Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:31
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Копейка
Копейка. – Первое известие о копейках встречается в Софийском Временнике, который свидетельствует, что при велик. князе Иоанне Васильевиче, в 1535 г., повелено было делать новые деньги на его имя, а «знамя на деньгах: князь великий на коне, а имея копье в руце, и оттом прозвана деньги копейныя». До этого времени на деньгах имелось изображение всадника с поднятым мечем, почему и деньги эти иногда называются «мечевыми», в отличие от «копейных». Вес серебряных К. – около 10 долей; форма их оставалась неправильною. Подобные К, чеканились до 1717 г. В 1656 г. царем Алексеем Михайловичем выпущены были медные К., того же типа и веса, что и серебряные. Непомерно высокая цена металла в монете, превышавшая около 70 раз действительную, провела к громадной подделке К., вследствие которой явилась страшная дороговизна, а затем и голод, вызвавший бунт в Москве, летом 1662 г. 11 июня 1663 г. издан указ, отменявший медные деньги. С введением монеты правильной формы (1700) вскоре приступлено было к выпуску медных К. В 1718 и 1729 г. биты пробные К. из серебра, а в 1727 г. – из меди, но квадратной формы. В 1777 г., вероятно в Белозерске, выкованы железные копейки кубической формы, весом около 1 фн. 13 зол., в значении гирь для взвешивания.
Копенгаген
Копенгаген (дат. Kjobenhavn) – столица Дании, под 55°41'13" с. ш. и 12°35' в. д. (от Гринвича), на о-вах Зеландии и Амагере, при прол. Зунд. 312859 жит. (144003 мжч. и 168856 жнщ.); в 1801 г. числилось 100976 жит., В 1840 г. – 120819, В 1880 Г. – 234580. 304014 лютеран, 1786 католиков, 3264 еврея. На месте старых укреплений, от которых сохранилась только цитадель, разбиты бульвары к которым примыкают быстро разрастающиеся предместья (Вестербро, Неребро и Эстербро), в последние годы почти слившиеся с городом. В хозяйственном отношении одно целое с городом составляют также Фредериксберг на З (46954 жит.), Утерслев на СЗ (2596 жит.) и Зундбьерне на о-ве Амагер (13310 жит.). К. укреплен сильными морскими фортами. Главные храмы: Спасителя, с башней в 900 м. высоты, и так назыв. женская кирка, разрушенная англичанами в 1807 г. во время бомбардировки и в 1811 – 1829 в. вновь отстроенная Ганзеном в стиле базилики, с колоннадой и знаменитыми произведениями Торвальдсена (Христос, 12 апостолов). Русская часовня во имя св. Александра Невского, начатая в 1749 г. и оконченная в 1894 г. Дворцы: бывшая королевская резиденция Христиансборг (сгорела в 1884 г.; сохранилась только дворцовая церковь и спасена картинная галерея); Амалиенборг (зимняя резиденция), в стиле Людовика XV; Розенборг, (в стиле нидерландского ренессанса), с парком и статуей Андерсена. Замечательны еще здания университета (с историч. фресками), биржи (в стиле нидерландского ренессанса), ратуши, художественного музея. Университет, основанный в 1478 г. (доступен лицам об. пола); хирургическая академия, астрономическая обсерватория, ботанический сад; в университетской библиотеке 300000 томов и 5000 рукописей (замечательно собрание древнескандинавских памятников); политехническая школа, ветеринарная школа, соединенная с высшей сельскохозяйственной школой; военное училище, морское училище, академия художеств; народных элементарных школ 25 (в том числе 17 частных), с 439 учителями, 456 учительницами и 28595 учащимися; городских и реальных училищ – 97; столичная королевская школа и 9 частных классических и реальных гимназий, с 5000 учащимися. Во главе ученых учреждений К. стоят королевское датское общество наук (академия), основанное в 1742 г., и королевское общество северных древностей, основанное в 1825 г. Географическое общество, музыкальное общество, общество поощрения искусств и промышленности. Королевская библиотека состоит из 500000 т. и 20000 рукописей; между последними замечательно собрание рукописей на санскритском, палийском и сингалезском языках. Музеи: северных древностей, этнографический и торвальдсеновский (в великолепном здания смешанного греко-египетского стиля, в котором, кроме произведений Торвальдсена, хранятся его коллекции древностей и художественных вещей). Замечательны также находящиеся в так наз. дворце принцев коллекция монет и медалей и собрание антиков и гравюр (80000 листов). Королевская картинная галерея богата произведениями голландской и новейшей датской живописи. Интересна также картинная галерея Мольтке. Главные театры: королевский (национальная драма и опера), народный театр на Norregade и Дагмар-театр. Главные газеты: «Роlitiken», «Nationaltidende», «Danebrog» и «Berlingske Tidende». Город управляется магистратом (из назначаемых королем обер-президента, 4 бургомистров и 4 советников) и городским представительством из 36 членов. Нисколько госпиталей, родильный дом и приют для подкидышей, институт для глухонемых и слепых, убежище для неизлечимо больных. Заводы машинно-кораблестроительные, чугунно-литейные, рафинадные и винокуренные, фабрики ткацкие и фортепианные. Коммерческий флот К. насчитывал в 1892 г. 486 кораблей, в том числе 185 паровых (вместимостью в 90890 тонн) и 301 парусное судно (17526 т.), кроме того 634 судна вместимостью ниже 4 тонн. В 1891 г.. прибыло в К. 5594 парусных и 6786 паровых судов. Ввоз в 1890 г. равнялся 27 милл. цнтн., вывоз – 5 милл. цнтн. Шесть жел.-дорожных линий соединяют К. со всей страной. Постоянные пароходные рейсы в Петербург, Либаву, в главные порты Германии, Швеции. Норвегии, Англии, Франции, Средиземного и Черного морей и в Нью-Йорк. Банки: национальный (27 милл. крон основ. капитала), частный (13 милл. крон), датский земельный (24 милл. кр.), торговый, рабочий; много кредитных обществ. В окрестностях К. замечательны королевские замки Бернсторф и Фреденсборг (летние резиденции Христиана IX). На З от К., лежит красивый Фредериксберг, с замком и зоологическим садом. На Зунде лежит, Клампенборг.
История. На месте К. в ХII в. находилась незначительная деревушка, которую епископ Абсалон постройкой замка, в 1167 г., превратил в укрепленный город. В 1254 г, л. получил первые городские привилегии, В 1416 г. Эрих ХIII овладел Копенгагеном и скоро сделал его своей резиденцией. Во время Графской войны К. выдержал жестокую осаду, а в 1658 – 69 г. геройски защищался от шведов. В 1807 г. К. сильно пострадал от бомбардирования англичан. Ср. Trap, «Histor.-topogr. Beskrivelse af Danmark» (К., 1879); Salmonen, «K. und Umgegend» (1883); Braun, «Kjobenhavn, en illustreret Skildring af dets Historie etc.» (1884) Nielsen, «Kjobenhavn under Kong Frederik IV» (1892); Jonas, «K. und Umgebungen» (Б., 1893).
Коперник
Коперник (Nicolaus Copernicus, 1473 – 1543) – знаменитый астроном, преобразователь этой науки и положивший начало современному представлению о системе мира. Много спорили о том, был ли К. поляком или немцем; ныне национальность его не подлежит сомнению, так как отыскан список студентов падуанского университета, в котором К. записан в числе учившихся там поляков. Родился в Торне, в купеческой семье. Потеряв 9-ти летним ребенком отца и оставшись на попечении дяди по матери, каноника Ватцельрода, К. в 1491 г. поступил в краковский университет, где с одинаковым усердием изучал математику, медицину и богословие. По окончании курса К. путешествовал по Германии и Италии, слушал лекции о разных университетах, а одно время даже и сам профессорствовал в Риме; в 1503 г. он вернулся в Краков и прожил тут целых семь лет, состоя профессором университета и занимаясь астрономическими наблюдениями. Однако, шумная жизнь университетских корпораций была не по душе К. и в 1510 г. он переселился к Фрауенбург, маленький городок на берегу Вислы, где провел всю остальную жизнь, состоя каноником католического костела и посвящая свои досуги астрономии и безвозмездному лечению больных; мало того, когда было нужно – К. посвящал свои силы и практическим работам: по его проекту введена новая монетная система в Польше, а в г. Фрауенбурге он построил гидравлическую машину, которой снабжались водой все дома. – По глубине соображений, К. неоспоримо был величайшим астрономом своего времени, но как практик он был ниже даже арабских астрономов; однако, в этом не его вина: в его распоряжении были самые бедные средства и все инструменты он делал собственными руками. Занимаясь размышлениями о Птолемеевой системе мира, К. поражался ее сложностью и искусственностью, и, изучая сочинения древних философов, особенно Никиты Сиракузского, Филолая и др., он пришел к выводу, что не Земля, а Солнце должно быть неподвижным центром вселенной. Исходя из этого положения, К. весьма просто объяснил всю кажущуюся запутанность движений планет, но, не зная еще истинных путей планет и принимая их кругообразными, он был еще вынужден частью удержать эпициклы и дифференты древних для объяснения разных неравенств движений. Эти эпициклы и дифференты были окончательно отброшены лишь Кеплером. Главное и почти единственное сочинение К., плоды более чем 30-ти летней его работы в Фрауенбурге, это: «De revolutionibns orbium coelestium». Сочинение издано в Регенсбурге в 1043 г. и посвящено папе Павлу III; оно разделено на 6 частей и печаталось под наблюдением лучшего и любимейшего ученика К., Ретикуса; автор имел отраду видеть и держать в руках это творение хоть на своем смертном одре. В первой части говорится о шарообразности мира и Земли, а также изложены правила решения прямоугольных и сферических треугольников; во второй даются основания сферической астрономии и правила вычисления видимых положений звезд и планет на небесном своде. В третьей говорится о прецессии или предварении равноденствий, с объяснением ее попятным движением линии пересечения экватора с эклиптикой. В четвертой – о Луне, в пятой о планетах вообще, и в шестой – о причинах изменения широт планет. Уединенная жизнь и позднее опубликование сочинения избавили К. от гонений, которым подверглись его последователи; он умер спокойно и похоронен в Торне в костеле св. Яна. Только в XIX в. ему поставлены памятники в Варшаве, Кракове, Торне и Регенсбурге. Полное собрание сочинении К. издано Бapaнoвcким в Варшаве в 1854 г. на латинском и польском языках. Биографии его написаны: Снядецким («О Koperniku», 1814), Вестфалем («N. Kopernikus», 1822), Барановским, Бартошевичем, Араго, Савичем («Журн. Мин. Нар. Просв.», 1873) и др.
Копра
Копра (Copra) – название ядра кокосового дерева, очищенного от скорлупы, истолченного и высушенного на солнце. К. привозится с о-ва Мартиники, из Гвианы, Сенегала, Кохинхины, Новой Каледонии, особенно же с о-вов Помоту, к В от Таити, откуда вывозится ежегодно более 3000 тонн К. Кусочки в 6 – 12 мм. толщины или полушария, ок. 10 стм. диаметром, белого цвета, иногда изжелта или изсера белые, покрыты тонкой кожицей серого, коричневато или красновато-рыжего цвета. К. легко воспламеняется и горит довольно ярко; она содержит масло в отношении 42% в свежих ядрах и 69,30% в сухих. Служит для приготовления кокосового масла, добываемого на месте или в Европе. Англия ежегодно получает более 10, Франция около 4 милл. клгр. кокосового масла. Через Сингапур ежегодно вывозится около 8 милл., через Цейлон около 11 милл. кгр. К.
Копчик
Копчик, копчиковая кость, хвостец, хвостцовая кость (Os coccygis) человека – представляет неразвитый хвостовой отдел позвоночника и состоит из четырех, редко из пяти, кусков неразвитых позвонков. Ни один из них не имеет дуги и лишь первый имеет следы восходящих суставных отростков в виде выростов, направленных к крестцу хвостцовых рожков (Cornua coccygea), а вытянутые наискось боковые части этого позвонка напоминают боковые отростки. У мужчин первый хвостцовый позвонок может срастаться с крестцовой костью.
Копытные
Копытные (Ungulata). – Термин К. употребляется в различном смысле. В более широком под ним подразумевают всех млекопитающих, снабженных той или другой формой копыт, т. е. непарнопалых (Perissodactyla), парнопалых (Artiodactyla), хоботных (Proboscidea) и дамановых (Lamnungia). Обыкновенно же слову К. придают более тесный смысл, означая им лишь представителей двух первых из перечисленных групп, или считая их подотрядами отряда К., или сохраняя за ними значение самостоятельных отрядов. Характерной особенностью К. в тесном смысле является то, что вся тяжесть их тела при ходьбе и стоянии покоится на одетых копытами концах пальцев (у хоботных и дамановых животное опирается не только на копыта, но и на стопу). Вместе с тем способность хватания совершенно утрачена и конечности сохраняют лишь движение в одной плоскости; в связи с этим стоит целый ряд изменений в строении конечностей: ключиц всегда нет, обе кости предплечья и голени срастаются, причем локтевая и малая берцовая являются недоразвитыми, отдельные кости запястья (Carpus) и предплюсны (Tarsus) плотно соединены между собой, частью сливаются и тесно соединены с длинными костями пясти (Metacarpus) и плюсны (Metatarsus). Вместе с тем и число пальцев уменьшается. Несомненно происходя от пятипалых К., остатки которых встречаются в эоцене, все современные К. имеют меньшее число пальцев и у наиболее совершенных К., которых мы можем считать конечными членами ряда постепенно изменявшихся форм, через которые прошли предки наших К., мы находим лишь 1 или 2 развитых пальца. Первым исчезает внутренний (или 1-й) палец, а дальнейшие изменения идут в двух направлениях: 1) ось конечности проходить через средний (3) палец, который усиленно развивается, а боковые все более и более уменьшаются и путем постепенных изменений (весь ряд которых можно проследить на ископаемых остатках вымерших К.) конечность приходить к современному строению ноги лошадей (1 развитый палец и по бокам по зачатку пальца), 2) ось конечности проходить между 3 и 4 пальцами, которые постепенно развиваются, а боковые все более и более уменьшаются, и мы приходим к ноге современных жвачных (2 развитых пальца и 2 зачаточных). Вероятно прародителями обеих групп К. были представители группы Condylarthra, остатки которых найдены в эоцене Сев. Америки. У них были пятипалые конечности с копытами, но в остальном конечности их приближались к обыкновенному типу (в предплечье и голени по две сильно развитых кости, сочленение стопы и кисти не такое, как у копытных и т. д.); число зубов у них такое же, как у древних К. – но по строению зубы занимают среднее место между зубами К. и древнейшими из плотоядных (Creodonta, родоначальники современных хищных). Из представителей Condylarthra из группы Phenacodontidae развились вероятно непарнопалые; за родоначальников парнопалых некоторые принимают группу Periptychidae. Причину развития К. в двух направлениях Коп (Соре) видит в том, что одни приспособились к твердому грунту, у них средний палец подвергался наибольшему давлению и наиболее сильно развивался; другие приспособлялись к более мягкому, болотному грунту и пальцы, разделенные на две группы, давали им более прочную опору, а с переходом к более твердой почве два средние пальца стали в такие же условия развитая, как средний палец непарнопалых. Зубы К. были первоначально бугорчатого типа, но позднее выработался лунчатый тип, у современных мы встречаем оба типа, но у одно– и двукопытных лишь последний.
И. Кпипович.
Кора
Кора (ботан.). – В общежитии К. называют наружную, периферическую часть ствола или ветви, более или менее легко отделяемую от внутренней (гораздо более плотной) массы древесины. В ботаники К. (у наших деревянистых растении) называют совокупность различных тканей, находящихся между кожицей и камбиальным кольцом. Клетки камбия очень нежны, разрываются легче других, а потому К. отдирается легко в этом месте от лежащей под нею древесины. Различают первичную и вторичную К. Первичная К. представляет периферическую часть, так называемой, основной ткани; это – ткань постоянная. Вторичная К. нарождается из камбия и, благодаря деятельности последнего, постепенно утолщается (небольшое утолщение первичной К. происходит лишь при образовании в ней так назыв. перидермы). Ее называют еще иначе флоэмой или лубом. Под последним названием она и будет рассмотрена подробнее. Первичная К. слагается из паренхиматических клеток, часто содержащих хлорофилл и крупины (зерна) крахмала. В ней, в свою очередь, нередко можно различить наружную и внутреннюю части. Первая прилегает к кожице и состоит из клеток, плотно друг с другом сомкнутых, часто превращенных в пучки колленхимы или склеренхимы. Это так назыв. Hypoderma некоторых авторов. Вторая – состоит из тонкостенных клеток, рыхло связанных между собою, с небольшими межклетными промежутками. У растении водяных и болотных, последние достигают значительных размеров, часто сливаются друг с другом, образуя большие воздушные полости и каналы, обыкновенно отделенные друг от друга лишь одним слоем клеток. Иногда такие каналы непрерывно тянутся через все междоузлие (Hippuris, Ceratophyllum, Myriophyllum), в других случаях они прерываются поперечными перегородками (MarsiIia, Potamogeton, Butomus и др.). Самый внутренний слой клеток первичной К. образует так назыв. эндодерму, иначе охранительный или защитный слой или защитное влагалище, облекающее всю вторичную К. вместе с тем, стало быть – всю систему сосудисто-волокнистых пучков или, по терминологии Фан-Тигема и его последователей, – «центральный цилиндр». Эндодерма существует в стеблях и в корнях, но в последних она выражена гораздо рельефнее. Клетки эндодермы имеют особое устройство: на радиальных их стенках (которыми они плотно примыкают друг к другу) заметны характерные волнистые складки, на поперечных разрезах являющиеся в виде особо типичных темных пятен. Первоначально тонкие, чисто целлюлозные оболочки клеток постепенно кутикуляризуются; при этом процесс кутикуляризации начинается с только что упомянутых складок и захватывает под конец (в большинстве случаев) всю оболочку. Плотно сомкнутые клетки разъединяют систему первичной К. от системы сосудистых пучков, служа для последней «защитным влагалищем». Это имеет существенное физиологическое значение. Атмосферный воздух, проникающий через устьица в межклетные полости первичной К., не может, благодаря эндодерме, из последних попасть в водяные пути сосудистых пучков и здесь мешать передвижению воды. По той же причине воздух в гистологических элементах сосудистых пучков может иметь иной состав и находиться под иным давлением, нежели атмосфера, окружающая растение. Однако, эндодерма не препятствует свободному обмену воды и растворенных в ней веществ между первичной К. и «центральным цилиндром» (в корне, напр., к последнему свободно притекает вода, поглощаемая корневыми волосками). Нередко с течением времени оболочки клеток эндодермы более или менее сильно утолщаются и деревенеют, при том обыкновенно больше на внутренних стенках, нежели на боковых (радиальных). Впрочем, у некоторых клеток оболочки остаются по-прежнему тонкими, не утолщаются и не кутикуляризуются: при передвижении веществ такие клетки играют роль проходов или шлюзов (Durchlasszellen) в эндодерме. Волнистые складки на радиальных стенках, кутикуляризация оболочки и обильное скопление крахмала – вот признаки, отличающие клетки защитного влагалища от соседних. В воздушных стеблях, где эндодерма, как уже, был о упомянуто, выражена не столь ясно, как в корнях, большое скопление крахмала является особо типичным признаком, благодаря которому здесь эндодерму часто называют «крахмальным влагалищем». По мнению Сакса и некоторых других ботаников, передвижение крахмала по растению и происходит преимущественно по этому влагалищу. Подробности см. И. Бородин, «Курс анатомии растении» (1888); Van-Tieghem, «Traite de botanique» (т. 1, 1891).
Г. Н.
Кора – I Древесная и кустарников, околок, в большинстве случаев не имеет почти никакой ценности (по чешским исследованиям Ректориса, процентное отношение К. во всей древесной масс составляет у ели 10,95, березы 11,00, пихты 12,60, ясеня 12 – 15, липы 21,0, дуба (дубло) 22,0, ильмов 22,3. Ветви дуба дают (по Гребе) на 8 – 10% больше К., чем стволы. Насколько изменяется приведенное отношение с размерами деревьев, видно из гессенских исследований Вальтера: у кольев оно колеблется между 15,5 – 28,6%, среднее 27,2%; жердняка (0,1 – 0,2 куб. м.) 10,2 – 14,5%, среднее 12,0; нетолстых стволов (0,2 – 0,7 куб. м.) 7,0 – 16,2%; среднее 11,6 и крупных стволов (0,7 – 2,0 куб. м.) 7,7 – 12,4%, среднее 9,8. В дубовой К. (по Гребе) 24,3%, по объему от всей массы; гладкой «зеркальной», 21,4% хорошей растрескавшейся и 16,8% грубой, малоценной), иногда же служит материалом для разных изделий – подвергается механической или химической обработке; так К. дуба, многих ив, ели, лиственницы и отчасти березы (собственно «зазелень» без бересты, в Сибири и Норвегии) и ольхи употребляется как «корьёдубло», «дубень» или «дуб» при выделке кож и, затем, после вымочки, идет за границу на приготовление брикета. Кора пробкового дуба доставляет пробку; береста березы – материал, для весьма разнообразных изделий и для добывания дегтя. К. липы, ив и ильмов дает лыко для лычного производства и кроме того первая – мочало, для рогож и кулей и лубок, для разных поделок. Из К. осокоря выделываются наплавки к самоплавам и неводам, отчего она отправляется из Привислянских губерний даже за границу. Крыши из сосновой коры (Новгородская губ.) гораздо лучше соломенных; еловая К. употребляется на подстилку под драничные кровли. Из ивовой К. (Salix purpurea и S. helix) добывается салицин, вьют веревки для неводов и т. п. К. ольховая и грецкого ореха пригодна для окраски в черный и коричневый цвета; из луба ракитника (Citysus laburnum и С. alpinus) плетут в Италии прекрасные шляпы и т. п. Наилучшее время для заготовки К. – наступление полного движения соков в дереве, когда она легко отстает от древесины – «снимается чулком» или цельным куском. «Окорение» или «ошкуривание» производится, смотря по цели заготовки К., как на срубленных, так и на растущих деревьях, напр. при заготовке лык, бересты, дубла и на мочало можно пользоваться деревьями, стоящими на корне, делая продольные и поперечные разрезы К. топором или «пешенкой» – железным долотцом на длинной рукоятке – и отдирая К. от древесины пешенкой же или простой палкой с заостренным косым срезом, концом, или же прямо руками. При сдирке корья-дубла его не отделяют от остальной К. верхним надрезом, а оставляют висеть и сохнуть на стволе, под защитой кроны дерева. У растущих деревьев К. снимается только со ствола, на ветвях же и сучьях, часто более ценная по своим качествам, остается и непроизводительно пропадает. Береста на изделия, липовая К. на лубки и сосновая и еловая для крыш удобнее заготовляются со срубленных деревьев тем же способом, как и с растущих, причем орудия, употребляемые для снятия дубовой К., схожие в общем, бывают в Германии и Австро-Венгрии весьма различной величины, формы и вида из железа, дерева и кости и назыв. дубловыми ложками, резаками, долотцами и т. п. (Lohlofel, Schlitzloffel, Rindschaler, Rindreiser, Lohschaler и др. Рисунки их и описание в «Die Gerbrinde von Neubrand»; «Oesterreichische Monatschrift fur Forstwesen», XXIV Bd., 1874; «Monatschrift fur Forst– und Jagdwesen», 1875; «Zeitschrift der deutschen Forstbeamten», 1877; «Americanischer Agricalturist», 1879 и др.). Для удешевления сдирки К. и производства ее зимою, когда рабочий день стоит дешевле, придумано искусственное окорение при помощи пара. Аппарат Метра – род паровика, в котором пар из одной части горизонтального котла переходит в другую, где в ящике помещается материал подлежащий окорению; после отпаривания К. легко отстает от древесины. Лучше другой аппарат – Номезона (Nosmaison), состоящий из подвижного цилиндра котла на двух колесах, внизу которого добывается пар, поступающий, после перегревания в верхней части до 200 – 250°, в бочки, где помещается окореваемый материал. В сутки очищается от коры до 1000 кгр. (ср. J. Maitre, «Ecorcement du bois a la vapeur», «Rovne des eaux et forets», 1866; W. Wohmann, C. Neubauer и С. A. Lotichius, «Die Schalung Eichenrinden zu jeder Jahreszeit vermittelst Dampf nach dem System von J. Maitre», 1873; об аппарате Номезона: «Centralblatt fur die gesammte Forstwesen», 1878). Рекомендуется также аппарат Морже, представляющий сбережение в работе, сравнительно с ручным окорением, в отношении 1 : 6 (рисунки в «Revue des eaux et forets», 1880; ср. также «Centralblatt fur die gesammte Forstwesen», 1880). Снятая К. должна быть хорошо просушена и сберегаема от подмочки дождем, преимущественно с нижней стороны, прилегавшей к камбиальному слою, что особенно вредно отражается на её качествах как дубла. Вероятно, на этом же основании рубят у нас на поемных лугах иву на корьё до разлива рек, так как потом получается менее годное корье. Точно также вымочка или намокание липовой К., при заготовке ее, вредно влияет на ценность полученных из ее мочал, уменьшая их белизну. Вследствие этого при просушке заготовленной К. в лесу, ее прикрывают сверху кусками старой грубой К., а за границей, очень часто, даже непромокаемыми или клеенчатыми брезентами. Степень высыхания К. в лесу, разработка ее и сортировка бывают различны, смотря по различию древесных пород. Так 1) дубло – дубовое и у нас ивовое, – заготовляемое из молодых тонкомерных деревьев, теряет в весе, при лесной сушке, 40 – 50%, при дальнейшем же высыхании в кожевенных заводах, в течение трех недель, около 5 – 6%. К. весьма редко заготовляется прямо в складочные меры, а большею частью предварительно связывается в пучки или вязанки, весьма различной длины и толщины, для чего употребляются разнообразные станки и прессы (рисунки их в «Allgemeine Forst– und Jagdzeitung», 1872 и «Oesterreichische Monatsschrift f. Forstwesen», XXIV Bd., 1874) и продается по весу. Это цельное корье-дубло – «полузина» – часто является в торговле уже измельченным и набитым в кули или мешки, для чего оно перемалывается за границей на особо устроенных с этою целью мельницах, толчется в ступах – «дуботолчеях» (Пермская губ.), часто устраиваемых на Волге при ветряных мельницах (Костромская и Нижегородская губ.) или искрашивается (ивовое) молотьбой попами и, даже, еще более первобытным способом: просушив К. в риге, причем она теряет в весе до 121/2% и делается очень хрупкою, молотят ее 2 – 3 лошадьми, запряженными в телеги или одноколки с двумя колесами, нагружая последние, для большей тяжести, камнями. Лучшая дубовая кора «зеркальная» имеет гладкую, блестящую поверхность серебристо-серого цвета, нередко с более темными пятнами. В достоинстве дубла можно убедиться при рассмотрении разреза под лупой: в последнем слое можно заметить светлые неправильно-круглые, овальные и даже извилистые пятнышки, орехового цвета; чем значительнее число их, тем выше качество дубла. Наиболее благоприятны для дубла – умеренный климат, солнечное – южное или западное – положение, свежая, достаточно рыхлая и богатая содержанием минеральных веществ, теплая почва, хотя, в общем, дубняки, взращаемые на дубло, мало прихотливы на почву и очень хорошо растут на голых скалах (Рейн) и на тощем песке – вересковых пустырях (Голландия и северная Германия). По исследованиям Гребе, чем сырее местоположение, тем меньше получают корья по объему, зато оно более тяжелое. Точно также на песчаной и глинистой почве количество дубовой К. бывает одинаково, но на первой она тяжелее. На качество дубла влияет род хозяйства (низкоствольное, особенно в виде лесохлебного, заслуживает предпочтение); 2) оборот рубки, который должен быть близок к возрасту наступления наибольшего ежегодного прироста и для получения одной только К., равен 14 – 20 годам. В этом случае доход при срубке десятины, в среднем, 515 пуд. и 13 куб. саж.; 3) полнота насаждений – своевременное, в надлежащей мере, производство прочисток, прореживаний и проходных рубок; 4) состав насаждения: при значительной примеси второстепенных древесных пород К. дуба бывает тоньше и потому с каждого дерева получается ее меньше. По Нейбранду, при переходе от смешанного насаждения к чистому, доход увеличивается, в среднем, до 21%, а вследствие пополнения насаждения, после срубки, дубом, можно получить К. при следующей вырубке в среднем 50% (Эйкмейер). Наоборот, при оставлении даже весьма умеренного числа деревьев «на перестой», или в виде «маяков» (среднее хозяйство), доход в виде К. уменьшается на 30 – 35%. При самом тщательном сохранении дубла, содержание в нем танина, в течение короткого даже времени, значительно изменяется. В общем, «корьевое хозяйство» в дубняках одно из наиболее выгодных и в состоянии дать, даже на плохой почве (Голландия), до 7% на завязанный в нем капитал. Хотя в конце восьмидесятых годов цены на дубовое корье сильно упали за границей, вследствие введения там суррогата – дубления кож минеральными веществами, но в настоящее время требование на корье-дубло снова начинает возрастать (в Германии до 410000 дес. под дубловыми дубняками, для удовлетворения же потребности всей Европы в дубовой К. необходима площадь дубняков около 3500000 дес.). Ср. Hohenstein, «Die Eichenschal-Wirthschaft» (1861); Tribolin, «Der Eichenschalwaldbetrieb» (1876); F v. Hohnel, «Die Gerberinden» (1880); Ф. Арнольд, «Дубло и дубняки» («Жур. мануф. и торговли», 1866, Vl); В. Собичевский, «О возращении дубовых низкоствольников с целью получения дубла для выделки кож» («Записки Имп. Общ. Сельско-Хоз. Южной России», 1872 т. II); М. Иоэльсон, «О возращении дубовых низкоствольников с целью получения зеркальной К. для дубления», («Лесной Журнал», 1889). Ивовая К. – «задубье» или «корка» (СПб. губ.), «ракитник» – употребляется у нас преимущественно как дубло, изредка – как поделочный материал для некоторых плетеных изделий, напр. лаптей; правильного ивового корьевого хозяйства до сих пор еще не заведено. Различают (Пенз. губ.) в торговли три сорта ивовой К.: раменное или лесное корье – высший сорт, заготовляемый: из волосистых или мохнатых ив (Salix caprea S. aurita, S. cinerea); таловое или канавное корье – К. таловых или тальниковых ив (S. viminalis, S. fragliis, S. pentandra и др.) с гладким листом, и ветловое корье; последнее имеет красноватый цвет и бурую нижнюю сторону – «подкладку», – и потому подмесь его к высшим сортам сероватобелого цвета с белою подкладкой, часто практикуемая торговцами, легко узнается на глаз. О количестве расходуемой у нас ивовой К., за неимением точных данных, можно судить приблизительно; так напр., из одной Финляндии ежегодно привозится в СПб. более полумиллиона пуд. Отпуск «древесной К.», преимущественно дубла, из России за границу незначителен; вывезено: 1890 г. – 57064 пд. (44135 р.), 1891 г. – 55232 пд. (34102 р.) и 1892 г. – 84300 пд. (57935 р.). Вероятно, что вышеуказанные условия произрастания насаждений влияют и на качества бересты и липовой К., хотя они пока и мало еще исследованы. Липовая К. снимается как с молодых деревцев, так и с средневозрастных и старых, но технические качества ее, а потому и употребление, различны. Для сбора молодой К. – «лык», «лукон» или «смычин» – обдирают К. с растущих деревьев, оставляя на корне голые стволики, или предварительно срубают их. Различают лыко: а) по времени заготовки: перводерное – содранное весною – и дранец, зимней сдирки; б) по роду заготовки: «трубки» – цельная К., снятая со всего стволика, и «полосованное» или «полосовка» – снятое полосами или «лентами». Учет лык при продаже весьма разнообразен в различных губерниях; здесь надо ограничиться лишь приведением некоторых названий: партиями (Минская Волынская) – 60 пучков по 40 лык (Ряз. губ.); «копами»: 60 «вясел» по 30 «скрутков»; свернутые «тысячами» (Пенз.), «сотнями» (сев.-зап. и зап. губ., Владим.), с различием по сортам, «пучками» (Владимирская), «ношами» и «ношицами» – в 100 штук (Витебская, Тульская), 60 крупного или 100 мелкого – две «полуношки». Изредка, местами, лыко продается на вес – пудами. Из куб. сажени мелких липовых дров получается 40 пд. сырых лык, а из хвороста – 15 пуд. В куб. сажени лык (весом 71 пд.) 104 пучка, по 30 штук в каждом (Владим.). Из средневозрастных 40 – 50 летних – «садовых» – лип не вполне еще огрубевшая К. (собственно луб) идет на приготовление мочал, для чего она снимается в мае или начале июня, когда, по замечанию рабочих, ее «размочит дождь, распарит солнце и раскачает ветер». У «мочальников» К. должна легко отделяться. Она, как «мочальный луб», снимается со «съемника» «трубой» или «трубкой» цельными кусками в 61/4, арш. длины, сохраняющими форму ствола, и учитывается «связками», состоящими из 3 – 6 трубок, вложенных одна в другую, К. более толстых деревьев, в 51/2 – 6 арш., идет на приготовление товарных лубьев и разрезается на куски не меньше 4 арш. длины и 1 арш. ширины. Очень толстая К. со старых деревьев – «полубина» – дает сухой, хрупкий луб – «луботь».
II. К. почвенная – «корка» – образуется на плотных глинистых почвах, когда от сильных дождей изобильно содержащиеся в них иловатые части закупоривают более крупные скважины, отчего эти почвы «заплывают» и на поверхности их появляется К., затрудняющая доступ воздуха и тем вредно влияющая на рост растений. Для уничтожения ее, на вспаханной или, даже заборонованной почве, до высева еще семян, рекомендуется разрыхление ее экстирпатором, груббером или даже бороной (если толщина К. не более 1 – 11/2 дм.). Но если К. покроет уже посев, то разрыхление ее легкими боронами с деревянными зубьями следует производить после появления на всходах двух листков, при чем для возможно меньшего выдергивания всходов, боронование должно вестись, при посеве в разброс, в том же направлении, в каком были заборонованы посеянные семена, а при рядовом – в направлении рядов. Можно также применять с тою же целью прикатывание, мотыжение, окучивание и прикрытие поверхности засеянного поля навозом, соломенной сечкой и мякиной, но это меры, сравнительно, более дорогие. В. Собичевский.
Кораллы ископаемые
Кораллы ископаемые. – Представители класса К. известны уже из очень древних силурийских отложений и встречаются в более или менее значительном количестве а осадках всех систем до четвертичной включительно, а местами среди морских отложений образуют значительные рифообразные скопления, как напр. на о-ве Готланде, среди девонских известняков Эйфеля, у нас на Урале и в других местах. В наиболее древних палеозойских отложениях преобладают, построенные по четверному типу, Zoantharia rugosa или Tetracorallia, но встречаются и Zoantharia tabulata, причисляемые теперь многими учеными к Hexacorallia, а также трубчатые К., примыкающие к современной группе Alcyonaria или Octocorallia; впрочем, организация палеозойских К. настолько своеобразна, что место их в системе, принятой для классификации ныне живущих К., до сих пор точно не установлено. С окончанием палеозойской эры, наряду с представителями других классов животного и растительного царства, претерпевают значительное изменение и К. Не только появляются новые роды и семейства, ранее не существовавшие, но угасает целая группа Tetracorallia и полным господством пользуются уже в морях мезозойской эры Hexacorallia, мало отличающиеся от современных тропических строящих К. Что касается ныне не существующих групп палеозойских К., то одни из них – Zoantharia ragosa или Tetracorallia имели вид чаш или конусов, более или менее искривленных, достигали иногда значительной величины, обладали многочисленными, хорошо развитыми звездчатыми пластинками и сморщенной наружной оболочкой; другие представляли колонии сросшихся столбиков с немногими короткими звездчатыми пластинками и параллельными поперечными перегородками, от которых они и получили название Zoantharia tabulata; наконец, третьи – трубчатые К. – состояли из трубкообразных клеток, то свободнолежащих, то взаимно переплетающихся, образуя дернообразные массы. К Zoantharia rugosa принадлежит чашевидный Zaphrentis, довольно распространенный в силурийских и девонских отложениях Европы и Америки, большие семейства Cyathophyllidae и Cystiphillidae, представители которых встречаются во всех К. рифах палеозойской эры. Чашечки их достигают значительной величины и обладают многочисленными звездчатыми пластинками; принадлежащие к этим семействам К. имеют вид клубней или чаш, иногда соединенных в ветвистые колонии. В других случаях неделимые, теснясь плотно друг к другу, образуют плотные массы, поверхность которых покрыта круглыми или угловатыми чашечками. К Z. rugosa относится также руководящая форма нижних горизонтов среднего отдела девонской системы Саlceola sandalina – раковина башмачок, обладающая твердой известковой крышечкой и долго причислявшаяся к плеченогим моллюскам. Из группы Z. tabulata пользовался широким распространением во всех отложениях палеозойской эры род Favosites, угловатые столбчатые клетки которого срастались вместе, образуя колонии, по внешнему виду похожие на пчелиные соты; Chaetetes – очень распространенный в наших каменноугольных отложениях, крупные массы которого, состоящие из очень тонких столбчатых клеток, часто смешиваются неспециалистами с окаменелой древесиной, и многие другие. Наконец, из вымерших трубчатых К. упомянем клубнеобразные Heliolites, мелкие трубчатые клетки которых связаны очень твердой, пористой промежуточной массой; силурийский род Halysites – ценные К., у которых овальные отверстая длинных, трубкообразных клеток располагались одно, за другим, как звенья цепи; девонский ряд Aulopora, ветвящиеся трубочки которых часто густой сетью оплетают колонии других К. и раковины моллюсков.
Б П.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 30 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close