Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:27
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Колыма
Колыма – одна из больших рек Якутской обл. Колымского окр., берет начало под 61°30' с. ш. с сев. стороны Станового хребта, двумя вершинами, из коих одна близко подходит к вершине р. Кохтуя, впадающего в Охотское море у Охотска. По соединении обеих вершин р. течет с ЮЗ на СВ, до впадения в нее справа р. Шубиной, отсюда течет на ЗСЗ – СВ и С, извиваясь во все стороны до левого своего притока р. Шумихи, далее К. течет на С, делая значительное колено к ЮВ, затем склоняется снова к ССЗ и СЗ, до впадения в нее слева р. Зырянки. Отсюда К. извилинами и большими коленами протекает на ССВ до урочища Вяткина, где река делает большие завороты в разные стороны, образует, наконец, дугу, заворачиваясь к ВЮВ, затем круто поворачивает к 3 и ЗСЗ до г. Средне-Колымска, от которого вновь поворачивает на СВ, протекая большими изгибами до р. Шубиной, откуда течет на СЗ и, не доходя до главного своего притока р. Омолон, вновь отворачивает на ВСВ, протекая в таком направлении до впадения в нее справа р. Анюя, откуда отворачивает на С и затем на СЗ, сохраняя это последнее направление до своего впадения в Колымский залив Сев. Ледовитого океана, в который вливается тремя главными устьями, не считая мелких проток. Из этих устьев главное – восточное, или Каменная Кольма, имеющая местами до 20 и более вер. шир.; длина этого рукава около 50 вер., глубина до 30 фт. Среднее устье или Походский рукав длиной до 25 вер., шир. от 11/2 до 2 вер., глубиной 10 – 15 фт.; наконец, зап. устье, или Чукочья К. до 60 вер. длины, от 3 до 4 вер. ширины и глубины до 20 фт. Все эти устья образуют дельту, ширина которой не менее 75 вер. в основании. Река, имея такое извилистое течение, образует немало проток. Между более заметными, ниже Верхне-Колымска, Шипановская протока образует значительный Шипановский о-в; много проток и островов ниже устья р. Коняевой, так что эта местность известна под именем Частых островов. Отделившаяся влево от главного русла протока Захребетная ниже урочища Кресты и вновь соединяющаяся с К. ниже Нижне-Колымска образует громадный о-в до 110 вер. в длину и от 10 до 20 вер. в шир. Вообще, как на среднем, так еще более на нижнем течении реки имеется много больших островов; начиная от устья р. Филиповой до урочища Кабачкова тянется остров Походский, 60 вер. длины и от 5 до 15 в ширину; наконец, в речной дельте находится громадное количество островов, из которых самый значительный Каменный, 55 вер. длины и до 25 в ширину. В верховьях своих до Верхн. Колымска, на протяжении 750 вер., р. имеет весьма быстрое течение, протекая между высоких гор, по неширокой лесной долине, далее вниз долина расширяется, переходя в болотистую низменность, лев. бер. становится все более и более низменным, а ниже Средне-Колымска высоты лев. бер. постепенно исчезают, образуя обширную болотистую равнину, с множеством озер; затем эти низменности переходят в тундры. Правый бер. К. остается все время гористым на всем ее протяжении. Колымские горы посылают к нему свои многочисленные отроги, круто обрывающиеся в реку высокими утесистыми горами, как, напр., Родников Камень и др. Даже в самом нижнем течении реки, от впадения в нее реки Пантелеевки, правый берег становится чрезвычайно гористым, так как здесь проходит до самого моря так называемый Сухарный хребет, в котором высятся сопки Пантелеевская, Белая и Суровая (1600 до 1900 фт. над ур. м.). К. покрывается льдом в верхнем течении в конце сентября, а в нижнем – в первой половине этого месяца и даже в начале сентября, вскрывается в верховьях около половины мая, в Средне-Колымске около 20, а в Нижне-Колымске в конце мая. В Нижне-Колымске, под 68°с. ш., река бывает покрыта льдом 268 дней в году, а в устьях своих 286 дней. Во время весеннего ледохода случаются сильные наводнения, в особенности в низовьях реки, чему причиной служат ледяные заторы. Долина реки и окружающие ее горы в верхней и средней частях ее течения покрыты хвойными лесами, преимущественно лиственницей, но пожары не мало способствовали их истреблению, в нижней части течения К. леса редеют и становятся корявыми и малорослыми. Длина К. точно неопределена, но считается не менее 1850 вер., из них 750 в. приходятся на верхнее течение до Верхне-Колымска, 500 в. на среднее до Средне-Колымска и 600 в. на нижнее течение, считая и ее дельту до моря. К. может считаться судоходной вниз от устья р. Коркодона, но вполне судоходной р. становится от Верхне-Колымска. Хотя немало встречается в засуху и в меженное время отмелей, однако, глубина на фарватере не менее 10 – 12 фт., в низовьях же от 20 до 30 фт. Ширина р. от 1/2 вер. до 1, местами и более в нижней части течения, особенно ниже устья Омолона шир. достигает 2 – 3 и более вер. К. богата рыбой, в ней водятся стерляди, нельмы, муксуны, ленки, шокуры и друг., в низовьях омули, сельди, сиги, а в устье заходят и белуги. В К. вливается до 35 более или менее значительных рек, причем большинство значительных притоков впадает в К. с правой стороны. Правые притоки К. Шубина 200 вер., Хаптиха – до 400 вер., Лавдан до 450 в. длиною, Коркодон – 450 в. дл., Горбунова до 250 в., Омолон, р. Анюй, с притоком Мал. Анюй, Пантелеевка, Сухарная и Медвежья. Между Большим и Малым Анюями проходит Анюйский горный хребет. Долина р. К. на В ограничена отрогом Станового хребта, Колымскими горами, которые тянутся в виде невысокого хребта с ЮВ на СЗ, между р. К. и главным ее правым притоком, р. Омолон, оканчиваясь при впадении последнего в К. Горы эти, состоящие из гранитов и сланцев, в общем не выше 1500 фт. н. у. м.; весь этот хребет покрыт густым хвойным лесом. Из этого хребта берут начало все правые притоки К. до Омолона включительно. Пo левую сторону Колымской долины, между нею и р. Индигиркой, простирается от Ю к С отрог Станового хребта, горный кряж Томус-хая, который в северном своем конце упирается в Алазейские горы, простирающиеся между верховьями р. Алазей и К., оканчивающиеся, в свою очередь, так назыв. Половинным хребтом, на правом берегу р. Алазей; далее к С левый берег К. переходит в пространную низменную равнину и тундры С. Из левых притоков К р.Зырянка, имеющая 350 в. в длину, вытекает с вост. стороны хребта Томус-хая, течет в общем направлении с ЮВ на С и впадает в К., в 25 вер. ниже Верхне-Колымска. Открытие К. русскими последовало вслед за открытием р. Индигирки и Алазеи, открытых казаками в 1638 – 39 гг., ибо уже в 1644 г. казак Михаил Стадухин основал на К. Нижне-Колымское зимовье и доставил первое сведение о воинственных чукчах. Вскоре из Нижне-Колымского зимовья, обращенного в укрепление, или острог, начали делаться поиски к В, для отыскания новых земель, и в 1647 и 1648 гг. Семен Дежнев, в товариществе с другими казаками, предпринял морские путешествия к В, для открытия устья Анадырь-реки. Отсюда же не раз предпринимались морские и сухопутные экспедиции для открытия и описи берегов и соседних с ними островов. Дмитрий Лаптев в 1741 г., описывая Колымское прибрежье, соорудил на устье Каменной К. опознавательный знак, или маяк. Отсюда же шли экспедиции Врангеля, Биллингса и др.
Н. Л.
Кольбер
Кольбер (Жан-Баптист Colbert) – знаменитый французский государственный деятель, сын достаточного купца в Реймсе, род. в 1619 г. Получив доступ на государственную службу, вскоре обратил на себя внимание Мазарини, назначившего его своим управляющим. На этом посту К. с такой ревностью и изобретательностью отстаивал интересы своего патрона, что тот усердно рекомендовал его Людовику XIV. Молодой король назначил К. интендантом финансов. В этой должности К. открыл ряд злоупотреблений главного интенданта Фукэ и сделался в 1661 г. его фактическим, хотя и не номинальным преемником; лишь восемь лет спустя он был государственым министром. В то же время он был главным интендантом королевских построек, изящных искусств и фабрик. Он работал до пятнадцати часов ежедневно, не обращал внимания на придворный мир и мнения света, ходил пешком к королю и т. п. Не зная увлечений, он однако, обладал широким кругозором, привык ставить себе высокие цели, но в то же время был упрям, суров до жестокости и, в общем, проникнут неправильными политико-экономическими воззрениями своего времени. Прежде всего, он обратил внимание на злоупотребления в финансовых делах. Особая судебная палата занялась расследованием их и поступала с виновными без малейшего снисхождения. Откупщики налогов, фискальные чиновники и т.п. были обложены громадным штрафом; менее высоко стоявшие преступники приговаривались к смерти. В 1662 и 1663 гг. у этих финансистов было отобрано более 70 милл. ливров, когда в 1669 г. упомянутая судебная палата была распущена, она успела доставить казне от 500 чел. 110 милл. ливров, т. е. ок. 650 милл. нын. франков. Жестокость К. в этой мере уравновешивалась уменьшением прямого налога (taille), лежавшего на низших классах населения. Другой мерой было уменьшение государственного долга. Некоторые займы, под предлогом, что король при заключении их был обманут, просто перестали погашаться. В то же время, насильственно брались обратно государственные земли, иногда веками назад проданные или раздаренные, – по покупной их цене, без внимания к изменившейся ценности денег. Из дворянских титулов, имевших во Франции значительную финансовую ценность, так как владельцы их не платили податей, – все, приобретенные за последние 30 лет, были просто кассированы. Правилом К. было – за счет богатых облегчать повинности бедных. Вследствие этого, он стоял за косвенные налоги, платимые всеми подданными, между тем, как прямое обложение касалось лишь непривилегированных. В 1664 г. К. удалось провести отмену внутренних таможен между северными и южными провинциями. По отношению к промышленности и торговле, он с самого начала был протекционистом, сторонником системы покровительства и контроля за промышленностью и торговлей со стороны государства. К. не изобрел системы, впоследствии названной по его имени кольбертизмом, но он ее последовательно проводил во всех своих начинаниях. Главной целью его были увеличение вывоза, уменьшение ввоза, и в результате этого – увеличение притока денег в страну. Все виды промышленности были организованы в строгие корпорации, в которых род приготовления товаров устанавливался строгими регламентами при строгих взысканиях ослушникам. С большими затратами привлекались в страну иностранные фабриканты и рабочие и, если и пострадали уже на первых порах земледелие и скотоводство, зато рост промышленной деятельности был несомненен. К. является как бы создателем французского военного флота, так как он, с одной стороны, ввел матросскую повинность, с другой – увеличил число военных судов до 300, наконец, издал образцовую для того времени инструкцию для флота. Набор для флота производился, однако, мерами весьма жестокими, много содействовавшими неудовольствию народа на К.; в виду необходимости экипажа для галер, некоторое время все провинности наказывались ссылкой на галеры. Финансовые меры К. суровым своим характером были обязаны дорогим, требовавшим громадных затрат, войнам Людовика. Из-за этих войн ему пришлось сделать займов на сумму до 260 милл. ливров, и лишь благодаря искусству К. и частым конверсиям, в конце его карьеры сумма процентов, уплачивавшихся государственным кредиторам, была не более, чем при начале войн. Зато сильно были увеличены косвенные налоги, притом они сделаны были менее выгодны для откупщиков. Большие суммы понадобились государству для премий фабрикантам, на поощрение отечественной промышленности. В 1667 г. был издан новый таможенный тариф, до такой степени увеличивший взимавшиеся с иностранных товаров пошлины, что они почти равнялись запрету, Ответные меры других государств вызвали ряд насилий. В 1670 г. папа силой оружия был принужден отменить введенные им, по примеру К., охранительные пошлины. Регламентация производств в самой Франции все росла. Был воспрещен вывоз из Франции сырых продуктов, что нанесло последний удар земледелию. Поднятию сельского хозяйства не в состоянии было принести помощь введение культуры шелковичных червей и выписка улучшенных пород скота. Новые отрасли фабричного труда часто оказывались убыточными и вели за собою банкротства. Эдикт 1673 г. назначал для злостных банкротов смертную казнь. Зато преуспевала морская торговля французов, до К. совершенно незначительная. Гавани были исправлены и улучшены, назначена премия за постройку новых судов или за покупку судов за границей. Иностранные суда были при входе и выходе из французских гаваней обложены пошлиной, эти меры особенно подняли торговлю Марселя с Левантом, вывоз из Франции перестал быть монополией голландцев, у англичан было отнято нераздельное владение португальской торговлей, и французский торговый флот сделался третьим в миpе. К. покровительствовал различным торгово-морским компаниям. Вест-Индская компания прибрела в монополию торговлю с Америкой. Основана была Ост-Индская компания, почти насильственно заставляли к ней присоединяться судебные палаты и городские магистраты, а правительство дало ей в беспроцентную ссуду три миллиона и ряд привилегий (1664). Колонизация Мадагаскара должна была сделаться главной целью этого общества. Одновременно были основаны другие колонии для севера, Леванта, Сенегала, Пиреней. Неумелое руководительство из метрополии повело за собой неудачу многих из этих начинаний, но все-таки к концу карьеры К. Франции принадлежала если и не наиболее цветущая, зато наиболее обширная часть европейских колоний. В эпоху смерти К. Франции принадлежали: Канада, Луизиана, т. е. весь бассейн Миссисиппи. из Вест-Индских островов: Св. Креста, Св. Варфоломея, Гваделуппа, С. Доминго и др., остров Тобаго и часть Гаити; в Южн. Америке – Гвиана, часть берега в сев. зап. Африке, в Ост-Индии – Пондишери и Чандернагор. Все эти владения эксплуатировались исключительно в пользу метрополии .Для путей сообщения К. сделал чрезвычайно много. При нем был закончен громадный Лангедокский канал при помощи инженера Рике; начатый в 1664 г., он был закончен в1681 г. Шоссейным дорогам ежегодно давалось 650000 ливров, т.е. на нынешние деньги ок. 4 милл. фр. Прекрасное состояние этих дорог было одним из могущественнейших средств полной государственной централизации. В видах достижения последней К., передал главную административную власть интендантам, оставив за прежними губернаторами из высшей знати одно лишь представительство. Парламенты также были сильно стеснены. 24 февр. 1673 г. был издан ордонанс, раз навсегда воспретивший парламентам производить какие-либо изменения и ограничения и т. п. при записи распоряжений короля. Одновременно и все законодательство, и распоряжение обложением перешло целиком в руки короля и К. Педантическая регламентация, тирания правительства во всех мелочах жизни сильно ожесточили население против К. В Голландии печатались массами памфлеты против него, но направлению политики его они не в состоянии были помешать. Действуя от имени короля К., несмотря на плебейское свое происхождение, легко мог сломить и противодействие аристократии, где оно еще давало себя чувствовать. С клиром К. вел постоянную борьбу за права государства. Численность духовенства он тщетно пытался уменьшить; зато ему удалось из 44 менее важных церковных праздников добиться отмены 17. К. ревностно старался содействовать поднятию искусств и наук. В 1663 г. им основана была академия надписей, 3 года позже академия наук и в 1667, 1671 и 1672 гг. академия пластических искусств и музыки. Он увеличил королевскую библиотеку, ботанический сад, устроил и снабдил средствами обсерваторию, ввел размежевание земли и снаряжал экспедиции ученых, особенно натуралистов. Разорительные войны уничтожили плоды его долголетних трудов и ему пришлось под конец жизни узнать несовместимость экономической системы с внешней политикой Людовика. Когда он, сломленный этой неудачей, борьбой с Лувуа и почти в немилости у короля, умер 6 сентября 1683 г., народ, ожесточенный тяжкими налогами, напал на похоронное шествие и военной силе пришлось охранять от народной злобы гроб его. По желанию Наполеона III, Клеман начал издание: «Lettres, instructions et memoires de Colbert» (I – VIII,П., 1868 – 82). Ср. Clement, «Histoire de Colbert et de son administration» (П.,1874); Jourbleau, «Etude sur Colbert» (П., 1856);Neymarck, «Colbert et son temps» (П., 1877); Farnam, «Die innere franz. Gewerbepolitik von Colbert bis Turgot» (Лпц., 1879); Dussieux, «Etude biographique sur Colbert» (П., 1886); De Cosnac, «Mazarin et Colbert» (П, 1892); Pigeonneau, «La Politique coloniale de Colbert» («Annales de l'Ecole des sciences politiques»1866); Paulial, «La politique coloniale de l'ancien regime» (1887).
Коляда
Коляда – цикл народных рождественских праздников (с вечера 24 декабря по 6 января), игр и песен. Малорусская колядка – рождественская величальная песня, затем само славленье, самый обход с такими песнями (колядованье) – примыкает к малорусскому же тесному значению слова К. – вечер 24 декабря. Слово К происходит от греч. kalandai и лат. calendae и встречается у всех народов, находившихся под прямым или косвенным влиянием Рима: франц. chalendes, провансал. calendas, румынское colinda, чешск., сербск., словацк, koleda, словинск. kolednica, coleda; у абхазцев коланда, у гурийцев каландоба значит новый год. Древнеримским праздником январских календ (от 1 до 5 января) завершался целый праздничный цикл, общий всему греко-римскому миpy; цикл этот начинался с Врумалий в честь Диониса Фракийского (от 24 ноября до 17 декабря), обнимал Сатурналии и Опалии (от 17 до 23 декабря) и Воты (от 23 декабря до 1 января) и в общем проникнут был символизацией плодородия, надеждами на жатву и весельем, достигавшим своего апогея в конце – в январских календах, празднике общей радости, братавшей сословия, возрасты и положения. Языческий праздник январских календ продолжали справлять и христиане, что вызвало протест церкви. В борьбе с этим остатком язычества церковь противопоставила языческому чествованию новолетия свой собственный праздничный цикл, рождественский (с 24 декабря по 4 января), языческим воспоминаниям – христианские, древним маскам и играм – хождение со звездой и царями-волхвами. В результате получилась сложная обрядность, в составе которой, наряду с христианскими, сохранились и языческие элементы. Под влиянием христианства, празднование январских календ при Юстиниане распространено было на 12-дневный святочный цикл от Р. Хр. До Крещенья, а, согласно с этим, и песни календ стали означать не только песни на новый год, но чаще все вообще рождественские или святочные песни. В малорусских колядках языческий элемент проявляется в обрядах, в запевах с Авсеня, с восхода солнца, и, быть может, всего сильнее в колядовании с козой. Под козой здесь, несомненно, разумеется какое-то мифическое существо. Обход с козой представляет остаток верования, оставившего многочисленные следы и в Зап. Европе и состоявшего, по толкованию Маннгардта, в том, что душа нивы (сеножати и растения вообще) есть козло– или козообразное существо (как и Фавн, Сильван), преследуемое жнецами и скрывающееся в последний несжатый сноп. С течением времени в обряд с козой могли проникнуть и др. элементы, не имеющие отношения к древнему язычеству. В самых песнях отчасти проявляется разграничение элементов христианского и языческого. Рождественские песни в тесном смысле назыв. колядками, они приютились под сень церкви, поются в Румынии на лад священных песен, в Малороссии членами церковных братств – черта, напоминающая колядные общества средневековой Европы .К чествованию же языческого новолетия, прикрывшегося именами христианских святых – свв. Василия (1 янв.) и Мелании (31 дек.), приурочены другие песни, которые назыв. щедро(и)вками и представляют свой особый размер, стиль, определенный древней обрядностью, гаданиями о «щедром», богатом годе. Вне пределов Белоруссии и Малороссии нет и термина щедривка или ему соответствующего. Кое-где различаются и самые исполнители обряда, смотря по его языч. или христ. источнику. Так, в Болгарии ходят под Рождество, славя Христа – кольедари, под Новый год – восильичари, в Малороссии колядуют члены церковных братств, иногда со старостой во главе, испросив благословение священника, захватив церковный колокольчик и имея в виду выколядованное обратить на какую-нибудь благочестивую цель, щедруют же преимущественно дети, редко молодые женщины и парни; в Румынии под Рождество один состав певцов (юноши и отцы семейств, люди от 18 до 45 лет), под Новый год – другой (дети и юноши от 7 до 18 л.). Наряду с языческими и христианскими мотивами, видную роль играют в К. мотивы бытовые, находящиеся в неразрывной связи с основной целью колядок – «дим звеселити», – прямо выраженной в самых песнях, в послесловиях, или поколядях. Русские колядки совершенно чужды любовного элемента, встречающегося в румынских рождественских песнях. Имея своей задачей славление лица, которому они поются, выражение ему пожелания всяких благ, русские К. отличаются серьезнностью и задушевностью. Содержание этих пожеланий видоизменяется, смотря по полу, возрасту и состоянию тех членов хозяйской семьи, к которым обращаются колядовщики: хозяину сулится семейное счастье и довольство, девушкам – счастливый брак. Это желанное колядка в эпической обработке представляет осуществившимся: хозяин живет в довольстве и счастлив семьей, молодец – любовью и т. д. Колядки, воспевающие идеал брани, сулящие славу воинских подвигов, должны быть отнесены к числу наиболее древних. Во многих колядках сохранились черты древнего дружинного и княжеского века. П. В. Владимиров указывает многие черты, общие колядкам и былинам (напр., запевы и заключения). Отразилась в колядках и позднейшая эпоха борьбы с поляками. Кое-что имеет и книжный источник (напр. «Ключ разумения», Иоанникия Голятовского). Ср. «Kиев. Старина» 1889, № 1 и 1891, № 12). Лучшие колядки сохранились в Галиции, у карпатских горцев. Большую стойкость обнаружили святочные обряды, во многом отмеченные чертами языческой древности, напоминающими как о чествовании новорожденного солнца, так и о культе предков. Как праздник в честь рождения солнца, К. сопровождается в некоторых местах России разведением костров (у сербов и хорватов сожигают бревно-бадняк, у скандинавов julblock, у французов caligneau, la souche de Noel, в Англии ylelog; осетины всю ночь под Новый год поддерживают огни), и к ней повсеместно приурочено много пожеланий урожая. Такое значение имеют переговоры за караваем хлеба, обрядовое посыпание хлебного зерна, разнообразные гадания, мимическое подражание паханию, которое у галицких русинов развилось в целую игру, справляемую парубками в день св. Мелании. Благосклонное внимание богов, с языческой точки зрения, обуславливалось надлежащим их угощением, жертвоприношениями; отсюда обрядовое употребление хлеба, каши, но особенно свиньи. В Великороссии печется еще козулька, имеющая вид или козла на четырех ножках (Владимирск. губ.), или др. животных, или птицы (Олонецкая губ.); козюльку берегут из года в год, чтобы скотинка ходила летом домой и плодилась, а так же, чтобы ее любил дворовый хозяин. Последнее поверье приводит нас к культу предков, который рельефно выступает в рождественской обрядности Малороссии и Белоруссии. В «свят вечир»(канун Рождества) вечерний ужин, состоящий, в Лубенском у., главным образом, из кутьи (ячная, изредка пшеничная) и узвара (отвар сушеных плодов), имеет семейный и, в частности, поминальный характер: кутью оставляют на ночь для умерших родственников; по народному верованию, на стене бывают видны смутные отражения маленьких, как куклы, людей, спускающихся к столу. Наибольшей архаичностью отличается празднование святок у белоруссов, вообще не отличающееся от малорусской обрядности. Любопытнейшую особенность белорусских святок составляют игрища, которые имеют отношение к гаданью о суженом, но отчасти напоминают и игрища «межю селы» летописца; наиболее замечательна женитьба цярэшки – игра с вакхическим характером, изображающая свадьбу нескольких пар. Изучение К. начато было в 1830-х гг. Снегиревым с точки зрения мифологической, которая, со всеми своими крайностями, выразилась в трудах О. О. Миллера и Афанасьева. Применение светил небесных к домохозяину и его семье О. О. Миллер объяснял древним верованием славян в существование самостоятельной семьи небесной, златоверхие теремы – символизацией небесных пространств, освещенных солнцем, быстрое развитие младенца Христа – исполински развивающимися силами природы и т. д. В позднейшем и наиболеее обширном труде А. А. Потебни («Объяснения малорусских и сродных песен», т. II, Варш., 1887) мифологическая сторона колядок и щедровок сильно ограничена и многому дано объяснение с точки зрения бытового и литературного заимствования. В 1874 г. появился 1-й том «Исторических песен малорусского народа с объяснениями», Вл. Б. Антоновича и М. Драгоманова (Киев), где многочисленные К. и щедривки внесены в отдел историч. песен века дружинного и княжеских; исходя из представления о колядках, как о древнейших славословиях героям и князьям,издатели пытались открыть в отдельных песнях воспоминания о том или другом лице летописи. Костомаров, в обширной рецензии на этот сборник («Вестник Европы» 1874 г.. N" 12), признал, что общие черты древнего дружинного и княжеского быта вошли в К. не по воспоминаниям об отдельных исторических лицах, а потому, что черты эти были вообще присущи нравам народа, складу его жизни, условиям его общественного строя, его нравственным воззрениям и поэтическому вкусу. Наконец, с точки зрения теории заимствования поверий, обрядов и песен взглянул на колядки А. Н. Веселовский («Разыскания в области русск. духовного стиха», VII, 1883), который, отводя широкое место греко-рим. влияниям, высказал предположение, что «вместе с проповедью христианства могли переселяться не только церковные, но и народные обряды, удержавшиеся случайно под сенью церкви и прикрытием христианского святого, а с обрядом переселялись и сопровождавшие его песни – оригиналы наших щедривок, как тем же путем могли заходить и оригиналы рождественских песен». Особенно много доказательств представил А. Н. Веселовский в подтверждение мысли, что внешняя обрядность, и прежде всего маски и ряжение, представляет наследие римск. обихода, которое переносилось с места на место сначала греко-рим. мимами, а затем их последователями и подражателями, всякого рода шпильманами, глумцами и скоморохами. Многочисленные малорусск. и белорусск. колядки и щедривки напеч. в сборниках Чубинского, Кольберга, Шейна; варианты и новые песни в «Киевской Старине»1871 г. № 1 и 1890 г. № 12; в ст. Хр. Ящуржинского, «Колядки религиозноапокрифического содержания» («Киев. Старина», 1895 г., №2) и В. Милорадовича, «Рождественские святки в сев. части Лубенского уезда» ("Полтавск. Губерн. Ведом. ", 1893 г., № 42, 43 и 44 и отд.). Ведикорусские колядки сравнительно редки; замечательно большая колядка из Олонецкой Губ. изд. Колосовым в «Сборнике русск. языка и словесности» (т. XVII, СПб., 1887); др. издания указаны в ст. Владимирова: «Введение в историю русск. словесности» («Ж. М. Н. Пр.», 1895 г., № 4), к чему прибавить тексты, напеч. в губернских ведомостях: владимирских 1867 г.,. №29 и 1870 г., № 23; новгородских 1873 г., № 34 и олонецких 1879 г., № 36. Ср. еще Н. Сумцов, «Научное изучение колядок и щедривок» («Киев. Старина», 1886 г., № 2 и отд.),его же, «Культурные переживания» (Киев, 1890); Хр. Ящуржинский, «Белорусские колядки» («Киевская Старина», 1889 г., № 2); А. Хаханов, «Празднование Нового года у грузин» («Этнографическое Обозрение», 1890 г., кн. III).
Комары
Комары (Culicidae) – небольшое семейство двукрылых насекомых, относящееся к группе длинноусых – Nematocera. Замечает в себе около 50 европейских видов, разделенных на 4 главнейщих рода: Corethra,Anopheles, Culex и Aedes. Хоботок длинный, тонкий (у Corethra короткий, образован верхней и нижней губами; внутри его лежат тонкие, как волоски, две пары колючих челюстей (у самцов челюсти недоразвитые, хотя хоботок имеется), щупальцы 4-членистые, часто более длинные и пушистые у самцов; усики 15-члениковые, у самцов средние членики перистоволосистые; придаточных глазков нет; брюшко цилиндрическое, тонкое, 8-членистое; крылья со многими жилками, вдоль которых, также как вдоль заднего края, волосисты. Личинки безногие, живут в стоячей воде, имеют ясно обособленную голову с хорошо развитыми челюстями; дышат посредством трахейных придатков, держатся обыкновенно близ поверхности воды. К.обыкновенный – Culex pIpiens L. (vulgaris L.) около 6,5 мм. дл. Спинка бурая или желтовато-бурая; брюшко с черными или бурыми поясками, у самок – светло-бурое; бедра бледно-желтые; крылья прозрачные с бурыми жилками. Личинка до 9 мм. дл.; голова круглая, с двумя простыми глазками, длинными нечленистыми, на конце волосистыми усиками и двумя крепкими челюстями; следующее первое кольцо тела самое широкое и длинное, остальные к заду постепенно уменьшаются, снабжены по бокам пучками коротких волосков; на спинке предпоследнего членика прикрепляется дыхательная трубочка, кончающаяся звездой из волосков. Последний сегмент вытягивается в такую же заднепроходную трубочку, тоже с волосистой звездочкой на конце; все тело грязновато-серое, с темным, просвечивающим вдоль середины пищеварительным каналом. Куколка подвижная, изогнутая, у головного конца толстая, с двумя роговидно изогнутыми дыхательными трубочками на голове. Весной перезимовавшая самка кладет до 300 яиц, для чего садится на плавающий на воде листик или другой подобный предмет, выставляет кончик брюшка над водой и выпускаемые из него клейкие яички задерживает задними лапками, пока не выпустит всех яиц, склеивающихся при этом в одну лодочкообразную кучку, и тогда спускает ее плавать по поверхности воды. Через несколько дней вылупляются личинки (дальнейшее развитие требует ок. 3 недель, которые держатся в воде головой книзу, выставив на поверхность задний конец тела с дыхательной трубочкой; питается растительными веществами и мелкими животными. Слиняв три раза, личинка окукливается; куколка в течение 10 дней держится в воде, головой кверху и, подобно личинке, по временам ныряет на дно. Затем она выставляет головной конец из воды и при тихой погоде, через трещину, образовавшуюся вдоль спинки, вылезает из нее готовый К. Они держатся первое время на вскрывшейся пустой шкурке куколки, как на челноке, и в этот момент множество их гибнет от ветра, падая в воду раньше, чем вполне развернутся и окрепнут их крылья. Взрослые К., именно самки, нападают на человека и других теплокровных животных, высасывая из них кровь своим хоботком, и причиняют на коже, в местах уколов, сильный зуд, потому что при этом впускают в ранку раздражающую ее слюну. В тихую погоду самцы летают роями вокруг самок и на воздухе спариваются. В течение одного лета развивается, как предполагают, несколько поколений К. Оплодотворенные самки последнего поколения зимуют в дуплах деревьев, в постройках, погребах, в покинутых норах зверей и т. д. Особенно изобилуют К. северные болотные страны, а также плавни больших рек, где некоторые насекомоядные птицы почти исключительно ими выкармливают своих детенышей. В густонаселенных, культурных странах, где болота осушены, К. являются только тягостными насекомыми, между тем как малонаселенные страны, благодаря К. и москитам, делаются по временам почти совсем необитаемыми: из них уходят и люди и звери. – К. (по-сибирски гнус) на С. России и в Сибири, в тайге – страшный бич для местного населения, преимущественно для зверопромышленников. Для предохранения от укусов К.,а также мошки, употребляются сетки – холщевые или ситцевые мешки, покрывающие голову и плечи и достигающие почти до пояса, с четырехугольным вырезом против лица; на Алтае этот вырез затягивается черной волосяной сеткой. Подкарауливая в тайге зверя, промышленники зажигают курево, сухие конские шевяки (навоз) или сухую березовую губку, дающие, при тлении, много дыма, который отгоняет назойливых насекомых, но не пугает зверей, вследствие привычки их к лесным пожарам. Кроме обыкновенного К., часто встречается еще кольчатоногий К. – С. annulatus Schr., с темно-пятнистыми крыльями, и белыми кольцами на лапках, так же С. nemorosus Mg. и др. К. из рода Соrethra не жалят. Меры борьбы – осушка болот и, вообще, уничтожение стоячих вод. Кроме дыма, отгоняющего К., смазывание кожи сильнопахучими веществами, напр., гвоздичным маслом, предохраняет от ужалений К., не любящего также эфирных запахов.
Ив. Ш. и С. Б.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 18 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close