Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:47
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Иммунитет
Иммунитет (immunitas) – изъятие от податей и повинностей, даруемое отдельным лицам и сословиям, как в целым общинам. В древней Греции И. носил название ateleia. У римлян И. даровался во время больших несчастий общинам, в виде привилегий иногда навсегда; особенно часты стали И. во времена империи. С начала средних веков И. часто применялся как по отношению к владениям короля и др. привилегированных лиц, так в особенности по отношению к (Immunitas ecclesiastika). Имп. Гонорий положил начало соединению И. с освобождением духовенства от общей юрисдикции. В феодальных владениях были многочисленные И. в смысле изъятия известной территории из обшей администрации. До последнего времени сохранились среди средневековых И. среди так наз. медиатизированных.
Империал
Империал – золотая русская монета весом в 2 391. 69, 36 долей (12, 9039 грам.) из золота 900/1000 пробы = 40 франкам. И. чеканились с 1755 – 1817 г., а за тем в небольшом количестве ежегодно с 1886 г. (по мон. уст. 1886 г.). Диаметр монеты 96 точек. Допуск в весе: для единичной монеты=0, 4 доли, для 1000 штук – до 1 зол. Империализм – политическая система, будто бы представляющая собою сочетание принципа народовластия учреждениями единичного правления. Первый образец подобной системы установлен был Юлием Цезарем, вследствие чего ей дается еще название цезаризма. Цезарь был главой демократической партии, благодаря ей он достиг власти и прямо никогда не отрекался от демократических основ своей власти; будучи уже неограниченным государем он заботился об улучшении положения беднейших классов и оставлял, по-видимому, неприкосновенными как суверенитет народа, так и прежние республиканские учреждения. Его всемогущество покоилось, главным образом, на том, что он исполнительную власть сделал независимою от сената, значительно ее расширил и усилил и в своих руках сосредоточил все высшие должности республиканского устройства. Новостью явилась лишь должность императора, которая отчасти соответствует понятию главы исполнительной власти, так как основной чертою римского imperium'a было полномочие издавать распоряжения под угрозою уголовной репрессии за несоблюдение их. Ко всему этому присоединилось, наконец, право назначать себе преемника во всех своих должностях и полномочиях. На ряду с этой властью, основанной на сосредоточении всех должностей в одних руках, народное собранье официально продолжало считаться носителем суверенитета, а плебисцит – выражение верховной государственной воли; созывавшиеся императором комиции рассматривались как органы законодательной власти и устанавливали основы государственного строя. Фактически эти народные собрания были послушным орудием в руках цезаря, а законодательная власть их парализовалась тем основным принципом римского государственного права, по которому административный распоряжения до тех пор сохраняли безусловно обязательную свою силу, пока издавшее их должностное лицо оставалось в должности. Цезарь же, сосредоточив в своих руках все высшие должности, которые были предоставлены ему пожизненно, фактически превратил свои полномочия издавать административные распоряжения в неограниченную законодательную власть. Детище демократии, Цезарь должен был, конечно, вступить в борьбу с аристократическими элементами республики: он низвел сенат на степень совещательного учреждения, пытался удалить из него членов консервативного и аристократического образа мыслей и наводнил его своими креатурами. В связи с этим находилось стремление создать новый патрициат, который затмил и вытеснил бы древнюю знать. Все эти начала и приемы, пущенные в ход Цезарем с большим искусством и легшие в основу государственного устройства Римской империи за первое время ее существования, служили образцом для всех узурпаторов, которые, пользуясь демократическими движениями, захватывали в свои руки верховную власть. В наиболее широких размерах осуществил систему И. Наполеон I, а его племянник Наполеон III в своей прокламации к франц. народу от 14 января 1852 г. возвел ее на степень теоретической доктрины. В этой прокламации Наполеон III основным принципом государственного устройства признает начало народного самодержавия, которое он понимает в том смысле, что все власти, существующие в государстве, и прежде всего глава государства, сут ничто иное как делегаты народа, от него заимствующие свои полномочия. Делегат народа, глава государства должен быть и ответствен перед народом. Но где ответственность, там должна быть и власть; поэтому главе государства должна быть предоставлена полная свобода действий. Министры сут простые исполнители распоряжений ответственного главы государства, действуют по его указаниям я потому никакой ответственности перед представительными собраньями не несут. Глава же государства. получая свои полномочия от всего народа, перед ним одним несет и ответственность. Этот принцип получил свое выражение в конституции 1851 г., которая гласила, что президент республики ответствен перед народом, к которому он должен всегда апеллировать. Всенародное голосование (плебисцит) должно подтверждать или отвергать все важные политические меры, которые бы задумал провести глава государства. Таким образом существенная черта И. заключается в номинальной ответственности главы государства и в безответственности министров. В связи с этим народному представительству отводится в системе И. совершенно ничтожная роль. При Наполеоне III законодательный корпус не имел законодательной инициативы, не имел права предлагать поправок к предложенному ему законопроекту, не мог делать запросов министерству, а бюджет должен был вотировать без права вносить изменения в отдельные статьи. Наконец, Наполеоны изобрели новое учреждение, так назыв. сенат. Как по конституции 1799 г., так и по конституции 1852 г. сенат призван был охранять конституцию и развивать ее далее. Эта вторая функция сената, служившего послушным орудием в руках Наполеонов, давала им возможность облекать всякое произвольное расширение своей власти формой законности. Таким образом, И. по справедливости назван был «призрачным конституционализмом». Империя (Imperium) – у римлян высшая государственная власть, вместе с maiestas, принадлежала одному народу, проявлявшему эту власть при выборах, в законодательстве, верховном суде, решении войны и мира Отражением этой власти является И. как высшее полномочие магистратов, сначала царей, потом – в республиканское время, так называемых старших магистратов (mag. maiores), T. е. консулов, преторов, диктаторов, проконсулов, пропреторов, префекта городского и преторианского и цензоров; младшие магистраты И. не имели. И. давалась народом посредством выборов или особым законом в куриатских комциах (lex curiata de imperio). И. магистрата давала полномочия: 1) военные, вместе с правом жизни и смерти по отношению к подчиненным, но лишь за пределами города; 2) гражданские: право юрисдикции, наложении наказаний (штрафов, multae, заключения в тюрьму, даже телесного наказания). Если И. ограничивалась одними уголовными правами, она называлась «простою», imper. merum и была тожественна с jus или potestas gladii, которую имели наместники провинций. Так как лица, которые давалась И., не имели одинаковых прав, напр. консул подчал военную И., претор лишь гражданскую, то рано уже отличали И. большую от И. меньшей (Imp. maius, minus); высшая степень И., называвшаяся summum I., в республике давалась диктатору. В виде исключения народ мог облекать И. и лиц не занимавших магистратских должностей, напр., по закону, проведенному Рубрием в 43 г., часть верховных прав дарована была муниципальным властям в Галлии. По мнению Моммзена, магистраты cum imperio имели право и передавать И. и др. права другим гражданам. В теории И. народа продолжала существовать еще после падения республики, но и она вместе с прочими республиканскими властями всецело перешла к императорам. Впоследствии, когда прежний республиканский характер императорской власти исчез, И. (именно summum I) стала даваться императору сразу по вступлении на престол одним законом (так наз. lex de imperio), предоставлявшим не только верховную военную И. пожизненно и на всю территорию Римской И., но еще и много других значительных полномочий, из которых некоторые уже в последнем веке республики были соединены с чрезвычайной И., дававшейся некоторым полководцам. И. сопровождалась рядом внешних отличий, к которым принадлежали, главным образом, ликторы. С течением времени понятие И. переменило значение и стало обозначать территорию, на которую простиралась обозначаемая ею власть: отсюда название И. Римской, Византийской и иных.
Импотенция
Импотенция – мужское бессилие. Различают И. coeundi и И. generandi, мужское бесплодие, т. е. отсутствие оплодотворяющей способности. И. очень часто представляет частное проявление общих, в особенности истощающих болезней и тяжких поражений центральной нервной системы, как, напр., при сахарном мочеизнурении, Байтовой болезни, в позднейших стадиях спинной сухотки, при морфинизме. В подобных случаях встречаемся со стойким и безусловным мужским бессилием. Рядом с этим приходится нередко наблюдать временное бессилие, известное под названием психической И.. которой одержимо много вполне здоровых субъектов. Она часто находится в теснейшей связи с испытываемым впервые возбуждением, робостью и пр. Лечение И. находится в тесной связи с причинами, ее обусловливающими. Психические формы ее с успехом лечатся психическими средствами.
Импресарио
Импресарио – в Италии директор труппы артистов, который обыкновенно является и предпринимателем дела на свой риск. Пока процветала так назыв. Commedia dell'arte, И. обыкновенно составлял и сценарий, который исполняли артисты. Ныне И. называется предприниматель, устраивающий оперные представления и концерты.
Импрессионизм
Импрессионизм и Импрессионисты. – Этим именем называется новейшее направление в живописи, следуя которому художники изображают картиною исключительно впечатление от виденного ими в природе явления. Собственно говоря, это во множестве случаев должно быть и было задачей всякого художника, но название импрессионистов присвоено лишь особой группе их, как бы исключительно занимающихся передачей впечатлений и притом, как на деле оказывается, часто таких, которые можно назвать чисто оптическими. Название И. пошло в ход с 1860 г., когда некоторые французские художники стали подчеркивать слово impression (впечатление) в названиях своих картин (Impression d'un chat qui se promene, impression de mun pot an feu); родоначальником же этого движения в живописи считают Эдуарда Мане (Manet, 1832 – 83), талантливого художника, который после тщательного изучения прежних мастеров, найдя, что только немногие из них изображали людей, как они бывают освещены на открытом воздухе, и что другие – в сценах, происходивших при атмосферном освещении, изображали фигуры людей, как они представляются при комнатном освещении. Мане стал писать фигуры часто совсем без теней, в тонах дневного рассеянного света. Его картины имели иногда странное содержание: напр., женщина нагая, а другая – в рубашке и элегантно одетые мужчины в пейзаже; фигуры ему были нужны для колоритного опыта; такое же значение имела его «Олимпия». Однако, Мане написал позднее несколько картин, имевших именно достоинство натурального освещения (plain-air) и притом с весьма гармоническими тонами, не имевшими ничего условного, подобного коричневым тонам множества прежних художников. Его колоритная гармония не походила на гармонию прежних мастеров, и в этом отношении он был полезным новатором. Замечательно, что началом известности Мане обязан другому новатору – Эмилю Зола, написавшему об нем красноречивые страницы («Mes baines», 1878). Полную характерность имеют те его произведения, которые написаны им после 1870 г. Он писал отдельные фигуры и целые сцены из парижской элегантной жизни. Главной заслугой Мане было открытое им новое разнообразие и богатство тонов, хотя нельзя не сказать, что у Гальса, Веласкеса и даже у итальянских фресковых живописцев XV ст. замечались такие же стремления. До нашего времени дошло от них даже правило: художник во время работы должен сидеть в закрытом дворе с крышею, а его модель должна находиться вне этого помещения, под открытым небом. Многие из современников Мане продолжали его дело, образовалась целая школа импрессионистов, и успехи многих из них имели влияние на живопись вне пределов Франции (напр. в Бельгии). Но если некоторые из них держались в пределах благоразумия, то другие до того отдались стремлению выражать первые непосредственные и, так сказать, неосмысленные впечатления от цветов и форм, что их произведения стали получать характер странности и расстроенного воображены. Желание не походить на прежних художников довело мало по малу до оригинальности в концепции, которая часто граничить с бессмыслицей. Так, одна из картин Дега (Degas), современника Мане, написанная на часто повторяемую им тему сцен из балета, имеет характер моментальной фотографии, в которую вошли две целые фигуры балерин в странных позах, и то голова одной обрезана рамой, и множество пар ног, владетельницы которых большею частью невидны. Ренуар писал человеческие фигуры, выражая влияние на тона тела всех рефлексов, какие встречались до тех пор лишь в пейзажной живописи. Но он имел и внутренние достоинства, умея выражать переходящие выражения лиц, что требует особой психической, а не одной красочной наблюдательности. Некоторые захотели распространить новое течение и на пейзаж, который уже и ранее их, в тридцатых годах, вышел во Франции на настоящую дорогу, освободившись от прежней классической вычурности. Вдобавок игра света и plain air давно уже составляли непременную принадлежность изображений природы в живописи; достаточно указать на Кюйпа, из старых голландцев, на Клода Лоррена из французов, и на более близкого к нашему времени англичанина Тернера (Turner). Если два последних отличаются сочинительством, так мало терпимым в наше время, то и в отношении верности и изящной простоты форм давно уже живопись пейзажа делает свое дело. Наконец и цельность впечатления, достигаемая, между прочим, упрощением состава картин, давно уже далась истинным талантам. Влияние же света и воздуха на формы и тона предметов составляло и до импрессионистов одно из основных требований, предъявленных к картине-пейзажу. Импрессионисты лишь усилили требования простоты и единства картины, откидывая всякие подробности форм и оставляя, можно сказать, в некоторых случаях, одни краски или топа. Пока исполнение этого требования не превосходило известных пределов, размеры которых конечно не легко установить, получались иногда, при талантливости художника, замечательные результаты и в пейзажной живописи. В других случаях вместо станковой живописи получалась декоративная; картина получала смысл, будучи рассматриваема лишь с такого большого расстояния, при котором в размеры холста получались оптически малыми. Иногда это выкупалось богатством тонов, открывавшихся с расстояния, но чаще – ничем таким, что уже не было достигаемо и прежде обыкновенными средствами. Многие импрессионисты задавались чрезвычайно странными задачами: воспроизвести впечатление от мгновенного взгляда на пейзаж, при особенной игре света, в момент, когда формы еще не поняты, и только еще начинается процесс усвоены мозгом того, что видит глаз. Такое впечатление иногда подобно тому, какое ощущает только что проснувшийся человек, видящий свет цвета, но не успевший еще сообразить, где он и что перед ним находится (словесное описание одного импрессионистского пейзажа, сделанное Крамским). Эти моменты психологически интересны, но живописи с ними нечего делать. В выгодном еще случае художник обращается весь в зрение, при малой соответственной мозговой работе. Пейзажист Клод Моне (Monet) написал серию в 15 картин, изображающих одно и тоже – копны хлеба на хлебном поле в разные времена года и разные часы дня. Как ряд этюдов – это полезно для художников, но как окончательная цель работ подобные серии не заслуживают подражания. Цель этого художника (Моне) – показать наибольшее количество световых эффектов и только световых. Он много путешествовал, много видел различных местностей, но везде искал одного в того же; он скорее похож на одностороннего ученого наблюдателя тонов, но ни его воображение, ни воображение зрителя не затронуты. От этой односторонности до нелепости, конечно, далеко, но многие импрессионисты в своих всегдашних поисках за новым оканчивали нелепостями. Отсюда народился и символизм, также новое направление в современной живописи. Аллегория показалась уже недостаточной, слишком легкой для понимания; в символизме уже почти ничего не понятно без длинного объяснения, которое необходимо выслушать или прочитать, чтобы понять цель живописца. Многие из этих произведений, по-видимому, исключают даже всякую предварительную художественную подготовку. Итак И., народившийся из желания расширить техническую сторону живописи, блестяще напомнивший забываемое или забытое правило о способе изображения предметов природы, принес свою долю пользы, но как направление он перешел все крайности, и содержание его исчерпано. По свидетельству нашего известного художника Репина, «импрессионисты заметно вырождаются, устарели, уменьшились в числе. Сделав свое дело, – освежив искусство от рутинного, академического направления, с его тяжелым, коричневым колоритом в условными композициями, они сама впали в рутину лиловых, голубых и оранжевых рефлексов. Свежесть непосредственных впечатлений сошла у них на эксцентричность положений, на кричащие эффекты».
Первое впечатление не всегда есть лучшее или надежнейшее. Когда странность будет различаема от оригинальности, тогда большая часть произведений И. должна потерять свою цену или самое большое – будет отнесена к курьёзам.
Ф. Петрушевский.
Импровизаторы
Импровизаторы – в Италии наз. так стихотворцы, которые на любую заданную им тему декламируют или поют, Под аккомпанемент какого-либо инструмента, стихотворение сложенное им тут же, безо всякой подготовки (дат. ex improviso – неожиданно), не делая а не имея перед собою никаких письменных заметок. Начиная с эпохи возрождения, поэтические импровизации всегда возбуждали живейший интерес в Италии, при дворах герцогов Урбино, Феррары, Мантуи, Милана и Неаполя. На искусстве импровизации покоилась и Commedia dell'arte. В конце XV и в начале XVI ст. славились в качестве И. Кристофоро из Флоренции, прозванный Альтиссимо, и Бернарде Аккодьти, прозванный Унико и на приобретенные этим искусством деньги купивший герцогство Непи. Папа Лев Х очень любил И. и среди живших при его дворе ученых и поэтов отличался Андр. Мароне (1474 – 1527), импровизировавший по латыни. Большой славы достиг Сильвио Антониано (род. в 1540 г.); сатиры С. Розы считаются плодом импровизаций; одним из знаменитейпиих И. был Бернардино Перфетти из Сиены (1680 – 1747), импровизации которого напеч. в 1748 г. (2 т.). Метастазио также выказывад с ранней юности редкий дар импровизации. Бертинацци, в качестве И. со сцены, был до того неистощим, что мог безостановочно играть пятиактные пьесы. Другие знаменитые итал. И.: Дзукко (Zucсо, умер 1764), оставивший достойного преемника в лице своего ученика аббата Лоренци; адвокат Бернарш в Риме; Люд. Cepиo и Люд. Росси, оба павшие в 1799 г. жертвой неаполитанских переворотов; Франческо Гианни; Томассо Сгриччи (1798 – 1836), И. драматических и лирических стихотворений; Киччони (Cicconi), который в 1829 г. импровизировал в Риме целую эпопею и был известен и в Германии. Большой успех в качестве И. имели еще в Германии Биндоччи из Сиены, а в России – Джустиниани (X, 562). Из женщин, одаренных талантом импровизации, славились Маддалена Моралли Фернандец из Пистойи (умер 1800), которая в аркадской академии носила имя Кориллы Олимпийской. Наряду с нею должны быть упомянуты Тереза Бандеттини (1763 – 1837), Фортуната Сульгер Фантастики из Ливорно, Роза Таддеи из Рима, особенно же Маццев. рожденная Ланти, а в новейшее время Беатриче ди Шандегли Онтани, а также Милла, уроженка Сицилии. Замечательно, что большинство И. были уроженцами Тосканы или Венеции, особенно Сиены и Вероны и в этих местностях дар импровизации процветает поныне. В других же европейских странах он встречается весьма редко; некоторое исключение может быть сделано для Штирии в Тироля. В Германии публично выступали в качестве И.: Д. Шёнеман (ок. 1720 г.), О. Л. В. Вольф (умер 1851 г., проф. в Йене), М. Лангеншварц, К. Рихтер, Каролина ЛеонгардтъЛизер, Эд. Беерманн из Оснабрюкка, а в последние годы австрийский учитель гимназии Рих. Неубаур. В Голландии известен в качестве И. Вильгельм де Клерк (род. в 1793 г.), а во Франции – Евгений де Прадель (с 1824), которому особенно удавались небольшие импровизации, именно так назыв. bouts rimes. Импровизация играет первенствующую роль в процессе народного песенного творчества. Народная песня создается путем постепенного наслоения отдельных импровизации. Такой процесс песенного творчества приходилось прямо наблюдать у негров, у которых, как и у других народов с живой фантазией, напр., арабов, дар импровизации особенно пробуждается музыкой. Только здесь предметом импровизации служит не случайная, извне пришедшая тема, а какое-либо явление, произведшее особое впечатление на народное воображение. В этих пределах дар импровизации должен быть признан за всеми народами. Такими И. являются наши «вопленницы»; в Смоленской губ. исследователи встретили крестьянку, которая импровизировала по поводу поражавших ее явлений. Ср. Добровольский «Смол. этнографический сборник» (ч. 1, 1891, стр. 45 – 68).
В музыкальном творчестве большинство импровизаторов является среди инструменталистов. И. входит в программу каждого церковного органиста. Среди пианистов импровизаторов особенно известны были; Моцарт, Бетховен, Гуммель. Из импровизаторов последнего времени можно указать на А. Г. Рубинштейна и Ф. Ф. Штейна. Последний, как замечательный импровизатор виртуоз, выступал в СПб. и на венской Всемирной выставке.
Импульс нервный
Импульс нервный – выражение, употребляемое в физиологии для обозначения процесса нервного возбуждения, пробегающего или в центробежном направлении – от мозга по центробежным нервам и различным рабочим аппаратам тела – мышцам, железам и т.д., или в центростремительном направлении от чувствующих поверхностей тела и органов чувств по центростремительным нервам к мозгу. Согласно с этим И. бывают центробежные и центростремительные и они могут оказывать двоякого рода действие на рабочие органы тела: или возбуждающее, т.е. приводить их в деятельность, или угнетающее, т.е. задерживать или ослаблять их отправления. По своему происхождению И. бывают: 1) волевые, возникающие в нервных центрах вол и распространяющиеся в центробежном направлении по спинному мозгу и двигательным нервам до рабочих органов тела в преимущественно до поперечно полосатых мышц скелета, которыми и управляют; 2) аутоматические, возникающие тоже в центрах, в особенности продолговатого мозга, напр., в дыхательных центрах, сосудодвигательных и т.д. под влиянием внутренних раздражителей, как, напр., крови, непосредственно возбуждающей эти центры, помимо всякого влияния на чувствующие нервы. Эти аутоматические И. могут возникать и в периферических центрах, расположенных в сердце, кишечных стенках и т.д., и обусловливать аутоматические, периодические сокращения этих органов и, наконец, 3) рефлекторные или отраженные импульсы, возникающие в нервных центрах как центральной, так и периферической нервной системы, под влиянием прилива к ним центростремительных возбуждений, направляющихся к ним по чувствующим нервам со всевозможных чувствующих точек тела, включая сюда и органы чувств. Примером действия для волевых И. могут служить, напр., произвольные действия нормальных животных; для аутоматических И. – дыхательные движения, сердечные биения и т.д., а для рефлекторных И. – отраженные движения обезглавленных животных, реагирующих на раздражения, напр., кожи. Возникновение нервных И. в нервных центрах, так же как и проведете этих И., или, другими словами, акта нервного возбуждения, по длине нервных волокон не сопровождается никакими морфологическими изменениями ни центров, ни волокон, и, следовательно, процесс как возникновения, так и пробегания нервного И. в сфере нервных элементов относится к ряду процессов молекулярных. Внешним выражением возникновения и пробегания нервного И. по нервным элементам являются электродвигательные изменения их, сказывающиеся тем, что точки, где возникает И. и где он пробегает, принимают электроотрицательное напряжение, сравнительно с точками, находящимися в покой и представляющими электроположительное напряжение. Отсюда понятно возникновение электрических токов действия при пробегании по нервам и мозгу нервных И. Нервный И. двигается по нервам со скоростью от 30 до 55 метров в секунду (Гельмгольц), по нервным же центрам со скоростью гораздо меньшей, так как центры представляют места с несравненно большим сопротивлением для движения нервного возбуждения, нежели нервные волокна. И.Тарханов.
Импульс в физике
Импульс в физике – Импульсом какой-либо постоянной силы (т.е. силы, имеющей постоянную величину и неизменное направление) за какой-либо промежуток времени называется в механике произведение из величины ее на величину промежутка времени. Если сила имеет неизменное направление, но величина ее P изменяется с течением времени, то И. ее за промежуток времени от момента t до момента T есть интеграл:
В тех случаях, когда сила изменяет с течением времени и величину, и направление, составляют И. проекций ее X, У, Z на оси прямоугольных прямолинейных координат, то есть интегралы: которые рассматриваются как проекции И. на оси координат; величина И. будет равна в направление его составляет с осями координат углы, косинусы которых равны соответственно:
Д. Б.
Имущество
Имущество – юрид. понятие, отличаемое теорией права от понятия вещи и совокупности вещей или благ, хотя в русских законах оба они и смешиваются. Под И. юристы разумеют всю совокупность юридических отношений личности (субъекта прав), могущую быть оцененной на деньги, или известный комплекс этих отношений. Поэтому, в состав И. входят: а) вещи и связанных с ними юрид. отношения, увеличивающие или уменьшающие их ценность; б) обязательства, в смысле как требования, так и обязанностей; в) все остальные права и обязанности (имущественные) личности (авторские права, право участия, концессии и т.д.). Для понятия И. не важно, превышается ли актив его, пассив или наоборот. В виде чистого остатка после ликвидации гражд. правовой деятельности лица от И. его может получиться минус, но до нее и этот минус будет с юрид. точки зрения И. – Важность этого технического понятия заключается, во-первых, в том, что с юрид. точки зрения возможен переход всей совокупности юридических отношений личности (универсальная сукцессия) или их части (сингулярная сукцессия) от этой личности к другим без изменения или нового установления каждого из старых отношений в отдельности с новыми обладателями. Таким образом, посредством одного акта переходит, как целое, наследство к наследникам, при чем наследник совершенно заменяет собой наследователя, передаются путем одного договора обязательства (права в долги), так что новый кредитор совершенно заступает место старого, передаются вещи с связанными с ними обязательствами посредством одной сделки и т.д., так что новый владелец заменяет старого не только в праве собственности, но и в отношении к нанимателям, кредиторам и другим лицам, стоящим в том или ином отношении к вещи, хотя бы с этими последними не было заключено новых специальных соглашений. Отвлекаясь, таким образом, от определенных лиц, многие имущественные отношения сами объективируются в виде самостоятельного объекта права, получающего рыночную и вообще меновую ценность. Наиболее типичны в этом отношении ценные бумаги или бумаги на предъявителя, которые, будучи по своему происхождению обязательствами, вращаются, однако, в обороте в качестве вещей и не теряют своей ценности (не погашаются), даже поступив обратно к лицу, их выпустившему (следовательно к тому же должнику по ним). Другое значение этого понятия состоит в том, что в современном гражданском праве, в противоположность римскому, ему предстоит объединить разделяемые последним «объекты права»: вещи и действия (а следовательно вещные права и обязательственный) в одном понятии). Благодаря тому, что способы установления современных вещных прав и обязательственных («вещный договор» или «передача») и способы их защиты (ограничение или полное исчезновение виндикации как на недвижимости, так и на движимости) очень тесно сближаются, техническое различие этих объектов, основанное на естественных свойствах самих объектов, делается излишним, а с ним и различение вещного и обязательственного права, сливающихся в одном понятии имущественного права. Так как русское право смешивает понятие И. с понятием вещей, то благодаря этому у нас и деление вещей (divisio rerum) приурочено к И., и поскольку в русском праве объединение вещного в обязательственного права в смысле права имущественного совершилось, постольку это деление имеет свою цену (так можно говорить об И. движимых, но не о недвижимых, так как обязательства и движимые вещи – одинаково движимое И., но недвижимыми И. являются у нас только недвижимые вещи, о благоприобретенных, но не родовых, ибо только недвижимости могут быть родовыми, тленными и нетленными могут быть только вещи, а не обязательства, точно также раздельными и нераздельными и т.д.). Теоретическое понятие об И. в русском праве выражено в делении его на наличное и долговое, соответствующее понятию актива и пассива, хотя в общем русское право далеко еще от одного проведения этого понятия в систему всего права; поэтому и к нему деление вещей и действий, вещного и обязательственного права, еще имеет полное приложение. Б.И.
Инвалидность
Инвалидность – лица, сделавшиеся по каким-либо причинам неспособными к труду. При этом различают: полуинвалидов, т. е. таких, которые могут исполнять некоторые работы и не требуют постороннего за собою ухода, и полных И., ни к каким работам неспособных и немогущих обходиться без посторонней помощи. Военными И., в частности, именуются военнослужащие (преимущественно нижние чины), сделавшиеся неспособными к службе за ранами, увечьями, болезнью или дряхлостью. Еще в древности государством принимались разнообразные меры для призрения военных И. Особенно широкое развитие этой меры получили с эпохи учреждения постоянных армий. При продолжительных сроках службы, а тем более при службе на всю жизнь, бессрочной. когда поступавший на службу порывал всякие связи с семьей и с своим сословием, вопрос о призрении неспособных оставаться в рядах армии имел огромное значение. Но с переходом к комплектованию на началах всеобщей воинской повинности это значение его само собою утратилось. Сроки службы ныне коротки; связь с семьей, с сословием, с общиной каждый отбывающий воинскую повинность сохраняет и фактически, вследствие краткости срока службы, и юридически. Из служащих по обязанности никто ныне в состояние дряхлости на службе не приходит. На обязанности государства может лежать ныне призрение только тех военнослужащих, которые потеряли способность к труду на войне или хотя в мирное время, но при исполнении обязанностей военной службы, вследствие ран, увечья и лишь иногда вследствие расстройства здоровья.
В древней Греции военные И. вместе с семействами содержались на счет республик. Римляне давали И. земельные участки и назначали в их пользу часть добычи, а впоследствии денежное содержание. В средние века обязанность призрения военных И. была возложена на монастыри (во Франции и в Англии). В Испании, а затем в Англии и Голландии, еще в средние века начали назначать раненым и увечным военными. пенсии и единовременные вспомоществования. С XVI ст. во Франции м-рям определены за призрение И. особые от казны пособия. Но после учреждения инвалидного дома в Париже (Hotel des invalides) выдача пособий монастырям была прекращена, и все пособия обращены на содержание инвалидов в этом доме. Особую заботливость об И. проявил Наполеон 1: своих ветеранов он поставил в почетное положение и в армии, и в обществе и делу призрения дал вообще прочную организацию, после наполеоновских войн во Франции, а по ее примеру и в других европейских государствах, появились особые инвалидные роты, т. е. команды, в которые назначались сделавшиеся неспособными к строевой службе нижние чины. Роты эти размещены были по разным городам и служили, отчасти, местами призрения раненых, увечных, дряхлых и больных нижних чинив, а отчасти воинскими частями, исполнявшими разнообразные обязанности внутренней службы. В настоящее время инвалидных рот во Франции вовсе не существует. В Пруссии в 1887 г. оставалось еще 6 инвалидных рот, на 100 – 120 человек каждая, и одна дворцовая гвардейская инвалидная рота. В России указом 3 мая 1720 года Петр повелел всех офицеров и нижних чинов, которые, по удостоверению военной коллегии, окажутся неспособными в службе за ранами, увечьями или старостью, определять на жительство в м-ри и богадельни, и выдавать им пожизненно содержание по гарнизонным окладам. Через 2 года, однако, вследствие многочисленности И., указом 12 апреля 1722 г. содержание им было уменьшено, причем право на получение его сохранено было лишь за действительно поселившимися в м-рях и богадельнях. Но еще через два года, указом 6 февраля 1724 г., из этого ограничения были изъяты женатые И., так как они не могли поступать в монастыри. Екатерина II, в 1764 году, одновременно с изданием штатов для монастырей и с обращением большинства монастырских имений в казну, определила впредь И. в м-ри не высылать, а водворять на жительство в особо указанные города. Водворенные на жительство в эти города И. получали жалованье по особым окладам, на что ассигновывалось ежегодно по 80 т. руб., и в первое время по водворении квартиры по отводу с натуре – офицеры в течете первых 3 лет, а нижние чины в течение 6 лет. Затем, в самом конце XVIII ст., при гарнизонных батальонах образованы были инвалидные роты. Инвалидные роты и команды получили определенную организацию в 1811 г. Все И. были разделены на три разряда: подвижных, служащих и неслужащих, или неспособных. И. каждого разряда образовывали особые команды, находившиеся в подчинения командирам батальонов внутренней стражи. Команды служащих и неслужащих И. (последние в 1823 г. были расформированы) находились во всех уездных городах. Команды И. первого разряда, или подвижные инвалидные роты, вначале предназначены были для службы при госпиталях, но впоследствии стали учреждаться также в ведомствах дворцовом, провиантском, комиссариатском, горном и др., в крепостях и при округах военных поселений. К концу царствования Николая 1 всего инвалидных команд было: гвардейских инвалидных рот – 15, подвижных инвалидных рот разных ведомств и наименований – 1041/4 (в том числе 5 соляных), уездных инвалидных команд – 564 и этапных – 296. В 1862 г. И. были переименованы в неспособные, а в 1864 г., с упразднением корпуса внутренней стражи, упразднены были и инвалидные команды. Взамен их образованы были уездные, этапные, госпитальные и других наименований команды, которые уже отнюдь не имеют характера места призрения. Наименование «инвалидные» сохранили только особые команды, состоявшие до начала 80-х годов при каждой гвардейской части. С упразднением инвалидных команд, неспособных положено было направлять в особые сборные команды при некоторых губернских батальонах. Сборные команды в 1874 г. тоже были упразднены. С тех пор неспособные к строевой службы оставляются при своих частях, но назначаются на нестроевые должности. Сделавшиеся же вовсе к службе негодными – увольняются. Из них, согласно уст. о воин. повин. 1874 г., правом на призрение пользуются лишь такие нижние чины, которые сделались неспособными во время состояния на действительной службе, или хотя после увольнения в запас, но вследствие ран, увечий или болезней, понесенных во время действительной службы, или получившие увечья во время учебных сборов (ст. 33 уст. о воин. пов.). Неспособные к личному труду, в случае неимения собственных средств к жизни, а равно родственников, желающих принять их на свое иждивение, получают от казны по 3 р. в месяц. Требующие же постороннего ухода размещаются по богадельням и благотворительным заведениям, а в случае неимения в них свободных мест, поручаются попечению благонадежных лиц, с платою от казны стоимости содержания призреваемого, но не свыше 6 р. в месяц. Право на пособия в том же размере сохраняют также до настоящего времени пришедшие в дряхлость отставные нижние чины, служившие по прежнему рекрутскому уставу и получившие отставку не позднее 1868 г. К.-К.
Инвариант
Инвариант – особое обозначение в математике. Если над целым однородным алгебраическим выражением с двумя переменными х1, и х2 совершено линейное преобразование, т. е. если вместо х1, поставлено a1х1+ a2х2, а вместо х2 поставлено b1х1 + b2х2, то получается новое выражение, которое останется однородным. Оба выражения назыв. алгебраическими формами и второе есть форма преобразованная относительно первого. Выражение, однородное относительно коэффициентов основной, формы, называется И. в том случае, если при замене коэффициентов основной формы соответствующими коэффициентами формы преобразованной, выражение изменится лишь на множитель, который равен какойнибудь степени модуля преобразования a1b1-a2b1. Учение об И., вследствие частого приложения к различным математическим исследованиям, получило большое развитие и в настоящее время составляет самостоятельную отрасль чистой математики. Первоначально теория И. имела приложение только при исследовании свойств чисел, но по мере своего развития эта теория получила большое значение в новейшей геометрии и представляет важное орудие также при исследовании теории уравнений. Теория И. создана трудами, главным образом, английских математиков Келэ и Сильвестра; из математиков континента ею занимались Аронгольд, Клебш, Эрмит и др. – Символическое обозначение И, введено Клебшем. Если имеется квадратичная форма a0х12 + 2a1х1х2 + a2х22, то И. ее будет a12 – a0a2 и означается через (ab)2.
В.В.В.
Ингаляция
Ингаляция, ингаляционный способ лечения (лат. Inhalare – вдыхать) – способ вдыхания лекарств в виде газа, пара или дыма. И. можно произвести так, чтобы лекарственное вещество смешалось с воздухом помещения, в котором находится больной, либо так, чтобы вещество это проводилось непосредственно к дыхательным органам посредством особых аппаратов. В первом случае употребляют газы, либо вещества, который улетучиваются уже при обыкновенной t°, либо такие, которые нагреваются или сжигаются в открытых сосудах; сюда относятся: И. газов, как напр. углекислоты, сероводорода (в особых, для этой цели устроенных залах при минеральных источниках), И. эфирных масел, бальзамов, смол, уксуса, брома, пиридина, а равно паров селитряной бумаги, белладонны, листьев дурмана, нашатыря. Во втором случае те же либо др. лекарственные вещества вводятся посредством водяного пара или распыления, посредством различных аппаратов. Газы, получаемые искусственным путем (наприм. закись азота), точно также и смеси их с атмосферным воздухом, собирают в мехи, в каучуковые мешки или в металлические приемники (газометры), и вдыхание совершается посредством каучуковой трубки, снабженной мундштуком. Легко улетучивающиеся жидкие вещества (углеводороды, эфир, хлороформ) наливаются на полотняную тряпку или на вату, находящуюся в бумажной воронке, или, чтобы облегчить испарение, на полотно, натянутое на металлическую рамку (маска для хлороформа), и эти несложные аппараты подносят к носу или рту больного. Можно также наполнять смоченными компрессами из ваты стеклянные трубочки или гусиные перья и «курить» их на подобие папирос. Твердые, легко улетучивающиеся вещества (камфара, камфарные папиросы – cigarettes camphrees) вдыхают таким же образом. Твердые вещества, вернее газы, получающиеся при сжигании твердых веществ, вдыхаются на подобие табачного дыма (папиросы и трубки, наполняемые табаком, красавкой, индийской коноплей, опием, дурманом). Другие твердые лекарственные вещества разогреваются в закрытых сосудах, а пары их вдыхаются посредством трубки и мундштука (каломель, киноварь, мышьяк). Для пользования водяными парами летучих веществ употребляют сосуд с кипятком, который покрывают воронкою и из трубки последней вдыхают пары. Для местного лечения слизистой оболочки дыхательного аппарата чаще всего употребляют с большим успехом И. жидкостей, распыленных пульверизатором. Для И. употребляют антисептические вещества, вяжущие, щелочные соли, специфически действующие средства (сулема, Йодистый калий); реже наркотические вещества, ароматические настои. Эти лекарства употребляются для И. в водном, реже в слабом спиртном растворе, но не в форме эмульсии; наркотические же и сильнодействующие средства преимущественно употребляются в очень разведенных растворах.
Ингредиент
Ингредиент (Ingrediens) – составная часть какой-либо смеси; термин всего чаще употребляемый относительно лекарств.
Инд
Инд (санскрит. Sindb, Sindhn, т.е. река) – главная река на З Индии, начало берет в Тибете под 32° сев. шир. и 81°30' вост. долг. (от Гринвича), на высоте 6500 м., на сев. склоне горы Гаринг-боче, близ сев. оконечности оз. Манассаровар, к 3 от которого находятся истоки Сетледжа, а к В – Брамапутры. Верхнее течение И. направляется на СЗ, после 252 км. течения он принимает слева р. Гарток или Гаттанг-чу, которая стекает с зап. склона Гаринг-боче, после чего И., под именем Сингхка-баб (Singh-ka-bab – Львиные ворота), прорезывает плоскогорье, а у прохода Ла-Ганс-Киель вторгается в узкую долину, отделяющую Куэнлунь от Гималайских гор, протекает чрез Ладак, ниже столицы его, города Лех, принимает на высоте 3753 м. стремительный Занскар, затем приток Драс и вступает в Балтистан, где в него справа впадает Шайск. спускающийся с гор Каракорума, и где И. получает название Аба-Синд, т. е. отец рек. Несколько выше Искардо или Скардо, столицы Балтистана, И. принимает справа Шигар, а затем и ряд других горных притоков. От Скардо И., на протяжении 135 км., течет на ССЗ, под 74°50' вост. долг. поворачивает на ЮЗ и вслед затем принимает справа Гильгит. Несколько ниже И. устремляется в ущелье Гималайских гор, глубиною в 3000 л, где прежде полагали «истоки Инда», хотя река находится в этом месте на расстоянии слишком 1300 км. от своего действительного начала. По выходе из гор, И. разливается сначала в широком русле, среди обширной равнины, бывшей некогда озером, и соединяется с р. Кабул, значительнейшим из своих прав. притоков; здесь ширина И. 250 м., глубина же: в половодье 20 – 25 м., а в мелководье 10 – 12 м. Несколько ниже И. ударяется о скалы, от которых город, защищающий переход через реку, получил имя Атток (задержка). Отсюда река на протяжении 185 км. снова должна пробираться длинным рядом ущелий между крутыми каменными стенами, пока, наконец, по выходе из ущелья Кал(р)абахского или Черного Сада, И. окончательно покидает область гор и длинными извилинами змеится по равнине, окаймленной боковыми потоками или рукавами и ложными реками, указывающими прежние русла главной реки. Здесь И., не получая значительных притоков, постепенно уменьшается от испарения до Митхан-кота, близ которого принимает снова Панджнад(д), образовавшийся из слияния Джилама, Чинаба, Рава и Сетледжа, верхнее течение которых вместе с И. образует знаменитый Пенджаб (Пятиречье); при слиянии с И. Панджнад имеет в ширину 1700 м., тогда как ширина самого И., при равной глубине(4 – 5 м.), не превышает 600 м. Выше г. Рори, в области Синд, где И. поворачивает на Ю. от него отделяется рукав Нарра (Восточная Нарра), который течет по пустыне на ЮВ, но моря достигает лишь в половодье; некогда Нарра, по-видимому, служил главным руслом И. Другие ложбины, широкие и глубокие, свидетельствуют о беспрестанных блужданиях реки, искавшей наиболее удобного пути к морю. Изучение этой местности приводить к заключению, что И. постоянно подвигался все далее и далее от В к 3 или в силу качательного движения почвы в этом направлении, или вследствие вращения земного шара, заставляющего реки сев. полушария уклоняться вправо от нормального направления. Это постепенное перемещение И. к 3 приводить к тому, что соседние, лежащие на В от него, местности все более и более иссушаются, и многие пресноводные потоки, отделяясь от главной реки, превращаются в соляные озера. У Хайдарабада, в 150 км. от моря, начинается дельта И., образующая треугольник в 8000 кв. км., основание которого тянется на пространстве 250 км. вдоль берега Аравийского моря. Число устий И. невозможно определить с точностью, так как с каждым половодьем оно изменяется. В течение этого столетия и главное русло много раз переменяло место. В настоящее время истинным руслом реки сделался Гаджамро, ветвь дельты, где еще около средины нынешнего столетия могли пробираться только маленькие челноки; он впадает в море под 24°6' сев. шир. и 67°22' вост. долг. Длина И. – 3180 км., бассейн его занимает 960800 кв. км.
По обилию своих вод, И. одна из значительных рек Азии, хотя и уступает в этом отношении другим южноазиатск. большим рекам: Янтсекиангу, Меконгу, Иравадди, Брамапутре и Гангу; в секунду И. катит: в период половодья 17500 куб. м., в период мелководья 1156 куб. м., средним числом 5500 куб. м. Это одна из самых мутных рек в мире. Вода ее содержит каменных обломков и землистых частиц, илу и песку в половодье в количестве 1/229 ее веса или 1/410 объема, а в мелководье в количестве 1/588, и 1/1034. В течение года И. вносит в море 124 мил. куб. м. твердых частиц, количество, достаточное для образования острова в 180 кв. м. и в 1 м. высоты. Тем не менее дельта И. мало выступает за нормальную линию берега, что должно быть приписано береговому морскому течению: приливная водна, гонимая юго-зап. муссоном, направляется на С к Карачи, захватывает приносимые И. землистые вещества и разбрасывает их вдоль морского берега. Наклон И. составляет от истоков до Аттока 6 – 7 м., а отсюда до устья лишь 0, 33 и. на каждые 1, 5 км. течения. Половодье наступает дважды в год: медленно и равномерно в марте от таяния снегов, стремительно и неравномерно в период летних дождей. И. судоходен с Аттока до устьев на протяжении 1515,5 км., но ни одно из его устьев недоступно для морских судов, вследствие чего пароходство на И., которое началось в 1835 г., не имеет особого значения. Вообще, торговля на И. незначительна; нет на нем и крупных торговых центров, а те торговые города его дельты, которые стоять на том или другом из временных рукавов, должны были переноситься, сообразно блужданиям главного русла. Так, Шах-Бундар (царский порт), некогда служивший стоянкою для военных флотов, остался далеко внутри материка, к В от нынешнего течения; точно также покинуты были рекою города Гора-Бари или Виккар и Кети, который дважды переносился. Ныне гаванью И. считается Карачи, к которому проведена, параллельно реке, железная дорога, разветвляющаяся по всему Пенджабу, что еще более ослабляет значениe И., как торгового пути. Стратегическое значение имеют железнодорожные мосты при Аттоке и Саккар; первый соединяет с Индией Пешавар, второй – проход Болан и Квету.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 16 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close