Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:24
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Домовый гриб
Домовый гриб (Merulius lacrymans Fr., Hausschwamm немцев, Merule pleureur французов, Dry rot англичан (Синонимы: домовая губка, гниль, ноздревикразрушитель, домашний или древесный греб; Merulius destruens Pers., Merulius vasitator Tode) – весьма вредоносный гриб из семейства трутовиков (Polyporei). Поселяется на мертвом (срубленном) дереве, в особенности на дереве, употребляемом на постройки и различные поделки. Раз поселившись, гриб в состоянии, в сравнительно непродолжительный срок, превратить значительную массу дерева в одну труху. Убытки, причиняемые им, весьма значительны. Некоторые авторы исчисляют их, по крайней мере для Зап. Европы, в миллионы. Д. гриб в высокой степени обладает способностью, свойственной грибам вообще, развивать при условиях не благоприятствующих плодоношению обильную грибницу. Такими условиями являются влажность, спертый, стоячий воздух и отсутствие света. Если они имеются налицо, гриб быстро и обильно развивается в бесплодной форме (ее прежде называли Himantia Link) и энергично ведет дело разрушения. Чаще всего он гнездится в темных, душных в влажных погребах и подвалах, у основания балок, на нижней поверхности досок пола, непосредственно покоящегося на влажной почве. Сначала на дереве замечаются лишь маленькие белые точки, постепенно сливающиеся в слизистые пятна или нежно-шерстистые налёты; потом образуется серебристое, похожее на паутину, сплетение. Оно все более и более разрастается и расстилается по поверхности дерева, становится более толстым, листоватым и приобретает пепельносерый цвет и шелковистый блеск. От краев гриба отходят тонкие нити в отроги, переползающие в поисках за пищей через мельчайшие отверстия и трещины в каменных стенах из одной части дома в другую. В некоторых случаях разрушительная работа гриба может обусловить собой падение всего дома. Иногда на помощь Д. грибу являются и другие грибы: Polyporus vaporarius, Polyporus destructor и др. Д. гриб нападает главным образом на хвойные породы, но и лиственные (напр. дуб) от него не гарантированы. По исследованиям Р. Гартига, разрушение дерева происходит отчасти вследствие выделения грибом особых ферментов, растворяющих органические вещества дерева на значительном расстоянии от грибных гиф и превращающих их в удобоусвояемую грибом форму, отчасти вследствие растворения зольных составных частей (Aschenbestandtheile) клеточных оболочек в местах непосредственного соприкосновения последних с гифами. По мере разрушения, дерево все более и более буреет и постепенно превращается в труху; мягкое в свежем состоянии, оно становится, высохши, хрупким, ломким. Особенно легко разрушается Д. грибом под, выкрашенный масляной краской, так как нижняя сторона такого пола защищена от света и от высыхания. Присутствие Merulius lаcrymans в таких случаях узнается по рассеянным на верхней поверхности черным пятнышкам. Если же дерево выкрашено клеевой краской, то на поверхности его появляются отдельные пушистые участки желтоватого цвета. Массивные дерева, зараженные Д. грибом, издают при постукивали глухой звук, а при дальнейшем разрушении легко подаются при надавливании рукой. Разрушенное дерево становится чрезвычайно гигроскопичным и жадно, как губка, поглощает воду. Таким путем вода может передаваться снизу в различные, часто весьма отдаленный части здания, а так как и сам мицелий обладает способностью легко проводить воду и отдавать ее сухому дереву, то самые сухие комнаты гриб может сделать сырыми и необитаемыми. Ко всему этому нужно присоединить еще и то, что разлагающийся и гниющие плодовые тела гриба издают чрезвычайно неприятный характерный запах, вредный для здоровья обитателей. Содержание воды в Д. грибе достигает, по анализам Гёпперта и Полека (Poleck) – 48 и до 68 %.
Плодовые тела Д. гриба образуются лишь там, где мицелий через щель или трещину выходит на свет и свежий воздух. Плодовые тела пластинчатые, широкие, большею частью тарелкообразные, иногда до метра величиной, мясисто кожистой консистенции, сначала белые, потом местами красновато-желтые, под конец ржавобурые; сверху они покрыты червеобразно извивающимися складками (на них находятся споры), снизу волокнисто-бархатистые со вздутыми, как бы вобл очными краями белого цвета. По краям плодового тела выступают капли жидкости сначала прозрачной, потом мутной, молочного цвета (отсюда и видовое название М. lacrymans, т. е. плачущий). Коричнево или ржаво-бурые споры эллиптической формы и весьма невелики (0,010 – 0,011 мм. длины и 0,005 – 0,006 мм. ширины). Прорастание спор происходит, по-видимому, лишь в присутствии веществ со щелочной реакцией (аммиак и его соли, углекислое кали и др.), заставляющих разбухать оболочку спор. В том же смысле благоприятствуют прорастанию спор моча, зола, кокс и т. п. вещества, так как они содержать или из них происходят щелочнореагирующие вещества.
Что касается до борьбы с Д. грибом, то на лечение уже проявившейся болезни нельзя возлагать таких надежд, как на разумно и во время примененную предосторожность против заражения грибом. Р. Гартиг предлагает, между прочим, следующие предохранительные меры. 1) Рабочие, окончившие починки в зданиях, зараженных Д. грибом, должны все свои инструменты перед дальнейшим их употреблением возможно тщательно вычистить и вымыть. Сапоги и платье должны быть также старательно вычищены. 2) Старое дерево, если на нем имеются явные следы разрушения Д. грибом, не должно идти на новые постройки. Старое, разрушенное дерево следует по возможности сейчас же по вынутии его при починках сжечь. Новое дерево не должно складывать рядом с попорченным. 8) Новое строение должно быть оберегаемо от всяческого загрязнения его рабочими. Отхожие места должны быть так устроены, чтобы не последовало загрязнения новой постройки косвенным путем. 4) Для подстилок под пол (смазок) следует предпочитать промытый, крупный песок или битый кирпич. Нужно избегать кокса, золы и т. п., равно как и масс богатых гумусом и вообще сырых. 5) Дерево для построек должно быть сухим насколько возможно. 6) Новое здание должно достаточно просохнуть. Окраску полов масляной краской производить возможно позже. 7) Полы не должны вплотную прилегать к стенам. 8) Следует обратить особенное внимание на устройство правильной тяги воздуха в нижних помещениях и под полом. 9) Соблюдать чистоту и не допускать, чтобы вода и нечистоты (в прачечных, ванных и т. п.) попадали под пол. Для истребления уже появившегося Д. гриба предлагалось и предлагается не мало средств; но, к сожалению, ни одно из них не может считаться радикальным. Удовлетворительные результаты Гартиг получил, пропитывая куски дерева креозотом или так наз. карболинеумом (Carbolineum). Проф. Сорокин рекомендует обмазывание обыкновенным дёгтем; другие исследователи указывают на петролеум, как на хорошее средство. Пока гриб не особенно распространился, с успехом можно применить тщательное вырезывание поврежденных кусков и замену их новыми. Главная литература: R. Hartig, «Die Zerstorungen des Banholzes durch Pilze. I. Der achte Hausschwamm» 1885); его же, «Lehrbnch der Baurnkrankheiten» (2-е изд. 1889); Goppert, «D. Hausschwamm, seine Entwickelung and seine Bekampfung» (1885); Н. Сорокин, «Гниль наших древесных пород, употребляемых на постройки» (1882).
Г. Н.
Домра
Домра – первообраз нашей балалайки. Сведения о Д. в России сохранились в старинных дворцовых записях и в лубочных картинках. Игроки на Д. назывались домрачеями. Весьма вероятно, что Д., существующая до сих пор у калмыков, под названием домр, и у татар и киргизов, под названием домра, домбра, дунбура, думбра, занесена в Россию во время монгольского ига.
М. П.
Домье
Домье (Анри-Огюст-Ипполит Daumier, 1808 – 79), – франц. рисовальщик и отчасти живописец. Составил себе в 1840 – 60-х гг. громкую известность карикатурами на политические обстоятельства, общественную и частную жизнь и выдающихся людей тогдашней Франции. Рисунок у него сух и грубоват; но представляемые им типы и сцены полны жизни, поразительной правды, и, вместе с тем едкой насмешки. Сатирические рисунки Д. начали появляться в журнале «Charivari». Это были сцены из «Пoхождений Робера Макера» (с подписями Филипона). За этою серией следовали другие, под заглавиями: «Les Actualites», «Les Divorceuses», «Les Femmes socialistes», «Les Philantropesdu jour», «Les Grecs», «Les Gens de jnstice», «Les Pastorales», «Locataires el proprietaires», «Les beaux jours de la vie» и т. д. Революция 1848 г. доставила содержание двум любопытнейшим его альбомам: «Idylles раrlementaires» и «Les Representants representes». Из живописных произведений Д. известны: «Мельник, его сын и осел» (1849), «Дон-Кихот, отправляющийся на свадьбу» (1851) и «Прачка» (1861).
А. С-в.
Донателло
Донателло (Donatello, собственно Донато ди Никколо ди Бетто Барди, D. di Betto Bardi) – один из самых замечательных итальянск. скульпторов эпохи возрождения, род. во Флоренции, или близ нее, между 1382 и 1387 гг., учился в мастерской живописца и скульптора Биччи ди Лоренцо, пользуясь покровительством богатого флор. банкира Мартелли. Для окончания своего художественного образования ездил на два или на три года в Рим, вместе с известным архитектором Брунеллески. Одна из его первых работ – горельеф из мелкозернистого камня, находящ. в црк. Санта Кроче, во Флоренции, и изображающий Благовещение.
Д. по преимуществу был реалист; в его работах постоянно преобладает стремление изображать природу так, как она есть, и иногда можно подумать, что он нарочно отыскивает ее некрасивые стороны. Изучение памятников греко-римской пластики также несколько умерило его реалистические стремления. Поэтому у него два стиля: реалистический и классический. К первому относится его статуя Магдалины (около 1434 г., наход. в флор. Крестильнице). Это исхудалая старуха, покрытая волосами. То же направление видно и в его статуе царя Давида, известной под названием «Zuccone» и помещенной в фасадной стороне башни Джиотто, во Флоренции. Статуя эта – портрет современника, с большой лысой головой. Плоский рельеф, изображающий голову в профиль св. Цецилии, едва отделяющуюся от фона, принадлежит к классич. стилю Д. (наход. теперь в Англии). Подражание античному искусству мы находим и в бронзовом барельефе музея Барджелло, во Флоренции, изображающем триумф Вакха, равно как и в полуфигурах Силена и вакханки, на бронзовой плоской чаше (в Кенсингтонском музее, в Лонд.). Барельефы Д., заключенные в восемь медальонов и заказанные Козимо Медичи для внутреннего портика его дворца, где они находятся в поныне – быть может, просто копии с антиков. Но лучшие работы Д. – те, в которых он, не увлекаясь излишним реализмом и не подражая произведениям древности, искал своих идеалов в самом себе. Это, напр., можно сказать о мраморной статут св. Георгия и о статуях Давида и ап. Марка. Первая вылита из бронзы, вторая мраморная, обе во Флоренции. Менее удачна бронзовая статуя Юдифи, в Loggia del Lanzi, во Флоренции. Несколько статуй вырублено Д. для фасада флорент. собора; между сохранившимися замечательна статуя евангелиста Иоанна. В 1444 г. Д. был призван в Падую для отлития из бронзы конной статуи кондотьера Венец. республики Гаттамелаты [Erasmo Marzi da Narni]. Она стоит теперь перед церковью св. Антония. Со времен древних римлян не было вылито в Италии ни одной подобной колоссальной статуи. Художник остался в Падуе до 1456 г. и произвел там, при помощи своих учеников, несколько работ для украшения црк. св. Антония. Самые замечательные из них – бронз. барельефы, представляющие эпизоды из жизни названного святого, покровителя Падуи. В 1457 г. Д. работает (опять во Флоренции) Св. Иоанна Крестителя, патрона Флоренции, тип которого он создал. Он представлял Предтечу во всех возрастах, отдельными статуями, горельефом и барельефом. Замечательна его мраморная статуя Иоанна в м. Барджелло. Худощавый, как скелет, он имеет выражение как бы ни на чем не остановившейся мысли и идет вперед, как бы не зная сам куда; его полуоткрытые уста готовы произнести пророческие слова. Отличительная черта Д. состоит в том, что он с таким же искусством воображал силу, энергию, как и грацию, миловидность. Его барельеф мраморного балкончика собора г. Прато, вырубленный в 1434 г., изображает полунагих детей или гениев, пляшущих хороводом, или играющих на различных инструментах, с венками цветов. Движения детей чрезвычайно живы, разнообразны и игривы. То же самое можно сказать и о других мраморных барельефах, предназначавшихся для флор. собора и находящихся теперь в Opera del Duorno. Некоторые детские бюсты Д. в высокой степени верно воспроизводят действительность и чрезвычайно миловидны. Д. с необыкновенной верностью угадывал впечатление, которое его работы будут производить на известном расстоянии, и умел определять степень их оконченности. Портретные бюсты – отрасль пластики, столь любимая греками и римлянами и совершенно оставленная в средние века – была воскрешена Д. Некоторые из его бюстов замечательны по своей индивидуальности и как нельзя более характеристичны. Вообще Д. с необыкновенным умением передавал духовную жизнь представляемого им лица. Таков, напр., бюст из обожженной глины, раскрашенный Никколо да Уццано и красующийся ныне в муз. Барджелло. Любопытные произведения Д. находятся в ризнице црк. св. Лаврентия, во Флоренции. Это – барельефы-медальоны, изображающие евангелистов вдохновленными или погруженными в думу, а также сцены из жития Иоанна Крест., преисполненные драматизма. Там же можно любоваться отлитыми им дверями с фигурами апостолов и святых. Д. передавал страсти резко, с некоторою жесткостью, иногда даже в отталкивающих формах, как напр., в барельефе, исполненном из крашеного гипса, находящемся в црк. св. Антония, в Падуе, и изображающем «Положение во гроб». То же самое мы видим и в последнем его произведении, оконченном после его смерти учеником его Бертольдо, а именно в барельефах двух кафедр в црк. св. Лаврентия, изображающих Страсти Господни. Д. исполнил также, вместе с учеником своим, Микелоццо Микелоцци, несколько надгробных памятников в церквах; между ними замечателен монумент развенчанного папы Иоанна XXIII: он послужил образцом для многочисленных надгр. памятников, явившихся в XV и XVI стол. во многих церк. Италии. Последние годы своей жизни Д. провел во Флоренции, работая до глубокой старости; умер в 1466 г. и погребен с большими почестями в црк. св. Лаврентия, украшенной его работами.
А. ф.-Фрикен.
Ср. Semper, «D., seine Zeit und Schulе» (Вена, 1875); H. Tschudi, «D. e la critica modenia» (Турин, 1887); W. Bode, "Italienische Bildhauer der Renaissance (Б. 1887); E. Muntz, "D. (в серии монографий: «Les Artistes celеbres», 1885).
Донжон
Донжон – четырехугольная башня в старофранцузских, особенно нормандских замках.
Дон-Жуан
Дон-Жуан (Don Juan, собств. Дон Хуан) – легендарный испанский герой, давший свое имя одному из популярнейших в искусстве типов. Героем предания является представитель одного из аристократ. севильских родов, Д. Жуан Тенорио. Смелые его похождения, оставались безнаказанными, благодаря участию в них его близкого друга, короля дон Педро (1350 – 1869), долго наводили ужас на всю Севилью, пока наконец небесное правосудие, в лице убитого им командора дон Гонзаго, не положило конец его бесчинствам. К этой легенде впоследствии примешали другую, также севильскую, о распутнике Д. Жуане де Марана, продавшем душу свою дьяволу, но после раскаявшемся и поступившем в монастырь. Рыцарские сказания и средневековая народная поэзия выдвигают целый ряд других лиц, также руководимых в своих действиях жаждой к чувственным удовольствиям, также безумно отважных и безнравственных. Обри Бургундец, Роберт Дьявол, сказание о котором более других сходится с главными чертами легенды о Д. Жуане, и др. дали общие очертания этого типа, которые в каждой стране могли прилагаться к наиболее выдававшимся своей безнравственностью и удалью искателям приключений. С течением времени тип изменяется, по мере смягчения нравов; резкие черты характера, грубость приемов предшественников Д. Жуана постепенно заменяются более привлекательными качествами, и наконец герой севильской легенды облекается в обаятельную форму, сразу приобретающую ему необыкновенную популярность. Это – дело Тирсо де Молина (умер 1648), создавшего в своей пьесе: «El burlador de Sevilla у convidado de piedra», тот причудливый характер, который обошел потом весь мир под именем Д. Жуана. Всего через 3 года после издания пьесы Тирсо Д. Жуан шел уже с громадным успехом на народных сценах Италии, много выиграв от внесенного в пьесу комического элемента, которым итальянцы хотели смягчить ее чрезмерный трагизм. Для сцены «El burlador» был обработан Джилиберти (1652) в Чиконьини («Il convitato di piedra», 1670). Последний выбросил из пьесы Тирсо все поучительное и мрачное; его переделка и теперь еще дается на небольших сценах Италии. Переделка Джилиберти, более державшегося исп. оригинала, до нас не дошла; но по ней написаны первые пьесы о Д. Жуане во Франции, куда сюжет был занесен ок. 1658 г. К этому году относится постановка пьесы Даримона в Лионе, а в следующем году де-Вилие переделал ее для парижской сцены, где она шла под назв.: «Le festin de pierre, ou le fils criminel». Мольер, в своей комедии: «D. J. ou le festin de pierre» (поставлена в 1665 г.), первый лишил героя отличительных особенностей его испанского происхождения и ввел в пьесу франц. действительность своего времени. Он отбросил внесенный итальянцами комизм и уничтожил клерикальный оттенок, характеризующий пьесу Тирсо. После Мольера легенду о Д. Жуане обработали Корнель (1677), в переделке которого (в стихах) пьеса шла на французских сценах до новейшего времени, и актер Дюмениль (известный под псевдонимом Розимон), перенесший в своей пьесе: «Festin de pierre, оu l'athee foudroye» (1669) действие в языческие времена, чтобы герой мог безнаказанно богохульствовать. На английскую сцену Д. Жуан перенесен Шадвелем, трагедией «The libertine destroyed» (1676). В Германии с самого начала XVIII в. шли на народных сценах разные переделки легенды о Д. Жуане. В подобных переделках слуга Д. Ж. часто играл большую роль, чем он сам. В конце XVII в. заново обработал легенду исп. драматург Замора, а в Италии, несколько позже, Гольдони (D. Giovanni Tenorio, osia: il dissolutо punito). Первый опыт обработать сюжет Д. Ж. для оперы сделал француз Ле Теллие в Париже (1713); в 1761 г. в Вене поставлен балет «Д. Жуан», с музыкой Глюка. Немного позже написал оперу «Д. Жуан» Ричини, за которым следовали Тритто, Альбертини, Керубини и др. Всех их затмил своим «Дон Жуаном» Моцарт, более других содействовавший популярности этого типа. Текст к его композиции написан Да-Понте, по пьесе Заморы. Опера «Convitato di pietra», Гаццаниги, шла с успехом в Риме, Париже и Милане. И в нашем столетии появились многочисленные Д. Жуаны – романтики, скептики, пессимисты и даже идеалисты. Близость характеров Д. Жуана и Фауста уже с начала этого века занимает ученых и поэтов. Один из первых обратил на это внимание нем. эстетик Розенкранц, при изучении, в «Чудотворном маге» Кальдерона, одного из первообразов Фауста («Ueber Kalderon's Tragodie von wunderthat. Magns», 2 изд. 1832). Оба героя – мятежные протестанты против судьбы, оба – одинаковые представители эгоизма и неверия, и если в легенде о Д. Жуане поэтически выразились практический реализм и утонченный сенсуализм романского племени, то легенда о Фаусте выдвигает субъективный идеализм и умозрительные наклонности германцев. Нем. драматург Граббе (IX, 467) пытался в своей драме «Don Juan u. Faust» связать судьбу обоих героев. Переделывали легенду о Д. Жуане еще Ленау, автор неоконченного, но глубокого по замыслу эпического стихотворения «D. Juan» (1851), Гольтей (1834), Визе (1840), Браун фон Браунталь (1842), Фридман («Don Juans letztes Abentener», 1881), Поль Гейзе, написавший трагедию «Don Juans Ende» (1883), в которой заставляет дожившего до старости героя броситься в кратер Везувия и др. Во Франции А. Дюма обработал легенду о Д. Жуане в драме «D. Juan de Marana оu lа chute d'un ange» (1836), Мериме – в романе. Превосходную драму «D. Juan» дал датский поэт Гаух. Одна из замечательнейших новейших обработок легенды – драма «D. Juan tenstio» (1844) Зорильи, которому принадлежит и эпико-лирическая обработка сюжета: «El desafio del diablo» и «Un testigo de Bronce» (1845). Герой Зорильи испытывает истинную любовь и спасает свою душу искренним покаянием. Подобную примиряющую развязку мы видим и в «Д. Жуане» гр. А. К. Толстого. Из др. русских обработок легенды о Д. Жуане известны «Каменный гость» Пушкина и опера Даргомыжского. На текст «Д. Жуана» Толстого написана музыка Направником. Байроновский «Д. Жуан» ничего общего с севильской легендой не имеет, хотя в характерах обоих героев есть некоторые родственные черты. Литература о Д. Жуане весьма обширна. Из русских соч. см. особенно статью «Легенда о Д. Жуане» Ал. Веселовского (в "Сев. Вестн. " 1887, январь); затем А. Воронова, «Д. Жуан в испанской литературе» (т. 42 «Совр.» 1846); «Моцартов Д. Жуан» (т. 96 «Б. для Чт.» 1849); Званцева, «Библиография Д. Жуана» («Муз. и театр, вестн.», 1859). Scheible, «Kloster» (т. III, 1846); Picastolle, «D. J. Tenorio» (1883); Armand Hayem, «Le Don Juanisme» (1886); Engel, «Die Don Juansage» (1887).
И. К.
Доницетти
Доницетти (Gaetano Donizetti) – выдающийся итальянский композитор (1797 – 1848). Готовился сперва быть адвокатом, затем архитектором, но скоро нашел настоящее свое призвание. Первые его оперы – «Enrico, conte di Borgogna» и «Il Falegname di Livonia» (1819), – были хорошо приняты венецианской публикой, но дальнейшему его успеху долго мешала слава Россини и Беллини. Широкую известность он приобрел лишь в 1831 г., после постановки в Милане оперы «Anna Bolena». В «Лучии» его талант выказался с наибольшей силой. После смерти Беллини Д., не видя опасных конкурентов, дал целый ряд опер (8), не отличавшихся серьезными достоинствами. С 1840 г. Д. работал для Парижа. Хотя его «Дочь полка», «Полиевкт» и «Фаворитка» не сразу завладели вниманием парижан, но успех Д., по прошествии некоторого времени, был обеспечен, особенно благодаря комич. опере «Don Pascualе» (1843). Это образцовое произведение было написано в 8 дней. Для Вены Д. написал в тоже время «Линду». Его последние оперы – «Maria di Rohan», «Catarina Cornaro» (1844) – не имели успеха. Сильное нервное расстройство было причиной его смерти. В продолжение 26-ти летней композиторской деятельности Д. написал 64 оперы, много кантат, месс, псалмов и пр. Способность к быстрому сочинению была у Д. поразительная. Нормальному развитию его дарования мешала постоянная спешная и срочная работа; несмотря на это, он оставил нисколько опер, которые могут служить образцами итальянского искусства в первой половине XIX ст.: «Лучия», «Лукреция», «Фаворитка», «Любовный напиток», «Дон Пасквале». Главные достоинства опер Д. – вдохновенные мелодии и драматическое чувство. Фактура большею частью слабая, небрежная. Его лучшие оперы не имеют цельности: на ряду с прекрасными местами встречаются весьма слабые. См. Filippo Cicconetti, «Vita di D.» (Рим, 1864) и Alborghetti e Galli, «Donizetti Mayr» (Бергамо, 1875).
H. Соловьев.
Донник
Донник (Melilotus L.) – род растений из сем. бобовых в подсем. мотыльковых. Сюда относятся около 20 видов однолетних и многолетних трав с тройчатыми листьями (как у клевера) и мелкими цветками в коротких или длинных кистях; цветки обыкновенно желтые, реже белые и у немногих голубые. Боб маленький, нераскрывающийся, с 1 – 3 семенами. Распространены вообще в умеренном и подтропическом поясах Старого света, причем один только вид широко распространился и по Новому свету. Многие виды обладают запахом кумарина (как, напр., у Зубровки) и содержат горько-соленые вкусовые вещества, в особенности однолетний вид М. coerulea Lam., Д. голубой, идущий на приготовление зеленого сыра; часто разводится в садах ради своего аромата; его голубые цветы собраны головками на длинных ножках. Все виды Д. принадлежат к лучшим медоносным растениям, почему и употребительны в пчеловодстве, а также и как хорошие кормовые травы. По северной и средней России очень часто встречаются, как сорные травы, два вида: Д. белый – М. alba L. – двухлетнее растение, весьма удобно разводимое на легких, не бедных известью, почвах и нечувствительное к засухе и морозу, но по содержанию в нем кумарина, трудно переносимого животными, мало пригодное для хозяйства. Чтобы помочь в этом отношении, следует пораньше скашивать – когда Д. не выше фута; тогда укос в зеленом виде (1000 – 2135 пд. с десят.), поступает для корма лошадей, но в небольшом количестве. Соотношение питательных веществ: в зеленом корме – 1:2,7 а в сене – 1:4, 2. б) Аптечный, желтый (М. officinalis Lam); – содержит в себе много кумарина и потому непригоден как кормовое растение, но может быть разводим как медоносное и имеет лекарственное значение – служит для приготовления мелилотного пластыря. Кроме рода М., название Д. присваивается в разных губерниях Poccии еще следующим растениям, отчасти напоминающим Д. по внешнему облику. Epilobium angustHfolium L. (кипрей, иван-чай), Galium verum L. (желтый подмаренник), Juniperus sabina L. (казачий можжевельник), Pimpinella saxifraga (бедренец, камнеломка), Spiraea Ulmaria и Sp. Aruncus (таволга), Thiaspi arvense (ярутка).
Донской монастырь
Донской Богородицкий мужской ставропигиальный первого кл. монастырь в Москве. Основан после 1591 г. царем Федором Иоанновичем в воспоминание победы, одержанной на этом самом месте над крымским ханом Казы-Гиреем, с помощью чудотворной иконы Донской Божией Матери, поднесенной донскими казаками в дар еще великому кн. Дмитрию Иоанновичу и бывшей с ним на Куликовой битве. Икона теперь находится в соборном храме. При монастыре кладбище, на котором погребены многие из видных представителей Москвы. Ср. Забелин, «Историческое описание Д. монастыря». Есть еще описания монастыря Любецкого (1846) и Дмитриева (1857).
Доре
Доре (Луи Кристоф Поль Гюстав Dore) – знаменитый франц. рисовальщик иллюстраций, живописец, скульптор и гравер (1833 – 1883). Художественное дарование выказалось в нем чрезвычайно рано и развилось почти без помощи какого бы то ни было учителя. Ему было всего лишь одиннадцать лет от роду, когда появились первые его литографии, а едва достигнув шестнадцатилетнего возраста, он уже вступил в сотрудники сатирической газеты Филипона «Journal pourrire», в которой, с этого времени, в течение многих лет помещались его рисунки, полные веселья и юмора. Эти работы, вместе с массою рисунков, которые он приготовлял для иллюстрированных изданий, положили начало его известности, возраставшей и распространявшейся во всей Европе по мере того, как выходили в свет более серьезные его труды – целые циклы композиций для политипажей к классическим произведениям словесности. Первым подобным трудом были иллюстрированные сочинения Рабле (1854). За ними следовали: «Contes drolatiques» Бальзака (1861), «Сказки» Нерро (1861), «Дон-Кихот» Сервантеса (1862), «Атала» Шатобриана (1862), «Божественная Комедия» Данте (1861 – 68), «Библия» (1864), «Потерянный Рай» Мильтона (1865), «Басни» Лафонтена (1867), «Неистовый Роланд» Apиосто (1879); «Опыты» Монтеня, Стихотворения Теннисона и т. д. В ряду этих иллюстраций лучшими должно признать относящиеся к Рабле, Сервантесу и Данте. Вообще, как иллюстратор, Д. удивляет своею беспримерной плодовитостью и неистощимой находчивостью фантазии; производя несчетное множество рисунков, он умел сочинять самые разнообразные сцены, в большинство случаев проникнутые живым драматизмом, обставлял их вполне подходящими к ним околичностями и особенно мастерски придавал им живописность удачно выбранными мотивами окружающего их пейзажа и освещения; но недостаточное знание рисунка и излишняя погоня за эффектом нередко приводили его к утрировке изображенного движения, к принужденности экспрессии, к отдаче преимущества второстепенному в сюжете перед главным и к несогласию с духом иллюстрируемого текста – к недостаткам, которыми в особенности страдают многие из его рисунков к Библии. Д. старался составить себе имя и в живописи; но, не пройдя в юности серьезной художественной школы, не мог в этой области подняться выше посредственности. Картины Д., иногда очень большого размера, не лишены достоинств в отношении замысла в композиции, но страдают слабостью рисунка и неверностью мало-гармоничного колорита. Некоторые из наиболее удачных его работ суть: «Дочь Иефая», «Избиение младенцев», «Тела мучеников в цирке», «Россини на смертном одре», «Данте и Виргилий на ледяном озере, в котором мучатся изменники отечеству» (1861), «Вход Христа в Иерусалим» (1876) и «Смерть Орфея» (1879). В последние годы своей жизни Д. пробовал свои силы также в скульптуре и произвел по этой части несколько работ, гораздо более удачных, чем его живопись, – группу «Парка и Амур» (1877), огромную, вылепленную для отливки из бронзы вазу, окруженную виноградными лозами и фигурами малюток-гениев и нимф (1878), статую «Египтянка спасает свое дитя от ужаления змеи» (1879), «Мадонну» и памятник Алекс. Дюма, поставленный на площади Мальзерба, в Париже (последний труд. художника). Однако, при взгляде на эти произведения, превосходные по сочинению, отмеченные печатью бесспорно высокого дарования, но слабые в отношении деталей рисунка и лепки, невольно сожалеешь о том, что художник дал им крупный размер, а не ограничился для них величиною комнатных терракот и бронзовых статуэток. Ср. R. Delorme, «G. D.». (П. 1879).
А. С-в.
Дорийцы
Дорийцы, доряне – греческое племя, жившее первоначально в европейской Греции, у Олимпа и Оссы, в фессалийской местности Гестиейе и в Дориде у Эты. Их племенные особенности выразились преимущественно в языке, музыке, поэзии и архитектуре. Позже, во время так называемого переселения Д., это племя заселило почти весь Пелопоннес; Арголида, Лакония, Мессения стали совершенно дорийскими. Они заняли также часть южного берега М. Азии, с близлежащими островами (азиатская Дорида), и некоторые острова Эгейского моря, напр. Медос и Феру. На Крите Д. с ранних пор составляли главную часть населения. На зап. берегу Эллады, в Сицилии и южн. Италии, они основали колонии, достигшие вскоре высокого процветания. Мегара колонизовала Босфор, Понт Эвксинский и Сицилию. Из Феры вышли дорийские поселения в Киринаике. Наиболее резко выразился характер дорийского племени в Спарте. Ср. О. Mullher, Die Dorier" (Бресл. 1844).
Дофин
Дофин (Delphinus) – некогда титул суверенных владельцев Дофинэ. Бездетный Гумберт II отказал в 1849 г. эту провинцию внуку короля Филиппа VI Французского, будущему королю Карлу V. Со времени вступления его на престол старший сын короля получал обыкновенно титул и герб Дофина. Последним Д. был герцог Ангулемский, сын Карла X; после Июльской революции титул Д. перестал существовать.
Драгоценные камни
Драгоценные камни. Этим именем называют минералы, отличающиеся особенным блеском, красотой окраски или совершенной бесцветностью, прозрачностью и твердостью, употребляемые как украшения. Перечисленные свойства в связи с редкостью нахождения в природе обусловливают их ценность; впрочем некоторые минералы, в древности считавшиеся особенно драгоценными, в настоящее время стоять недорого. Некоторые непрозрачные минералы, обладающие красивой окраской или игрой цветов, также употребляются на украшения. По красоте, редкости нахождения и цене все Д. камни разделяются на 4 – 5 классов. К первым трем принадлежат собственно Д. камни: 1) алмаз, корунд (рубин и сапфир), смарагд (изумруд и аквамарин), шпинель (Rubinbalais); 2) эвклаз, хризоберилл, циркон (гиацинт), фенакит, топаз, благородный опал, гранат (демантоид, альмандин и пирон или богемский гранат), турмалин (красный, зеленый и голубой); 3) бирюза, хризолит, кордиерит, цианит, андалузит, ставролит, гидденит, аксинит, везувиан, диопсид. Четвертый и пятый классы составляют полудрагоценные камни: 4) кварц (горный хрусталь, аметист и дымчатый топаз), халцедон (оникс, сардоникс, карнеол, хризопраз, гелиотроп), агат, полевой шпат (адуляр, лабрадор), лазоревый камень; 5) янтарь, плавиковый шпат, нефрит, малахит, обсидиан, серпентин.
Номенклатура Д. камней довольно запутана, – очень часто ювелиры и продавцы одним и тем же именем называют камни, не имеющие между собою ничего общего; рубинами, напр., называют собственно рубин, а также шпинель и некоторые турмалины; бразильским сапфиром – голубой турмалин; мармарошскими, алмазами – водяно-прозрачные кристаллы горного хрусталя из Мармароша в Венгрии в пр. Большинство Д. камней принадлежит к телам кристаллическим, и только немногие аморфны. Однако редко встречаются хорошо образованные кристаллы; большею же частью они изуродованы, закруглены, скатаны; в таком виде они не имеют красоты и трудно отличимы от простых галек и минеральных кусочков. Настоящую красоту камень обнаруживает только после отделки; но тогда уничтожается и его природная форма. Для определения природы Д. камня, что весьма важно в виду усовершенствованных подделок, можно пользоваться общими приемами, употребляемыми при определении минералов: определением твердости, лучепреломления, спайности и удельного веса. Особенное значение имеет здесь определение последнего свойства, так как при нем не происходит ни порчи, ни траты драгоценного материала. Самое определение можно вести очень быстро и удобно, особенно, когда нет надобности в большой точности; для этой цели служат маленькие пружинные весы. Можно также прибегнуть к тяжелым жидкостям; между которыми нужно отдать предпочтение йодистому метилену. Его уд. вес равен 3, 30, но насыщением йодом и йодоформом может быть доведен до 8, 60. Разбавляя же бензолом, можно весьма постепенно его понижать. Если, напр., нужно различить алмаз, фенакит и кварц, которые после обделки представляют между собою большое сходство, то погружают их в йодистый метилен, при. этом алмаз потонет, а кварц и фенакит всплывут. Разбавляя постепенно жидкость бензолом, можно достигнуть, что фенакит потонет, а кварц еще будет плавать. Пользуясь тяжелою жидкостью, при помощи весов Вестфаля, можно определить удельный вес даже с значительною точностью у камней с уд. в. ниже 3,5.
В отношении окраски различают камни цветные и окрашенные; в первых окраска зависит от природы вещества камня (химич. состава), а во-вторых она происходит от посторонних примесей. Большинство принадлежит к последней группе. Напр., вещество корунда и алмаза само по себе бесцветно, но от примесей, иногда в минимальных количествах, они могут принимать самые разнообразные цвета. Ювелиры очень часто умышленно изменяют природную окраску Д. камней, – желтые топазы превращают в розовые, гиацинт обесцвечивают и подделывают под алмаз, из дымчатого топаза получают цитрин и пр. Все эти перемены вызываются обыкновенно прокаливанием камня. От указанного изменения окраски нужно отличать фальсификацию окраски, когда окрашивание производят каким-либо красящим веществом, которое более или менее глубоко проникает в вещество камня; так, из халцедона получают, напр., оникс; иногда достаточно окрасить только ребра (напр., так наз. рундисты), чтобы совершенно изменить характер впечатления цвета. Особенно часто прибегают к подобным приемам, чтобы уничтожить желтый цвет у алмазов и сделать их как бы бесцветными.
По химическому составу драгоценные камни представляют самые обыкновенные вещества; большая часть их относится к силикатам и окислам; весьма немногие – к солям других кислот и, наконец, один (алмаз) представляет тело простое (углерод). Несмотря на распространенность веществ, из которых состоят Д. камни, искусственное получение их, как и вообще минералов, в таком виде и такой величины, как это мы видим в природе, до сих пор представляет непреодолимые трудности. Правда, в настоящее время химиками и минералогами получены корунд, рубин, шпинель, алмаз и др., но в таких мелких кристалликах, что они не имеют никакого практического значения. Впрочем, в 1885 г. в торговле появились прекрасные кармино-красные рубины, совершенно тождественные с настоящими, однако несомненно искусственного приготовления. К сожалению, ни автор, ни способ их получения остались неизвестными.
Ценность Д. камней зависит от редкости их нахождения, красоты, изменчивой моды, прихоти и пр. Особенно ценится в некоторых камнях игра цветов, иризация, мерцание, напр. у лабрадора, опала, адуляра и т. д. Вообще она подвержена большим колебаниям. Особенное влияние оказывает, конечно, открытие новых месторождений, или же истощение существовавших. Чем прозрачнее, чем чище, чем однороднее окраска камня, тем он ценнее. Главными недостатками являются маленькие трещинки (так наз. жилки) и мутность. Кроме того, относительная стоимость камня зависит и от его величины, которая определяется весом. Для Д. камней употребляется особая единица веса, назыв. каратом; значение его в различных государствах не одинаково и изменяется от 197 до 206 мгр. (в Париже, напр., 205,5 мгр., в Берлине 206, 4). В Д. камнях первого класса цена возрастает быстрые, нежели вес. Напр., в 1878 г. цена бриллианта первого качества в один карат была 220 франк.; в 2 кар. – 700 фр.; в 3 кар. – 1250. В настоящее время самым дорогим из всех Д. камней является рубин густого карминово-красного цвета, – такой рубин 2 – 3 карата весом ценится 1000 – 1400 франков. Д. камни в необделанном виде стоят полцены.
Драгоценные камни в природных кристаллах представляют значительные несовершенства: плоскости бывают матовые, разъеденные, загрязненные посторонними веществами. Самое расположение плоскостей далеко от того, чтобы вызвать наилучшую игру цветов, блеск и проч. Чтобы придать Д. камням новые формы, с блестящими гладкими плоскостями, их подвергают целому ряду различных работ – раскалыванию, распиливанию, закруглению, образованию новых плоскостей (фасеток) и, наконец, полировке. Различают два рода шлифовки: при одном драгоценному камню придают форму многогранника, с совершенно ровными плоскостями; при другом – сферы. Самая простая форма многогранника, в виде которой известны Д. камни в древности, двойная четырехгранная пирамида (октаэдр). При этом здесь различают верхнюю часть, называемую павильоном или кроною, и нижнюю – кулассу. Ребра, в которых пересекаются грани павильона и кулассы, называются рундистами. Эта форма представляет прототип современных бриллиантов, которые можно представить себе как октаэдр, с усеченными вершинами, причем павильон и куласса ограничены большим числом плоскостей. Верхняя плоскость павильона называется таблицею, нижняя кулассы – калеттою. Плоскости, притупляющие рундисты, называются поперечными фасетками. Смотря по величине и красоте сырого материала, на последнем отшлифовывают различное число граней, расположенных в известном порядке. Самый простой бриллиант имеет небольшое число граней только на верхней своей части. У двойного бриллианта павильон состоит из двух рядов треугольных площадок (числом 16). Форму двойного бриллианта дают обыкновенно небольшим камням от 1/16 до 1/8 карата), или же имеющие некоторые недостатки. Самую совершенную форму огранения, вызывающую наиболее сильный и красивый световой эффект, представляет тройной бриллиант.
У него павильон состоит из таблицы и 32 граней, расположенных в 3 ряда; верхний и нижний ряд составляют треугольные плоскости, а средний – четырехугольные. Нижняя часть (куласса) огранена большей частью 24-мя плоскостями расположенными в два ряда; иногда и куласса имеет три ряда граней.
В последнее время на бриллиантах отшлифованные плоскости располагают звездообразно, таблице, имеющей весьма малые размеры, придают форму правильного шестиугольника или восьмиугольника. Этот способ шлифовки введен впервые Caire'ом и требует значительной высоты павильона и кулассы. Он представляет значительные преимущества пред описанным ранее как в смысле достижения наилучшего эффекта, так и значительного уменьшения потери материала (с 45% при прежней шлифовке на 83%), потребует особенной тщательности и искусства. При правильном огранении можно приблизительно определить вес бриллианта, не подвергая его взвешиванию, но измеряя величину поперечного разреза. Форму бриллиантов придают вообще прозрачным в бесцветным Д. камням: циркону, фенакиту, топазу и даже горному хрусталю и подделкам из страза. Вторая форма огранки Д. камней – роза – представляет в верхней части шаровой сегмент, покрытый в несколько рядов, большей частью треугольными, а иногда в четырехугольными площадками; снизу же находится одна плоская грань.
Огранка цветных Д. камней бывает различна, в зависимости от формы, в какой Д. камень встречается в природе, а также и от характера спайности. Рубины и сапфиры вышлифовываются обыкновенно в виде таблиц, сверху и снизу ограниченных широкими плоскостями. На верхней стороне имеется 8, 12, 16 произвольных, но симметрически расположенных граней; нижняя часть с 4 – 6 площадками или же представляет одну закругленную плоскость. Когда цветной камень имеет более или менее значительную толщину, тогда многочисленным граням нижней части дают ступенчатое расположение, причем углы между плоскостями делаются тупее и тупее (от рундистов к калетте и таблице). В поперечном сечении камень получает овальную, 4, 8, 12-угольную форму. Грани в верхней части располагаются в два, а в нижней – в четыре ряда, редко больше. Особенно красным и светлым цветным камеям придают огранку смешанного характера, – одной части (верхней) бриллиантовую, а другой (нижней) лестничную.
Ср. Barbot, «Traite des pierres precienses» (1858); Klugge, «Handbuch der Edelsteinkande» (1860); Emanuel, «Diamands and precious stones» (1867); Schraut, «Handbuch der Edelsteinkunde» (1869); King, «Natural history of precious stones and metals» (1870); Jannetaz et fontenay, «Diamant et pierres precienses» (1880); Groth, «Grundriss der Edeislekiknude» (1887); Doelter, «Edelsteinkunde» (1893); Пыляев «Д. камни» (1888).
П. З.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 30 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close