Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:20
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Делос
Делос (DhloV). – Наименьший из Цикладских островов, знаменитый храмом и культом Аполлона и Артемиды и считавшийся местом рождения этих богов. Их мать Латона, преследуемая ревностью Геры, блуждала по всей земле, не находя места, где бы она могла родить. Д., бывший блуждающею по морю скалой, принял ее, и здесь богиня разрешилась от бремени. В награду за это Аполлон избрал Д. местом своего культа и прекратил его блуждания. Святилище пользовалось известностью в глубокой древности и было центром амфиктионии, соединявшей, под покровом общего культа, всех ионийцев Европы, островов и Малой Азии. Афиняне принимали участие в амфиктионии уже в эпоху Солона. В VI в. сильнейшие морские державы соперничали из-за первенства в амфиктионии, так как это первенство равнялось первенству на море. Пизистрат очистил Д., т. е. выкопал трупы на всем пространстве о-ва, которое было видно от храма, и перенес их на другое место. Вероятно после его смерти, другой «моревластитель», Поликрат Самосский, дарит Аполлону целый о-в Ренею, соединив его цепями с Д. В эпоху персидских войн, Датис, плывя с флотом к берегам Аттики и покоряя Циклады, не коснулся Д., но, напротив, почтил богов его обильной жертвой. После греческо-персидских войн Д. стал центром Делосского союза. Отпав от Афин, делосцы отдались под покровительство спартанцев, которые, как явствует из одной надписи, оставили им самоуправление. Афиняне и в это время продолжали посылать в Д. феорию (свящ. посольство), как видно из истории Сократа. После сражения при Книде афиняне опять на несколько лет захватывают в свои руки управление храмом, теряют его в эпоху возвышения Фив и опять возвращают при возникновении второго морского союза (377 г. до Р. Хр.). Зависимость от Афин, несмотря на многократные попытки отпадения, продолжалась до последнего десятилетия IV-го в. В течение почти всего III-го в. Д. составлял священный центр союза островов Эгейского моря, находившегося под политическим верховенством Родоса и составлявшего нейтральную территорию между царствами диадохов. В конце III-го в. Д. связывает свою судьбу с Македонией. После катастрофы Филиппа V, Д. держит сторону Антиоха, затем Персея. После победы над последним (167 г. до Р. Хр.) римляне овладевают Д. и отдают его афинянам, под владычеством которых для Д. снова наступает продолжительный период процветания. В 87 г. полководец Митридата В., Менофан, разорил Д. Окончательный удар Д. нанесла война с морскими разбойниками 69-го года. В настоящее время Д. представляет обширное поле развалин и совершенно необитаем. Раскопками, производившимися здесь французскою археологическою школой в Афинах, обнаружено несколько зданий, в том числе храм Аполлона, и масса надписей, знакомящих нас с богатствами святилища и его управлением в разные эпохи истории острова. Храм, по плану своему, похож на афинский Тезейон и имеет 6х13 колонн по сторонам. Стиль его – дорийский; колонны замечательны тем, что имеют только намеки на каннелюры внизу и наверху. Постройка приблизительно III-го в. Близ храма – два другие, меньшего размера. Вдоль священной дороги, ведущей от гавани, через Пропилеи, к храму, находится ряд сокровищниц. Перед восточным фронтоном храма расположено длинное здание в виде портика, называемое «портиком быков», вследствие особых капителей, в виде соединенных попарно передних частей быков. Раскопки в самом городе Д. еще не предпринимались в широких размерах. Наиболее интересные из скульптур, найденных на Д., помещены в афинском национальном музее, главная же масса их наполняет специальный музей, устроенный на о-ве Миконе. См. Homolle, «Les archives de l'intendance sacree а Delos» (Пар., 1886); его же, «De antiquissimis Dianae simulacris Deliacis» (Пар., 1885) и целый ряд статей его и других членов школы в «Bull. de Corresp. Hellenique»; Val. v. Schoffer, «De Deli insulae rebus» (Бер., 1889).
Теперь Д. называется Микра Дилос, а вместе со смежным о-вом Ренейа – Дили или Дилес.
А. Щукарев.
Дельвиг
Дельвиг (барон Антон Антонович) – поэт; друг и однокашник А. С. Пушкина. Род. в Москве 6 авг. 1798 г. Отец его служил в русской службе и был женат на русской. В 1811 году Дельвиг поступил в царскосельский лицей; учился он лениво, но рано начал писать стихи, и уже в 1814 г. они появились в печати, в «Вестнике Европы» («На взятие Парижа» – за подписью: Русский). Кончил курс с первым выпуском лицея, в 1817 г., и к акту написал стихотв. «Шесть лет», которое было напечатано, положено на музыку и неоднократно пелось лицеистами. Служил в департаменте горных и соляных дел, оттуда перешел в канцелярию министерства финансов; с 1821 по 1825 г. был помощником библиотекаря (И. А. Крылова) в Имп. публичной библиотеке, а затем до смерти своей, 14 января 1831 г., служил в министерстве внутр. дел. Стихотворения свои он печатал в «Росс. музеуме» (1815), «Новостях литературы», «Благонамеренном», «Соревнователе просвещения» и альманахах 20-х гг. В 1825 г. Д. женился на С. М. Салтыковой, и у него начались литературные вечера, на которые собирались друзья поэта: Пушкин, Жуковский, Баратынский, Плетнев, Я зыков. В это же время он начинает свою издательскую деятельность: в 1825 – 32 гг., вместе с О. М. Сомовым, он выпустил 8 книжек альманаха «Северные Цветы», в 1829 – 30 г. – 2 книжки альманаха «Подснежник», а с 1830 г. предпринял издание «Литературной Газ.», которое продолжалось после его смерти. «Ленивый баловень» и в школе, и в служебной деятельности, Д. столь же беспечно относился и к своей музе. Писал он очень мало. Лени, вероятно, не мало способствовала и тучная фигура поэта. Тем не менее он не был свободен от увлечений; предметом одного из них была С. Д. Пономарева, которой он посвятил несколько недурных стихотворений. Поэзия Д. развивалась по двум направлениям. С одной стороны, он стремился быть эллином и в подражание древним писал антологические стихотворения, идиллии во вкусе Феокрита и т. п.; с другой – он увлекался русской народной поэзией и подражал народной лирической песне, иногда не без успеха. И тут, и там, однако, у него звучат немецкое сентиментальное добродушие и немецкая же меланхолическая задумчивость, присоединяющая его к школе романтиков. Стихи Дельвига гладкие и старательные, но не смелые и не яркие. Для историка литературы он интересен как самый близкий человек к А. С. Пушкину, который высоко ценил своего друга и как поэта. См. статью о Дельвиге В. Гаевского в «Современ.» 1853 г. № 2 и № 5, 1854 г. № 1 и № 9. Полное собрание сочин. – в «Библиотеке Севера» за июль 1893 г., под ред. В. В. Майкова.
М. М.
Дельты
Дельты. – Под этим названием разумели в древности трехугольные площади земной поверхности, напоминающие своей формой греческую букву D, расположенные в устье больших рек, преимущественно даже только Нила, и омываемые их рукавами, причем происхождение этих трехугольных пространств вовсе не принималось в расчет. Современная геология ограничила, с одной стороны, это понятие, обозначая им лишь наносимые самой рекой и отлагаемые в устье образования, которые влекут за собой разделение реки на рукава, но с другой стороны и расширила понятие, разумея всякие наносные образования в устьях рек без различия формы их очертания, даже и такие, которые не успели еще подняться из-под уровня воды, но своим отложением заметно вызвали обмеление ближайшего к устью водного участка. Таким образом из понятия Д. изъяты те напоминающие Д. образования, которые сложены не из наносной почвы, а из коренной породы и, следовательно, другого происхождения. Тут река, прокладывая русло, встречала значительное сопротивление со стороны подстилающей коренной породы, не могла достаточно углубить своего ложа и принуждена была разбиться на рукава, чтобы иметь возможность в то же время несколькими путями отводить притекающие воды. Лучшим примером для различия типичной Д. от дельтоподобных образований представляет Волга. В ее устье имеется настоящая Д., но на расстоянии 50 миль от устья она раздвояется на два рукава, соединяющиеся во многих пунктах, оставляя между собой трехугольное пространство. Это пространство, однако, не сложено из речных наносных отложений и не может назваться Д. Можно подразделить Д. на надводные и подводные. Последние суть не что иное, как зачаточные Д., переходящие со временем в настоящие надводные. Далее, по месту образования, Д. можно подразделить на три категории: на пресноводные, образующиеся при устьях рек, впадающих или тоже в реку, или в озеро; морские и океанические – при устьях рек, впадающих в моря и океаны. Теория образования Д. зиждется на том факте, что с уменьшением скорости течения воды увеличивается количество отложения механически взвешенных в ней осадков. Река на всем своем протяжении, подмывая берега и размывая русло, уносит с собой значительное количество механически взвешенного материала: глину, песок, гальку и валуны. Количество этого материала зависит от скорости течения и от качества пород, слагающих русло и берега реки. Иногда это количество взвешенного материала бывает так велико, что от него зависит желтый и бурый цвет воды некоторых рек, как, напр., Роны до впадения в Женевское озеро и Зап. Двины. Если представить себе, что скорость течения реки при впадении ее в водный бассейн сразу уменьшится до нуля, то весь механически взвешенный материал станет осаждаться у самого устья и будет заполнять в данном месте постепенно глубину моря или озера. Сперва явится мель, которая постепенно образует низменные болотистые местности, заливаемые рекою в течение известной части года, причем вода, заливающая эти местности, осаждает, в свою очередь, новый приносимый материал. Д. начинает выступать иногда из-под поверхности, именно во время низкого стояния воды в реке, и река принуждена проложить себе русло уже в самой Д. Не будучи в состоянии смывать всего количества осадков, превышающих уровень ее русла, она расчленяется на ряд рукавов, прокладывающих себе самостоятельные русла. Но во время полноводия вся Д. все еще затопляется и увеличивается на всем пространстве, пока, наконец, не образуются на Д. высокие пункты, достигнуть кот. вода при наивысшем своем стоянии уже больше не может. Эти высокие участки становятся уже настоящей сушей, покрываются растительностью, и заселяются животными, наконец и человеком. Иногда, благодаря поднятиям, Д. довольно быстро выводится из-под уровня бассейна. – Уменьшение скорости течения реки идет постепенно и влечет за собою сортировку осаждаемого материала по удельному весу. В ближайших участках от устья будут отлагаться наиболее тяжелые частицы, а затем, по мере удаления от устья, будут отлагаться все более и более легкие, а легчайшие глинистые частицы будут уноситься далеко и осядут, когда скорость течения станет приблизительно равной нулю. При этом комплекс тяжелых частиц образует более круто падающие слои, а песок и глина – пологие окраины Д. Эта сортировка материала наблюдается в старых Д. весьма наглядно. Но к этому материалу чисто минерального происхождения подмешиваются иногда илистые частицы, остатки растений и животных, которые продолжают разлагаться и обусловливают образование в некоторых Д. громадного количества газов. Напр., в Д. р. По из отверстий с силой исходят углеводородистые газы. Иногда выход газов сопровождается излиянием соленой воды, как это наблюдается в Д. р. Симето. – Мощность дельтовых осадков иногда превышает 100 м., как показали бурения в дельтах Нила, Миссисипи, Роны и др. рек. – Форма и очертание Д. прежде всего находится в зависимости от контура берега, бассейна, в который впадает река. Принимая во внимание ход образования Д., а priori можно сделать заключение, что она должна иметь форму трехугольника, вершина которого обращена вверх по течению, но такая идеальная форма наблюдается сравнительно редко (напр. у Нила). Если берег моря или другого какого-нибудь бассейна при устье реки образует выпуклость, вдающуюся в водоем, то отложения Д. заполняют пространство перед выпуклостью и тем как бы увеличивают ее на счет бассейна; если же берег бассейна представляет прямую линию, то отложения Д. образуют ряд вдающихся выпуклостей. Примером такой выдающейся Д. может послужить дельта Лены. Она представляет собой неправильный трехугольник, изрезанный сетью рукавов. Материковый берег крутой, а острова Д., образуемые рукавами, низменны и песчанисты. В случай же, если берег бассейна образует выгнутость, бухту, то отложения Д. будут заполнять ее и примут форму наиболее правильного трехугольника. Такие Д. можно назвать выполняющими, они способствуют, в противоположность выдающимся, выпрямлению контуров берегов бассейнов. Пример подобной Д. представляет р. Нил. Между Ливийской пустыней, лежащей на плоскогории в 150 метр. высоты, круто обрывающемся к морю, и Аравийской пустыней, расположенной приблизительно на такой же высоте, вдавалась некогда в форме клина бухта, которая ныне совершенно заполнена плодородным наносом Нила. Подобным же образом Нигер постепенно заполняет своими осадками Гвинейский залив и вызвал уже против своего устья довольно значительный мыс. Очевидно, что выполняющая Д. постепенно может перейти в выдающуюся. Заполнив совершенно бухту или залив, выпрямив контур берега в данном месте, река все будет продолжать отлагать свой механически-взвешенный материал, который постепенно образует выдающуюся дельту; Д. р. Миссисипи может послужить тому подтверждением. Вся нижняя часть ее долины до реки Огио представляла собой в третичную геологическую эпоху, т. е. эпоху предшествующую нашей, глубокий залив, который заполнен ныне третичными осадками, т. е. выполняющей дельтой Миссисипи. Когда, наконец, весь залив был выполнен, Д. Миссисипи стала выдвигаться и образовала уже в современную геологическую эпоху выдающуюся в Мексиканский залив Д. Имеют влияние на форму и очертания Д. также течения в бассейнах. Если перпендикулярно к течению реки идет, напр., морское течение, то осадки будут уноситься в сторону морского течения и образуют Д., в стороне от устья реки. У той же Миссисипи наблюдается подобное уклонение Д. в сторону. Именно в Мексиканском заливе проходит довольно сильное течение с З на В, поэтому и Д. Миссисипи отодвинута заметно на В. подверженные почти постоянному размыву волн. Озера, через которые протекают реки, служат для них очистительными бассейнами, удерживая их механические и химические примеси. Если такая очищенная река протекает по руслу, трудно поддающемуся размыву, то она и не содержит в своей воде механически взвешенного материала и не может образовать при устье своем Д., что и наблюдается в Швеции у рек, соединяющих ряд озер. Затем, если морской бассейн, в который впадает река, очень глубок, то речные осадки распределяются по дну, не образуя Д. Остановимся на Д. р. Невы. Одна Нева отводит в море воды Ладожского и Онежского озер. С высоты 5 метр. очищенная от механических примесей вода Ладожского озера, пройдя по Неве 67 км., достигает Финского залива. Материал от размыва по пути берегов образовал в устье Невы и образует поныне еще Д., т. е. острова и часть береговой полосы, на которых расположен С.-Петербург. Сохранившиеся съемки 1718, 1777 и 1864 гг. дают возможность до некоторой степени судить о годовом приросте Д. Невы и тем приблизительно определить ее древность.
Прирост о-ва С 1718 по 1777 С 1777 по 1864
Петербургского 0,02 0,038
Каменного 0,113 0,125
Елагина 0,148 0,188
Васильевского 0,126 0,148
Гутуевского 0,469 0,499
Из этих цифр следует, что увеличиваются быстрее острова, обращенные к морю, и притом острова с меньшей площадью. Если допустить, что Нева равномерно (что, впрочем, было бы неточно) увеличивала свою Д., то время, потребное для образования всех островов, будет по простому расчету 932 года; таков, приблизительно, возраст невской Д. Нужно заметить, что не весь механически взвешенный материал р. Невы идет на увеличение островов, большая часть его идет и на увеличение ближайших к устью участков сев. и юж. побережий Финского залива. Так в 30 лет лахтинский (сев.) берег увеличился на 1127100 кв. м., а юж. на 1654100 кв. м.; значит в год увеличение обоих берегов равно 55103 кв. м. Увеличение как юж., так и сев. берегов на счет Финского залива наводить на мысль, что будет время, когда все пространство между устьем Невы и Кронштадтом будет заполнено дельтовыми осадками и Нева будет впадать в море у Кронштадта. Для этого необходимо более 3000 лет. Таким образом Д. р. Невы еще молодая, если сравнить ее с Д. р. Миссисипи, которая началась образоваться в предшествующую современной, т. е. третичную геологическую эпоху. Во все геологические эпохи существовали Д., но, разумеется, их не легко реставрировать. Однако, изучение геологического строения современных Д. дало возможность отнести во многих местах Англии береговую формацию каменноугольной системы к дельтовым образованиям. К таковым же образованиям причисляют ныне конгломератовые, богатые растительными и животными (раковины) остатками банки в песках меловой системы окрестностей г. Аахена.
Г. Петц.
Дельфины
Дельфины – семейство млекопитающих (Delphinidae) из отряда китообразных, подотряда зубастых китов (Denticete). Д. характеризуются присутствием в обеих челюстях довольно значительного числа однородных, конических зубов; оба носовые отверстия соединены обыкновенно в одно поперечное отверстие полулунной формы. Голова относительно небольшая, часто с заостренной мордой; тело вытянутое; по большей части существует спинной плавник. Очень живые и проворные, прожорливые хищники, живущие по большей части общественно; водятся во всех морях, подымаются даже высоко в реки. Питаются они главным образом рыбою, которую страшно истребляют, моллюсками, ракообразными; иногда нападают и на своих родичей. У одних Д. рыло вытянуто вперед в виде клюва, именно у родов: Platanista, Inia, Delphinus; у других голова спереди округленная, без клювовидного рыла: Phocaena, Orca, Globicephalus, Delphinapterus. Обыкновенный дельфин, Delphinus delphis L, имеет от 100 до 200 (число их весьма непостоянно) маленьких, конических, слегка загнутых внутрь зубов, разделенных равномерными промежутками; рыло, умеренной длины, отделяется бороздой от слегка выпуклого лба. Верхняя сторона тела и плавники серовато– или зеленовато-черного цвета; нижняя сторона белая; кожа чрезвычайно гладкая и блестящая. Достигает до 2 м. длины; высота спинного плавника 30 стм.; грудные плавники 15 – 18 стм. шириною, 55 – 60 стм. длиною. Во всех морях северного полушария, как у берегов, так и в открытом море; заходит и в реки. Держится стаями в 10, 100 и даже более (до нескольких тысяч) голов. Плавают с чрезвычайною быстротою; стайки дельфинов часто следуют за пароходами и кораблями. Д. был любимое и крайне популярное животное древнего мира; о нем сложилось много поэтических сказаний и поверий (предание об Апионе); часто изображался в скульптуре. Самка Д. приносит, после 10-ти месячной беременности, одного детеныша в 50 – 60 стм. длиною и некоторое время заботливо его охраняет. Рост Д. совершается, повидимому, медленно, и продолжительность их жизни должна быть довольно значительная. – Delphinus tursio Fabr., водящийся в северной части Атлантического океана (изредка заходит и в Балтийское море), встречается реже предыдущего вида и достигает большей величины (3,5 – 4,5 м. длины); называется у гренландцев «незарнак». – Другую обычную форму европейских морей составляет морская свинья, Phocaena communis Less., с рылом, не выдающимся в виде клюва; невысоким, широким при основании спинным плавником, 80 – 96 маленьких, сжатых зубов; достигает длины в 1, 5 – 2 м. Верхняя сторона тела и плавники чернобурого или зеленоваточерного цвета, нижняя – белого. Родина этого Д. – вся северная часть Атлантического океана, от Гренландии до Северной Африки, включая Балтийское, Черное и Азовское моря. Летом поднимается далее на север. Из морей часто заходит в реки (Рейн, Эльбу, в Темзу до Лондона) и может месяцами жить в пресной воде. Это – Д. прибрежный, предпочитающий заливы и фиорды открытому морю. Держится обществами, но обыкновенно небольшими, в несколько штук. Питается главным образом рыбой. Спариваются летом, в июне – августе; беременность длится 9 – 10 месяцев; приносят 1 – 2 детенышей, длиною в 50 стм. и весом 5 кгр.; в изобилии отделяющееся молоко самки солоновато и пахнет рыбой; мать заботливо ухаживает за детенышем в течение первого года жизни. Из жира морской свиньи вытапливается ворвань, мясо на С иногда идет в пищу.
В больших реках жаркого пояса водятся особые породы Д., представляющие уже исключительно речных животных. Platanista gangetica Cuv., гангский Д., о существовании которого было известно уже Плинию, с очень длинным и тонким рылом, двойными носовыми отверстиями и едва заметным спинным плавником; с верхней стороны черно-серого, снизу беловатого цвета; достигает 2 м. длины. Водится в Ганге и его притоках, в Брахматутре и в Инде. Питается рыбой и ракообразными. Inia boliviensis D'Orh., южно-американский речной Д., отличающийся тем, что длинный и узкий клюв его усажен короткими, жесткими волосами; низкий спинной плавник на задней трети тела; сверху бледно-голубоватого цвета, снизу светлого с красноватым оттенком; от 2 до 3 м. длины (самка значительно менее). Водится в р. Амазонке с притоками и в Ориноко. Питается рыбой, но при случае не пренебрегает и падающими в воду плодами. По указаниям путешественников, пресноводные Д. существуют и в Африке (озеро Виктория-Ньянца, р. Нигер). Один из прибрежных или пресноводных видов Д. Африки (Sotalia teuszii) питается, насколько можно судить по содержимому желудка, исключительно растительною пищею, представляя в этом отношении единственное исключение между всеми Д.
В. Фаусек.
Дельфы
Дельфы (Deljoi) – гор. в юго-зап. Фокиде, у подошвы г. Парнаса, знаменитый своим оракулом Аполлона. По одним известиям здесь до оракула Аполлона были оракулы других божеств (Земли, Фемиды, Посейдона и др.); по гомеровскому гимну, Аполлон сам избрал себе Д. местом для святилища, предварительно убив обитавшего здесь дракона Пифона. По его желанию баснословные зодчие Трофоний и Агомед построили ему здесь храм. Сам он добыл себе и храмовых служителей, в лице критских моряков, корабль которых привел он в гавань Д. – Крису, превратившись в дельфина. После основания дорийских государств в Пелопоннесе, в Д. был перенесен из Фермопил центр древнейшей амфиктионии. Законы Ликурга были продиктованы или, по крайней мере, одобрены дельфийским оракулом, на утверждение которого шли и все прочие важные мероприятия Спарты. Цари ее поддерживали постоянные сношения с оракулом. Учреждение олимпийских игр состоялось также под влиянием Д. Уже в эпоху составления гомеровских поэм (не позже VIII в. до Р. X.) Пифон, как назывались тогда Д., славился своими несметными богатствами. В эпоху греческой колонизации Д. получили еще большее значение, так как оракул взял в свои руки верховное руководство этим делом. Ни одна колония не выводилась без предварительного совещания с оракулом; многие отправлялись по его прямому приказанию, причем часто он указывал и место, куда следовало выселиться. Это показывает, что Д. жрецы обладали очень обширными, по своему времени, географич. познаниями и связями в разных концах известного тогда мира. Уже в VIII – VII вв. Д. оракул знаменит в дальних странах. Этруски имеют свою сокровищницу в Д.; Мидас фригийский, Тарквиний Гордый, лидийские цари династии Мермнадов спрашивают его совета и приносят ему дары. Получив такое значение и разбогатев, город Д., выросший вокруг святыни Аполлона, не желал находиться в зависимости от Крисы, в области которой находилось святилище. Между ними начались недоразумения, разрешившиеся в начале VI в. так называемой первой священной войною амфиктионов. Криса была разрушена и территория ее посвящена богу. В память этого были учреждены пифийские игры (около 590 г. до Р. X.). В 548 г. древний храм сгорел. Возобновление его, с помощью стекавшихся отовсюду пожертвований, принял на себя афинский род Алкмеонидов. Строил его коринфский зодчий Спинфар. Во время грекоперсидских войн Д. святилище было, по преданию, спасено от отряда варваров самим богом. В эту эпоху Д. политически принадлежали к Фокейскому союзу. В 448 г. они отделились от союза, при помощи спартанцев, но тотчас же были насильно возвращены в его среду фокейцами, которым помогли афиняне. Лишь по Никиеву миру (421 г.) афиняне признали независимость Д. и неприкосновенность направлявшихся туда богомольцев. Во время священной войны IV в. (355 – 346), Д. были захвачены и впервые укреплены фокейцами, а сокровища храмовые разграблены и употреблены на военные издержки. В македонскую эпоху значение Д. упало, но они продолжали быть центром амфиктионии, так что даже этолийцы в эпоху своего наибольшего преобладания (III в.) действовали именем Д. В 279 г. Д. подверглись нападению диких орд галлов, но были спасены, главным образом, этолийцами. Оракул продолжал существовать во всю римскую эпоху, вплоть до Феодосия В., который приказал закрыть его (около 390 г. по Р. X.). Предсказания еще в эпоху Плутарха давно уже перестали даваться в метрической форме.
Подробное описание святилища дает Павзаний в Х книге своего «Описания Эллады». При входе с В в город Д. находилось несколько храмов; важнейший из них был посвящен Афине Предхрамной (A. Pronaia). Далее следовало святилище «Героя Стража» и гимназия. Между этими зданиями и самым святилищем, окруженным стеною, протекал ручей Касталия, берущий начало из ущелья между двумя скалами – Фэдриадами, у подножья которых находилось святилище. Дар вдохновения стал приписываться Касталии лишь римскими поэтами. Священный округ был наполнен статуями, всякого рода посвятительными сооружениями, доходившими иногда до размеров целых зданий и т. п. Самый храм был построен в дорическом стиле и имел богатый скульптурный убор. Весь архитрав был увешан щитами, добытыми от персов и галлов. В пронаосе были начертаны изречения семи мудрецов («Познай самого себя», «Ничего чрез меру» и т. д.) и находилось загадочное Е, в трех экземплярах: деревянном, посвященном 7-ю мудрецами, бронзовом – афинянами и золотом – императрицей Ливией. В самом святилище, куда никто кроме пифии и жрецов не допускался, находилась знаменитая расселина в скале, из которой выходили одуряющие пары. Над ней стоял треножник, на который садилась пифия, для приведения себя в экстаз, под влиянием паров. Первоначально пифия выбиралась из молодых девушек, но после того, как одна из них не соблюла невинности, выбирали пожилую девушку. На краю расселины находился ключ Кассотида, воду которого пила пифия перед гаданием, и лавровое дерево, листья которого она жевала. Дерево это каким-то неизвестным способом приводилось в содрогание. Здесь же находился так наз. «пуп земли» – конусообразное возвышение из мрамора, обвитое священными повязками. Из бесчисленного количества всяких посвящений (после массового вывоза произведений искусства в Рим, при Нероне, оставалось еще до 3000 статуй) заслуживает особого упоминания колоссальный золотой треножник, посвященный греками из варварской добычи после Платейской битвы. Золотая чаша его подперта была снизу бронзовой колонной, в виде трех свившихся змей. Все золотые части стали добычей фокийцев, бронзовая же колонна, на которой написаны имена всех греческих государств, сражавшихся с персами, перевезена была Константином В. в Константинополь, где она и теперь находится. На стенах так называемой «Лесхи Книдийцев» находились знаменитейшие композиции Полигнота, изображавшие падение Трои и подземное царство. Близ Д., в отрогах Парнаса, сталактитовый грот, посвященный в древности нимфам и Пану.
До последнего времени в Д. производились раскопки франц. афинской археологической школой в весьма скромных размерах. Найдены фундаменты и некоторые архитектурные части храма, причем в стене, облицовывающей фундамент, оказалось более 600 надписей, большею частью касающихся отпущения на свободу рабов. Главной помехой к систематическому исследованию Д. служило то, что на самом месте святилища находится деревушка Кастри, дома которой почти целиком состоят из древних обломков. В последнее время франц. правительству удалось преодолеть это затруднение. Оно заключило с греческим правительством договор, по которому последнее берет на себя экспроприацию Кастри, а французское правительство производит за свой счет раскопки. Найденные предметы составляют достояние Греции. Франц. правительство имеет исключительное право на воспроизведение и издание всех найденных предметов в течение 5 лет. Конвенция имеет силу в течение 10 лет со дня подписания (13 апр. 1891 г.). См. P. Foucart, «Memoire sur les ruines et l'histoire de Delphes» («Archives des Missions Scientif.», 1865); A. Mommsen, «Delphica»; Pomtow, «Beitrage zur Topographie von D.» (Б., 1890).
А. Щукарев.
Деметра
Деметра (Dhmhthr) – дочь Кроноса и Реи, сестра Зевса, занимала, как богиня земледелия, гражданского устройства и брака, видное место в греч. мифологии. Миф о ней и о дочери ее Персефоне подробно изложен в одном из так назыв. гомеровских гимнов. Аид, с согласия Зевса, похищает Персефону; Д., после тщетных поисков, узнает об этом от Аполлона. Разгневанная, она покидает Олимп; земля становится неплодородной, и Зевс, чтобы успокоить Д., посылает Гермеса в преисподнюю за Персефоной, которая отныне могла лето проводить у матери, зимой же должна была оставаться в подземном царстве у Аида. Тогда Д. делает землю снова плодородной и возвращается на Олимп, предварительно научив елевзинских правителей, Триптолема, Диокла, Евмолпа и Келея, приношению жертв и елевзинским таинствам. В особенности Триптолем, ее любимец, был назначен ею для распространения земледелия и ее культа. Елевзин был главным местом культа Д. Миф о Д. и Персефоне, представляющий собою произрастание и умирание полевых растений, посев и жатву, был предметом распространившихся затем во всей Греции елевзинских таинств. В культе Д. было и другое символическое значение: женское плодородие, рожание и воспитание детей, и Д., как богиня брака и семейной жизни, особенно почиталась замужними женщинами, праздновавшими в честь ее тесмофории. Культ Д. очень древний; по Геродоту, он был еще во времена пелазгов распространен в Фессалии, Беотии, Аттике, Мегаре, Коринфе, оттуда перенесен в Сицилию, Мал. Азию и др. Перевес дорян, после переселения их в Пелопоннес, был неблагоприятен для мирного культа Д.; его оживило усилившееся влияние ионийского племени. Д. стала предметом почитания во всей Греции, на о-вах, в Мал. Азии, в Италии (где она была отожествлена с Церерой). В жертву ей приносились быки, коровы, особенно свиньи (вследствие их плодородия), плоды, пчелиные соты; ей были посвящены колосья, мак, фруктовые деревья и т. п. В древнейшее время Д. слыла подземной богиней и во многих местах представлялась в брачном сожительстве с Посейдоном, от которого она родила коня Apиoнa. Это отношение ее к Посейдону выразилось в древнейшем искусстве; так Опат изобразил ее для Фигалии с лошадиной головой, с дельфином и голубем в руках. Лишь позднее, особенно со времен Праксителя, искусство изображает ее с мягкими и кроткими чертами лица, иногда с печатью грусти о пропавшей дочери. Она представлялась или стоя, или сидя на троне, с венком из колосьев на голове; в руках ее факел и корзина плодов или колосья и мак. Любимым сюжетом для скульпторов было снаряжение Д. Триптолема в путь, для распространения ее культа (колоссальный рельеф в афинском музее). Ср. Preller, «D. u. Persephone, ein Cyclus mythologischer Untersuchungen» (1837); Forster, «Der Raub u. die Ruckkehr der Persephone» (1874).
Демидовы
Демидовы – семья, давшая много замечательных общественных деятелей. Родоначальник ее, Демид Антуфьев, был с 1672 г. кузнецом при тульском оружейном заводе. Сын его, Никита Демидович (1656 – 1725) – основатель богатства Д. О начале его известности и первых успехах существует много разных преданий, связанных с именами Шафирова и Петра В. Достоверно только то, что искусно приготовленные им образцы ружей понравились Петру, кот. сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Д. ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то Петр, в 1701 г., приказал отмежевать в его собственность лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добывания угля дать ему участок в Щегловской засеке. В 1702 г. ему были отданы Верхотурские железные заводы, устроенные на р. Невье еще при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Д. наименован Демидовым, вместо прежнего прозвища Антуфьев. В 1703 г. Петр приказал приписать к заводам Д. две волости в Верхотурском уезде. С 1716 г. по 1725 г. Д. вновь построил четыре завода на Урале и один на р. Оке. Д. был одним из главных помощников Петра при основании Петербурга, жертвуя на этот предмет деньгами, железом и т д. Сын его Акинфий Никитич (1678 – 1745) с 1702 г. управлял Невьянскими заводами. Для сбыта железных изделий с заводов он восстановил судоходный путь по Чусовой, открытый еще Ермаком и потом забытый, провел несколько дорог между заводами и основал несколько поселений по глухим местам вплоть до Колывани; построил 9 завод. и открыл знаменитые алтайские серебряные рудники, поступившие в ведение казны. Он же принимал меры для разработки асбеста или горного льна и распространял, вместе с отцом, добывание и обработку малахита и магнита. Предложение его уплачивать казне всю подушную подать, за уступку ему всех солеварен и повышение продажных цен на соль, было отвергнуто, несмотря на посредничество Бирона, делавшего у него громадные денежные займы. В 1726 г. Д., вместе с братьями и нисходящим потомством, возведен в потомственное дворянское достоинство по Нижнему-Новгороду, «с привилегией против других дворян ни в какие службы не выбирать и не употреблять». По его завещанию значительная доля его наследства предназначалась сыну его от второго брака, Никите; старшие сыновья возбудили процесс, и по Высочайшему повелению ген.-фельдм. Бутурлин произвел между ними равный раздел. Старший сын Акинфия, Прокофий (1710 – 1786), был известен своими чудачествами. Так, в 1778 г. он устроил в Петербурге народный праздник, который, вследствие громадного количества выпитого вина, был причиною смерти 500 чел. Однажды он скупил в Петербурге всю пеньку, чтобы проучить англичан, заставивших его во время пребывания в Англии заплатить непомерную цену за нужные ему товары. Громадные богатства, полученные по разделу (четыре завода, которые он потом продал купцу Яковлеву, до 10000 душ крестьян, более 10 сел и деревень, несколько домов и пр.), и доброе сердце сделали П. Д. одним из значительнейших общественных благотворителей. На пожертвованные им 1107000 р. основан московский воспитательный дом. Им же учреждено спб. коммерческое училище, на которое он пожертвовал 250000 руб. (1772). Когда стали открываться народные училища и главные нар. уч., П. Д. пожертвовал на них 100000 р. С именем его связывается также учреждение ссудной казны. – Брат Прокофия, Никита Акинфиевич (1724 – 1789), отличался любовью к наукам и покровительствовал ученым и художникам. Он издал «Журнал путешествия в чужие края» (1786), в котором много верных замечаний, указывающих на широкую наблюдательность автора. Состоял в переписке с Вольтером; в 1779 г. учредил при акд. художеств премию-медаль «за успехи в механике». Внук Акинфия Д., Николай Никитич (1773-1828), начал службу адъютантом при кн. Потемкине во время второй турецкой войны; построил на свой счет фрегат на Черном море. В 1807 г. пожертвовал дом в пользу гатчинского сиротского института. В 1812 г. выставил на свои средства целый полк солдат («Демидовский»). В 1813 г. подарил московскому университету богатейшее собрание редкостей и в том же году построил в Петербурге четыре чугунных моста. Живя с 1815 г. почти постоянно во Флоренции, где он был русским посланником, он, однако, много заботился о своих заводах, принимал меры к улучшению фабричной промышленности в России, развел в Крыму виноградные, тутовые и оливковые деревья; в 1819 г. пожертвовал на инвалидов 100000 руб., в 1824 г., по случаю наводнения в Петербурге, на раздачу беднейшим жителям – 50000 р.; в 1825 г. – собственный дом для «Дома Трудолюбия» и 100000 р. Составил во Флоренции богатейшую картинную галерею. Благодарные флорентинцы за основанные им детский приют и школу поставили ему памятник (1871). Павел Григорьевич (1738 – 1821), внук Никиты Демидовича, образование получил в геттингенском университете и фрейбергской академии. Много путешествовал по Зап. Европе. «За обширные познания в натуральной истории и минералогии» Екатерина II пожаловала его в советники берг-коллегии. Находился в переписке с Линнеем, Бюффоном и другими заграничными учеными; составил замечательную естественно-научную коллекцию, которую, вместе с библиотекой и капиталом в 100000 руб., подарил московскому унив. (1803). Когда в 1802 г. был издан манифест об учреждении министерств, заключавший в себе, между прочим, призыв к пожертвованиям на дело образования в России, Д. одним из первых откликнулся на него. В 1803 г. на пожертвованные им средства (3578 душ крестьян и 120000 р.) основано «Демидовское высших наук училище» (теперь Демидовский юридический лицей). В 1805 г. он пожертвовал для предполагаемых университетов в Киеве и Тобольске по 50000 р.; тобольский капитал к 80-м годам возрос до 150 тысяч руб. и пошел на учреждение томского унив., в актовой зале которого поставлен портрет Д. В 1806 г. он пожертвовал моск. университету свой минцкабинет, состоявший из нескольких тысяч монет и медалей. В Ярославле ему поставлен памятник, открытый в 1829 г. Павел Николаевич, старший сын Николая Никитича, егермейстер (1798 – 1841). Он несколько лет служил губернатором в Курске и прослыл благотворителем края. Во время холеры 1831 г. построил в Курске четыре больницы; на его счет воздвигнут памятник поэту Богдановичу. Известен, как учредитель так называемых «Демидовских наград», на которые жертвовал при жизни и назначил выдавать в течение 25-ти лет со времени его смерти по 20000 р. ассигнациями или 5714 руб. сер. ежегодно. – Анатолий Николаевич (сын Николая Никитича, 1812 – 70). Большую часть своей жизни прожил в Европе, изредка лишь приезжая в Poccию. Крупнейшие его пожертвования: 1) основание «Демидовского дома призрения трудящихся» в СПб., на что им дано более 500000 р.; 2) основание «Николаевской детской больницы», на которую он пожертвовал, вместе с братом Павлом Николаевичем, 200000 руб. В 1841 г. он женился на племяннице Наполеона I, сестре принца Наполеона, Матильде. Купив княжество Сан-Донато, близ Флоренции, он стал называться князем Сан-Донато, но только за границей. На его счет снаряжена была в 1837 г. ученая экспедиция в южную Россию (обзор ее результатов издан под заглавием: «Esquisse d'un voyage dans la Russie meridionale el la Crimee», (1838; русский пер. М., 1853); он же дал средства на путешествие по России франц. художника Durand (1837), составившего и издавшего в Париже альбом видов: «Voyage pittoresque et archeologique en Russie». Под псевд. Nil-Tag, Д. поместил о России ряд писем в «Journal des Debats» и издал их отдельною книгой: «Lettres sur l'Empire de Russie». – Павел Павлович (1839 – 85), сын Павла Николаевича, окончил курс в юридическом факультете спб. унив., служил в посольствах парижском и венском, был советником губернского правления в КаменецПодольске, с 1871 по 1876 г. был киевским городским головой. Во время русскотурецкой войны 1877 – 78 г. был чрезвычайным уполномоченным спб. общества «Красного креста». На его средства издавалась одно время в СПб. газета «Россия». В 1883 г. он написал брошюру «Еврейский вопрос в России». Унаследовал от бездетного дяди, Анатолия Николаевича, титул князя Сан-Донато, утвержденный за ним Государем в 1872 г.
Литература о Д. : «Жизнеописание Акинфия Николаевича Д.», сост. Григорием Спасским (СПб., 1833); «Pyccкиe люди» (изд. Вольфа, СПб., 1866, т. I); Шубинский, «Исторические очерки и рассказы» (СПб., 1892); «В память столетнего юбилея СПб. коммерческого училища», Комарова (СПб" 1872); «Биография Прок. Ак. Д.» («Всемир. Иллюстрация», 1872, № 208); «Родословная Демидовых и письма Прок. Акинф. Д.» («Русский Архив» за 1873, № II); Карнович, «Замечательные богатства частных лиц в России» (СПб., 1874); «Биография Павла Григор. Д.», сост. Головщиковым (в «Ярослав. Губ. Ведомостях» за 1869 г., № 26 и 27); «Знаменитые из Демидовых» («Перм. Губ. Вед.» 1870 г. № 70); Дербянин, «Историческое описание горных дел в Poccии»; Герман, «Историч. обозрение Колывано-Воскресенских заводов»; Свиньин, «Воспоминание о Ник. Ник. Д.» («Отеч. Зап.», 1829 г., ч. 39); Muller, «Notice sur la vie politique et privee de Nic. Nik. D.» (Пар., 1830); «Биография Павла Григ. Д.» («Ж. M. Н. П.» 1822, ч. 1); «О ученой жизни и деятельности Павла Григ. Д.» («Моск. Губ. Вед.» 1844, № 20); «Памяти Павла Павлов. Д. кн. Сан-Донато» (СПб., 1886); «Демидовы, основатели горного дела в России», Огаркова (СПб., 1891).
И. Рудаков.
Демография
Демография – народоописание (от греч. dhmoV – народ и grajw – пишу). Слову Д. придается различное значение в Германии и во Франции. Впервые оно было употреблено Гильяром (Achille Guillard, «Elements de statistique humaine ou Demographie comparee» (Пар., 1855), по которому Д. или статистика изучает физическое, экономическое, политическое и нравственное состояние государства. Германский теоретик статистики, Рюмелин определяет Д. как описательное (ахенвалль-шлецеровское) направление статистики, в противоположность математическому направлению Зюсмильха-Кетле, за которым он сохраняет наименование статистики (в тесном смысле). Таким образом, по Рюмелину Д. имеет своей задачей положительное изучение народа и государства, и в этих пределах излагается в сочинениях как «статистических», так и «географических». Энгель не признает основного различия между двумя названными направлениями статистики и определяет Д. как науку, имеющую своей задачей изображение социальных и политических отношений народа, в смысле государственного или иного и др. человеческого общежития. Ср. статью его в «Zeitschrift des Preuss. Statistischen Bureau's» (11 Jahrg. 1871), а также Rumelin, «Reden und Aufsatze» (1875; Neue Folge 1881); Meitzen, «Geschichte. Theorie und Technik der Statistik» (1886). Во Франции, под влиянием Бертильона, название Д. упрочилось за тем отделом статистики, который имеет своим предметом состав и движение населения. По определению Бертильона, Д. есть наука, имеющая своей задачей изучение человеческих общежитий (des collectivites humaines). Она исследует население с двух точек зрения: во-первых, анализирует состав населения – это Д. статическая, как бы анатомия общества; во-вторых, изучает перемены, происходящие в составе населения путем рождения и смерти – это Д. динамическая, как бы физиология социального организма. У нас термин Д., в значении, приданном ему Бертильоном, хотя и употребляется, но не получил всеобщего признания; он заменяется выражениями: статистика населения, статистика народонаселения. В общем наши статистики (А. И. Чупров, Ю. Э. Янсон) придерживаются воззрений и деления Бертильона. Так Ю. Э. Янсон в своей «Сравнительной статистике населения» (СПб. 1893) различает статику населения, исследующую численность и состав населения по полам, возрастам, семейному состоянию, занятиям, хозяйственному положению и физическим его свойствам, и динамику населения, которая изучает движение населения, выражающееся в поступательной замене одних поколений другими, в силу естественных процессов вымирания и нарождения (главнейшим социальным условием последнего является брачность), и в перемещении масс населения из одних местностей в другие (механическое движение населения).
А.Я.
Демократия
Демократия. – Слово Д. происходит от греческих dhmoV и kratia – буквально народовластие. Им обозначаются: 1) государственное устройство, где власть принадлежит народу, или где интересы народа стоят на первом плане, и 2) самые народные массы, раз они сознанием общности интересов или другими условиями объединены в класс, ведущий борьбу за преобладание или за реформы в свою пользу. Аристотель (в «Политике») классифицировал государства по двум признакам: 1) субъекту власти и 2) направлению его деятельности. В монархиях власть принадлежит одному лицу, в аристократиях – нескольким, просто в политейях – многим. Когда власть перестает действовать в общих интересах и начинает руководствоваться своекорыстными побуждениями, правильные формы правления вырождаются в неправильные (parekbaseiV) – тиранию, олигархию и Д. или охлократию. Впоследствии название Д. установилось за Аристотелевой политейей, а охлократии – за ее неправильной формой, и в таком виде классификация, в древности вполне соответствовавшая действительности, вошла в древнюю и средневековую литературу. Только у Полибия и Цицерона появилась еще смешанная форма госуд. устройства, образец которой видели в Риме. На рубеже новой истории (у Макиавелли, напр.) принцип классификации по целям, преследуемым правительством, подвергся строгой критике, а с развитием представительных форм госуд. устройства и с новым пониманием демократического принципа – и вовсе был оставлен.
В демократиях древней Греции (наиболее типичною из них были Афины) каждый свободный гражданин, по достижении совершеннолетия, имел право принимать активное участие в обсуждении общественных дел; каждый мог быть избран для отправления любой общественной должности, административной, судебной или военной; суд производился всенародно. Моментом, определяющим понятие Д. в древности, было, таким образом, участие каждого свободного гражданина в управлении, но не личная свобода; напротив, власть государства над личностью и собственностью даже свободных граждан была весьма велика, а личная свобода (в современном смысле) весьма ограничена. Еще менее определялась Д. равенством, оно совершенно нарушалось рабством, да и в среде свободных граждан существовали очень важные сословные деления (напр., в Афинах различались эвпатриды, феты и др.). Позже эти деления, правда, исчезают, но заменяются разделением по богатству, которое имело не только экономический, но и юридический характер (в законодательстве Солона, напр.) и вело за собою различие в государственных правах и обязанностях. Борьбою низшего класса против высшего нередко пользовались отдельные лица, которым, при поддержке низших, удавалось добиваться единоличной власти. Таким образом уже в древней Греции мы видим примеры монархии демократической по своему происхождению и по своим стремлениям, если не по организации. История Д. в Риме довольно похожа на ее историю в Греции. В начале мы видим, как и в Греции, царскую власть, рядом с которой стоят, во-первых, сенат, во-вторых – народ, собирающийся по куриям. Но это не была еще Д. ни в древнем, ни в современном смысле слова; в древнем – потому что власть все-таки принадлежала одному лицу, в современном – потому что в куриатских комициях участвовали лишь главы патрицианских семей. Цари, стремясь к расширены власти, опирались на плебс: но борьба кончилась их поражением и установлением чисто аристократической республики. Однако, плебс мало-помалу отвоевывал себе право за правом, как в области гражданского и уголовного права, так и в области политической. С получением плебеями доступа к жреческим должностям исчезло сословное различие, и Рим стал Д. в древнем смысле слова. На смену сословной розни является рознь экономическая; она приводит к победе цезаризма, опирающегося на пролетариат, над республикой демократической (или смешанной, по терминологии Полибия) по своим политическим формам, но решительно враждебной интересам бедных классов населения.
В средние века на первый план истории выступают новые народы. У славянских племен общественные дела решаются на вече. Всего ярче выразилось и всего дольше у русских славян сохранилось вечевое устройство в Новгороде. Демократическое начало было проведено в организации государственной власти в Новгороде довольно последовательно – быть может последовательнее, чем в греческих демократиях, потому что невольничество и разделение сословий, хотя и существовали, но не играли такой роли. У германских племен демократическое начало было проведено слабее. Германские государства (civitates) сами решали все касавшиеся их вопросы на собраниях полноправных граждан; там же выбирались герцоги (военачальники) и короли, власть которых сперва была весьма слаба. Первоначально демократические, народные собрания мало-помалу превратились в собрания исключительно аристократические, что шло параллельно с феодализацией политического быта. Очагом нового развития демократических принципов (в современном смысле слова) во всей зап. Европе явились города, с своим промышленным и торговым населением, хотя и тут весьма рано настоящая Д. (popolo minuto в Италии и т. п. ) была отодвинута на задний план патрициатом (popolo grasso в Италии и т. п.). На горожан опирались короли в своей борьбе с феодализмом; но когда политическое значение дворянства было сломлено, королевская власть, мало-помалу сделавшаяся абсолютной, отказалась от своего союза с демократическими элементами общества и стала поддерживать социальные привилегии духовенства и знати. В это именно время в юридических и политических науках оставляется аристотелевская классификация государственных форм, как совершенно несоответствующая обстоятельствам. На смену ей появляется деление по источнику власти и правам правящих лиц – на монархии неограниченные, монархии ограниченные и республики. На смену понятия о Д., как форме государственного устройства, является понятие о демократических (в противоположность аристократическим) идеях или началах, на которых может быть построена всякая государственная форма; можно с таким же правом говорить об аристократической республике или демократической монархии, как и обратно.
Несмотря на торжество аристократической и неограниченной монархии, демократические идеи не заглохли. В течение XVIII века они сильно распространились и сделались более сознательными в среде городского населения или так называемого третьего сословия. Наиболее смелым выразителем этих идей был Ж. Ж. Руссо, который клал в основу желательного государственного строя полное равенство всех граждан. Он даже прямо отдавал предпочтение непосредственной Д., какая существовала в античном мире. Вообще, в так назыв. философском XVIII в. были сильны демократические стремления, относившиеся отрицательно не только к абсолютным монархиям, поддерживавшим аристократические привилегии, но и к тогдашним республикам (Швейцария, Нидерланды, Венеция, Генуя), в которых власть принадлежала высшим сословиям, а не всему народу. Впервые демократические стремления осуществились в Сев. Америке. Населенные преимущественно религиозными и политическими эмигрантами из Англии, где в XVII в. обнаружилось сильное демократическое движение, английские колонии в Сев. Америке с самого начала своего существования управлялись демократически. Свергнув владычество Англии, они явились первым образцом большой демократической республики в современном смысле слова, и притом Д. представительною, а не непосредственною, как Афины или Рим. Рабство, существовавшее до 1865 г. в южных штатах, резким диссонансом, однако, нарушало демократический характер не только этих штатов, но и всего союза. В Европе осуществление демократических стремлений было начато французской революцией. В эту эпоху их носительницею было «третье сословие» или буржуазия. Теперь во всех государствах Зап. Европы вся или значительная доля верховной государственной власти принадлежит народу, и власть народа комбинируется различными способами с наследственною властью монархов. Народ осуществляет свою власть посредством избрания верховного законодательного корпуса, парламента, или одной его палаты; этому же корпусу, в большей части конституционных государств (видное исключение составляет Германия), принадлежит контроль над деятельностью исполнительной власти. В государствах республиканских, кроме того, и глава исполнительной власти обязан своею властью народному избранию, хотя обыкновенно не непосредственному (так в Соед. Штатах избирают президента особые избиратели, во Франции – две палаты парламента; в Швейцарии президент союзного совета, роль которого до некоторой степени похожа на роль президента республики, также избирается двумя палатами союзного собрания). Министры, при посредстве которых управляет президент в республиках или монарх в конституционных монархиях, назначаются, de jure (за исключением Швейцарии), главою исполнительной власти; но некоторые низшие должностные лица (напр., мировые судьи) могут быть выбираемы народом, прямо или посредственно, даже в неограниченных монархиях. Участие народа в законодательной деятельности государства в Швейцарском союзе и в швейцарских кантонах сказывается еще в форме referendum'a, т. е. всенародного голосования некоторых законов, принятых законодательным корпусом. Этим Швейцария до некоторой степени сближается с древними непосредственными Д.
Что касается избирательного права, то оно не всегда бывает демократическим. Право иметь своих представителей в законодательном корпусе может принадлежать определенным классам общества не пропорционально числу голосующих, а в известной, законом определенной пропорции (Австрия); оно может быть ограничено или находиться в определенном соотношении с имущественным цензом (Англия, Пруссия, и др.). Во многих государствах высшие классы, кроме участия в выборе членов низшей палаты парламента, имеют своим исключительным органом еще верхнюю палату. Демократическое начало всецело господствует в избирательном праве лишь тогда, когда оно всеобщее (suffrage universel). Таково оно в Германской империи, во Франции, в Соедин. Штатах. Стремление к suffrage universel обнаруживается и в других государствах. Рабочие добились его принятия (с неважным ограничением) в Бельгии посредством стачки 1893 г.; за него в 1891 – 1892 г. высказались люди, стоящие ныне во главе английского правительства; демократические элементы Австрии и Германии настойчиво требуют его проведения в последней – в местных сеймах, городах и общинах, а в первой – и для выбора представителей в законодательное собрание. Демократизация гражданского права выражается в постепенном сглаживании тех неравенств, которые существовали в прежние времена между лицами разных сословий в праве владения недвижимыми имуществами, производства торговли, занятия ремеслом, еще раньше, в брачном праве – и т. д. В уголовн. праве и процессе различия между сословиями на Западе почти всецело отошли в прошедшее. В финансовом праве общественные классы уравнены de jure, так как подати и налоги платятся теперь повсюду с известных родов имущества, дохода или занятия; но de facto повсеместно низшие классы платят, сравнительно, гораздо больше, чем высшие. В военном праве в течение XIX в. тоже произведена крупная реформа в демократическом духе: почти всюду введена всеобщая воинская повинность, ограниченная, впрочем, некоторыми льготами по образованию, т. е. (фактически) в пользу состоятельных классов. В странах (Англия, Соед. Шт.), где нет всеобщей воинской повинности, de jure в этом отношении господствует еще большее равенство, хотя de facto система найма возлагает всю тяжесть повинности на низшие классы народа. Кроме равенства всех перед законом, резким отличием демократизма нового времени от демократизма Греции и Рима является возможно полная личная свобода, под которой подразумевается свобода слова, совести, передвижения и проч. В стремлении сделать всех участниками государственной власти демократизм древний и новый сходятся, хотя новый проводит это стремление последовательнее (отвергая разделение на рабов и свободных) и, кроме того, делает это участие преимущественно представительным, а не непосредственным. По мере торжества демократических начал в области публичного права, борьба сосредоточивается все больше и больше на экономической почве. Д. начинает называться уже не третье сословие, а пролетариат. Наиболее резко подчеркнут экономический момент в требованиях германского пролетариата, который, впрочем, именует себя уже не Д., а социал-Д.
Литература: Фюстель де-Куланж, «Гражданская община античного мира» (СПб., 1867); Erskine May, «Democracy in Europe» (2 изд. Эдинб., 1887); Костомаров, «Северно-русские народоправства» (3 изд. СПб. 1886); Сергеевич, «Вече и князь» (2 изд. СПб. 1893); Дьячан, «Участие народа в управлении у древних славян»; Cherbuliez, «De la democratie en Suisse» (П., 1843); Адамс и Коннингем, «Швейцария» (СПб., 1893); Токвиль, «Демократия в Америке» (СПб., 1860); Holst, «Verfassung u. Demokratie d. Verein. Staaten» (Дюссельд., 1873); Брайс, «Американская республика» (М., 1890).
В. Водовозов.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 76 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close