Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:45
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Идиотизм
Идиотизм – обозначает состояния глубокой слабости интеллекта или полного отсутствия его, развившиеся не позже детского возраста, т. е. у таких субъектов, духовная жизнь которых еще не успела перейти за первоначальную, детскую стадию. Другими словами, И. можно рассматривать как психическую слабость, обусловленную задержкой развития умственных способностей в начальные периоды такового – при самом рождении или в первые годы детства. Существуют постепенные переходы между идиотами и нормальными детьми через различные степени тупоумия (imbecillitas). При врожденном тупоумии также имеется задержка развития умственных способностей, но она столь незначительна, что такие дети по внешнему облику и поведению мало отличаются от нормальных, и путем целесообразного воспитания их духовное развитие все-таки способно к некоторому прогрессу; восприимчивость их слаба, мыслительная деятельность их совершается вяло и вращается в ограниченном кругу, но в них вырабатывается некоторое самосознание, и они в известной степени могут делаться самостоятельными личностями. Ничего подобного не бывает при тех состояниях, которые подводятся под категорию И. В глубоких степенях И. обнаруживается даже недостаточное развитие самых элементарных психических отправлений, напр., неспособность некоторых идиотов к оборонительным движениям: если им производить уколы в руку, то они кричат и плачут, но не отдергивают руку. Иные настолько беспомощны, что самопроизвольно не едят, или акт питания наступает только тогда, когда пища положена им в рот. Другие во всю жизнь не выучиваются управлять функциями мочеиспускания и испражнения, и эти акты происходят непроизвольно. Точно также многие идиоты не умеют пользоваться ногами для ходьбы, хотя мышцы их вовсе не поражены параличом; или, если они и ходят, то крайне неуклюже, переваливаясь с боку на бок; движения рук их также в высшей степени неловки. Речь может совсем отсутствовать на низших степенях И., или ограничиваться произношением отдельных нечленораздельных звуков; у других способность речи имеется, но разговор неправилен, напоминает детский лепет, и иные буквы вовсе не выговариваются. При степенях И., сопровождающихся только что указанными дефектами элементарных отправлений, едва ли возможно говорить об какой бы то ни было интеллектуальной жизни; здесь нет даже проблесков сознания. У тех же идиотов, у которых речь сохранена, обыкновенно имеются и проявления умственной жизни, только крайне зачаточной. В конкретных случаях обыкновенно определяют степень умственного развития идиота по сравнению с развитием нормального ребенка, и в этом смысле одни напоминают детей 1 1/2 и 2 лет, другие 3 – 4-летнего возраста. Конечно, такое сравнение дает лишь в самых общих чертах представление о психическом состоянии идиотов, тем более, что в отдельных случаях наблюдается большое различие характера их. Одни молчаливы, малоподвижны, не восприимчивы ни к каким впечатлениям. Другие, напротив, очень подвижны, все хватают, особенно блестящие предметы, все кладут в рот, постоянно что-то бормочут, обнаруживают симпатию к определенным личностям. У иных замечаются стереотипные привычки, напр., вертеться на одном месте, качаться из стороны в сторону, постоянно засовывать себе палец в рот. Многим свойственна подражательность. Между прочим, эта подражательность иногда проявляется в речи тем, что они повторяют вопросы, предлагаемые им, вместо того, чтобы отвечать на них. На еще высших степенях речь может быть почти совершенно свободна, и даже возможно обучение чтению и письму, а также некоторым простым механическим работам и рукоделию. Такие идиоты могут различать людей и предметы, исполнять простые поручения, подобно маленьким детям. Но к дальнейшему совершенствованию они неспособны; отвлеченные понятия для них не существуют: перед мало-мальски сложной задачей они теряются. Вместе с тем у таких высших идиотов появляются склонности к лакомствам, а впоследствии к другому полу, которые они, при удобном случае, удовлетворяют совершенно импульсивно, не будучи удерживаемы ни стыдом, ни другими нравственными побуждениями. К дефектам умственной жизни идиотов, у которых о таковой вообще может быть речь, между прочим, принадлежит неправильность воспроизведения представлений: то, что они видели или слышали, легко извращается в воспоминании их, почему на них никогда нельзя полагаться как на свидетелей какого-нибудь происшествия. Кроме того, к умственной бедности их часто присоединяется нравственное извращение, наклонность ко лжи и обману, конечно, в самой грубой форме. Вообще идиоты добродушны и безвредны, но в случае раздражения становятся крайне злыми и тем более опасными, что не умеют оценить последствий своих поступков.
Замечательно, что, при глубокой задержке умственного развития, иногда память идиотов поразительно развита в каком-нибудь одностороннем направлении. Некоторые лица, прославившиеся по способности производить наизусть очень быстро сложнейшие вычисления, были идиоты. У иных замечается феноменальный музыкальный слух, или талант к определенному ремеслу. Известен случай идиота Минда, умершего в Берне в 1814 г., который получил название «кошачьего Рафаэля», потому что с замечательным искусством рисовал кошек.
Однако, в характеристике картины И. нельзя ограничиваться исключительно духовной стороной идиотов. Будучи результатом задержки в развитии мозга или болезненных процессов в нем, И. весьма часто сопровождается физическими симптомами. Сюда относится сочетание И. с эпилептическими припадками или параличом одной половины тела, или обширными параличами и контрактурами всех конечностей с атрофией мышц. Далее, часто встречаются неправильности в форме черепа и лица – асимметрия их, крайнее уменьшение головы или, наоборот, увеличение, вследствие водянки мозга, различные уродливые формы черепа, искривления его; неправильное образование зубов и аномалии в расстановке их, безобразная форма ушных раковин; косоглазие, слепота и т. под. физические недостатки, обусловленные болезненным поражением головномозговых нервов. Часто встречаются недостаточное развитие и аномалии половых органов. Но во многих случаях, особенно в меньших степенях И., способность к половой жизни сохранена, а в отдельных случаях даже наблюдались роды у идиоток.
Своеобразные и характерные особенности отличают внешность целой группы идиотов, известных под названием кретинов. У них И. осложняется поражением костей и развитием зоба. Они очень малы ростом, конечности их искривлены, голова большая, неправильной формы, кожа на голове и лиц утолщена, губы выпячены и из них вытекает слюна; на короткой и толстой шее большой зоб. В то время как все другие формы идиотизма наблюдаются в виде случайных (спорадических) заболеваний, появляющихся повсюду в зависимости от причин, о которых будет сказано ниже, кретинизм составляет эндемическую (повальную) болезнь, связанную с определенными местными условиями, и поражает более или менее значительную часть населения в известных местностях. Преимущественно кретинизм наблюдается в глубоких долинах, расположенных среди горных хребтов, как напр. Альпы в Европе, или Кордильеры в Америке. В Европе главнейшие очаги кретинизма представляют некоторые кантоны Швейцарии (Валлис, Ури), некоторые провинции сев. Италии и южн. Франции (Савойя, Пиренеи), далее Тироль, Зальцбург, Богемия и другие гористые местности. Большинство кретинов принадлежит к глубоким степеням идиотизма и неспособно к продолжению рода. Замечательно, что в тех местностях, где встречается эндемический кретинизм, наблюдается также кретинообразная наружность у субъектов, свободных от идиотизма (так наз. кретиноиды); с другой стороны, один из характерных признаков кретинизма – зоб – иногда отсутствует у настоящих кретинов-идиотов.
Исследование мозга идиотов обнаруживает во всех случаях резкие изменения и неправильности, делающие вполне понятным отсутствие или недостаточное развитие умственных способностей. Натура этих изменений и болезненные процессы, которыми они обусловливаются, весьма разнообразны. В одних случаях происходит задержка в развитии и росте мозга еще в период зародышевой жизни, так что, напр., в мозгу отсутствует деление на полушария, или некоторые образования, свойственные вполне развитому мозгу, представляются в зачаточном виде. В других случаях в раннем детстве наступает преждевременное окостенение швов черепа, так что рост черепа в определенных направлениях задерживается, в мозг также не может развиваться правильно. В этих случаях уже размеры головы по своей незначительности (микроцефалия) кладут резкий отпечаток на наружность идиотов. Но и при достаточной величине черепа мозг может оказаться слишком малым или неравномерно развитым. При чрезмерном накоплении жидкости в мозговых желудочках (так называемой мозговой водянке, гидроцефалии), голова даже бывает чрезмерно объемиста, но в черепе содержится мало мозгового вещества. Иногда анатомическое строение мозга резко нарушается вследствие того, что в раннем детстве в нем происходит хотя бы ограниченный, местный воспалительный процесс, и в зависимости от него атрофия, задержка в развитии других мозговых образований. Другой раз в мозгу идиота отсутствуют всякие воспалительные изменения, но замечаются аномалии в самой анатомической организации мозга, преимущественно в расположении извилин и борозд на мозговой поверхности. Наконец, микроскопическое исследование мозгов идиотов обнаруживает, независимо от перечисленных грубых уклонений от нормы, неправильности в распределении нервных элементов мозговой ткани. Вообще изменения мозга, лежащие в основе идиотизма, могут быть сведены к задержке развить и роста с одной стороны, и различным патологическим процессам (в смысле воспаления, последовательной атрофии и т. п.) с другой. Воззрение, что мозг некоторых идиотов, преимущественно микроцефалов, представляет проявление так называемого атавизма, т. е. возврат к менее совершенному типу, которое некогда высказывалось, теперь должно считаться отвергнутым.
Соответственно изложенным данным об анатомических изменениях в мозгу идиотов, понятно, что и причины И. весьма разнообразны. С одной стороны такою причиною может быть случайное повреждение головы новорожденного во время акта родов, или в раннем детстве, или перенесенное в раннем детстве инфекционное заболевание, осложнившееся воспалением мозга. С другой стороны, при кретинизме, составляющем эндемическое заболевание, которое проявляется не только И., но также поражением костей, зобом и другими органическими симптомами, причину нужно искать в особых теллурических условиях тех горных местностей, которые вызывают это общее заболевание, и которые, к сожалению, до сих пор не выяснены. Кроме того, однако, должны быть особые причины, по которым происходит неправильное развитие мозга в зародышевый период, или по которым, напр., в ином семействе родятся несколько идиотов подряд, и эти причины не остаются без значения также при кретинизме, так как ведь и в указанных выше местностях далеко не все население состоит из кретинов. Нужно заметить, что к этим более глубоким причинам идиотизма принадлежит целый ряд обстоятельств, ведущих к вырождению расы. Сюда принадлежат наследственное предрасположение родителей к нервным и душевным болезням, высокий возраст или физическая слабость их, пьянство, в особенности зачатие в нетрезвом виде, далее болезни или нравственные потрясения матери во время беременности и тому подобные условия, неблагоприятно отражающиеся на развитии плода. Обыкновенно в числе причин идиотизма указывают также на близкое родство между родителями, но этот фактор, по-видимому, играет роль только тогда, когда данная семья и без того предрасположена к проявлениям вырождения; при тщательном разборе отношений родителей для большого количества идиотов, различные авторы находили кровное родство между отцом и матерью лишь в незначительно большем числе случаев, чем это имеет место в здоровом населении. Точно также наследственный сифилис играет лишь небольшую роль в числе факторов, производящих идиотизм. Перечисленные здесь причинные моменты сохраняют свое значение и для тех случаев идиотизма, в которых он, может быть, не обусловлен задержкой зародышевого развития мозга, а все-таки представляется врожденным, не завися от случайных более поздних повреждений мозга, при чем он очень часто сочетан с эпилептическими припадками. Из обстоятельств, играющих роль уже после рождения, в смысле предрасположения к И., нужно указать еще дурные гигиенические условия, недостаточное питание, слишком теплое укутывание головы, наконец, употребление водки или опия для усыплении ребенка.
Об излечении И., составляющего результат задержанного или неправильного развития мозга, не может быть никакой речи. Попытки лечить идиотов-микроцефалов вырезыванием кусочков черепных костей для того, чтобы устранить тесноту черепа, как обстоятельство, мешающее росту мозга, также не привели к желаемым результатам. Приходится ограничиваться по отношении к идиотам систематическим обучением их в специальных заведениях; этим путем удается приспособлять многих к производительному механическому труду. Они редко достигают высокого возраста, но при хорошем уходе все-таки доживают до нескольких десятков лет. Специальные сведения об И. можно найти в руководствах по душевным болезням и психиатрических журналах. Кроме того, см. Ireland, «Идиотизм и тупоумие» (русский перевод, 1880); Б. В. Томашевский, «К патологии идиотизма» (СПб., 1892).
П. Розенбах.
Идриси
Идриси – (Абу Абдаллах Мухаммед, аль-Шефир аль-И., также эль-Эдриси) – арабский географ, происходил из рода Идрисидов, род. в Цеуте около 1100 г.; в ранней молодости отправился в Кордову, объездил часть Испании, сев. Африку и Малую Азию, впоследствии принял приглашение короля Сицилии, Рожера II, по поручению которого составил в 1154 г. обширный географический труд, служивший объяснительным текстом к семи серебряным картам, посвященным тому же Рожеру II. При составлении его И. руководствовался как собственными наблюдениями, так и описаниями путешественников, а равно показаниями еврейских, арабских, франкских и особенно греческих купцов. Свои известия о русских И. составил по сказаниям Ибн-Хаукаля и аль-Джайгани, писателя конца IX или начала Х века, сочинения которого до нас не дошли. Особенно важны сведения, заимствованные у альДжайгани, о разделении руссов на три племени и о существовании, кроме Киева и Новгорода, еще третьего города, в котором Гаркави («Труды III археологического съезда», т. 1, стр. 345 – 352) усматривает Смоленск. Извлечения из труда И. напечатаны в Риме в 1592 – 1597 гг., отдельные части издали: I. М. Hartmann («Africa», Геттинген, 1796; «Hispania», т. 1 и 2, Марбург, 1802), Rosenmuller («Syria», Лпц. 1828), Gildemeister («Palaestina et Syria», в «Analecta arabica», т. III, Бонн, 1885), Dozy et de Goeje («Description de l'Afrique et de l'Espagne», Лейд. 1866), Amari et Coelest. Schiaparelli (Рим, 1878 – часть, относящуюся к Италии). Извлечения в латинском переводе напеч. марониты Gabriel Sionita et Jobs. Hesronita, под заглавием; «Geographia Nubiensis» (Пар., 1619). A. Jaubert дал полный французский перевод, но во многих отношениях неудовлетворительный (2 т., Париж, 1836 – 40). Ср. W. Tomaschek, «Die Handelswege im XII J. nach den Erkundigungen des Arabers Idrisi» («Sitzungsberichte der Wiener Akd. d. Wiss., phil-hist. Classe», Bd. 113, 1886); его же, «Zur Kunde der Hamus-Halbinsel» (2 т. Вена, 1881 – 86); «Archiv fur slav. Philologie» (bersg. von Jagic, Bd. 10, 1887, 317 ff.). И в области медицины и ботаники И. также выступил самостоятельным исследователем. Год его смерти неизвестен.
Известняки
Известняки. – Горные породы, состоящие из углекислой извести, носят название И. Как по структуре и внешнему виду, так и по примесям, окраске и происхождению И. представляют чрезвычайно большое разнообразие. Примеси могут быть химические или механические и обусловливают происхождение значительного числа разновидностей и переходов от И. к другим породам. Достаточно упомянуть о доломитизированных И., содержащих углекислую магнезию, о железистых И. с углекислой закисью железа, об И. кремнистых, глинистых, глауконитовых, битуминозных и вонючих, богатых органическими веществами и т. д. Во многих кристаллических И. часто встречаются также хорошие кристаллы разных силикатов: граната, везувиана, скаполитов, пироксенов – это так назыв. кальцифиры, циполлины и т. п.; смесь И. с змеевиком носит название офикальцита и т. д. Все И., как породы осадочные, слоисты, но представляют большое число разновидностей по своему сложению. Мел и мелоподобный И. – это мягкая, белая, сероватая или желтоватая порода с землистым изломом, аморфная, состоящая из остатков микроскопических животных: Textularia, Kotalia, Planulina и некоторых др. Обыкновенный, плотный И. невооруженному глазу кажется однородным; он состоит из мелких кристаллических зерен известкового шпата и частью арагонита и многочисленных обломков раковин и других остатков организмов; цвет его по большей части серый, желтоватый, бурый. В этом видоизменении И. является одной из наиболее распространенных горных пород; встречается во всех геологических системах и часто очень богат окаменелостями; по этим последним и по геологическому возрасту различают разновидности обыкновенного И. Пористый или туфовидный И., иначе называемый известковым туфом – разновидность, изобилующая порами в областями различной формы и величины, обыкновенно заключает листья и древесные остатки, кости, раковины и т. п.; это осадок из известковых источников; сюда же относится желтоватый, пропитанный мелкими порами травертина, он образует громадные залежи в Римской Кампании, где является продуктом деятельности ключей и служит хорошим строительным камнем (из него построен собор Петра и несколько др. больших церквей в Риме). Оолитовый известняк сложен из мелких зерен или шариков концентрически-скорлуповатого или радиально-лучистого строения; величина этих зерен – от просяного зерна до горошины; в этом последнем случае его называют гороховым камнем или пизолитовым И., как напр. красноватый горохов. камень, отлагаемый Карлсбадским шпруделем. Известковый натек – это крупнозернистое отложение известковых ключей; он встречается в полостях других пород в виде корок, в форме сталактитов и сталагмитов в пещерах и т. п. Кристаллический, или кристаллически-зернистый, И. носит название мрамора, отличающегося большим разнообразием по цвету: белый красный, черный, пестрый и т. д. и по крупности зерна. Для скульптурных произведений требуется однородный, мелкозернистый, белый мрамор, каковым является знаменитый мрамор Каррары в Италии; в древности в этом отношении славились также греческие мрамора – Пентеликона, Пароса, Наксоса и мн. др. Более простые сорта мрамора, служащего строительным материалом или идущего на разные др. предметы домашнего обихода, пользуются довольно значительным распространением во многих странах; в России можно указать на Финляндию (напр. Русскияла, откуда добыт мрамор для облицовки Исаакиевского собора в Петербурге), Олонецкую губ. (доломиты), Урал (Невьянск, Мраморск.), некоторые местности Сибири (Алтай, Нерчинский округ, Вилюй), Крым, Польшу, Кавказ.
По происхождению И. разделяются на две группы: 1) пресноводные и 2) морские. Первые представляют чисто химическое отложение известковых ключей, из которых углекислая известь отлагается по мере выделения свободной углекислоты, и перехода вследствие этого двууглекислой растворимой соли в нерастворимую простую углекислую известь. Вторые органического происхождения, а именно зоогенного, т. е. являются скоплениями известковых частей погибших животных. Наглядным примером такого образования И. является мел и глубоководные известковые осадки; позднейшая их метаморфизация и перекристаллизация постепенно превращает эти скопления остатков корненожек, моллюсков и т. п. в плотную и даже кристаллическую массу. Первоначально принимали химическое осаждение углекислой извести из морской воды, забывая, что углекислая известь растворима только в воде, содержащей углекислоту, а таковая в морской воде отсутствует. Бишоф и Мор на этом основании отвергли эту гипотезу и дали объяснение происхождения морских И. и теперь принимаемое большинством ученых: морские животные (корненожки, кораллы, моллюски), нуждающиеся в извести для своих твердых покровов, получают ее из морской воды, где имеется в растворе сернокислая известь; в организме животных она перерабатывается в углекислую; после смерти этих организмов их твердые покровы, скопляющиеся на дне моря, дают начало И. Некоторые ученые поддерживают еще взгляд, по которому И. могут и непосредственно осаждаться из морской воды, напр., вследствие реакции двойного разложения между CaCl2, находящейся в морской воде и приносимыми реками углекислыми солями. Происхождение мрамора, кристаллического И., с конца прошлого столетия, когда Блок доказал присутствие углекислоты в И., занимало умы геологов. После опыта Джемса Голля (J. Hall), повторенного Г. Розе, которым удалось в запаянном ружейном стволе перекристаллизовать при сильном накаливании мел в кристаллическую массу, считали несомненно доказанным участие высокой температуры в образовании кристаллических И. Многие выдающиеся геологи приписывали мрамору вулканическое происхождение, другие считали его за продукт перекристаллизации под влиянием контактного действия изверженных пород. Бишоф первый указал на необходимость объяснения образования кристаллических известняков из мела и мелоподобных И. медленной перекристаллизацией действием воды, гидрохимическим путем. Переходы от мела в аморфных И. к мрамору, нахождение органических остатков в кристаллических И., их сложность и условия залегания, наконец, наблюдения последнего времени над перекристаллизацией коралловых И., частей нуллипоровых рифов и известкового дюнного песка Бермудских островов являются надежными иллюстрациями и подтверждениями этого господствующего теперь воззрения. Применения И. чрезвычайно обширны: они обжигаются на известку, идут на приготовление цемента («цементные» – глинистые и кремнистые И.), служат флюсом при выплавке руд, являются широко распространенным строительным материалом, употребляются в скульптуре, для мелких поделок, орнаментации и т. д.
Ф. Ю. Левинсон-Лессинг.
Издержки производства
Издержки производства (frais de production, Kosten, Productionskosten), в экономическом смысле – термин для обозначения всех трат или расходов, произведенных при производстве каких-либо ценностей или при добывании дохода. Таким образом вопрос об и. производства относится к двум хозяйственным процессам: производству и распределению. Кроме того, при этом необходимо установление еще двух точек зрения – частно– и народнохозяйственной. Понятие издержки производства уже было вкратце разъяснено в статье Доход, при определении чистого дохода, как результата вычета И. производства из дохода валового. Там не было указано на различие понятий дохода в объективном (Ertrag, produit) и субъективном смысле (Einkommen, revenue), т. е. реальных результатов отдельных видов хозяйственной деятельности самих по себе (первое) и всей суммы выгод или поступлений в руки отдельного лица, из каких бы источников они ни получались (второе). Различие И. производства с народно– и частнохозяйственной точки зрения выражается в следующем: первое понятие – более узкое и относится почти исключительно к процессу производства в тесном смысле слова, Здесь И. производства – все употребленные на производство материалы, вполне уничтожающиеся или видоизменяющиеся во время работы; также постепенное изнашивание машин и орудий труда; значит здесь И. производства вполне натуральные, и в них выражается участие в производстве природы и ее различных сил и условий, как внешних факторов производства. А так как ценность всех предметов с народнохозяйственной точки зрения выражается количеством и напряженностью трудовых усилий человека по добыванию или созданию ценностей, то все сюда относящиеся И. производства могут быть сведены к труду в широком смысле слова. В таком смысле понимаемые И. производства представляют собою только статьи расхода с абсолютно экономической или народнохозяйственной точки зрения. Вот почему тут могут быть устранены все исторически сложившиеся формы экономических и юридических отношений, в которые в отдельных хозяйствах выливаются процессы производства, распределения и обращения ценностей. Если же ввести это внешнее выражение И. производства, то получится то, что под ними подразумевается с точки зрения хозяйств отдельных субъектов или частнохозяйственные И. производства. Тогда ими будут все расходы, понесенные отдельным производителем, выражающиеся теперь обыкновенно в денежных платах, как за материалы и средства производства, так и за различные виды труда, а равно и за пользование стихийными факторами и условиями производства, принадлежащими на известных правовых началах другим лицам (как, напр., плата за пользование чужой землей, чужим капиталом и т. п.). Очевидно тогда-то, что составит предмет расхода для производителя, будет доходом для лиц, получающих эти различные платы за услуги или за пользование какими-либо предметами. Потому-то такие И. производства будут иметь значение только с точки зрения отдельных хозяйств, действующих на началах разделения труда и существующих юридических основ собственности, обязательств, арендований, кредитных отношений и т. д. С точки же зрения всего народного хозяйства это будут не И. производства, а вознаграждения из валового расхода и доли участия различных лиц в чистом народном доходе. Изменения в этих последних И. производства выражают собою не действительную или абсолютную стоимость производства, а только те или другие условия в распределении народного дохода, так как выигрыш одних лиц получается на счет потерь других. Это, конечно, весьма важный вопрос сам по себе, но не относящийся к тому, что составляет в тесном смысле слова экономию в И. пр-ства с точки зрения производства и хозяйства целого народа. Известный порядок распределения дохода может прямо или косвенно отражаться на народном богатстве, вызывая то или другое направление производства под влиянием изменяющегося спроса на те или другие товары. В этом то и заключается связь между частнохозяйственными издержками и размерами доходов разных классов общества. Так, вследствие высокой арендной платы за землю или высокой прибыли на капитал уменьшается величина чистых трудовых заработков, и наоборот. Но в тесном смысле слова народнохозяйственные И. производства, определяющие абсолютную величину чистого народного дохода, обусловливаются, главным образом, чисто техническими условиями производства. Последние сами по себе находятся в зависимости от той или другой организации хозяйства, т. е. частной предпринимательской (капиталистической) системы или же общественной. Та или другая из этих систем признаются более совершенными, смотря по тому, которая из них обеспечивает большую экономию в И. производства. Но вопрос этот не может быть разрешен раз навсегда в том или другом смысле, т. е. в одних случаях преимущества находятся на стороне частнохозяйственной системы, а в других – на стороне общественной. Так, в деле производства материальных ценностей обыкновенно больше преимуществ дает частнохозяйственная система, насколько здесь может благотворно влиять свободное соперничество и интерес предпринимателей по сокращению И. производства ради получения большого дохода. Но такие интересы и стремления частных предпринимателей не всегда совпадают с народнохозяйственными интересами; а потому, как, напр., в деле почтовом, телеграфном, железнодорожном и др. в настоящее время перевес преимущества оказывается на стороне общественное системы хозяйства. Вопрос об И. производства имеет также большое значение в деле определения чистого дохода для долей обложения его налогами. Наибольшее сомнение здесь возбуждают вопросы: 1) надо ли признавать за И. производства расходы по содержанию самого производителя и его семьи в 2) как считать уплату процентов, текущих и на погашение, по долгам, лежащим на данном предприятии. По 1-му вопросу большинство финансистов и экономистов дают теперь отрицательный ответ; те же, которые дают утвердительный, считают подлежащий обложению не чистый, а так назыв. свободный доход, который, определяется путем вычета из валового дохода не только всех обыкновенных И. производства, но и причисляемых вин сюда издержек по содержанию предпринимателя. С этим трудно, однако, согласиться потому, что личные расходы предпринимателей представляют собой величину совершенно неопределенную или произвольную. Поэтому расходы на содержание производителей принимаются во внимание и не подвергаются обложению только тогда, когда они чрезвычайно малы; тогда они освобождаются от обложения не в качестве И. производства, а как всякие слишком мелкие доходы или то, что называется Existenzminimum, т. е. минимальной суммой средств, необходимых для поддержания существования человека и его семьи. Второй вопрос разрушается обыкновенно в том смысле, что в понятие И. производства, исключаемых из дохода валового, для определения чистого дохода, вводятся только текущие проценты по лежащим на предприятии долгам. Проценты же погашения обыкновенно не исключаются, т. е. размер относительных платежей может быть более или менее произвольным, а потому и трудно уловимым на деле. К тому же, чем быстрее совершается погашение долга, тем скорее наступает момент, когда доход предприятия от этого увеличится. Вопрос об И. производства имеет еще значение по отношению к теории ценности, при чем И. производства некоторыми экономистами придавалось преобладающее или даже исключительное значение в деле установления ценности; другие же совершенно неправильно отожествляют И. производства, как основание ценности, с чисто трудовым началом.
В. Яроцкий.
Изида
Изида (IsiV) – греческая транскрипция имени древнеегипетской богини Исе(т) (этимология неизвестна), первоначально местной покровительницы Буто в Дельте, затем, по сопоставлении с богом соседних Бузириса и Мендеса – Озирисом – женское дополнение, сестра и супруга последнего, чему соответствовала и искусственная иероглифическая орфография обоих имен . Подобно Озирису, И. дочь неба (Нут) и земли (Кеба), олицетворение долины, оплодотворяемой Озирисом – Нилом. Известен миф об убиении последнего Сетом, поисках его тела, плаче над ним Изиды, погребении его и воспитании ее сына Гора в болотах Дельты. Другой миф представляет ее премудрейшей из людей, богов и духов и рассказывает, как ей удалось перехитрить владыку Ра, выпытав у него его сокровенное имя (Pap. Turin. 131). Как в древнеегипетской литературе (наприм. Pap. Ebers), так и у классиков (например, у Галена), И. приписывалось изобретение различных медицинских средств, магических формул (отсюда ее эпитет «великая волшебством»), знание сокровенных вещей и т. п. Культ ее из Буто, потом Мендеса и Бузириса, благодаря илиопольской богословской системе, в которую она вошла, распространился по всему Египту, причем особенно привился в Мемфисе, Копте, где совершались мистерии (Pausan. Х, 32), Филе, где был оракул ее, действовавший еще в V веке по Р. X. Во время преобладания культа Озирисова цикла в позднейшие времена Египта, с И. были сопоставлены женские божества других циклов и номов: Гатор, Баст, Мут, Нейт. Во время эллинистического синкретизма дело пошло еще дальние, сопоставив с И. Астарту и Димитру и др. соответствующие иностранный женские божества. Но скоро сделан был последний шаг и И. стала почитаться за пределами Египта под своим именем. В Греции она имела храмы: в Тифорее Фокидской, Мегаре, Коринфе и др.; в Италию культ ее проник еще в III в. до Р. X., но особенно привился во время империи, в эпоху увлечения восточными религиями. Безнравственность культа неоднократно вынуждала правительство на ограничение или даже совершенное запрещение его, тем не менее при Домициане он сделался не только дозволенным, но и поощряемым, так как император и многие его преемники приняли сан жрецов богини. В честь ее даже беспрепятственно совершалась процессия «navigium Isidis» – начало навигации (Lactant. Inst. I, II). Впрочем, в это время культ И. окончательно сделался выразителем пантеистических идей тогдашнего общества, на что указывают сохранившиеся гимны. Посвящены И. были: созвездие Сириус, дерево Персея и 4-й день из пяти вставочных, когда праздновалось ее рождение. Как богиня женского плодородия, И. изображалась в виде коровы, несущей между рогами солнечный диск. Этот же головной убор не забывался, если богиня изображалась в виде женщины, при чем иногда к нему присоединялся иероглиф богини. В эпоху синкретизма нередко богиню изображали в роде азиатских женских божеств с грудями по всему телу. Сохранилась масса статуэток И. с младенцем Гором на руках.
Б. Тураев.
Измаил
Измаил – несколько библейских лиц. И. сын Авраама от его наложницы Агари. Удаленный вместе с матерью в пустыню, он вырос на свободе, женился на египтянке, и от него произошло двенадцать сыновей, сделавшихся родоначальниками мелких племен бедуинов, которые завладели пустыней, лежавшей между Палестиной и Египтом. Иосиф Флавий говорит, что потомки И. наполняли всю область от Евфрата до Красного моря. Местные арабы относили свое происхождение к И., и даже сам Магомет считал себя его потомком. Измаильтяне впали в грубое идолопоклонство. Некоторые племена впоследствии приняли христианство, но затем сделались ревностными последователями ислама. Из других лиц того же имени (всего их в Библии шесть) можно отметить еще И., сына Нафании, известного участием в убийстве вавилонского наместника в Иудее, Годолии (Иерем. XL, 7 – XLI, 15.).
А. Л.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 32 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close