Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:21
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Джонсон
Джонсон (Бенжамин, обыкновенно назыв. Бэн-Д. Jonson) – личный друг и драматический противник Шекспира (1574 – 1637). Он был на десять лет моложе Шекспира и вступил на литературное поприще, когда Шекспир стоял уже во главе английской народной драмы. Жизнь его была бурная. В противоположность Шекспиру, он вышел из народа. Второй муж его матери был простой каменщик, которому он помогал в работах. На средства какого-то знатного покровителя, который заинтересовался даровитым ребенком, Джонсон был определен в классическую вестминстерскую школу, откуда поступил в кэмбриджский унив. Потом он служил наемным солдатом во Фландрии, прославился своей физической силой в храбростью; по возвращении в Англию поссорился с актером Спенсером и убил его на дуэли. По поводу постановки своей первой комедии Д. познакомился с Шекспиром, который, по преданию, содействовал постановки ее на сцене Блек-фрайерского театра. Так произошло их сближение, скоро перешедшее в тесную дружбу, не прерывавшуюся до самой смерти Шекспира. Приятели стали сходиться в основанной сэром Вальтером Ралеем таверне Сирены (Mermaid Tavern) и, придерживаясь различных художественных принципов, устраивали друг с другом настоящие словесные турниры, описание которых оставлено современниками. Есть предание, что Д. посетил своего друга в Стратфорде, незадолго до его смерти, и что самая болезнь Шекспира была результатом устроенной по этому поводу пирушки. Памяти Шекспира Д. посвятил превосходное стихотворение, предпосланное первому полному собранию его произведений (Editio princeps, 1623). В то время, как Шекспир удалился навсегда из Лондона в Стратфорд, Д. достиг большой известности как драматург, преимущественно в придворных кругах; он был возведен Иаковом I в сан поэталауреата и по случаю придворных празднеств писал феерии, называвш. тогда масками. При Карле I Д., по наветам врагов, впал в немилость, лишился своего звания и умер в бедности. В то время, как Марло, Грин, Шекспир, Вебстер и др. довели до художественного совершенства драматическую хронику, трагедию и романтическую комедию, Д. задумал повернуть драматическое искусство в сторону античной трагедии и бытовой комедии, образцы которых он видел в комедиях Плавта и Теренция. Он был глубоко убежден, что английская народная драма, с своими трагическими, превышающими действительность, страстями и фантастическим ходом действия, идет по ложному пути; что истинный путь есть путь простоты, правильности и естественности, завещанный классической драмой. «Я буду», говорит он в прологе к одной из своих комедий: «изображать на сцене только такие действия и употреблять только такие слова, какие встречаются в жизни; я буду рисовать картину своего времени и смеяться над человеческой глупостью». По мнению Д., герой пьесы не должен быть чудовищем страсти или порока, но одним из тех людей, которых мы ежедневно встречаем на улице. Таких героев он и дает в своих многочисленных бытовых комедиях: «Every Man in his Humour», «Every man out ot his Humour», «Volpone», «Alchemist», «Bartolomew Fair» и др., представляющих верную и потому драгоценную в культурном отношении картину пороков современного ему общества. Но эта верность скорее внешняя, чем внутренняя. Д. не обладал способностью создавать живых людей; в большинстве случаев его герои не более, как олицетворение общих понятий и пороков – хитрости, чванства, жадности, шарлатанства и т. п.; в них нет того слияния типического с индивидуальным, которое составляет главное достоинство героев Шекспира. Сказанное о комедиях Джонсона в полной мере применяется и к двум его трагедиям: «Сеян» (1603) и «Катилина» (1611), сюжеты которых заимствованы из жизни древнего Рима. Благодаря своей громадной начитанности в классических авторах, Д. мог прекрасно перенести на английскую сцену обстановку римской жизни, со всеми ее особенностями; но ему не удалось воскресить дух древнего Рима в такой степени, как это сделал Шекспир в «Юлии Цезаре» и «Антонии и Клеопатре». Положенный в основу его первой трагедии эпизод из царствования Тиверия изучен Д. на основании Тацита в Светония, повидимому, в пьесе нет слова, которое автор не мог бы подтвердить ссылкой на источник, – но это обилие материала подавляет фантазию автора и лишает пьесу драматического движения. Чтобы вполне наслаждаться «Сеяном», нужно иметь хорошую классическую подготовку; но такой подготовки не могло быть у английской публики начала XVII в. – и пьеса Д. пала. Во второй своей трагедии Д. счел себя вынужденным сделать некоторые уступки вкусу публики. Он допустил большие разнообразия в действии; перенесением места действия из Рима в Фьезоле и обратно он нарушил классическое правило единства места; он даже позволил себе такие эффектный нововведения, как появление тени Суллы – мотив, очевидно, навеянный Шекспиром; но всего этого показалось мало публике, воспитанной на произведениях Шекспира и его школы – и трагедии Джонсона, в общем все-таки построенная по образцу трагедий Сенеки, не имела успеха. Кроме драматических произведений, Д. писал поэмы, сатиры, эпиграммы и оставил сборник очерков, заметок и характеристик под загл.: «Discoveries». По силе и оригинальности мысли и картинности изложения, произведение это может быть поставлено наряду с «Опытами» Бэкона и «Характеристиками» Лабрюйера. Произведения Д. были издаваемы Джиффордом и Коннингемом. О Джонсоне см. Taine, «Histoire de la litterature anglaise»; Mezieres, «Predecesseurs et contemporains de Shakspeare»; Ward, «English Dramatic Litterature» и кроме того отдельные этюды Symonds'a, «Ben Johnson» (Л., 1890), и Swiuburn'a, «A study of Ben Johnson» (Л., 1883). На русском языке существует прекрасная характеристика Бэн-Д. в ст. покойного С. А. Варшера: «Литературный противник Шекспира» («Русская Мысль», 1887).
Н. Стороженко.
Джорджоне
Джорджоне (Giorgione), собственно Джорджо – живописец итальянской (венецианской) школы, род. в 1478 г.; ум. в Венеции, от чумы, в 1511 г. Он был ученик Джованни Беллини и усвоил себе глубину и блеск его теплого колорита, даже превзошел его в этих качествах, в первый из всех итальянских живописцев стал отводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важное место поэтически придуманному, красивому, нечуждому натуральности пейзажу. Главным местом его деятельности была Венеция. Он писал здесь надпрестольные образа, исполнял многочисленные портретные заказы и, по обычаю того времени, украшал своею живописью сундуки, ларцы и фасады домов. Несмотря на кратковременность его жизни, у него было много учеников, к которым принадлежат, между прочим, Себастиано дель-Пьомбо, Джов. да-Удине, Фр Торбидо (прозван. Иль-Моро) и сам Тициан. Еще значительнее число художников, подражавших его направлению, каковы, напр., Лоренцо Лотто, Пальма Старший, Джов. Kapиaни, Рокко Марконе, Парис Бордоне, Джирол. Пеннаки, Порденоне, Коллеоне, Дзанки и др., картины которых нередко слывут теперь за его работы. Между произведениями, несомненно принадлежащими этому мастеру, особенно замечательны: «Богородица на троне, с Младенцем-Спасителем на своих руках и с предстоящими ей св. Антонием и Либералом», надпрестольная икона в главной церкви Кастельфранко; «Усопший Христос, поддерживаемый на краю гроба ангелами», в Монте-ди-Пьета (ломбарде), в Тревизо; «Суд Соломона», неоконченная картина, находящаяся в Кингстон-Ласи, близ Вимборна, в Англии; «Три философа», в венской галерее; так назыв. «Концерт» , в палаццо Питти, во Флоренции (повторение в галерее Дориа, в Риме); «Святые Марк, Николай и Георгий, усмиряющие морскую бурю», в галерее акад. худож., в Венеции, и «Юдифь», в Имп. Эрм., в СП б.
А. С – в.
Джорджтоун
Джорджтоун (Georgetown) – по-голл. Стабрек, часто назыв. также Демерарой – столица Британской Гвианы, на вост. берегу судоходной р. Демерары. Дома, по большей части, деревянные, на каменных столбах, так как улицы ниже уровня половодья. Много церквей, школ и больниц; несколько банков и газет. Ж. 36567.
Джотто ди-Бондоне
Джотто ди-Бондоне (Giotto di Воn-done) – один из самых замечательных итал. художников эпохи возрождения, род. в 1276 г., в деревне Колле (близ Флоренции), ум. в 1336 г. во Флоренции. По свидетельству Вазари, он сын простого крестьянина, пас овец и был замечен Чимабуе, когда рисовал на плите фигуру овцы, что побудило последнего взять его в свою мастерскую. По анонимному же комментарию к Божественной Комедии Данте, конца XIV ст., Д. был сын флорентинского мастерового, не хотевший учиться ремеслу, убегавший в студию Чимабуе и взятый, наконец, им в ученики. О молодых летах Д. и об его художественном развитии сведения неполны; одно можно утверждать, что оно шло самостоятельно. Из сохранившихся его работ особенно замечательны фрески в нижней церкви монастыря св. Франциска в Ассизи, изображающие: "Союз св. Франциска с бедностью, представленной в виде женщины, исхудалой и покрытой рубищем; «Апофеоза св. Франциска»; аллегорические картины «Целомудрия» и «Послушания»; «Рождество Христово»; «Посещение св. Елизаветы Богоматерью», и «Бегство во Египет». В верхней церкви того же монастыря он написал «Отречение св. Франциска от земных благ» и совершенные им чудотворения. В Падуе, в церкви Мадонны делл'Арена, Д. исполнил ряд фресок, изображающих Страшный Суд, Спасителя во славе, евангельские сюжеты и аллегорические фигуры добродетелей и пороков. В церкви Санта-Кроче, во Флоренции, находятся его фрески, представляющие эпизоды из жизни Иоанна Крестителя, Иоанна евангелиста и св. Франциска. Многие из работ Д. погибли. Он писал много и в разных городах Италии, оставляя повсюду учеников и возбуждая художественную деятельность. После его смерти ученики и последователи, распространившие манеру его по всей Италии и рабски только повторявшие выработанные им типы, произвели временной упадок живописи, которую снова оживили потом Орканья в Мазаччо. Рисунок во фресках Д. имеет недостатки, особенно при изображении нагого тела; округления его, вообще моделировка, постоянно очень мало определены. Пейзаж у него – более намек на природу, чем ее воспроизведение; здания он изображал лучше, чем ландшафты, хотя и с погрешностями в перспективе. Он преобразовал темные, византийские тоны красок в светлые, веселый и теплый колорит. В употребляемых им формах, так сказать, слышится новый язык, способный передавать все требования сюжета, все оттенки чувств и мысли выводимых на сцену людей. Д. произвел переворот в итальянской живописи; от освященных традицией византийских типов он перешел к натуре и ввел в религиозные сюжеты философское начало, не передавая события сухо, только для того, чтобы картина с точностью восстановляла текст Священного Писания, подобно тому, как это делали византийцы и итальянские средневековые мастера. В своих композициях он подвергает анализу душу человека; разбирает его чувства, представляет различные стороны его характера, его нравственное состояние, и из всего этого извлекает философскую мысль. В этом отношении, шаг, сделанный им вперед, решителен, и ни один из художников возрождения последующих веков, несмотря на усовершенствования формы я техники, не пошел дальше Д. в философском анализе. Религиозные сцены он изображал в земной обстановке; вместо золотого грунта византийцев, у него являются пейзаж или здания. С Д. натурализм входит в итальянское искусство, и с этого времени начинает преобладать в нем с большей или меньшей силой. Некоторые из сцен, изображенных им, заимствованы из византийского искусства, преимущественно из миниатюр церковных книг; но они переработаны и оживлены новою жизнью. Несмотря на сохранение традиционного характера в Мадоннах, вышедших из под кисти Д., нежность и задумчивость берут верх над величием и торжественностью Царицы Небесной. Писал он аль-фреско, а потом оканчивал сухими красками – аль-секко. Кроме фресок, он исполнял и образа на дереве. В этих произведениях, рассеянных теперь по церквам и музеям Италии и картинным галереям Европы, он удаляется от византийства менее, чем в стенной живописи. Д. был также даровитый зодчий. Его надзору были поручены все общественные здания Флорентийской республики; он управлял работами по сооружению собора, воздвигавшегося тогда в ее столице, и построил его колокольню, которая, несмотря на свою вышину (84 м.), столь изящна, размеры ее столь гармоничны, декоративные элементы ее так хорошо вяжутся между собою, что она кажется зрителю скорее ювелирным изделием, чем зданием. Д. пользовался большим уважением у своих современников. Данте говорит о нем в своей Божественной Комедии, как о самом замечательном живописце его времени. Так же отзываются о нем Петрарка, Боккаччо) и Гиберти.
Л. ф.-Фрикен.
Джоуль
Джоуль (James Prescott Joule) – известный англ. физик (1818 – 89). До 15 лет Д. воспитывался в семье отца своего, богатого пивовара; затем работал на заводе, изучая в то же время математику, химию и физику под руководством Дальтона. Первые работы Д., относящиеся к 1838 – 40 гг., касаются исследования законов электромагнетизма. Изыскивая лучшие способы измерения электр. токов, Д. в 1841 г. открыл названный его именем закон, дающий зависимость между силою тока и выделенным этим током в проводнике теплом. Изучая тепловые действия токов, Д. в 1843 г. пришел к убеждению в существовании предусмотренной Майером законной зависимости между работой и количеством произведенного ею тепла и нашел численное отношение между этими величинами – механический эквивалент тепла. Переселившись в 1843 г. в Манчестер, Д. неутомимо исследует тот же вопрос и в 1847 г. докладывает о нем в заседании британской ассоциации в Оксфорде. В 1854 г. Д. продает оставшийся ему от отца завод и всецело посвящает себя науке. Неутомимо работая все в той же области, Д. до смерти обнародовал 97 ученых работ, из которых около 20 сделаны в сообществе с В. Томсоном и Л. Плэфэром; большинство из них касается приложения механ. теории тепла к теории газов, молекул, физике и акустике и принадлежат к классическим работам по физике. Д. был членом лонд. корол. общества и доктором h. с. эдинбургского (1871) и лейденского (1875) увив., обладал 2 медалями корол. общества; в 1878 г. ему назначена была правительством пожизненная пенсия в 200 фн. Сочинении Д. собраны в «Scientific papers by J. P. Joule» (2 т., Лонд., 1884 – 87) и переведены в 1872 г. Шпреагелем на немецкий язык.
Л. Г.
Диабаз
Диабаз – древние кристаллически-зернистые изверженные породы, представляющие агрегат плагиоклаза (чаще всего Лабрадора) и авгита. Под этим названием соединяют значительную часть так наз. зеленокаменных пород (грюнштейнов) и отчасти траппов. Кроме указанных существенных составных частей, различные Д. содержат оливин, энстатит, кварц, биотит, роговую обманку и почти все: магнетит, ильменит, апатит, хлоритовые новообразования (от которых и происходит зеленая окраска многих Д. ), серпентин, лимонит, кальцит и др. вторичные продукты. Д. представляют различные видоизменения от крупнозернистых до совершенно плотных, афанитовых, причем часто наблюдаются переходы к порфировым структурам. Строение Д. отличается от настоящего гранитовидного тем, что плагиоклаз является в виде идиоморфных призматических кристаллов, между которыми расстилаются крупные неправильные выделения авгита; это диабазовая, или авгитовая, или долеритовая структура. По химическому составу это – основные породы, содержащие SiО2 в которых варьирует в различных разностях от 45 % до 50 % – 52 %. Если оставить в стороне кварцевые Д., то все остальные делятся на две группы: 1) Д. без оливины, или собственно Д., и 2) оливиновые Д., в новейших породах, имеющих аналогами долерит. В каждой из этих групп различают несколько типов по мелким структурным особенностям или второстепенным составным частям, как напр. лейкофир, салитовый Д., соссюритовый Д., энстатитовый, слюдяной и нек. др. Различные процессы видоизменения и выветривания плагиоклаза и авгита обусловливают разнообразный ход разрушения, выветривания и видоизменения Д. Особенно интересны случаи видоизменения Д., которые совершаются под влиянием динамометаморфизма: более или менее полное превращение авгита в уралит ила вообще в волокнистую, а иногда и плотную роговую обманку, и более или менее резкая катакластическая структура характеризуют эти измененные Д., носящие название протеробаза, эпидиорита и т. п. Д. залегают пластами, пластовыми жилами, покровами; иногда с ними связаны залежи медных и серебряных руд. По происхождению Д. по большей части не настоящие интрузивные породы, а образовались в виде эффузивных масс на дне моря. Распространение Д. чрезвычайно широкое: Саксония, Фихтельгебирге, Гарц, Нассау, Вогезы, Швеция, Ирландия, Сев. Америка, главнейшие из них. В России: Финляндия, Олонецкая губ., Урал, Исачки в Полтавской губ., южная кристаллическая полоса, Урал, Алтай и т. д.
Диабет
Диабет – мочеизнурение, расстройство, выражающееся обильным выделением мочи. Моча иногда свободна от ненормальных веществ, простой Д. (азотурия, Д. insipidus), чаще же она содержит значительное количество виноградного сахара – сахарное мочеизнурение (D. mellitus). Первая форма Д. чисто нервное страдание, которое может быть вызвано всяким раздражением, распространяющимся на секреторные нервы, заведующие мочеотделением. Всего чаще страдают Д. дети; мужчины чаще женщин. Болезнь развивается постепенно и протекает хронически, причем долго сохраняется хорошее самочувствие, но затем появляется упадок сил, который, все более и более возрастая, убивает больного. Количество выделяемой мочи доходит даже до 12 литров в сутки. Она очень бледна и низкого удельного веса (1,001 – 1,010). Лечение обыкновенно направлено против основного страдания. С целью сохранения сил назначают различные укрепляющие лекарства. Гораздо чаще наблюдается сахарный Д., обусловливающий нарушение питания всего организма, при котором замечается не только усиленное выделение мочи с весьма высоким уд. в. 1,030 – 1,040, до 12 – 15 и даже 18,5 л. в сутки, но и высокое содержание виноградного сахара в ней, суточная потеря которого доходит до 200 – 300 грамм. Сахар находят и во всех выделениях и отделениях больного, в его крови и органах. Обильное выделение мочи обусловливает постоянные позывы на мочеиспускание, сильно тяготящие больного и лишающие его сна. На ряду с этим его мучит ничем неутолимая жажда и повышенный аппетит. В дальнейшем наступает расстройство питания, органов чувств, особенно зрения, даже потеря его вследствие образования катаракты, расстройства в коже (образование чирьев, нарывов), наклонность к омертвению отдельных частей, истощение всего тела, упадок сил, головные боли, невралгия, крайняя неохота к умственным и физическим занятиям; развивается кахексия, уничтожающая в больном всякую способность противодействия внешним вредным влияниям и больные погибают или от осложнений или от маразма. Продолжительность течения болезни обусловливается обстановкой больного, уходом за ним, соответственным режимом жизни и может длиться от нескольких месяцев до 15 лет. Лечение чисто симптоматическое и очень важную роль играет диета, причем задача ее сводится к устранению из пищи всего, что содержит или из чего может образоваться сахар. Так, напр., запрещают супы с тестом, хлебные похлебки, мучные соусы, стручковые плоды, некоторые овощи (репа, брюква, морковь), вообще плоды. Почти всеми врачами горячо рекомендуется обильное употребление мяса во всех видах, жиры и легкое вино. Прекрасное действие оказывает на диабетиков употребление щелочных вод и на первом плане карлсбадские, считающиеся едва ли не специфическими водами при этой болезни. Такой же славой пользуются и виши. На долю врача остается только борьба с припадками болезни, соответственно ее характеру.
Г. М. Г.
Появление сахара в моче объясняется или так наз. сахарным перерождением тканей, или вследствие усиленного перехода в печени гликогена в сахар, а также и изменениями стенок кровеносных сосудов в почках, становящихся более проницаемыми для сахара, циркулирующего в крови. Несомненно, что некоторые повреждения центральной нервной системы, и на первом месте укол в определенное место дна 4го желудочка в продолговатом мозгу, т. е. так назыв. сахарный укол Клод Бернара, вызывает у животных временный Д., обусловленный, вероятно, усиленным превращением вследствие этого центрального раздражения гликогена печени в сахар. Но кроме того и другие раздражения, возбуждения и повреждения как спинного мозга, так и периферических нервов, седалищного, блуждающих нервов вызывают тоже временный Д. Такими временными, анормальными возбуждениями мозга или периферических нервов вероятнее всего объясняется внезапное появление у сравнительно здоровых людей скоро преходящего Д. Но из последних опытов Меринга и Минковского стало очевидно, что вопрос о происхождении Д. представляется несравненно более сложным, так как ими доказано, напр., что удаление у собак панкреатической железы влечет за собою смертельный Д., характеризующийся выделением огромного количества сахара мочей, а впрыскивание таким животным настоя панкреатической железы ослабляет картину Д. и может продлить им жизнь. Следовательно, наличность этой железы как бы предохраняет животное от наступления Д., и те же авторы показали, что животные, лишенные панкреатической железы, как бы теряют способность окислять развивающийся в них и усваиваемый ими сахар; последний не перегорает в них до степени углекислоты и воды, т. е. не утилизируется ими и выделяется мочей. Вопрос о Д. нуждается после этого в основательной ревизии и дальнейшей разработке.
И. Т.
Диагноз
Диагноз. – Так наз. распознавание и определение болезни, на основании замечаемых местных изменений, предполагаемых причин, а также особенно выдающихся явлений ее. Поэтому различают Д. анатомический, этиологический и симптоматический. Искусство распознать болезнь наз. диагностикой. При Д. руководствуются субъективными жалобами больного, анамнезом, исследованием и наблюдением за дальнейшим течением болезни. Следует также обращать внимание на возраст, пол, воспитание пациента, так как все это имеет значение при определении болезни. Анамнезом наз. история болезни, от ее начала до данного момента с указанием наследственности, врожденных болезней, развития в детские годы и во время наступления половой зрелости, особенных физических и психических влияний и, наконец, раньше перенесенных болезней. Объективное исследование обнимает наружный осмотр больного, термометрию, ощупывание, постукивание, выслушивание, измерения и целый ряд специальных исследований. Исследуют также телосложение больного, состояние сил, выражение его лица, положение тела, состояние кожи, те или другие лихорадочные явления (температура, пульс, дыхание). Иногда предпринимают физико-химическое и микроскопическое исследование выделений и отделений больного, а также и его крови. Нередко удается распознать болезнь только при дальнейшем течении ее.
Диалектика
Диалектика (от греч. dialegesJai) – искусство вести беседу. Аристотель считает Зенона, философа элейской школы, родоначальником Д. Диалектика Зенона состоит в опровержении, основанном на законе противоречия, положений, выставленных представителями других философских школ. Характер термина Д. получает лишь у Платона, хотя по существу учение Сократа о правильном образовании поняли и учение мегарских философов тожественно с платоновским. У софистов Д. выродилась в эристику. У Платона Д. означает, во-первых, методически веденный разговор, исследующий какой-либо вопрос; во-вторых, учение об идеях (соответствует логике и теории дознания). Учение об идеях назвал Д. Спевсипп, ученик Платона; он же разделил систему Платона на 3 части: Д., физику, этику. Аристотель под словом Д. разумеет искусство нахождения оснований для доказательства своей мысли или опровержения противника; таким образом Д. является прикладною логикой. После Аристотеля Д. смешивают весьма часто с логикой. В новой философии к термину Д. вернулся Кант. Трансцендентальной Д. у него называется вторая часть трансцендентальной логики – отдел «Критики чистого разума». Трансцендентальная Д. имеет задачей раскрыто призрачности суждений, возникающей в том случае, если чистые понятия рассудка мы относим не к одним предметам опыта, и если из идей разума, переступающих границы всякого возможного опыта, мы делаем заключении относительно мира явлений и предметов самих по себе. Шлейермахер под Д. понимает правильную беседу о предмете чистого мышления, т. е. о мышлении ради самого знания. Самое большое значение Д. получила в системе Гегеля, метод коего принято называть диалектическим. По В. Соловьеву, Д. – такое мышление, которое из общего принципа в форме понятия выводить его конкретное содержание; акт диалектического мышления заключается в переведении потенциального содержания в актуальность. В обыкновенной речи под Д. понимают уменье логически доказать свою мысль, а также искусство оспаривать истину остроумными софизмами. Диалектик, прежде учитель Д. – вообще человек, искусный в споре.
Диана
Диана – древнеиталийская богиня света и луны (первоначально – женская половина бога света и солнца, Януса), почитаемая различными итальянскими народами, Знаменитейшими святилищами ее были: священная роща у озера Неми, где рядом с ней поклонялись демону Вербию), и храм, основанный Сервием Туллием на Авентинском холме. Как и другие италийские боги, Диана отождествлялась с греческим божеством – Артемидой, культ которой, вместе с культом ее брата Аполлона, рано нашел доступ в Рим. Артемида, по обычному преданию дочь Зевса и Леты, была первоначально богиней света и луны, почему ей, как и всем богам света, давали в атрибуты лук и стрелы, а как богине ночи – факел. Как олицетворение бесплодной луны, Артемиду считали девственницей. В некоторых частях Греции – в Аркадии и Этолии – она считалась богиней лесов, рек и ручьев. Спутница нимф, строго наказывающая всякое оскорбление скромности, покровительница охотников, Д. вместе с тем и покровительница дичи. В союзе с Аполлоном она является карательницей гордости и самомнения людей, выходящих из границ, указанных божеством. Как Аполлон, она убивает стрелами людей, особливо женщин и детей, и посылает болезни на людей и животных. Изображалась Артемида или в длинном женском одеянии, или с приподнятым, для удобства охоты хитоном. Обыкновенно у ее за плечами колчан, а в руках лук или факел. Нередко около Д. стоит лань, как, напр., на известном изображении так наз. версальской Д. (вероятно, это – произведение греч. художника, сделанное в последние годы республики в Риме; найдено на вилле Адриана; в настоящее время в луврском музее). На некоторых изображениях богиня сидит на лани, на других она вместе с Аполлоном едет на колеснице, запряженной ланями. Сначала от греческой Артемиды отличалась, а позднее слилась с нею таврская и эфесская Артемида – азиатская богиня, олицетворявшая убивающую и возрождающую силу природы. Первая, родина которой была Каппадокия и Понт, представляла враждебную жизни сторону природы. Ей поклонялись в некоторых местах Аттики (куда, по сказанию, Ифигения привезла ее изображение из таврического Херсонеса), в Спарте, в южной Италии, всюду – с обрядами, сохранившими следы древних человеческих жертв. Эфесская Артемида, которой служили жрецы-евнухи, имела основанный амазонками храм, одно из известнейших святилищ М. Азии; ее изображение в виде мумии указывало на глубокую древность и представляло собою богиню плодородия, с многочисленными грудями.
Диапозитивы
Диапозитивы (фотографические). – Д. называют позитивные снимки или отпечатки на стекле, получаемые подобно обыкновенным фотографическим отпечаткам. Красивый вид Д. и особый эффект, приобретаемый фотографическим рисунком при рассматривании его на свет, сделали из этого вида произведений светописи одно из изящнейших украшений для окон и фонарей в виде различных экранов. Кроме того, Д. нашли себе обширное применение для демонстрирования фотографических снимков помощью волшебного фонаря. Наконец Д. употребляется как средство для получения фотографическим путем увеличенных копий. Для первого из упомянутых применений Д. многими фотографическими фирмами изготовляются ныне особые, так называемые «опаловые пластинки», которые значительно облегчают для любителя занятие диапозитивными работами. Пластинки, употребляемые для Д., покрываются обыкновенно слоем хлоро или бромосеребряной коллодионной эмульсии (чувствительные слои на альбумине для Д. уже вышли из употребления).
Для экранов вполне пригодны как желатинная, так и коллодионная эмульсии, а также и опаловые пластинки. Для увеличений же и волшебного фонаря гораздо предпочтительнее коллодионная эмульсия. Преимущества коллодионной эмульсии в этих случаях основываются на большей тонкости коллодионного сдоя сравнительно со сдоем желатины, вследствие чего снимки на коллодии приобретают гораздо большую резкость и выработанность мельчайших подробностей и оттенков – качества столь желательные для ясности и отчетливости их увеличенных изображений. Отношение толщины слоев той и другой эмульсии выводятся и делаются наглядно ясными из относительного содержания в образующих их эмульсиях летучих и твердых частей, из которых первые удаляются по наведении слоя при высушивании пластинок. Действительно, в то время как желатинная эмульсия содержит около 14 твердых частей на 100 частей всей ее массы, коллодионная содержит только 2, остальное падает на долю воды, спирта, эфира и т. п., впоследствии удаляемых, частей. Приняв толщину слоя эмульсий во время наведения их на пластинки даже равною в обоих случаях (что на практике обыкновенно не случается, так как коллодионная эмульсия наводится всегда слоем более тонким, чем желатинная), мы все же получим коллодионный слой в 7 раз тоньше желатинного, как только летучие части обеих эмульсии будут удалены при высушивании пластинок. В действительности же отношение толщины слоев бывает около 1:10. Получение оттисков на всех этих пластинках производится также как и на обыкновенной альбуминной бумаге помощью копировальных рамок на дневном или искусственном свете. Желатинные пластинки требуют при этом меньшего времени позы сравнительно с коллодионными, затем проявления, вирирования (для придания более приятного тона) и наконец фиксирования. Коллодионные пластинки проявления не требуют, а вирирование и фиксирование их, подобно предыдущим, ведутся по особым рецептам, и весьма сходно с такими же операциями, производимыми при работах с обыкновенными отпечатками на альбуминной бумаге. Если Д. делаются для экранов или украшения окон, то необходимо, чтобы, кроме слоя, несущего изображение, на них был другой слой, играющий роль фона, так как прозрачность обыкновенного стекла мешает рассматриванию изображения на проходящий свет и оно теряет свои художественные достоинства. Опаловые пластинки имеют такой слой при самом своем изготовлении, обыкновенные же Д., по окончании отделки, нуждаются в наведении особого молочновидного слоя, которым покрывается сторона стекла противоположная той, на которой находится самое изображено. Для увеличений и волшебного фонаря молочновидного слоя на Д. не наводится, а целость изображения обеспечивается обыкновенно наложением поверх него особого стекла, которое скрепляется с основным стеклом особою бумажною обклейкой, идущей в виде полоски по краям пластинок.
В. Д. Менделеев. D.
Диаcпopa
Диаcпopa (греч. рассеяние) – так называлась у евреев, говоривших по-гречески, и в Новом Завете, совокупность евреев, рассеянных, со времен Вавилонского пленения, вне Палестины, среди языческих народов, в Египте и Малой Азии, а с I в. нашей эры это название было перенесено евреями-христианами на единоверцев, живших вне церковных общин. В новейшее время это название употреблялось гернгутерами, которые звали так всех живших вне общин братий своей секты. Теперь между католиками под именем Д. разумеются католические общины в иноверных странах.
Диастола сердца
Диастола сердца – расслабленное состояние или покойная фаза в деятельности сердца. Вслед за сокращением, т. е. систолой, каждой из 4-х полостей сердца наступает фаза расслабленная, т. е. Д. их.
И. Т.
Диатез
Диатез – предрасположение организма или отдельных его органов к заболеванию, вследствие особой их слабости, врожденной или приобретенной ненормальности состава и жизнедеятельности тканей. В старину диатезом объясняли причину возникновения очень многих болезней, в последнее же время понятие о Д. сузилось и область патологических процессов, к коим еще применяется этот термин, значительно уменьшилась. Различают теперь два вида Д. 1) Врожденное или приобретенное усиление восприимчивости организма к заболеваниям, или уменьшение сопротивляемости организма в борьбе с болезнетворной причиной; напр. – геморрагический Д., когда организм по устройству стенок кровеносных сосудов предрасположен к сильной и нередко угрожающей жизни кровоточивости, могущей произойти от самых ничтожных причин; ревматический Д. – чрезвычайно легкое расположение к простуде и т. д. 2) Болезненное, ослабленное состояние организма, вследствие резкого изменения характера обмена веществ в теле. При таком состоянии продукты недостаточного обмена, так называемые недокисленные продукты, образуются иногда в огромном количестве и, в случай затрудненного выведения, накопляются в организме, отлагаясь в различных органах и тканях: мочекислый Д., подагрический Д. и др. Так, напр., во время развития какой-либо эпидемии одни люди легко поддаются заразе, другие же упорно противостоять заболеванию. Как выясняется современною наукою, условия, препятствующие болезнетворным агентам оказывать свое действие на организм, в большинстве случаев сложны и заключаются в наследственном расположении, привычке, достаточной силе и энергии организма, нормальном составе его соков, правильной функции его органов и т. д.
А. Л – ий.
Диатонический
Диатонический (греч. от dia – через, jwnh – звук). – Д. полутоном (малая секунда) называется наименьший промежуток между двумя соединенными разноименными нотами диатонической гаммы, напр. mi-fa, si-do, do-re bemol. Большая секунда (тон) состоящая из двух рядов лежащих полутонов считается Д. интервалом, например: do-re(do-reb+reb-reb)
Д. гаммою называется последование звуков, из которых каждый от своего соседнего отстает на тон или Д. полутон, например: do-re-mi-fa-sol-la-si-do. b
Д. интервалами называются интервалы, образуемые между соседними и не соседними ступенями гаммы. Мелодия, состоящая из таких интервалов, называется Д.
Н. С.
Диафрагма
Диафрагма – непрозрачная пластинка с круглым отверстием, помещаемая с целью увеличения отчетливости изображений, составляемых оптическими стеклами микроскопов, телескопов, фотографических камер. Д. задерживает крайние лучи поверхности световых конусов названных оптических инструментов. В них часто бывает по несколько Д. Служат также Д. для задержания света, могущего отражаться от внутренних стенок трубок во многих приборах; в частных случаях отверстие Д. может иметь и не круглую форму. Этим именем называется также круглая поворотная пластинка с отверстиями разной величины по окружности, помещаемая в передней части различных фонарей, употребляемых для оптических опытов и т. п.
Ф. П.
Диафрагма фотографическая – приспособление для уменьшения действующего отверстия фотографического объектива с целью увеличения резкости и глубины изображения. Обыкновенные Д. делаются из металлических, тщательно вычерненных пластинок с круглыми отверстиями различных диаметров посередине. Такие Д. вставляются в особые прорези, сделанные для них в оправах. Чтобы не иметь многих Д. с отверстиями различных диаметров, в последнее время изобретена Д. «Iris», помещаемая внутри объектива и состоящая из многих серпообразных пластинок, которые, приводясь одновременно в движение особым механизмом, сдвигаются к оси объектива и уменьшают, таким образом, его отверстие до любой величины.
Действие, производимое Д., объясняется, с одной стороны, уменьшением сферической и хроматической аберрации от задержана лучей далеких от оси объектива, отчего изображено делается более резким по краям пластинки, с другой стороны – уменьшением площади основания конуса, в виде которого сходятся световые лучи, чтобы образовать в сопряженном фокусе изображение точки, вследствие чего сечение этого конуса плоскостью чувствительного слоя, воспринимающего изображение, становится меньше и, следовательно, увеличивается так называемая глубина изображения. Достигаемые диафрагмированием достоинства изображения сопряжены, однако, с уменьшением его яркости, что влечет за собою необходимое увеличение времени снимания (экспозиции или выставки). Это увеличение, в пределах случающихся на практике, можно принять приблизительно обратно пропорциональным уменьшении площади действительного отверстия объектива; следовательно, если площадь отверст Д. вдвое (или иное число раз) меньше площади полного отверстия объектива, то время снимания с Д. должно быть вдвое (или иное, но одинаковое с предыдущим числом раз) продолжительнее, чем при полном не диафрагмированном отверстии объектива. Слишком малые Д. уменьшают рельефность снимков и сообщают другие недостатки изображению, почему практикою положен известный предел уменьшению отверстия Д.
Кроме описанных Д. для ландшафтных снимков «простым» объективом употребляют еще наклонные Д. Такие Д. помещаются, с помощью особой оправы, впереди объектива. Наклон Д. равняется обыкновенно 35 градусам (от вертикальной линии), верхнею частью вперед, т. е. по направлению к снимаемому предмету. При таком положении Д. освещение неба уменьшается почти в 4 раза, тогда как ландшафт и передний план освещаются полным светом, отчего снимки, получаемые помощью таких Д., приобретают гораздо большую гармоничность, вследствие более равномерного распределения освещения по площади пластинки.
В. Д. Менделеев. D.
Дибич-Забалканский
Дибич-Забалканский (Иван Иванович, 1785 – 1831) – граф, фельдмаршал. Помещенный отцом в берлинский кадетский корпус, Д. вскоре обратил на себя внимание блестящими успехами в науках. По приезде в Петербург (1801 г.) он был определен прапорщиком в л.-гв. Семеновский полк, после чего усердно занялся довершением своего военного образования и изучением русского языка. Во время первых войн с Наполеоном, Д. оказал особые отличия в боях при Аустерлице и Гейльсберге. В 1810 г., будучи дежурным штаб-офицером в корпусе гр. Витгенштейна, обратил на себя внимание запиской: «Organisationsplan eines Requisitionssystems», поданною им воен. министру, по поводу предстоявших воен. действий. В Отечественную войну на долю Д. выпало значительное участие в успехах корпуса гр. Витгенштейна, особенно под Полоцком. К концу 1812 г. Д. выказал себя искусным начальником особого отряда, посланного против маршала Макдональда, и не менее ловким дипломатом в переговорах, окончившихся отделением прусского корпуса Йорка от французов. В 1813 г. он был генерал-квартирмейстером союзных армий и отличился в сражениях при Дрездене, Кульме и Лейпциге, в 1814 г. – в боях под Ла-Ротьером и Арси-сюрОб. После войны он был назначен начальником штаба 1-й армии и вскоре получил звание генерал-адъютанта; император взял его с собою на Лайбахский конгресс. и с этого времени Д. стал неразлучным спутником государя. В 1824 г. он сделался начальником главного штаба; в 1825 г. сопровождал Александра I в Таганрог и присутствовал при его кончине, а при самом вступлении на престол императора Николая заслужил его расположение донесением об открытии заговора так наз. декабристов. Большинство заговорщиков находилось во 2-й армии, и Д. лично принял меры к арестованию важнейших из них. В 1827 г., по возвращении из командировки на Кавказ (для расследования недоразумений между генералами Ермоловым и Паскевичем), ему пожалован графский титул. В 1828 г., во время войны с Турцией, Д. находился при действующей армии, сначала без всякой определенной должности. Пользуясь неограниченным доверием императ. Николая и ведя с ним обширную переписку, он руководил военными действиями вполне самостоятельно, помимо фельдмаршала гр. Витгенштейна, который, не имея возможности ничего предпринять без совещания с Д., представлялся лишь лицом, официально ответственным за неудачи. В начале 1829 г. Д. был назначен главнокомандующим армиею. По справедливому замечанию Мольтке, Д., имея в распоряжении относительно слабые средства, предпринимал лишь то, что, при данной обстановке, было существенно необходимо для достижения цели войны; он дал одно большое сражение (при Кулевче) и взял одну крепость (Силистрию), но успехи эти, сломив сопротивление неприятельской армии, способствовали почти беспрепятственному переходу русских войск через Балканы, считавшиеся дотоле неодолимыми, и привели нашу армию к Адрианополю, где смелый и решительный образ действий Д. ускорил заключение выгодного для России мира. Кампания эта доставила Д. титул Забалканского. июльская революция 1830 г. побудила императора Николая послать Д. в Берлин для переговоров с королем относительно действий сообща, в виду угрожавшей опасности. Переговоры эти, однако, не увенчались успехом. Между тем, успехи революции в Бельгии и просьбы нидерландского короля о помощи побудили имп. Николая мобилизовать часть армии и двинуть ее к западной границе. Внезапно вспыхнувшее восстание в Польше заставило употребить эти войска против поляков. Вызванный из Берлина, Д. обещал подавить восстание одним ударом; но обещание это осталось неисполненным, несмотря на то, что случай к тому представился после сражения под Гроховым. Кампания затянулась на 7 месяцев. После разгрома поляков при Остролеаке оставалось только взятием Варшавы окончить войну; но в ночь на 29 мая, в с. Клешеве, близ Пултуска, Д. скончался от холеры. См. Веlmont, «Graf v. D. Sabalkansky» (1830); Заболоцкий-Десятовский, «Граф П. Д. Киселев и его время» (СП б., 1882, т. I); «Рус. Старина» (1880 – 84).
Диван
Диван (персид., Divan, Diwan) – первоначально обозначал на Востоке список, реестр, в особенности расписание податей, вообще сверток счетов по государств, делам, а также и место хранения этих счетов – архив. Название это было перенесено и на собрание стихотворений, принадлежащих одному автору. Своим «Westostlicher Divan» Гете ввел это слово в европ. литературу. Кроме того, название Д. носил со времен Моавии) государственный совет, вообще центр управления страны. Такой Д. был и в Алжире. В Турции Д. – то же что Высокая Порта, тайный совет султана, состоящий, под председательством великого визиря, из Шейх-уль-Ислама, министров и председателя государ. совета. Д. стали называть и другие собрания сановников или чиновников по административным или судебным делам. В тоже время название Д. носят и помещения. в которых происходят собрания; так Д. – также зал собрания Высокой Порты и т. д. Затем Д. стали называться приемные залы в дворцах и квартирах богачей на Востоке, а в частности находящиеся вдоль стен в этих залах низкие софы (оттоманки), покрытые коврами и снабженные многими вышитыми подушками. Этот род мебели перешел и к нам. На Кавказе Д. в смысле мебели, называется тахтой.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 13 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close