Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:36
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Житомир
Житомир – губернский город Волынской губ., на р. Тетереве и ее притоке Каменке, на плоской возвышенности, перерезанной глубокими оврагами, с 19-ю предместьями. Жителей (в 1891 г.) – 69785, из них православных 23500, раскольников – 1073, евреев – 24062, римско-католиков – 9009. Частных домов 4480, общественных – 40. Православных церквей 16, раскольнических молелен 2, католических церквей 2, протестант. церквей 2, еврейск. синагог 3, молитвенных школ 46. Мужская гимназия с 705 учащ., 4-классная прогимназия с 195 уч., женская гимназия с 353 уч., римско-католич. духовная семинария с 63 уч., училище для девиц духовного звания с 218 уч., фельдшерская школа, духовное училище, ремесленная школа при сиротском доме, образцовое 2-классное город. училище, мужское и женское учил., с приготовительными при них классами и рукодельным – при женском училище, 1 городское приходское училище с ремесленным классом, частное учебное заведение; еврейские учебн. заведения: 1 казенное начальное, 1 талмуд-тора, 41 хедер и 3 частных. В 1889 г. учащихся было во всех учебн. заведениях 2552 мал. и 938 дев. Город дает на учебные заведения 4130 р. Публичная библиотека содержится на счет казны. При библиотеке музей горных пород и минералов, образцов почвы Волынской губ. и старинных монет. Одна казенная и 5 частных типографий, нисколько книжных магазинов (при одном библиотека для чтения), 5 фотограф. Благотворительное общество, сиротский дом, приют, местное управление общества красного креста; при мужской и женской гимназиях есть общества для пособия нуждающимся учащимся. Городская больница, военный лазарет, еврейская больница, родильный приют. Аптек 5. Богаделен 2 (1 еврейская). В 1890 г. всех городских доходов было 202427, а расходов 171465 руб., из них на городское самоуправление 34617 р. Общественных лавок 93, частных 967; более 300 складочных магазинов. Ремесленников (1890) было: мастеров 1370, подмастерьев 1986, учеников 1247. В 1891 г. фабрик и заводов было 80, с производством на сумму 309210 р., в том числе 2 табачных фабрики (с оборотом в 148701 р.), 1 винокуренный (84664 р.), 5 мыловаренных, 1 перчаточный, 3 свечных, 9 кирпичных, 2 красильных и т. д. Общество взаимного кредита, ссудосберегательное товарищество, общество взаимного вспоможения, общ. городского взаимного страхования от огня имуществ. Общество врачей. Театр. Дилижансы ходят в Киев и в Бердичев, ближайший жел. дор. пункт. Ср. Вержбицкий, «Краткое описание Житомира», «Памятная книжка Волынской губ. 1888 г.»; А. Ф. С.
Житомир (в естественноисторическом отношении) – построен на гранитной почве, которая обнажается величественными скалами в долине реки Тетерева. Здесь встречаются многие разновидности гранита (гранитит, микрогранит, турмалиновый гранит, гранатоносный гранит, жилы змеевика и др.) и гнейса (очковый гнейс по рч. Каменке), а также крупные кристаллы дымчатого кварца; выше залегают пески с валунами в мощный лесс. Река Тетерев имеет у Ж. до 20 саж. ширины и местами очень значительную глубину, образуя воронкообразные впадины между скалами. Местами на реке образуются заборы, пороги и водопады (до 1/2 саж. высотою). Из утесов некоторые издавна получили особые названия (скала Сокуля, скала Чацкого с пещерами, по-видимому, служившими жилищем доисторическому человеку, и др.). Скалы эти разрабатываются каменоломнями (ежегодно более 1000 куб. саж.) и обделываются на месте; из гранита здесь вытесывают памятники, плиты, ступени для лестниц и проч. Город Ж. стоит на рубеже Полесья с безлесными пространствами, на северной границе так наз. «предстепья» (А. Н. Бекетова), где происходить борьба между степной и лесной растительностью. Из редких растений здесь найдена вудсия.
П. Т.
История. По местному преданию, Ж. основан около 884 г. по Р. X., любимцем Аскольда и Дира – Житомиром, не пожелавшим служить Олегу. Первое летописное упоминание о Ж. относится к 1240 г., когда его разорили татары (он страдал от них еще несколько раз, до XVII в.). В 1320 г. Гедимин взял Ж. и присоединил его к Литве. Ок. половины XVI ст. Ж. представлял крайне бедное, всего с 49 мещанскими домами, местечко. По описи 1572 г. в нем было 142 двора, небольшой замок и старостинский дворец. В 1596 г. установлены в городе две ярмарки, оживившие торговлю и улучшившие материальное положение населения. В 1648 г. Ж. был разорен казаками Хмельницкого, а через 3 года под ним был разбит Хмельницким и Богуном польский вождь кн. Четвертинский. В 1686 г., когда Киев остался за Россией, Ж. назначен главным городом уменьшенного Киевского воеводства. В 1724 г. в Ж. иезуиты основали монастырь и школу; в 1765 г. в ней было 5 церквей (2 православные и 3 католические), огромный дворец и 285 домов. Когда Волынь была присоединена к России, Ж. сделан уезд. гор., а в 1804 г., за неимением в губ. г. Новоград-Волынске удобных зданий для присутственных мест, сделан губернским городом Волынского наместничества. Герб города – «на голубом поле отверстые ворота, с тремя на них башнями».
В. Р.
Житомирский у. занимает 6740 кв. в. Северная часть уезда имеет равнинный характер. Южная же часть холмистая. Возвышенности южной части уезда служат водоразделом р. Тетерева и его притоков. Подходя к самому Тетереву, они образуют нагорный правый его берег. Высота гор, понижаясь постоянно к северу, простирается при с. Озадовке до 910 ф., при с. Швейковке до 882 ф. и у м. Кодни до 809 ф. над уровн. моря. Из р. Тетерев протекает по уезду на 100 в. Из его притоков: справа Тетеревка, Крута, Глубочек и др., а слева – Березовка, Каменка, Сенька и т. д. Приток р. Припяти, Уж, принадлежит уезду только верховьями. Лесу (1882) было 250890 дес. Под дубом было 40 % всего лесного пространства, под сосною 31 %. Кристаллические породы господствуют в уезде. В южной части встречается участками почва черноземная. Из глинистой почвы в южной части встречаются небольшие площади. За исключением небольших участков вся южная часть песчаная. Северная часть имеет почву глинистую, с большею или меньшею примесью чернозема и песку и требует значительного удобрения. Из минералов известен красный гранит, пикарщинский, в окрестностях с. Пикарщины. Многочисленные изобильные обнажения гранитов на берегах Тетерева и его притоков. В некоторых местах в виде скал они подымаются по 15 и 20 саж. в вышину, как напр. у Ж. и Шумска, а у с Трощи двумя террасами до 40 саж. у с. Шумска обнажения представляют тип порфировых скал, которые прорезываются во многих местах жилами кварцитовых порфиров (фельзитов). Обнажения гиперитов (лабрадора) у м. Горошек неисчерпаемы. Кроме того, гипериты открыты в с. Крапивне и Лесовщине, Камень с. Лесовщины, весьма редкой и оригинальной красоты, отличается необыкновенною крепостью, зависящей от преобладания в нем кварца. Вообще гипериты занимают значительные площади СВ части у. Кристаллический кварц был найден в окрестностях Ж. на берегу р. Тетерева. Горный хрусталь, по исследованию Оссовского, занимает около 10 кв. в. между у Дашенкою и Краевщиною. Иногда вес хрусталя доходит до нескольких пудов. Из других минералов в у. встречаются мергель. мел; каолин или фарфоровая глина, по р. Тетереву. Из всех мест добывания каолина следует отметить логовище его в с. Бурковцах, занимающее несколько десятин; здесь пласт каолина замечателен толщиною своей, доходящей местами до 3 арш. Железная руда, отличного достоинства, распространена на прибрежном пространстве. р. Тетерева. Логовища Ульяновецкие содержать руду черную, называемую здесь «корн» и дающую 84 и 85 % железа. По сведениям за 1890 г., добыто в у. железных руд около 850 тыс. пуд. Выделано железа сортового, полосового и обрезков на Денешевских завод. 115021 пуд., чугуна 66153 пуд., чугунных изделий 14700 п. Добываются также гранит и гнейс. Железные дороги проходят по у. на 37 в., шоссейных дорог 34 в., почтовых дорог 169 в. Сельская почта. Жит. 281387 (142250 муж. и 139187 жен.). Православных 183488, католиков 30293, протестантов 37410, баптистов 3466, евреев 22636. Дворян потомственных 1936, мещан 56659, сельского сословия 186524, военного 27350, иностранных подданных 6468. Всех поселений 657, не считая города. 161 православн. церкв., 1 монастырь, 12 часовен, 4 расколн. мол., 12 костелов и 15 каплиц, 21 протестантских кирк, 9 синагог и 31 мол. евр. дома и 7 баптистских молитв. домов. В 1884 г. евреи жили (кроме Ж.) в 18 местечках (11740 ч.) и в 480 селах и дер. (7160 ч.). Еврейская земледельческая колония одна, с 97 жит. В 1861 г. немцев-колонистов было 4539 ч.; в 1874 г. всех немецких колоний было 80 и в них жило 12719 ч. В 1884 г. чехов было 2065 ч. Всех колоний иностранных поселенцев было 169 и у них было 89476 дес., из которых 58731 дес. собственной, а остальная в долгосрочной аренде. Главное занятие жителей земледелие. Из 701634 д. в 1882 г. под пашнею было 251469 д., под сенокосами 116095 д. Землевладельцев было (1882) 839 ч. и у них земли 372378 д. Русских было 36, 5 %, поляков 45 %, немцев 14 %. Свыше 10 т. д. было у 7 землевл., от 2 до 10 т. – у 21, от 500 до 2 т. – у 130 и менее 500 д. – у 681 землевл. Правительство продало на льготных условиях русским 37 участков, а всего 15418 д. Из хлебов в у. сеют пшеницу, рожь, овес, картофель. Под свекловицею в 1882 г. было 7851 д. Пчельников 520, с 9626 ульями. Скотоводство в у. развивается. В 1891 г. было лошадей 84321, рогатого скота 74654 ш., овец – 78958, свиней – 65722, коз – 1243. Всех фабрик и заводов о 1691 г. было 104, с оборотом на 4006912 р.; 5 сахарных заводов (3315049 р.), 11 винокуренных зав. (354313 р.), 1 железоделательный (119 т. р.), 2 чугунно-литейных (53300 р.), 13 стекольных (78650 р.), 18 кожевенных, 1 свечной, 1 маслобойня, 3 пивоваренных, 2 медоваренных, 27 смоляных, 7 лесопилен, 10 кирпичных, 1 известковый, 1 фарфоровый, 1 спичечная фбр. Ремесленников в у. было (1889 г.) 5394 ч. Училищ мин. нар. пр. было одно двухклассное, 30 одноклассных, с 1 рукодельным классом и 1 кл. для взрослых, 83 церковно-приходских школы, 19 школ грамотности. Больниц 5, при сахарных зав., врачей 8; 2 мировых участка, 12 вол., 278 сельских обществ. Около г. Ж. разрыта группа курганов (см. С. Гамченко «Житомирский могильщик»); много находок сделано и в других частях уезда. Ср. Баторевич, «историческое значение городищ и сведения о городищах и курганах, существующих в Волынской губ.» («Волынские Губ. Вед.» 1881 г., № 28). А. Ф. С.
Жмыхи
Жмыхи. – Когда из семян масличных растений бьется масло, то, кроме этого главного, составляющего цель фабрикации, продукта получаются, как остаток семени – выжимки, которые одни называют жмыхами, другие избоиной, а в иных местах, напр. в Ярославской губ., дурандою. В России бьют масло, главным образом, из семян льна, подсолнечника и конопли. Из этих же семян у вас получаются и Ж. Первый продукт – масло – потребляется больше в самой России, но наибольшая часть Ж. отправляется за границу, преимущественно в Англию, которая собирает их, можно сказать, со всего света; идет много жмых в Германию и Данию. В 1865 г. было вывезено от нас Ж. всего на 295770 руб.; в 1870 г. уже более вдвое, именно на 669176 р.; в 1878 г. – 1497851 пд. на 1312264 р.; в 1880 г. 1694837 пд. па 1761085 р.; в 1889 г. одних подсолнечных Ж. было вывезено 2434000 пд. на 1637000 р.; в 1890 г. 1962354 пд. на 1379856 р. и в 1891 г. 2522000 пд. на 1852000 р. Но это составляет только четвертую часть вывоза всех Ж. Наибольшее количество масла и Ж. у нас получается из льняных семян, так как лен сеется во всей России. Их в 1891 г. было вывезено в Зап. Европу 4205143 пд. и в Финляндию 64110 пд., а всего 4279253 пд. Количество Ж. конопляных, вывозимых за границу, превышает 1000000 пд. Рапс и сурепица, которые тоже начинают входить у нас в число культурных растений, вывозятся большею частью зерном. В 1892 г. всех вообще Ж. было вывезено 11483000 пуд. на 9220000 р.
Отсюда видно, что требование на Ж. за границу из году в год увеличивается. В 1891 г., когда вследствие сильного неурожая, воспрещен был вывоз из России ржи и пшеницы, такое же воспрещение последовало и относительно Ж., но очень скоро было отменено, очевидно вследствие ходатайства маслобойных заводчиков, у которых Ж., вследствие слабого потребления их в России, могли остаться на руках, а хранение их в больших массах затруднительно, так как Ж. легко портятся. Остановимся на рассмотрении значения Ж., как одного из самых лучших прибавочных кормов наших домашних животных, для каковой цели они так охотно скупаются за границу. Большая или меньшая ценность всякого корма определяется его составными частями. В этих видах разные Ж. давно подробно химически исследован. Много произведено и прямых опытов с Ж. относительно переваримости и действия их на животных откармливаемых, дойных и т. п. По средним данным из многочисленных анализов, Ж. содержат
Во-ды Азотис-тых ве-ществ Безазотис-тых экстрактив-ных веществ
Дре-весины Зо-лы Мас-ла
Льняные 12 28 30 11 8 11
Подсолнеч-ные 9,3 35,3 23,5 10,6 7,9 13,4
Конопляные 11,6 30,2 19 22,9 7,8 8,5
Рапсовые 11,5 31,6 29,3 11 7 9,6
Что прежде всего бросается в глаза при рассмотрении этих анализов, это – богатство Ж. азотистыми веществами (28 – 35 %). По количеству таких веществ Ж. вдвое выше хлебных зерен и всяких отрубей. С ними могут равняться только горох, бобы и вообще семена растений бобовых. А так как большая часть кормов, идущих скоту, особенно солома, мякина, картофель, турнепсы и т. п. сравнительно бедны азотистыми веществами, и так как при недостатке последних в кормах затрудняется усвоение и безазотистых веществ, особенно клетчатки, то понятно, какую приобретают важность Ж. тем, что, при помощи их, легко восстановлять желаемое в кормах равновесие между тою и другою группою составных частей разных кормов. Другими словами, благодаря небольшой прибавке в корм Ж., можно с выгодою скармливать самые тяжелые для пищеварения корма, как, напр. : солому, перестоявшую траву и т. п. Затем Ж. содержать много жира (масла до 10 %). а жир принадлежит также к важным питательным веществам. Он дает материал для дыхания, вместе с азотистыми веществами принимает участие в образовании и возобновлении клеточек в животном организме, содействует умножению маслянистых частей в молоке и, наконец, может отлагаться в животном организме. Между тем жиром все корма большею частью бедны. Так солома, картофель, травы содержат их всего 0,1 – 1,5; сено – 3 – 4, пшеничные отруби тоже 3 – 4 проц. и т. д. В Ж. же, смотря по роду масличных семян и по способу выбивания масла, от каждых 100 фн. семян остается от 5 – 10 фн. масла.
Таким образом с теоретической точки зрения значение жмыхов в виде добавки к большой части кормов, потребляемых нашими домашними животными, совершенно ясно. Но довольно есть и прямых опытов, подтверждающих полезность Ж. для сказанной цели. Так в тех местах Ярославской губ., где существуют крестьянские маслодельни, каждая хорошая хозяйка запасается льняными Ж. для посыпки ими соломенной резки, которая дается дойным коровам. Опыт научил их, что от такого сдобренного Ж. корма коровы прибавляют молока, которое притом становится на 3/4, до 11/4 % жирнее, как это доказано давно. Живущим в Западном крае хорошо известно, что коровы, содержимые евреями, отличаются замечательною молочностью. Те же коровы, перешедшие в другие руки, становятся менее молочны, а евреи, как знает житель каждого местечка, много скупают Ж., особенно конопляных, и не скупятся давать их своим животным. Но есть и прямые опыты, которые подтверждают увеличение удоев при даче коровам Ж., при чем в общем оказалось, что, смотря по условиям (та или другая порода и т. п.), на каждый скармливаемый фунт Ж. получается прибавка в удое молока в 1/2 – 11/2, фунт. и в весе животных 1/10 ф. Относительно последнего, т. е. действия Ж. на прирост в весе, Вольф, производивший названные опыты, дает такое заключение, что прирост мяса от Ж., когда все условия благоприятствуют их действию, достигает такой высоты, какой нельзя достигнуть ни при каком другом корме. Свидетель этому вся Англия. Известный германский ученый Грувен заверяет, что своими поразительными результатами откорма животных англичане обязаны, главным образом, жмыхам, которые они скармливают огромными массами. Как для поддержания плодородия своих полей Англия старается везде, где можно, забрать кости, так для поддержания своего первенства в искусстве, помощью откорма, производить чудовищных животных, повсюду скупает льняное семя и всякого рода Ж., а мы русские как в том, так и в другом случае остаемся совершенными данниками англичан. Крупные фермы Линкольского и друг. графств покупают их на 400 – 500 ф. ст. ежегодно. Но англичане ценят в жмыхах не только прямое их действие на повышение молочности, прирост мяса и жира и т. п". но и действие их на навоз. По наблюдениям английских хозяев, навоз от животных, которым прибавляют в корм Ж., увеличивает урожайность хлебных растений, по крайней мере на 10 %. По Вольфу, из азота Ж., при даче их молочным коровам, на молоко идет всего 1/6, а при откармливании животных на образование мяса только 1/4 – 1/3 ч., а остальной азот Ж. вместе с извержениями поступает в навоз, отчего, понятно, увеличивается удобрительное действие. Кроме того навоз от Ж. обогащается фосфорною кислотою и кали. В льняных Ж. содержание азота равно 4,5 %, фосфорной кислоты 2,27 % и кали 1,75 %. Поэтому в некоторых странах, как напр. в Бельгии, где издавна заведено удобрение полей людскими экскрементами в жидком виде, это удобрение часто сдабривается Ж., но для этой цели берут Ж. худшего качества, напр. успевшие как-нибудь загнить и прогоркнуть, что нередко случается особенно с нашими Ж., так как они из-под рычажных прессов выходят в виде караваев до пуда весом. Сдабривать навоз или мочу хорошими, годными в корм скоту, жмыхами было бы очень дорого.
Ж., судя по их составу, должны быть хорошим суррогатом молока для молодых животных, когда приходит время отучать их от материнского молока. Опыт и практика вполне подтверждают такое предположение. Особенно пригодными оказались, напр. для телят льняные Ж.. так как по количеству азотистых веществ и жира они довольно близки к коровьему молоку. Тем не менее молодые животные неохотно пьют пойло, в котором распущены Ж. Хорошо действуют льняные жмыхи при откармливании телят на убой, а равно очень полезны коровам, как во время их стельности, так и после отёла, но при умеренной даче (2 – 3 ф. в день). Вообще Ж. надобно признать за одно из лучших кормовых средств для всех домашних животных, а всего более для крупного рогатого скота и для овец, когда ставят их на выкормку. Свиньям даются Ж. также преимущественно при выкормке и то небольшими порциями (1 – 2 ф.). Дают Ж. и лошадям. За границей наиболее подходящими для этих животных признаны Ж. земляных орехов (Arachys hyppogea), но у нас дают и другие Ж., напр. подсолнечные. В Воронежской губ. по берегам р. Битюга, в окрестностях селения Шукавка, где когда-то был рассадник наших битюгов, крестьяне посыпают месивку Ж. и кормят таким кормом как взрослых, так и молодых лошадей. Тем не менее много давать Ж. лошадям не следует (довольно 1 – 2 ф. в день). Они могут заменять только часть овса, но не весь его рацион. Ж. хороши для производства мяса и жира, но не силы, почему их редко дают рабочим волам. Ж. получаются от всех растений, из которых добывается какое-нибудь масло, по некоторые из них совсем непригодны на корм скоту, напр. Ж. горчичные, рициновые (от семян клещевины, дающей касторовое масло), оливковые и др. Но самыми полезными для всякого скота считаются льняные. На вкус они мягки и приятны и легче других перевариваются (у льняных семян кожура тонкая), а по большому содержанию слизи имеют и диэтетическое значение, Затем должны бы иметь большое значение для русского хозяйства Ж. подсолнечные. По содержанию азотистых веществ и жира они даже несколько выше льняных, затем они всегда чище от посторонних примесей, напр. семян сорных трав, между тем в семенах льняных, а следовательно и в Ж. от них, очень часто много бывает таких примесей (30 – 40 ф.). Тем не менее льняные Ж. для нашего, особенно крестьянского хозяйства всегда будут иметь преимущество пред всеми другими, так как лен всюду сеется, хотя иногда в очень малых размерах, между тем подсолнечник разводится только в некоторых местностях, напр. в губ. Воронежской, Саратовской, в Кубанской области и др. Здесь (главным образом в Воронежской губ.) поэтому и сосредоточены маслобойные заводы, в других же местностях подсолнечные Ж. доставать очень трудно. За границу их отправляют более 2 милл. пудов, но внутри России в продаже они вовсе неизвестны.
Что касается жмыхов конопляных, то они уступают жмыхам льняным и подсолнечным, так как вдвое больше содержат трудно переваримой клетчатки. Во всем остальном они могли бы заменять льняные Ж., но конопли теперь сеют меньше, отчего конопляные Ж. теперь трудные доставать, чем льняные. Потребление конопляных жмыхов ограничивается в настоящее время некоторыми черноземными нестепными губ., где еще довольно сеют конопли, каковы Орловская, Курская, Черниговская, Полтавская и др., а здесь, как известно, мало развито скотоводство, особенно мелочное. Поэтому конопляные Ж., как и подсолнечные, больше идут за границу.
Наконец Ж. рапсовые у нас еще в меньшем употреблении. Рапс от нас вывозится больше зерном. Зато в Германии рапсовые Ж. в наибольшем употреблении, потому что они дешевле других. Но эти Ж., когда их распускают в воде, получают неприятный острый вкус и животные не скоро к ним привыкают. Поэтому рапсовые Ж. советуют давать в сухом виде, посыпая ими резку, а еще лучше употреблять Ж. обезжиренные (рапсовую муку), как они получаются из маслоэкстракционных заводов, где масло не отжимается, а извлекается химическим путем. Есть не мало и других масличных Ж., также годных для кормления скота, каковы напр. пальмовые, кокосовые, кунжутные, маковые и др., но о них, по неупотребительности их в русском хозяйстве, мы говорить не будем.
А. Советов.
Жокей
Жокей (англ. Jockey) – ездовой, правящий лошадьми на конских скачках. любители скакового спорта соединяются в общества – Ж. клубы. Ж. до и после скачек взвешиваются, так как при скачках вес груза, который несет лошадь, должен быть точно определен. Вес Ж. – почти всегда 3 пуда с небольшим числом фунтов. Их специальность требует крайне воздержного образа жизни. Если Ж. – не сам хозяин скаковой лошади, то плата за скачку заранее определяется, помимо процентов от суммы взятого приза. Из них обыкновенно вырабатываются хорошие тренера.
Жонглер
Жонглер, новофранц. jongleur, от старофранц. jogler, jugler (из лат. jocularis ср. итал. giocolare), первоначально значило забавник, игрец. – Средневековая Европа унаследовала от древнего мира бродячих музыкантов и фигляров, представления которых в городах, селах и больших усадьбах до некоторой степени заменяли церковные игры и театральные зрелища. Первоначально эти забавники не имели ничего общего с творцами и носителями национальной поэзии (скальды у скандинавов, scopas у франков и др.), но впоследствии их стали с ними сливать под именем Ж. С IX ст. Ж. упоминаются, как певцы народных песен, сопровождающие свое пение игрой на скрипке, для чего они употребляли особого рода смычок, согнутый в виде лука. Подобно древним германским певцам, они участвуют в походах и сражениях, воодушевляют своими песнями войска, а потом бьются, как храбрые воины; они же служат послами и разведчиками; иные из них состоят при одном дворе, другие постоянно переходят от одного к другому; в общем они – народ неусидчивый и бездомный; отчасти по этому, отчасти по их связи с забавниками низшего рода (joculares), они считаются людьми легкомысленными и у представителей церкви находятся в презрении. Когда, по мере развития национальной поэзии, в ней усиливается элемент личного творчества, Ж., как певцов и исполнителей, противополагают поэтам-изобретателям – труверам сев. Франции, трубадурам южной. Трувер сочиняет поэму о подвигах национального, или провинциального героя); Ж. приобретают у него список поэмы, выучивают ее наизусть и отправляются из замка в замок распевать ее. Если Ж. попадет туда во время праздника или съезда, его не только угостят, во и одарят одеждой, деньгами, конями; все приобретенное таким образом Ж. часто спускает в ближайшей гостинице. При провансальских трубадурах Ж., играющие на разнообразных инструментах, составляют нечто в роде оркестра; но те же жонглеры разъезжают по замкам и без трубадуров, исполняя песни последних. Таким образом они служат посредниками между поэтами и публикой и играют роль живой книги или нынешней периодической печати. Как на С, так и на Ю Франции не всегда возможно провести строго разграничивающую черту между поэтом и Ж. Когда документы говорят о тех почтенных «joculatores» которые воспевают подвиги князей и жития святых, доставляя тем утешение людям в их скорбях" (Summa de poenitentia), они, очевидно, не отделяют поэта от исполнителя. С другой стороны, когда старофранцузские и провансальские литературные памятники рекомендуют хорошему жонглеру не только уметь играть на разных инструментах, но также вертеть на двух ножах мячи, показывать марионетки, плясать, скакать через кольца, бегать на канате, немного колдовать, даже советуют ему иметь при себе дрессированных животных и обезьян, они явно сближают носителя поэзии с площадным фигляром. Такое сближение было тем возможнее, что Ж. распевали не только chansons de geste и любовные песни или серьезные сирвенты трубадуров, но также и сказки самого разнообразного содёржания и фаблио, часто до крайности скабрезные; последний элемент, без сомнения, усилился, когда, по мере возвышения и обогащения городов, Ж. стали распевать свои песни не в рыцарских замкам, а на площадях и ярмарках, и в вознаграждение собирать мелкие монеты с доброхотных дателей. Ж. часто путешествовали и работали целыми труппами, в которых бывали и женщиныжонглерессы, не отличавшиеся, большею частью, строгостью нравов. Эти бродячие Ж. падали все ниже и ниже и обратились в площадных шутов и фокусников, не брезгавших и воровством, а жонглеры, состоявшие на постоянной службе (ministerium) при каком-нибудь дворе, стали называться менестрелями. Жонглерам романских народов соответствуют немецкие шпильманы (Spielleute). См. Leon Gautier, «Les epopees francaises» (П., 1865, 1, 344 и след.); Vogt, «Leben und Dichten der deutschen Spielleute» (Галле, 1876); E. Freumond, «Jongleurs and Menestrels» (Галле, 1883). Ср. A. H. Веселовский, «Разыскания в области русских дух. стихов» (VI – X, СПб., 1883; прилож к XLV т. «Зап. акд. наук», стр. 149).
А. К.
Жрецы
Жрецы (одного корня со словом жертва) – посредники между богами и людьми. При культе предков не было надобности в содействии Ж.: каждый глава семьи (или родоначальник) являлся жрецом этого культа, возносил молитвы, совершал возлияния и жертвоприношения своим домашним (или родовым) богам. Возникновение особого класса Ж. было вызвано появлением общественных жертвоприношений, но в особенности необходимостью специальной подготовки к отправлению культа, для которого, по мере его развития, складывалась известные правила. У всех первобытных народов мы встречаем кудесников, за которыми признается дар вступать в сношения с невидимыми духами и даже принуждать их к послушанию. Cев.-aмepик. медицинмены, бразильские пиаи, южно-африк. жрецы-фетишисты, австралийские и папуасские кудесники, нойды лопарей и проч. – все они служат тому же культу и прибегают к тем же приемам, что и сибирские шаманы, имя которых стало в науке нарицательным. Все они живут вдали от своих племен, воспитывают себе преемников, подвергая своих учеников посту и покаяниям, и лишь после этого передают им свои тайные знания. В процессе дифференциации общества эти жрецы-кудесники послужили ячейкой, из которой развилось сословие, а местами и каста Ж. Могущественные касты Ж. мы находим у целого ряда африканских племен, но особенного развития они достигли в древних теократиях Индии и Египта. У иранцев существовала священная каста Атгарвал, вполне соответствовавшая в древности одноименной касте Индии; и та, и другая состояли, как указывает их название, из жрецов-огнепоклонников, которые впоследствии стали называться магами. В древней Греции, где жреческий культ развился, главным образом, в связи с определенными святилищами, не было жреческой касты, хотя наследственные жреческие роды и были. В Ж. (iereuz) поставлялись обыкновенно лица высших сословий, отчасти посредством выбора, отчасти посредством жребия; где звание Ж. было в известном семействе наследственное, там дело обыкновенно решалось правом первородства или жребием, но иногда решение предоставлялось суду. Ж. мог стать только природный и полноправный член общества, отличавшийся безукоризненной нравственностью, отсутствием телесных недостатков и вообще наружностью, достойной божества. При некоторых культах требовался юношеский возраст или девственность, а при других беспрерывно находились замужние женщины. Большею частью божества муж. пола имели служителями мужчин, женские – женщин. Обыкновенно служба Ж. была пожизненная. Они пользовались доходами с угодий храма, получали определенную часть жертвенных животных и др. приношения и сборы, считались неприкосновенными и имени право на почетное место в театре и в других собраниях. Одежду Ж. обыкновенно носили белую, иногда пурпурную или шафрановую, венки и повязки на головах и длинные волосы. В торжественных случаях некоторые Ж. являлись в типическом облачении божества, представителями которого они служили; часто они даже носили при этом его имя. При отправлении культа Ж. пользовались содействием их помощников, которые распадались на два класса. Одни не находились в тесной связи с культом и исполняли только некоторые временные обязанности, как носильщики священных предметов при процессах, мальчики и девочки, выбранные для хора и т. п. Ко второму классу помощников Ж. принадлежали постоянные служители храма – неокоры или пономари, глашатаи и в особенности музыканты и певцы. Первоначально постоянные помощники Ж. набирались из сословий, служивших за плату, но с течением времени должности эти сделались почетными. В Риме высшая жреческая власть сначала принадлежала царю. После изгнания царей установлена была, для совершения жертв, должность жреца – Rex sacrificulus или sacrorum, жена которого также исполняла должность жрицы и назыв. regina sacrorum (подобным образом и греки во многих местах, по отмене царского достоинства, сохранили титул – царь – для обозначения Ж., заступившего место царя в культе). Впоследствии на ряду с rex sacrificulus стал фламин Юпитера (flamen dialis). Заведываниe религиозным бытом, общественным и частным богослужением перешло в понтифексам, которые имели над всеми жрецами карательную власть и в коллегии которых председательствовал верховный жрец (роntifex maximus), в первые времена выбиравшийся в комициях по трибам; прочив жрецы (sacerdotes) выбирались своими коллегиями, которые охотно назначали преемниками умерших Ж. сыновей их, если они выдерживали установленные испытания. Новоизбранные посвящались понтифексами и авгурами. Впоследствии императоры присвоили себе право избирать жрецов. Требования при выборе жрецов у римлян были приблизительно те же, что и у греков. Одежду Ж. составлял белый плащ (у понтифексов обшитый пурпуровою каймой, у авгуров, фламинов и др. – смешанной с пурпуром) и шерстяная остроконечная шапка (apex). Высшие Ж. имени курульное кресло и ликторов, почетное место в театре и сенате, право на колесницу в процессиях. Все Ж. были свободны от военной службы и от чрезвычайных государственных повинностей, обыкновенно были несменяемы и не могли быть привлекаемы к ответственности гражданскими чиновниками (за исключением цензора). Им были отведены земельный угодья и дома; кроме того они получали известную часть жертвенных животных. Сначала Ж. не допускались к занятию других государственных или военных должностей, но впоследствии от этого правила часто делались отступления. При исполнении богослужебных треб Ж. могли пользоваться содействием своих жен и детей, а при некоторых жертвоприношениях (sacra) у них состояли помощниками еще особые молодые люди и женщины (Camilli, Camillae). Во время империи отдельных коллегий Ж. насчитывалось 23. Учреждение большей части жреческих коллегий римляне приписывали Нуме Помпилию. – У восточных славян, предков нынешнего русского народа, равно как и у южных, не было особого класса Ж., как не было и развитого общественного богослужения. Даже в таких городах, как Новгород и Киев, не было храмов, хотя и были деревянные идолы. В каждом роде старейшина был вместе и Ж.: он приносил жертвы, гадал о будущем. Общественные жертвоприношения совершались старейшинами в естественных капищах – рощах, а также у воды, при чем жертва имела характер трапезы, поставляемой богам и душам умерших. Были у восточных славян и кудесники-волхвы, но они не имели значения Ж., посредников между богами и людьми; они могли вступать в сношения только со злыми духами. У балтийских славян строились храмы, в связи с этим развилось и могущественное сословие Ж. Жрецы балтийских славян носили особое белое одеяние, имели наблюдение за священными конями, содержавшимися при храмах, назначали дни праздников, закалывали жертву, вопрошали богов и предвещали народу будущее, возглашали молитвы, подавали присутствовавшим во храме советы и поучения. Прочная и довольно сложная жреческая организация существовала. у древних литовцев. Духовным главой литовцев был верховный Ж. Криве или Криву-Кривайтис (Криве-Кривейто), имевший пребывание в Ромове; за ним следовали второстепенные Ж называвшиеся вайделотами, а затем низшие степени Ж., носивших различные наименования. Полагают, что власть Криве распространялась не только на народы литовские, но и на некоторые чудские племена (эсты, дивы) и на кривичей, предков нынешних белорусов. Костомаров, сопоставляя слова Криве и Кривичи, приходит к тому заключению, что уже в конце Х и начале XI века жреческое сословие било вполне организовано. В противоположность установившимся воззрениям, проф. А. О. Мержинский оспаривает мысль о широком распространении власти Криве и думает, что Криве – собственное имя последнего Ж. огня в Ромове. Из современных русских инородцев, пребывающих еще в язычестве, но вышедших уже из периода шаманства, особую жреческую организацию имеют вотяки. Верховный Ж., в каждой большой деревне (иногда – один для нескольких деревень), называется туно. Обыкновенно звание и знания туно переходят от отца в сыну, но и всякий изучивший искусство туно может занять эту должность. Туно пользуется громадным авторитетом; он объявляет народу волю богов, но жертвоприношений сам не совершает, избирая для этого особых Ж. Для служения каждому божеству избираются два Ж.; кроме того существуют и др. Ж. второстепенного значения, занимающиеся изготовлением жертвенных яств и исполняющие другие подготовительные к жертвоприношениям работы.
Жужелицы
Жужелицы (Carabidae) – весьма многочисленное (более 8500 видов) семейство жуков, водящееся во всех частях света, преимущественно в умеренных странах, особенно в палеарктической области. Усики нитевидные 11-членистые, верхние челюсти сильно развитые с одним зубцом при основании; глаза небольшие, иногда их вовсе нет; надкрылья по большей части покрывают все брюшко, иногда срастаются; крылья иногда сильно развиты, могут и вовсе отсутствовать; брюшко из 6 – 7 колец. Ноги бегательные с 5-члениковыми лапками; у самца 3 – 4 членика часто расширены. Около заднего прохода открываются две снабженный резервуарами гроздевидные железы, выделяющие едкую вонючую жидкость, которую Ж. могут выбрасывать в своих врагов. Личинки удлиненные, 6-ногие, часто черные блестящие, с маленькой головой и сильными челюстями, подвижны, обжорливы и по большей части хищны. Окукляются под корою, мохом и т. п.; осенью выходят молодые жуки, которые и зимуют. Проворные, по большей части хищные жуки, полезные истреблением вредных насекомых, немногие вредят растениям. Наиболее обыкновенен род жужелица (Саrabus). Крупные или средней величины жуки с 2 шипами на конце голени, яйцевидным брюшком; перепончатые крылья малы или отсутствуют. Многочисленные виды – часто ярких металлических цветов. Часто попадаются на дорогах, полях, садах и т. д.; на добычу выходят преимущественно ночью. Напр. С. hortensis – садовая Ж. – темно-бронзового цвета с рядами точек и золотистых ямочек на элитрах; дл. 21 – 25 мм. Род красотел (Calosoma) похож на предыдущий, брюшко сверху продолговато четырехугольное, крылья есть, элитры выступают в бок, ноги длинные. Жуки и личинки могут лазать по деревьям. С. sycophanta, длиною 24 – 30 мм., голубовато-зеленого цвета, элитры с многими рядами точек; водится преимущественно в хвойных лесах и весьма полезен истреблением вредных гусениц, напр. монашенки, походного шелкопряда и др. С. inquisitor – темно-бронзового цвета с слабым зеленоватым оттенком; элитры с точками и 3 рядами золотистозеленых ямочек; дл. 15 – 18 мм. Водится в северной и средней Европе, преимущественно в молодых лиственных лесах и охотится за гусеницами пядениц и др. Весьма интересную особенность представляют бомбардиры (Brachinus), небольшие жуки с притупленными надкрылиями, при преследовании с треском выбрасывающие едкое выделение задних желез, которое образует на воздухе небольшое облачко. Этим способом жуки защищаются от врагов. Br. crepitans – ржавчинно-красный с черными редковолосистыми надкрылиями, дл. 6 – 8 мм. Водится в Средней Европе, под камнями. В родах Amara, Zabrus и Нагpalus встречаются частью или исключительно растительноядные жуки, приносящие вред, выедая зерна хлебных растений.
И. Кн.
Жуковский Василий Андреевич
Жуковский (Василий Андреевич) – знаменитый поэт. Родился 29 янв. 1783 г., в селе Мишенском, в 3 вер, от гор. Белева, Тульской губ. Отцом его был старик-помещик этой деревни, Аф. Ив. Бунин, а матерью – пленная турецкая девушка. От восприемника своего, бедного дворянина Андрея Григорьевича Жуковского, друга Буниных, новорожденный получил свое отчество и фамилию. Как раз перед рождением будущего поэта семью Бунина постигло страшное горе: из одиннадцати человек детей в короткое время умерло шестеро, и между ними единственный сын, студент лейпцигского университета. Убитая горем Мария Григорьевна Бунина, в память об умершем сыне, решила взять в свою семью новорожденного ребенка и воспитать его как родного сына. Мальчик вскоре сделался любимцем всей семьи. Первоначальное ученье мальчика шло очень туго; 11-ти лет его исключили из тульского народн. училища, «за неспособность», после этого мальчик поселяется в Туле, в семьи своей крестной матери Юшковой, одной из дочерей Бунина. Общество маленького Ж. теперь составили исключительно девочки, что не могло не иметь влияния на еще большее развитие природной мягкости его характера. Дом Юшковой был центром всей умственной жизни города. Вокруг образованной и любезной хозяйки был целый кружок лиц, всецело преданных литературным и музыкальным интересам. 14 лет Ж. поступил в московский благородный университетский пансион и учился в нем четыре года. Обширных познаний пансион не давал, но ученики, под руководством преподавателей, нередко собирались читать свои литературные опыты. Лучшие из этих опытов немедленно печатались в современных периодических изданиях. На втором году пребывания Ж. в пансионе среди товарищей его, в числе которых были Блудов, Дашков, Уваров, Александр и Андрей Тургеневы, возникает даже особое литературное общество – «Собрание», с официально утвержденным уставом. Первым председателем был Ж. В печати Ж. дебютирует «Мыслями при гробнице» (1797), написанными под впечатлением известия о смерти В. А. Юшковой. «Живо почувствовал я – говорит 14летний автор – ничтожность всего подлунного; вселенная представилась мне гробом... Смерть! лютая смерть! когда утомится рука твоя, когда притупится лезвие страшной косы твоей?»... С 1797 по 1801 г., в продолжение четырехлетней пансионской жизни, Ж. напечатаны: «Майское утро» (1797), "Добродетель (1798), «Мир» (1800), «К Тибуллу» (1800), «К человеку» (1801) и мн. др. Во всем этом преобладает меланхолическая нота. Юношу-поэта поражает непрочность жизни, быстротечность всего земного; жизнь кажется ему бездной слез и страданий. «Счастлив – говорит он – тот, кто достигнув мирного брега, вечным спит сном...» Меланхолическое настроение поэта зависело, прежде всего, от литературных вкусов времени. Первые произведения Ж. явились в то время, когда русских читателей приводила в восторг Бедная Лиза (1792) Карамзина и ее бесчисленные подражания. Но модой объяснялось не все. Обстоятельства, сопровождавшие рождение Ж., не были забыты ни им самим, ни другими. «Положение его в свете, – говорит один из друзей поэта – и отношения к семейству Буниных тяжело ложились на его душу... Его мать, как ни была любима в семье, все же должна была стоя выслушивать приказания». Детство и первые годы юности поэта далеко не были так счастливы, как казалось. В 24 года поэт с грустью вспоминает о прошедшем: «К младенчеству ль душа прискорбная летит», говорит он в Послании к Филалету (1807),

Считаю ль радости минувшего – как мало!
Нет! счастье к бытию меня не приучало;
Мой юношеский цвет без запаха отцвел!..

Несколько позднее (1810) Ж. пишет А. И. Тургеневу: «не думай, чтобы моя мысль о действии любви была общею мыслью (общим местом), а не моею; нет, она справедлива и неоспорима, но только тогда, когда будешь предполагать некоторые особые обстоятельства; она справедлива в отношении ко мне. Надобно сообразить мои обстоятельства: воспитание, семейственные связи и двух тех (отца и мать), которые так много и так мало на меня действовали». В своей матери ему тяжело было видеть что-то среднее между госпожою и служанкой. Отца своего Ж. почти совсем не знал и никогда не говорил о нем.
Ко времени пребывания Ж. в пансионе относится и первый перевод его – романа Коцебу: «Мальчик у ручья» (М. 1801). По окончании курса в пансионе Ж. начал было служить, но вскоре бросил службу и поселился на житье в Мишенском, с целью продолжать свое образование. Уезжая из Москвы, он захватил с собою целую библиотеку – кроме большой французское энциклопедии, множество французских, немецких и английских исторических сочинений, переводы греческих в латинских классиков, полные издания Шиллера, Гердера, Лессинга и др. Повесть «Вадим Новгородский», написанная и напечатанная в 1803 г., показывает, что около этого же времени поэт занимается изучением древнерусской истории. За все время своей деревенской жизни (1802 – 1808) он печатает очень мало. В 1802 г., в «Вестнике Евр.», было помещено им «Сельское кладбище» – перевод или скорее переделка из Грея. Стихотворение обратило на себя всеобщее внимание. Простота и естественность его были новым откровением в эпоху еще непоколебленного высокопарного псевдоклассицизма. Около этого же времени Жуковский, в подражание «Бедной Лизе» пишет повесть: «Марьина Роща». В 1806 г. Ж. отозвался на. патриотич. настроение общества известной Песнью барда над гробом славянпобедителей. В 1808 г. явилась «Людмила» Ж., переделка «Леноры» Бюргера. С этой балладой в русскую литературу входило новое, совершенно особое содержание – романтизм. Жуковского захватила та сторона романтизма, где он является стремлением в даль средних веков, в давно исчезнувший пир средневековых сказаний и преданий. Успех «Людмилы» воодушевил Ж. Переводы и переделки непрерывно следуют с этого времени одни за другими. Преимущественно он переводит немецких поэтов; лучшие переводы сделаны им из Шиллера. Из оригинальных поэтических произведений Ж. к этому времени относится «Громобой», первая часть большой поэмы: «Двенадцать спящих дев», а также несколько прозаических статей, напр. «Кто истинно добрый и счастливый человек?», «Три сестры», «Писатель в обществе». К этому же времени относится редактирование Ж. журнала «Вестник Европы», заставившее его переехать в Москву. Редакторство продолжалось два года – 1809 и 1810, сначала единолично, потом вместе с проф. Каченовским, к которому журнал и перешел окончательно. Затем Ж. вернулся в деревню и здесь пережил тяжелую сердечную драму. Уже за несколько лет до того начались педагогические занятия Ж. с его племянницами, двумя дочерьми Екатерины Афанасьевны Протасовой (младшей дочери Аф. Ив. Бунина), незадолго перед тем овдовевшей и поселившейся в Белеве. Поэт страстно полюбил свою старшую ученицу, Марию Протасову. Мечты о взаимной любви и счастии семейной жизни становятся любимыми мотивами его поэзии; но чувству поэта суждено было вскоре принять меланхолический оттенок. «Тесные связи родства усиливали чувство всею близостью родственной привязанности – в то же время эти самые связи делали любовь невозможною, в глазах людей, от которых зависело решение вопроса». Поэту приходилось скрывать свою любовь; она находила себе выход только в поэтических излияниях, не мешая, впрочем, научным его занятиям. От 1810 г. до нас дошло письмо Ж. к А. И. Тургеневу, показывающее, что поэт продолжал серьезно работать над своим самообразованием. С особенным усердием он занимается теперь изучением истории, всеобщей и русской, и приобретает в них знания серьезные и основательные. В 1812 г. Ж. решился просить у Е. А. Протасовой руки старшей дочери, но получил решительный отказ, мотивированный родственными отношениями. Вскоре после того Ж. уехал в Москву и поступил в ополчение. В лагере под Тарутиным, увлеченный всеобщим патриотическим воодушевлением, Ж. написал своего знаменитого «Певца во стане русских воинов». Новое произведение сразу доставило поэту несравненно большую известность, чем вся предшествовавшая его поэтическая деятельность. В тысячах списков оно разошлось по армии и России. К 1812 г. относится и знаменитая баллада «Светлана», – несмотря на свое чисто русское вступление, тоже разрабатывающая основные мотивы Бюргеровской «Леноры».
Военная жизнь Ж. продолжалась недолго. В конце 1812 г. он заболел тифом и в январе 1813 г. вышел в отставку. По возвращении в деревню он еще раз пытался смягчить сердце Е. А. Протасовой, но напрасно. Между тем, Мария Протасова, повидимому, разделяла чувства Ж. Суровые отказы матери сильно на нее действовали и отражались на ее здоровье, и без того довольно слабом. Еще больнее страдал Ж. Его дневник этого времени отчасти открывает пред нами его душевные муки. Скоро, однако, его любовь начинает принимать характер какого-то мистического поклонения. Позднее, в борьбе с препятствиями, которых поэт не мог, да и не желал разрушить насильственно, любовь его становится все более и более платоническою. «Разве мы с Машей – пишет он в 1814 г. – не на одной земле?.. Разве не можем друг для друга жить и иметь всегда в виду друг друга? Один дом – один свет; одна кровля – одно небо. Не все ли равно?..»
«Послание императору Александру», написанное Ж. в 1814 г., навсегда решило его судьбу. Императрица Мария Федоровна выразила желание, чтобы поэт приехал в Петербург. Перед своим отъездом, Ж., по-видимому, вполне уже примирившийся с своею судьбою (незадолго до того он еще раз говорил с Протасовой, и также неуспешно), писал своему «другу Маше»: «Я никогда не забуду, что всем тем счастием, какое имею в жизни, – обязан тебе, что ты давала лучшие намерения, что все лучшее во мне было соединено с привязанностью к тебе, – что наконец тебе же я обязан самым прекрасным движением сердца, – которое решилось на пожертвование тобой... В мыслях и чувствах постараюсь быть тебя достойным! Все в жизни – к прекрасному средство!.». В 1817 г. Мария Протасова вышла за профессора Майера. Мечты любви – грустной, меланхолической – и позже продолжают звучать в поэзии Ж. С любовью Ж. совершилось отчасти тоже, что некогда произошло и с любовью Данта: подобно тому, как Беатриче из флорентийской девушки мало-помалу превратилась в высокое и дивное творение католической теологии, предмет любви Ж. сделался для него символом всего высокого. идеального. После смерти Марии (1823) Ж. пишет ее матери: «Ее могила – наш алтарь веры... Мысль о ней – религия... Теперь знаю, что такое смерть, но бессмертие стало понятнее. Жизнь не для счастия; жизнь – для души, и следственно Маша не потеряна. Кто возьмет ее у души? Ее здешнею можно было увидеть глазами, можно было слышать, – но ее тамошнею можно видеть душой, ее достойною».
«Скорбь о неизвестном, стремленье вдаль, любви тоска, томление разлуки» остались существенными нотами поэзии Ж. Характер ее почти исключительно зависел от идеально мистического настроения поэта, вызванного неосуществившимися мечтами о счастливой любви. Обстоятельства времени, сантиментально-меланхолические литерат. вкусы, развившиеся в нашем обществе к этому времени, – как нельзя лучше пришлись к субъективному, личному чувству Ж. Внесением романтического содержания в свою поэзию Ж. значительно расширил утвердившийся до него сантиментализм нашей литературы; но, развивая романтические мотивы, Ж. опять следовал больше всего указаниям того же чувства. Из содержания средневекового романтизма он брал только то, что отвечало его собственным идеально-мистическим стремлениям и мечтам. Значение Ж. состояло в том, что поэзия его, будучи субъективною, в то же время служила общим интересам нашего умственного развития. Субъективизм Ж. был важным шагом вперед по пути отрешения русской литературы от холода псевдоклассицизма. Она внесла в русскую литературу малоизвестный ей дотоле мир внутренней жизни; она развивала идеи человечности и своим неподдельным, задушевным чувством возвышала нравственные требования и идеалы.
Общий характер поэзии Ж. вполне выразился в первый период поэтической деятельности его, к 1815 – 16 гг. : позднее его оригинальное творчество почти иссякает и воздействие его на русскую литературу выражается почти исключительно в переводах, принадлежащих к крупнейшим фактам истории нашей литературы. Помимо высокого совершенства формы, мягкого, плавного и изящного стиха, они важны тем, что ознакомили русского читателя с лучшими явлениями европейского литературного творчества. «Благодаря Жуковскому», говорил Белинский, «немецкая поэзия – нам родная». По тому времени это была высокая задача, открывавшая русскому читателю совершенно новые и широкие горизонты. Годы 1817 – 41 обнимают собою период придворной жизни Ж., сначала в качестве преподавателя русск. языка вел. княгинь Александры Федоровны и Елены Павловны, а с 1825 г. – в качестве воспитателя наследника престола, Александра Николаевича. К этому периоду относятся нередкие поездки Ж. заграницу, отчасти вследствие его служебных обязанностей, отчасти для леченья. Поэтические произведения его появляются теперь как бы случайно. Так, отправившись осенью 1820 г. в Германию и Швейцарию, Ж. в Берлине принимается за перевод «Орлеанской Девы» Шиллера, который и оканчивает к концу 1821 г.; под живым впечатлением осмотра Шильонского заика в Швейцарии он переводит «Шильонского узника» (1822), Байрона. К тому же времени относятся переводы из Мура «Пери и Ангел» и некоторых других пьес. Тяжелые утраты, понесенные поэтом в 1828 – 29 гг. – смерть императрицы Марии Федоровны и близкого друга, А. О. Воейкова, – вызывают перевод баллад Шиллера: «Поликратов перстень» и «Жалоба Цереры». Под влиянием Пушкина Ж. пишет «Спящую царевну», «Войну мышей и лягушек», и «Сказку о царе Берендее» (1831). Зиму 1832 – 3 г. Ж. проводить на берегах Женевского озера. К этому времени относится целый ряд переводов из Уланда, Шиллера, Гердера, отрывков «Илиады», а также продолжение перевода «Ундины» Ламотт-Фуке, начатого еще в 1817 г. и вполне оконченного лишь в 1836 г. В 1837 г. Ж. объездил с наследником цесаревичем Россию и часть Сибири, годы 1838 – 1839 Ж. проводит с ним в путешествии по Западной Европе. В Риме он особенно сближается с Гоголем; обстоятельство это не осталось, по-видимому, без влияния на развитие мистического настроения в последнем периоде жизни Ж.
Весной 1841 г. окончились занятия Ж. с наследником. Влияние, которое он оказал на него, было благотворное. Еще в 1817 г., приветствуя в послании к импер. Александре Федоровне рождение своего будущего питомца, Ж. выражал желание:

Да на чреде высокой не забудет
Святейшего из звания: человек.

В этом истинно-гуманном направлении Жуковский и вел воспитание наследника. 21 апреля 1841 г., в Дюссельдорфе, состоялось бракосочетание 58-летнего поэта с 18летней дочерью его давнишнего приятеля, живописца Рейтерна. Последние 12 лет жизни Ж. провел в Германии, в кругу своих новых родных – сначала в Дюссельдорфе, позднее во Франкфурте на Майне – чуть не ежегодно собираясь побывать в России, но, по болезненному состоянию своей жены, так и не успев осуществить этого желания. К первому году брачной жизни Ж. относятся сказки: «Об Иване царевиче и сером волке», «Кот в сапогах» и «Тюльпанное дерево». В начале 1842 г. он оканчивает перевод поэмы «Наль и Дамаянти», начатой еще в предыдущем году по немецким переводам Рюккерта и Боппа, и приступает к переводу «Одиссеи». В печати первый том «Одиссеи» вышел в 1848 г., второй – в 1849 г. Почти одновременно был окончен Ж. и другой обширный труд – перев. «Рустема и Зораба» (1848). Уже давно начата была Ж. поэма, к созданию которой он подготовлял себя продолжительным и усердным чтением. Она называлась «Странствующий Жид». Первая мысль о ней относилась еще к 1831 г.; в конце 40-х годов Ж. написал первые 30 стихов и снова принялся за поэму лишь за год до своей смерти, но окончить поэму почти совершенно ослепшему поэту не пришлось. Он умер в Баден-Бадене 7-го апреля 1852 г., оставив жену, сына и дочь. Тело его было перевезено в Петербург и с большими почестями предано земле в Александро-Невской лавре, подле Карамзина. В 1883 г. повсеместно в России праздновался столетий юбилей его рождения, а в 1887 г. в Александровском саду, на средства спб. думы, поставлен небольшой памятник-бюст из бронзы.
А. Архангельский.
Не считая отдельных произведений и переводов, соч. Ж. выдержали 8 изданий (1815, 1818, 1824, 1835 – 44, 1849 – 57, 1869, 1879, 1885; последние два – под ред. П. А. Ефремова). Ж. любил рисовать виды, о чем свидетельствуют его швейцарские виды и «Шесть видов г. Павловска» (СПб., 1824, скопированы в книжке Шторха: «Путеводитель по саду и по городу Павловску»). «Письма» Ж. к имп. Александре Федоровне (1874), к вел. кн. Константину Николаевичу (1867) и имп. Александру Николаевичу, к А. И. Тургеневу, И. Козлову, А. О. Смирновой и др. и письма к нему вел. кн. Александры Николаевны, Карамзина, Гоголя, И. И. Дмитриева, К. Н. Батюшкова, Е. А. Баратынского, П. А. Плетнева, А. С. Пушкина и др. помещены в "Русск. Арх. " разных годов (см. в указат. «Русск. Арх.», 1884 г., отдел «Русские писатели»). О Ж. сведения разбросаны в воспоминаниях и записках Ф. Вигеля, С. Глинки, Жихарева, «Мелочах» М. Дмитриева и др. Ср. также свящ. И. Базарова, "Последние дни жизни Ж. " (СПб., 1852, из. «Ж. М. Н. Пр.», перепеч. в "Русск. Арх. 1869 г. № 1); И. Давыдова, «Памяти Ж. от II-го отд. акд. наук» («Изв. Акд. Н.», т. I); «Очерк жизни и поэзии Ж.» (речь Я. К. Грота на акад. собр. 30-го янв. 1883 г., по случаю празднования столетия рождения Ж.); П. Загарин, «Ж. и его Произведения» (М., 1883); ценнейшая биография Жуковского принадлежит другу его доктору К. К. Зейдлицу (первоначально по-немецки, Митава, 1870; по-русски СПб., 1883); Лучшая критическая оценка Ж. сделана Белинским. Ср. также «О стихотворениях Ж.», П. Плетнева (СПб., 1852); «Ж. и романтизм», М. Достоевского («Пантеон» 1852, № 6); А. Никитенко, «Ж. со стороны его поэтического характера и деятельности» (СПб., 1863); С. Шевырева, «О значении Ж. в русской жизни и поэзии» («Москвитянин» № 1 и в «Акте моск. унив. 1853»); Пономарева, «Странствующий жид. Предсмертное произведение Ж.» (СПб., 1885); И. А. Бычков: "Бумаги Ж., поступившие в Импер. публ. библиотеку в 1884 г. (СПб., 1887) и в «Русском Вестнике» (1888, № 5) – «Из неизданных сочинений Ж.».
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 46 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close