Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:13
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Ирод
Ирод – имя нескольких Иудейских царей или царьков, идумейского происхождения. Главный из них: 1) Ирод Великий, основатель идумейской династии на Иудейском престоле. Сын идумейского князя Антипатра, он обладал выдающимися военными и политическими дарованиями; которые выдвинули его в глазах римского правительства, доверившего ему еще в молодости управление Галилеей. Он оказал римскому правительству важные услуги подавлением разбойничества, и своими ловкими интригами настолько сумел зарекомендовать себя пред Антонием и Октавием, что по их указанию назначен был царем всей Иудеи (в 40 г. до Р. Хр.). Во время последовавшей между Антонием и Октавием войны он умел так искусно лавировать между соперниками, что, хотя в общем держал сторону Антония, однако после поражения последнего при Акциуме сумел вовремя заявить свое верноподданичество Октавию, который расширил его владения, присоединив к ним сев.-вост. обл. Палестины – Трахонитиду, Ватанею и Авранитиду, и сделал его вообще главою Сирии. Почувствовав под собою твердую почву, И. начал разыгрывать роль великого восточного монарха. Отличаясь любовью к строительству и некоторым архитектурным вкусом, И. восстановил из развалин и украсил великолепными зданиями несколько городов своей страны, придав им новые имена, в честь своего верховного покровителя-властелина, кесаря Августа (Самарию ов переименовал в Севастию – от греч. слова =Augustus, Стратонову Башню – в Кесарию). В самом Иерусалиме он восстановил древний замок, названный им Антонией, а также построил великолепные дворцы, сделавшиеся лучшим украшением города. Несмотря на это великолепие, евреи не любили И., так как видели в нем иноземца, римского ставленника и похитителя престола Давидова. В народе, отягощенном двойными налогами, – в пользу римлян и в пользу пышного, любящего роскошь царя, – начался глухой ропот. Чтобы примирить с собою подданных, И. задумал удовлетворить их религиозному чувству и порешил построить новый храм, который бы своим величием превосходил даже храм Соломонов. Постройка действительно началась в самых грандиозных размерах, и храм был великолепен. С тою же целью И. женился на Мариамне, внуке первосвященника Гиркана II, чтобы тем самым придать своей династии санкцию кровного родства с домом Давидовым. Но все было напрасно. Еврейский народ был непреклонен в своей ненависти к узурпатору, чему способствовали многие его меры. Так, он в возобновленных им городах строил театры и амфитеатры, заводил римские и греческие игры, задавал пиры с чисто языческими увеселениями и вообще вводил такие обычаи, которые, отличаясь совершенно языческим характером, могли внушать евреям лишь чувство ужаса и отвращения. Дело дошло до того, что сильная партия ревнителей закона, именно фарисеи, в числе 6000 чел., отказались принести ему присягу в верноподданстве, и устроили заговор, грозивший И. низвержением. Эти факты ясно показали И. настроение народа, и он, видя невозможность примирения, задумал сломить оппозицию крутыми и жестокими мерами. Он превратился в жестокого и кровожадного деспота, который беспощадно истреблял всех и все, в чем только его подозрительный взгляд видел признак крамолы. Так, он истребил почти весь дом Асмонеев, как потомков законных правителей еврейского народа, и не остановился даже пред умерщвлением Мариамны, хотя она была самою любимою из его десяти жен. Конец его царствования ознаменовался невообразимыми ужасами, которые завершились умерщвлением его собственного сына Антипатра. При таком настроении И. вполне понятен тот ужас, с которым он выслушал, по свидетельству св. Матвея (гл. II), от восточных волхвов весть о том, что родился истинный царь Иудейский, поклониться которому они и пришли с далекого Востока. Первою мыслью И., по этому свидетельству, было умертвить новорожденного царя, а когда ему не удалось найти его, то он не остановился пред поголовным избиением грудных младенцев в Вифлееме. Пораженный тяжкою болезнью, заживо съедаемый червями, он неистовствовал даже на одре смерти и дал приказ в самый день его смерти истребить всю еврейскую знать, собранную для того в цирк; но распоряжение его не было исполнено. Он умер чрез несколько месяцев после рождения Христа. Главный источник сведений о его жизни – Иосиф Флавий, воспользовавшийся трудами его придворного историографа Николая Дамасского. Подробное изложение истории его царствования – у Гретца, «Geschichte der Juden» (т.3); на русск. языке у Лопухина: «Библ. история» (т.II, гл. LXVII и LXVIII), а также в блестящем посмертном этюде Э.Ренана, перев. в «Восходе» (апр. и май 1894 г.). 2) Имя И. сделалось родовым в его династии и его носили ближайшие его преемники. Сыну его И. Антипе или Антипатру досталась, по завещанию, четвертая часть его владений, именно Галилея и Перея. Подобно своему отцу, это был страстный строитель, основавший, между прочим, новый город Тивериаду (в честь имп. Тиверия), куда перенес свою резиденцию. Не обладая средствами отца и получая только 200 талантов дохода, он, однако, любил чисто языческую пышность, задавал великолепные пиры, о которых писали даже римские поэты. О связи его с женой своего брата Филиппа – выше. Домогаясь, по ее настоянию, царского достоинства, он запутался в интригах, навлек на себя немилость имп. Кая Калигулы и сослан был в Галлию Лугдунскую, где и скончался в безвестности.
А.Д.
Иррационализм
Иррационализм в метафизике – воззрение, полагающее в основу мира неразумное. слепое начало, как напр. «случай» древних материалистов, или безумная «воля к жизни» у Шопенгауэра. В учении о познании характер И. принадлежит в особенности английской психологической школе, которая все истины разума, даже математические, считает продуктом случайных опытов и фактической ассоциации представлений.
Вл.С.
Исаак
Исаак (еврейск, ицхак – смех) – библейский патриарх, названный так вследствие особых обстоятельств его рождения (Быт. XVII, 17 – 19; XVIII, 12; XXI, 6). Это был сын престарелых Авраама и Сарры, сделавшийся носителем всех данных им обетований. Когда ему было 25 лет, Авраам получил повеление принести его в жертву, и он с кротостью повиновался своему отцу: над ним был уже занесен жертвенный нож, но отклонен ангелом. Женат И. был на внуке своего месопотамского дяди Нахора, Ревекке, от которой имел двух сыновей – Исава и Иакова. Жизнь его прошла без всяких выдающихся событий и он умер 180 лет от роду.
А.Л.
Исайя
Исайя (евр. – «спасение Господне») – имя нескольких библейских личностей, из которых известнейшею является И. пророк. О жизни его мы знаем немного. Он был сын Амоса (но не пророка этого имени), жил в Иерусалиме, был женат и имел двух сыновей. На пророческую деятельность был призван видением, о котором он сам рассказывает в VI главе своей книги. Он всецело отдался своему высокому призванию и действовал в течение 60 лет, в правление Иудейских царей Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии (с 768 г. до Р. Хр.). В течение этого времени он видел несколько перемен в царстве Иудейском, и если при царе Езекии замечается сравнительный подъем религиозно-нравственного смысла в иудейском народе, то это несомненно было результатом неутомимой деятельности пророка, который, подобно прежним великим представителям пророческого звания, смело и безбоязненно говорил правду царям. По преданию, он потерпел мученическую кончину и был распилен деревянною пилою. Под его именем известна особая книга, которая стоит в Библии во главе так назыв. четырех великих пророков. Книга пророка И. состоит из 66 глав и представляет собою богатый материал для ознакомления с современным состоянием не только еврейского, но и других народов. Содержание ее составляют, главным образом, пророчества о судьбе как еврейского, так и других народов. Особенную знаменитость в христианской церкви он приобрел своим пророчеством о Мессии (Еммануиле: гл. VII и IX); пророк так точно и наглядно изображает события земной жизни Христа, что получил название пятого евангелиста. – Новейшая критика пытается расчленить эту книгу, и последние 27 глав приписывает другому Исайе, который, будто бы, жил уже во времена плена вавилонского (с целью придать пророчествам о Вавилоне и Кире естественный характер). Но это предположение встречается с большими затруднениями, и главнейшее из них заключается в самом стиле и языке книги. Писатели, жившие во время плена вавилонского, не могли избегнут влияния языка и культуры Вавилона, и потому в их произведениях замечаются следы халдейского языка (как это заметно у Иеремии и особенно у Иезекииля). Между тем вся книга И., не исключая и последних глав, написана чистейшим, можно сказать классическим еврейским языком, каким он именно был в лучший период его развития, до плена. Главные исследователи книги: Гезениус (1821), Гитциг (1833), Эвальд (2-е изд. 1867 – 68), Делич. См. нов. монографию S.К.Driver, «Isaiah, his life and times» (Л., из cepии «Men of the Bible»).
А.Д.
Иск
Иск – имеет два значения: 1) И. есть юридическая возможность защищать свое гражд. право судебным порядком; напр. А в праве требовать от Б уплаты суммы 100 р.; для осуществления этого права А имеет иск. 2) И. означает судебное действие истца, обратившегося к промоции суда, чтобы обязать ответчика признать его право или исполнить то, что он должен. В первом значении И. есть признак, по которому можно отличить гражданское право от публичного: напр. право быть городским избирателем нельзя защищать путем И., потому что это право публичное, но право жить в нанятой квартире – можно, потому что это право основано на договоре найма и составляет право гражданское. И. сопутствует всякому гражданскому праву, составляет его естественное свойство; права, которые не сопровождаются И., представляют редкие исключения и стоят на рубеже права и нравственности; напр., кто получил платеж по карточному долгу, не обязан возвращать деньги, т. е. имеет право на них, но потребовать платежа путем иска он не может. В наших гражданских законах встречается ряд предписаний, касающихся отношений между супругами, но неосуществимых путем И., и потому эти предписания относятся всецело к области нравственности. И. не составляет внешнего придатка к праву, ни чего-либо отдельного от права; это – самое право, но в судебном или боевом его направлении против определенного лица. Римляне мыслили всякое гражданское право именно в такой боевой форме, и потому их юристы изображали систему гражданских прав, как систему исков (actiones). Современная юриспруденция более абстрактна; она видит прежде всего нормальное состояние прав, а на И. смотрит как на последствие существования права, как на одну из функций права. Отдельные И. не носят более технических названий, как у римлян (напр., actio confessoria, rei vindicatio, hereditatis petitio), где И. создавались преторскими эдиктами и где число их ограничено было содержанием эдиктов. В современном праве И. столько, сколько юридических отношений, регулированных законами, и сколько их может быть создано договорами. Там, где римляне говорили, что у N имеется actio confessoria (И. для защиты сервитутов), мы говорим; что N, на осн. 450 ст. 1 ч. Х т., имеет право проезда к своему имению чрез чужую дачу и т.д.; а вместо, напр., одной типичной actio depositi или actio locati-conducti, как называли римляyе отношения, созданные договором поклажи или договором найма, у нас из одного типичного отношения может возникнут масса разнообразных исков, в зависимости от модификаций отношения договорными соглашениями. В каждом И. различаются три элемента: 1) его юридическое основание или то право, судебным проявлением которого он служит – causa proxima actionis; напр. в И. о вознаграждении за убытки таким юридическим основанием является правило 684 ст. 1 ч. X. т. Св. Зак., по которому всякий ответствен за убытки, причиненные по его вине другому лицу и т.д.; по различию таких оснований И. делятся на вещные и личные; 2) фактическое основание И., или те правообразующие факты, которые ведут к возникновению права, а с ним и И. – causa remota actionis, напр., при И. о праве собственности все те способы, которыми устанавливается право собственности (давностное владение, передача, судебное решение и т.д.); 3) предмет И. или содержание искового требования, составляющего как бы проект желательного истцу решения; по различию этого содержания И. делятся на И. принуждающие ответчика к исполнению чего-либо, и на И. о признании чего-либо, где требование ограничивается констатированием или признанием известного права (напр. законности рождения). Пример: А, приобревший имение с публичного торга (правообразующий факт, causa remota actionis), требует признания недействительным арендного договора, заключенного с прежним владельцем (содержание или предмет И.), ссылаясь на 1100 ст. Уст. гр. суд., так как договор заключен после вручения владельцу повестки об исполнении (юридическое основание И., causa proxima actionis). Возникновение И. не следует смешивать с поводом к предъявлению его: И. возникает или родится (actio nata) не тогда только, когда нарушено право, а в тот момент, когда возникло самое право, свободное от условий и сроков, препятствующих его зрелости, или когда вещное право приняло относительную форму, направление относительно определенного лица; так, напр., И. платежа по закладной возникает с наступлением срока, И. об убытках от порчи груза возникает в момент повреждения груза. Иногда у лица бывает несколько прав на один и тот же предмет: напр., А – наследник по закону, но в его же пользу составлено и завещание. В случае надобности прибегнут к судебной защите, А имеет в своем распоряжения два И., которые направляются на один и тот же предмет – наследство – и конкурируют между собою. Это не дает А права получить дважды одно я тоже наследство, но он в праве последовательно прибегать ко всем своим И.. пока не достигнет своей цели; отказ в И. на одном основании не лишает его права предъявить И. на другом основании. – Будучи проявлением права, И. может быть передаваем от одного лица другому, как до предъявления его в суде, так и после того, если только самое право подлежит передаче (напр., нельзя передать И. о законности рождения). И. прекращается по тем же основаниям, что и права; важнейшим из этих оснований является давность. Как судебное действие, И. может быть предъявлен всяким, хотя бы у него не было никакого права; эта свобода предъявления И. всяким необходима, чтобы не создавать стеснений для действительных правообладателей. Нормально же для предъявления И. необходим интерес, нельзя, напр., предъявлять И. об убытках, когда они вовсе не понесены. Для предъявления И. нужно иметь также право на И., напр., нельзя оспаривать завещание тому, кто и по закону не может наследовать в данном имуществе. У кого нет интереса и нет права на И. (легитимации), тот должен выйти побежденным из завязавшегося процесса.
М.Брун.
Исковое прошение.
Исковое прошение. – В русском судопроизводстве до 1864 г. так называлось, в отличие от прошений по делам крепостным и вотчинным, прошение, «коим истец ищет иска», т.е. по личным искам из договоров, об убытках и т.д. В новом судопроизводстве И. прошение составляет форму предъявления всякого иска в окружном суде. В истории русс. судопр. И. прошение (челобитная) появляется, на смену словесного предъявления исков, в конце XVI в.; его писали в жалостливых выражениях, чтобы тронут судью. Форма его уже тогда определена была обычаем; оно начиналось словами: «Царю государю бьет челом холоп такой-то», и оканчивалось словами: «Царь государь, смилуйся, пощади или пожалуй». Подпись стала обязательною только в эпоху Уложения. Форма обращения к верховной власти держалась до реформы 1864 г.; И. прошение писалось по пунктам и к каждому пункту прикладывалась рука просителя. Но уставу гражд. судопр., в И. прошении обозначаются суд, куда оно подается, стороны и их адреса, цена иска, просительный пункт. Наибольшее место в И. прошении отводится исторической части дела – изложению его обстоятельств с ссылкою на доказательства, а также юридическим соображениям, с ссылкою на законы. Хотя в настоящее время суд и не в праве возвратить И. прошение по бездоказательности (как до 1864 г.) и ссылка на законы не обязательна (jura novit curia), но все же наше И. прошение более сродни дореформенному письменному, чем чисто устному судопроизводству, где оно должно служить исключительно для подготовки устного состязания. Как римское libellum conventionis, так и Klageschrift нового (с 1877 г.) германского судопроизводства и английское writ of summons отличаются краткостью, сближающею их с простыми повестками о вызове ответчика. Во франц. судопроизводстве И. прошений совсем нет, и первою подготовительною бумагою является составляемый судебным приставом exploit d'ajoarnement – акт о вызове ответчика. В нашем мировом и торговом судопроизводствах, а также в судопроизводстве по правилам 29 декабря 1889 года, место И. прошения может занять словесная просьба, записываемая судьей или протоколистом и скрепляемая подписью просителя. И. прошение, как и родственные ему формы предъявления иска, имеет своим назначением индивидуализировать спор, обособить его от других процессов, твердо установить предмет требования. Доведенная до крайности, эта индивидуализация спора приводила иногда в истории судопроизводства к большим несправедливостям: напр. до Юстиниана в римском судопроизводстве pluspetitio (требование большего, чем следует) влекла за собою потерю всего иска, и только впоследствии за истцом признано было право уменьшать свои требования. В нашем современном судопроизводстве фиксированное в И. прошении требование может быть только уменьшено; изменение его по существу не допускается; дозволено только присоединить к нему требование процентов и приращений и требовать цены утраченного предмета. Стремление индивидуализировать спор сказывается в нашем судопроизводстве, между прочим, в запрещении смешивать в одном И. прошении иски, истекающие из разных оснований, хотя бы они относились к одному лицу. Это правило чуждо зап. системам, напр., англ. и герм.; его не строго соблюдает и наша судебная практика. Поданное в суд И. прошение может быть оставлено без движения, если не приложено, напр., копии или судебных пошлин, не указаны адреса сторон и т.д.; истцу дается срок на исправление недостатков. В целом ряде случаев И. прошение прямо возвращается – когда, напр., не обозначено, кто ищет и с кого, не означено, чего истец просит, не указана цена иска, не приложено доверенности на предъявление иска и т.д. С возвращением И. прошения исковая давность не считается прерванною.
М.Брун.
Искупление рода человеческого
Искупление рода человеческого Иисусом Христом – основной догмат христианской религии. Нарушив первоначальный завет свой с Богом чрез грех прародителей – учить христианство, – человек тем бесконечно оскорбил беспредельно великого своего Создателя и подвергся вечному проклятию, заразил все существо свое грехом и извратил всю свою природу – разум и волю. Чтобы избавить его от этих зол и восстановить союз его с Богом, необходимо было удовлетворить правосудие Божие, – которое, как и всякое другое свойство Божие, не могло остаться без свойственного ему действия, – уничтожить, затем, грех в существе человека и вообще истребить гибельные последствия, произведенные грехом в природе человека и во всем мире. Для этого нужна была столь же великая умилостивительная жертва, сколь велико было оскорбление, нанесенное человеком не кому иному, как самому Богу. Такой вполне довлеющей жертвы не мог принести сам человек: что бы он ни сделал с этою целью, все было бы несоразмерно греху оскорбления величия Божия. Средство для удовлетворения правды Божией изыскал и дал сам Бог, правосудный, но в тоже время и милостивый. В предвечном совете Божием определено было, чтобы второе лицо св. Троицы, Сын Божий, сделался человеком и, приняв на себя все грехи человеческие, претерпел за людей все, что требовалось правосудием Божественным. Хотя дело И. рода человеческого вторым лицом св. Троицы было предопределено, согласно Божественному предведению, еще прежде сложения мира, однако исполнено оно не вслед за грехопадением первых людей. Необходимо было, чтобы люди в продолжение веков опытно узнали и сильные восчувствовали свое нравственное бессилие и сами возжелали Божественной помощи, так как «Бог мог создать нас без нас, но спасти нас без нас не может», по выражению блаженного Августина. Затем нужно было приготовить людей к достойному принятию Искупителя и сделать способными к свободному усвоению его учения, что и было совершено чрез ветхозаветное откровение. В определенное время явившись в мир чрез воплощение и сделавшись совершенным человеком, И. Христос, будучи совершенно безгрешен и невинен, потерпел за наши грехи страдания и смерть. Жертва Искупителя – жертва всеобъемлющая, искупительная сила которой простирается на весь мир, на все грехи, всех людей, всех времен, под условием усвоения ее верою и жизнию по вере. Затем, хотя Он страдал один за весь род человеческий, но так как Он лицо Божеское, с которым не могут сравниться не только люди, но и весь мир в своей совокупности, то его страдания и смерть составляют жертву не только вполне удовлетворяющую Божию правосудию, но и преизбыточествующую. Своею крестною смертию И. Христос ознаменовал новый завет, которым воссоединил человека с Богом, даровал ему средства быть святым и достойным блаженного бытия в жизни будущей. – См. «Догматическое Богословие» митроп. Макария (изд. 1883 г., т. II); «Православное Обозрение», статьи: Гизо – «искупление» (1864 №12), Сергиевский – «искупление человека» (там же, 1871, №12), М.М.Воздвиженский – «искупление, как откровение благости и правосудия» (т. же, 1885, №1; 1886, №1).
Н.Б.
Ислам
Ислам (т.е. «предание себя» человеком Богу) – есть, по Мухаммеду, открытое исповедание возвещенной им религии. Она требовала веры в единого всемогущего и милосердного Бога (Аллах), в божеское предопределение судеб и поступков людей, в избрание Мухаммеда, как ниспосланного всему человечеству «по определению пророков», в загробную жизнь после смерти, в воздаяние за добрые и злые дела в раю и в аду, в воскресение мертвых и «страшный суд». Мухаммед, в первое время своей деятельности называвший себя воссоздателем и преобразователем чистой религии, откровением переданной Аврааму, выводил свое учение из священных книг Иудеев и христиан, о содержании которых он имел, впрочем, самые смутные и превратные представления, через монахов и полуученых иудеев; он распространял мнение, что эти книги, в которых предвозвещалось его появление и призвание, искажены «обладателями писания» (так называл он иудеев и христиан); он требовал признания прежних откровений (тора, псалтирь, евангелие) и веры в посланных до него пророков, от Адама до И. Христа. По отношению к христианству он резко восставал против веры в божественность И. Христа, как Сына Божия, по отношению к иудейству – против обрядных стеснений, из которых он, однако, заимствовал, вместе с некоторыми другими, запрещение употреблять в пищу свинину, к чему прибавил еще запрещение вина. Учение Мухаммеда о вере и нравственных обязанностях развивалось постепенно в течение его деятельности. Между тем как учение о вере пророк преподал в первый период ее, в Мекке; установление обрядностей относится большею частью ко времени его пребывания в Медине. В последнем отношении сделаны были сначала некоторые уступки иудейским религиозным обрядам – пост в 10-й день первого месяца, обращение к Иерусалиму; но они, ввиду упорного нежелания Иудеев поддержать учение Мухаммеда, вскоре были отменены. Основные обязанности, налагаемый И., следующие: 1) вера в то, что нет другого Бога, кроме Аллаха, и что Мухаммед есть посланный Аллаха; 2) пятикратное ежедневное совершение установленного богослужения (салат); 3) взнос в пользу бедных в общественную казну (зекят); 4) пост в продолжение месяца рамадана; 5) паломничество в Мекку. Одновременно с ритуальными обязанностями были установлены и некоторые сопровождавшие их церемонии (омовение перед молитвою, призыв к молитве); по отношению к паломничеству были, в общем, сохранены практиковавшиеся в языческие времена обычаи, значение которых было, однако, изменено и истолковано в монотеистическом духе. Наряду с этими обязанностями требуется борьба с неверными (джихад) и насильственное распространение И. Мухаммед считал свою религию призванною быть достоянием всего человечества, всемирной религией, в себе самом он видел пророка не арабов только, а всего человечества. Для обращения язычников в И. надо прибегать к самым крайним мерам; отказываясь принять его, они лишаются права на жизнь; «обладатели писания» (иудеи, христиане, перс. огнепоклонники в сабейцы) могут быть терпимы, если платят известный налог (джизья). Нравственное учение И. основано на Иудейском и христианском учении и в существенных чертах ничем от них не отличается. Оно может быть оценено по достоинству только в сравнении с социальным и нравственным мировоззрением аравийского язычества. Между тем как последнее основывалось на племенной обособленности и воспитывало в людях сознание долга отмщения, И., в своем первоначальном виде, проповедовал равенство всех правоверных без различия племени и расы, отвергал все нравы и обычаи, основанные исключительно на племенной розни, и провозглашал терпимость и кротость. Он осуждал варварские нравы арабов, в особенности распространенный у многих племен обычай хоронить заживо новорожденных женского пола; запрещение вина и некоторых азартных игр имело целью развитие умеренности и серьезного отношения к жизни. Тем не менее И. решительно отвергает аскетизм; он одобряет позволительные наслаждения в жизни, а безбрачие ему противно. Неограниченную полигамию он стесняет разрешением иметь лишь четырех законных жен, а процедуру развода весьма легкую у аравийских язычников подчиняет известным ограничивающим формальностям и законам. Правовое положение женщины решительно выиграло чрез И.; появившееся в позднейшие времена в магометанском мире униженное положение женщины есть результат социальных влияний, основанных на сношениях с народами, обращенными в И. Гаремы и евнухи созданы не И. Источник учения И. есть прежде всего коран, в который требуется верить как в подлинное откровение Божие. После смерти пророка были признаны религиозно обязательными все сохранившиеся его поучительные изречения (хадис) и приписывавшиеся ему поступки. Мировоззрение и образ действий древнейшего магометанского поколения также стали почитаться руководством в религиозной жизни. Все эти сохраненные преданием моменты называются общим именем сунна (обычай); естественным следствием ее является иджма, т.е. consensus ecclesiae по отношению к вере и ее постановлениям. К этим главным источникам учения о вере и законах И. присоединился в высших школах методический принцип кияса, т.е. вывод заключений. На этой почве создалась система магометанского закона – работа, законченная в богословских школах уже во II в. существования И.
Очень рано проявились в И. и зачатки сект. Первоначально секты возникли из политических партий, разногласия которых вращались около вопроса об имамстве, т.е. о том, кто имеет право быть наследником власти пророка (халифом) над обществом правоверных (муслимун). Между тем как одни высказывались за выборный халифат, которому первые преемники Мухаммеда были обязаны своею властью и которого законность опиралась на всеобщее признание (иджма) правоверных, другие держались того убеждения, что эта власть, перешедшая непосредственно после смерти пророка к избранному самим Мухаммедом зятю его, Алию, должна, после кончины последнего, перейти к его прямым потомкам от Фатимы, дочери пророка. Первые называются суннитами, вторые шиитами. Партия шиитов не удовлетворилась даже тогда, когда в 750 г., вследствие свержения династии Омайядов Аббасидами, принцип законного престолонаследия восторжествовал, и на трон мусульман вступили родственники пророка. Они открыто и тайно поддерживали претендентов из семейства Алия и пропаганде их не раз удавалось добиться официального признания их кандидатов в отдельных областях магометанского мира (идрисиды). С течением времени различные группы шиитов примыкали к той или другой линии сильно разветвившегося потомства Алия, и таким образом в среде самих шиитов возникли, в свою очередь, партии, различавшиеся также и в догматическом отношении. Между тем как одни стояли только за принцип престолонаследия, который у них связывался с верою в особые преимущества алийских имамов в качестве наставников правоверных, другие доходили до возведения личностей самого Алия и имамов в сферу сверхчеловечности. Это повело к учению о воплощении божества в Алии и его потомках. Различные оттенки этих религиозных воззрений дали повод к образованию многих сект, сильно распространенных в восточной части области ислама, особенно в Персии. Хотя отделение шиитов вначале имело основанием только политическое разногласие, у них со временем явились различия от суннитов и в формальных обрядностях И. Подобно суннитам, и шииты признают неоспоримое значение как сунны, так и корана; но так как они склонны предполагать, что коран в своем первоначальном тексте содержал признание привилегий дома пророка, а в суннитской редакции Абу Бекра и Османа был искажен добавлениями и пропусками, то они принимают за истинные лишь те предания. которые поддерживаются авторитетом членов семейства пророка. Вообще необходимо избегать очень распространенного заблуждения, будто бы шииты признают лишь коран, а сунну отвергают. Кроме корана и сунны, у шиитов большое значение имеют решения имамов, которым приписывается непогрешимость. Обряды их незначительно уклоняются от обрядов И. вообще. В отношениях к немагометанам шииты держатся меньшей терпимости, нежели сунниты. Магометанский закон, по учению шиитов, систематически изложен Querry («Droit musulman, recueil des lois concernant les Musulmans Schyites», Пар., 1872). Из борьбы Алия с Муавией возникла и партия хараджитов, отвергающая учение об имамах как шиитов, так и суннитов. С распространением И. в Сирии и Месопотамии образовались, одновременно с политическими, и догматические секты, несогласия которых касались, главным образом, понятия о Божестве, учения об откровении, воззрений на свободу воли и фатализм. Между тем как вполне правоверные придерживались во всех вопросах буквы корана, допускали существование атрибутов Божества, самый коран почитали составленным от века и безусловно отрицали свободу воли, признавая полнейшую зависимость человека от божеского предопределения, в магометанских школах стали появляться и рационалистические воззрения. Василь-ибн-Ата (ум. 748 г.) доказывал несовместимость атрибутов с духовною сущностью Божества, отвергал учение о предвечности корана и утверждал, что последний возник одновременно с проповедью пророка. Его школа называется Му'тазила, последователи ее – му'тазилитами. Приверженцы учения о свободе воли, в отличие от правоверных последователей учения об абсолютном предопределении, называемых джабаритами, носят имя кадеритов. Мурджиты, составляющие, быть может, наиболее древнюю из догматических сект И., проповедовали – ввиду несогласного с законом И. образа действий омаядских властителей, – что отступления от закона не исключают поклонников И. из общества правоверных. Но мурджиты никогда не отделялись от истинных правоверных, и последние, в свою очередь, никогда не относились к ним враждебно. Свободномыслящие учения были признаны официально и даже распространялись насильственно, со времен Ма'муна, в правление некоторых халифов из Аббассидов; но при Мутаваккиле вновь одержала верх правоверная реакция. К этим догматическим спорам издавна присоединилось много диалектических тонкостей, с которыми лучше всего можно познакомиться по Шахрастанию («Book of religions and philosophical sects», араб. изд., Л., 1846; нем. перев. Hearbrucker, «Religionsparteien und Philosophenschulen», Галле, 1850 – 51). Аш'арию (в начале Х в.) удалось найти примиряющее партии положение; догматические определения школы Аш'аритов теперь признаются за правоверное учение и отожествляются с И. суннитов. Очень распространено заблуждение, в силу которого считаются сектами установившиеся в среде правоверного И. ученые толки (мезхеб). Различные толкования, возникшие при самостоятельном применении источников закона И., нашли свое выражение в четырех правоверных направлениях: ханефитическом, шефи'итическом, малекитическом и ханбалитическом, из которых первое наиболее распространено между последователями И.; оно преобладает во всех областях турецкой империи. Выработанные этими школами гражданские и уголовные законоположения имеют, однако, в большей части магометанского мира лишь теоретическое значение, так как наряду с ними сохранилось и приспособленное к И. древнее обычное право различных обращенных в И. народов (адат или урф). Очень велико значение адата в магометанских колониях Голландии. Законы адата североафриканских кабилов, часто в самом принципе противоречащие магометанскому закону, были, по поручению французского правительства, собраны Hanoteaux и Letunrneaux («La Kabylie et les coutumes kabyles», Пар., 1872 – 73). На видоизменение И. имело существенное влияние с одной стороны соприкосновение его с чуждыми культурными элементами, с другой – не прекращавшееся действие преданий, унаследованных покоренными народами. Магометанское юридическое учение (фикх) подверглось воздействию со стороны господствовавшего в христианскосирийских школах римского права, а догматика И. – со стороны аристотелевой философии. Персидские и индийские влияния замечаются в суфизме, многие выдающиеся представители которого проповедовали явный пантеизм, а подчас и учение о нирване, в магометанской форме. Эти направления постоянно считались в глазах официального И. за страшную ересь. Что касается до старинных религиозных представлений и обычаев покоренных народов, то они, в измененной форме, сделались важными составными элементами народного И. Это видно в продолжающемся существовании чисто народных празднеств, в особенности же в почитании святых, которое вполне противоречит строго монотеистическому учению И., тем не менее в магометанском мире получило большое значение. Богоугодные личности обратились с течением времени в святые; явились святые места, священные могилы. В И. сохранились даже до настоящего времени остатки древнего культа камней, деревьев и т.п. В самое последнее время пуританская оппозиция против всякого рода несоответствующих сунне наращений, в особенности против почитания святых и их могил, привела к настоящей борьбе, имеющей целью восстановление И. в первоначальном виде и очищение учения и жизни от всяких чуждых элементов. Это стремление с особенною силою обнаружилось в движении ваггабитов. С другой стороны, на образованные сферы магометанских народов влияет с возрастающее силой европейская культура.
Быстрота победоносного распространения И. по Азии и Африке едва ли имеет себе что-нибудь подобное в истории. Едва прошло столетие после смерти пророка, как господство И. уже было силою оружия распространено по Сирии, Персии, Средней Азии, Египту и по всему сев. берегу Африки, до средины Испании. Несмотря на внутреннее распадение могучего государства, на ослабление и окончательное исчезновение центральной власти халифата, И., постоянно освежаемый покорявшимися ему племенами Азии, продолжал делать дальнейшие завоевания, пока наконец османы водрузили луну на храме св. Софии в Константинополе и победоносные полчища их проникли до самых стен Вены. С тех пор начался упадок господства И.; его политическое владычество должно было во многих обширных областях Европы, Азии и Африки уступить место завоеваниям европейских держав. Между тем И. успел распространиться между многочисленными африканскими племенами и оказать на них облагораживающее влияние. Линия, проведенная от Бенинского залива до Занзибара, обозначала прежде южн. границу распространения магометанского влияния в Африке. С тех пор И. из Занзибара нашел себе доступ в Мозамбик, в португальские колонии на берегу, у каффров и даже на Мадагаскаре. В различных источниках встречаются противоречивые указания как относительно общего числа последователей И., так и распределения их по различным странам. Общую цифру магометан полагают в 175 милл.; в Российской империи их считается приблизительно 10600000 (Европейская Россия 2600000, Азиат. Россия 8000000), в Турции 17700000 (Европейская Турция 2300000, Азиат. Турция 15400000), в Болгарии, Боснии, Герцеговине, Греции, Румынии, Сербии и Черногории вместе 1370000, в Бухаре и Хиве 3200000, в Персии, Афганистане и Белужистане 13 милл., в независимой Аравии (без турецких арав. владений и Омана) 2 милл., в Индо-Британской империи 67 милл., в Китае 4 милл., в Нидерландских владениях в Индии 14 милл., в сев. Африке с Египтом 18 милл., в Суданских землях с бывшим египет. Суданом 25 милл., в Сахаре 2500000, в Занзибаре 300000. Число магометан в различных негрских странах не поддается исчислению.
Литература. DoIIinger, «Mohammed's Religion nach ihrer inneren Entwicklung und ihrem Einfluss auf das Leben der Volker» (Регенсбург, 1838); Dozy, «Het Islamisme» (Гаарлем, 1863; фр. перев. Chauvin: «Essai sur l'histoire de l'lslamisme», П., 1879); A.v.Kremer, «Kulturgeschichtliche Streifzuge auf dem Gebiete des Islams» (Лпц., 1873); Garcin de Tassy, «L'lslamisme d'apres le Coran» (3 изд. П., 1874); John Muhleisen Arnold, «Der Islam nach Geschichte, Character und Beziehung zum Christenthum» (англ. Л. 1874; нем. Гютерсло, 1878); Vambery, «Der Islam im XIX Jahrhundert» (Лейпциг, 1875); A. Muller, «Der Islam im Morgen und Abendland» (Берл., 1886; перев. на русский язык); A. von Kremer, «Culturgeschichte des Orientes unter den Chalifen» (B., 1875 – 77); BosworthSmith, «Mohammed and the Mohammedanism» (2 изд. Л., 1876); Hughes, «A dictionary of Isl.» (Л., 1885); Sell, The faith of Isl." (Мадрас, 1886); Le Chatelier, «L'lsl. an XIX siecle» (Пap., 1889); Goldziher, «Mohammed. Studien» (Галле, 1889
– 1890); Montet, «La propagande chretienne et ses adversaires musulmans» (П., 1890); Н.Боголюбский, «И., его происхождение и сущность по сравнению с христианством» (Самара, 1885); Э.Ренан, «И. и наука» (речь, перев. А.Ведрова, СПб. 1883); М.А.Баязитов, «Возражение на речь Ренана» (СПб. 1883); его же, «Отношение И. к науке и иноверцам» (СПб. 1887).
Исландские саги
Исландские саги – стали записываться в мирные годы, последовавшие за переменою веры (1002), когда дела героев прошлого еще хранились в народной памяти. Предварительно они путем устной передачи успели приобрести известную стереотипную форму, которая сделалась обязательною и для позднейших авторов. В собирании саг можно различить несколько периодов: с 1140 г. по 1220 г. они записывались отдельно, главным образом для облегчения туземных рапсодов; затем они стали издаваться для читающего общества, соединяться (1220 – 1260), переделываться и расширяться в объеме (1260 – 1300) и наконец собираться в большие рукописные сборники (XIV в.). К мифическим сагам принадлежит большое количество тех, в которых сказания о богах являются переделанными в рассказы о героях давней поры. Такова знаменитая «Вёльсунга» – сага, представляющая много общего с мифом Нибелунгов; сага Рагнара Лодброка – отражение в народной памяти великого переселения народов; саги о первых конунгах Дании и Швеции, знаменитая «Fridhthiofs-Saga» и др. Полуисторические саги напоминают романы, но рассказывают истинные события, обыкновенно маловажные; особенно часто излагают они жизнь известных скальдов-авантюристов (саги Гуннлауга, Эгиля, Кормака и др.) Особенно много этих саг стало появляться с XII в., после изобретения (вернее – усовершенствования) алфавита Т'ороддом и Ари Фрод'и. Благодаря этому алфавиту, развилась и И. историческая сага – лучшее, что представляет И. проза. Первый И. историк, по свидетельству Снорри Стурлесона – один из изобретателей латинско-И. алфавита, свящ. Арихинн Фрод'и Т'оргильссон (умер 1148), «Islendingabok» которого, в кратком хронологическом очерке, знакомит с важнейшими эпохами в истории Исландии. Он составил, кроме того, книгу скандинавских конунгов («Konungabok») от Инглингов до Гаральда Сигурдссона. Второй И. историк – Сэмундр хин Фрод'и Сигфуссон (умер 1133), много путешествовавший, посетивший и Рим, и Францию; ему приписывается «Книга конунгов» от Гаральда Прекрасноволосого до Магнуса Доброго. Менее схематического содержания была «Hryggiar-Stykki» Эйрикра Оддсона (ок. 1150 г.), из которой сохранились лишь отрывки. Так называемое легендарное житие Олафа (Olafs saga bins helga) и Моркинскинна, рассказывающая о королях Норвегии до Сигурда Муннра, относятся ко второй половине XII в. В это же время два монаха Т'ингейрского м-ря, Оддр (умер 1200) и Гуннлауг (умер 1219), написали, на латинском языке, каждый по биографии короля Олафа Триггвасона. В этом же монастыре был аббатом Карл Ионсон, написавший (ок. 1184 г.) жизнеописание Сверри, со слов самого короля. К началу XIII в. относятся «Фагрскинна» – рассказ о норвежских королях, «Оркейинга сага», рассказывающая историю оркнейских ярдов до 1222 г., «Иомсвикинга сага» – о морских разбойниках, Иомсборга на Балтийском море, и другие, которыми воспользовался величайший из И. историков – Снорри Стурлусон, сын Стурды Т'ордарсона (род. 1178 г., убит 1241 г.), автор «Хеймскринглы», в которой изложена история норвежских королей, начиная с отца богов Одина до Магнуса Эрлингссона. После Снорри племянники его были носителями И. историографии. Первый из них, Олафр Т'ордарсон Хвитаскальд, считается составителем саги о датских королях («Knyttlinga-Saga»). Второй, Стурда Т'ордарсон хин Фрод'и (1214 – 1284), по поручению короля Магнуса Лагабэтира, написал историю отца его, Гакона Гадонарсона. О следующих королях норвежских уже нет саг, кроме двух небольших отрывков из «Magnusar Saga Lagabaetis», составителем которой также был Стурла. Стурле принадлежит и большая часть истории могущественного рода Стурлунгов («Sturlunga-Saga» или «Islendinga Saga hin mikla»). С этой сагою родственна «Книга о поселениях» (Landnamabok), где говорится об открытии о-ва, о первых поселениях на нем, даются генеалогии и перечисляется до 4000 личных имен и более 1500 поселений. Последний крупный историографический труд – сага об Олафе Тригвассоне («Olafs-Saga Tryggvasonar», приблизительно 1330 г.) – переработка, с массою дополнений, труда монаха Гуннлауга. Шведской историей исландцы мало занимались; стоит лишь упомянут малоисторическую сагу об Ингваре («Saga Ingvars hins Vidhforla»). После Стурлы Т'ордарсона встречаются лишь переработки существующих уже саг. Падение историографии делается особенно заметным в предпочтении романтических авантюр и неправдоподобных легенд. Причиною этого упадка была не столько черная смерть, опустошившая о-в в 1350 и 1401 гг., сколько потеря свободы и пристрастие к произведениям средневековой романтики (рыцарские саги – «Riddara Sogur», – переведенные в XIV в. по приказанию норвежских королей), начавшим наводнять о-в с XIII в.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 13 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close