Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:35
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Жерех
Жерех (Aspias гарах) – местами зовется шереспер, пресноводная рыба, водится в р. Урале, Волге и др. На Урале составляет предмет обширного лова в числе другой, так называемой, черной рыбы. Тело довольно нежно и вкусно. Достигает 20 фн. весу, берет на червя и животку, отличная спортовая рыба. Главный лов на р. Урале зимою подледными сетями. Икра янтарного цвета, свежеприготовленная, имеет превосходный вкус и составляет предмет торговли.
И. Б.
Жерико
Жерико (Жан Луи Андрё Теодор Gericault, 1791 – 1824) – знаменитый франц. живописец, ученик в течение недолгого времени Ш. Берне, а потом П. Герена, который огорчался его приемом передавать природу несогласно с принципами школы Давида и пристрастием к Рубенсу, по потом признал рациональность его стремлений. Вначале, служа в королевских мушкетерах, Ж. писал преимущественно баталические сцены, после же путешествия своего в Италию, в 1817 – 19 гг., он исполнил большую и сложную картину: «Гибель фрегата Медузы» (находится в Луврском музее, в Париже), явившуюся полным отрицанием Давидовского направления и красноречивою проповедью реализма. Новизна сюжета, глубокий драматизм композиции и жизненная правда этого мастерски нарисованного и написанного произведения не были сразу оценены по достоинству, но вскоре оно получило признание даже со стороны приверженцев академического стиля и доставило художнику славу талантливого и смелого новатора. К прискорбию, наслаждаться этою славою пришлось ему недолго: едва успев возвратиться в Париж из Англии, где главным предметом его занятий было изучение лошадей, он сошел в могилу вследствие несчастного падения с верхового коня. Этюды с натуры, мастерские литографии и многочисленные жанры, исполненные Ж. в последние годы его жизни и изображающие лошадей в их различных отношениях к человеку, отличаются необыкновенной энергией и верностью натуре. Преждевременная кончина помешала ему написать проектированную большую картину: «Отступление французов из России в 1812 г.». Сверх «Гибели фрегата Медузы», в Луврском музее, в Париже; находится семь баталических картин и шесть рисунков этого художника. Ср. Ch. Clement, «G. Etude biographique et critique» (3 изд. 1879, со снимками с оригинальных рисунков Ж.).
Жерлянка
Жерлянка (Bombinator) – род бесхвостых земноводных из семейства чесночниц, (Pelobatidae). По общему виду похожа на жабу; кожа бугорчатая; язык тонкий, почти вполне приросший, зубы в верхней челюсти и на небе (именно на сошнике двумя группами), зрачок щелевидный, передние пальцы свободны, задние с полными перепонками: голосовых пузырей, ушных вздутий и барабанной перепонки нет. Единственный вид (В. igneus) сверху оливково-серого или оливково-бурого цвета с отдельными черноватыми пятнами, снизу оранжево-желтого с черноватыми или голубоватыми пятнами (последний цвет может составлять фон, а оранжевый – пятна). Величина 4 стм. Держится в стоячих и текучих водах в Средней Европе от низменностей до высот в 1, 5 км. Быстро прыгает, икра откладывается комками. Если ее беспокоить, выделяет белое, пенистое вещество. Издает печальные звуки, подававшие повод к суевериям.
В. Кн.
Жертвенник
Жертвенник – возвышение, на котором приносились жертвы. Основной тип его – это возвышенность, дающая возможность приносить жертву не на самой земле, а над нею, ближе к небу, как обиталищу божества. Поэтому и самые жертвенники созидались обыкновенно на «высотах», о которых так часто говорится в Библии. В Ветхом Завете Ж. встречаются уже рано (при Ное), хотя и в первобытной форме. Иаков, например, сделал Ж. из простого камня, который служил для него изголовьем в предшествующую ночь. С развитием культа Ж. начал все более принимать искусственные формы. Уже сам Иаков нисколько позже строил Ж. – по всей вероятности, из простых вытесанных камней, сложенных в виде плоской кучи, на которой можно было развести огонь и положить жертву. И. Навин построил Ж. из камней, взятых со дна Иордана, после чудесного перехода чрез него израильтян. Ему же повелено было построить жертвенника из нетесаных камней на горе Гевал (Второз. XXVII, 5). С построением скинии жертвенник сделался существенною принадлежностью этого святилища; но так как самая скиния была подвижным храмом, то и Ж. сделан был из дерева, как более пригодного к переноске вещества. При скинии было два жертвенника – один для жертв всесожжения, а другой для жертв курения; первый был покрыт медью, второй – золотыми плитами. Ж. всесожжения представлял собою нечто в роде ящика и имел внутри медную решетку для дров, а по бокам – кольца, для несения его на шестах. Выдававшийся по углам возвышения, так назыв. «роги», были особенно важными местами: прикосновение к ним служило знаком желания всецело предаться на милосердие Божие, равно как обеспечением неприкосновенности и безопасности от мщения. Ж. кадильный имел вид стола; на нем утром и вечером совершалось первосвященником, а затем и священниками, курение благовонных трав. От ветхозаветной церкви Ж. перешли и к новозаветной и доныне составляют принадлежность храмов, как православных, так и римско-католических (у протестантов удержалась только идея Ж., вследствие чего у них Ж. называется стол, к которому подходят верующие для причащения). Ж. в христианских црк. делались сначала из дерева, а со времени Константина Великого – и из камня. С VI века зап. црк. стала исключительно допускать только каменный Ж.; а на Востоке и доныне употребляется деревянный. Ж. не составляет исключительной принадлежности еврейской и христианской религии; он встречается в различных формах, во всех языческих религиях. От древних языческих народов – египтян, ассиро-вавилонян, персов, греков, римлян – сохранились прекрасные образцы Ж. (в виде каменных столов, столбов или ящиков), которые можно видеть в лучших музеях, особенно Британском. – См. Kitto, «The Tabernacle and its furniture» (1849); Ugolini, «Thesauros antiquitatum sacrarum», t. VIII; Bahr, Symbolik d. Mos. Cultas" (т. I).
А. Д.
Жесть
Жесть, fer-blanc, Weissbiech, tin-plate. Железо под влиянием влажного воздуха очень быстро покрывается ржавчиной, которая, ежели железо тонко, проедает его даже насквозь. Во избежание этого поверхность тонких железных листов покрывают слоем олова – «лудят»; такие луженые железные листы получают название Ж.; металл при этом становится годным к употреблению во многих таких случаях, где обыкновенное железо не пригодно. Но для того, чтобы полуда была действительно полезной, необходимо, чтобы ни малейшая частица поверхности листа не оставалась непокрытою оловом, потому что в противном случае железо окисляется еще скорее, чем лист нелуженый (в тех случаях, когда металл смачивается водою или даже находится во влажном воздухе, соприкосновение двух металлов образует гальваническую пару, способствующую ржавлению железа). Это обстоятельство так важно, что на быстрое изменение листа железа имеет влияние отсутствие полуды даже на весьма малой части поверхности. Такие малые пороки обыкновенно устраняются натягиванием (наклепкой) олова, лежащего возле непролуженого пятнышка. Совершенно по той же причине не может долго служить Ж. с обрезанными кромками, ежели эти кромки остались не покрытыми полудой; при этом окисление начинается с краев и распространяется по всей поверхности с чрезвычайной быстротою. Для приготовления жести сыздавна предпочитается листовое железо, приготовленное на древесном угле. Особенно же пригодными листами можно считать выкатанные из мартеновского металла, но при этом должна быть соблюдаема известная осторожность, а именно выбранные листы должны быть без пузырьков и шлаковин, излом листа должен быть или мелкозернистый или равномерная и чистая жила. О прокатке таких листов будет сказано далее, в отделе о листовом железе; здесь же сообщается только описание приемов, употребляющихся при покрытии железа оловом. Для этого: 1) железо очищают, что делается таким образом: на 8 ящиков, в 225 листов каждый, берут 5 фун. хлористо-водородной (соляной) кислоты. крепостью в 25°, разбавляя ее 30 фунтами (ведром) воды; каждые лист сгибают в форме W и погружают один за другим в кислоту так, чтобы обе поверхности были хорошо смочены. 2) После 5 или 6 минутного погружения в кислоту, подводят под листы железную полосу и вынимают их из жидкости по три за раз и относят для сушки в печь, нагретую до темно-красного цвета; когда листы дойдут до этой температуры, их вытаскивают из печи и оставляют охлаждаться на воздухе. При этом поверхность листов покрывается слоем окалины, которая легко удаляется при следующее работе – «выпрямление листов».
Обе эти предварительные работы – промывание в кислоте и нагрев докрасна имеют совершенно ясное назначение, а именно: из описания листового передела будет видно, 1) что железные листы всегда могут иметь на своей поверхности вдавленные частицы – окалины, чего отнюдь нельзя допускать в операции лужения, а отсюда является необходимость удалять эти окислы квашением, кислотой и т. п., 2) при прокатке металл вытягивается в 8 и более раз и потому он наклепан, для придания же листам гладкой поверхности (необходимой для полуды) их непременно должно будет подвергнуть новой механической обработке, успешность которой возможна только с металлом мягким; отсюда само собою является необходимость отжига. Следующая операция «выпрямления листов» делается так: рабочий берет в клещи за раз от восьми до десяти листов и бьет их об чугунный пень, пока от них не отскочить вся окалина. Затем листы пускают в вальцы, имеющие около 18 д. диаметра. Листы при этом вполне выглаживаются, но на их поверхности местами видны темные пятна, для уничтожения которых листы квасят, держа их погруженными в течение 10 или 12 часов в воде, которая настаивалась в течение 8 или 12 суток отрубами или мучными высевками; – после квашения листы погружают в воду, слабо подкисленную серною кислотою. Эту операцию делают в ящике, обложенном свинцом; кислотность раствора не превосходить нескольких сотых %. По прошествии часа листы быстро вынимают из ванны и погружают в чистую воду, где трут их оческами (паклею) с песком; под этой водой листы сохраняются до покрытия их оловом, но эта последняя работа не может быть совершаема над мокрыми листами, потому что погружение такого листа в баню расплавленного олова неминуемо произведет взрыв с выбрасыванием металла из котла; предварительная же просушка листов на воздухе неминуемо повлечет за собой, окисление поверхности, что сильно влияет на прочность и надежное прилипание олова к железу, т. е. на доброкачественность Ж. Для получения прочной полуды употребляют следующий прием: в котел, вмазанный в топку, кладут или свинки олова или зерненое олово, которое получают выливая в воду сплав, состоящий из 70 ч. олова и 1 ч. меди. Во избежание окисления металла с поверхности на расплавленное олово кладут достаточное количество сала или жиру, так что оно образует слой около 4 дм. толщиною. Топка должна быть устроена так, чтобы она не могла быть причиной воспламенения сала, покрывающего металл. Рядом с котлом для плавления олова помещается второй, который наполняется только салом. Операцию лужения начинают погружением листа за листом в котел с салом до тех пор, пока котел не будет вполне наполнен; здесь оставляют их лежать около часа времени; находят, что такой прием способствует лучшему приставанию олова. Из котла с жиром листы (вместе с приставшим к поверхности тонким слоем жира) погружаются в оловянную баню, при чем листы ставятся вертикально. За раз в баню вводят до 340 штук и для получения хорошей полуды держат их по крайней мере полтора часа. Менее продолжительное погружение может дать худую полуду, так как для образования промежуточного сплава железа с оловом необходимо долгое время соприкосновения. Что при лужении действительно происходит настоящий сплав, в этом легко убедиться, стоит только лист жести обработать разбавленной соляной кислотой, при этом обнаружится на поверхности огромное количество углублений, которые не имели бы места, ежели бы олово не проникало в железо, потому что лист после прокатки до погружения имеет поверхность превосходно ровную. Успех лужения весьма много зависит от температуры ванны. Ж. получается дурная и некрасивая как при избытке, так и при недостатке нагрева; по-видимому тонкие листы требуют более высокого нагрева, чем толстые; при холодной ванне зеркальная поверхность олова подергивается желтоватою пленкою окисла, напротив, ежели поверхность кажется темное и нею и при этом капля расплавленного сада, брызнутая на поверхность бани, вспыхивает сразу, то это прямо показывает слишком высокую температуру. Листы, вынутые из оловянной бани ставятся за железную решетку, при этом с них стекает избыток олова, которое почти всегда собирается у нижнего края листа. Иногда даже на поверхности листа получается олово толще, чем нужно, равно как оказывается приставшими окисел и грязь; очистку Ж. и удаление избытка олова делают посредством операции, называемой промывкою. Она состоит в следующем: в промывальном отделении имеются 4 котла; в первом расплавляется чистое, самое лучшее олово, во втором расплавленное сало, чистое или искусственно очищенное от соли, третий котел не нагревается, он имеет на дне решетку и, наконец, четвертый – лощильный, в котором имеется на дне всего только нисколько сантиметров олова. Баня, служащая для промывания Ж., делится подвижною перегородкою на две части. Работник сперва вынимает перегородку и когда окисел олова соберется на поверхности, он его счищает кочережкою к одному краю и снова ставить перегородку, таким образом он одновременно и очищает, и уединяет ту часть бани, где будет делать последнее погружение. Окислы и грязь, которые пристают к металлу в котле лужения (где употребляется олово менее чистое), при погружении в эти бани также всплывают на поверхность. Когда уже некоторое количество ящиков очищено, работник выбрасывает собравшуюся на поверхность грязь, вспенивает ванну и получающуюся убыль дополняет оловом первого котла (промывка требует самого лучшего металла).
Затем промыватель, взяв некоторое количество листов, размещает их возле себя на печке и, держа часть в клещах, трет их щеткою из пакли, а для уничтожения следов от щетки снова погружает в баню, – при этом уничтожаются все излишки и неровности на листе. Из бани листы поступают в котел с салом, откуда для окончательного охлаждения переносятся в пустой сосуд, при чем на нижней кромке листа всегда образуется валик олова, который уничтожается в последнем лощильном котле. Это делается таким образом: листы, достаточно охлажденные, в этом котле нагреваются тою кромкою, где образовался валик олова, до его плавления, и работник, вынимая лист, ударяет в него палочкой; этого сотрясения достаточно, чтобы отделился весь избыток металла. При выполнении этого ряда операций олово подвергается частому оживлению, что делается посредством плавления и очищения. Количество олова, необходимое для образования Ж., можно считать в среднем на обыкновенный лист, т. е. площадь в 2 кв. арш., до 33 золотников олова. Способом. приведенным в описании, получается металл, известный в продаже под именем мягкой блестящей (глянцевой) жести, для отличия ее от мягкой матовой, которая хотя получается совершенно теми же приемами, как и блестящая, но полуда ее состоит из 2 ч. свинца и 1 часть олова. Английская Ж. лучше на вид и более блестяща, чем германская потому что там ее пропускают от 5 до 6 раз через полировочные вальцы. Соединяясь с железом, олово получает способность кристаллизоваться крупными (чешуйками) пластинками, которые покрыты сверху весьма тонкой пленкой олова. Водою, подкисленною азотною (селитряною) кислотою, или хлористо-водородною (соляною), или смесью их обеих, пленка растворяется и кристаллы проявляются в виде прекрасного металлического муаре-обьяри. Доказано, что чем лучше качество олова, тем и обьярь красивее. Для получения хорошего муаре берут лист, у которого слой олова несколько толще, чем у обыкновенной Ж., и прежде чем наводить муаре, пробуют с которой стороны листа обьярь является лучше, так как одна какая-нибудь сторона всегда дает рисунок яснее.
Рисунок обьяри бывает чрезвычайно различен и даже может быть получаем по желанию. Во всяком случае для получения муаре должно лист нагреть почти до температуры плавления олова и затем погрузить в подкисленную воду. Очень хороший способ вызвать обьярь желаемого рисунка есть прикосновение к поверхности жестяного диета острием небольшого железного конуса, нагретого докрасна; такое прикосновение должно быть самое легкое и сделано сообразно известному рисунку. Прикосновения нагретого острия производят особо ясную перекристаллизацию металла. Когда такой лист опустят в подкисленную воду, то все тронутые места тотчас становятся видны.
А. И. Скиндер. D
Живокость
Живокость – название до десятка растении; чаще друг. т. наз.: 1) Simphytum officinalis. высокая раскидистая трава из семейства бурачниковых (V, 7); листья крупные, длинные; цветки крупные грязно-фиолетовые в коротких соцветиях (завитках); венчик трубчато-колокольчатый с высовывающим из него столбиком завязи; длинный ветвистый корень. Служит по народному поверью лечебным средством (помогает сращению перелома костей); считается также медоносным растением. Распространен по сырым лугам и около кустарников почти во всей России. 2) Ж. Кавказская (Symphytum asperrinum caucasisum) – хорошее кормовое растение, скармливаемое в зеленом виде и силосованным. Требует плодородной влажной почвы, глубоко и хорошо разрыхленной, с удобрением азотистыми веществами. Размножается корневыми черенками, длиною в 1 – 1 1/2 верш., имеющими по 2 глазка, при чем толстый корень разрезается вдоль. Предпочитаются черенки из верхних частей корня, дающие более сильные растения. На десятину высаживают до 40000 черенков. Лучшее время для посадки – весна. Уход в первое время заключается в поливке, прополке и для большей кустистости растении – в срезании образовавшихся у них штамповидных стеблей, затем – в ежегодной пропашке между рядами и взрыхлении почвы в рядах мотыгой. Укос начинается с половины мая и продолжается до поздней осени, повторяясь каждые 30 – 40 дней; при благоприятных условиях общий сбор достигает до 15 – 30000 пд. с десятины зеленого корма, в котором до 88% воды. Опыты довольно удачного разведения кавказской Ж. в губ. Калужской, Курской, Тамбовской, Екатеринославской и др. 3) Ж. посевная или фиолетовая (Моск.) – (Delphinium Consolida L.) – однолетнее, сорное для полей, растение, встречающееся преимущественно на глинистых почвах, уничтожаемое введением занятого пара. Безвредно для овец, но у рогатого скота причиняет воспаление слизистой оболочки желудка и кишок.
Живопись
Живопись – искусство изображать предметы на какой-либо поверхности (стены, доски, холста) красками с ближайшею целью произвести на зрителя впечатление, подобное тому, какое он получил бы от действительных предметов природы. Дальнейшая и более важная цель Ж. заключается в выражении некоторой художественной идеи или настроения совокупностью изображаемых предметов в их взаимных отношениях, Возможность воплощения идей Ж. ограничена тем условием, что изображенное на картине всегда должно иметь своим первообразом действительную природу по требованиям новейшего направления; чудовища, привидения, фантастические существа, изображенные очертаниями и красками на полотне, при нынешнем более или менее общераспространенном знании действительности, производят далеко не такое впечатление на воображение, как менее определенные описания подобных же существ в поэзии. С другой стороны, подражание действительности в Ж. совсем не идет и не может идти так далеко, как того мог бы требовать натуралист. Художник изображает совокупность признаков, достаточных для сообщения его произведению сходства с природою, но даже и в портрете он не исчерпывает всех существующих в живом лице признаков, так как художественный опыт всех времен показал, что подражание природе в отношении изображения подробностей, доведенное далее известной меры, не служит к усилению сходства с природой. Кроме этого указания художественного чувства, всегда присущего художникам, и не опровергаемого такими примерами из истории искусства, какими представляются – так сказать – фотографически законченных произведения Деннера, Ван дер Гейде, Герарда Дова и нек. др. живописцев, и сами материальные средства Ж. ограничивают предел ее подражательности. Противоположения света и темноты в природе измеряются такими громадными числами, которые в чрезвычайной степени превосходят отношения между самыми светлыми и самыми темными красками, употребляемыми в Ж. В природе ярко освещенное облако может напр. в двадцать тысяч раз быть светлее некоторой затененной лесом почвы, а краски, употребляемые в Ж., отстоят одна от другой не более как на шестьдесят (Белила только в шестьдесят или семьдесят раз светлее самой темной черной масляной краски; в картинах, несколько старых, отношение между самым светлым и самым темным и того менее). Не смотря на такие громадные численные различия между светотенью в природе и светотенью в Ж., художники все таки изображают различные моменты освещения – от полуденного до ночного лунного – с большой степенью иллюзии. Не будучи в состоянии материально расширить пределы светотени, представляемые красками, они психически удлиняют переход от светлого к темному путем последовательных градаций тона или так называемыми полутонами. Стремясь воспроизвести впечатление от действительности живописец собственно не подражает средствам природы, а поступает иначе, не сознавая, что он следует особенному психофизическому закону, который приводит его к желаемому им впечатлению. Кроме этих соображений, можно еще указать на единство впечатления, требуемого от каждого художественного произведения эстетическим чувством. Повинуясь этому требованию, художник, изображая главные группы предметов с достаточными подробностями, однако намеренно опускает детали всех тех частей изображаемой действительности, который не содействуют целости впечатления. Но, тем не менее, изображенные предметы должны сохранять характер действительности: в большой исторической картине, где изображение людей занимает первое место, все-таки зритель различает на почве камни, или на дальнем плане – горы, лес и тому подобное. В этом ограниченном смысле Ж. есть искусство подражательное.
По внутреннему содержанию Ж. имеет много подразделений: Ж. историческая, религиозная, бытовая, баталическая, портретная, пейзажная, Ж. плодов, цветов и неодушевленной вообще природы (nature morte); живописцы обыкновенно специализируются по одному или немногим из этих отделов, как специализируются литераторы или ученые. Значение каждого из этих видов Ж. менялось и меняется в различные времена и у различных народов в зависимости от общей культурной их жизни, как эти проведено в различных статьях Словаря, посвященных истории школ Ж.
Техника живописи.
Это слово имеет двоякое значение: во-первых, им обозначают совокупность приемов, которыми определяется эстетико-практическое знание художника, направленное к наилучшему пользованию красками в другими материальными средствами для наиболее совершенного исполнения картины в смысле подражательности, как она была определена выше. Эта техника видоизменяется в зависимости от рода материалов, избранных для Ж.: Ж. масляными красками, Ж. акварелью и т. п. требуют каждая своего рода техники. И, однако, художник может иметь свою индивидуальную технику, позволяющую ему достигнуть желаемого впечатления легче или иначе, чем достигает того другой, приобретший иную технику; это есть художественная техника, в высшем значении этого термина. Другой род техники Ж. излагается в целом ряде правил, доступных всякому и с исполнения которых должны начинать приступающие к замятиям Ж. Сюда должно войти первое знакомство с материалами, столь разнообразными, смотря по техническому роду Ж. В техническом отношении Ж. может быть масляная, акварельная, гуашь, пастель, темпера, фресковая, восковая (вообще и энкаустика в частности). Сюда надо прибавить Ж. на стекле и на фарфоре, соединенную обыкновенно с обжиганием посуды, а с нею и красок, при более или менее высокой температуре. Изучение красок, тех материалов, на поверхности которых пишутся картины, способы закладывания красок и весь вспомогательный материал, нужный для живописца – все это составляет предмет множества сочинений более или менее практического характера, Здесь вкратце описана техника акварельной Ж. в виде дополнения к статье акварель; описание других технических родов Ж. – под соответственными названиями.
Вообще все технические виды Ж. могут быть разделены в оптическом отношении на матовую или блестящую. Матовый вид имеет гуашь, пастель, темпера, фреска, восковая Ж.; блестящую поверхность имеют масляные картины, покрываемые вдобавок лаком, что еще более усиливает их отблеск. С физической точки зрения представляется большая разница между матовыми и блестящими красками: в первых скала светотени ограниченнее, чем во вторых. Оптическое расстояние между белым и черным цветными карандашами (пастель) значительно менее, чем между белою и черною масляными красками. Свет, падающий на матовые краски, сообщает им некоторую белесоватость и отнимает у темных тонов то, что художники называют прозрачностью – свойство, по которому и в темных частях картины видны выступающие из глубины предметы. Краски с блестящею поверхностью, принимая на себя свет, отражают часть его в сторону и без изменения, остальная же преобразовывается в поверхностных слоях красок и показывает их красочные свойства во всей полноте. Блестящие краски представляют однако то неудобство, что рассматривать картину можно только с некотор. определен. мест, что картина должна быть наклонена к стене для устранения отражающего света. В ряду разных технич. родов Ж. фреска, гуашь, пастель суть самые матовые.
Акварель занимает по оптическим свойствам промежуточное и вообще особенное место между различными родами Ж. Краски, служащие для акварели, содержат в себе некоторое количество гумма, сахара и пр. и при употреблении натираются с водою на блюдечках, или же прямо (так ваз. медовые краски) берутся кистью, смоченною водою, с плиток или чашечек. Акварелью пишут на бумаге: наложенная на нее краска, по высыхании, образует слой такой тонины, что почти все краски становятся прозрачными. Свет, падающий на акварель, проходит чрез тонкий слой краски до бумаги и, отразившись от нее вторично проходит чрез тот же слой; выходя из него, цветной свет содержит в себе значительную часть белого света, что и отзывается неблагоприятно на темных тонах, не достигающих достаточной глубины и прозрачности. Вообще же прозрачность акварельных красок дает особенно приятный и характерный вид красочным тонам, а наложение прозрачных слоев краски одного на другой дает способ составления новых тонов, трудно достижимых другими приемами. Особенность акварельных слоев, наложенных на бумагу, состоит в том, что по высыхании они становятся светлее и более матовыми; пока бумага еще влажна – красочные тона чище. Вдобавок, пределы покрытых краской частей рисунка представляются резкими, более темными, чем ограничиваемые ими плоскости; отсюда необходимость для слияния соседних тонов между собою держат бумагу рисунка постоянно влажною во время работы, посредством подкладывания под нее мокрых листов другой бумаги, быстрым обливанием ее с лицевой стороны и другими приемами.
Светлые места в акварели достигаются или оставлением соответствующих частей рисунка непокрытыми краской или вымыванием в наложенном слое таких мест кистью или маленькой губкой, также вбиранием влажной еще краски наложенною пропускною бумагой. Покрывают также предварительно раствором каучука в эфире места рисунка, долженствующие остаться белыми, а по окончании акварели снимают тонкий слой резины трением пальца или замшей; в некоторых случаях выскабливают краску до белой поверхности или наконец накладывают светлые места непрозрачною краскою, гуашью. Вообще многие акварелисты прибавляют к краскам несколько белил в известных случаях, а иные решительно соединяют чистую акварельную работу с гуашью. Трудность акварели состоит в том, что средства изменения рисунка и тонов в ней весьма ограничены: выскабливание и вымывание кистью и губкой легко могут довести до неисправимого загрязнения всей картины. Эти трудности служат причиною, что акварелью гораздо реже, чем масляными красками, пишут на сложные темы, исполнение которых не дается сразу. Переменить положение фигуры в картине, а тем более перенесение ее в другое место картины и вообще постепенное развитие и улучшение сочинения (композиции) в акварели, уже достаточно подвинутой вперед, есть дело невозможное. Но этот род живописи приносит большую пользу для эскизов каких бы то ни было картин, из-за быстроты работы, вследствие быстрого высыхания красок на бумаге. В некоторых же родах (цветы, портреты, архитектурные пейзажи) акварель может решительно соперничать с масляною живописью.
Акварель исполняется обыкновенно на бумаге, хотя и сделаны попытки писать водяными красками на холсте, подготавливаемом для этой цели квасцами. Бумага для акварели должна быть высшего достоинства и приготовляется из хороших полотняных тряпок. Лучшею акварельною бумагою считается английская (Ватмана и Гардинга), но теперь начинают обходиться и другими сортами, приготовляемыми французскими и немецкими фабриками. Поверхности бумаги придают, при ее фабрикации, различную степень шероховатости или зернистости, например ватманская бумага бывает трех степеней зернистости. Французская крупнозернистая бумага (papier torchon) годится для акварелей лишь очень больших размеров; мелкие вещи выходят на ней грубо; бумага средней зернистости есть demi torchon. Кроме отличия по роду и величине зернистости, сорта бумага отличаются и толщиной; английская бумага бывает обыкновенно троякого рода толщины Бумага для акварели всегда проклеена – бумага Гардинга – менее, чем Ватмана. Французская бумага, так наз. a lа forme, рекомендуется из-за особого рода шероховатости; другой сорт франц. бумаги (papier de Rome), еще лучшего зерна, имеет однако сине-серый цвет. Из английских сортов заслуживает большого внимания еще Кресвик, хорошо проклеенная с приятным родом зернистости. Немецкие фабрики приготовляют довольно хорошее подражание ватманской бумаге (фабр. Schoeller). Хорошая бумага выдерживает общее смачивание и покрывание краской всей поверхности, повторенное несколько раз; неудовлетворительная – теряет скоро свое зерно и вообще портится. Большие листы бумаги, перед рисованием на них, должны быть предварительно смочены (кроме самых краев) и в таком виде натянуты и наклеены краями на доске или защемлены рамкой стиратора. Из листов меньших форматов делают стопочки, так назыв. блоки; пишут акварелью на верхнем листке, который по окончании работы легко снимается с нижних ножичком. Краска должна ровно ложиться на хорошей бумаге; иногда для этой пели прибавляют к воде несколько бычачьей желчи. Для акварели употребляются и лаки, однако не с целью покрытия их лаком, наподобие масляных картин, но лишь для сообщения прозрачности темным местам акварели, обыкновенно лишенным этого свойства из-за белесоватости.
Материальная часть акварелиста гораздо менее сложна, чем для Ж. масляными красками, и занимает гораздо менее места. Ящик с красками имеет крышки, служащие одновременно палитрой; металлический футляр или флакон с чашечками назначается для воды, а иногда и для хранены кистей. Кисти приготовляются из волоса пушных зверей (куница, соболь), что требует большой тщательности, и потому цена им высокая, но зато акварелисту достаточно полудюжины кистей, тогда как Ж. масляными красками требует гораздо более кистей, которые вдобавок гораздо скорее портятся, чем акварельные. Губка, замша, стальные скоблилки, агатовые гладилки и некоторые другие принадлежности дополняют багаж акварелиста. Технический сведения об акварельной Ж. см. Karl Robert, «L'aquarelle» (1879); «Traite d'aquarelle par Cassagne» (1875; есть русский перевод); «Die Technik der Aquarell Malerei von Fischer» (1888); «Об акварели» П. Маркова (1875); Jules Adeline «La peinture a l'eau». Сведения о красках во всех этих сочин. часто неосновательны: непостоянные краски не резко выделены из прочих.
Ф. Петрушевский.
Животное
Животное. – Термином Ж. означают представителей одной из двух больших групп или царств, на которые распадается вся совокупность живых существ. Различие между Ж. и растениями, к которым принадлежат все остальные живые существа, является крайне резким и характерным и не представляет никаких затруднений, пока мы ограничиваемся высшими представителями той или другой группы; но по мере того, как мы переходим к организмам ниже стоящим по степени сложности строения, различия все более и более сглаживаются, признаки, характеризующие Ж., оказываются свойственными и растениям, и наоборот. Наконец среди простейших живых существ, одноклеточных организмов, мы находи м много таких форм, принадлежность которых к тому или другому царству крайне трудно определить и относительно которых приходится руководиться сравнением с такими низшими организмами, которые мы можем с уверенностью относить к тому или другому царству. Но и этот прием оказывается иногда недостаточным. Имея дело с Ж. относительно высоко организованными, мы отличаем их по свободному и произвольному движению, проявлениям сознания и чувствительности, общему виду и строению тела, а также особенностям в строении тканей, способах размножения, химическом составе и обмене веществ. Однако ни один из этих признаков не дает нам надежного общего критерия для отличия всякого Ж. от всякого растения. Способность движения свойственна в весьма малой степени многим из Ж., именно прикрепленным к одному месту, сидячим; все движение их может сводиться к изменению положения лишь некоторых органов, иногда даже ограничиваться открыванием и закрыванием отверстий (напр. губки, некоторые оболочники). С другой стороны способность движения, в ответь на внешнее раздражение, свойственна некоторым высшим растениям и достигает наибольшей степени у так называемых насекомоядных растений и мимоз. У низших растений способность движения широко распространена то в стадии подвижных зародышей, то в течение более или менее значительных периодов или даже всей жизни. Способы движения у низших растении и Ж. одинаковы: движение многочисленных мерцательных волосков, или менее многочисленных и более крупных жгутиков, или путем выпускания и втягивания отростков протоплазмы, или общего передвижения, переливания ее. Вместе с тем, переходя в низшим Ж., мы все более и более утрачиваем возможность судить о степени сознательности и произвольности движений и наконец у одноклеточных Ж, и растений наблюдаем совершенно одинаковые явления и никаких объективных оснований для суждения о произвольности и сознательности мы не имеем. Вдобавок анестетические вещества оказывают одинаковое действие на чувствительность и движение у представителей обоих царств. С другой стороны и форма тела у многих низших Ж., а особенно у одноклеточных, не дает оснований для того, чтобы отличать их от растений. Разнообразные системы внутренних органов могут у некоторых Ж. отсутствовать, напр., органы пищеварения у ленточных глистов, нервная система у губок, наконец у одноклеточных различия в этом отношении совершенно исчезают; кроме того у низших Ж. мы встречаемся с такими же затруднениями при определении границы индивидуальности (см. ниже), как у растений. Гистологическое строение Ж. и растении тоже не дает надежных и общих различий: и у Ж., и у растений встречаются и голые клетки, и покрытые оболочками, а у одноклеточных различия этого рода, конечно, имеют еще менее значения. Хотя формы размножения у высших организмов и представляют значительный особенности, но сущность полового размножения одинаково сводится в обоих царствах к слиянию содержимого женской и мужской половой клеточки, а у низших (особенно одноклеточных) и самые формы соединения у Ж. и растений в общем одинаковы; притом многим Ж. свойственно и бесполое размножение (образование почек, деление). Вопреки господствовавшему прежде мнению, химически состав растений и Ж. в существенных чертах одинаков; клетчатка растении очень близка к туницину мантии оболочников, рядом с крахмалом существует гликоген и т. д. Питание и обмен веществ тоже не представляют существенных различий между всеми Ж. с одной стороны и всеми растениями с другой. Жизненные процессы в обоих царствах одинаковы по существу, сопровождаются поглощением кислорода и выделением углекислоты и переходом органических соединений в более простые. Подобно Ж., растения, лишенные хлорофилла, нуждаются в органических веществах, а некоторые хлорофиллоносные растения (насекомоядные) обладают способностью переваривать животную пищу. Образование органических веществ из неорганических под влиянием света свойственно лишь растениям, заключающим хлорофилл или вещества, подобные ему, а следовательно признак этот свойствен лишь некоторым растениям; кроме того хлорофилл встречается и у некоторых Ж. (по всей вероятности, здесь происходит симбиоз одноклеточных водорослей с Ж.). Итак нет ни одного признака, который мог бы служить всегда надежным критерием для того, чтобы отличить Ж. от растения, и мы должны смотреть на оба царства, как на две группы органических форм, развившихся в разных направлениях из одного общего источника. Естественно, что чем более мы приближаемся к этому общему источнику, тем более сглаживаются различия. Э. Геккель предложил отделить организмы, стоящие на границе животного и растительного царств, в особое царство протистов, но такое деление не представляет удобств: одни протисты ближе к Ж., другие к растениям и, принимая классификацию Геккеля, мы должны определить границу между протистами и Ж. и между протистами и растениями.
По строению Ж. распадаются на две больших группы: Ж. простейших или одноклеточных (Protozoa) и многоклеточных (Меtazoa). Тело первых состоит лишь из одной клеточки или известного числа сходных клеточек, способных ко всем функциям, из которых слагается жизнь организма (реже между клеточками такой колонии существует некоторое различие); все приспособления к различным функциям, разделение труда ограничиваются частями клеточки. Тело многоклеточных животных представляет собрание более или менее значительного числа более или менее разнородных клеточек, между группами которых происходит разделение труда. Последнее может достигать различных степеней сложности и соответственно этому возрастает сложность строения и совершенство отправлении организма. Все клеточки образуют одно целое и отдельные элементы обладают сравнительно малой степенью самостоятельности. Путем развиты новых Ж., не отделяющихся вполне от Ж., произведшего их, возникают колонии, отдельные индивиды которые в большей или меньшей степени утрачивают свою самостоятельность, играя иногда по отношению ко всей колонии такую же роль, какую орган играет по отношению к целому организму. В таких случаях бывает трудно решить, имеем ли мы дело с одним индивидом или с целой колонией. Для различных деятельностей организм многоклеточного Ж. обладает специальными орудиями, органами, слагающимися из более или менее сложных групп клеточек. Обыкновенно делят органы Ж. на органы растительной и животной жизни: первые заведуют функцией питания (в широком смысле слова) и размножения, вторые – ощущением в движением. Если для известной цели служит целая группа органов, то она называется системой органов (напр. система органов пищеварения и т. п.). Число сходственных органов и расположение их определяет план строения Ж. Если органы образуют известное число (2, 4, 5, 6 и более) сходных групп, симметрично расположенных вокруг общей оси, то такое расположение называется лучевою симметрией (2-4-лучевой и т. д.), а сходные группы – антиметрами. Если парные органы располагаются по сторонам продольной вертикальной плоскости, проходящей через тело Ж., то получается двубоковая симметрия. Могут встречаться переходы между тою и другою (так у большинства иглокожих лучевая симметрия кажущаяся, приближающаяся в различной степени к двубоковой). Наконец тело может иметь совершенно неправильную форму и расположение органов. Иногда сходный группы органов располагаются последовательно в ряд, тело Ж. состоит тогда из сегментов, сегментировано (подобное явление наблюдается иногда и на сложных колониях). Каждое многоклеточное Ж., если оно не произошло путем деления или почкования, развивается из одной клетки путем более или менее минного ряда изменений – это онтогенетическое развитие Ж. Под именем филогенетического развития подразумевают тот ряд изменений в течение ряда предшествовавших поколений, посредством которого Ж. получило свое современное строение.
И. Кн.
Жига
Жига (giga – итал., gigue – франц.), старинный итальянский танец, перешедший во Францию и Англию. Размер 6/6, 12/6, темп скорый, склад двухколенный. У Баха и Генделя этот танец получил полифоническую художественную обработку, писался в форме фуги и составлял часть сюиты. В XII ст. Ж. называлась маленькая скрипка, на которой играли танцы; из них один и получил свое название от этого инструмента.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 40 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close