Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:29
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Константин VIII
Константин VIII (по другому счету VII) Багрянородный (PorjurogennhtoV), – византийский император (род. 905, прав. 912 – 959), сын Льва VI и Зои Карбонопсины. Так как это был четвертый брак Льва, то некоторыми оспаривалась самая законность рождения К. До 913 г. государством управлял дядя К., Александр, при котором произошел разрыв с болгарами, а с 914 г. регентство находилось в руках Зои. Доместик школ, К. Дука, уже в 914 г. пытался захватить в свои руки правление, но неудачно. Счастливее был храбрый адмирал Роман Лекапен. Воспользовавшись неудовольствием против Зои, последствием ее неудачных действий против болгар (в 917 г. они нанесли грекам поражение на реке Ахелое), Роман Лекапен захватил власть, заключил Зою в монастырь в сделался (920) соправителем К., которого женил на своей дочери Елене. В 944 г. Роман был низвергнут своими сыновьями Стефаном и Константином, а в следующем году Константину удалось, с помощью фамилии Фока, освободиться от шурьев и заключить их в монастырь. Впрочем, и во время своего единоличного правления (945 – 959), К. предоставлял заведование государственными делами жене и министрам, посвящая свое время преимущественно занятиям науками и искусством. В 924 г. болгары грозили Константинополю, но со смертью Симеона началось ослабление их могущества; Петр заключил с империей мир, и за ним был официально признан титул царя. Далее, империи приходилось отражать нападения венгров и русских, сделавших в 941 г., при Игоре, неудачное нападение на Византию. Несколько лет спустя, в 957 г., великая княгиня Ольга была в Константинополе и приняла там крещение. На Востоке такие первоклассные полководцы, как Иоанн Куркуй, Варда Фока и его сыновья (Никифор, Лев и Константин) боролись с арабами и вновь распространили власть империи до Евфрата; только нападение на Крит окончилось крайне неудачно (949). К тому же 949 (или 948) г. относится первое путешествие Лиутпранда к константинопольскому двору, ценное по многим указаниям. К. принадлежит заслуга деятельного участия в том литературном движении, которое отличало Византию X века. Им была предпринята реорганизация высшей константинопольской школы. О научных его интересах свидетельствует, далее, целый ряд ученых работ, компиляций и сборников по агиографии (сборник Симеона Метафраста), истории, тактике, естественным наукам и т. д., произведенных, большею частью, по его поручению и при его содействии. Он написал жизнеописание Василия Македонянина, речь по поводу перенесения мощей св. Иоанна Златоуста и чрезвычайно ценные для византийской истории сочинения «О церемониях византийского двора» (EkJesiV thV basileion taxewV), «О фемах» (Peri tvn Jematwn) и «Об управлении империей»; их целью было служить руководством для сына К., Романа, образованию которого император посвящал много заботь. К. умер 9 ноября 959 г.; высказывались подозрения, что он был отравлен своей невесткой, Феофано. Сочинения К. – в «Corpus historiae Вуzantinae ex rec. J. Bekkeri» (Бонн, 1829 – 40) и в «Патрологии» Миня (греч. серия, т. 112 – 113). Перечень изданий отдельных сочиненй и литературы о них – у Крумбахера, «Geschichte der byz. Litteratar» (Мюнх., 1891). См. еще A. Rambaud, «L'empire grec au dixieme siecle. Constantin Porphyrogenete» (Париж, 1870); F. Hirch, «С. VII Porphyrogennetos» (Берл. 1873).
Дм. Каринский.
Константин Николаевич
Константин Николаевич – вел. кн., второй сын имп. Николая Павловича, род. 9 сент. 1827 г., умер 13 янв. 1892 г. Имп. Николай с детства предназначил его для службы во флоте и уже в 1831 г. он был назначен генерал-адмиралом, начав, вместе с тем, проходить лестницу морских чинов. Воспитание его было поручено графу Литке, который успел внушить ему любовь к морскому делу. С 1856 г. он управлял флотом и морским ведомством, на правах министра. Первый период его управления ознаменовался целым рядом важных реформ: прежний парусный флот был заменен паровым, был сокращен наличный состав береговых команд, упрощено делопроизводство по делам морского ведомства, заведены эмеритальные кассы; раньше всех других ведомств во флоте был положен конец господству телесных наказаний. В состав служащих в морском министерстве были привлечены новые, по преимуществу интеллигентные силы; многие видные русские писатели, как Гончаров, Писемский, Григорович, Максимов, в эту пору состояли на службе в этом министерстве или исполняли его поручения. Орган министерства, «Морской Сборник», по своему официальному положению избавленный от цензуры, сделался открытым выразителем новых тенденций, помещая статьи по вопросам, далеко выходившим за пределы специальных флотских интересов. Со второй половины шестидесятых годов преобразовательная деятельность в морском министерстве стала несколько ослабевать. Введение броненосных судов, по отзывам специалистов, совершилось уже не с таким успехом, как предшествовавшая замена парусного флота паровым. В настоящее время трудно еще, однако, точно определить, насколько в этих отзывах имелось безусловной истины и насколько они были вызваны раздражением некоторых кругов русского общества против общей политической роли великого князя. Пользуясь доверием императора Александра II, вел. кн. К. Н. явился ревностным пособником его в деле проведения великих реформ, ознаменовавших начало царствования. В деле освобождения вел. князю принадлежала видная и почетная роль: он отстаивал в главном комитете как принцип освобождения, так и вообще интересы крестьян против крепостнической партии. Позднее его инициатива имела немалое значение при осуществлении таких реформ, как введение гласного суда и ограничение телесных наказаний. Апогея своего влияние вел. кн. К. Н. достигло к 1861 г. С этого времени оно пошло на убыль; особенно тяжелый удар нанесен был ему обстоятельствами, сопровождавшими польское восстание. Назначенный в 1862 г., во время начавшихся уже в польских губерниях волнений, наместником Царства Польского, вел. князь попытался вести в крае примирительную политику, но она не имела успеха. Крайняя партия среди поляков неудержимо стремилась к революции и на жизнь самого наместника совершено было покушение (Ярошинским). С другой стороны русская реакционная печать видела в примирительной политике вел. князя прямое послабление полякам. Попытка примирения, в виду такого положения дел, не имела никаких шансов успеха, и К. Н. сложил с себя, в 1863 г., звание наместника Царства Польского. В 1865 г. он занял должность председателя государственного совета, в которой оставался до 1881 г. В самом начале нового царствования он оставил как эту должность, так и другие, которые занимал до тех пор, и, сохранив за собою лишь почетный титул генерал-адмирала, жил частным человеком. Он был женат с 1848 г. на вел. кн. Александре Иосифовне, дочери герцога СаксенАльтенбургского.
В. М – н.
Констебл
Констебл (Джон Constable) – один из значительнейших пейзажистов Англии, сын довольно богатого мельника (1776 – 1837). Отец предназначал его сперва к духовному званию, а потом хотел приучить к своему делу, но, после напрасных стараний об этом, позволил ему предаться врожденному влечению и посвятить себя живописи. В 1795 г. К. прибыл в Лондон, но вскоре возвратился домой, чтобы рисовать родные виды. В 1799 г. он вторично отправился в английскую столицу и, на этот раз, поступил в ученики тамошней акад. худож. Здесь его наставниками сделались ландшафтист Дж. Фарингтон и живописец животных Рич. Рейналь (Reinagle). Около этого времени он написал несколько портретов и две исторические картины, но не замедлил убедиться, что ни те, ни другие не составляют его настоящего призвания, и занялся исключительно пейзажем. Первое произведение его в этом роде, явившееся пред публикою в 1802 г., было неудачно и не удовлетворяло его самого: оно еще сильно отзывалось царившею тогда условностью. В последующих своих работах он освобождался от этой условности все более и более, стал воспроизводить натуру во всей ее неприкрашенной правде, и внес в ландшафтную живопись новый элемент – разнообразие красок, какое представляет нам сама природа, но приведенное к одной гармонической тональности. Успех, достигнутый им в этом отношении, не был, однако, оценен по достоинству его соотечественниками, зато доставил ему громкую известность во Франции: он сделался среди французских художников родоначальником естественности и настроения в пейзаже, вытеснивших из этой отрасли живописи прежнюю пригонку линий, масс и колоритных пятен под требования ложного представления о красоте и поэтичности. Распространителями славы К. были в особенности Делакруа и Добиньи. Первый, под впечатлением картин английского художника, в четыре дня переделал коренным образом пейзажную часть в своей уже готовой «Хиосской резне». Хотя лондонская акад. живописи, в 1819 г., и сопричислила К. к своему составу, а в 1829 г. избрала его в действительные члены, хотя за картины, выставленные в парижском салоне 1824 г., король Людовик Филипп наградил его золотой медалью, и весь Париж приходил в восторг от его работ, – англичане только после его смерти признали их высокие достоинства и стали гордиться их автором, как одной из национальных знаменитостей. Главные его произведения – «Нива» (в лондонской национ. галерее; гравир. Лукас), «Ферма в долине» (там же), «Гемпстедский вереск» (в кенсингтонском музее), «Буря в Веймаутском заливе» (в луврской галерее, в Париже; грав. Лукас), «Радуга» (там же), «Проход судна чрез шлюз» (у У. Форстера, в Лондоне; грав. Лукас), «Вид Темзы» и некот. др. Ср. C.-R. Leslie, «A Memoir of the Life of John Constable» (Лондон 1842).
А. С – в.
Конституция
Конституция (лат.) – учредительный закон, основной закон, устанавливающий основные начала государственного устройства данной страны. Обыкновенно название это дается основным законам тех стран, государственное устройство которых основано на начале народного представительства, а также в странах демократических (республиканских).
Конституция
Конституция, в физиологии и медицине, означает телосложение, т. е. постоянное состояние организма, сложившееся под влиянием всех факторов, как наследственных, так и иных; оно считается определившимся лишь по окончании полового развитая и роста. Для оценки К. данного индивидуума пользуются, главным образом, нормальными величинами, относящимися до роста, веса, объема грудной клетки. Различают, на основании таких признаков, крепкую, среднюю и слабую К., но деление это. конечно, крайне несовершенно, так как не дает никакого представления ни о состоянии стенок кровеносных сосудов, имеющем такое громадное значение, ни об образовании лимфы, ни о производстве и распределении тепла, ни, наконец, о деятельности всей нервной системы. В старину различались многие виды К.: раздражительная, вялая, лимфатическая, золотушная и т. д. Все эти разнообразные термины, оценивающие разные К. с совершенно различных точек зрения, ненаучны и никакого практического значения не имеют.
Консультация
Консультация (лат.) – совещание, особенно с врачом, адвокатом. О К. присяжных поверенных и их помощников. Консультация, при министерстве юстиции учрежденная, образована в 1802 г., по мысли министра юстиции Державина, из сенатских оберпрокуроров. В настоящее время в состав К., кроме обер-прокуроров, входят еще товарищ м-ра юстиции, директоры департаментов министерства юстиции и особо назначаемые члены. При К. состоит старший юрисконсульт, заведующий и юрисконсультскою частью первого департамента министерства, на правах вицедиректора. Главная цель К. – рассмотрение дел, при решении которых в общих собраниях сената не состоялось узаконенного большинства голосов и потому должны быть составлены согласительные предложения от имени министра юстиции. Дело может быть передано министром на обсуждение К. и в том случае, когда он не согласится с единогласной резолюцией общего собрания или когда дело, подлежащее просмотру и пропуску министра, поступило в общее собрание не по разногласию сенаторов в департаменте, а по другой какой-либо причине. В последних двух случаях министр юстиции может дать сенату предложение и не обращая дела на рассмотрение К. В случае разногласия между членами К., старший юрисконсульт представляет объяснения. Мнение К. необязательно для министра юстиции. Членам К. министр юстиции может поручать обозрение делопроизводства окружных судов, мировых судебных установлений и городских судей, с целью извлечения сведений, необходимых для министерства.
А. Я.
Контрабас
Контрабас (ит. controbasso, сокращ. С. В., или violone [название старинного 3струнного К.], фр. – contrebasse, нем. – Contrabasse) – большой струнный смычковый инструмент низкого строя. Типом как для К., так для скрипки и виолончели послужил струнный инструмент альт – viola, отчего скрипка, являющаяся уменьшенным альтом, назыв. violino (уменьш. от viola), а весьма значительно увеличенный альт наз. violone (увел. от viola) или С. В. На К. играют стоя, держа его перед собой, пользуясь смычком и 4-мя пальцами левой руки, а также большим пальцем, как на виолончели. К. имеет 4 струны, построенные по квартам.
В оркестровой партитуре пишется одна партия К. в ключе фа. Более низкие звуки – полного, густого тембра; высокие ноты довольно резки. К. – не мелодический инструмент. Вследствие неясной интонации, он требует поддержки виолончели или духовых инструментов низкого строя, в унисон или октаву. На К. применяются естественные флажолеты, но весьма редко. Двойные струны применяются, но преимущественно при участии хотя бы одной пустой струны, тройные – непременно при участи двух пустых струн. Хорошим звуком отличается пиччикато на К.
Н. С.
Контракт
Контракт – римское название юридического договора, подлежащего прямой исковое защите, в отличие от простого соглашения (pactum), вовсе не имевшего силы или защищавшегося лишь эксцепцией. Выражение это употребляется в том же смысле и у нас, хотя теперь различие между К. и простым соглашением проводится с большей трудностью, а многими юристами даже и совсем отрицается. В Риме К. разделялись на несколько видов, соответственно форме своего заключения. Формальный К. требовал для своей действительности либо совершения определенных торжественных действий, либо произнесения торжественных слов. Договор не считался заключенным, если стороны ошибались в действиях или неточно произносили слова. Реальный К. был действителен лишь тогда, когда одно из согласившихся на известные действия лиц производило полное или частичное исполнение договора. Его общей формулой было: do ut des vel facias и facio ut des vel facias. Литтеральный К. заключался внесением в codices accepti et depensi записей, означавших выдачу в долг другому лицу определенных сумм. Наконец, консенсуальный К. был действителен и в случае взаимного обмена обещаниями совершить определенные действия, т. е. в случае простого соглашения сторон, но обнимал собою лишь некоторые виды договоров: куплю-продажу, личный и имущественный наем, поручение и товарищество. Взятые в исторической последовательности своего образования, эти формы выражают собою рост самой идеи договора, в связи с развитием общественных условий, которыми она вызывалась к жизни.
1) Формальный К. есть продукт очень ранней эпохи юридического развитая – эпохи свободного господства личной власти и воли, не умерявшихся в своих проявлениях вмешательством общественной власти. Следы этого господства отражаются на ранних формах этого К., особенно на первоначальном виде стипуляции, sponsio, о которой мы имеем сведения из области международно-правовых отношений, где она была видом договора с побежденным и неравным по положению противником. Сопровождаемая иногда присягой, она, по большей части, соединялась с рядом символических действий, означавших подчинение (протягивание рук с просьбой о пощади, откуда потом рукобитье), или с передачей символов подчинения, в виде различных предметов, замененных затем понятием задатка (arrha) или залога (pignus). Полную почти аналогию с этой sponsio представляет древнейший германский формальный К. – fides facta, заключавшийся поверганием на землю, в знак подчинения, или передачей в руки кредитора палки или соломины (замена копья), или других знаков подчинения (отрезанных волос, перчатки и других «фантов» или wadia). Подчинение воле кредитора доходило до полного рабства, с правом жизни и смерти, наступавшим в момент неисполнения договора и осуществлявшимся путем торжественного «наложения рук» (manns injectio). В другой форме раннего римского формального К. – nexum – символизм, тожественный с употреблявшимся при манципации, мог обозначать отвешивание занимаемых денег, но, может быть, обозначал также и продажу себя в рабство за ссуженные деньги. Во всяком случае и этот вид сохранил строгость взыскания, доходившую до права рассечь должника на части в случае несостоятельности, не говоря уже о праве обратить должника в раба. В позднейшей исторической стипуляции от sponsio остается лишь произнесение слов «Spondes ne? Spondeo», составлявших сущность К.; остальной ритуал исчезает, вместе с строгостью ответственности, становящейся исключительно имущественной; еще позднее дозволяется употреблять не только латинские слова, но и однозначащие слова других языков. Тем не менее сохраняются две основные черты формального К.: строгая односторонность возникавшего из него обязательства и ограничение размера взыскания данным при заключении обязательства обещанием, толковавшимся по точному смыслу произнесенных слов, а. не по общему смыслу содержания договора или доброй совести. Соединенный с этими качествами формальный. К. становится, мало помалу, общей формой римского обязательства. Путем стипуляции можно было обратить в юридически действительный договор всякое соглашение, не только одностороннее, но и двустороннее. В виде стипуляции можно было не только установить заем, проценты по займу, заключенному в другой форме (nexum или mutuum), поручительство, неустойку, но и совершить новацию, заключить куплюпродажу, наем и т. д. В последнем случае нужно было по стипуляции с обеих сторон. Строгость договора, не дававшего простора толкованию, делала, однако, его крайне неудобным для последнего рода сделок, и они постепенно отливаются в другие формы К.
2) Реальный К. возникает из сделок личного доверия и благорасположения. Его первоначальные виды: бесформенный заем (mutuum), ссуда, поклажа и заклад, т. е. сделки по преимуществу дружеского характера (при закладе (pignus) собственность на вещь переходила к залогопринимателю; возврат обеспечивался только честным словом, Заклады, поэтому, давались лицам, которым доверяли – друзьям и т. п.). Сообразно с этим распределяются и обязанности сторон, его заключающих. Обязательства дать деньги или вещи или принять их на хранение нет до момента самой дачи или принятия; иначе говоря, обещания такой дачи или принятия не обязательны. Заклад передачей вещи в распоряжение (собственность) кредитора отдавал ее в его руки лишь на его совесть, и только позднейшее развитие права дает личный иск на возвращение заклада по уплате денег и уравнивает ответственность сторон. Лишь полная утрата вещи поклажепринимателем давала, в раннем периоде, поклажедателю actio furti, потом actio depositi directa. Создавая неравные отношения для сторон, но будучи проникнуты bona fides, эти договоры все-таки более соответствовали интересам должников, чем совершенно односторонний формальный К. Отсюда позднейший рост реального К., охватившего до того многочисленные виды договоров, что юристы отказались от их перечисления, подведя их под группу «безымянных реальных К.» (contr. reales innominati), в противоположность вышеупомянутым прототипам их – именным реальным К. (с. r. nominati). Do ut des, do ut facias, facio ut des и facio ut facias – такова была их общая формула; все они оставались договорами реального кредита. В этом их коренное отличие от позднейших консенсуальных К.
3) Консенсуальный К. есть договор взаимного доверия и делового личного кредита вместе. Его основами являются взаимность интересов сторон и полное проведение начала доброй совести. Обмениваясь взаимными обещаниями исполнить те или иные действия, одно взамен другого, каждая сторона полагается на честность своего контрагента и основывает свои расчеты на взаимном интересе в договоре. Основанием договора, поэтому, является здесь простое соглашение, а не предварительное исполнение договора одною из сторон, как в реальном К., или строгая форма, как в стипуляции. Сила К., однако, не в самых словах соглашения, а в его внутреннем содержании – в соответствии эквивалентов, обмениваемых сторонами и оцениваемых по началам доброй совести. Консенсуальный К. поэтому, всегда двусторонний договор и по существу договор взаимный, т. е. такой, исполнения которого можно требовать лишь тогда, когда со стороны требующего исполнены его обязанности или существует готовность к их исполнению. Только вследствие ранней привычки римлян облекать этот К. в две стипуляции получилась та римская теория его, которая изложена в ст. Двусторонний договор. Двусторонность и взаимность создают юридическое равенство сторон, его заключивших, т. е. равенство ответственности и ее оснований. В историческом развитии консенсуальный К. является, поэтому, выражением вполне развитого и свободного строя гражданского общества, построенного на обширном гражданском оборота и, в противоположность реальному К., на прочном личном кредите. В римском классическом праве он является новостью и, поэтому, не получает полного развития. В современном праве консенсуальный К., наоборот – господствующий тип договора, окончательно вытесняющий реальный К. Теперь заем, ссуда и другие виды реального К. заключаются простым соглашением; обещание действительно, а полное проникновение началом доброй совести и двусторонности уравнивает и здесь положение сторон. Новейшие законодательства стремятся, напр., повысить ответственность ссудодателя, поклажепринимателя и т. д. Господство консенсуального К. не ведет, однако, к полной действительности всякого соглашения в современном праве. Наличность определенного содержания и взаимности интересов в теперь является основным требованием консенсуального К., его основанием. Сделки абстрактные, т. е. отрешенные от этого основания, и теперь защищаются, по большей части, лишь как договоры формальные.
4) Литеральный К. является особенностью римской системы обязательств и в других не встречается, тогда как три вышеописанные виды констатируются наукой в историческом развитии национального права Германии, Франции и Англии. Литерального К. не знает уже Юстинианово законодательство. Он относится римскими источниками к довольно раннему времени. Основой его является обычай ведения домашних приходорасходных книг в Риме. Запись в такой книге о выдаче другому лицу определенной суммы денег, по тому или иному поводу или основанию (какойнибудь старый договор), давала право на требование ее возвращения, независимо от основания долга. Долг по литеральному К. есть, поэтому, всегда долг по новации какого-либо старого обязательства. Запись носила название transcriptio или nomen transcriptitium и имела форму expensilatio (т. е. помещалась в отделе издержек). Ей соответствовала обыкновенно запись в книгах должника в форме аccерtilatio (отд. получений), хотя она не требовалась для действительности обязательства: достаточно было внесения в книгу кредитора. Некоторые писатели думают, что необходимо было для действительности обязательства еще извещение должника и удостоверение с его стороны о правильности записи. По существу литеральный К. был видом формального К., строго односторонним, и рассматривался как К. stricti juris. Остальные вопросы, касающиеся литерального К., по недостатку известий спорны. Ср. Муромцев, «Гражданское право древнего Рима» (М., 1883); Шулин, «Учебн. истории римск. права» (русский пер., М. 1893); Cuq, «Institutions jaridiques des Romains».
В. Нечаев.
Контрапункт
Контрапункт (ит. Contrapunto, неи. Contrapunkt, франц. Contrepoint) – соединение нескольких мелодических самостоятельных голосов, отличающееся полным благозвучием. Разница между гармонией и К. та, что в первой голосоведение является следствием правильного чередования аккордов, а во втором аккорды являются следствием совпадения нескольких самостоятельных голосов. В гармонии на первом плане выбор аккордов, а на втором – голосоведение, не особенно рельефное. В К. на первом плане рельефность, самостоятельность голосоведения, а на втором – гармония. К. предшествовали орган (в конце Х ст.), параллельный (сочетание голосов в квартах, квинтах, октавах в прямом направлении), блуждающий (развился из предыдущего, вследствие прибавления других интервалов), фо-бурдон (сочетание голосов преимущественно в секстах и квартах). Одновременно с последним развился дисканта, в котором видны попытки придать голосам большую самостоятельность, сообщая им противоположное движение (XII ст.). С развитием нотного письма явилось слово К. К нотам данной мелодии (Cantus firmus) приписывались ноты другой мелодии; нота (punctus) одной мелодии ставилась против ноты другой. Этот процесс сопоставления нот – punctus contra punctam или нота (точка) против ноты (точки) – и получил название К. Сперва развился строгий К., основанный на правильном отношении всех мелодических голосов к мелодии баса. В таком К. все голоса на сильных временах совпадают с басом в консонансах или в приготовленных диссонансах (синкопа), имеющих правильное разрешение на ступень вниз. На слабых временах допускаются тоже консонансы и плавно идущие диссонансы. Мелодия каждого голоса не может заключать в себе хода на хроматический полутон, увеличенных и уменьшенных интервалов. обеих септим и большой сексты. Свободный К., развившийся позднее, основан не только на контрапунктических, но и на гармонических. правилах. В нем допускаются на сильных временах диссонирующие аккорды; движение мелодии гораздо свободнее, в ней только запрещены ходы на увеличенные интервалы и септимы. Как строгий, так и свободный К. делятся на простой (всякое правильное контрапунктическое сочетание) и сложный, в котором голоса могут взаимно перемещаться при сохранении полного благозвучия, т. е. каждый голос может быть перенесен на октаву или другой интервал вверх или вниз; напр. партия дисканта может быть перенесена в бас, а партия баса – в дискант. По числу голосов, способных перемещаться, сложный К. называется двойным (два перемещающиеся голоса), тройным (три), четверным (четыре). На почве К. развились полифонические формы имитации, канона, фуги, фигурованного хорала и пр. Величайший композитор в области строгого К. – Палестрина, в области свободного – И. С. Бах. Развитию контрапункта содействовали теоретики: Франкон Кельнский (1047 – 1083), Маркет Падуанский (XIII ст.), Иоанн Мурский (1300 – 1360), Иоанн Тинкторий (XV ст.), Иоган Фукс (XVII ст.), автор сочинения «Gradus ad Parnassum», Кирнбергер (ХVIII ст.), новейшие: Ден, Керубини, Маркс, Рихтер и мн. др.
Н. Соловьев.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 13 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close