Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:43
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Антонелло да-Мессина
Антонелло да-Мессина, собственно Антонелло д'Антонио – живописец, род. в начале XV столетия. Свое художественное образование получил в Риме, но первоначальная его деятельность принадлежит Сицилии, его родине. Около 1473 г. А. поселился в Венеции; предание гласит, что он впервые познакомил художников Венецианской школы с масляными красками, которые он, будто бы, изучил у Ян-ван-Эйка. Но на самом деле во второй половине XV столетия это искусство получило в Венеции уже всеобщее распространение, тогда как большинство других итальянских школ и в начале XVI столетия оставалось еще при безжизненной технике водяных красок. А. умер в Венеции в 1493 году. Его картины составляют большую редкость; значительная часть их хранится в Венецианской академии, в Лондонской национальной галерее и в Берлине; в Вене находится его «Спаситель в гробу», в Мессине же – церковные картины. Вообще же вся жизнь и деятельность Антонелло, так и вопрос о подлинности большинства приписываемых ему картин, представляют много темного.
Антоний святой
Антоний святой, называемый также А. Фивским-отец монашества; род. около 251 в Коме близ Ираклеи в Верхнем Египте. Раздав все свое имущество бедным, он, ради благочестивого жития, удалился в 270 в одну из гробниц вблизи своей родины, а позднее еще дальше в пустыню, в развалины замка. Здесь, терзаемый страшными видениями, он вел жестокую борьбу против собственной плоти. Лишь изредка, как наприм. во время преследования христиан 311, А. появлялся из своего уединения, чествуемый народом, как святой. Когда ученики последовали за ним в пустыню и построили свои жилища вблизи от него, А. стал проповедовать им молитву и труд. Сам он питался одним хлебом и солью. Его жизнеописание полно рассказов о чудесных извлечениях и изгнаниях бесов, совершенных святым, но вместе с тем в нем приводятся многие разумные изречения практического благочестия. А. умер 106 лет, около 356 года. В католической церкви А. пользуется весьма высоким значением. История его искушений составляла в течение многих столетий неисчерпаемую тему для художников. Наиболее известна картина Давида Теньера в старом Берлинском музее. В новейшее время на эту же тему написана французским писателем Г. Флобером легенда: «La tentation de St Antoine». Молитва этому святому помогала против названной его именем болезни – антонова огня, часто свирепствовавшей в средние века и состоявшей в омертвении членов, вследствие отравления спорыньей. Один богатый французский дворянин, именем Гастон, вымоливший выздоровление своего сына от этой болезни перед мощами А. в С. Дидьеде-ла-Мот, основал в благодарность (1095) Госпитальное братство святого А., для ухода за больными и защиты паломников, и сам сделался его первым гроссмейстером. В 1096 на Клермонском соборе орден был утвержден папой, принял в 1218 обет монашества и 1298 превращен Бонифацием VIII в братство по уставу бл. Августина, с тем, чтобы его гроссмейстер назывался аббатом, имел свое местожительство в Дидье-де-ла-Мот и был генералом всех монастырей ордена. Настоятели монастырей назывались комтурами, позднее прецепторами. Одежда антонитов или антонианцев, как они назывались в качестве каноников, была черная с крестом из синей финифти на груди, в виде Т. Многочисленные пожертвования сделали их богатыми и доставили их ордену широкое распространение. Их прецептор в Лихтенберге был до реформации канцлером витенбергского университета. Еще в XVIII ст. они имели много монастырей, особенно во Франции, но в 1774 г. слились с мальтийцами. Образа св. Антония считались предохранительным средством против пожаров.
Антоний
Антоний (Марк)-триумвир, сын претора и внук ритора Антония, родственник Цезаря по матери своей Юлии, род. в 83 г. до Р. X. В юности вел жизнь весьма рассеянную; теснимый кредиторами, бежал в Грецию, где начал было слушать философов и риторов, но вскоре проконсул Сирии, Габиний, поручил ему пост начальника конницы. В походе против Аристовула в Палестине равно как в Египте, где он содействовал вступлению на престол Птолемея Аулета, А. проявил много мужества и искусства. В 54 г. он прибыл в Галлию к Цезарю и, при содействии последнего, получил в 52 г. квестуру. В этой должности он состоял при Цезаре до 50 г., в котором вернулся в Рим. Там он сделался народным трибуном и авгуром. Приверженец Цезаря, А. в начале января 49 г. вступился за него в сенате, в качестве трибуна, вместе с сотоварищем своим Kaccиeм Лонгином. Но вмешательство их не увенчалось успехом, мало того, им лично грозила опасность и они вынуждены были бежать из города и скрыться в лагере Цезаря. Обстоятельство это дало Цезарю предлог для объявления войны. Когда Цезарь выступил из Италии, он передал А. начальство над сосредоточенными там войсками; из Италии А. привел сильный отряд в Иллирию, где ждал его Цезарь. В битве при Фарсаде А. командовал левым флангом. После битвы он с частью войска вернулся в Рим. Сделавшись диктатором, Цезарь назначил его своим magister equitum, но, по возвращении Цезаря в Рим, отношения между ними стали натянутыми, так как А. возбудил неудовольствие диктатора. Вскоре А. женился на Фульвии, вдове Клодия. Когда Цезарь вернулся из Испании, А. вновь приобрел его расположение, сделался в 44 г., наряду с Цезарем, консулом и пытался склонить народ к признанию Цезаря царем, но тщетно. Вскоре после этого Цезарь был убит, Антония же спасло от той же участи заступничество Брута. Пользуясь смутой, А. завладел государственной казною, равно как состоянием и бумагами Цезаря; тогда же он вступил в союз с Лепидом, который, ввел в город часть войска, стоявшего под его начальством близ Рима и горячей речью, произнесенной над телом Цезаря, во время которой распахнул перед народом окровавленное покрывало диктатора, так воспламенил чернь, что ее обуяла жажда мщения и она устремилась к домам убийц. Последние должны были бежать, и тогда Антоний на некоторое время стал неограниченным властителем Рима. Но он, как и другие, недостаточно оценил тогда Октавиана, приемыша и наследника Цезаря, который впоследствии оказался опасным для него соперником.
Сначала А. пытался его обойти. Но когда народ назначил Октавиану, вместо Македонии, Цизальпинскую Галлию и большую часть Транзальпинской, А. стал открыто враждовать с ним, обвиняя своего соперника в покушении на его жизнь, при помощи наемных убийц. Октавиан воспользовался отсутствием А., выступившего на встречу легионам, которые он вызвал из Македонии, собрал значительное войско из ветеранов Цезаря и, в то же время, достиг того, что часть легионов А. изменила своему предводителю и перешла на его сторону. Тогда А. удалился в Цизальпинскую Галлию и задался мыслью отнять эту провинцию у Децима Брута, одного из заговорщиков, который управлял ею еще по назначению Цезаря; с этою целью он осадил Брута в Мутине, куда тот скрылся. В это время Октавиан обнаружил талант тонкого дипломата: он объявил себя сторонником республики и примкнул к партии сената, руководимой Цицероном. Последний произнес громовую речь против Антония и сенат принял против него ряд мер, как против врага государства, хотя до битвы при Мутине Антоний еще не был прямо объявлен таким. Октавиану поручено было командование войском, отправленным против А. и он, вместе с обоими консулами – Гиртием и Пансой, выступил в поле. В середине апр. 43 г. А., недалеко от Мутины (Модены), разбил Пансу, но вслед затем был, в свою очередь, разбит Гиртием. Спустя несколько дней Октавиан вместе с Гиртием нанесли А. решительное поражение, так что последний должен был бежать (так называемая Мутинская война). В этих битвах оба консула поплатились жизнью. А. бежал через Апеннины в Этрурию, куда прибыл к нему на помощь Венудий с 3 легионами. Отсюда он через Альпы направился в Южную Галлию, которой правил Лепид. Последний примкнул к А., сделав вид, что войска принудили его к этому. Его примеру последовали Поллион и Планк. Под знаменами А. собралось значительное войско и он, оставив 6 легионов в Галлии, двинулся в Италию во главе 17 легионов и 10000 всадников.
Тогда то Октавиан сбросил с себя маску. Мнимый защитник республиканской свободы вступил в переговоры с А. и Лепидом в на островке реки Лавино, недалеко от Болоньи, состоялось знаменитое соглашение, которым древний мир был разделен между тремя узурпаторами. Вслед затем они двинулись в Рим, где эту сделку должен был санкционировать народ, которого заставили установить триумвират на пять лет. Вместе с триумвирами по всей Италии пронеслись убийства и грабежи. Они приговорили к смерти многие сотни богатых и уважаемых граждан, между которыми Аппиан, наиболее достоверный историк тех дней, насчитывает около 300 сенаторов и 2000 всадников. Имена их были обнародованы и за голову каждого назначена награда. Между прочим, А. приказал бросить на всенародное позорище голову и правую руку Цицерона и они были выставлены на той самой трибуне, с которой тот столь часто одерживал победы. После того, как народ провозгласил триумвиров правителями государства на многие годы и все необходимое для войны было заготовлено, А. и Октавиан двинулись в 42 г. в Македонию, где их противники Брут и Kaccий сосредоточили сильное войско. В кровопролитной битве при Филиппах А. сражался против Кассия; последний, видя, что счастье изменило ему, велел рабу убить себя. Через 20 дней произошла вторая битва, и тут победа склонилась на строну А., а Брут в отчаянии последовал примеру своего благородного товарища, Здесь же А. и Октавиан заключили между собой особый договор, направленный против Лепида. Затем, А. отправился в Грецию, где выказывая уважение к греческим нравам и обычаям, приобрел всеобщее расположение, в особенности среди афинян. Отсюда он прибыл в Азию, где намеревался собрать деньги для уплаты жалованья солдатам. Из Киликии он послал египетской царице Клеопатре повеление оправдаться в своем враждебном отношении к триумвирам. Она явилась лично, и дело кончилось тем, что А. совершенно запутался в сетях красавицы-царицы. Он последовал за нею в Александрию и там бесконечные увеселения до того отвлекли его от дел правления, что только весть о победоносном вторжении парфян и ссоре Октавиана с женой его Фульвией и братом Люцием Антонием заставили его очнуться. Война, возгоревшаяся в Италии между Октавианом и Люцием Антонием, окончилась уже победой первого, раньше чем Антоний успел вырваться из чар придворных празднеств. Смерть Фульвии облегчила примирение И новый союз был скреплен браком А. с Октавией, сестрой Октавиана.
Тогда (40 г.) в Брундузиуме состоялся новый раздел римского мира. А. получил Восток, Октавиан-Запад. Бессильному Лепиду, согласно договору в Филиппах, была уделена Африка. С Секстом Помпеем, господствовавшим над Средиземном морем, был заключен договор в Мезене, который предоставил ему Сицилию, Сардинию и Пелопоннес. После этого А. вернулся на Восток, где его легат Вентидий вел победоносную войну с парфянами. Вновь возникшие несогласия между А. и Октавианом были улажены в Таренте (37 г.) при деятельном посредничестве Октавии, и триумвират был продлен на следующие 5 л. По возвращении в Азию, А. вновь предался необузданным удовольствиям; пренебрегая интересами государства, он проматывал провинции и целые царства у ног егип. царицы, а римские области дарил ее детям. В 36 г. он предпринял поход против парфян, но без успеха; вернувшись оттуда с величайшими потерями, он в 34 г. хитростью захватил в плен царя Армении Артавасда, которого обвинял в измене и эту сомнительную победу отпраздновал великолепным триумфом в Александрии. Октавиан, успевший за это время побудить Секста Помпея и окончательно устранить Лепида, воспользовался поведением А. и возбудил против него негодование римлян. Война между двумя соперниками стала неизбежной и обе стороны начали готовиться к ней. А. терял время в бесконечных празднествах; беспрестанные увеселения в Эфесе, в Афинах, на острове Самосе, отвлекали его от дел, тогда как Октавиан с неуклонной настойчивостью стремился к своей цели. С Октавией А. разошелся открыто. Этот поступок вызвал всеобщее негодование, так как благородная Октавия была всеми уважаема, заносчивость же чужеземной царицы была всем ненавистна, кончилось тем, что Рим объявил египетской царице войну; А. уже был объявлен лишенным всех должностей, между прочим, и консульства, которым он должен был быть облечен в следующем году. Обе стороны сосредоточивали свои силы и в морской битве при Акциуме в 31 г. А. лишился господства над миром. Он последовал за постыдно бежавшей Клеопатрой. Семь дней сряду его сухопутные войска тщетно дожидались своего предводителя и, наконец, предались победителю. А. отправился в Ливию, где составил значительную армию, на которую возлагал последнюю надежду. Но армия его перешла на сторону Октавиана; его скорбь была столь велика, что с трудом его удержали от самоубийства. Он вернулся в Египет, где повел сначала уединенную жизнь, но внезапно снова предался увеселениям в обществе Клеопатры. Их празднества были прерваны вестью о приближении Октавиана (31 г. до X. P.), который отверг все предложения А. о мире. При появлении его у ворот Александрии, А. вновь обрел в себе прежнее мужество: во главе своей конницы он совершил победоносную вылазку и отразил врагов. Но вслед затем, измена египетского флота и собственной конницы, поражение, понесенное его пехотой, основательное опасение быть преданным самой Клеопатрой опять лишили его мужества. Весть о смерти Клеопатры, ею самою распущенная, заставила его решиться и он бросился на свой меч. Так погиб этот человек, несомненно одаренный блестящими способностями, могущественный оратор, искусный правитель, умевший пленять сердца людей, но лишенный твердой воли, раб своих страстей и все же способный на решения и дела, полные энергии. Его способности были сильнее его характера, представлявшего сочетание самых противоположных элементов и, поэтому, лишенного цельности и единства.
Антрепренер
Антрепренер – так называют в театральном деле лицо, стоящее во главе частного театрального предприятия, или арендующее казенный театр. Более всего антрепренёрам приходится действовать в провинции, хотя в последние годы их деятельность достаточно развита и в столицах, притом исключительно на частных сценах, каковы напр. в Петербурге: театр Панаева и Малый, все загородные театры и все клубные сцены Первым по времени антрепренёром в России следует назвать немца Ягана (Иоганна), которого выписали в Москву с его нем. труппою, по приказанию царя Алексея Михайловича в 1671 году. В 1679 в Москве появляется новая нем. труппа с антреп. Сплавским. Петр I, для вновь выстроенной «Комедиальной храмины» в 1700 г. приглашает Иоганна Куншта с его немец. труппою, назначив ему 5000 ефимков жалованья. В 1705 г. является в Москву Отто Фиршт со своею труппою. Первым по времени антрепренёром в Петербурге следует назвать Мана Фиршта, сына Отто, приглашенного сюда царевною Натальей Алексеевной в 1717 г. Его труппа давала свои представления в первом театре в Петербурге, на Никольской ул., на Петербургской стороне, открытом 1-го мая 1716 г. в 1 час пополудни драмою «Стрельцы» (каждому входящему в театр давалась царскими слугами чарка водки и калач). В 1735 г. вызвана в Петербург итальянская оперная труппа с антрепренером Арайиа. Тогда же появился балет с антрепрен. Г. Фузано. В 1742 г. в Петербурге действует франц. труппа с антрепрен. Сериньи; тогда же содержал немецкую труппу Сигмунд. Федор Волков – основатель современного русского театра, являет собою пример первого энергичного и талантливого А. из русских людей. В 1757 г. в Москве действует со своею оперою-буфф имперссарио Локателли, впервые введший абонемент в России. При Екатерине II известны ант-ы Маттеи, Книппер, при Александре I-Мире. Нередко антрепренёры получают субсидию от правительства и городов. Так, во Франции известный антрепренёр Паделу получал ежегодно от правительства субсидию в 25000 фр. для народных концертов. Мире получал от императора Александра I ежегодное пособие в 26000 р. Много А. разбросано в провинции и из них наиболее известны: И. Я. Сетов, антреприза которого достаточно известна своею энергиею в Одессе, Тифлисе, Киеве и Харькове; Медведев – (в Казани), Н. И. Новиков, Яблочкин, Дюков, Немов, Н. К. Милославский, Лого, Бабиков и мног. др. В Европе А. называются директорами и имперсapио (итал.). С развитием частной антрепризы, всегда имеющей возможность широко и сравнительно дешевле вести многоразличные виды театра, правительство удерживает за собою управление казенными театрами в виду удержания на надлежащей высоте образцовой сцены и содействия подъему и развитию драматического и сценического искусств, для чего требуются издержки, которые не в состоянии окупиться и потому невозможны для частных предпринимателей.
Антропо
Антропо (от греч. anqrwpoz-человек) употребляется, как приставка ко множеству слов для обозначения отношения их к человеку, например антропология, антропофобия и т. п.
Антропов
Антропов (Алексей Петрович) – главный живописец Святейшего Синода, академик Имп. Акад. Худож., род. 17 марта 1716 г., умер 23 июля 1795 г., был предпоследним ревизором иконописания при Св. Синоде, учитель знаменитого Левицкого, ученик Андрея Матвеева (Кобылина). Уже с 15-ти лет А. учился живописи у разных мастеров и в 1739 г. принят учеником в канцелярию строений; в 1752 г. послан в Киев для исполнения живописных работ в отстраивавшейся, по проекту графа Растрелли, церкви Андрея Первозванного; при чем как образа для иконостаса, так купол и стены были писаны им самим без всякой посторонней помощи. Успев окончить работу в четыре года (1752 – 1756 г.) А. А-в из Киева явился в Москву и там выполнил в месяц 2 плафона в Гловинском дворце, где жила государыня. Этими трудами он составил себе репутацию искусного мастера в живописи. В портретах Алексий Петрович А-в следовал манере Ротари. Портрет посетившего Петербург грузинского царя Теймураза Николаевича, весьма удачно написанный, составил А. хорошую репутацию в Петербурге, где к нему весьма охотно обращалась с заказами тогдашняя петербургская знать. Заслужив известность, А-в был приглашен Шуваловым в Москву на службу в университет, при котором предполагалось сперва учредить и Академию Художеств, но так как это не состоялось, то по рекомендации Шувалова А. П. А-в определен был (1761) в Синод живописцем, на обязанности которого лежало наблюдение за копировщиками икон, с жалованьем по 600 р. в год, для того времени очень большим. К коронации Екатерины II А. в числе других живописцев отправлен в Москву для содействия Жану Девельи в писании эпизодов коронования. Тогда он написал портрет императрицы в белом платье во весь рост, с регалиями, в порфире и короне. Оригинал сохраняется в Синоде в числе 8 произведений А. П., который до конца своих дней учил учеников и писал образа для подношения императрице и портреты.
Анубис
Анубис-египетское божество, в иероглифических памятниках называется Анепу или Ануп. По египетской мифологии А. -сын Озириса, родившийся от Нефтис, которую Озирис, по ошибке, принял за свою супругу Изиду. Греки приравнивали его к Гермесу, иногда же, объединяя его егип. и греч. имя, называли Германубисом. На памятниках он изображен с головою шакала, с заостренными ушами и мордой; эту голову греки заменяли головой собаки. На том и другом изображении его красуется двойная корона верхнего и нижнего Египта. По Плутарху, в жертву ему приносили белого или желтого петуха. Как и Гермес Психопомпос у греков, он, по верованиям египтян, был проводником мертвых в подземный мир, называемый Аментес, и, вместе с Горусом, взвешивал дела их пред Озирисом. Когда египетский культ проник в Римскую империю, А. слился с Гермесом и его изображения с собачьей головой сопровождались знаками последнего.
Анфилада
Анфилада – расположение арок, комнат и дверей по прямой линии.
Апатит
Апатит-минерал, кристаллизующийся в пирамидальном гемиэдрическом отделении гексагональной системы. Долгое время его смешивали с аквамарином, плавиковым шпатом, отсюда и название (apataw-обманываю). А. образует призматические кристаллы с плоскостями пирамиды, базопинакоида, встречается также в виде кристаллических масс, округлых кристаллических зерен, а также в виде волокнистых и плотных масс, носящих название фосфорита. А. по твердости уступает полевому шпату, имеет уд. в. = 3,2, бесцветен или окрашен в зеленые, синие, фиолетовые, красные, серые, большею частью светлые цвета, обладает стеклянным блеском, прозрачен или просвечивает. По химическому составу А. представляет фосфорнокислую известь с примесью хлористого и фтористого кальция; содержание фосфорной кислоты достигает 42%, извести около 50%, хлора до 6%, фтора около 3%. Перед паяльной трубкой в краях с трудом сплавляется; в кислотах разлагается. При нагревании некоторые разности светятся цветным светом. Как посторонняя примесь А., в виде длинных или коротких призматических кристаллов, находится в большем или меньшем количествах во всех вулканических горных породах. Красивые кристаллы находят у Эренфридерсдорфа в Саксонии, на С. Готтарде, у Арендаля в Норвегии, у Хамданда в Нью-Йорке, в Канаде (куски, весящие несколько сот фунтов), в Кирябинском руднике на Урале, на р. Слюдянке и т. д. Красивые кристаллы А. встречаются в друзах гранитов с турмалином и лепидолитом, в залежах оловянных руд, в жилах, контактах с кальцитом и скаполитом и т. д. Некоторые разности А. получают особые названия, так синевато зеленый А. цвета селезня, из Арендаля называется морокситом, зеленовато-желтый носит название моржового камня, зеленый – спаржевого камня и т. д. Плотный и землистый фосфорит, употребляемый на удобрение полей, образует громадные залежи в Нассау, Англии, Франции, Испании; в России – в меловых отложениях Курской, Орловской, Воронежской губ., в силурийских отложениях Подольской губ., а в незначительных массах часто встречается в юрских образованиях и т. д.
Апатия
Апатия (греч.) – означает недостаток живости как в области чувств, так особенно аффектов и страстей, а равно и в телесных движениях индивидуума, потому употребляется в значении лености и флегматичности. А. может быть кратковременным состоянием, переходной нечувствительностью к известного рода впечатлениям, напр. к чувственным возбуждениям, и в таком случае ее правильнее назвать анестезией. Но она бывает и врожденною; такая слабая восприимчивость и впечатлительность предвещают иногда меланхолию. Где с этим соединяется большая сила духа, иногда получается то, что Кант называет «счастливой флегмой», при которой человек менее подвержен опасности опрометчивых и необдуманных поступков, и таким образом в известной степени может считаться свободным от аффектов и страстей. На этом основании: стоики проповедовали бесстрастное спокойствие души (apaqeia thz yuchz) и нечувствительность ко всему хорошему и дурному ставили целью мудреца, достигающего этим путем высшей свободы.
Апеллес
Апеллес – один из славнейших живописцев древности, сын Пифия; род, в Колофоне; жил в Эфесе, но где умер, в этом ли городе или же на острове Косе, достоверно определить нельзя. Наиболее блестящий период его деятельности относится ко второй половине IV века до Р. X. Свое первоначальное художественное образование А. получил в Эфесе, в Ионической школе, которая отличалась мягкостью рисунка и нежностью колорита; впоследствии он отправился в Сикион, где поступил в школу Памфила, и вполне усвоил себе особенности, сикионской живописи, стремившейся к законченности и точности рисунка. Соединив в своем лице все, что было лучшего в обеих выдающихся школах древней живописи, он возвысил ее до крайней степени совершенства, прядав ей особенно свойственный ему отпечаток-грацию. Во времена Филиппа он поселился в Пелле в Македонии, и здесь то, вероятно, зародилась та тесная дружба его с Александром Великим, которая послужила поводом к многочисленным анекдотам, далеко, впрочем, недостоверным. Его своеобразный гений особенно блестяще проявился в изображениях Афродиты, Харит и других богинь юности и красоты. Наиболее славится его картина Афродиты Анадиомены, на которой богиня выходить из воды морских и выжимает свои влажные волосы, а также изображение Артемиды с ее охотничьей свитой. Но и в изображениях героев А. достиг такого же совершенства. Особенно часто изображал он Александра Великого и его славных полководцев. Знаменитейшая из картин этого рода хранилась в храме Дианы в Эфесе и изображала Александра В. с молнией в руках. К этой именно картине относятся слова Александра, сказавшего, что существуют только два Александра: один – сын Филиппа, другой – А.; первый непобедим, второй неподражаем. Ср. Гуссе, «Histoire d' Apelles» (Пар., 1867); Бустманн, «А'. Lеbеn und Werke» (Лейпц 1870).
Апельсин
Апельсин-плод апельсинного дерева (Citrus aurantium chinensis, С. a. dulcis), родом из Китая. Дерево привезено португальцами в Европу и растет теперь хорошо по всему побережью Средиземного моря. Довольно высокое дерево, относится к семейству рутовых (Rutaceae) и к его подсемейству померанцевых (Aurantiaceae). Цельные многолетние листья А. соединяются со своими крылатыми черешками посредством промежуточного широкого сочленения. Белые цветы сидят по 6, кистями, и состоят из 5-раздельного мало раскрывающегося околоцветника с толстыми долями, множества тычинок и одиночной свободной или «верхней» завязью (известные «fleurs d'orange»). Плод – многогнездный, многосемянный, с толстой и мягкой кожурой и семенами погруженными в мякоть гнезд; такого устройства плод называется научно «гесперидий», сюда же относится и лимон и померанец, В коже плода содержится эфирное масло в крупных просвечивающих железках. Форма, величина, свойства сока и вкус разных пород А. весьма различен; так, кроме собственно А. со сладким соком, померанцев с горьковатым и лимонов с кислым, известны еще бодрянки или цедраты с очень толстокожими и крупными плодами, напоминающими по форме лимон, но не столь кислыми; еще крупнее и толстокожее плод пампель-мусев. – С. decuinana. Всего более ценятся тонкокожие, сочные и полновесные А. мальтийские, генуэзские, малайские и сицилийские или мессинские. Сок А. хорошее противоцинготное средство. Требуя при перевозке очень хорошей укладки и легко портясь, А. снимают недозрелыми и упаковывают в ящики по 200-500 шт., завернутые каждый в непроклееную бумагу. Кожура, кроме общеизвестного хозяйственного применения на цедру, настои, варенье и т. п., идет еще на приготовление разного рода ликеров в Болонье и Флоренции, Главные места оптовой торговли А., кроме указанных: Лиссабона., Триест, Бордо и Гамбург.
Апеннины
Апеннины или Апеннин (лат. Арепninus, Montes Apennini, от кельтского слова «Реn» – вершина скалы) – название горной цепи, покрывающей почти всю Италию (иначе называемую поэтому Апеннинским полуостровом), так что по сторонам гор остаются только немногие довольно обширные долины и изолированные новейшие вулканические горные системы. Апеннинский хребет, при общем направлении от северо-востока к юго-востоку, составляет остов всего Итальянского полуострова, поднимаясь с холмистой равнины, известной под именем Субапенинов. Длина Апеннинского хребта составляет около 970 км., а со всеми извилинами главного гребня-около 1650 км.; наибольшая ширина хребта, между Киети и Субиако, 96 км., наименьшая между Сквилою и заливом С. Евфемия – 22 км.; средняя высота Апеннинского хребта не превосходит 1200 м. (4000 ф.); предельная, в горе Гран-Сассо, простирается до 2900 м. (9200 ф.); нигде хребет не достигает снежной линии. Рельеф Апеннин несравненно мягче альпийского: он не поднимается ни крутыми утесами альпийских боковых зон, ни шпицами и иглами центральной зоны. С другой стороны гребень Апеннин не возвышается, как гребень Юры, однообразною стеною. Во внутренности Апеннинского нагорья нет разорванных, извилистых, поперечных долин Альпов, а также утомительных своим однообразием продольных. горных долин Юры. При отсутствии альпийской дикости в А. нет, однако же, недостатка в разнообразии. При отсутствии вечных снегов на вершинах, самые скаты А. орошены менее альпийских, но вообще в текучих водах нет недостатка, а местами, как напр. близ Тиволи и Субиако. с А. утесов падают даже великолепные водопады. По геологическому строению А. резко отличаются от состава центральной альпийской зоны. Преобладающие горные породы А. -доломиты, мраморы (каррарский, портовенере), красные и белые известняки (альбарезе), бианконе, майолика) и темные песчаники (мачиньо), змеевики, габбро (эвфотиды). В А., кроме изверженных аПЕННИНЫпород и кристаллических сланцев, развиты отложения юрской, меловой, третичной систем. Различают северные, средние и южные А.
Северные А., к западу от Савоны соприкасающиеся с самыми восточными отрогами Лигурийских Альп, занимают пространство между Турином и Анконой, имеют в длину протяжение приблизительно в 410 км. при средней ширине в 70 км. и в общем сохраняют вост. юго-восточное направление. Самую восточную их часть, которую широкой дугой огибает р. По и которая равниной Кунео отделяется от самых восточных окраин Коттийских и Лагурийских Альп, называют Лигурийскими Апеннинами. Главный их хребет начинается горою Монте-делло-Скиаво (Monte dello Schiavo) и тянется сначала прибрежной цепью; к северу от Генуи, у Бокетта (Bocchetta), главного входа в Геную со стороны суши, по которому проходит и железная дорога из Александрии в Геную, эта цепь спускается до высоты 780 м., направляется за тем более внутрь страны по юго-восточному направлению, к северу от Лукки, причем достигает в вершинах: Антола – 1385 м., Пенна – 1740 м., Готтаро – 1640 м., а на Кампорагенском Альпе (Аlрe di Camporaghena) поднимается даже до 2000 м., пересекается от Пармы к Нонтремоли перевалом Ла-Чиза (La Cisa), высотою в 1040 м и наконец на севере постепенно спускается до Страделлы, а на севро-востоке до долины р. По. Между главным хребтом и Генуэзским заливом тянутся еще две параллельные цепи; из них наружная, простирающаяся вдоль морского берега и долины Вары до нижней Магры, славится лаваньским сланцем (Lavagnaschifer) и черным мрамором с красными жилами (Mairno Portor), а внутренняя, долинами верхней Магры и верхнего Серкио (Serchio) или местностью Гарфаньяна, отделенная от главного хребта, заключает громадный запас превосходного мрамора, благодаря которому Каррара приобрела всесветную известность. Эта внутренняя высокая цепь носит название «Аlре Арuаnа», в которой, к востоку от Каррары, Птичий пик (Pizzo d'Uccello) достигает высоты 1877 м., Пизанино 1997 м., на южном конце Панияделла-Кроче (Pania deila Сгосе) 1841 м., и через которую пролегает красивый перевал Тамбура, высотою в 1610 м. Продолжение главной цепи А. по ту сторону перевала Фиумальбо (1200 км.), ведущего из Модены в Лукву, составляют Этрусские А. Они начинаются вершиною Монте-Чимоне (2167 м.) и являются в виде широкого вала, гребень которого образован целым рядом так называемых «Alpes», поднимающихся у истоков Арно до 1648 м. (Монте-Фальтерона) и до 1316 м. в «Aipe della Luna». Параллельные цепи, которые по направлению к З. постепенно становятся все ниже, заполняют Тоскану по обе стороны Арно оставляя свободными только невысокую (60-80 м.) долину Пистои и Флоренции и прибрежную равнину Пизы и Ливорно с их «мареммами». Самым важным перевальным пунктом через Этрусские А. является железная дорога, которая от Болоньи поднимается вверх по Рено, искусными извилинами спускается к Пистои и затем продолжится до Флоренции. Дорога из Болоньи во Флоренцию пересекает ЛаФуту (915 м.), или Пиетрамалу (Pietramala), названную так потому, что там свирепствуют сильные бури (cfuta"); дорога из Урбино в долину верхнего Тибра пролегает по Альпе-дедла-Луна.
Римские или Средние Апеннины представляют расширяющийся к югу хребет длиною в 150 км., состоящий из меловых известняков; на нем возвышаются более высокие массивы; он тянется от Урбино до истоков Велино и Тронто в виде двух параллельных цепей, с вершинами и гребнями, на 500 м. ниже снеговой линии, хорошо облесенными и господствующими над плодородными долинами, и достигает к югу до Норчии. Между обеими цепями лежит продольная долина с местечками Матедика, Камерино и т. д. В восточной цепи, в так называемых «Monti Sibillini», возвышается Монте-Ротондо, достигающая 2100 м., а к востоку от Норчии – МонтеВитторе (2477 м.). В западной цепи выделяются Монте-Катрия (1670 м.), Пеннино (1572 м.) у Ночеры и Монте-Фионки (1348 м.) у Сполето. Римские Апеннины пересекаются тремя главными перевалами: 1) перевал Фано на Адриатическом прибрежье, ведущий через ущелья Фурло и делла-Скалетта в Губбио и Перуджию; 2) перевал Дорето через Мачерасу, через узкую теснину Серравалле и через горы у Коль-Фиорито в Фолиньо; 3) между ними перевал Анкона, поднимающийся по Эсино, у Фабриано пересекающий восточную цепь и простирающийся затем на юг до Рима, соединившись у Фолиньо с предыдущей перевальной дорогой. Этот перевал в настоящее время является самым важным в Римских Апеннинах, так как через него ведет железная дорога из Анконы в Рим. К югу от Норчии начинается большой гористый четырехугольник Абруцца -самой высокой части Апеннин. Параллельные известковые цепи, простирающиеся, по главному направлению гор, окаймляют, имеющую в длину 70 км., долину рек Альтерно и Гизио, которые текут с северозапада и юго-востока и образуют Пескару. Северо-восточная цепь начинается у Пиццо-ди-Сево (2513 м.) и у истоков Вомано поворачивает на юго-восток. Здесь возвышается самая значительная вершина Апеннинского полуострова, обнаженный Гран-Сассо д'Италия (Gran Sasso d'ltalia) в 2900 м. У Монтела Скадата, к югу от которого прорывается Пескара, эта цепь принимает южное направление. К этой цепи принадлежат мощные горы Майедла, самая значительная вершина которых Монте Амаро (2790 м.) и склоны которых достигают моря. Вторая, параллельная цепь, к В. от Леонессы, посредством Монте-Mapиaно, примыкает к первой, начинается к В. от Риети вершиной Терминилло в 2144 м., возвышается в «Моntagne del Velino» до 2487 м. и. через плоскогорье Чинквемилия снова соединяется с главной цепью. Южную оконечность системы Аббруццов образует вершина Мета в 2245 м. С западу к Терминилло примыкает чудная долинка Риети. К западу от ее возвышаются Сабатинские или Сабинские горы, образующие переход к западным равнинам. К югу от Сакко тянутся цепи Монте-Лапини или Вольские горы у Понтийских болот, с вершиною Монте-Каприо в 1690 м., до устья Гарильяно.
Южные А. обнимают Неаполитанские А. и Калабрийские горы. Неаполитанские А. примыкают к Майелле и между Вольтурно и Калоре расширяются в значительный горный массив Матезийских гор, в которых вершина Монте-Мидетто поднимается до 2118 м. Между тем как на восток и юго-восток широкий и высокий Апеннинский массив спускается к равнине Тавольере-ди Пулья, к югу от Матезе и к западу от Беневента возвышается Монте-Табурно (1257 м.), а у окраины Кампании Феличе-Монте-Партенио (1309 м.). Несколько южнее А. пересекаются перпендикулярной к ним цепью, которая тянется по Соррентскому полуострову, где она на Монте-Сан-Анджело поднимается до 1520 м., а далее на Монте-Терминио до 1832 м.; к северу от этой цепи пролегает железная дорога из Неаполя в Фоджто. У Монте-Вольтуре (Vultur), потухшего вулкана (в Пиццутоди-Мельфи, 1329 м.), который почти на одинаковом расстоянии от обоих итальянских прибрежий, мягко поднимается над равниной, собственные А. делятся на две главные цепи. Одна из них в виде длинного хребта спускается на юг и юго-восток к Тарентскому заливу; другая простирается под названием Монтаньяделла-Маддалена почти по южному направлению от Потенцы в Лагонегро, где возвышается на 1820 м. Монте-Серино, но вскоре затем оканчивается между заливами Тарентским и Поликастро высокой горой Подлино-Альто в 2415 м. К востоку от Неаполитанских А., в качестве самостоятельной ветви, тянется Монте-Гаргано с вершиной Монте-Кальво (1500 м.) и в виде полуострова вдается в Адриатическое море; к западу отсюда расстилается апеннинская гористая местность высотою всего в 250-60 м. и окаймленная течением р. Кадоре. К юго-востоку. от Офанто, на Апульском полуострове, А. не имеют продолжения. Калабрийский полуостров, напротив, заполнен гранитными Калабрийскими горами, часто именуемыми Калабрийскими А., хотя по своему геологическому строению они резко отличаются от А. гор, Калаорийские горы тянутся сначала по западному побережью на юг, до Никастро; вершина Кокуццо достигает 1600 м.; к востоку отсюда весь полуостров между Крати и Тарентским заливом занят широким силийским лесом (1800 м.), а главный гребень, на середине между обоими прибрежьями, продолжается до Аспромонте, где на южной оконечности высочайшая точка Монте-Альто достигает 2050 м. По ту сторону Мессинского пролива подобного же рода горные образования продолжаются на о. Сицилии в виде цепи, простирающейся с востока на запад.
С обеих сторон предгорья настоящих А. тянутся холмистые области, соединяемые под общим названием Субапеннинов; они пересекаются на запад лишь немногими долинами (каковы долины Арно, Римской Кампаньи и Кампании) и в виде низких округлых валов доходят до моря. Самой замечательной из этих субапеннинских областей является та, которая ограничена течением Арно, Кианы и Тибра, достигает наибольшей высоты в Поджио-ди-Монтьери (1015 мет.) и отличается большим богатством металлами. Субапеннины западной Италии во многих местах прорваны целым рядом вулканических центров, расположенных параллельно Апеннинам.
А. простираются от 45° до 38° сев. широты поэтому их растительный покров на севере не тот, что на юге. Подошва гор всюду одета террасовой культурой, как называет ее Риттер. Спутниками масличных лесов всюду являются виноградники, фиговые, миндальные и тутовые деревья, а дальние на юге лимонные и апельсинные деревья, где к этим растениям присоединяются еще стручковые деревья: алоэ, кактусы и пальмы и растительность принимает подтропический характер. Сюда относятся прославленные холмистые участки и склоны гор у Генуи, Спепции, Лукки, Флоренции, Тиволи, Субиако, Амальфи и т. д., где в долинах красуются лавровые и миртовые группы, кипарисовые рощи, вечно зеленые пробковые дубы и лиственницы, между тем как прилегающие к ним дуга пестрят гиапинтами, нарциссами, анемонами, асфоделиями и т. д., а по склонам тянутся фруктовые рощи. Вечнозеленый пояс достигает высоты ок. 400 м. Отсюда приблизительно до высоты 1000 м. идет зона каштанов и северного дуба, а выше до 2000 м. пояс, в котором господствует бук; рядом с ним встречаются: благородная ель, светло-зеленая сосна, тис, орешник и т. д. Выше верхней границы бука расстилается до снеговой линии полоса горной травянистой растительности.
Апертура
Апертура (Apertura) – начало, открытие; в анатомии отверстие начало, ведущее в какую-нибудь полость, напр. рта; в оптике– крутое отверстие в зрительной трубке; в юриспруденции – упразднение ленного имения.
Апис
Апис (егип. Нарi) – священный бык, имевший свой храм в Мемфисе . По рассказу Манефона культ А. был установлен уже при второй египетской династии, царем Кайехом (около 3600 г. до Р. X.), одновременно с культом быка Мневиса в Гелиполе и Мендесского козла. Вторая династия, как и первая, имела резиденцию в Мемфисе, но родом была из верхнеегипетского Фиса, где главным культом был культ Озириса, которому и посвящен А.; А. первоначально был только живым символом Озириса, который сам называется образно «быком преисподней», поэтому то Плутарх и говорит, что А. есть одухотворенное изображение Озириса; для народа же он был по словам Страбона самим богом, тоже самое, что Озирис. Точно также, как и Озирис, А. был в самом близком соотношении с Нилом; на эту связь указывает уже его египетское название Нари, так как иероглифический знак для «Нила» есть Нари. Кроме того, из многочисленных примет, которые должен был иметь А. (Элиан насчитывает их 29), одна должна была означать пребывание воды в Ниле. По нахождении нового А. его отводили в Никополь, где и откармливали в течение 40 дней. Ежегодное празднество A., Natales Apidis, относилось к ежегодному обновлению воды в Ниле. Больше 25 лет А. не должен был жить и по прошествии этого времени его с известного места низвергали в Нил. Отношение же А. к Мневису в Гелиополе было такое, что хотя оба они, как мы достоверно знаем, были посвящены Озирису, но первый из них считался быком луны, второй же быком солнца, и первого некоторые называют сыном второго. По Плутарху, А. был произведен на свет лучем месяца; между приметами его есть изображение нового месяца, новолуния, да и само число 29 указывает на число дней месяца; при восходе луны же жрецы направлялись к А. Умершие быки в греческих папирусах называются Озормневис и Озорапис, а 25 лет жизни А. указывают на лунный период в египетском солнечном календаре, период, в котором через каждые 25 лет известные фазы луны падали на одни и те же дни. А. должен был быть черным, за исключением нескольких пятен, которые и были характерны для него. Нахождение нового А. праздновалось во всей стране. А. приписывались также и пророческие силы, как и вообще в позднейшее время, особенно в греч. римскую эпоху, ему приписывалось многое, что было совершенно чуждо его первоначальному символическому значению. Введенный во время первых Птоломеев в сонм египетских божеств из Синопа, местный александрийский бог Сарапис, должен был быть приведен в связь с древним мемфисским Озирисом А., так как раздраженные египетские жрецы не хотели его сначала принять.
Апогей
Апогей (от греческих слов apo – от и gh – земля) – есть та точка орбиты солнца или луны около земли, которая наиболее удалена от центра земли. В этом же смысле употребляются слова «афелий» относительно солнца, «апоиовий» относительно Юпитера, «апосатурний» относительно Сатурна. Реже говорят апоарес и др. для других планет, для которых вообще употребляется выражение «апопланет» в противоположность «перипланету», как ближайшей к центру планеты точки орбиты ее спутника. Точка апогея прямо противоположна точке перигея, ибо обе эти точки – концы линии апсид, и изменяют свое положение с изменением положения линии апсид. Таким образам, изменение направления линии апогея, напр. луны, непосредственно получается и изменения положены перигея ее орбиты. Что касается расстояния точки апогея, то изменение этого расстояния зависит от изменений эксцентриситета лунной орбиты и большой оси ее.
Апокалипсис
Апокалипсис (греч., знач. откровение), так называется последняя книга новозаветного канона, «Откровение Иоанна». Сочинение это составляет пророческий компендий всемирной и церковной истории, начиная от Неронова гонения на церковь до кончины мира. Цель книги вселить христианам стойкость в вере, приготовить их к предстоящему мученичеству, но в то же время она дает им надежду на торжество царства Мессии над всеми врагами. По древнецерковному сказанию апостол Иоанн написал как четвертое Евангелие с тремя посланиями, так и А. Ср.: Люке, «Versuch einer vollstandigen Einleitung in die Оffcubariing des lohannes» (2-е изд., 3 ч., Бонн, 1848 – 52); Эвальд, «Johannes А.» (Геттинген, 1862 г.); Де-Ветте, «Kurze Erklarang der Offenbarung lohannis» (3 изд. Меллера, Лейпциг, 1862); Дюстердик, «Handbuch tiber die Offenbarung Johannis» (2 изд., Геттинген, 1865); Фолькмар, «Kommentar zur Offenbarung lohannes» (Цюрих, 1862); Блек, «Vorlesungen Uber die A.» (Берлин, 1862).
Апокрифы
Апокрифы (греч.)-сочинения, которые изъяты из церковного употребления, потому что церковь по разным причинам не ставить их на одну ступень с принятыми ею книгами. В самом выражении не заключается понятия подложности, точно также, как не заключается в нем и мало помалу развившееся догматическое представление, что сочинения эти не писаны по внушению Святого Духа, что они, следовательно, дело рук человеческих. Апокрифам противополагаются канонические книги, т. е. внесенный в список признанных церковью и употребляемых поэтому при богослужении книг. Но установление этого списка повело к сильным спорам в древней церкви, да и теперь еще представители разных христианских вероисповеданий расходятся в своих взглядах на этот вопрос. А. делятся на ветхозаветные и новозаветные. К А. Ветхого Завета относятся: три книги Маккавеев (из которых Лютер перевел только первые две), книга Юдифи, книга Товита, книга Иисуса Сираха (с предисловием, которое также не перевел Лютер), книга Премудрости Соломона, книга Варуха. Послание Иеремии (у Лютера 6-ая глава книги Варуха), так называемая третья книга Эздры (также Эздра 1 не переведена Лютером) и некоторые позднейшие прибавления к книгам Даниила и Эсфири. Все эти книги и прибавления не были приняты в канон палестинских евреев, так как они были написаны по большей части в то время, когда собирание священных книг иудеев было уже закончено (во второй половине IIго века до Р. X.). Часть А. была первоначально написана по-еврейски, напр. изречения Сираха и первая Книга Маккавеев, имеющая целью защищать интересы Асмонейской династии (Sarbeth Sarbane). Как названные четыре А., так и книга Товита, а по всей вероятности, также и книга Варуха и Послание Теремии писаны первоначально по-еврейски, хотя они до нас дошли только в греческом переводе. Вторую группу ветхозаветных апокрифов образуют написанные первоначально погречески: греческая обработка Эздры (Эздра III), так называемая третья книга Маккавеев (история одного гонения против египетских евреев во время Птоломея Филопатора), дополнения к Эсеири и Даниилу, написанная в духе александрийскоиудейской религиозной философии, книга Премудрости Соломоновой. Кроме того к ветхозаветным А. должны быть причислены также и некоторые другие, частью известные нам только по названию, книги, из которых важнее всех сохранившаяся и теперь книга Эноха и так называемая четвертая книга Эздры. Мы не встречаем их в греческой Библии, но они частью были уже известны и новозаветным писателям; обе они принадлежат т. н. апокалиптической литературе и являются позднейшими подражаниями книги Даниила. Христианские отцы церкви не задумываясь пользовались большею частью этих А., в особенности в первое время. В Новом Завете апокрифические книги в некоторых местах пользуются таким же авторитетом, как и канонические (напр. книга Эноха в послании Иуды), в особенности же мы видим это у Климента Александрийского, Оригена, Иринея, Тертуллиана, Киприана, которые прямо цитируют их, как священные книги. Уже во II в. эти сочинения не помещались в список ветхозаветных канонических книг, хотя еще в III стол. Греческая церковь рекомендовала эти книги, как душеполезное чтение. Эти же взгляды проводили на Западе Руфин и Тероним (конец IV и начало V-го стол.), между тем как африканская церковь на одном соборе в Гиппо, в 393 г., высказалась за включение их в ветхозаветный канон; к этому решению мало помалу примкнул и Запад, хотя спорным этот вопрос оставался в продолжение всех средних веков и только Тридентский Собор 8 апр, 1546 окончательно поставил заключенные в латинской Библии (т. н. Вульгате) апокрифы (за исключением 3 и 4-й книги Эздры) на одну ступень с прочими книгами Ветхого Завета. Лютер же, хотя и перевел А. за небольшими исключениями на немецкий язык и издал их, как приложение к Ветхому Завету, но смотрел на них, как на книги, которые нельзя ставить на одну ступень с Священным Писанием, но которые тем не менее полезны и хороши для чтения. На этом мнении Протестантская церковь и остановилась, шотландский же пуританизм и еще недавно одна партия Англиканской церкви, т. н. нижнецерковная партия (Low-Churchmen) отвергла всякое пользование А.; английское Библейское общество распространяет поэтому исключительно Библию без А. – Несравненно меньшее значение имеют так наз. новозаветные апокрифы, которые представляют собой целую литературу подложных евангелий, апостольских деяний, апокалипсисов и посланий; некоторые из этих сочинений относятся еще ко II-му столетию, но все они отличаются от канонических новозаветных книг пристрастием к преувеличению и чудесности. Апокрифические евангелия большею частью заключают в себе сказания о детстве Иисуса, так напр.: «Первоевангелие Якова», «Евангелие Фомы», «Подложное евангелие Матвея», известные прежде под названием «Никодимова Евангелия», «Деяния Пилата» (в половине IV-го столетия) рассказывают нам историю страданий Спасителя; кроме того мы имеем целый ряд апокрифических деяний апостолов, как напр. «Деяния Павла, Петра, Андрея, Матвея, Фомы, Филиппа, Иоанна и Варфоломея». А. эти берут начало частью из апостольских, частью из Иудейско-христианских источников и под влиянием народа, который их читал и пересказывал, пуская при этом в ход свою фантазию, они часто переделывались и снабжались все новыми подробностями. По примеру Фабрициуса – Тило, Тишендорф, начали недавно собирать и издавать эти новозаветные А.; но большая часть их и до сих пор еще не напечатана. Со времени Григория Турского любимой книгой Латинской церкви были основанные на апокрифических апостольских деяниях, «Passiones apostolorum», которые несколько раз напечатаны под именем Абдия; ср. Руд. Гофман, «Das Leben Jesn nach den A. erzabit» (Лейпциг, 1851); Штихарт, «Die kirchliche Legende uber die heiligen Apostel» (Лейпциг, 1861). Кроме этих фантастических и подложных сочинений есть еще и такие, которые только потому не вошли в канон, что были написаны не апостолами; из них особенно важны: Евангелие Иудеев (сходное с «Евангелием Матфея»), «Евангелие Египтян, Евангелие Петра».
Среднее положение между каноническими и апокрифическими книгами занимают так наз. Antilegomena-спорные, новозаветные, апостольские писания; к ним древние учители Греч. церкви относили второе послания Петра, послание Иуды, второе и третье послание Иоанна и откровение Иоанна, древняя же Западная церковь-послание Иудеев. Но когда в IV веке последовало всестороннее критическое изучение книг Нового Завета, тогда и эти сочинения были включены в канон. Только Лютер поместил эти 7 Antilegomena древней церкви в приложения к своей немецкой Библии; наконец теперь новейшая критика подняла снова древний вопрос о происхождении этих сочинений и старается построить научную их классификацию по содержанию и времени их написания. Все эти А. до новейшего времени составляют предмет чтения у всех народов и в каждой литературе произвели более или менее сильное движение, вызвавшее много сочинений дидактического и романтического характера. Неудивительно поэтому, что апокрифические сочинения заняли видное место и в славянских литературах, особенно в сербской, болгарской и русской, где они развились весьма сильно и появились очень рано. Весьма древними апокрифическими памятниками являются никоторые жития святых. Так напр. известна повесть о деяниях Иоанна Евангелиста, приписываемая ученику его, диакону Прохору; самый древний сербский список этого жития издан Срезневским в «Сведениях и заметках о малоизвестных и неизвестных памятниках» № LXVI. Русские списки относятся к XV в. Кроме того к этому роду сказаний относятся и деяния св. Павла и муч. Феклы: Praxeiz Paulou cai Qecluz, известное у нас под названием жития великой мученицы Феклы и сохранившееся в отрывке XI в. (Срезневский, «Древние памятники русского письма и языка», 170-171). Оба эти сказания о Иоанне Евангелисте и о Фекле были переписываемы и глаголицей: отрывок первой из этих рукописей принадлежит Имп. Публичной Библиотеке, второй же сохраняется в Загребе. Оба отрывка изданы Срезневским в «Свед. изаметках» № LXXIV. Эпохой самого сильного процветания апокрифической литературы было время богомилов. Их литература широко распространилась по всей Европе, в России же носителями ее являются «Калики перехожие». Таким образом на русской почве являются сперва чистые апокрифы, т. е. сочинения, в которых основной рассказ канонической книги пополнялся вымыслами богатой народной фантазии. К ним присоединились отреченные книги с другим содержанием, напр. богоотметные книги или гадательные, суеверные сочинения, ложные словеса, худые номоканунцы, ложные молитвы и т. п., что в древней русской литературе составляет более ста сочинений. Все эти отреченные книги помещались в индексах, которые и в России были составляемы несколько раз.
К чистым А., известным на славянской почве, относятся следующие сочинения:"Адам", «Слово о исповедании Еввине и о болезни Адамовой», «Слово о древе крестном», «Вопросы из скольких частей создан был Адам», «Енох», «Ламех», «Мельхиседех», «Откровение Авраама», «Смерть Авраама», «Заветы двенадцати патриархов», «исход Моисеев», «Соломон и Китоврас», «Суды Соломона», «Сказание Афродитиана», «Хождение апостолов: Петра, Андрея, Матфея, Руфа и Александра», «Варфоломеевы вопросы о Богородице», «Хождение Богородицы по мукам», «Хождение апостола Павла по мукам», «О иерействе Иисуса Христа», «Вопросы Иоанна Богослова Господу на горе Фаворской», «Вопросы Иоанна Богослова Аврааму о праведных душах и на Елеонской горе», «Прение Господа с дьяволом», «Вопросы трех святителей», «Луцидариус». Все эти А. были не только известны, но даже любимы и переделываемы русским народом, фантазия которого находила здесь полный простор, а любопытство удовлетворялось ответами на самые замысловатые вопросы. Эти А. переделывались на народный русский лад: им придавался местный оттенок, вводились в них новые лица, переменялись имена и так сказать, всему придавалась особая окраска, хотя тем не менее суть дела оставалась та же самая. На сколько апокрифический элемент развился в народе, можно судить уже по тому самому, что не только А. создали целую литературу, но и вошли в русские былины. Иногда даже былина является просто переделкой апокрифа, так напр. былина о Василии Окульевиче, которая представляется перелицовкой апокрифической повести о Соломоне и Китоврасе. Отреченные, богоотметные или еретические книги имеют своим содержанием различные суеверия, почему и называются также суеверными. Таким образом являлось взаимное влияние: суеверия, существовавшие в народе, давали материал книжникам для составления разного рода отреченных книг, которые в свою очередь делались популярными в народе и силою писанного или печатного слова поддерживали живучесть этих суеверий. Русское духовенство с весьма древних времен восставало против этой литературы и боролось с ней до самого XVIII в., когда был издан Духовный Регламент. В особенности XVI и XVII в. отличаются усиленной деятельностью в списывании и редактировании отреченных писаний. Содержание их разнообразно по различию суеверий, каковы: вера в приметы, в сны, в гадание, в заговоры и т. п. Более известны из этих книг следующие: «Громник», «Молнияник», «Колядник» «О днях добрых и злых», «О часах добрых и злых», «О д. унных днях», «Астрология», «Зездочетец и Зодий», «Альманах», «Чаровник», «Волховник», «Мысленик», «Сносудец (Сонник)», «Путник», «Трепетник», «Зелейник», «Аристотелевы врата», «Рафли».
«Громник», по рукописи XV в., собран царем Ираклием и содержит в себе предсказания метеорологические, хозяйственные и политические, основанные на том, в каком знаке зодиака возгремит гром. «Молнияник» излагает предсказания, основанные на появлении молнии. «Колядник» за основание своих предсказаний принимает то, в который день недельный приходится Рождество Христово. О днях и часах добрых и злых узнаем из книг с соответствующим содержанию заглавием. В А. «О днях лунных» строятся гороскопы. «Астрология» не отличается от западноевропейской. «Альманах» – это календарь с предсказаниями и приметами. «Чаровник» – книга об оборотнях. «Волховник» – гадание по разным приметам. «Путник» – приметы о встречах добрых и злых. «Трепетник» содержит добрые и недобрые приметы по трепетаниям и другим явлениям в человеческом теле. «Сносудец»-толкование сновидений. «Злейник» или «Травник» – описание чудесных растений, которыми можно лечиться при помощи заговоров. «Аристотелевы Врата» теперь неизвестны, вероятно какая-нибудь волшебная книга. «Рафли» – гадательная книжка. Другие, по названию индексов «Ложные слова, написанные еретиками на пакость невеждам попам и диаконам» заключают в себе между другими ложные номоканунцы и молитвы, из которых наибольшею популярностью пользовались молитвы об изгнании лихорадочных болезней, которые представлялись в виде двенадцати окаянных дев со следующими именами: Гнетея, Тресея, Желтея, Пухлея, Огнея, Ледея, Холмея, Скорчея, Знобея, Сухотея, Невея; таких молитв существует множество у всех славянских народов. А. послужили источником для народных духовных стихов в роде стиха о Голубиной или Глубинной книге и множество других.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 11 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close