Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:43
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Аполлон
Аполлон (Apollwn). -Между божествами древнего греческого мира А. является в этическом смысле наиболее выработанным, так сказать одухотворенным. Культ его, в особенности в дорийских государствах, много способствовал смягчению нравов, упрочению и почитанию государственного порядка; но А. не был сначала, как ошибочно полагают, специально дорийским божеством; точно также и прозвание его Luceioz; не дает нам права выводить его из Ликии, как это делалось, хотя греки, правда, очень рано уже отождествляли всевозможные негреческие, в особенности малоазиатские, божества света с А. Первоначально А. был богом света, и именно солнечного света, со всеми его благодетельными и вредными влияниями; на первые ясно указывают его прозвания: FoiboV; (т. е. светлый, сияющий лучами), часто встречающееся у Гомера, LuceioV (светлый) и AiglethV (блестящий). Поэтому он называется сыном Зевса, высшего небесного божества, и Латоны, богини ночной темноты, которая является наложницей Зевса и соперницей Геры, после того, как последняя стала законной женой Зевса. Бог света родился при неблагоприятных обстоятельствах. Латона, рассказывает нам миф, преследовалась ревнивой Герой, запретившей всем странами и островам давать ее сопернице убежище, После долгих скитаний Латона нашла наконец приют на небольшом острове Делосе, который в то время, когда Гера объявила вышеупомянутое запрещение, представлял из себя скалу, гонимую бурными волнами; здесь то Латона, после трудных родов, разрушилась от бремени близнецами: А. и Артемидой. Новорожденный бог, немедленно в полном расцвете юношеской красоты, схватывает лук и стрелы, стремится через моря и поля и верными стрелами своими убивает дракона, Пифона, чудовище, опустошавшее местность, где позже находились Дельфы или Пифо с святилищем А. Таким образом он тотчас по рождении своем является уже победителем сил, вредных свету, т. е. нравственному порядку вещей, победителем зла, на что указывает целый ряд прозваний, изображающих его спасителем, приносящим помощь, спасение, как напр. AlexicacoV ApotropaioV EpicoupioV Swthr и др. Точно также сказания передают нам, как А. наказывает человечество, дерзающее переступить поставленный ему богами предел; так он вместе с Артемидой убивает исполина Тития, пытавшегося причинить насилие Латоне, уничтожает вместе с другими богами гигантов и убивает опять таки вместе с Артемидой детей Ниобеи, которая осмелилась поставить себя выше Латоны. Так он посылает в лагерь греков перед Троей приносящие заразу стрелы (стрелы эти первоначально означали вредное действие слишком сильных солнечных лучей), когда Агамемнон недостаточно почтительно обошелся с жрецом его Хрисом. Поэтому он обыкновенно уже в гомеровских песнях называется Ecathboloz (т. е. далеко мечупцй), сребролукий (Argurotoxoz) и изображался обыкновенно с луком, стрелами и колчаном. Первоначальное значение А. выясняется также целым рядом культов, особенно в Ионийских и ахейских государствах, который изображают его защитником некоторых занятий, стоящих в тесной связи с жизнью природы: так напр. он называется NomioV (пастушеский, бог пастбищ), KarnetoV (собственно говоря А. овец), т. е. защитник стад, хорошее состояние которых главным образом и зависит от согревающих лучей солнца и правильной смены времен года; далее мы встречаем название А. DeljiniuV, который владычествует над морем, защищает мореходцев от опасностей бури, посылает им ветры, облегчающие вход в гавань ('EmbasioV) и почитается поэтому особенно на побережьях и мысах (`ActioV); А. QarghlioV споспешествует созреванию полевых посевов, плодов и защищает их от всевозможных вредных влияний, главным образом от саранчи (отсюда А. ParnopioV в Афинах) и мышей (отсюда A. SminJeuV бог мышей, в Троаде). Как солнечное божества А. является и в мифе, по которому он должен был будто бы известное время служить смертному, а именно Адмету, королю ферейскому в Фессалии, так как Адмет был никто иной, как непреодолимый бог смерти, и служение ему солнечного божества должно было выражать, по распространенному особенно на Востоке представлению, бессилие солнца во время зимы, как бы сковывающей природу смертью. Из этого первоначального значения А., как божества природы, божества света, объясняется и прекрасный миф о гипербореях, народе, живущем по ту сторону северных гор, с которых веет борей; народ этот живет в блаженном спокойствии и служит, как святой, жреческий народ, богу, часто его посещающему; с этим же мифом можно связать и представление о сказочной птице, грифе, который также жил будто бы на дальнем севере и охранял сокровища золота, которыми фантазия греков обогащала эти местности. Мало помалу все божества, которые были первоначально лишь олицетворением сил и явлений природы, стали понимать более отвлеченно, на них стали смотреть с нравственной точки зрения. Бог чистого солнечного света сделался представителем и покровителем всего ясного и чистого в области духовной и нравственной, первоисточником всякого образования и прогресса в социальном и политическом отношениях. Таким образом он является прежде всего богом пения и смягчающей бурные страсти игры на цитре, почему ему и дана была кроме лука-лира (lura, ciJariV, jormigV). Он услаждает богов своим искусство, стоит во главе хора муз (А. MoushgethV) и наделяет любимых людей даром пения и поэзии. Как бог духовного просветления, А. является и богом предсказаний: по поручению и от имени отца своего Зевса он открывает людям сокрытое от них в настоящем и будущем для того, чтобы направить их на истинный путь и предостеречь от ложного; но он делает это не в ясных словах, а только намеками и двусмысленными речами, поэтому его прозвище LoxiaV уже древние производили от LoxoV, т. е. кривой, двусмысленный. Многие из его храмов были в то же время знаменитыми оракулами, так прежде всех Дельфийский, затем в Абах в Фокиде, оракул в Оробии на острове Эвбее, и первоначально не греческие, но принадлежавшие божествам, которых греки отождествили с своим А., святилище в Дидиме близ Милета (так называемое святилище бранхидов), в Кларосе (близ Колофона в Ионии) и в Патаре (в Ликии). Далее бог света, как отвратитель всякого зла, является богом отпущения грехов, к алтарям которого стекаются все, обагрившие кровью руки, чтобы очиститься тут и получить отпущение. С другой стороны он, по отношению к телесным страданиям, бог врачевания (Paian, Paihwn); таким он главным образом является в песнях Гомера, тогда как позже установилось воззрение, что он этот дар передал сыну своему Асклепию. Наконец А. является источником и защитником всякого государственного и гражданского благоустройства, основателем городов и законодателем. Так в Афинах чтили A. (PatrwoV) как родового бога и защитника всего ионического племени, так спартанцы данные им Ликургом (имя это заимствовано из культа А. и даже встречается иногда в числе его прозваний) законы приводили в связь с А. и его оракулом в Дельфах; к этому же оракулу прибегал греческий город за советом каждый раз, когда он намеревался основать колонии где-нибудь в далеких странах. Римляне рано приняли культ А., по всей вероятности уже во время господства Тарквиниев, и очевидно культ этот перешел к ним из греческих колоний южной Италии, главным образом из Кум; очень скоро он занял видное место в римской государственной религии. Как и в Греции бога этого чтили в Риме, как источник чистоты, ясности, порядка, в особенности, как бога врачевания недугов, искупления, бога музыки и пророчества; его чтили в многочисленных храмах между которыми особенно. замечателен храм, сооруженный на Палатинском холме, Августом, после победы при Акциуме, одержанной им над Антонием и Клеопатрой (31 г. до Р. X.). Даже некоторые северные, в особенности кельтские племена, познакомившись с языком и культурой римлян, стали отождествлять некоторые из своих туземных божеств с греческо-римским Аполлоном, поэтому то и теперь еще в римских надписях, находимых в местностях, когда то населенных галлами и германцами, встречается имя А. с варварскими прозваниями, как напр. Belenns, Grannus и др. Ср. Рошер «Studien zur vergleichemien Mythologie der Romer und Griechen. 1. Apollo п. Mars.» (Лейпц., 1873), Мильхгёфер, «Ueber den attischen A.» (Мюнхен, 1873).
Для искусства А. является идеалом мужской, юношеской красоты; он изображается без бороды, длинные волосы то ниспадают на плечи, то приподнимаются и связываются кверху узлом; стройный, с выражением чистой, божественной величавости в лице, он, обыкновенно, в особенности когда при нем стрелы и колчан, изображается в одной только короткой, наброшенной на плечи хламиде; иногда же, когда он играет на цитре. и ведет хор муз, он одет в ниспадающую до ног одежду. Голова его нередко бывает украшена венком из ветвей посвященного ему лаврового дерева; рядом с ним стоит часто треножник, как символ пророчества, так как таковой стоял в святая святых дельфийского храма над расселиной и служил седалищем для Пифии. Из животных ему были посвящены кроме грифа, в особенности лебедь, волк, мышь и ящерица. Многочисленные изображения А. с античных статуй мы находим в О. Мидлера, «Denkmaler der alten Kunst» (2 обработка Визелера в 2-х т., Гёттинген, 1860) к в «Heroen und Gottergestalten» (Вена, 1874). Одна из самых известных статуй – статуя А. Бельведерского в Ватикане, прекрасная, относящаяся к первым временам Римской империи, копия с бронзовой статуи, изображающая бога, как спасителя в нужде (BohdromioV); она была найдена в конце XV века, у Porto д'Аnziо, древнего Анциума. Оригинал был, по всей вероятности, посвящен А. и поставлен в дельфийском храме на память о помощи, которую А. послал в виде бури и грозы против вторгнувшихся галлов (279 по Р. X.). Найденная у подножия коринфского акрополя статуя А. Тенейского, относящаяся к половине VI века, находится в Мюнхенской глиптотеке.
Апоплексия
Апоплексия (Apoplexia, греч.)-паралич, удар; этим именем называется быстро наступающая неспособность мозга к функционированию, т. е. внезапно наступающее бессознательное состояние и неподвижность, безразлично от каких бы причин это ни произошло: от излияния ли крови в ткань мозга (apoplexia sanguinea), от излияния ли серозной жидкости (apoplexia serosa), или от поражений мозга, находящихся не в зависимости от каких-либо видимых анатомических причин (Apoplexia nervosa). В настоящее время под А., в узком смысле слова, понимают кровоизлияние в ткань мозга, причем внезапно или постепенно наступают параличи двигательных и чувствительных нервов, сопровождающиеся обыкновенно более или менее продолжительным бессознательным состоянием. Чаще всего эти мозговые параличи происходят у стариков, у которых обыкновенно наблюдается атероматозное перерождение сосудов мозга. В более широком смысле А. называют всякое кровоизлияние в ткань какого либо органа, так говорят об А. легких, почек, кожи (т. е. кровоподтек). Кровоподтек в последнем смысле тоже, что и экстравазат крови.
Апоризм
Апоризм-трудная, неразрешимая, неприступная задача. Это название дано некоторыми древними математиками таким задачам, решение которых было чрезвычайно затруднительно, хотя невозможность их решения не была тогда еще доказана. Некоторые из подобных задач апоризмов признаны ныне совершенно неразрешимыми, таковы: деление путем геометрии всякого угла на три: равные части, квадратура круга, удвоение куба и проч.
Апостол
Апостол, по всей вероятности, должен был войти в переводные славянские книги уже на первых порах при Кирилле и Мефодии, но, подобно Евангелию, из А. начали сперва делать выдержки, и сборники таких выдержек назывались праксапостолами. Только потом стали пополняться тексты и подобно тетраевангелиям появились целые Апостольские деяния. Самыми древними, и поэтому самыми важными в лингвистическом отношении, памятниками этого рода служат следующие целые или отрывочные памятники: Охридский А., вывезенный В. И. Григоровичем из Охриды; большая часть его написана кирилловским, маленький же отрывок глаголическим письмом. Теперь он хранится в Румянцевском музее и состоит из 111 листов в четвертку. Текст его очень неполон; глаголическая часть напечатана Шафариком, кирилловская – Срезневским в «Древних Памятниках юсового письма». Там же охарактеризован и язык рукописи. Слепченская книга апостольских чтений: 6 листов этой книги вывезены Григоровичем из Слепченского монастыря и находятся в Румянцевском музее; остальная, гораздо большая часть в 140 листов принадлежала Шафарику, после его смерти досталась Верковичу и хранится теперь в Белграде. Рукопись писана в четвертку крупным уставом на греческом палимпсесте, двумя почерками. Часть из Румянцевского музея издана Срезневским в «Памятниках юсового письма». Македонский или Струшицкий А. писан позже предыдущих, вероятно, в начале XIII в., состоит из 83 листов, которые сначала принадлежали Шафарику, а потом попали в Чешский музей в Праге. Памятник этот описан Срезневским в «Сведениях и заметках о малоизвестных и неизвестных памятниках» и там же напечатан его отрывок. Замечательно, что и тут, как и в Охридском А., заметны следы глаголицы, так же как и там вперемежку с кириллицей. Четыре листка Мануиловской книги апостольских чтений, вероятно XIII в., описаны у Срезневского в «Памятниках юсового письма». К этому же времени относятся три памятника, где апостольские чтения перемешаны с евангельскими – это так называемое Белградское и два Хлудовские Апостоло-Евангелия. На границе XIII и XIV в. стоит один Хлудовский А., помеченный №35 и нисколько маленьких отрывков. Русские списки А. не восходят далее XIII в.; самым древним надо считать текст в списке синодальной библиотеки 1220 г.; здесь находится и толкование на некоторые послания. Памятник этот описан Буслаевым в «Материалах», Горским и Невоструевым в их «Описании рукописей Синодальной библиотеки» и Воскресенским в его «исследовании об Апостоле». Из XIV в. более замечательны: 1307 г. список Синодальной библиотеки, описанный Горским и Невоетруевым, а также Воскресенским, написанный Диомидом для псковского Пантелеймоновского монастыря. В послесловии этого памятника встречаются места, напоминающие «Слово о полку Игореве». К этому же времени относится А. Синодальной библиотеки, написанный между 1309 и 1312 г. в Новгороде Максимом Станимиром. Уже в этих списках, равным образом, как и в двух Типографских апостолах XIV в. замечается новая редакция, отличная от древней. Вообще в XIV в. тексты: начинают расходиться и, по мнению Воскресенского, составляют 3 различные редакции; первая редакция – первоначальная; ко второй принадлежат апостолы: Толстовский Имп. Публичной библиотеки и Чудовский, приписываемый св. Алексею. К третьей – принадлежит Геннадиевский список Библии; к югославянским спискам XIII и XIV в. относятся следующие списки сербской редакция: Загребский – глаголический, изданный Ягичем в. «Rad jugoslav. Akad.»; Шитатовацкий, изд. Миклошичем в Вене, 1853, написанный Дамианом в городе Ждрело по очень древней редакции, и кроме того несколько более поздних и менее важных списков, хранящихся в Белграде и в Императорской Публичной библиотеке. Здесь же надо заметить, что в основанной при Иоанне Грозном в 1553 г. первой типографии, под управлением Ивана Федорова и Петра Тимофеева, была напечатана первая печатная в России книга – Апостол, в 1564 году.
Аппарат
Аппарат (лат.) – совокупность приборов и приспособлений, служащих для выполнения какой-нибудь работы, сооружения, или для применения науки к практическим целям; так говорят о хирургических, химических, фармацевтических А. и т. д.
Аппетит
Аппетит. – Словом аппетит выражают сильную степень голода, или чувство приятности, вызываемое некоторыми веществами; в последнем случае А. – прихоть, направленная для удовлетворения вкусовых нервов. Обыкновенно эта прихоть является уже после насыщения, напр. после больших обедов, после "жирного и сладкого является желание съесть что-нибудь очень острое, кислое, соленое или горькое. Эта прихоть объясняется физиологической потребностью и может быть очень полезна, вызывая выделение желудочного сока и тем способствуя пищеварению, конечно, только в тех случаях, когда желудок совсем здоров, в противных случаях острые вещества могут причинить только вред. Вообще прихоти больных (и беременных) редко основываются на физиологической потребности; часто даже болезни нервной системы вызывают сильный аппетит без всякой физиологической потребности.
Отсутствие А. – явление очень частое. Почти все болезни влекут за собой уменьшение А. или полное его отсутствие, отчасти потому, что болезнь захватывает пищеварительные органы, или, если органы не затронуты, единственно от влияния нервной системы. Душевные волнения, как горе, страх, испуг, гнев и. т. п. отнимают аппетит. Иногда болезни желудка не влияют на А. и бывают случаи, когда при сильных страданиях желудка, А. прекрасный, и наоборот леча заболевания пищеварительных органов уничтожают А. Вообще по состоянию А. нельзя определять болезни желудка. Если желудок испорчен тяжелой пищей или ее излишком, то нельзя доверяться являющимся прихотям и тем еще больше раздражать больные органы; в данном случае можно рекомендовать строгую диету. Если же долгое время продолжается отсутствие А., то лучше обратиться к врачу, чтобы, по возможности, определить причину расстройства и узнать, насколько можно прибегать к возбудительным средствам. Укрепительных желудочных средств не существует; рекомендуемые обыкновенно, средства способны только слегка возбудить деятельность желудка, по химическому составу приближаясь к составу желудочного сока.
Апраксин Степан Федорович
Апраксин Степан Федорович – сын стольника, родился 30 июля 1702 года. Воспитывался у родственника своего, гр. Петра Матвеевича А., так как Степан Федорович еще в младенчестве лишился отца. По обычаю того времени, он вступил в службу солдатом в Преображенский полк и в царствование Петра II был уже капитаном. Потом перешел в Семеновскй полк и получил от императрицы Анны чин секунд-майора был в походе под начальством фельдмаршала Миниха – при взятии Очакова в 1737 году, за что награжден чином премьер-майора и деревнями, Затем в 1739 г. был произведен в генерал-майоры и 10 сент., когда привез в Петербург известие о взятии Хотина, был пожалован орденом св. Александра Невского. В 1741 г. Степан Федорович встречал на границе посольство Тахмас-Куды-Хана, состоявшее из 2200 слишком человек. Вслед за выездом (в 1742 г.) посольства Персидского, Степан Федорович был отправлен послом в Персии; потом был генерал-кригскомиссаром, вице-президентом Военной коллегии. В 1746 г. получил чин генераланшефа и сделан подполковником Семеновского полка. В 1751 г. награжден орденом св. апостола Андрея Первозванного, а в 1756 г., 6 сентября, Степан Федорович пожалован был в фельдмаршалы. Когда Россия ополчилась против Пруссии, императрица Елисавета Петровна вверила А. русскую армию. Но вступлении в Пруссию, А. отделил часть войск под предводительством генерала Фермера для занятия Мемеля и собрал все свои силы (около 80 т. человек) в том месте, где река Русса впадает в Куришгавский залив. А. имел дело с прусским фельдмаршалом Левальдом опытным военачальником, у которого под начальством состояло до 22 т. человек, конница и артиллерия русских уступали прусским. Левальд получил приказание напасть на русских, и он решил это сделать при дер. Грос-Эгерсдорфе. 19 августа пруссаки открыли сражение, когда русские не успели еще выстроиться. Победа долго колебалась. Неприятель все силы употреблял, чтобы прорваться в ряды наши и обхватить оба крыла русской армии, но линия (вторая), предводимая Румянцевым, встретила пруссаков в лесу с примкнутыми штыками и обратила их в бегство. По словам Апраксина: «сие решило победу»; неприятель потерял убитыми, раненными и пленными до 10 т. человек. Кроме того до 29 орудий досталось русским. С нашей стороны в числе убитых был генерал-аншеф Василий Аврамович Лопухин, родной племянник царицы Евдокии Федоровны первой супруги Петра 1). Этот храбрый генерал, командовавший левым крылом, был ранен тремя пулями. Предсмертными словами его были: «гонят ли неприятеля»? Когда же он узнал о победе, то произнес: «теперь умираю спокойно, отдав мой долг Всемилостивейшей государыне»! 27 августа А. переправился обратно за Прегель с такою поспешностью, что можно было подумать, что русские потерпели поражение. Одни объясняют это действие недостатком продовольствия, иные говорят, что будто бы канцлер гр. Бестужев-Рюмин, в угоду вел. кн. Петру Федоровичу, тяготевшему к Фридриху Великому, приказал А. отступить. Но, по словам составителя словаря достопамятных людей русской земли, "повествование Бишинга в этом случае основательнее: Бестужев; ненавидимый вел кн. Петром Федоровичем; решился возвести на престол сына его, цесаревича Павла Петровича, под опекунством Екатерины. Тяжкая болезнь императрицы Елисаветы представила ему случай исполнить отважное намерение; полагая, что Елисавета находится на смертном одре, он отозвал своего друга, фельдмаршала А., к пределам России, чтобы иметь в своем распоряжении его армию. Императрица освободилась от болезни, удалила канцлера в деревню, где он оставался и в царствование Петра III. Исполнитель воли первого министра, лишившийся плодов своей победы, был также потребован к ответу и заключен в небольшом дворце близ С.-Петербурга у места, называемого Три-Руки; около трех лет томился он под судом и скончался внезапно 26 авг. 1760 г. О его смерти сохранилось предание, будто императрица, недовольная медленным производством следствия, спросила: отчего так долго продолжается это дело? Ей отвечали, что фельдмаршал не признается ни в чем и что не знают, «что с ним делать». «Ну так» – возразила государыня – «остается последнее средство, прекратить следствие и оправдать невинного». После этого разговора, в первое заседание следственной комиссии, фельдмаршал по прежнему утверждал свою невинность. «и так – сказал один из членов – остается нам теперь употребить последнее средство...». Не успел он кончить слов, как вдруг апоплексический ударь поверг Апраксина мертвым на землю (Опыт истор. родословия Апраксиных, соч. К. М. Бороздина, Спб., 1841 г.).
Априори
Априори (a priori)-философский термин, получивший, благодаря Канту, важное значение в теории познания. Согласно высказанному Аристотелем взгляду, различали познание вещей из их причин, т. е. из того, что составляет их предпосылкупознание a priori, от познания причины из ее действия – a posteriori. Лейбниц изменил несколько смысл этого термина, придя к тому выводу, что познание вещей из их причин тогда только полно, когда оно восходит к последним и высшим причинам, которые он назвал «вечными истинами» и потому познание a priori приравнял к умозрительному, познание a posteriori – к опытному познанию. Это понятие, упрочившееся в немецкой философии, благодаря X. Вольфу, было принято и Кантом в том смысле, что под познанием a priori он разумеет всеобщие и необходимые, независимые от опыта понятая, под познанием a posteriori-все опытное знание и в своей «Критике чистого разума» исследует, как и при каких условиях возможно для человеческого мышления познание a priori («чистое, транспедентальное»), т. е. возможна ли вообще метафизика и какая. Выражение a priori часто употребляется и в общежитии: вместо «по существу», «первоначально».
Апробация
Апробация (лат. одобрение) – так называется вообще согласие правительства на то, чтобы известное лицо выполняло ту или другую должность или поручение, в том однако же предположении, что данное лицо доказало свое на то право и способность. В католической церкви это слово означает разрешение печатать сочинение, подлежащее цензуре епископов, поэтому на таких сочинениях в доказательство их правоверности ставится слово approbatur (одобряется).
Апсида
Апсида (Apsis, absis)-так называлась в церковной архитектуре ранней эпохи средних веков полукруглая, иногда многоугольная и всегда сводчатая ниша алтаря, составляющая в алтарях церквей романского стиля отдельную архитектурную часть под особой крышей. Соответственно этой главной апсиде в немецко-романских церквах почти всегда находятся малые боковые А. на восточной стороне креста. В созданы А. христианское искусство придерживалось образцов античной языческой базилики, в которой точно также ниша трибунала с ее полусферическим куполом составляла окончание корабля. В средневековой латыни слово apsis заменялось иногда словом конха (concha) – раковина, потому что свод напоминал собою раковину.
Апулей
Апулей (Люций) – род. в Мадавре в Африке, около 125 года по Р. X., принадлежал к знатной семье и учился сначала в Карфагене, а затем в Афинах, где основательно познакомился с греческой литературой, в особенности же с философией Платона; отсюда он переселился в Рим, где занимался некоторое время адвокатурой. Все свое состояние, наследованное от отца, он потратил, главным образом, на путешествия, во время которых был посвящен в различный мистерии. Вернувшись на родину, он женился на богатой вдове, родственники которой обвинили его в том, что он добился этого посредством колдовства. Он публично защищал себя и был оправдан, его «Apologia» существует и теперь. Это был пылкий, неутомимо деятельный и остроумный человек, но решительная наклонность к мистицизму, даже к магии и чересчур высокое о себе мнение помешали ему развить вполне свои дарования и побороть те недостатки, которые принадлежали его времени и родине. Его роман «Metamorphoseon libri XI» («De asino anreo»), заимствованный из Лукиана и дополненный из различных других источников – остроумная, своеобразная сатира, проникнутая поэзией. Чрезвычайно интересен в нем эпизод об Амуре и Психее, который Гердер называет самым тонким и разносторонним из всех когда-либо написаных романов. Кроме этого романа, А. написал несколько философских сочинений, из которых некоторые дошли до нас. Язык А. не отличается чистотой и кроме того тяжел и высокопарен; он любит злоупотреблять эпитетами и странными сопоставлениями. Ср. Копиол, «Der Stil des А.» (Вена, 1872). Главнейшие издания собраний его сочинений начаты Удендорпом и Рункеном, докончены Босша (3 т., Лейд., 1786-1823) и Гильдебрантом (2 т., Лейпц., 1842). Другие издания выпущены Клоцом (2 т., Альтенб., 1778) и Гильдебрантом (Лейпц., 1843). Французский перевод издан Бетоланом (Пар., 1835, 1862). «Apologia» и «Florida» изданы Крюгером (Берл., 1864-65), «Opuscula quae sunt de philosophia» Гольдбахером (Вена, 1876), «Метаморфозы» А. отдельно изданы Эйссенгардтом (Берл., 1869), отрывок об Амуре и Психе – Яном (Лейпц., 1856, 1873). Сказка об Амуре и Психее была много раз воспроизведена в различных художественных произведениях, как напр. у Рафаэля и Торвальдсена. Ср. об этом у Фридлендера в его: «Darstellungen aus der Sittengeb'cluchte Roms» (5-е изд., т. I, Лейпц., 1881) и Цинцов «Psycile u. Eros» (Галле, 1881).
Арабески
Арабески – орнаменты в живописи и пластических искусствах, причудливое сочетание форм, цветов, животных, чудовищ, атрибутов, архитектурных элементов, ваз и всякого рода предметов и орудий, созданных более фантазиею художника, чем взятых из действительной жизни. Так как арабская архитектура представляет особенное богатство в декорировании стен и капителей, то принято называть арабесками всякие фантастические и раскрашенные орнаменты разного стиля, даже и такого, возникновение которого предшествовало арабскому. Понятие А. обнимает лишь часть области орнаментов. Цветной узор обоев, ковра, вышивки, украшения книжного переплета, резьба, виньетки, украшение на утвари, мебели, сосудах, если они не строго выдержанного стиля, принадлежат к области арабесок , напротив пластические украшения фриз, капителей, канделябр, а также цветные и непластические украшения в строго выдержанном стиле называются орнаментами. Всего более подходят под понятие арабесок цветные украшения персиян, турок, арабов, японцев и китайцев, а также отчасти романские и готические фрески (стенная живопись) и странные, причудливые украшения времен Возрождения (гротески), в тех случаях, когда они впадают в слишком фантастический характер.
Арабские цифры
Арабские цифры – так называют первоначально арабско-индийские, а ныне вошедшие во всеобщее употребление 10 цифровых знаков (включая нуль), из которых каждый, кроме абсолютного значения своего, имеет еще и относительное, в зависимости от своего положения в ряду других знаков.
Арайя Франческо
Арайя Франческо (Araja) – композитор и придворный капельмейстер времен Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны; родился в Неаполе в 1700 г. Первой его оперой была «Berenica», представленная в 1730 г. во дворце герцога тосканского близ Флоренции; вскоре в Риме была дана вторая его опера «Amore per regnante». В 1735 г. была вызвана в С.-Петербург под дирекцию композитора А. большая итальянская оперная труппа, представления которой давались зимою в театре Зимнего дворца (во флигеле), а летом в театре Летнего сада. В 1737 году разыграна была в С. Петербургском придворном театре опера «Abiazare», написанная А., – это была первая итальянская опера, игранная в Петербурге. В 1738 г. он поставил на сцену «Семирамиду», а в следующих годах: «Сципиона:», «Арзака», «Селевка», «Беллерофонта», «Александра в Индии». А. приписывают также сочинение оперы «La Russia afflitta e riconsolata» (Москва, 1742), которая, по мнению Штеллина, принадлежит композитору Далолио (Daloglio). В 1740 г., с падением Бирона, А. был послан в чужие края для приглашения новых артистов и певцов; в 1755 г. А. написал музыку к опере «Цефал и Прокрис» (текст А.П. Сумарокова), которая составила эпоху на русской сцене: это была первая опера, написанная на русский текст и исполненная русскими певцами в первый раз 27 февраля или 1 марта 1755 года, в театре с.-петербургского Зимнего дворца (Опера эта напечатана в 1764 г.). Декорации создал Валерьяни, получивший пышный титул: «Первого исторического живописца, перспективы профессора, театральной архитектуры инженера при Императорском Российском дворе». Первые роли исполняли: певица, дочь лютниста, Елисавета Белоградская и певчие графа Разумовского, в числе их Гаврило Марценкович, отличный певец, в свое время известный под именем «Гаврилушки». Опера имела блистательный успех и композитор в благодарность получил в дар от императрицы Елисаветы Петровны дорогую соболью шубу, оцененную в 500 руб. В 1759 г. А. возвратился в Италию и, живя в Болонье, наслаждался избытком, приобретенным им в России. А. умер в 1767 г. в Болонье. Последними произведениями этого композитора были: оратории «La Nativita di Gesu» и опера «La Cimotea».
Аракчеевы
Аракчеевы – графы и дворяне. О происхождении этой фамилии, как видно из III ч. «Общего гербовника российских дворянских родов», известно, что Аракчеевы происхождения древнего и благородного и за службу российскому престолу «жалованы были от государей поместьями и на оные грамотами». В «Родословной книге» (изд. «Русской Старины») генеалогия А. начинается словами: «Грамотой царей Иоанна и Петра Алексеевичей от 6 марта 1695 г. новгородец Иван Степанович Аракчеев „за службу предков и своего отца и за свою собственную службу во время войны с Польшей при царе Алексее Михайловиче“ пожалован в вотчину пустошами в Бежецкой пятине, в погостах Никольском и Петровско-Тихвинском, в тогдашнем уезде Новгородском». – Потомки Ивана Степановича служили в XVIII ст. в военной службе и один из них, Василий Степанович, участвовал в турецком походе под предводительством графа Миниха, был ранен под Очаковом и уволен от службы с награждением чином генерал-поручика. – Родной племянник последнего, Андрей Андреевич" вышел в отставку поручиком, поселился в. Бежецком уезде, где ему досталась по наследству деревня с 20 душами крестьян, и умер в 1797 г. От брака с Елизаветой Андреевной Ветлицкой (род. 1750 г., 17 июля 1820 г.) у Андрея Андреевича осталось три сына: Алексей Андреевич, сначала барон, а потом граф Петр Андреевич – флигель-адъютант императора Александра I и Андрей Андреевич – генерал-майор и комендант в Киеве.
Граф Алексей Андреевич род. в имении своего отца, в Новгородской губ., 23 сентября 1769 г. Первоначальное образование его под руководством сельского дьячка состояло в изучении русской грамоты и арифметики. К последней науке мальчик чувствовал большую склонность и усердно занимался ею. Желая поместить своего сына в артиллерийский кадетский корпус, Андрей Андреевич повез его в С.Петербург. Много пришлось испытать бедному помещику. При записи в военное училище предстояло издержать до двухсот руб., а денег у Андрея Андреевича не было. И что же делает бедный помещик в таких трудных обстоятельствах? Андрей Андреевич с сыном, собиравшийся оставить столицу по неимению средств, отправился в первый воскресный день к с. петербургскому митрополиту Гавриилу, который раздавал бедным деньги, присылавшиеся Екатериной II на этот предмет, на долю помещика А. достались от митрополита три серебряных рубля. Получив еще некоторое пособие от г-жи Гурьевой, Андрей Андреевич, перед отъездом из С. Петербурга, решил попытать счастья: он явился к Петру Ивановичу Мелиссино, от которого зависела судьба сына его. Петр Иванович благосклонно отнесся к просьбе Андрея Андреевича и молодой А. был принят в корпус. Быстрые успехи в науках, особенно в математике, доставили ему вскоре (в 1787 г.) звание офицера. В свободное время А. давал уроки по артиллерии и фортификации сыновьям графа Николая Ивановича Салтыкова, которому он был рекомендован первым его благодетелем, тем же Петром Ивановичем Мелиссино. Преподавание сыновьям графа Салтыкова увеличило недостаточное жалованье Алексея Андреевича. Спустя некоторое время наследник престола Павел Петрович обратился к графу Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера. Гр. Салтыков указал на Аракчеева и отрекомендовал его с самой лучшей стороны. Алексей Андреевич в полной мере оправдал рекомендацию точным исполнением возлагавшихся на него поручений, неутомимою деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку. Все это вскоре расположило к А. великого князя. Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии начальником всех сухопутных войск наследника. По восшествии на престол, император Павел Петрович пожаловал весьма много наград, особенно – приближенным. А. не был забыт: так, будучи полковником, он был пожалован 7 ноября 1796 г. (год восшествия на престол императора Павла) с.-петербургским комендантом; 8 числа произведен в генералмайоры; 9 – в майоры гвардии Преображенского полка; 12 – кавалером орд. св. Анны 1-й ст.; в следующем году (1797) 5 апреля, на 28 году от роду, ему пожаловано баронское достоинство и орден св. Александра Невского. Кроме того, государь, зная недостаточное состояние барона А., пожаловал ему две тысячи крестьян с предоставлением выбора губернии. А. затруднялся в выборе имения. Наконец выбрал село Грузино Новгородской губернии, ставшее в последствии историческим селом. Выбор был утвержден государем. Но недолго пришлось А. пользоваться благорасположением императора. 18 марта 1798 г. Алексей Андреевич был отставлен от службы с чином, впрочем, генерал-лейтенанта. Не прошло нескольких месяцев как А. был принят снова на службу. 22 декабря того же 1798 г. ему велено состоять генерал-квартирмейстером, а 4 января следующего года он назначен командиром гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии; 8 января пожалован командором ордена св. Иоанна Иерусалимского; 5 мая – графом Российской империи за отличное усердие и труды, на пользу службы подъемлемые. 1 октября того же года отставлен от службы в другой раз. На этот раз отставка продолжалась до нового царствования. В 1801 г. на престол взошел император Александр Павлович, с которым гр. Алексей Андреевич хорошо сблизился по службе еще как с наследником престола. 14 мая 1803 г. гр. А. был принят на службу с назначением на прежнее место, т.е. инспектором всей артиллерии и командиром лейб-гвардии артиллерийского батальона. В 1805 г. находился при государе в Аустерлицком сражении; в 1807 г. произведен в генералы от артиллерии, а 13 января 1808 г. назначен военным министром; 17 того же января сделан генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии с подчинением ему комиссариатского и провиантского департаментов. В войну с Швецией гр. А. принимал деятельное участие, в феврале 1809 г. он отправился в Або. Там некоторые генералы, в виду приказания государя перенести театр войны на шведский берег, выставляли разные затруднения. Много препятствий пришлось претерпеть русским войскам, но гр. А. энергично действовал. Во время движения русских войск к Аландским островам, в Швеции последовала перемена в правлении: вместо Густава Адольфа, сверженного с престола, стал королем Швеции дядя его, герцог Зюдерманландский. Защита Аландских островов была вверена генералу Дебельну, который, узнав о стокгольмском перевороте, вступил в переговоры с командиром русского отряда Кноррингом о заключении перемирия, что и было сделано. Но гр. А. не одобрил поступка Кнорринга и, при свидании с генералом Дебельном, сказал последнему, что «он прислан от государя не перемирие делать, а мир». Последующие действия русских войск были блистательны: Барклайде-Толли совершил славный переход через Кваркен, а гр. Шувалов занял Торнео. 5 сентября был подписан русскими и шведскими уполномоченными Фридрихсгамский мир, по которому, как известно, отошли к России: Финляндия, часть Вестро-Ботнии до реки Торнео и Аландские острова. Во время его управления министерством изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны. Особенным вниманием гр. А. пользовалась артиллерия: он дал ей новую организацию, принял разные меры для возвышения уровня специального и общего образования офицеров, привел в порядок и улучшил материальную часть и т.д.; выгодные последствия этих улучшений не замедлили обнаружиться во время войн 1812-14 гг. В 1810 г. гр. А. оставил военное министерство и назначен председателем департамента военных дел во вновь учрежденном тогда государственном совете, с правом присутствовать в комитете министров и сенате. Во время Отечественной войны, главным предметом забот гр. А. было образование резервов и снабжение армии продовольствием, а после водворения мира, доверие императора к А. возросло до того, что на него было возложено исполнение высочайших предначертаний не только по вопросам военным, но и в делах гражданского управления. В это время особенно стала занимать Александра I мысль о военных поселениях в обширных размерах. По некоторым сведениям, гр. А. сначала обнаруживал явное несочувствие этой мысли; но как бы то ни было, однако, в виду непреклонного желания государя, он повел дело круто, с беспощадной последовательностью, не стесняясь ропота народа, насильственно отрываемого от вековых, исторически сложившихся обычаев и привычного строя жизни. Целый ряд бунтов среди военных поселян был подавлен с неумолимою строгостью; внешняя сторона поселений доведена до образцового порядка; до государя доходили лишь самые преувеличенные слухи о их благосостоянии, и многие даже из высокопоставленных лиц, или не понимая дела, или из страха перед могущественным временщиком, превозносили новое учреждено непомерными похвалами. Влияние гр. А. на дела и могущество его продолжалось во все царствование императора Александра Павловича. Будучи влиятельнейшим вельможею, приближенным государя, гр. А., имея орден Александра Невского, отказался от пожалованных ему других орденов: в 1807 г. от ордена св. Владимира и в 1808 – от орд. св. апостола Андрея Первозванного и только оставил себе на память рескрипт на орден Андрея Первозванного. Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, гр. Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а самый портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать гр. А. статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал: «Ты ничего не хочешь от меня принять!» – «Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества» – отвечал А., – «но умоляю не жаловать родительницу мою статс-дамою; она всю жизнь свою провела в деревне; если явится сюда, то обратит на себя насмешки придворных дам, а для уединенной жизни не имеет надобности в этом украшении». Пересказывая об этом событии приближенным, гр. Алексей Андреевич прибавил: «только однажды в жизни, и именно в сем случае, провинился я против родительницы, скрыв от ее, что государь жаловал ее. Она прогневалась бы на меня, узнав, что я лишил ее сего отличия» (Словарь достопам. людей русской земли, изд. 1847 г.). В 1825 г. 19 ноября скончался Александр Благословенный. С кончиною этого государя переменилась и роль гр. А. Сохранив звание члена государственного совета, гр. А. отправился путешествовать за границу; здоровье его было надломлено событием в его частной жизни – убийством его дворовыми в Грузине давнишней (с 1800 г.) управительницы имения, Н. Ф. Минкиной. А. был в Берлине и Париже, где заказал для себя столовые бронзовые часы с бюстом покойного императора Александра I, с музыкой, которая играет только один раз в сутки, около 11 часов по полудни, в то приблизительно время, когда Александр Павлович скончался, молитву «Со святыми упокой». Возвратясь из заграницы, гр. А. посвятил дни своей жизни хозяйству, привел в блестящее состояние село Грузино и часто вспоминал о своем благодетеле – покойном императоре; берег, как святыню, все вещи, которые напоминали императора в неоднократные его посещения с. Грузино. В 1833 г. гр. А. внес в государственный заемный банк 50 т. руб. ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке девяносто три года неприкосновенною со всеми процентами: три четверти из этого капитала должны быть наградою тому, кто напишет к 1925 г. (на русском языке) историю (лучшую) царствования императора Александра I, остальная четверть этого капитала предназначена на издержки по изданию этого труда, а также на вторую премию, и двум переводчикам по равной части, которые переведут с русского на немецкий и на французский языки удостоенную первой премии историю Александра I. Гр. Аракчеев соорудил Благословенному перед соборным храмом своего села великолепный бронзовый памятник, на котором сделана следующая надпись: «Государю Благодетелю, по кончине Его». Последним делом гр. А., на пользу общую, было пожертвование им 300 т. руб. для воспитания из процентов этого капитала в Новгородском кадетском корпусе бедных дворян Новгородской и Тверской губерний. – Здоровье гр. А. между тем слабело, силы изменяли. Император Николай Павлович, узнав о его болезненном состоянии, прислал к нему в Грузино лейб-медика Вилье, но последний не мог ему уже помочь и накануне Воскресения Христова, 21 апреля 1834 года, граф Алексей Андреевич А. скончался, «не спуская глаз с портрета Александра, в его комнате, на том самом диване, который служил кроватью Самодержцу Всероссийскому». – Прах гр. Аракчеева покоится в храме с. Грузина, у подножия бюста императора Павла I. – Он был женат с 4 февраля 1806 г. на дворянке Наталье Федоровне Хомутовой, но вскоре с нею разошелся.
Гр. Аракчеев был роста среднего, сухощав, имел вид суровый, глаза огненного блеска. С детства угрюмый и необщительный, А. оставался таким и в продолжении всей жизни. При недюжинном уме и бескорыстии, он умел помнить и добро, когда либо кем ему сделанное. Кроме угождения воле монаршей и исполнения требований службы, он ничем не стеснялся. Суровость его нередко вырождалась в жестокость, и время его почти безграничного владычества – (последние годы первой четверти нашего века) – было своего рода террором, так как все трепетали перед ним. Вообще, память по себе он оставил недобрую, хотя любил строгий порядок и был расчетлив. Еще в 1816 г. император Александр I утвердил духовное завещание графа А., поручив хранение завещания правительствующему сенату, Завещателю предоставлено было избрать наследника, но гр. А. не исполнил этого; в распоряжениях же А. было сказано следующее: «ежели бы дни его прекратились прежде избрания им достойного наследника, то сие избрание предоставляет он Государю Императору». Вследствие такой воли графа, желая с одной стороны упрочить нераздельное владение имением покойного и благосостояние крестьян его, а с другой – сохранить имя А. таким способом, который бы соответствовал всегдашнему его стремлению к пользе общественной, имп. Николай I признал за лучшее средство отдать навсегда Грузинскую волость и всю принадлежащую к ней движимость в полное и нераздельное владение Новгородскому кадетскому корпусу, получившему с тех пор название Аракчеевского (ныне находящемуся в Нижнем Новгороде) с тем, чтобы он обращал доходы, получаемые с имения, на воспитание благородного юношества, и принял имя и герб завещателя. – Род А. не существует. Обширный материал для характеристики гр. А. и его времени собран на страницах «Русской Старины», изд. 1870 – 1890, также см. «Русский Архив» (1866 г. №6 и 7, 1868 г. № 2 и 6, 1872 г. № 10, 1876 № 4); «Древняя и Новая Россия» (1875 г. № 1 – 6 и 10); Ратч, «Биография гр. Аракчеева» (Воен. Сборн., 1861); Булгарин, «Поездка в Грузино» (Спб., 1861); Глебова, «Слово об Аракчееве» (Воен. Сборн., 1861 г.) и др.
Аралия
Аралия (Aralia L.) – канадское название растения, по кот. установлено все семейство сходных с ним растений (Аралиевые) и центральный его род. Виды его, распространенные преимущественно в тропическом поясе, частью многолетние травы, частью кустарники и небольшие деревья. Листья – простые или сложные, с расщепленными черенками. Цветы собраны в зонтикообразные соцветия, кисти, пучки или метелки, и состоят каждый из 5 малых белых долей околоцветника, 5 тычинок и ягодообразной завязи с 5 столбиками, окруженной долями чашечки. Сердцевина стебля и волокна листьев вида A. papyrifera Hook., А. бумажная, древовидного растения Японии, дают материал для приготовления известной китайской шелковой бумаги. Американский вид – A. nudicaulis L. (А. голостебельная), многолетняя трава с тройчато составными низовыми листьями и безлистым стеблем, дает корень, который под именем североамериканского или серого, ложного сассапареля, употребляется в медицине наравне с настоящим сассапарелем. Другой американский вид, A. racemosa L., А. кистецветная. кусты выше человеческого роста, тоже с тройчато-составными листьями, но с цветами, зонтики (частные соцветия) которых собраны в общую кисть, часто разводится как декоративное растение, в грунте, на открытом воздухе, нуждаясь в прикрытии на зиму и размножаясь посредством расщепления (искуственного) главного корня. По р. Уссури водится еще А. mandschurica Maxim.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 11 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close