Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:15
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Казанское ханство
Казанское ханство – занимало среднее течение Волги и шло от пределов Нижегородской области на С к землям Пермской и Вятской, а на Ю к пределам шибанской и Киргиз-Кайсацкой орды. С точностью определить его границы невозможно; трудно выяснить и состав его населения. Кроме татар, в пределах К. царства жили черемисы, мордва, чуваши, вотяки, мещеряки и башкиры. Ему предшествовало в тех местах болгарское или Булгарское государство.
Русь с давних пор находилась в сношениях, враждебных или мирных, с местностями, которые заняло впоследствии К. ханство. Сношения эти усиливаются после того, как центр Русской земли переносится в Суздальский край. В числе лиц, которых вызывал Юрий Долгорукий в качестве колонистов, упоминаются и булгары; они же вызывались и в качестве мастеров для постройки церквей (Лавр. летоп., 433, 437). Для таких построек из Булгарии вывозился и строительный материал. Есть известие, что супруга Андрея Боголюбского была булгарка родом. Во время голода 1229 г. булгары подвозили хлеб. Не прекращались в тоже время и походы русских на булгар и булгар на русских. В XIII в. татары покорили Булгарское царство и опустошили страну, но не изменили коренным образом ее общественного порядка. Города и городское население продолжают существовать; восстанавливаются города старые, строятся новые. Укоренившаяся в городах магометанская цивилизация скоро захватывает и татар. Наряду с этим, по-прежнему, существует и сельское инородческое население. Некоторые племена исчезли совершенно, но иные из оставшихся оправились после татарского нашествия и, по мере ослабления Золотой орды, приобретали независимость. В XIV в. в сношениях с Москвой действуют вполне самостоятельно мордовские князья; перед самым основанием К. ханства черемисы и другие инородцы, жившие в Казани и окрестностях, имели своего вотчича, К. князя Лилибея. Вообще, Будгарское царство находилось в более тесных отношениях к татарам, чем земля Русская. В пределах Булгарского царства кочевали татарызавоеватели; здесь потом они начинали свою оседлую жизнь, подчиняясь влиянию булгаро-магометанской культуры и, в свою очередь, налагая особый татарский отпечаток на булгар. Цари булгарские, как и князья русские, получали от великих ханов ярлыки на царство, но в большей степени играли роль ханских наместников, чем князья русские – не имели, напр., права чеканить свою монету и т.п.
Когда Золотая Орда, в XIV в. начинает приходить в упадок, Булгарская земля нередко становится предметом притязаний со стороны претендентов в ханы Золотой Орды. В 1361 г. один из полководцев, Хидырь, после целого ряда убийств, становится ханом; его свергает сын его Темихоржа, затем опять следует ряд убийств ханов. В это время делается первая попытка основать самостоятельное царство в Булгарии: Татарский князь Булактемир ненадолго овладевает Булгарией. На первых порах после покорения Булгарии татарами сношения ее с русскими становятся редкими. В течение ста лет летописи молчат о них. С средины XIV века начинается посещение Булгарской земли новгородскими ушкуйниками, которые были не только разбойниками, но и колонизаторами. В 1370 и в 1376 годах летописи говорят о походе русских под началом кн. Бориса Константиновича, родного брата суздальского кн. Дмитрия Константиновича, против булгарского кн. Асана. Во время этого похода, в 1372 г., был построен Курмыш на Суре. Никоновская летопись, говоря о походе 1376 г., упоминает имя. Казань, но новейшие ученые (П.Савельев, С.М.Шпилевский и др.) полагают, что такого названия в это время еще не существовало. С постройкой г. Курмыша сношения русских с Булгарией делаются опять более оживленными. В 1382 г. летописи передают, напр., об ограблении русских купцов в г. Булгаре. С царствования вел. кн. Василия Дмитриевича открывается опять ряд походов против Булгар, которые в борьбе вел. кн. с князем суздальским поддерживали последнего. В 1398 г. Василий Дмитриевич послал своего брата Юрия на Булгарию; поход этот был удачен, «и никто же не помнить толь далече воеваша Русь Татарьскую землю». При преемнике Василия Дмитриевича, Василии Васильевиче, успехи русских были еще более значительны. В 1431 г. на волжских булгар был послан кн. Федор Давидович Пестрой; «он же шед взять их и всю их землю плени». Между тем, один из ханов Золотой орды, Магмет, изгнанный братом своим Кичимом, искал убежища в России и занял г. Белев. Он надеялся на содействие и помощь вел. князя Василия Васильевича, которому, в бытность свою ханом, не раз оказывал дружбу. Великий князь, однако, приказал хану удалиться из русских пределов, а когда тот не послушался, выслал против него многочисленную рать, под начальством Шемяки и Димитрия Красного. Хан имел войска всего около 3 тыс. Все его мирные, предложения были отвергнуты. Произошла отчаянная битва, в которой татары, несмотря на свою малочисленность, одержали победу. Хан не стал продолжать борьбу с Василием, а двинулся чрез землю Мордвы, прошел Булгарию, построил, вблизи опустошенного русскими войсками в 1399 г. древнего Саинова Юрта, новый город Казань, вызвал колонистов из Золотой орды, Астрахани, Азова и Крыма, провозгласил себя самостоятельным царем казанским и, таким образом, сделался основателем ханства К. Хотя К. ханство и отделялось от Золотой орды, но по своему строю далеко не во всем было на нее похоже, К. цари должны были допустить существование возле себя аристократии, как учреждения постоянного, с определенным устройством, известными правами, непременным участием в управлении страною. Этого не было в Золотой орде. В Казани мы видим биков и мурз, звание которых было наследственным. Разница между ними заключалась в том, что мурзами были все люди высшего класса, а биками (князьями) – представители выдающихся родов, причем титул этот носили только старшие в роде. Некоторые из княжеских родов пользовались особым значением и назывались карачии – слуги, князья К. князей, как переводят это название русские летописи. Карачиев обыкновенно было 4 рода, и представители их, в силу самого рождения, были непременными членами правительства, во главе которого стоял царь. Царя окружали уланы, составлявшие царскую гвардию и, по предположению, являвшиеся представителями чиновного элемента в страже. Служебный элемент вообще был слаб в К. ханстве: все находилось в руках мурз и биков. Они являются первыми капиталистами, избирают царя, изгоняют его, нередко даже умерщвляют, если он приходится им не по нраву. Они управляют областями, ведут сношения с соседями, решают вопросы о войне и мире. Каждая знатная семья пользовалась определенным доходом с государства. Большим значением в Казани пользовалось и духовенство. Глава духовенства – сеид, сан которого могло занимать только лицо, ведшее свой род от Магомета, первых халифов или от сеидов – правил духовными делами, независимо от царя. Влияние его было заметно и на политических делах. В дипломатической переписке имя его стоит всегда впереди. Сам царь выходил к нему навстречу, преклонял пред ним главу и касался, стоя, его руки в то время, как сеид сидел на коне. Самостоятельные инородческие князья, которые могли существовать при торговом Булгарском государстве или при военно-деспотической Золотой орде, в аристократическом К. ханстве должны были потерять свое значение. Они или исчезают, уступая место начальникам-помещикам, которых назначает правительство, или входят в состав К. знати, теряя все свои связи с племенем, или, наконец, остаются при своих коленах, но прежняя власть их ограничивается и они низводятся на степень простых чиновников К. ханства. Инородцы платили часть своих заработков, в виде ясака, в царскую казну, или же правительство отдавало целые волости отдельным дворянам, предоставляя уже им самим взимать ясак. Такая отдача волостей являлась закрепощением их населения. Как велик был ясак, платимый инородцами – неизвестно. Отсутствие сведений о мятежах инородцев против Казани, а также всегдашняя их готовность действовать вместе с казанцами, заставляют думать, что положение инородцев в К. царстве не было особенно тяжелым. Начатое булгарами распространение земледелия, ремесел, торговли продолжалось и в К. ханстве. Магометанская культура была усвоена казанцами односторонне, своей чисто формальной стороной, выразившейся, между прочим, в религиозной обрядности и привязанности к формам; поэтому она не могла иметь оживляющего значения. Многие инородцы долгое время оставались в язычестве; другие, напр. башкиры, приняв магометанство, не оставили своего кочевого образа жизни. Тоже можно сказать о черемисах, чувашах, мордве, вотяках, большинство которых, приняв магометанство, продолжало вести скудную жизнь в лесах, занималось звероловством, отличалось воинственностью. После покорения К. ханства они не раз принимали участие в восстаниях против русского владычества.
Набеги на Русскую землю начались сейчас же после основания нового К. ханства. В 1438 г. Магмет явился под Москвой, но взять ее не мог, несмотря на бегство вел. князя, и удовольствовался грабежом Коломны и др. городов, лежавших на его пути. Вскоре после того Магмет, или, как он еще называется, Улумахмет был зарезан своим сыном Мамотяком, 6 июня 1445 г. Мамотяк разбил русских под Суздалем, причем вел. князь был взят в плен и был выкуплен боярами за большую сумму только чрез год и два месяца. В конце 60-х годов великий князь Иоанн III объявил войну Казани. В Казани правил в то время Ибрагим; недовольные им вельможи приглашали занять престол его отчима Касима, жившего в России. Поддерживая Касима, великий князь начал в 1467 г. войну, продолжавшуюся около двух лет и отличавшуюся страшною жестокостью с обеих сторон. После целого ряда неудач, Русским удалось осадить Казань и принудить Ибрагима заключить мир на всей воле государевой. Ибрагим удержался на престоле, но должен был выдать всех пленников, взятых в течение 40 лет. Мир продолжался до 1478 г., когда Ибрагим нарушил его опустошением Вятской области. После смерти Ибрагима одни хотели возвести на престол Магмет-Аминя, меньшого сына Ибрагима, другие стояли за старшего сына, Алегама, который и сделался царем, при помощи ногайцев. МагметАминь удалился в Россию, получил в поместье г. Каширу и оставался здесь до 1487 г., когда великий князь объявил войну Казани. Город был осажден, Алегам взят в плен и сослан в Вологду, а в Казани посажен Магмет-Аминь. Великий князь получил, таким образом, влияние на дела К. ханства. К. вельможи были недовольны зависимостью от Москвы и свободным въездом русских людей для торговли в Казань; они вошли в сношение с шибанским владетелем Мамуком, который, при их помощи, и занял престол. Мамук царствовал недолго: своею жестокостью он вынудил вельмож изгнать его и просить у великого князя на царство младшего сына Ибрагима, АбдылЛетифа. Иоанн согласился, дав при этом обещание, что Казань всегда будет собственностью рода Ибрагима. Магмет-Аминь остался в России, получив в поместье Каширу, Серпухов и Хотунь, где он прославился своим корыстолюбием и жестокостью. В конце царствования Иоанна III на К. престоле мы встречаем опять Магмет-Аминя. По смерти своего брата Алегама, он, с разрешения великого князя, женился на вдове брата, жившей в плену в Вологде. Она и убедила его отложиться от России. 24 июня 1605 г., во время казанской ярмарки, татары напали на великокняжеского посла и русских купцов, многих умертвили, других ограбили. После этого МагметАминь двинулся в Россию, осадил Нижний Новгород и выжег все посады, но, вследствие раздоров в войске, должен был отступить. Русские воеводы действовали вяло; к тому же 27 октября 1505 г. умер великий князь. Преемник его Василий III Иоаннович предпринял весною 1506 г. поход против Казани. Поход был не совсем удачен для русских; несколько раз одерживали верх татары. Несмотря на это, Магмет-Аминь не решился продолжать войну и в 1507 г. предложил царю мир. Вскоре после того, заболев какой-то ужасною болезнью, он прислал просить прощения у вел. кн. московского, а также присылки в Казань, после его смерти, воеводы или царя. Магмет-Гирей крымский опасался, чтобы Василий III не послал в Казань когонибудь из астраханских царевичей, врагов крымских ханов. Опасения эти не были напрасны. Василий послал в Казань царем Шиг-Алея, внука хана Золотой орды Ахмата, врага Гиреев. Шиг-Алей, всем обязанный Василию III, был верным его слугою, но царствовал недолго, так как его раболепство пред великим князем московским вызывало неудовольствие К. вельмож. Этим воспользовался Магмет-Гирей: он произвел в 1521 г. в Казани бунт и посадил на К. престоле брата своего, СаипГирея. Шиг-Алей и русские послы были отпущены в Россию. После удачного похода на Москву, Магмет-Гирей составил план восстановить в первоначальном виде Золотую орду, и с этой целью завоевал Астрахань. Саип-Гирей, по получении известия об этом завоевании, велел умертвить всех русских купцов, находившихся в Казани, и царского посла Василия Юрьева. Это послужило поводом к новому походу русской рати под Казань. Саип-Гирей бежал при приближении русской рати. Казанцы провозгласили царем Сафа-Гирея, 13-летнего племянника Саипа. Русские отступили, а казанцы прислали послов в Москву, прося великого князя утвердить Сафа-Гирея в царском достоинстве и обещая за это служить России верно. Василий III требовал доказательств и залога этой верности и в то же время, чтобы отомстить казанцам, запретил русским купцам ездить на казанскую летнюю ярмарку и назначил на будущее время местом ярмарки для торговли с Азией окрестности м-ря св. Макария Унжинского, разрушенного татарами при Василии Темном. Это – начало теперешней нижегородской ярмарки. Мера, предпринятая Василием III, много содействовала подрыву торгового значения Казани, хотя на первых порах она отразилась неблагоприятно и на благосостоянии русских купцов. Результатом переговоров с Казанью было пятилетнее перемирие, но скоро, вследствие оскорбления, нанесенного русскому послу, война возгорелась снова. Выступившие в 1530 г. войска русские действовали удачно: Сафа-Гирей был изгнан из Казани. Боясь мести сверженного когда-то Шиг-Алея, казанцы просили в цари его 15-летнего брата Еналея. С согласия вел. князя, Еналей был возведен на престол и женился на дочери сильного ногайского мурзы Юсуфа, Сюнбеке. Казань находилась в это время в зависимости от Москвы: важнейшие дела К. царства решал вел. князь. Шиг-Алей, хотя был награжден Каширою и Серпуховым, завидовал брату и вел переговоры с Астраханью и ногаями, за что и был сослан на Белоозеро. Хотя казанцы и Еналей обязались, по смерти Василия III, оставаться верными и Иоанну IV, но противная партия скоро восторжествовала, возбуждаемая и поддерживаемая Саип-Гиреем. В Казани произошел мятеж, под руководством царевны Горшанды и кн. Булата. Еналей был умерщвлен, а на престоле сел опять Сафа-Гирей, женившийся на вдове Еналея, Сюнбеке. Под влиянием этих обстоятельств, Шиг-Адей опять был выставлен с русской стороны кандидатом на казанский престол (1536). Против Казани было отправлено войско, но поход кончился ничем, так как русские и татарские войска, сошедшись под Лысковым, без битвы отступили. В 1540 г. крымский хан задумал поход против России и пригласил к участию в нем Сафа-Гирея, который дошел до Мурома, но, ввиду движения русских войск, отступил обратно. Неудача этого похода поставила было в Казани вопрос о свержении Сафа-Гирея: кн. Булат стал сноситься с Москвою, но Сафа-Гирей скоро опять приобрел прежнюю силу. Нашествие русских заставило его предполагать козни вельмож: одних из них он умертвил, других выгнал, что вызвало бунт (1546); Сафа-Гирей бежал, а Шиг-Алей опять сделался царем. Правление его, впрочем, было фиктивным: царь играл роль пленника, всем правили вельможи. Так продолжалось около месяца. Начались опять интриги в пользу Сафа-Гирея. Видя это, Шиг-Алей тайно убежал в Россию, а Сафа-Гирей в третий раз сел на казанском престоле. Приверженцы русской партии были частью перебиты, частью убежали в Москву, где подбивали царя к походу на Казань, говоря о расположении народа к русским. В этом же смысле говорили и послы горных черемисов. Царь послал войско в казанские пределы, но дело ограничилось опустошением Казанской обл. В марте 1649 г. Сафа-Гирей умер, оставив двухлетнего сына от Сюнбеки, Утемиш-Гирея, который и был провозглашен царем. В Москву послали требовать мира. Ответом на это требование был поход русских против Казани, кончившийся неудачно. Со стороны казанцев опять начались переговоры, а отец Сюнбеки предлагал даже выдать ее замуж за Шиг-Алея, чтобы, таким образом, примирить интересы царя и казанцев. Во времся этих переговоров Иоанн IV старался укрепиться поближе к Казани: в 1551 г. у устья Свияги был, при участии Шиг-Алея, основан Свияжск, а вместе с тем покорилась и вся горная сторона, чуваши, мордва, черемисы. Укрепившись в Свияжске, русские стали опустошать казанское пределы, в то время как в самой Казани шли неурядицы вследствие отсутствия твердого правления. Казанцы послали к Иоанну послов просить о мире; на казанский престол был возведен Шиг-Адей. Горной стороны, однако, Иоанн IV не возвратил Казани, и это было причиной неудовольствия как казанцев, так и самого Шиг-Алея. На Шиг-Алея смотрели в Казани, как на навязанного извне царя, а потому скоро начались против него козни. Чувство самосохранения привело Шиг-Алея к жестокости. Во дворце был устроен пир, во время которого были перебиты знатнейшие вельможи. Это повело к неудовольствию казанцев. Шиг-Алей, при помощи русских, благополучно оставил престол и удалился в Россию. Еще раньше казанцы просили принять К. ханство под покровительство Москвы и прислать наместников. По свержении Шиг-Алея, русские готовы были уже принять присягу от казанцев, но в конце 1551 г. в Казани вспыхнул мятеж; к казанцам пристали и горные черемисы. Казанцы послали искать себе царя в ногайских улусах и нашли его в лице астраханского царевича Едигера Магмета, который, явившись в Казань, дал клятву быть непримиримым врагом России. Это вызвало последний поход русских против Казани, кончившийся ее покорением. 1 окт. 1552 г., после долгой осады, стены города были взорваны, Казань была взята и разрушена русскими войсками. Последний К. царь Едигер (Ядигар) попался в плен и впоследствии, говорят, принял крещение. Вслед за взятием Казани покорилась Москве Арская обдасть, а также и область луговой черемисы. К. ханство пало, таким образом, окончательно. Дольше других упорствовали башкиры, но и они чрез два года должны были покориться.
Литература. В.В.Вельяминов-Зернов, «Исследование о касимовских царях и царевичах» (т.I – III, СПб. 1864); Рычков, «Опыта К. истории древних и средних времен» (СПб. 1767); «История о К. царстве», неизвестного сочинителя (СПб. 1791); Н.Баженов, «К. история» (Каз. 1847); Рыбушкин, «Краткая история города Казани» (1848 – 1849); П.Заринский, «Очерки древней Казани, преимущественно XVI в.» (Каз. 1877); В.Трофимов, «Поход под Казань, ее осада и взятие в 1552 г.» (Каз. 1890); М. Пинегин, «Казань в ее прошлом и настоящем»; Н.А.Фирсов, «Положение инородцев северовост. России в Московском государстве» (Каз. 1866), также в «Учен. Зап. К. унив.» (1864, I); его же, «Инородческое население прежнего К. царства в новой России до 1762 г. и колонизация Закамских земель в это время» (Каз. 1869).
Н.Василенко.
Мусульманские источники для истории К. ханства. «Сборник летописей» на татарском языке составлен при Борисе Годунове и издан в подлиннике профессором И.Н.Березиным в «Библиотеке восточных историков» (т. II ч. 1, Казань, 1854). Для истории К. ханства это сочинение дает только имена некоторых ханов. «Рисалеитеварихи бульгарийе», на татарском языке, сочинение Шереф-эд-дина, сына Хисамэд-дина, в конце XVI в., содержит только сведения о некоторых могилах мусульманских святых в Казани и окрестностях. Перевод почти полностью помещен И.Н.Березиным в его книге «Булгар на Волге» (Казань, 1853), частью – В.В.Вельяминовым-Зерновым в первой части его «Исследований о касимовских царях и царевичах» (СПб. 1863). Фукс в своей «Краткой история г. Казани» (Казань, 1817; отдельный оттиск из «К. Известий» за 1817, №№ 67, 68 и 80) пользовался одной небольшой татарской рукописью. Книга Фукса в настоящее время составляет библиографическую редкость. Столь же скудны известия о Казани у историков Крыма, несмотря на тесные сношения между обоими татарскими ханствами. Из мусульманских сочинений по истории Крыма самое подробное – сочинение Сеид-Мухаммеда-Ризы: «Ассеб-о-ссейяр» (текст издан в Казани в 1832 г.). Сведения этого автора, как и других крымских историков, не отличаются ни обилием, ни точностью. Извлечения из этих авторов можно найти в упомянутом исследовании В.В.Вельяминова-Чернова. В этом же исследовании приведен рассказ мусульманских историков об основании г. Казани. Но этому рассказу, Казань была основана после того как Тамерлан в 1390 г. разрушил г. Булгар. Известие это сомнительно, так как историки Тамерлана ничего не говорят об этом событии. Во всяком случае, в Казани еще до Улумахмета было татарское княжество. Вообще мусульманские источники важны преимущественно для восстановления правильных имен ханов трех династий.
Казань
Казань – губернский г. Казанской губ., под 55°47' с.ш. и 18°47' в.д., в 790 вер. от Москвы и в 1457 вер. от СПб., при рч. Казанке, впадающей ниже города в Волгу, и при озерах Верхнем и Нижнем Кабанах, соединяющихся с рч. Казанкою протоком Булаком. Кроме этих озер ранее существовали еще другие (Банное, Белое, Черное и пр.), составлявшие целую систему так наз. «Поганых озер»; но они теперь частью высохли, частью засыпаны. Несмотря на обилие текучих и стоячих вод, жители пользуются питьевою водою, доставляемою издалека водопроводом, местная же вода, озерная и речная, сильно загрязнена. Волга достигает города только при весеннем разливе. Основание К. относят ко второй половине XII в.; в наших летописях город упоминается в первый раз в конце XIV стол. Старый г. находился ранее близ того места, где ныне дер. Князь-Камаева; сохранившееся здесь городище носит до сих пор название Старой К.; на нынешнем своем месте город существует с XV в. В начале К. не имела ни политического, ни торгового значения; и то, и другое усилилось только с падением города Булгар. Процветанию К. долго мешали частые нападения русских, сопровождавшиеся разрушением города. Во второй четверти XV в. основана новая К., обведенная крепкою деревянною стеною. С этих пор Казань начала привлекать торговцев разных, преимущественно юго-вост. стран и вскоре сделалась значительным городом. К. была взята и разорена при Иоанне III в 1469 и 1487 гг.; при Иоанне IV она также несколько раз была в руках русских. В 1552 г., после решительного и общего штурма, сопровождавшегося подкопами под городские стены, город взят приступом. В 1553 г. в бывшем Казанском царстве вспыхнул мятеж, который хотя вскоре был усмирен, но заставил московское правительство принять меры к скорейшему обрусению края. С этой целью, в 1555 г. учреждена казанская епархия, и москов. собором поставлен во епископа казанского и свияжского св. Гурий. Мощи святителей Гурия и Варсонофия, обретенные в 1596 г., открыто почивают в Благовещенском соборе. В смутное время К., после некоторого колебания, присоединилась к общему народному восстанию против поляков. К числу народных бедствий, от которых всего чаще страдала К., принадлежат пожары: в 1579, 1749, 1842 и 1848 гг. ими был истреблен почти весь город. В 1654 г. от морового поветрия умерло до 48 тыс. чел. В 1708 г. К. назначена губ. г., а 10 лет спустя здесь учреждено адмиралтейство для Каспийского флота. Кремль расположен на высоком холме, еще в начале текущего столетия отделявшемся от города оврагом; окружность стен 735 саж., по углам уцелело только 5 малых башен. Стены кремля много пострадали во время разорения К. Пугачевым; его пушки особенно значительно повредили Спасскую башню; разрушенные части были впоследствии подновлены, при чем некоторые из старинных ворот уничтожены; остались лишь ворота Спасские, Тайницкие и Пятницкие. Внутри кремля сохранилось много памятников древности: Спасская башня с церковью Нерукотворенного образа, Спасо-Преображенский м-рь, сооруженная, по преданию, в самый день взятия Казани (однодневная) црк. Киприана и Иустинии, Благовещенский кафедральный собор, башня Сюнбеки – единственный остаток от времени татарского царства. Кремль основан после взятия К.; прежние деревянные стены уничтожены во время осады. К. состоит собственно из города и нескольких пригородных слобод; некоторые из них уже совершенно слились с городом. В топографическом отношения К. делится на 3 части: возвышенную, низменную и береговую. В возвышенной части города было много оврагов, большинство которых теперь выровнены и по ним прожигают улицы и переулки. На вост. окраине этой части города находятся пригородные слободы Госпитальная и Академическая, а по сев. окраине пролегает Сибирский тракт. К низменной части города принадлежит большинство пригородных слобод: Суконная, через которую пролегает Оренбургский тракт; две слободы татарские – Старая и Новая, Адмиралтейская, на левом берегу Казанки, Большое и Малое Игумново, Ягодная – на правом берегу рч. Гривка, Козья и Кизическая. Береговая часть города тянется полосою по левому берегу Казанки, до подошвы холмов, называемых русской Швейцарией; к ней примыкает слобода Поддужная. Из общего количества городской земли (10752 дес.) под городскими постройками находится около 1500 дес. По числу населения, К. занимает 8-е место в России; по сведениям за 1893 г., в городе насчитывалось 125889 д. (64843 мжч. и 61146 жнщ.). В последние годы казанское население значительно уменьшилось. Раньше, лет за 30, замечался необыкновенно быстрый рост населения: с 1858 до 1883 г. оно увеличилось на 119,85% и достигло 140726 чел.; пять лет спустя (1888) оно уже не превышало 133208 чел., а к 1893 г. сократилось до указанной цифры. Причины этого явления до сих пор не выяснены. Другое характерное явление – это численное преобладание мужчин над женщинами: на 100 жит. приходится 53 мжч. и 47 жнщ.; обратное явление замечается среди татар, а также в купечестве и православном духовенстве. Господствующая народность – великороссияне: они составляют 83% всего числа жителей; затем следуют татары – 11,5%. Мещане составляют 37,5% населения, крестьяне – ок. 23%, военное сословие – 19%, ремесленники – 6%, купцы 4,3%, почетн. Граждане – 1,3%, дворяне потомственные и личные – по 2,3%. Православных около 4/5 всего населения, магометан – около 1/10 (менее чем татар, частью уже крещеных); довольно много раскольников. 7 монастырей (5 мужс., в том числе 1 заштатный и 2 жен.), кафедральный Благовещенский и 3 других собора, 31 приходская и 23 домовых церкви. Из домовых церквей самая старинная – при Имп. первой гимназии. По красоте и изяществу отделки выделяются церкви академическая, университетская, дворцовая и при крещено-татарской школе. Последний храм сооружен в 1871 г.; особенно замечательна местная икона Спасителя, с раскрытым Евангелием, в котором по-татарски написано: шедшие в мир весь, проповедите Евангелие всей твари. В этой церкви богослужение совершается на татарском языке, при прекрасном хоровом пении. Единоверческих церквей 2, римско-католических и лютеранских по 1, мечетей 13, в том числе соборная; при них имеются медресе. По постройкам, благоустройству и местной торговле К. – один из лучших городов России. Жилых зданий 7349, в том числе до 2000 каменных; нежилых построек 2500, в том числе до 1500 каменных. Магазинов и лавок до 1300, гостиниц и постоялых дворов 180, общ. бань 5, городской зимний и 2 летн. театра. Клубы: благородное собрание, военное собрание, купеч. клуб, русское соединенное собрание и шахматный клуб. 13 публичных садов. Аукционный зал, гостиный двор, конный базар, мясной рынок, молочный базар, москательный ряд, рыбная площадь, толкучий рынок, татарский базар, пассаж. Учебных заведений 102, в том числе три высших и 14 средних, из которых 6 женских): духовная академия, духовная семинария, мужское и женское духовные училища, центральная крещено-татарская школа; университет, ветеринарный институт, три мужские и три женские (из них одна частная) гимназии: реальное училище, учительский институт, учительская семинария, татарская учительская школа, городское 4-классное и александровское ремесленное училища, училище глухонемых; пехотное юнкерское училище; Родионовский институт для благородных девиц; приюты Николаевский, Александровский, Юнусовский мусульманский; учил. слепых. Попечительство детских приютов, комитет попечительства о слепых, попечительный о бедных комитет, «Дом Имп. Александра II», дамское благотв. отделение попеч. о бедных комитета, хозяйственнорукодельная школа и приют, с временным убежищем для бесприютных женщин и детей; дешевые столовые и чайные: александровская лечебница для приходящих, отделение росс. общ. Красного Креста. К. – центр казанского военного округа, казан. округа путей сообщения и округа казанской судебной палаты, Здесь сохранились судебномировые учреждения (5 участк. миров. судей, миров. съезд). Отделения госуд. банка, госуд. дворянского земельного и крестьянского поземельного банков. К. является средоточием ремесленной деятельности губернии; здесь 74% общего числа городских ее ремесленников. Из общего числа ремесленников – 7880 чел. – 15,5% занимается приготовлением пищевых продуктов, 19,2% – предметов домохозяйства, 23,5% – одежды и обуви, а 41,8% занимаются другими кустарно-ремесленными производствами. Фабрично-заводская и торговая промышленность весьма развиты, благодаря географическому положению города, значительному числу промышленного татарского населения и дешевизне рабочих рук, вследствие невозможности для местных крестьян обеспечить себя одними сельскохозяйственными занятиями. В 1857 г. общий оборот 127 фабрик и заводов не превышал 3 милл. р.; в 1833 г. оборот достиг 91/2 милл. р.; в 1888 г., вследствие целого ряда неблагоприятных эконом. условий, из 95 фабрик и заводов 16 закрылись, а обороты понизились до 614. милл., но к началу 1893 г. действуют уже 85 фабрик и заводов, с оборотом в 8608428 р., не считая 71 мелких заводов, обороты которых не выяснены. Преобладают заводы, обрабатывающие животные продукты (35 зав. с оборотом 41/3 милл. руб.), затем сельскохозяйственные продукты (26 зав. с обор. 4 милл. руб.), металлы (8), смешанные продукты (7), ископаемые (5) и древесные (4). Из животных продуктов более всего обрабатываются сало и кожи. Стеарино-мыловаренный зав. (оборот 31/2 милл. руб., при 950 рабоч.). Главнейшие предметы оптовой торговли: хлебные продукты, кожевенные товары, сало, мыло, свечи и пушной товар. На казанских пристанях нагружается, в среднем, ежегодно 41/2 милл. и выгружается около 8 милл. пд., в том числе хлебных продуктов до 4 милл., бакалейных, галантерейных и мануфактурных товаров до 31/2 милл., столько же сала, мыла и стеариновых свечей, нефти, сахара, корья и мочалы; арбузов и некоторых овощей – 1/2 милл. пд. Сбыт произведений казанских фабрик и заводов производится преимущественно на ярмарках нижегородской, ирбитской, мензелинской и симбирской, в обеих столицах, в низовых поволжских городах и в соседних губерниях. Казань поддерживает весьма значительные торговые сношения с Китаем, Бухарою, Хивою и Персией, причем русские купцы торгуют с первою и последнею, а татарские торговые дома ведут торговлю с Хивою и Бухарою. Близость Нижнего Новгорода – причина тому, что К. не имеет значительных ярмарок. На главную из них – «Весеннюю Биржу» или просто «Биржу» – привозится товару, в среднем, на 1/2 милл. и сбывается на 300 т. Главные предметы сбыта: фарфоровая, фаянсовая и хрустальная посуда, ярославское полотно, серпинка из немецких колоний Саратовской губернии, изделия из уральских минералов, красный товар из Москвы, кустарные изделия из Вятской и Нижегородской губ., иконы и церковные принадлежности из Владимирской губ. Судя по количеству выбираемых ежегодно торговых свидетельств, торговая деятельность К. постепенно падает: в 1883 г. было выдано 10608 торговых документов, а в 1892 г. только 5099; это объясняют тем, что жел. дорога построена только недавно, а до тех пор город был отрезан от всех крупных центров сбыта. В 1892 г. здесь торговало по 1 гильдии 68 лиц, по второй – 611; занималось мелочною торговлею 4420. Обновленное в 1871 г. городское самоуправление начало свою деятельность с запасным капиталом в 250 т., который оно в 10 лет увеличило до 428 т. В 1892 г. поступило городских доходов 749418 р., израсходовано 744402 руб. Городское общественное управление израсходовало в 1892 г.: на медицинскую часть 165360 р., на содержание учебн. заведений и субсидии им 91495 р., в том числе на содержание русск. начальных школ 43508 р. и реального училища 28768 р. Ученые общества:1) общество врачей (в 1892 г. 40 членов); 2) общ. археологии, истории и этнографии (184 члена); имеет свой музей, с предметами булгарской культуры, издает «Изв. Общ. Археол., Ист. и Этнографии» при Имп. каз. унив.; 3) физико-математическое общ. (195 членов); 4) общ. невропатологов и психиатров при каз. унив. (недавно открытое, изд. «Неврологический Вестник», 40 член.); 5) юридическое общ. (52 члена); 6) общ. естествоиспытателей (изд. «Труды»); 7) Имп. каз. экономическое общ. (91 член; содержит лечебницу для приходящих больных); 8) каз. отд. Имп. русск. технического общ. (95 член.); 9) комиссия народных чтений, 26 библиотек, с 367391 тт., в том числе в библиотеках при Имп. унив. 221270 тт. Главные достопримечательности города, кроме кремля с его башнями, церквами и монастырями: 1) Зилантовский Успенский м-рь, заложенный царем Иоанном IV на последнем уступе Зилантовой горы; 2) галера «Тверь», на которой проехалась по Волге, в 1767 г., имп. Екатерина II; галера хранится в Адмиралтейской слободе, где строились суда при Петре В. 3) «памятник убиенных при взятии К.» – пирамидальной формы монумент, с крестом на верху, на берегу Казанки. 4) памятник Державину, сооруженный в 1846 г.
Литература: «Отчет о действиях Каз. губ. стат. комит.» А.И.Орлова; «Волга», В.Рагозина (т.III); «Приволжские города и селения в Казанской губ.» (изд. каз. губ. стат. ком., 1892); «Казань в ее прошлом и настоящем», М.Пинегина; «Обз. Каз. губ.» за 1892 г.; «Волжский Вестник» и «Казанские Губ. Ведомости», за 1893 и 1894 гг.
Казанский уезд занимает середину сев. половины Казанской губ., на лев. берегу р. Волги. Пространство зем. площади уезда 5012 кв. в.; поверхность вост. его части всхолмленная, западной – большею частью ровная; к Ю от Казани, на протяжении 20 в. вдоль лев. бер. Волги и в разстоянии 5 в. от ее русла, тянется гребень, местами до 150 фт. высоты, принимаемый за берег старого русла Волги. Почва зап. части уезда и по бер. р. Волги – песчаная, в восточной – суглинистая, чернозем же встречается лишь изредка. Р. Волга принадлежит уезду только левым берегом, и отделяет его от Свияжского у. Р. Казанка, приток Волги, орошает уезд на протяжении 150 в.; озер немного, да и те незначительны; наиболее заслуживают внимания озера: Кабаны Верхний и Нижний, Раифское, Кавалинское и Тармышинское. В зап. части уезда встречаются болотистые пространства, которые раскинуты преимущественно по течению притока Илета – р. Ашира и впадающих в нее речек. Близ Волги, по дороге из Казани в Царевококшайск, раскинуто множество незначительных болот, представляющих, в общем, болотную сеть в 60 кв. в. Минеральные богатства уезда весьма незначительны. Около Казани выжигается известь из добываемых здесь мела и известняка. В озере Щербаковском имеются целебные сернистые грязи, а близ р. Одинцовой Сумки, у Раифской пустыни, есть источник йодисто-железной воды. Лесные пространства встречаются преимущественно в сев. и зап. частях уезда – всего до 120 т. дес., большею частью хвойного леса. В 1893 г. в уезде было (вместе с губ. гор. Казанью и заштатным гор. Арском) 357588 жит. (мжч. 181406, ж. 176182); без городов жителей 230519. Кроме русских, значительную часть населения составляют татары, преимущественно во 2-м и 3-м станах уезда; черемис весьма мало. Главное занятие жителей – хлебопашество: оно, вследствие длинного ряда неурожайных лет, находится теперь в неблагоприятном положении. Под пашнями около 350000 дес. или 65% всей площади; сеют преимущественно рожь и овес. В 1893 г. посеяно зерновых хлебов 251405 четвертей, картофеля 61805 четв. Вообще, судя по десятилетним наблюдениям, в К. уезде своего хлеба не хватает на продовольствие населения, так как, за вычетом на посев, всех зерновых хлебов и гороха приходится только 91/3 пд. на душу. Не в лучшем положении находится скотоводство, вследствие недостатка лугов и пастбищу под сенокосами всего 30000 дес. земли. В 1892 г. насчитывалось в уезде (включая города): 28291 лошадь, 26673 гол. крупного рогатого скота, 61353 простых овец, 4195 свиней, 3744 козы. Огородничество, как весьма выгодный промысел, в последние годы особенно сильно развилось в окрестностях Казани; развитию садоводства много препятствует сравнительная суровость климата. Фабричная промышленность весьма развита, но она почти вся сосредоточилась в Казани и ее окрестностях; из 96 фабрик и заводов, с оборотом в 9783037 р., вне города находятся только 11 фабричных заведений, с оборотом в 1174609 р.; мелких заводов, с оборотом ниже 1000 р., числится 131, в том числе в Арске 9 и в Казани 71. Кустарно-ремесленные производства начали развиваться в последнее время, благодаря мероприятиям земства. Преобладающие из них – гончарное, столярное, приготовление кулья, выделка поярковых шляп. Отхожие промыслы, весьма развитые здесь исстари, особенно усилились в последние годы, вследствие часто повторяющихся неурожаев; крестьяне уходят на заработки, частью в более южные приволжские области, частью в СПб. и Москву. В 1892 г. в уезде насчитывалось 107 (в том числе 102 в городах) врачей, 66 (51 в городах) фельдшеров и 74 (68 в городах) повивальных бабок; весь медицинский персонал, практикующий вне городов, состоит на земской службе. Из общего числа больниц и приемных покоев (57), только 6 находятся в уезде. В 1892 г. в уезде было 112 низших учебных заведений с 42 учителями и 97 учительницами; обучалось 3998 мальчиков и 1839 девочек. На содержание школ отпускалось: от казны 2701 руб., от городских и сельских обществ 206 руб., от земства 41005 р., от церквей и м-рей 465 р. прочих поступлений 2767 руб., всего 47164 р. Специальных татарских учебных заведений числилось в уезде: одно татарское училище с обучением русскому языку (24 мальч.) и 173 медресс и мектеб, в которых обучалось 3664 мальч. и 2987 дев. а всего 6651 учеников. По смете на 1894 г. ожидалось к поступлению земского дохода 302750 руб., По смете денежных расходов, на уездн. и губ. земские потребности К. уезда предназначалось на расходы обязательные 88046 руб., необязательные – 134509 руб., итого на уездн. земские потребности 222555 руб. и на губ. земские потребности 80195 р. Из обязательных расходов крупнейшею статьей является расход 27604 руб. на погашение долга и уплату % по ссуде из госуд. казначейства в 1892 г. (на 2 года 50000 руб.), а из необязательных расходов: на содержание уездн. земской управы – 16244 р., народн. образование – 47742 руб., на медиц: часть – 46357 р.
Л.Вейнберг
Казимир III Великий
Казимир III Великий – сын Владислава Локотка и Ядвиги, дочери калишского князя Болеслава, род. в 1310 г., вступил на престол, после смерти отца, в 1333 г. В тяжелом положении находилась Польша в момент его вступления на престол: единства земли и власти, к которому всю жизнь стремился Владислав Локоток, не было; Силезия отпала к Чехии, Мазовия тянула отчасти к Чехии, отчасти к немецким рыцарям, Поморье также ушло из-под власти Польши; Польша была окружена врагами, которые ее грабили и отнимали у ее город за городом. Внутреннее состояние государства было не менее плачевно: бесправие, грубое дворянство, угнетенный народ, отсутствие просвещения, заброшенные поля, остановка в торговле. Величие К. III заключается именно в том, что он, не смотря на свою молодость, сразу понял положение вещей и наметил единственное средство спасения падающего государства – мир с соседями и внутренние преобразования. Все правление К. есть длинный ряд мирных договоров: с венграми (1334), чехами (Вышнеградсюй мир 1336 г.), немецким орденом (Калишский мир 1343 г.). Нельзя сказать, чтобы К. легко соглашался на уступки: он отдавал лишь то, чего удержать не мог, не упуская случая и сам завладеть тем, что плохо защищено так, после смерти бездетного Болеслава Галицкого, он, пользуясь несогласием бояр относительно выбора князя, в два похода овладел княжеством Галицким, освободил его от татарского ига и склонил соседей (Венгрию и Литву) к признанию за ним нового приобретения. Он принял строгие меры против грабежей и разбоев, в которых нередко участвовала и своевольная шляхта; дороги стали безопаснее, торговые сношения снова оживились. К. открыто стал на сторону угнетенного хлопа: он не только выслушивал его жалобы и творил строгую расправу с обидчиками, хотя бы это были даже вельможные паны, но и предупреждал народные нужды своими реформами: так, им организованы автономные крестьянские общины, уменьшены подати, отданы крестьянам пустые земли. За это К. один между всеми польскими королями почтен прозвищем «короля хлопов». Иностранная колонизация Польши при К.приняла черезвычайные размеры: большенство пустопорожних земель – а таких в Польше начала XIV в. Было не мало – заселяют немцы, отчасти армяне, евреи, татары; всем им К. Дарует магдебурское право, обеспечивает свободу вероисповедания. Богатство страны сильно увеличивается, культура поднимается. Заботы К. о просвещении сказываются в открытии массы приходских школ и, наконец в основании краковскаго унив. (1364), на подобие болонского. Как вообще напровление деятельности К. практическое, так и наука, в его время, стремится к практическим целям: в новом университете было выдуманно преподавание права, как наиболее нужное для внутреннего строя Польши. К.чувствовал с самого начала свою шаткость и неудобство обычного права, действовавшего под именем закона в старой Польше, но толькот в конце своей долгой и упорной работы над внутренним объединением Польши мог он обявить единый определенный писанный закон для всей Польши – извесный вислицкий статут. Не хотел К. отставать от европы и в украшении своих городов. По выражению Длюгоша, «К. нашел Краков деревянным, оставил каменным». умер 1370 г.Кроме общих трудов по истории Польши, см. J. Szujsri, "Charakterystyka K.W. " в «Opowiadaniach» (Варшава, 1882).
Казна
Казна – в древности так назыв. у нас запасы всякой домашней рухляди, драгоценных камней, денег и проч. Отсюда выражения: К. домовая, К. постельная, К. золотая, серебряная и проч. Преимущественно, однако, название К. давалось имуществу нечастному: К. государева, владычня, монастырская, церковная. Ныне под К. разумеют исключительно совокупность имущественных средств государства. В Римской империи, пока в управлении сохранялись внешние формы республиканских учреждений, государств. К. – aerarium populi – противопоставлялся фиск, fiscus Caesaris, частная К. императора, подлежавшая действию начал гражданского права. С течением времени фиск стал все более и более присваивать себе источники государственных доходов и сначала фактически, а затем и юридически поглотил государственную К. – aerarium и получил значение государственного казначейства, из которого уже затем, в свою очередь, была выделена личная собственность государя (patrimonium principis). Теоретически эта новая государственная К., поскольку она вступала в имущественные сделки с частными лицами, подлежала нормам гражданского права, но фактически она была облечена такой массой привилегий как материального, так и процессуального права, что юридическое положение ее определялось совершенно особыми началами (jura fisci, фискальное право). Тот же характер сохранило юридическое положение К. и в западноевропейских государствах, усвоивших римское право, но там в виде, корректива к подавляющей массе привилегий К., выработалось правило, по которому всякое сомнение толковалось на суде против казны (in dubio contra fiscum) – правило, основанное на неверном изложении одного места дигест (fr. 10 de jure fisci, 49, 11). В новейшее время замечается стремление к сужению привилегий К., особенно материальных, как идущих вразрез с современным правосознанием. Так, проект германского гражд. уложения ограничивает материальные привилегии К. правом наследования выморочных имуществ и установлением легальной в пользу К. ипотеки на недвижимых имениях ее должников. В России К. также имеет право на выморочные имущества. Проценты по долгам, причитающимся К., с частных лиц исчисляются на общем основании, т.е. со дня просрочки обязательства, но по долгам, причитающимся частным лицам с К., проценты, в силу Высочайше утвержденного 4 апреля 1863 г. мнения госуд. совета, исчисляются лишь со дня присуждения долга. Особые правила установлены для заключения и обеспечения договоров между К. и частными лицами. Наибольшее значение имеют процессуальные привилегии К. На практике трудно провести границу между К., как лицом политическим, по отношению к которому судебная власть вообще признается некомпетентной, и К., как лицом частным (юридическим). По мнению Л.Штейна, всего правильнее было бы, в интересах государства, общества и частных лиц, предоставить лицу, возбуждающему дело, свободу выбора между предъявлением иска и принесением жалобы по начальству, равно как право свободно переходить от одной системы к другой, при всяком положении дела. В Англии, где суду, вообще, предоставлены широкие полномочия по контролированию мероприятий администрации, юриспруденция тем не менее долгое время держалась правила, что нет иска против К. (non est actio соntra fiscum). Иски против К. допускались лишь в виде милости, с особого разрешения лорда-канцлера. Такое предварительное разрешение требуется и поныне; дается оно королев. властью на основании мнения генералатторнея, который за мнения, даваемые им по делам этого рода, ответствен пред парламентом и, вообще, может высказаться против допущения иска лишь в том случае, когда признает его лишенным всякого основания. Судопроизводство по «процессам короны» значительно упрощено законом 1865 г., но все же оно медлительно и дорого. В Германии иски против К., как лица частного права, подчинены общим судам, на общем основании, а для рассмотрения жалоб на финансовые мероприятия К. в Пруссии и некоторых других государствах Германии учреждены особые административные суды. В Бельгии, система которой усвоена Италией (не вполне), Швецией, Норвегией, Данией, Грецией, многими кантонами Швейцарии и некоторыми мелкими государствами Германии, общая судебная власть признается компетентной во всякого рода спорных делах с К.; она только лишена права постановлять решения, прямо нарушающие права исполнительной власти, вследствие чего и допускаются пререкания между последней и судом. Наоборот, во Франции все споры с К., даже проистекающие из договоров, разбираются в порядке административной юстиции. В России до судебной реформы 1864 г. (а в местностях, где не введены судебные уставы – и поныне) судебному разбирательству подлежали лишь тяжбы с К. о недвижимых имуществах, о лесных угодьях и о праве собственности на казенные оброчные статьи, причем тяжбы эти производились в порядке ревизионном; что же касается споров по договорам и обязательствам, с К. заключенным, то К. свои взыскания производила в порядке административном, частные же лица, для удовлетворения своих притязаний к К., могли обращаться лишь с жалобами по начальству. Для представительства К. на суде раньше существовали особые казенных дел стряпчие, ныне же обязанности их перешли – в местностях, где не введены суд. уставы – к губернским прокурорам и их товарищам (Св. Зак. т.XVl, ч. II: Законы о судопр. гражд., ст.51 – 53 и 408 – 423; Положение о взысканиях гражданских, ст.423 – 463). Судебные уставы 1864 г. допустили, на известных условиях, и судебное разбирательство дел с К., возникающих из договоров подряда, поставки и отдачи в арендное содержание оброчных статей, подчинив все «дела казенного управления» особому порядку судопроизводства. В губерниях Царства Польского представительство К. на суде, по примеру некоторых зап.-европ. государств, возложено на особое учреждение – прокуратоpию.
Во всяком государстве может быть только одна К. В видах удобства, заведование делами К. может быть распределено между разными ведомствами, но ни одно из них не является в сфере имущественных отношений юридическим лицом, а лишь представителем единой К. Поэтому отдельные ведомства не могут заключать между собою юридических сделок (хотя и могут входить в соглашения по поводу заведуемых ими казенных имуществ), ни предъявлять друг к другу исков. Споры о казенном имуществе, возникающие между министерствами или главными управлениями, разрешаются по взаимному соглашению начальников, а если последнее не состоится, то представляются на разрешение первого департамента сената. Отчуждение казенных имуществ в частное владение есть акт государственной власти и совершается в виде пожалования, отвода, уступки или назначения, на условиях продажи вольной или продажи льготной. Некоторые казенные имущества, как, напр., принадлежащие К. соляные источники и заводы, по закону не могут быть отчуждаемы в частную собственность (Устав о соли, изд. 1887, стр. 34).
Ответственность К. за действия ее представителей определяется на тех же основаниях. как и Ответственность всякого др. юридического лица. По ст.1537 т.Х ч.1 «присутственные места и должностные лица, заключившие с частными людьми договоры, должны содержать их в такой силе и твердости, как бы сии контракты были за собственноручным подписанием Императорского Величества», хоти бы договор был заключен с ущербом для К.
А.Я.
Казуистика
Казуистика – теория искусства применять к отдельным случаям (казусам) общие религиозные, нравственные или юридические принципы, бесспорные по существу, но далеко не всегда поддающиеся непосредственному приложению к отдельным жизненным явлениям. Большинство этих явлений сложно и находится под воздействием целого ряда факторов, среди которых религиозные, нравственные или юридические принципы стоять рядом с другими – бытовыми, социальными и т.п. – или переплетаются между собою. Чтобы дать оценку, с той или иной точки зрения, данному факту, часто нужен бывает строгий анализ подробностей события, диалектическое развитие самых принципов, примирение их между собою и т.д. Богословие, этика и юриспруденция, как науки, в своих отдельных отраслях имеют главной целью установление своих принципов, в связи с их следствиями, обнимающими, по возможности, всю совокупность обусловливаемых ими явлений. Это составляет обыкновенно задачу так называемой догмы этих наук, подчиняющейся в своих заключениях определенным научным методам. Средневековые богословы (моралисты) и юристы шли дальше простой догмы; они желали обнять всю совокупность как действительно встречающихся в жизни, так и возможных или прямо вымышленных случаев, подвести каждый из них под определенный принцип и дать, таким образом, исповеднику или судье руководство, из которого он мог бы почерпнуть готовый ответ на каждый вопрос. Для этой цели создавались специальные труды (Summae богословов, Casus глоссаторов и т.п.), где, в систематическом порядке, располагалось бесчисленное количество казусов, так или иначе разрешаемых. К., этим путем, выродилась в специальную quasiнаучную дисциплину, имевшую долгое время огромный успех. Подбор многочисленных казусов не только давал пищу схоластическому уму, устраненному от обсуждения самых принципов, как данных свыше (священное писание и римское право, как ratio scripta), но и позволял обходить эти принципы, ради требований житейского расчета и выгод. Изворотливость ума, направленная в эту сторону, составляет одну из характерных черт К., особенно ярко выраженную в сочинениях Иезуитов. Другая состоит в чрезвычайной мелочности анализа бесконечных деталей каждого казуса, результатом которой являлось обыкновенно или извращение, или полное затемнение того принципа, пояснением которого должен был служить казус. В связи с этим стоит крайняя односторонность мысли казуиста. Занятый применением принципа к мельчайшим подробностям данного случая, он постепенно и незаметно для самого себя выходил из области этого принципа, но продолжал искать его применения, насилуя жизнь и ее явления. В этой односторонности и заключается коренной недостаток К., не понимавшей сложности жизненных явлений и не умевшей остановиться там, где кончается область господства данной нормы и начинается свободная от ее область. Сила К. состоит в обаянии диалектики, действительно помогающей иногда отметить основные способы приложения и особенности того или иного принципа. Поэтому, несмотря на полную потерю веры в К., как самостоятельную дисциплину, к ней продолжали и продолжают прибегать и богословы, и моралисты, и юристы, когда желают развить последовательно свои принципы. Под обаянием К. находился, например, еще Кант, которого занимало иногда решение таких вопросов: «позволительно ли предупреждать самоубийством несправедливое осуждение на смерть, даже когда его дозволяет государь, приговоривший к смерти» (как Нерон – Сенеке)? «Человек укушен бешеной собакой и уже находится в первых припадках водобоязни; думая о том, что и он, в припадке бешенства, может укусить других людей, он для предотвращения несчастья убивает себя. Совершает ли он этим преступление»? «Так как цель сожития мужчины и женщины заключается в продолжении рода, то дозволительно ли это сожитие, когда цель явно не может быть достигнута, напр. во время беременности»? "Человек, уважающий себя, может ли в разговорах с высшими лица не пользоваться выражениями: «ваше преподобие», «ваше преосвященство», «ваше величество»? «Поступивший таким образом человек будет ли иметь право жаловаться в том случае, если потерпит притеснения от этих лиц?», и т.д. К. продолжает давать пищу остроумию во множестве судебных и парламентских дебатов, проповедей и т.д. Она снабжает сюжетами множество романов и повестей. Особое значение она имеет в преподавании права, где целый ряд догматических положений обыкновенно иллюстрируется определенным подбором казусов, и где, таким образом, отвлеченная догма сближается с жизнью. В современной немецкой юридической литературе вновь замечается, поэтому, сильная наклонность к развитию К., в противовес старой, до крайности абстрактной римской догме. Современная юрид. К. легко обращается в простую схоластику, когда забывает истинные основы юридического творчества.
В.Н.
Казуистика – возникшая в средние века богословская дисциплина, с целью применять общие нравственно-богословские законы к конкретным случаям и разрешать возникающие в таких случаях вопросы совести (casus conscientiae). Напр., спекулятивная теология устанавливает, что должно освящать воскресный день, воздерживаясь от обычных работ; К. указывает, при каких обстоятельствах эти работы могут считаться дозволенными, а равно и то, составляет ли то или другое нарушение правила о воскресном отдыхе смертный или простительный грех. До XVI ст. К. излагалась обыкновенно в форме практических указаний для духовников, переставших с XII в. руководствоваться разными пенитенциалами, явившимися раньше этого времени. Одним из обширнейших и наиболее распространенных казуистических руководств для духовников была Summa испанского доминиканца Раймунда де Пеннафорте. С XVI ст. в большей части казуистических сочинений обнаруживается стремление поставить К. в более тесную связь с теоретической теологией; решению отдельных казусов казуисты предпосылагают краткое изложение общих принципов, причем, однако, казуистический элемент остается главным. К. разрабатывали те монашеские ордена, которым по преимуществу предоставлена была исповедная практика; до XVI ст. – главным образом доминиканцы и францисканцы, а с XVI в. – иезуиты. При многовековой казуистической обработке морали обнаружилось крайнее разнообразие мнений по различным вопросам, вследствие чего большое значение получила классификация этих мнений. Различались мнения несомненные, правдоподобные, более правдоподобные и менее правдоподобные, затем мнения более безопасные и менее безопасные. В связи с этими различениями развились в К. следующие теории. 1) Туциоризм: должно следовать более безопасному мнению (opinio tutior), даже и тогда, когда менее безопасное мнение (opinio minus tuta) есть правдоподобнейшее (probabilior). Другими словами, в случае сомнения относительно нравственной дозволенности действия, должно воздержаться от него. Эта теория, в смысле общего морального правила, отвергнута большинством зап. теологов, как слишком ригористическая. 2) Пробабилиоризм: более безопасному мнению можно следовать и тогда, когда оно менее вероятно; менее безопасному мнению можно следовать только тогда, когда оно более вероятно, чем противоположное. 3) Эквипробабилизм: менее безопасному мнению можно следовать не только тогда, когда оно более вероятно, но и тогда, когда оно одинаково вероятно с мнением более безопасным. 4) Пробабилизм: менее безопасному мнению можно следовать даже и тогда, когда оно менее вероятно.
Значительную роль в казуистической обработке морали играет различение трудных и легких для исполнения законов, трудных и легких обязанностей, больших и малых преступлений, смертных и простительных грехов. При односторонне-формальном логическом направлении мышления, казуисты легко впадают в искушение заняться возможно ловким сочетанием посылок для получения из них неожиданно ловкого вывода и, подкрепляемые и вдохновляемые логикой и приемами римского права, ударяются в бесплодные тонкости. В XVI и XVII в. К. усердно разрабатывали и протестантские богословы (Вильгельм Амезиус, Балдуин, Буддей), но они не так вдавались в подробности, как католики, не делали такого механического различия между смертными и простительными грехами, как католические казуисты, пробабилизм допускали только отчасти, а так назыв. внешнее правдоподобие (probabilitas extrinseca) и вовсе не допускали. Ср. Нirscher, «Ueber das Verhaltniss des Evangeliums zu der theologischen Scholastik» (1823); Dollinger und Reusch, «Geschichte der Moralstreitigkeiten in der rom. kathol Kirche» (Нердл., 1889); Н.Суворов, «К. и пробабилизм» («Юридич. Вестн.» 1889 №11).
А.Я.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 25 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close