлена из золота или серебра и только в крайнем случае может быть оловянная; тогда под св. дары должна быть подстилаема чистая бумага. Д. должна быть всегда покрытою и храниться непременно в алтаре на престоле. Кроме священника и дьякона, никто не должен касаться этого св. сосуда.
Н. Б.
Дар-эс-Салам
Дар-эс-Салам – один из главных портов германской юго-вост. африк. области (VIII, 516), к Ю от о-ва Занзибара; обладает прекрасной гаванью. Резиденция губернатора. Д. теперь только начинает развиваться. В 1889-90 г. ввоз и вывоз не превышал 1654 тыс. марок. Д. уступлен в 1885 г. занзибарским султаном германсковост.-африканскому обществу.
Дафнис
Дафнис – прекрасный юноша, герой сицилийской буколической поэзии. Сын Гермеса и местной нимфы, любимец богов и в особенности муз, он пас свои стада на склонах Этны и в других местах Сицилии, забавляясь игрою на сиринксе и пением им изобретенных буколических песен. В цвете юности постигла Д. внезапная смерть. Он умер, оплакиваемый пастухами, стадами своими и всею природою. Вокруг его страданий и смерти вращаются все главные сказания и песни о Д. В более древней версии, источником которой был Стесихор, Д. умер вследствие мести своей возлюбленной нимфы Наиды или Номии. Он обещал ей не сближаться с другой женщиной, но был однажды опьянен и увлечен к нарушению обета одной царскою дочерью. Нимфа, в отмщение за это, ослепила его. Д. блуждал, ища облегчения в музыке и пении, пока, наконец, не бросился со скалы в море (или сам не был превращен в скалу). Гермес взял его на небо, а на месте его погибели вызвал из земли источник, у которого сицилийцы ежегодно приносили жертвы. В более поздней версии, представителем которой является Феокрит (1 и 7 идиллии), Д. умирает от безнадежной любви к некоей Ксении. Эта безнадежная страсть внушена ему Афродитой, мстящей за то, что Д. не хотел полюбить девушку, назначенную ему богиней. Виргилий воспевает в 5-й эклоге, под именем Д., Юлия Цезаря.
А. Щ.
Дашкова
Дашкова (княгиня Екатерина Романовна) – президент Российской академии. Родилась 17 марта 1743 г. в СПб. (дочь гр. Р. Илларионовича Воронцова). Воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Мих. Ил. Воронцова. «Превосходное», по понятиям того времени, воспитание ее ограничивалось обучением новым языкам, танцам и рисованию. Только благодаря охоте к чтению, Д. сделалась одной из образованнейших женщин своего времени. Любимые писатели ее были Бэль, Монтескье, Буало и Вольтер. Поездки за границу и знакомство с знаменитыми писателями много способствовали ее дальнейшему образованию и развитию. С ранних лет Д. постоянно занимали вопросы политики. Еще в детстве она рылась в дипломатических бумагах своего дяди и следила за ходом русской политики. Время интриг и быстрых государственных переворотов способствовало развитию в ней честолюбия и желания играть историческую роль. До некоторой степени Д. это и удалось. Знакомство с вел. кн. Екатериной Алексеевной (1758 г.) и личное к ней расположение сделало Д. преданнейшей ее сторонницей. Их связывали также и литературные интересы. Окончательное сближение с Екатериной произошло в конце 1761 г., по вступлении на престол Петра III. Задумав государственный переворот и, вместе с тем, желая до времени оставаться в тени, Екатерина избрала главными союзниками своими Гр. Гр. Орлова и княгиню Д. Первый пропагандировал среди войск, вторая – среди сановников и аристократии. Благодаря Д., были привлечены на сторону императрицы гр. Н. И. Панин, гр. К. Г. Разумовский, И. И. Бецкий, Барятинский, А. И. Глебов, Г. Н. Теплов и др. Когда переворот совершился, другие лица, против ожиданий Д., заняли первенствующее место при дворе и в делах государственных; вместе с тем охладели и отношения императрицы к Д. Некоторое время спустя после смерти своего мужа, бригадира кн. Мих. Ив. Дашкова (1764), Е. Р. провела в подмосковной деревне, а в 1768 г. предприняла поездку по России. В декабре 1769 года ей разрешено было заграничное путешествие. Д., в течение 3-х лет, посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, часто виделась и беседовала с Дидро и Вольтером. 1775 – 1782 гг. она снова провела за границей, ради воспитания своего единственного сына, окончившего курс в эдинбургском унив. В Англии Д. познакомилась с Робертсоном и Адамом Смитом; она снова посетила Париж, Швейцарию и Германию, а также Италию. В это время отношения ее к императрице несколько улучшились. Д. было предложено место директора спб. академии наук и художеств. По мысли Д. была открыта российская академия (21 окт. 1783 г.), имевшая одною из главных целей усовершенствование русского яз.; в ней кн. Д. была первым президентом. Новое неудовольствие императрицы Д. навлекла напечатанием в «Российском. Театре» (издававшемся при Академии) трагедии Княжнина «Вадим» (1795). Трагедия эта была изъята из обращения. В том же 1795 г. Д. выехала из СПб. и жила в Москве и подмосковной своей деревне. В 1796 г., тотчас по восшествии на престол, имп. Павел устранил Д. от всех занимаемых ею должностей и приказал жить в новгородском ее имении. Только при содействии имп. Марии Федоровны Д. разрешено было поселиться в Калужской губ., а потом и в Москве. В Москве же, не принимая более участия в литературных и политических делах, Д. скончалась, 4 янв. 1810 г. Наибольшего внимания заслуживает не политическая роль Д., продолжавшаяся весьма недолго, а деятельность ее в академии и в литературе. По назначении директором академии, Д., в речи своей, выражала уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этою целью, по ее инициативе, были организованы при академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4-х летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей. Д. увеличила число студентов– стипендиатов академии с 17 до 50 и воспитанников академии художеств – с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Д. академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге. Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген. Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это-то именно время и появился целый ряд переводов, по преимуществу с классич. яз. По почину Д. был основан журнал «Собеседник любителей российского слова», выходивший в 1783 и 1784 (16 книжек) и носивший сатирическопублицистический характер. В нем участвовали лучшие литературные силы: Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин. Здесь помещены были «Записки о русск. истории» имп. Екатерины, ее же «Были и небылицы», ответы на вопросы Фонвизина, «Фелица» Державина. Самой Д. принадл. надпись в стихах к портр. Екатерины и сатирическое «Послание к слову: так». Другое, более серьезное издание: «Новые ежемесячные сочинения» начато было с 1786 г. (прод. до 1796 г.). При Д. начата новая серия мемуаров акд., под загл. «Nova acta acad. scientiarum petropolitanae» (с 1783 г.). По мысли Д. издавался при акд. сборник: «Российский Театр». Главным научным предприятием российской акд. было изд. «Толкового словаря русск. яз.». В этом коллективном труде Д. принадлежит собирание слов на буквы ц, ш, щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества). Сбережение многих акд. сумм, умелое экономическое управление акд. – несомненная заслуга Д. Лучшей оценкой ее может служить то, что в 1801 г., по вступление на престол имп. Александра I, члены российской акд. единогласно решили пригласить Д. снова занять председательское кресло в акд. (Д. отказалась от этого предложения). Кроме названных литературных трудов, Д. писала стихи на рус. и франц. яз. (большею частью в письмах к имп. Екатерине), перевела «Опыт о эпическ. стихотворстве» Вольтера («Невинное упражнение», 1763, и отд., СПб., 1781), переводила с англ. (в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774), произнесла несколько акд. речей (написанных под сильным влиянием речей Ломоносова). Некоторые ее статьи напечатаны в «Друге Просвещения» 1804 – 06 г. и в «Новых ежемесячных сочинениях». Ей принадлежит также комедия «Тоисиоков, или человек бесхарактерный», написанная по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786), и драма «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы Коцебу: «Бедность и благородство души»). В Тоисиокове (человеке, желающем «и то и cиo») видать Л. А. Нарышкина, с которым Д. вообще не ладила, а в противуполагаемой ему по характеру героине Решимовой – автора комедии. Важным историческим документом являются мемуары Д., изданные сначала на англ. яз. г-жей Вильмот в 1840 г., с дополнениями и изменениями. Французский текст мемуаров, принадлежащий несомненно Д., появился только недавно («Mon histoire», в «Архиве кн. Воронцова», кн. XXI). Сообщая очень много ценных и интересных сведений о перевороте 1762 г., о собственной жизни за границей, придворных интригах и т. д., кн. Д. не отличается безпристрастиeм и объективностью. Восхваляя имп. Екатерину, она почти не дает никаких фактических оснований такому восхвалению. Нередко сквозит в Записках как бы обвинение императрицы в неблагодарности. Далеко не оправдывается фактами подчеркиваемое бескорыстие автора мемуаров.
Ср. Д. Иловайский, «Биorp. Д.», в его «Сочинениях» (1884); А. Н. Афанасьев, «Литерат. труды Д.» («Отеч. Зап.» 1860, № 3), «Директор акд. наук Дашкова», в «Чтен. общ. ист.» (1867, I); М. Сухомлинов, «Ист. росс. акд.», ч. 1; В. Семевский («Русск. Стар.» 1874, № 3); Добролюбов, «О Собеседн.» (соч. т. I); Галахов («Отеч. Зап.» 1856, № 11, 12); Пекарский, «Материалы для истории журн. деят. имп. Екатерины», в VIII т. «Записок акд. наук»; «Рус. Арх.» 1880, III кн., 1881, I и II; «Архив кн. Воронцова», кн. XXI (СПб. 1888); А. С. Суворин, «Кн. Е. Р. Дашкова», вып. 1, СПб. 1888.
А. Л. – ко.
Двигатели
Двигатели – машины, служащие источником механической работы. Они называются так в отличие от приводимых ими в действие рабочих машин, исполняющих непосредственно определенного рода работу, и от передаточных машин, помощью которых работа Д. превращается в действие рабочего механизма. Двигателем одинаково называют движущую силу, при помощи которой работает машина, а равно и самый механизм. Напр., Д. называют пар и паровую машину. В последующем под Д. будем разуметь механизм. Различают также Д., воспринимающие непосредственно механическую работу от имеющихся в природе запасов кинетической энергии (Д. в тесном значении слова, первичные или первого порядка), и Д., которые, в свою очередь, приводятся в действие другими Д. (Д. в более обширном смысле, вторичные или второго порядка Д.). К Д. первого разряда принадлежат: механизмы для принятия мускульной силы людей и животных – рычаги, ворот, блоки, домкраты и лебедки, конные вороты, топчаки и т. п. ; Д., приводимые в действие давлением текучей и падающей воды – вододействующие или гидравлические Д., а именно: водяные колеса, тюрбины и водостолбовые машины (см. ниже); ветровые Д., приводимые в действие давлением ветра ; все перечисленные двигатели называются также приемниками. Далее, к числу первичных Д. относятся тепловые, а именно: паровые, газовые (см. ниже), калорические машины, а также керосиновые двигатели (см. ниже). Двигателями второго порядка являются динамоэлектрические машины, так как электромагнитная сила, необходимая для действия их, производится при помощи гидравлических, паровых или газовых двигателей. К этому же разряду относятся Д., действующие жидкою углекислотою, потому что превращение газообразной углекислоты в жидкое состояние достигается давлением при помощи других машин. В этом же смысле вторичными Д. будут те машины, помощью которых превращается в механическую работу давление сжатого воздуха или напор столба воды, высота которого должна поддерживаться другою машиною. В числе вторичных двигателей надо считать также часовые и пружинные механизмы, потому что их требуется предварительно заводить. Двигателями в более широком смысле называют иногда те составные части рабочих машин, которые воспринимают силу от какого-нибудь двигателя, напр. валы и шкивы станков. В этом же смысле Д. называют гребные колеса или винты пароходов. Иногда в сложной машине Д. так тесно связан с рабочим механизмом, что нельзя определить, какая часть машины играет роль Д. и какая представляет рабочий механизм. Это относится, напр., к пульсометру, камера которого одновременно действует как паровой цилиндр и как насосный стакан, или к паровому молоту, поршень которого служит одновременно двигателем (в широком смысле) и орудием для ударов.
При выборе движущей силы для утилизации ее с техническою целью необходимо сообразоваться с экономическою выгодностью различного рода двигателей и степенью совершенства существующих систем. Поэтому не все встречающиеся в природе запасы механической энергии применяются в настоящее время для извлечения из них полезной работы помощью двигателей. Так, например, теплота солнца, движение волн, явление приливов и отливов очень мало или только в виде исключения утилизируются для механической работы, частью за отсутствием пригодных для этого машин, частью же вследствие экономической невыгодности такого рода двигателей. Из прочих источников силы, применяемых для производства механической работы помощью машин разных конструкций, движущая сила человека является самою дорогою, в особенности там, где требуется затрата больших количеств работы. Но без такой силы невозможно обойтись, главным образом при тех многочисленных работах, где требуется, кроме физической силы, еще человеческое соображение и обдуманные действия. Сила животных также обходится дорого, но она незаменима пока для тяги повозок на обыкновенных дорогах, а также для действия сельскохозяйственных машин в мелких и средних производствах. Дешевле всего обходится работа гидравлических двигателей, так как сила падающей воды есть дар, возобновляемый постоянно природою, без участия человеческого труда. Но сила эта нередко иссякает в сухое время года; поэтому часто устанавливают при гидравлических двигателях запасные паровые машины. Ветровые двигатели еще более подвержены переменам погоды и мало пригодны для совершения большой работы. Вполне же независимою от условий погоды является сила паровой машины. Она при том способна давать при сравнительно малом объеме наибольшие потребные количества механической работы. Кроме того, применение паровых машин становится тем выгоднее, чем больше размер необходимой для производства работы. Паровая машина вследствие сего преобладает на всех больших фабриках и заводах, и пользование этим двигателем содействовало развитию крупной промышленности и победе ее в главнейших отраслях над ремеслами и мелким производством, которые вынуждены работать при помощи менее выгодных паровых машин малого размера или газовых, керосиновых и калорических машин. Хотя эти малосильные и малые двигатели в настоящее время значительно усовершенствованы, но они все еще далеко не могут конкурировать с паровою машиною большого производства. Существует надежда, что посредством введения дешевого газообразного топлива, которое будет распределяться от центральной станции производства по трубам к местам потребления, подобно светильному газу, удастся значительно понизить стоимость работ малых, т. н. домашних двигателей, для выгод ремесленного и кустарного производства. Удешевления движущей силы для мелкой промышленности старались достигнуть системою силоснабжения, т. е. распределением из центральной станции запасов работы – по трубам, помощью канатных приводов или посредством электрических проводов. В более значительных размерах такое распределение силы осуществлено уже в системах доставления для механической работы воды под высоким напором (в Ливерпуле) и сжатого воздуха (в Париже – система Фоппа). Двигатели, действующие сжатым воздухом, применяются преимущественно в таких местах, где весьма невыгодно устанавливать паровые машины и где отработавший в машине воздух содействует вместе с тем вентиляции, следовательно, главным образом – при подземных горных работах и при пробивке туннелей. В будущем призваны играть важную роль электрические двигатели, дающие возможность передавать работу отдаленных источников силы. Дело это находится теперь в периоде усовершенствования, но уже достигнуты значительные практические результаты (передача силы из Шафгаузена в Лапффен, применение электрической передачи для производства работ в главном туннеле через хребет Андов, на железной дороге между Аргентиною и Чили).
Первые попытки применения животных в качестве Д. и начало пользования силою воды для производства механической работы относятся к доисторическому времени. Водочерпательное тимпанное колесо появилось в Китае, по всей вероятности, почти одновременно с плугом, в период возникновения хлебопашества. Дух изобретения долгое время не подвигался далее усовершенствования приемников сил людей, животных и воды, и только об этого рода Д. сообщают исторические памятники древности и средних веков. Хотя древние греки и римляне умели уже пользоваться ветром и упругостью воздуха для механических работ, но они не имели и отдаленнейшего представления о той громадной механической работе, которая может быть совершена движущею силою пара. Лишь развитие физических сведений в XVI и XVII ст. сделало возможным изобретение паровой машины и вместе с этим значительное усовершенствование гидравлических Д. В нашем же веке за этим последовало изобретение газовых и калорических Д., а затем открытие законов электродинамики привело к построению динамо-электрических Д. Ср. Grasshoff, «Theorie der Kraftmaschinen» (Гамбург); Ruhlmann, «Allgemeine Maschinenlehre» (Брауншвейг, 1875); Redtenbacher, «Maschinenbau»; Uhland, «Handbuch fur den praktischen Maschinenkonstrukteur»; Armengaud, «Publications Industrielles etc.».
А. Т.
Движимость
Движимость – понятие, противополагаемое недвижимости и распадающееся на два: движимые вещи и движимые имущества. Движимыми вещами называются те, которые способны к перемещению с одного места на другое, собственною или постороннею силою, без вреда для их существа, особенностей или естественного назначения. Французский закон называет такие вещи движимыми «по природе», в отличие от движимых вещей «по определению закона», под которыми разумеются так называемые «бестелесные вещи» (res incorporales), обладающие в праве свойствами движимых вещей – права на движимые вещи и обязательства. Последнее, более широкое понятие Д., идущее дальше естественного свойства вещей, совпадает с понятием движимого имущества. Не все фактически движимые вещи и имущества считаются Д.; некоторые из них переходят в разряд недвижимостей или в качестве принадлежностей недвижимых имуществ, или по особому определению закона (напр. по некоторым законодательствам недвижимостями считаются морские суда. В течение истории характер Д. и недвижимости приписывался не всегда одним и тем же вещам: дома, напр., и другие постройки долгое время считались Д., не только благодаря тому, что, будучи строимы из дерева и непрочно связываемы с землею, легко могли быть переносимы с места на место, но и по особому определению закона (напр., дома на чужой земле). Наконец, разными законодательствами объем Д. и недвижимости также определяется различно: по римскому праву, напр., понятие недвижимости (с ее принадлежностями) было гораздо уже, чем по современному. При более точном определении понятия Д. законодательство и юристы прибегают, поэтому, к перечислению движимых имуществ или к указанию исключений из деления, устанавливаемого естественным признаком. Наиболее исчерпывающими в этом отношении являются постановления франц. гражд. кодекса (ст. 527 – 536). Русское право совершенно воздерживается от определения Д., ограничиваясь простым перечислением предметов, признаваемых им за Д. По ст. 401 – 403 т. X ч. 1 к Д. причисляются мореходные и речные суда, книги, рукописи, картины и все предметы, относящиеся к наукам и искусствам, домовые уборы, экипажи, земледельческие орудия, всякого рода инструменты и материалы, лошади, скот, хлеб сжатый и молоченный, всякие припасы, выработанные на заводах, наличные руды, металлы и минералы и все то, что из земли извлечено, наличные капиталы, заемные письма, векселя, закладные и обязательства всякого рода, а также права на золотые прииски на землях казенных и императорских. Ст. 405, разделяя движимые имущества на тленные и нетленные, причисляет к ним ряд других предметов: золото, серебро, каменья, всякую посуду, галантерейные вещи, жемчуг, меховые вещи и съестные припасы. Само собою разумеется, однако, что и с этим добавлением приведенное перечисление движимого имущества остается примерным и подлежит распространению по усмотрению суда.
Деление имуществ на Д. и недвижимые играет важную роль при толковании юридических сделок (напр. завещания, дарения, раздела наследства). Еще большее значение принадлежит ему при установлении самой системы современного имущественного обладания, в которой положение Д. значительно отлично от недвижимости. Сделавшись в средневековой Европе основой социального и экономического положения лица в государстве, недвижимости получили привилегированное положение в праве, выражающееся в большей выработанности их форм и больших заботах государства как о порядке их распределения между обладателями, так и об организации перехода из рук в руки и защиты обладания ими. В противоположность этому, организация обладания Д., способы ее перехода, а также, долгое время, и порядок ее защиты определялись больше усмотрением частных лиц, чем государством. Vilis mobilium possessio – вот поговорка, выражавшая взгляд на юридическое значение Д. Хотя в сознании общества с обладанием Д. соединялись представления о собственности, пользовании, залоге и др. юридических формах обладания, о вещном иске и других способах защиты, тем не менее собственность и другие вещные права на движимость плохо различались: титулом обладания было владение или даже простое держание ; размеры защиты путем вещного иска были ограничены принципом «Hand muss Hand wahren». Способы перехода Д. из рук в руки были свободны от общественного контроля: простое соглашение о передаче или самая передача служили и основанием перехода прав на Д. Меньшую цену придавало Д. право и при определении норм, регулировавших переход ее по наследству, обладание и пользование со стороны супругов и т. д.; тем же объясняется и большая легкость принудительного отчуждения Д., сравнительно с недвижимостью. В дальнейшем процессе развития обнаруживается тенденция к уравнению норм, регулирующих Д., с нормами, касающимися недвижимости. Последнее, однако, не достигнуто в современном праве и до сих пор, несмотря на влияние римского права, не знавшего, в своей развитой форме, неравенства Д. и недвижимости в обороте. Причина этому лежит с одной стороны в том, что Д., в силу требований современного оборота, не может быть подчинена строгим требованиям вещного права, определяющего обладание недвижимостями, а с другой – в том, что полная мобилизация недвижимой собственности вызывает, в силу социальных и экономических соображений, большие протесты. Многие из указанных исторических отличий обладания движимостей остаются, поэтому, и до сих пор в полном применении, как отличительная особенность Д., по крайней мере во французском праве и примыкающей к нему группе законодательств. Сюда относятся: правило «en fait de meubles possession vaut titre» (Code civil, art. 2279), ограничение виндикации, невозможность ипотеки, приобретение путем простого соглашения или договора, и ряд других норм, сближающих вещное право на Д. с обязательственным. В русском праве действуют следующие постановления, отличающие юридическое положение Д. от недвижимости: на осн. ст. 398 т. Х-го, ч. I-й Д. – всегда имущество благоприобретенное; она может быть приобретаема «законными способами, без всяких письменных актов, по одним словесным договорам и соглашениям» (ст. 711); согласно с этим «движимые вещи почитаются собственностью того, кто ими владеет, доколе противное не будет доказано» (ст. 534) – постановление, последняя часть которого значительно ограничивается судебной практикой. О других нормах, отличающих Д. от недвижимости, см. Арест, Взыскание, Дарение, Заклад, Наем, Наследование по закону и др.
Ср. Heusler, «Institutionen des deutsch. Privatrechts» (I, 67, и II, 79 и 113 – 119); Viollet, «Precis de droit civ. franз.» (524 сл.); Laurent «Principes de droit civil» (V, 612 сл.); Unger, «System des osterreich. allgem. Privatrechts» (I, 48); Победоносцев, I, 9.
В. Н.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 26 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close