Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:50
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Будучи 17-летним юношею, Л. почувствовал сильное влечение к

изысканиям по математическому анализу под впечатлением мемуара Галлея:

"О преимуществах аналитического метода", и 18-ти лет послал к Фаньяно

письмо, в котором уже выказал свой гений, дав весьма интересный ряд для

производных и интегралов высших порядков. На следующий год Л.

блистательно решил задачу, предложенную Эйлером и состоявшую в

нахождении общего способа решения задач, относящихся теперь к области

вариационного исчисления; Эйлер решал задачи такого рода особыми на

каждый случай приемами и приглашал ученых к изысканию общего метода. В

1753 г. Л. сделался уже профессором артиллерийской школы в Турине; из

своих учеников, в числе которых многие были старше его, он составил

частное ученое общество, преобразовавшееся потом в туринскую академию

наук. В издававшихся там "Actes de la societe privee de Turin" почти все

статьи принадлежат Л.; из них особенно замечательны: о наибольших и

наименьших величинах, о возвратных рядах, об азартных играх, о движении

жидкостей, о сотрясении струн и др. В 1759 г., по представлению Эйлера,

Л. был избран членом берлинской академии наук, а в 1766 г. совсем

переехал в Берлин и назначен президентом академии. В 1764 г. Л. получил

премию, назначенную парижскою академиею за теорию либрации Луны и в 1766

г. - премию той же академии за теорию движения спутников Юпитера. В

теории либрации Луны Л. показал всю общность начала возможных

перемещений и связь этого начала с другими принципами механики. Со

смертью Фридриха Великого Л. отказался от предложения дворов

тосканского, неаполитанского и сардинского и переселился во Францию в

1787 г. В следующем году он напечатал в Париже свою знаменитую

"Mecanique analytique", которая до сих пор служит лучшим руководством к

изучению механики. В этой удивительной по стройности мысли и красоте

изложения книге Лагранж свел все учение о равновесии и движении к

некоторым общим уравнениям. Подчинение исследования бесконечного

разнообразия движений одной общей формуле и одному общему методу

является главною заслугою и источником славы Л. Помимо чистой математики

и аналитической механики, Л. много занимался небесною механикою,

картографиею, теориею рефракции и др. Во время революции Л. принимал

участие в установлении метрической системы. Когда декретом Конвента было

постановлено изгнать из Франции всех родившихся вне ее пределов, то для

Л. было сделано особое исключение из этого правила. По открытии школ

политехнической и нормальной Л. был в них профессором. Для учеников

политехнической школы им написаны: "Theorie des fonctions analytiques" и

"Lemons sar ie calcul des fonctions", в которых доказана вся точность и

непогрешимость (тогда еще оспариваемые) исчислений дифференциального и

интегрального. При открытии института и бюро долгот Л. был одним из

членов этих учреждений. Слава Л. была так велика, что при занятии Турина

французскими войсками Директория поручила гражданскому коммиссару Эймару

заявить почтение отцу знаменитого математика. Наполеон I очень высоко

ценил Л., сделав его сенатором, grand officier почетного легиона, графом

империи и проч. Тело Л. покоится в Пантеоне. Спокойный и добродушный

характер Л. вызывал самое восторженное восхищение в людях, которые его

знали. Из сочинений Л., кроме названных, наиболее известны еще: "Essal

d'une nouvelle methode pour resoudre ie probleme des trois corps"; "Sur

differentes duestions d'analyse relatives a la theorie des integrales

particulieres"; "Memoire sur la theorie des variations des elements des

planetes"; "Memoire sur la theorie generale de la variation des

constantes arbitraires dans tous les problmes de la mecanique"; "Traite

de la resolution des equations numeriques de tous les degres". Множество

мемуаров Л. рассеяны в записках туринской, берлинской и парижской

академий. Существует полное собрание сочин. Л.: "Oeuvres de Lagrange"

(П., 1866 - 1876) в 7 томах, с портретом великого геометра.

В.В.В. и Н.Д.

Лагуны. - Врезавшиеся более или менее глубоко в берег бухты и заливы,

вполне или почти вполне отделенные от моря узкой песчаной или

песчано-галечной грядой, носят название Л. Большой известностью

пользуются Л. в Адриатическом море у Венеции; к типу лагунных побережий

относится южн. берег Франции к З от устья Роны (так назыв. "etangs"),

берег Гвинеи к З от устья Нигера, берега Флориды, Каролины, южн.

Бразилии, части Балтийского побережья у Данцига, Кенигсберга, где Л.

получили название "гафов" и др. В общем Л. приурочены к мало-изрезанным

берегам морей, в которых явления приливов и отливов отсутствуют или

выражены слабо, как напр. средиземные или внутренние моря. Отступание

моря, существование слабых и прибрежных течений, устье реки по

соседству, косое по отношению к простиранию берега направление прибоя -

вот условия, благоприятствующие образованию Л. Если более или менее

прямолинейный или слегка изогнутый берег моря, вдоль которого идет

слабое морское течение ("drift"), круто обрывается, отступая в виде

более или менее глубокой бухты, то течение не следует за извилиной

берега, а продолжает свой путь более или менее прямолинейно. Попадая в

условия замедления или даже прекращения движения, это течение отлагает

весь принесенный материал, из которого постепенно и вырастает береговой

вал, отмель или коса. Если с названным течением встречается впадающая

здесь в море река или прибой на своем обратном пути от берега, то

получаются условия, особенно благоприятные для осаждения материала.

Начинаясь от мыса или носа, где берег загибается в бухту, такой вал

постепенно, по направлению течения, вырастает в узкую длинную косу,

представляющую как бы непосредственное продолжение берега, как бы

выпрямление береговой линии. Эта узкая коса вырастает в барьер, который

в Венеции носит название "лидо" (Lido), на Балтийском море "нерунг".

Барьер иногда вполне замыкает вход в бухту, превращая ее в озеро; чаще

есть проливчик, сообщающий Л. с морем. Барьер сложен из песку, гальки и

т. п. наноса; иногда он покрыт дюнами. Если в Л. впадает река, то вода

Л. постепенно опресняется, что, конечно, отражается и на характере

фауны, населяющей Л. В случае вполне замкнутой Л., в ней, благодаря

постепенному испарению, может начаться отложение соли. Вполне замкнутые

Л. могут постепенно совершенно заполниться наносом, высохнуть и дать

прирост суши на счет отвоеванной у моря бухты. Сюда относятся так наз.

Chotts Туниса; интересный пример представляет такая высохшая Л. на вост.

берегу Африки у Красного моря (Bahrel Assal), превратившаяся в

солончаковую котловину, лежащую на 173 м. ниже уровня моря. В тех

случаях, когда на берегу моря наблюдаются несколько Л., соединенных

проливами с морем, ими пользуются для плавания под защитой барьеров от

волнения открытого моря. Такого рода проливы и протоки получают иногда

специальные названия "грау" или "гат". Название Л. прилагается также и к

внутреннему водоему тех кольцеобразных коралловых островов, которые

носят название атоллов или лагунных рифов. Наконец, под "речными

лагунами" (Stromlagunen) подразумевают иногда старицы.

Ф. Д.

Лад - построение диатонического звукоряда или гаммы. Чередование

тонов и полутонов, образующихся между ступенями звукоряда, различно.

Вследствие этих условий, Л. получили различные названия. Греки имели

свои лады, связанные с известными названиями. Эти названия перешли в

западную музыку и были применены к церковным или средневековым Л., при

чем церковный Л. с известным греч. названием не соответствовал греч. Л.

с тем же названием. До введения этих названий, Л. назывались

автентическими и плагиальными. Церковные Л., применение которых было

особенно распространено до XVII ст., состояли (говоря наглядно) из

чередования только белых клавиш фортепиано. Различались лады: ионийский,

дорический, фригийский, лидийский, миксолидийский и эолийский. В

настоящее время из церковных Л. применяются ионийский (наша мажорная

диатоническая гамма) и эолийский (наша минорная неискусственная или так

называемая натуральная гамма). Вследствие транспонировании ионийского Л.

на разных ступенях хроматической гаммы образуются тональности. Последние

имеют два наклонения: мажорное и минорное.

Н. С.

Лажечников (Иван Иванович) - один из творцов русского исторического

романа. Род. 14 сентября 1792 г. В биографических статьях о Л. обычно

указывается, что он род. в 1794 г., но документальное расследование ( на

основании собственноручной автобиографии Л. и др. сопоставлений) вопроса

С. А. Венгеровым в его монографии о Л. устанавливают дату 1792.

Отец его, коммерции советник и один из богатейших коломенских купцов,

отличался любовью к образованию. По рекомендации Н. И. Новикова, он

пригласил к сыну француза-эмигранта Болье, человека гуманного и

просвещенного. При имп. Павле Л.-отец, вследствие доноса, был заключен в

Петропавловскую крепость. Он был скоро освобожден, но материальное

благосостояние семьи рушилось. Уже 15 лет Л. поместил в "Вестнике

Европы" (ч. 36) "Мои мысли" (подражание Лабрюйеру). Находясь на службе в

московском архиве иностранной коллегии, потом в канцелярии московского

ген.-губернатора, он брал уроки риторики у проф. Победоносцева и слушал

приватные лекции Мерзлякова. В то же время он написал "Военную песнь"

("Русский Вестник", 1808, №3), ряд стихотворений в "Агдае" 1808 г. и

рассуждение "О беспечности" ("Вестник Европы", 1808, ч. 60). В 1812 г.

Л., против воли родителей, поступил в ополчение; участвовал в деле под

Бриенном и взятии Парижа, позже был адъютантом при гр.

Остермане-Толстом. В 1817 г. он издал "Первые опыты в прозе в стихах",

которые впоследствии скупал и уничтожал. В следующем труде Л.: "Походные

записки русского офицера" (СПб., 1820) много интересных подробностей,

свидетельствующих о наблюдательности автора. Он восхваляет заботливость

прусского правительства о народном образовании и благосостоянии; местами

есть прямые вылазки против крепостничества. В 1819 г. Л. оставил военную

службу и сделался директором училищ Пензенской губ., затем визитатором

саратовских училищ, директором казанской гимназии. К этому времени

относится знакомство его с Белинским, позже перешедшее в дружбу. Выйдя в

отставку в 1826 г., Л. поселился в Москве и стал собирать материалы для

своего "Последнего Новика"; с этою же целью он ездил в Лифляндию.

"Последний Новик" (СПб., 1831 - 33) - апофеоз любви к родине. Не только

главные лица - Паткуль и Новик - отдали всю жизнь благу отчизны, но и

второстепенные - капитан Вульф, взрывающий себя на воздух, чтобы не

посрамить честь шведского знамени, кн. Вадбольский, карла Шереметева,

Голиаф Самсоныч, изнывающий от тоски по родине швейцарец, отец Розы,

галерея солдат-патриотов, наконец Петр, Меншиков - все постоянно думают

об отечестве, отодвигая на задний план другие интересы. Новик служит

родине даже шпионством. Роза, чтоб проникнуть к заключенному Паткулю,

принимает ласки тюремщика. "Последний Новик" имел крупный успех.

Недостатки его, как и всех вообще романов Л., вполне объясняются вкусами

эпохи. Теперь "Последний Новик" кажется произведением в значительной

степени ходульным и мало реальным, но в те времена он поражал своим

реализмом и стремлением к исторической достоверности. "Последний Новик"

дает Л. право на имя первого пионера русского исторического романа. Если

Загоскин и Полевой выступили с историческими романами немного раньше, то

не нужно забывать, что подготовительная работа Л. началась с 1826 г. Так

на него смотрел и Белинский ("Литературные мечтания"). В 1831 г. Л.

вновь поступил на службу и был назначен директором училищ Тверской губ.

В Твери он написал самый знаменитый роман свой - "Ледяной дом" (М.,

1835). Теперь историческая критика развенчала Волынского и его мнимый

патриотизм; и тогда уже Пушкин находил, что Л. идеализирует своего

героя. Но характер Анны Иоанновны, шуты, ледяной дом - все это типично

не только с художественной, но и со строго исторической точки зрения.

Отношения Волынского и Mapиoрицы - глубоко правдивая и трогательная

повесть о любви двух сердец, счастью которых мешают условия жизни. Выйдя

в отставку в 1837 г., Л. поселился в деревни под Старицею и написал там

"Басурмана" (М., 1838). Главный герой - лекарь Антон - не имеет типичных

для XV века черт, но Иоанн III обрисован с замечательною для тридцатых

годов художественною смелостью. Л. не скрыл его эгоизма, жестокости в

обращении с пленниками и мстительности; Марье-Посаднице он сумел придать

жизненные черты. В 1842 - 54 гг. Л. служил вице-губернатором в Твери и

Витебске, в 1856 - 1858 гг. цензором в спб. цензурном комитете.

Последнею деятельностью он очень тяготился, хотя она совпадала с

временем смягчения цензуры. Написанная им в 1842 г., белыми стихами,

драма "Опричник" была запрещена (вероятно, за попытку вывести Грозного

на сцену) и появилась только в 1859 г. ("Русское Слово", №11; отд. М.,

1867). Кроме драм: "Христиерн II и Густав Ваза" ("Отечеств. Записки",

1841, №3), "Горбун" (СПб., 1858), водевиля "Окопировался" (представлен в

1854 г.) и мелких рассказов и отрывков, Л. принадлежат еще интересные в

автобиографическом отношении "Черненькие, Беленькие и Серенькие"

("Русский Вестник", 1856, №4). Ценили его произведения мемуарного

характера: "Заметки для биографии В. Г. Белинского" ("Московский

Вестн.", 1859, №17; сердечная апология знаменитого критика); "Ответ г.

Надеждину по поводу его набега на мою статью о Белинском" (ib.,. №32);

"Материалы для биографии А. П. Ермолова" ("Русск. Вестн.", 1864, №6);

"Как я знал Магницкого" (ib., 1866, №1). Тихо доживал Л. свой век в

Москве. Он до самой смерти интересовался новыми течениями в литературе и

с восторгом, доходящим до наивности, отнесся к новой эре в романе:

"Немного лет назад" (СПб., 1862). В другом романе "Внучка панцырного

боярина" ("Всем. Труд", 1868, №1 - 4 и отд. СПб. 1868) он не свободен от

узкой ненависти к полякам. Последним его произведением была драма

"Матери-соперницы" ("Всем. Труд", 1868, №10). 3 мая 1869 г. в московском

артистическом кружке был торжественно отпразднован пятидесятилетний

юбилей литературной деятельности Л., а 26 июня того же года он умер,

написав в завещании: "состояния жене и детям моим не оставляю никакого,

кроме честного имени, каковое завещаю и им самим блюсти и сохранять в

своей чистоте". Романы Л. выдержали много изданий. Соч. изд. в 1858 и

1384 гг. (посл. изд. с монографиею С. А. Венгерова о Л.). Ср. Ф.

Ливанов, "Юбилей Л." ("Современные Известия", 1869, №100); его же,

"Некролог Л." (Л., №174); Лонгинов, "Для биографии Л." ("Русский Архив",

1869); Л. Нелюбовь, "Ив. Л." ("Русский Вестник", 1869, №10).

В. К.

Лазарев (Михаил Петрович) - известный адмирал русского флота (1788 -

1851). По окончании курса в морском корпусе, отправился в Англию, где

служил волонтером до 1808 г. С 1813 по 1816 г., командуя "Суворовым",

жил в Ситхе; более 2 лет (1819

- 1821) пробыл в ученой экспедиции Беллингсгаузена, во время которой

составил прекрасное собрание моделей всех виденных им судов. В 1822 г.,

назначенный командиром "Крейсера", отправился в кругосветное

путешествие, продолжавшееся три года; в 1827 - 29 гг. участвовал в

нескольких морских битвах, в звании начальника штаба русской эскадры на

Средиземном море. Управление его черноморским флотом (1832 - 1845)

ознаменовано множеством улучшений, устройством адмиралтейства в

Николаеве и др. Черноморский флот в значительной степени обязан ему теми

высокими боевыми качествами, которые он обнаружил во время войны 1853 -

66 г. Память Л. почтена сооружением ему памятника в Севастополе в 1867

г., а в Петербурге - спуском броненосца "Адмирал Лазарев". См.

"Портретная Галлерея" Мюнстера; "Морской Сборник" (1851 г., №7 и 8);

"Журнал для чтения воспитанников военно-учебн. завед." (1854 г., №426).

Лазареты военные: 1) местные Л. - постоянные военно-врачебные

заведения, подобно госпиталям предназначенные для лечения больных

воинских чинов всех вообще частей войск и учреждений. Отличаются они от

госпиталей значительною упрощенностью организации и расчетом денежных

отпусков на содержание больных. Местные Л. открываются на 50 - 350

больных. В случае надобности, при них могут быть открываемы офицерские и

женские отделения, не свыше как на 10 больных каждое. На содержание

больного офицера отпускается 60 к. в сутки, нижнего чина - 25 к.

Медикаменты, аптечные предметы и хирургические инструменты Л. получают в

натуре. 2) Войсковые Л. в военное время содержатся при каждой отдельной

части войск, на 4 - 16 мест; на поле сражения они обращаются в

перевязочные пункты. В мирное время войсковые Л. открываются по расчету

3 мест на 100 чел. штатного состава, когда в месте расположения части

вовсе нет госпиталя или местного Л. или когда эти учреждения переполнены

больными. Заведывание полковым, батальонным или бригадным Л. в

административном отношении возлагается на особого офицера, в медицинском

- на старшего врача части. На содержание больных производится денежный

отпуск в том же размере, как и в местных Л. Больные, требующие

продолжительного или специального лечения, передаются в ближайший

госпиталь. Если при части нет своего Л., то устраиваются приемные покои

или околотки. 3) Усиленные Л. - войсковые Л., в которые принимаются

больные воинские чины не только своей части, но и др. частей и команд.

Отпуск на содержание больных здесь несколько выше. 4) Дивизионные Л. -

учреждаются в военное время по одному на каждую дивизию. Они имеют

назначением: а) устройство главных перевязочных пунктов во время

сражений и б) содействие войскам дивизии в перевозке больных в ближайшие

врачебные заведения. Заведывание медицинской частью возлагается на

дивизионного врача, хозяйственною - на смотрителя (см. Св. воен. пост.,

кн. XVI). В морских ведомствах Л. при экипажах и командах имеют

организацию в общем схожую с организацией войсковых Л. сухопутного

ведомства. В некоторых портах учреждаются соединенные Л., на несколько

экипажей и команд (см. Свод морского пост., кн. IV).

К - К.

Лазуревый камень, лазурик или ляпис-лазурь - представляет смесь

различных минералов - диопсида, роговой обманки, слюды, известкового

шпата, пирита и особого минерала, близкого по своим свойствам к таюину.

От него то и зависит голубой цвет Л. камня. Броггер (Brogger) и Бэкштрём

(Backstrоm) предложили для него название лазурита. Выделенный из Л.

камня по возможности в чистом виде (при помощи тяжелой жидкости Тулэ)

темно-голубой лазурит из Азии имел следующий состав: Si02 - 32,52; Аl203

- 27,61; Са0 - 6,47; Na2O - 19,45; K20 - 0,28; S03 - 10,46; S - 2,71; Сu

- 0,47. Лазурит составляет главную массу Л. камня и имеет вид

неправильных с изорванными краями зерен, которые представляют

кристаллич. агрегаты. Только в некоторых крупнозернистых Л. камнях

лазурит представляет настоящие кристаллические индивидуумы, весьма редко

ясно ограниченные плоскостями ромбического додекаэдра (правильная

система), что доказывается также отношением его к поляризованному свету.

Цвет лазурита, даже в черте, красивый голубой, что отличает его от

гаюина, по цвету весьма похожего на лазурит, но дающего голубовато-белую

черту. Спайность у лазурита несовершенная и проходит параллельно

плоскостям ромбического додекаэдра. Твердость - 6 и выше. Удельный вес

чистого лазурита неизвестен, у Л. же камня он около 2,4. Перед паяльной

трубкой довольно легко плавится в белое стекло. Некоторые разности при

слабом нагревании обнаруживают превосходную фосфоресценцию. При

обработке порошка лазурита соляной кислотой он быстро обесцвечивается и

разлагается с выделением студенистой кремневой кислоты и развитием

запаха сероводорода. Л. камень был уже известен грекам и римлянам,

которые называли его сапфиром. Название "ляпислазули" производят от

арабского слова "азуль" - голубой. За красивый цвет всегда ценился очень

дорого и употреблялся, кроме различных поделок, для приготовления синей

краски, известной под названием ультрамарина. Но после открытия способа

приготовления ультрамарина искусственным путем, значение Л. камня в этом

отношении совершенно упало, именно по дороговизне. В настоящее время он

употребляется главным образом на отделку ваз, столов и пр. К числу

замечательных произведений из Л. камня нужно отнести колонны

Исакиевского собора в Петербурге, выш. в 6 арш. 141/4 верш. и в диаметре

14 верш. В месторождениях Л. камень тесно связан с известняками и,

вероятно, принадлежит контактовой зоне, что подтверждается, между

прочим, нахождением лазурита в вулканических бомбах МонтеСоммы,

состоящих из кусков известняка, в виде включений в нем. Месторождения:

Бухара, Тибет, Китай, Чилийские Кордильеры. Прекрасные месторождения Л.

камня находятся в России, именно в Забайкальском крае, по берегам р.

Слюдянки, где он встречается вкрапленным в зернистом известняке,

заключенном в гранит, а также по р. Малой Быстрой, в толще доломита,

проходящей в гранито-сиенит.

П. З.

Лайка (Glaceleder Glove-kid) - выделывается из шкур ягнят и козлят.

Производство Л. с давних времен было развито во Франции, откуда было

перенесено сначала в Германию, а после в другие европейские государства.

Франции и до сих пор принадлежит первое место до производству Л., кроме

того - ныне это производство получило значительное развитие в Германии и

в Австрии. В России производство Л. имеет ограниченные размеры. Л.,

применяемая почти исключительно для перчаток, должна отличаться

крепостью и растяжимостью, обладая в тоже время мягкостью, причем

лицевая сторона должна быть бела, чиста и блестяща. Для удовлетворения

этим требованиям не только самая выработка, но и операции при заготовке

и сохранении сырых шкур должны быть выполняемы особенно тщательно. Шкуры

для Л. поступают на заводы исключительно сушеные. Первая

подготовительная операция, которой подвергаются эти шкуры - размачивание

в воде, которое должно производиться в возможно короткое время; оно

продолжается 2 - 4 дня, смотря по свойствам шкур, употребляемой для

размачивания воды и температуры последней. Для замачивания шкуры в

небольшом числе помещают в мочильный чан и заливают водою так, чтобы они

почти плавали, при чем для очень сухих шкур эту воду раз сменяют. После

размачивания шкуры вытягивают и приступают к сгонке волоса. Разрыхление

шкур для сгонки волоса достигается посредством золки, которая

выполняется различно. Шкуры намазывают по бахтарме (с мясной стороны)

густым известковым молоком (пастой), складывают их вместе мясною

стороною для того, чтобы шерсть не была в непосредственном

соприкосновении с известью, и такие штабеля шкур помещают в чан и

заливают водою, которую часто переменяют; через 12 - 18 дней шкуры

готовы к снятию волоса. Этот способ не применяется для очень тонкой Л.

Другой способ золки состоит в том, что шкуры намазывают с мясной стороны

размешанной в воде смесью оппермента (AS2S3) и гашеной извести или

смесью сернистого натрия и извести (последний прием употребляется для

стриженых шкур) и складывают в штабеля; процесс кончается в несколько

часов. Все эти способы золки употребляют, когда хотят сохранить шерсть;

в противном случае золка теми же материалами может быть производима, как

обыкновенно, в зольниках. После золки сбивают волос тупым ножом,

промывают шкуры в текучей воде и, если разрыхление волоса производилось

намазыванием бахтармы составами, то помещают на непродолжительное время

в слабый зольник (с известью). Последняя операция имеет целью более

сильное разрыхление шкур и более полное обмыливание жира. Наилучшая

комбинация дальнейших подготовительных к дублению операций состоит в

следующем (французский способ). Шкуры мяздрят на колоде, обрезывают края

и опять складывают их в чан с водою, где переминают толкачами (gacher).

Затем шкуры вынимают и на колоде наводят железком первый фасон по лицу

(fason fleur); после нового замачивания в воде, переминания толкачами,

точно также наводится второй фасон по лицу. Далее следует новое

переминание толкачами в чане с водой и новое мяздрение на колоде (fason

chair) для удаления остатков мяса и подкожной ткани и для придания

равномерного вида шкуре с мясной стороны. Вся операция фасонирования с

бахтармы (т. е. замачивание, переминание и отделка на колоде)

повторяется 2 - 3 раза. После того шкуры помещают в теплую воду, к

которой прибавляют немного закваски (старых киселей), где их переминают

толкачами, и затем шкуры поступают в киселя. Киселя приготовляют из

пшеничных отрубей, которые, после промывания холодной водой, замешивают

с горячей водой и дают охладиться до 30° Ц. В такой жидкости шкуры

остаются 24 часа. Сначала от действия молочной кислоты кожи разбухают,

но потом, под влиянием наступающего гнилостного брожения, спадают после

квашения и очищения шкур от отрубей они вполне подготовлены к дублению.

Обработка шкур на немецких заводах (немецкий способ) отличается от

описанной существенно тем, что шкуры, после золки, прямо мяздрят и

подвергают шакшеванию (Hundemistmethode), причем после шакшевания

сначала производится окончательная отделка бахтармы, а затем уже отделка

лица. Далее шкуры поступают, точно также как при французском способе, в

киселя. Для приготовления шакши разводят собачьи экскременты водой и

массу подвергают гнилостному брожению 2 - 3 недели; для употребления эту

массу разбавляют теплой водой и в такой жидкости держат кожи 4 - 12

часов, часто перемешивая палками. Дубление шкур при выделке Л.

производится посредством смеси квасцов, поваренной соли, муки и яичных

желтков. Роль дубильных веществ, по современным взглядам, принадлежит

поваренной соли и квасцам; составные же части муки и желтков

(Fullsubstanzen) наполняют поры шкуры и, благодаря своим свойствам,

улучшают качество кожи. Для приготовления дубильной смеси растворяют в

кипящей воде квасцы и поваренную соль, затем в чане, назначенном для

дубления, замешивают муку в тесто с теплой водой, прибавляют желтков,

предварительно размешанных в воде, затем квасцовый раствор, достаточно

охлажденный, и все хорошо перемешивают. На 1000 шкур (вес 30 кг. для 100

шкур) берут 10,5 кг. квасцов, 2,6 кг. соли, 85 кг. пшеничной муки и 700

желтков. В жидкость, содержащую такую смесь и имеющую температуру в 35°

Ц., забрасывают шкуры и сильно переминают ногами сначала в течение 25

минут, оставляют лежать 10 минут и затем делают еще 3 таких переминания

по 1/4 часа, с остановками в 20 минут; после этого шкуры оставляют

лежать 12 часов; тогда дубление окончено и шкуры выгружают из дубильного

чана. Взамен желтков, в виду их высокой цены, предложено употреблять

другие материалы, но для выделки настоящей Л. исключительно применяют

смесь пшеничной муки и желтков (Nahrung, nonrriture). Дальнейшая

обработка продубленных шкур состоит прежде всего в их высушивании. Кожи

тщательно складывают лицевою стороною, развешивают для просушивания

сначала на воздухе, а затем в сушильне. Высушенные кожи оставляют лежать

2 - 3 дня во влажном месте, связывают по 100 штук вместе, протягивают

через чистую воду и оставляют лежать 24 часа. После этого кожи

переминают или ногами в деревянных башмаках на полу, составленном из

трехгранных брусков, или в валяльной машине; далее кожи вытягивают.

Лежание в течение суток в ящиках, переминание и вытягивание повторяют

еще раз, после нового предварительного неполного подсушивания кож. Тогда

кожа представляет готовый продукта - Л., но неотделанную. Большая часть

Л. поступает в продажу в окрашенном виде. Прежде нежели окрашивать Л.,

кожу переминают в теплой воде, сменяя несколько раз последнюю, чтобы

отмыть избыток квасцов и размягчить кожу; затем кожу переминают в

желтках, размешанных в воде, и только тогда приступают к самому

крашению. Крашение выполняется двояко. Кожи вместе с краской помещают в

чан и переминают ногами, при постепенном подбавлении краски (le procede

au plonge), или кожи раскладывают на особом столе и наносят краску

щетками (le procede a la planche). Для крашения Л. употребляют

преимущественно растительные красильные материалы: синий и красный

сандал, кверцитрон, индиго и проч., применяемые в виде экстрактов,

причем смешением экстрактов получают краски разных оттенков. Как

протравы, наносимые после краски, употребляют купоросы: цинковый,

железный и медный. Окрашенные кожи быстро высушивают и подвергают

окончательной отделке посредством переминания и растягивания.

В. М. Руднев.

Лайки или духовые, зверовые, белковые, промысловые собаки - соединяют

характерные признаки волка и лисицы, от которых, по мнению многих

натуралистов, и происходят. Лоб Л. широкий, плоский, почти треугольный;

заостренная морда, косой прорез глаз, отливающих в полутемноте зеленым

или красным огнем; небольшие, острые, большею частью стоячие уши; голова

посажена на недлинной, но крепкой, мускулистой шее; грудь глубокая,

ребра спущены ниже локотков передних ног; ноги и лапы, по складу, похожи

на волчьи; псовина пушистая, волос прямой, с крепкою, тяжелою остью; под

псовиною - густой подшерсток; хвост пушистый, круглый, в большинстве

случаев загнут кольцом и закинут на спину. Масть, обыкновенно, волчья

или лисья, реже - черная, с светлыми подпалинами, бурая и пестрая,

причем спина всегда темнее остального туловища, голова же и оконечности

- светлее; на крайнем Севере, в пределах обширных тундр, встречаются

белоснежные лайки, напоминающие своим видом песца (Canis lagopus). Лайки

отличаются безукоризненным верхним чутьем, замечательным зрением и

острым слухом. Они упрямы, сметливы, ласковы к хозяевам; попадаются,

впрочем, и очень свирепые экземпляры. Некоторые разновидности Л. не

лают, а взвоивают, как лисицы, или же производят хриплый звук,

характеризующий голос песца. Л. составляют самую распространенную в

свете породу собак, широким кольцом окружающую сев. полюс: они хорошо

известны как в Европейской России, у лопарей, карелов, черемис, вотяков,

зырян, так и в Сибири, у самоедов, вогул, остяков, тунгузов, чукчей,

камчадалов, эскимосов и других инородцев; встречаются также в

Гренландии, где оказали много услуг полярным путешественникам. Много

крови Л. находится и в наших деревенских собаках, т. н. дворняжках. - В

охотничьем отношении Л., в сев. климате и природе, незаменимы, так как с

ними круглый год промышляют и мелкую, и крупную дичь. При охоте за

мелким зверем от Л. требуется, чтобы она хорошо отыскивала дичь,

удерживала ее на месте и лаем извещала охотника о находке; на медвежьей

охоте Л. должна злобно бросаться на зверя, успевая увернуться от ударов

его. Л. более крупных пород употребляются в Сибири в качестве ездовых

собак, при чем в санки запрягается от 4 до 12 штук; упряжь состоит (в

западной Сибири) из мехового пояса, надеваемого на туловище собаки,

перед задними ее ногами; к поясу прикрепляются постромки, за которые

собаки и тянуть своими бедрами. Существуют еще особые породы лаек: 1)

оленьи - сторожевые собаки, употребляемые для сбора разбредшихся

домашних сев. оленей, и 2) служащие для снимания с них, как с овец,

шерсти, из которой выделывается пряжа для чулок и рукавиц; шкуры этой

породы собак идут на "кунды" - украшения из длинной белой шести для

обложки подолов верхней оленьей одежды остяков и самоедов. Из собачьих

шкур шьются рукавицы (называемые в восточной Сибири мохнашками или

просто собаками), сапоги и шубы, чрезвычайно теплые, в сильные морозы

предпочитаемые овчинным и даже волчьим Л., обыкновенно, сами промышляют

себе корм, охотясь за зайцами и отыскивая всякую падаль; в

исключительных случаях их кормят остатками от пищи их хозяев, а на С

сырою рыбою. В последнее время на Л. обращено особое внимание, в видах

применения ее к военным целям. См. А. Черкасов "Зап. охотника Вост.

Сибири" (1884); М. Дмитриев, "Вятские Л." ("Природа и Охота", 1892, X);

В. Белов, "Пермяцкая Л., промысловая собака Севера" ("Охотник", 1887);

Н. Кулагин. "К вопросу о породе Л." ("Русский Охотник", 1891); И.

Мельников, "Заметка о сибирских Л." (там же, 1891); Н. Кишенский,

"Описание типичных признаков охотничьих собак" (т. же, 1888 кн. А.

Ширинской-Шихматов, "Альбом пород сев. собак (лаек)" (1895).

С. Б.

Лакло (Пьер-Амбруаз-Франсуа Шодерло de Laclos, 1741 - 1803) -

французский генерал и писатель. Его сатира против графини Дюбарри: "Une

epitre a Margot" много читалась, равно как и скабрезный роман его: "Les

Liaisons dangereuses" (Амстерд. и Париж, 1782). При начале революции Л.

познакомился с герцогом Орлеанским, был его секретарем и поддерживал все

его интриги. В 1791 г. он сделался членом якобинского клуба и, после

неудачного бегства Людовика XVI, агитировал за низложение короля и

регентство герцога Орлеанского. Когда герцог Орлеанский был арестован, в

марте 1793 г., Л. был также посажен в тюрьму и окончательно освобожден

лишь после падения Робеспьера. Во время консульства был начальником

артиллерии рейнской армии. Написал еще "Poesies fugilives" и продолжение

труда Вилата: "Causes secretes dela revolution du neuf Thermidor". Cp.

Pariset, "Notice sur ie general Choderlos de Laclos" (без обозначения

места и года).

Лакмус - добывается из лишаев Rocella tinctoria, Lecanora tartarea и

пр., из которых готовится также орсин и орсеин. Под влиянием кислорода

воздуха и аммиака красящее вещество этих растений дает орсеин, в

присутствии же соды или поташа при этих условиях получаются красящие

вещества Л. Для приготовления Л., по Жели, поступают следующим образом.

Измельченные растения смешивают с половинным (по весу) количеством

поташа и смачивают несколько раз мочой, насыщенной углекислым аммонием.

или водным раствором этой соли. Через 8 дня масса принимает рыжий

оттенок, через 20 - 25 дней она становится ярко-красной, а через 30 -

синей; лучшего качества Л получается через 40 дней. Массу после этого

смешивают с мелом и гипсом, формуют в небольшие кубики и высушивают, так

что в продажном Л., кроме собственно красящих веществ, всегда

встречаются аммиачные соли, поташ, мел, гипс, известь и пр. При действии

на орсин влажного воздуха, в присутствии аммиака и соды, тоже получается

Л. Наиболее полное исследование лакмуса сделано Кеном (Kane). Он выделил

из Л., главным образом, четыре вещества: азолитмин, эритролитмин,

эритролеин и спаниолитмин. Азолитмин представляет бурый порошок, не

растворимый в спирте и мало растворимый в воде; легко растворяется в

щелочах и дает синее окрашивание. По Кену, состав его C9H10NO5 другие

красящие вещества Л. не содержат азота. Жерар предполагает, что он

образуется непосредственно при действии аммиака и воздуха на орсин или

при окислении орсеина. По Жерару, этот окислительный процесс идет скорее

и легче в присутствии углекислых щелочей, что и объясняет необходимость

поташа при фабричном изготовлении Л., именно: образующийся в первую фазу

орсеин при действии аммиака и кислорода на растительный пигмент лишаев в

дальнейшем дает азодитмин. Эритролитмин - вещество красного цвета, плохо

растворимое в воде и эфире и хорошо растворимое в спирте, из которого

может быть кристаллизовано. С аммиаком дает соединение синего цвета,

нерастворимое в воде. Эритролитмин растворим в крепких щелочах с синим

цветом. Состав его, по Кену, С13Н22O6, и он есть продукт окисления

эритролеиновой кислоты. Эритролеин не растворим в воде, растворяется в

эфире и спирте с красным цветом, со щелочами дает красное окрашивание.

Состав его С13Н22O2. Спаниолитмин схож с азолитмином. Состав С9Н7O8.

Сернистый водород в момент выделения, хлористое олово и пр.

восстановляют эти вещества и обесцвечивают. Азолитмин, напр., дает

бесцветное вещество лейказолитмин; на воздухе оно быстро окисляется и

вновь приобретает окраску. Азолитмин и эритролитмин, взболтанные в воде,

при пропускании хлора обесцвечиваются и дают хлоропроизводные. По Кену,

наиболее существенною составною частью Л. (как индикатора) являются

азолитмин и эритролитмин, спаниолитмин встречается редко, а эритролеин

со щелочами дает красное окрашивание.

Лало (Edouard Lalo) - известный французский композитор (1830 - 1892).

Первая опера его, "Fiesque", не была поставлена; балет его "Namouna" не

понравился публике, но опера "Le roi d'Ys" была дана в Opera Comique с

блестящим успехом. Из других соч. Л. пользуются известностью

симфоническое произведение "Нерон", "Divertissement" для оркестра,

норвежская рапсодия, трио для фортепиано и струнных инструментов; два

концерта для скрипки с оркестром (второй - под заглавием: "Symphonie

espagnole") и пр.

И. С.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 7 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close