Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:51
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Лама - слово тибетское (в дословном переводе - "небесная мать"),

термин для обозначения лица, принявшего на себя монашеские обеты

буддизма. Появление этого термина в Тибете относится приблизительно к XI

или к началу XII в., в Китае же он вошел в употребление с XIII в. В ту

пору титулом Л. именовались в Тибете только высшие жрецы, что и дало

повод европейским ученым предполагать, будто слово Л. есть не более, как

тибетская передача индийского: ачарья. Со времени реформы Цзонхавы,

когда буддизм в Тибете разделился на две секты, Л., оставшиеся верными

старому толку, стали именоваться "красношапочными" или, по-китайски,

"красноплатьевыми" Л., цзонхависты же, по преимуществу называющие свою

секту ламаизмом - "желтошапочными" или "желтоплатьевыми" Л. В тибетской

и монгольской литературах встречается еще упоминание о "черношапочных" и

"цветношапочных" Л.; первые - это Л., занимающиеся майей, о вторых же

неизвестно ничего определенного. Впоследствии понятие о Л., как о

верховном жреце и наставнике, совершенно утратилось в ламайском мире

Азии, и Л. начали называть как в Тибете, так и в Монголии всякое лицо,

принявшею на себя монашеские обеты. С этим же значением слово Л. перешло

и к бурятам. Внешними отличительными признаками каждого Л. является

снятие волос с головы (некоторые их бреют, некоторые стригут под

гребенку) и ношение длинного, широкого плата, перекидываемого через

левое плечо и пропускаемого под правую мышку. Сословие Л. разделяется на

три степени: гэлун, гэцул и баньди (у калмыков - маньчжи). У всех

народов, исповедующих ламаизм, Л. пользуются большим уважением, так как

почитаются представителями Будды на земле, могущими разрешить всякое

сомнение верующего и направить его на путь истины. У современной

маньчжурской династии в Китае Л. также пользуются почетом и

привилегиями, в силу влияния их в буддийских странах, подвластных

маньчжурам. Русское правительство ограничило число Л., среди

исповедующих ламаизм бурят и калмыков, определенными штатами; но так как

ламаиты всегда стараются обойти это постановление, то в среде их

появились так назыв. "штатные" и "нештатные" Л. Штатные Л. избавлены от

всякого рода повинностей и телесных наказаний. В предупреждение ламских

поборов с народа, для хозяйства бурятских ламайских монастырей

примежевано из прилежащих к ним земель количество, сообразное с числом

лиц, находящихся в монастыре по штату. У калмыков, в отличие от всех

прочих ламаитов, слово Л. употребляется исключительно как титул

верховного жреца, являющегося непосредственным начальником всех

ламайских монастырей (хурулов) и духовных лиц в калмыцкой степи. Л.

Избирается здесь народными представителями и акт его избрания

представляется главным попечителем калмыцкого народа, через посредство

астраханского губернатора, министру внутренних дел, на Высочайшее

утверждение. При управлении Л. калмыцкого народа имеются особые

письмоводитель, переводчик и писец, состоящие на жаловании русского

правительства. Сам Л. также получает содержание, в количестве 700 р. с.

На обязанности Л. калмыцкого народа состоит: а) наблюдение за

благоустройством хурулов и нравственностью состоящего при оных

духовенства; б) попечение о способах содержания хурулов, без

вымогательства и притеснения калмыков; в) дела по возведению в духовное

звание и неправильному его присвоению и г) дела о несогласиях супругов,

разбор степеней родства и вообще бракоразводные дела калмыков.

А. П.

Ла-Манш, название французское, у англичан - Британский или Английский

канал (в древности у римлян mare britanicum) - представляет часть

Атлантического океана, вдающуюся между Францией и Англией и

соединяющуюся с Немецким морем узким проливом Па-де-Кале. Западная

граница Л. считают линию от о-ва Ouessant у берегов Франции до мыса

Ландсенд в Англии. Предельные его широты 48°38' - 51° сев. и долготы

11/2° вост. до 51/2° зап. от Гринича. Наибольшая ширина канала не у

входа из океана (где ширина 200 км.), но между С.-Мало и устьем реки Экс

и составляет 255 км.; самое узкое место 30 км. между М. Gris-Nez в

Dange-Ness. Длина 620 км.; поверхность, по Крюммелю, 69500 кв. км.

Средняя глубина 55 м., но наибольшая глубина при входе из океана 174 м.

Берег от Бретани до 7 островов обрывистый, скалистый, далее до St-Michel

большею частью песчаный; еще восточнее

- дюнного характера или с песчаными обрывистыми банками; в Па-де-Кале

меловые скалы. Английские берега вообще крутые и скалистые, только на

небольших протяжениях они местами низменны и песчаны. Развитие берегов

вообще значительное. Из больших разветвлений укажем на большие заливы у

французских берегов Сенский и С. Мало. Острова наиболее замечательные:

Нормандские - Персей и Джернсей у французских берегов и Уайт у Англии.

Реки, впадающие в канал во Франции: Сена, Сома, Орна и Вира; в Англии:

Экс, Дорт, Тамер и Фал. Л. замечателен по своим приливам. Приливная

волна вступает в канал из океана и распространяется в нем вообще от ЮЗ к

СВ и в Па-де-Кале встречается с приливной волной Немецкого моря;

замедляясь в скорости у прибрежий вследствие уменьшения глубин,

приливная волна достигает на последних иногда необычайной высоты, напр.

в С. Мало сизигийный прилив доходит до 15 м. Приливные течения местами

достигают скорости 6 - 7 морских миль в час; при чем смена

приливоотливных течений происходить так, что суда, стоящие на якоре у

французских берегов вращаются против солнца, а у английских - в обратном

направлении. Климат прибрежий находится вполне под влиянием

Атлантического океана, выражающемся в малых амплитудах температуры,

теплой зиме и постоянной большой влажности.

Дожди преобладают в зимнюю половину года; они приносятся обыкновенно

югозападными ветрами, которые господствуют особенно зимою, тогда как

летом часто бывает NW, а весною и осенью восточные ветры. Впрочем, и

летом дожди часты, но воды не так обильны как осенью и зимой. Туманы

частые, также как и бури, особенно осенью и зимою. Плавание по каналу

причисляют к самым трудным, не смотря на вполне достаточное освещение

его маяками береговыми и плавучими. Постоянное неправильное волнение от

заходящей океанской зыби, сильные приливоотливные течения, туманы в

зимнее время и свежие западные ветры - все это настолько затрудняет

плавание и особенно выход из канала в океан; что судам, идущим из

Немецкого моря, зимою даже лоция рекомендует путь более длинный, в обход

Великобритании. Важнейшие из портов и рейдов во Франции: Гавр, Шербург

(воен.), в Англии - Портсмут, Плимут (воен.), Саутгамптон и Брайтон. В

естественноисторическом отношении Л. известен большим изобилием рыб -

тарбет или палтус, камбала, скат, макрель, долгопер, мерлан и сельдь,

улов которых составляет главный промысел и источник богатства прибрежных

деревень. Также обилие устриц, из которых канкальские пользуются

известною репутацией.

И. Ш.

Ламарк (Jean-Baptiste-Antoine-Pierre Monet Chevalier de Lamarck) -

французский естествоиспытатель, род. в 1744 г., в 1760 г. поступил на

военную службу, но повреждение шеи принудило его оставить военную

карьеру и он обратился к изучению медицины и естественных наук. Получая

незначительную пенсию, он для заработка поступил в один банкирский дом.

В 1779 г. он стал членом академии. Сначала Л. долгое время занимался

метеорологией и с 1799 по 1810 год издал 11 томов "Annuaire

meteorologique", потом принялся за ботанику, ввел новый (не встретивший

одобрения) метод классификации растений, издал "Flore francaise" (3 т.

Париж, 1778; 2-ое изд. в 1793 г.; позднее ее совершенно переработал

Декандолль и издал в 6 томах, Париж, 1805 - 15), затем два первых тома

ботанического отдела "Еncyclopedie methodique" Панкука. В то же время он

занимался физикой и химией (без опытов) и стоял в оппозиции против

Лавуазье и всего нового направления. Оставив затем ботанику, Л. перешел

к изучению зоологии; в 1793 г. он стал проф. естественной истории в

Ботаническом Саду; в это время он обладал еще крайне ограниченными

познаниями по низшим животным и с большой энергией принялся за их

изучение. Зоологические работы его важны как систематический обзор

многочисленных, отчасти мало известных ранее видов, особенно "Histoire

naturelle des animaux sans vertebres" (7 т., Париж, 1815 - 22; 2-ое

издание Дезайе и Мильн-Эдвардса, 11 т., Париж, 1836 - 45). Л. ввел

деление животных на позвоночных и беспозвоночных, вообще данная им

классификация была мало естественной и покоилась во многих отношениях

прямо на неверных основах. Все животное царство он делит в "Philosophie

Zoologique" (2 т., Париж, 1809; новое издание Марциуса в 1873 г.) на 14

классов и 6 ступеней. Классы эти, кроме 4 классов позвоночных

(пресмыкающиеся соединялись с земноводными) - моллюски, ракообразные,

паукообразные, насекомые, черви, лучистые, полипы, усоногие, кольчатые

черви и инфузории; инфузории и полипы составляют первую ступень (без

нервов, сосудов и других внутренних органов кроме пищеварительных),

лучистые (сюда же отнесены и иглокожие) и черви - вторую (без продольной

нервной системы и сосудов, но с некоторыми другими органами, кроме

пищеварительных) и т. д. В работе 1815 г. он соединил инфузорий,

полипов, лучистых и червей в группу "бесчувственных" (характеризуя их

отсутствием головного мозга, продольной нервной системы и органов чувств

и различной формой, редко с членистостью); остальные 6 классов

беспозвоночных он соединил в группу "чувствительных" (без позвоночного

столба, с головным мозгом и по большей части продольной нервной

системой, с некоторыми явственными органами чувств, органами движения

под кожей и двубоковой симметрией); наконец, позвоночные составляют

"разумных" животных (с позвоночным столбом, головным и спинным мозгом,

явственными органами чувств, органами движения, прикрепленными к

скелету, и двубоковой симметрией); все эти деления не выдерживают

критики. Важное значение имели исследования Л., посвященные ископаемым

остаткам третичных моллюсков парижского бассейна. Наибольшее значение

имели теоретические взгляды Л.., развитые им в "Philosophie Zoologique",

которые, однако, имели мало влияния на современников. Между тем Л.

является одним из важнейших предшественников Дарвина. Он первый вполне

ясно и определенно высказался в пользу изменчивости видов. Принимая

понятие вида, он считал его ограниченным во времени тем периодом, пока

внешние условия остаются неизменными. Вместе с тем он пытался объяснить

изменение форм и постепенное развитие животного царства с помощью

явлений, доступных изучению. Поэтому (не смотря на то, что многие его

объяснения были крайне неудачны) ему принадлежит бесспорная заслуга

первой постановки эволюционной теории на научную почву. На первое место

он ставит привычки и образ жизни животного, влияние упражнения и

неупражнения органов, но придает также значение влиянию внешних условий

и наследственности, которая закрепляет раз наступившие изменения .

Изменчивость видов под влиянием изменения привычек и внешних условий Л.

считал безграничной, а следствием изменений в строении животных,

закрепляемых наследственностью, является все большее расхождение их. Для

простейших животных Л. принимал первичное (самопроизвольное) зарождение

и полагал, что животное царство развилось из двух исходных точек:

глистов и инфузории. См. Claus, "Lamarck als Begrunder der

Descendenzlehre"(Bена, 1888).

Н. Ен.

Ламаркизм. - Л. называется одно из двух господствующих направлений

среди последователей эволюционной теории . Ламаркисты, следуя принципам

Ламарка, главными факторами эволюции считают влияниe на организмы

внешних условий и особенно влияние упражнения и неупражнения органов,

сопровождающихся дальнейшим развитием или, напротив, уменьшением и

ослаблением органов; изменения этого рода передаются по наследству и

служат причиной образования новых разновидностей, видов и т. д. Они

принимают притом, что вариации индивидов происходят не безразлично во

всех направлениях, а обнаруживают известное определенное (прогрессивное)

направление. Естественному отбору на почве борьбы за существование

ламаркисты или отводят второстепенное место, или даже отвергают его

значение; впрочем, в этом отношении взгляды их представляют значительные

различия. В противоположность Л., дарвинизм видит в естественном отборе

главный фактор эволюции и крайние дарвинисты идут в этом отношении

дальше Дарвина, совершенно (или почти совершенно) отвергая значение

влияния внешней среды и упражнения органов. Центром спора между обеими

школами является вопрос о происхождении вариаций и в частности вопрос о

возможности наследственной передачи индивидуально приобретенных

признаков, т. е. тех изменений, которые организм приобрел в течение

индивидуальной жизни. Для ламаркистов такая передача главный источник

вариаций, а вместе с тем и эволюции. Напротив Вейсман, стоящий во главе

крайних дарвинистов, совершенно отвергает передачу по наследству

индивидуально приобретенных особенностей (или по крайней мере допускает

ее лишь в крайне редких, исключительных случаях), а источником вариаций

считает, согласно своей теории наследственности, смешение"зародышевых

плазм" при половом размножении, обусловливающее новые комбинации

элементов зародышевой плазмы и новые признаки в потомстве. Происходящие

таким образом вариации и служат материалом для создания новых видов,

путем действия естественного отбора. Вопрос этот не может еще считаться

окончательно решенным, но во всяком случае те факты, которые приводились

в пользу наследственности индивидуально приобретенных признаков,

оказываются частью недоказательными, частью прямо неверными.

Господствующим направлением в современной зоологии надо считать

дарвинизм, хотя в не в той крайней форме, в какой мы встречаем его в

сочинениях Вейсмана; во всяком случае громадное большинство современных

зоологов видит в естественном отборе главный фактор эволюции, независимо

от вопроса, каким образом возникают вариации, служащие той почвой, на

которой проявляется действие этого фактора.

Н. Кн.

Ламетри (Julien-Offray de La Mettrie) - известный врач и философ

(1709 - 51), был сперва богословом, затем изучал медицину в Лейдене у

Бургава. Написанные им сочинения: "Histoire naturelle de Гите" (1745) и

еще более "La politique du medicin Machiavel" (1746) своими нападками на

врачей, в особенности на Astruck'a и на медицинский факультет в Париже,

создали ему много врагов; он должен был эмигрировать в Голландию. В 1748

г. он издал анонимно свое сочинение: "L'hommemacnine", которое было

публично сожжено за материалистическое и атеистическое направления. В

Берлине, куда он прибыл по приглашению Фридриха II, он состоял членом

академии наук.

Многочисленные сочинения Л отличаются живостью фантазии и образным

языком, но им недостает ясности и логической последовательности;

неприятно поражает и его любовь к скабрезному элементу. Вслед за

Гоббсом, он может считаться родоначальником современного материализма.

Он исходил, однако, не из метафизических, а из физиологических и

психологических данных. В "Естественной истории души" он проводит мысль,

что, так как ни один философ с помощью своей метафизической системы не в

состоянии был узнать природу души, то следует ограничиться установлением

ее качеств путем опыта - а опыт удостоверяет, что "душа" ничем не

обязана своим собственным свойствам, все получая oт чувственных

восприятий. Таким образом Л. является первым представителем вполне

последовательного сенсуализма. В "L'homme-machine" он выводит из прежних

своих положений, что душа не может быть отличным от тела существом и что

только и существует материя, движимая механическими законами.

Относительно бытия Божия Л., слегка полемизируя с "Pensees

philosophiques" Дидро, как бы скептически взвешивает аргументы за и

против, но предпочтение, отдаваемое им атеизму не остается тайною для

читателя. В этике Л воссоздает учение Аристиппа, по которому основным

принципом является умеренное, разумное взвешивание отдельных моментов

чувственного удовольствия (ср. его "L'art de jouir", Б., 1751, и "Anti

Seneque", Потсдам, 1748). Беспорядочное изложение Л., его цинизм и

несоблюдение литературных приличий были причиною пренебрежительного

отношения к нему, как к плоскому материалисту, атеисту и гедонисту,

пока, наконец, Ланге, в своей "истории материализма", не выяснил его

роли в философии XVIII и XIX вв. Ср. Nere Quepat, "La philosophie

materialiste au XVIII siecle. Essai sur Lamettrie, sa vie et ses

oeuvres" (Пар. 1833); Da Bois Reymond, "Lamettrie" (Берл., 1875; также

"Essays und Reden", I). Фридрих II написал "Eloge de Lamettrie" (Гаага,

1752) и велел издать его "Oeuvres philosophiques" (Берл., 1751; нов.

изд. 1796).

Лампада. - На языке богослужебных книг православной церкви настоящего

времени это название, в тесном смысле, служит для обозначения больших

переносных подсвечников, предшествующих священнику и дьякону при малом и

великом выходах на литургии, а также подсвечника несколько меньшей

величины, предносимого архиерею, при его входе в храм, особым

лампадчиком (в греческой церкви примикирий, primmikhrioV, primicerius,

от chruV воск или cera свеча). В более обширном смысл Л. назыв. в

церковном уставе всякий сосуд с елеем (маслом), зажигаемым во время

богослужения перед иконами, и этим названием светильники с горящим елеем

отличаются от светильников с восковыми свечами - кандил. Нет достаточных

оснований объяснять употребление Л. и других светильников при

христианских молитвенных собраниях заимствованием от язычества или

Иудейства, как это делали еще недавно многие археологи. Не говоря уже о

необходимости освещать места молитвенных собраний, когда они происходили

в темных местах - криптах и катакомбах, и особенно ночью, как это было в

первые три века существования христианства, - свет, по учению

христианства, имеет особенное символическое значение. Название света,

просвещающего мир своим учением, усвояется самому основателю

христианства (см. Иоанн. VIII, 12; V, 35; Деян. XX, 7 - 8 и др.). Пламя

светильника, возжигаемого при богослужении, по толкованию древних

христианских писателей, означает, что сердца молящихся плaмeнеют любовию

к Богу. Вообще обилие света Л. при богослужении знаменует духовную

радость: чем торжественнее праздник церковный, тем больше возжигается в

храме Л. и свечей. Правило апостольское третье особенно одобряет обычай

христиан, собираясь в храме, приносить с собою елей для Л. Кроме мест

богослужебных собраний, Л. в древней церкви составляли обычную

принадлежность христианских могил, в особенности мучеников и святых. При

раскопках в Риме христианских катакомб и усыпальниц найдено не мало

каменных столбиков, с углублением в верхнем конце. Думают, что эти

столбики были не чем иным, как постаментами для Л. Иногда вместо

столбиков постаментами для Л. служили треножники или канделябры. Л. над

могилами были эмблемами вечного света радости и благодати, которым будут

наслаждаться праведники в обителях вечного блаженства; это выражают

многие надписи на могилах, напр. Luce nova fraeris, lux tibi Christus

adest. Многие из Л. в катакомбах и усыпальницах не имели, впрочем,

эмблематического значения, а существовали просто для освещения коридоров

катакомб. Для домашнего употребления Л., как и в катакомбах, или

подвешивались на потолке, или ставились на канделябрах или столиках.

Ресси думает, что Л. с христианскою орнаментикой служили и при

совершении крещения оглашенных, которое на языке церкви известно также

под именем просвещения (светом веры Христовой). Л., подвешенные к

потолку церквей, сначала не имели вида нынешнего паникадила (=большой

люстры,. висящей под главным куполом церкви), а составляли обруч,

уставленный Л. или свечами. Такие короны Л. или Л. стелларии (velut

stellae in coelo) употребляются и доселе в Греции, под наз. kwroV

(круг). В первобытной церкви Л. делались из глины (преимущественно

красной), из терракотты, позже - из бронзы. Признаками христианского

происхождения Л., находимых при раскопках (вне крипт и христианских

катакомб), кроме христианских эмблем и символов, считается их форма,

представляющая большее или меньшее подобие корабля (navicella), главного

символа церкви в эпоху язычества. Со времени торжества христианства в

римской империи церковные Л. часто были в высшей степени художественны и

богаты. Лучшим произведением этого рода считается подвесная лампа,

находящаяся ныне во владении потомков бывшего великого герцога

тосканского. Замечательна также Л., найденная в могиле Марии, дочери

имп. Гонория, жены Стиликона. Некоторые древние Л. имеют вид других

фигур церковной символики: пальмы, голубя, агнца, короны, монограммы I.

Христа, буквы w. Начиная с VI в. Л. часто имеют форму равноконечного

(четырехконечного) креста, изредка - "доброго пастыря", окруженного

овцами, или круга, с поясными по краям изображениями 12 апостолов;

однажды встречается Л. в фигуре петуха, однажды - оленя, однажды -

зайца. На одной древней африканской Л. имеется изображение двух агнцев,

стоящих на двух четырехконечных крестах (символ Христа распятого,

указывающий на происхождение Л. ранее V в.). Все эти фигуры встречаются

почти исключительно на Л. глиняных и терракотовых. Рисунки церковных Л.

см. у Мартиньи, "Dictionnaire des antiquites chretiennes" (П., 1889).

И. Б - в.

Ламы (Auchenia) - род парнопалых млекопитающих из семейства

мозоленогих или верблюдов (Camelidae s. Tyiopoda). Относящиеся сюда виды

гораздо меньше верблюдов и не имеют на спине горбов; обыкновенно первый

молочный коренной зуб не заменяется постоянным, а первый нижний коренной

выпадает, так что зубная формула Л. , уши длинные и остроконечные, морда

острая; длинную шею Л. держат поднятой вверх; туловище очень поджатое;

пальцы длинных ног разделены более чем у верблюдов и каждый образует

отдельную мозолистую подошву (у верблюдов оба пальца образуют общую

подошву); копыта развиты сильнее, между пальцами открывается копытная

железа; хвост короткий и покрыт длинной шерстью; шерсть вообще длинная и

более или менее волнистая. Л. известно 4 вида, которые водятся в зап.

части Южн. Америки и живут стадами на горах, а далее на Ю (в Патагонии),

где температура достаточно низка, и на равнинах. Под экватором Л.

обыкновенны на высотах 4000 - 5000 и., ниже 2000 м. они живут уже плохо.

Из этих 4 видов Л. (A. lama Desm.) и альпака или пако (A. pacos Tschudi)

известны лишь в прирученном состоянии, гуанако (А. huanaco H. Sm.) и

вигон или викунья (A. vicunna Desm.) в диком (иногда приручают и их).

Предполагают, что Л. и альпака произошли от гуанако и викуньи; другие

считают их вполне самостоятельными видами. Л. приносят пользу, как

вьючные животные (единственные вьючные животные туземцев до появления

европейцев), а также мясом, шерстью и шкурами. Весьма ценна тонкая

длинная шерсть альпаки и викуньи.

Н. Кн.

Лангенбек Бернгардт-Рудольф-Koнpад - выдающийся германский хирург

половины наст. столетия, учитель Эсмарха, Билльрота, Тирша, Гурльта и

др., племянник КонрадаИоанна Л. (1810 - 1887), изучал медицину в

Геттингене, где в 1835 г. получил степень доктора медицины за

диссертацию "De retinae stractnra penitiore", после чего с научными

целями посетил Францию и Англию. С 1836 г. в Геттингене. В это время

напечатал ряд замечательных сочинений об оперативном лечении привычных

судорог пальцев, заикания подкожным сечением мышц и сухожилий; о

непосредственном заживлении ран путем защиты их от внешнего воздуха и

пр. Профессор хирургии в Геттингене, Киле, потом в Берлине. Здесь его

учениками и ассистентами напечатаны многочисленные сообщения из его

клиники; сам же он обнародовал ряд превосходных статей о подкожных

рассечениях костей, о пластических операциях и др. С 1860 г. издавал,

вместе с Билльротом и Гурльтом, поныне существующий "Архив клинической

хирургии". С 1864 г. он принимал очень большое участие в организации

военно-медицинской части во время войн Дании, Австрии и Франции и

результаты своих поучительных наблюдений опубликовал в ряде выдающихся

сочинений. Он же первый опубликовал случай полного удаления гортани, об

ампутации языка термокаутером и др. В 1872 г. основал немецкое

хирургическое общество, которого долгое время был председателем.

Г. М. Г.

Ландстинг (Landsting) - верхняя палата в Дании.

Ландтаг. Так называется в Германии, в противоположность рейхстагу,

периодическое собрание представителей в отдельных государствах, входящих

в состав империи, а также в отдельных провинциях (провинциальные

ландтаги). В средние века и в начале новых Л. были строго сословными;

представлены на них были дворянство, духовенство и города, причем даже

совещания иногда происходили отдельно по сословиям . В течение XVIII в.

Л. во многих государствах Германии или вовсе исчезли, или влачили самое

жалкое существование, не имея влияния на ход государственной жизни. По

окончании Наполеоновских войн германские правительства постепенно

вводили конституционное устройство. В одних государствах (напр. Нассау в

1814 г., Шаумбург-Липпе - 1816, Вальдек-Пирмонт - 1816) Л. устраивались

по старинному сословному принципу; в других, в которых ландтаги

сохранились, они были только реорганизованы, с сохранением сословного

принципа, но с некоторыми уступками современным требованиям (Вюртембер -

1819, Ганновер - 1819, Брауншвейг

- 1820); в третьих, наконец, к которым принадлежали как государства,

в которых еще сохранялись старинные представительные учреждения (напр.

Саксония, в 1830 г.), так и государства, в которых не осталось и тени

представительных собраний (напр. Бавария; первая ее конституция

относится к 1808 г., но она не была осуществлена на деле; следующая,

осуществленная, дана в 1818 г.), Л. с самого начала были организованы по

принципу всесословного представительства. Позже всех учредила у себя Л.

Пруссия, сначала, в 1847 г., на сословном начале , потом на

представительном, в современном смысле слова, и Ольденбург (1849). В

настоящее время повсеместно в Германии, за исключением только

Мекленбурга, Л. построены на представительном принципе. В Пруссии,

Баварии, Саксонии, Вюртемберге, Бадене и Гессене Л. делится на две

палаты: верхнюю и нижнюю, составляемую посредством выборов по

избирательным округам; избирательное право повсеместно ограничено более

или менее высоким имущественным цензом. В остальных германских

государствах Л. состоит из одной палаты депутатов. Мекленбургския вел.

герцогства, управляемые на основании конституции 1765 г., имеют один

общий Л., членами которого состоят все владельцы рыцарских имений и 48

депутатов от привилегированных городов, при чем такие важные города, как

Висмар и НейСтрелиц, не имеют своих представителей. Эти чины совещаются

иногда вместе, иногда отдельно. В Пруссии существуют также

провинциальные Л., заведующие местными делами . cm. Felix Stork,

"Handbuch der deatschen Verfassungen" (Лпц. 1884). В Австрии Л.

существуют во всех представленных в рейхсрат королевствах и землях и

являются органами местного самоуправления. Членами их состоят

apxиепископы и епископы (в Тироле также 4 выборных представителя от

низшего духовенства), ректоры университетов и депутаты от тех же 4

избирательных курий, по которым происходит избрание депутатов рейхсрата.

В. В.

Ландыш (Gonvallaria majalis L.) - единственный вид рода растений из

семейства лилейных и подсемейства спаржевых. Подземное корневище не

толще гусиного пера, несет близ верхушки несколько бледных небольших

низовых листьев, полускрытых в земле. За ними следуют 2 больших,

совершенно цельных широколанцетных листа, между которыми на верхушке

корневища находится крупная почка. Из угла низового листа,

обхватывающего снизу оба зеленых, выступает цветочная ветвь, несущая на

верху кисть цветов, обращенных преимущественно в одну сторону. Цветы

имеют округло-колокольчатый околоцветник белого цвета, с 6 отвороченными

зубцами; 6 тычинок, сидящих на околоцветнике, и округлую завязь,

заканчивающуюся коротким столбиком. Ароматные цветы грациозно

свешиваются. Плод - оранжевая ягода, содержащая почти шаровидные семена.

На следующий год верхушечная почка продолжает собою корневище и опять

приносит 2 больших листа (как исключение - 3), но цветочный стебель

появляется редко ежегодно. Л. распространены во всей Европе и Сибири, а

в Америке снова появляются в Аллеганах. Они принадлежат к числу теневых

растений. Цветут повсюду весною. Л. уже давно разводят искусственно и

получены сорта с более крупными цветами, с цветами махровыми, розоватыми

и пр. Л. разводят преимущественно черенками. Для этого отрезывают

верхнюю часть корневища и садят в глинисто-песчаную, богатую листовым

перегноем почву, на расстоянии 8, 10 дюймов друг от друга. Для выгонки

еще осенью запасаются черенками, отрезывая верхние части корневища

длиною около 5 стм выбирая такие, у которых верхушечная почка крупна и

округла. Такие черенки садятся в просторные горшки, по 10 или 12 в

каждый. Собственно для выгонки строятся очень низкие теплицы, в который

вносятся горшки с Л., окружив их песком или мхом; поверхность горшков

также прикрывается мхом. Температура в теплице должно во все время

выгонки поддерживать в 30 и даже 36° Ц. Через 3 недели растения начинают

цвести. Мох должно непременно держать сырым. Когда растения показываются

из мха, горшки становят к свету, сначала все таки оттеняя их. Таким

образом получаются цветущие Л. даже к новому году. Выгонкою Л.

занимаются особенно много в Германии, напр. в Берлине. К нам они

ввозятся в большом количестве. А. Б - в.

Ландыш майский (медиц.) - действует глюкозидом конваллимарином (хотя

содержит еще слабительный глюкозид конвалларин), назначается (до 60

капель в день) в виде настойки при чисто нервном сердцебиении для

урегулирования его.

Ланкастер (Lancaster) - англ. граф. и герцог. титул, принадлежавший

боковой линии Плантагенетов. Младший сын короля Генриха III

Плантагенета, Эдмунд (умер в 1296), носил титул графа Л. Внук его Генрих

был возведен (1351) Эдуардом III в герцоги. Его единственная дочь Бланка

вступила в брак (1359) с сыном Эдуарда III, Джоном, возведенным в 1362

г. в герцоги Л. Его старший сын, вступивший (1399) на англ. престол под

именем Генриха IV, был родоначальником Ланкастерского королевского дома

(1399 - 1461). После того, как внук Генриха IV, Генрих VI, погиб в

Tаyepе, а сын последнего, Эдуард, пал в битве (1471) при Тьюкесбери,

мужская линия Л. угасла. Родственный с Л. по женской линии Генрих Тюдор

вступил в 1486 г. на англ. престол.

Ланнер (Laner, Joseph-Franz-Karl) - известный композитор танцевальной

музыки и капельмейстер (1800 - 1843). Написал более 200 разнообразных

танцев, из которых в особенности вальсы отличаются своею оригинальностью

и свежестью. Венцы ставили Л. наравне со Штраусом-отцом и Лабицким.

Н. С.

Лантан (хим.) - один из металлов церитовой группы , по способу

нахождения в природе; по химическим отношениям, по способности

образовать La2H3 его должно отнести к более основной подгруппе 3-й

группы периодической системы (La=138,2, Б. Браунер), легким

представителем которой служит скандий.

С. К.

Ланцет - хирургический инструмент для производства кровопусканий и

вскрытия нарывов. В настоящее время заменен другими, более

целесообразными инструментами.

Лань (Damа) - род жвачных из семейства оленей (Cervidae) с

единственным видом Dama vulgaris Brooks. Конец морды голый, глаза и уши

большие, слезные ямки явственные, сравнительно с настоящими оленями

(Cervus) ноги короче и менее сильны, туловище толще, шея и рога короче,

хвост длиннее. Рога есть лишь у самцов: они при основании круглые в

поперечном сечении, имеют передний (надглазный) отросток и снабжены

короткими отростками на конце. Летняя шерсть рыжевато-бурая с белыми

крапинами, живот и внутренняя сторона ног белая, волосы на спине с

черными концами и образуют, благодаря этому, черноватую полосу; хвост

сверху черный; зимняя окраска более серая и почти без пятен; иногда

попадаются совершенно белые экземпляры, не меняющие цвета. Длина тела

около 1,6 м., из которых 16 - 19 стм. занимает хвост, высота плеч 85 -

90 стм., крестец немного выше. Вес редко больше 100 - 120 клг. Самка

меньше. Л. в диком состоянии живет в Северной Африке. на Ю до Сахары и

ЮЗ Азии, прежде жила и в Южной Европе. Разводится в парках, особенно в

Англии. Органы чувств Л. хорошо развиты, человека она чует шагов за 300,

по быстроте и силе прыжков уступает благородному оленю, но может

перепрыгивать через препятствия метра в 2 вышиною. Л. живет

преимущественно в лесах, пересекаемых лугами, питается почками, побегами

и корой деревьев, различными травами, хлебами и т. п. Взрослые самцы

живут летом поодиночке или маленькими стадами, а молодые вместе с

самками и детенышами. В середине октября взрослые самцы присоединяются к

стадам и отгоняют молодых, которые в это время образуют отдельные

небольшие стада, но по окончании течки (через 2 недели) опять

присоединяются к стадам самок. Уже годовалые самцы способны к

размножению. Голос Л. похож на фырканье или хрипение. Беременность

длится 8 месяцев; обыкновенно в июле рождается 1, редко 2 детеныша;

самка тщательно охраняет их, прогоняя мелких хищников ударами передних

ног, а крупных стараясь отвести. У детенышей-самцов через 6 месяцев

образуются на голове возвышения и к концу февраля из них вырастают

прямые рога, рост которых продолжается до августа, когда с них

сбрасывается кожа. На 2-й год появляются развилины, на 3-й надглазная

ветвь и появляются отростки, а образование лопатки начинается на 6-м

году. Рога старых самцов весят до 6 - 7 клг. Старые самцы сбрасывают

рога в мае, годовалые в июне, к августу или сентябрю вырастают новые.

Шкура Л. ценится, мясо очень вкусно, особенно с июля до сентября.

Охотятся на Л. облавами или подкрадываются к ним с ружьем. Близок к Л.

был вымерший исполинский олень (Megaceros giganteus Ow., euryceros

hibernicus), остатки которого встречаются в дилувии Европы и Сибири, а

чаще всего в торфяных болотах Ирландии. Лопаторасширенные рога с

глазными отростками имели до 2 м. длины, крайние концы правого и левого

рога отстояли на 3 - 4 м. Утверждают, будто бы он водился еще в XII в. в

Ирландии.

Н. Кн.

Л. или даниель, также даниелька, разводится в большом количестве, для

украшения парков, а отчасти и для охоты, во Франции, Германии, Италии,

Испании и Англии. В России разведением их занимаются исключительно в

Прибалтийских провинциях, Польше и Закавказье. Раньше лани содержались в

окрестностях Петербурга, в Лисинском парке, но ныне вывезены оттуда в

Боржомское имение вел. кн. Михаила Николаевича. Л. называется также

самка оленя (Cervus elaphus).

С. Б.

Лаокоон - знаменитая античная мраморная группа, найденная в 1506 г. в

винограднике гражданина Ф. де'Фредди на Эсквилине, в Риме (а не в термах

Тита, как гласит обычное предание, в подтверждение которого в упомянутых

термах до сих пор показывают нишу, где будто бы был найден Л.). Папа

Юлий II вскоре приобрел эту группу, уступив де'Фредди пожизненно доходы

с заставы Порта-Сан-Джованни до суммы 600 дукатов зол. (ок. 3000 р.

зол.) ежегодно. В ватиканском "дворе статуй" или Бельведере была

проектирована архитектором Дж. ди Сан-Галло особая ниша для Л. Браманте

сделал с Л. первую бронзовую копию по восковой модели Джакопо Сансовино.

Микеланджело прилежно изучал Л. и указал, что группа сделана не из одной

глыбы мрамора, как говорится у Плиния. Когда Франциск I, после победы

при Мариньяно (1616), требовал от Льва Х группу себе в подарок, папа для

удовлетворения франц. короля, заказал Баччо Бандинeлли копию Л.; эта

копия (с изменениями) находится ныне в музее Уффици, во Флоренции.

Бандинелли же был и первым реставратором Л., найденного без правых рук

отца и младшего сына и без правой кисти руки старшего сына. Но свою

реставрацию он не внес в оригинал, а только сделал в упомянутой копии.

Когда, вскоре затем, папа пожелал реставрировать самый оригинал,

Микеланджело рекомендовал ему с этою целью своего ученика и помощника

Монторсоли, который и занялся этою работой. Для правой, поднятой руки Л.

было, по-видимому, предложено несколько проектов. Реставрация Монторсоли

была проектирована, кажется, в глине. Приставленные теперь к оригиналу

реставрированные части, из стука, принадлежат скульптору ХVIII в. Авг.

Корнаккини и, вообще, вопреки мнению большинства нынешних

археологов-классиков, главным образом немцев, должны быть признаны

правильными. В 1803 г. Л. помещен в одном из четырех-кабинетов,

пристроенных к углам бельведерского двора. Кроме знаменитой группы,

сохранилось еще в разных местах несколько фрагментов более или менее

близких ее копий, в том числе голова Л. в Имп. Эрмитаже (галл. древн.

скульпт., №395), все сомнительной древности, и целый ряд воспроизведений

ее в виде рельефов, монет, статуеток и т. п. Этим воспроизведениям

посвящены детальные исследования Блюмнера (в его 2-м изд. Лессингова Л.,

Берлин, 1880, стр. 704 и сл.) и в особенности Ферстера ("Jahrbuch d. К.

D. Archaeol. Inst.", VI, 1891, стр. 176 - 196, и IX, 1894, стр. 43 -

50). Древность этих воспроизведений сомнительна, за исключением

свидетельства Плиния (Nat. Hist., XXXVI, 5, 11), что Л., находившийся "в

доме имп. Тита" и бывший произведением трех родосских художников,

Агесандра, Полидора и Афинодора, есть "лучшее из всех произведений

живописи и ваяния", казалось, вполне подтвердилось находкою группы.

Современники ее открытия превозносили её выше всех известных статуй.

Винкельман относит группу Л. к эпохе Александра Вел. и видел в ней

непосредственное влияние стиля Лисиппа. Наоборот, Лессинг, в своем

"Лаокооне" (лучшее изд., с критикой текста и богатым эстетическим и

археологическим комментарием: Н. Bitimner, Lessings Laokoon

heraasgegeben nnd eria, atert", Берл., 1880), высказывался, как за более

вероятное, за более позднее происхождение группы и был не прочь

допустить зависимость её от Виргилия, хотя не в том решительном смысле,

какой придается ей современными археологами-классиками (напр. Вольтерсом

в его издании "Bausteiae" Фридрихса, стр. 537). Лессинг говорит, что

различия, замечаемые между описанием Виргилия и группою, объясняются

легче и естественнее, коль скоро предположить, что скульпторы работали в

зависимости от поэта, а не наоборот. У художника чаще выходить

некрасивым то, что красиво у поэта, чем наоборот. Не надо, впрочем,

забывать, что Л. служит Лессингу только исходною точкою общеэстетических

рассуждений о пределах и особенностях поэзии и пластики. Достойно

внимания предположение, высказываемое издателем произведений Лессинга,

вышедших в свет под общей ред. Гемпеля (Б., 1868 - 78, 20 тт.), и

разделяемое Блюмнером, что Лессинг, в сущности, критиковал Винкельмана,

не называя его. Гете, в "Пропилеях" (Ueber L., 1797), дает восторженный

отзыв о группе, находя в ней удовлетворенными все требования, какие

только могут быть предъявлены к художественному произведению вполне

совершенному и которым можно наслаждаться без пособия каких-либо

побочных знаний и разъяснений. Некоторые детальные замечания Гете

(напр., что младший сын только обвит, а не укушен змеею) ошибочны и

сделаны, вероятно, не в виду самой группы, а на основании одной из

крайне произвольных старинных гравюр. Сто с лишком лет спустя после

Винкельмана и Лессинга, вопрос о Л. разросся и усложнился (его

литературу см. у Блюмнера) и для большей ясности должен быть разбить на

несколько частных вопросов.

А) Реставрация, как сказано выше, должна быть признана, вообще,

правильной. Овербек (Plaslik) и за ним большинство археологов-классиков

предпочитают видеть Л. и младшего сына закинувшими правые руки за

голову, первого - от боли, второго

- в предсмертной агонии. По их мнению, Л. уже обречен на гибель и

сознательно уже не борется, находясь всецело под влиянием страшной боли

от змеиного укуса, поражающего его, подобно молнии. Ввиду напряжения

мускулов, доказывающего, что Л. борется всеми силами, и, в частности, в

виду левой руки, душащей змею, хотя и неудачно, далеко от головы, все

реставраторы и вообще художники совершенно правильно требовали того же и

от правой руки, на основании простейшего закона параллельности движения

и инстинктивности действий рук и ног. Правая рука младшего сына также не

была закинута, а искала точки опоры, так как вся фигура сшиблена с ног и

приподнята кольцами змеи. Все, что говорится о красивой пирамидальности

группы, при упомянутой реставрации - неверно, так как голова Л. не на

равном расстоянии от голов сыновей.

Б). Толкование и оценка. Л. представлен нагим, сидящим на возвышении

о двух ступенях (может быть, на жертвеннике), на которое свалилась его

одежда. По ту и другую стороны от него - два его сына, различного

возраста, также почти совсем нагие. Все три фигуры обвиты - главным

образом, по ногам и рукам - двумя громадными змеями, из которых одна

кусает Л. в левое бедро, а другая впилась в правую часть груди младшего

сына, стоявшего вправо от отца на ступеньках возвышения, но приподнятого

кольцом змеи, привязавшим его правую ногу к правой ноге отца. Л. от боли

корчится и кидается в противоположную укусу сторону, стараясь, вместе с

тем, инстинктивно разорвать как руками, так и ногами, опутавших его

змей. Голова следует общему судорожному движению тела. Лицо искажено

страданием, рот полуоткрыт, но, как прекрасно указал физиолог Генке

("Die Gruppe des Laokoon", Лейпциг и Гейдельб., 1862), не кричит, а, как

на то указывают приподнятая грудь и складки живота, набирает в себя

воздух, для дальнейшей энергичной борьбы. Во всяком случае, до утраты

сил и беспомощного падения на жертвенник, которым преступный жрец

осквернит святыню, тут еще далеко. Младший сын, как замечено выше,

сшиблен и укушен змеею, но еще не умирает: его лицо выражает не

спокойствие смерти (Овербек), а, наоборот, живейший ужас; правою рукою

он инстинктивно ищет схватиться за что-либо в воздухе, а левою сжимает

голову змеи, укусившей его, и, по-видимому, издает вопль. Старший сын

находится пока в наименее страшном положении. Что и ему не уйти, на это

художники намекнули узлом, который образовала змея вокруг его левой

ноги. Левою рукою он старается освободиться от этого узла, а правою,

также опутанной змеиным кольцом, по-видимому, зовет к себе на помощь.

Лицо его выражает преимущественно сострадание к отцу и брату. Что

касается до художественной оценки Л., то превосходная группа эта вполне

достойна тех восторгов, предметом которых она была в течение столетий.

Превосходное знание анатомии и виртуозное умение выказать его при самом

неестественном положении фигур, пафос движений, выразительность лиц и

жестов - все это доказывает, что авторы Л., или тот из них, который был

изобретателем и душою предприятия, были таланты первостепенные.

Отнесение группы Винкельманом к эпохе после Лисиппа остается и теперь

вообще верным. Относить её к эпохам Фидия или Праксителя, конечно,

нельзя: для этого в ней слишком мало простоты и слишком много пафоса,

театральности, стремления к эффекту. Группа задумана с расчетом на одну

точку зрения и чрез то приближается к рельефной композиции. Это все

характерные особенности упомянутой эпохи. Художники бессознательно или

умышленно придали сыновьям Л. пропорции. не детей, а взрослых людей, но

гораздо меньших размеров, чем главная фигура, и замечательно, что это не

режет непредупрежденного глаза. Фигуры детей от этого стушевываются

перед фигурою отца; тем не менее такой прием должен быть признан

антихудожественным. Несмотря на то, что мы теперь гораздо лучше, чем

Винкельман, знаем все периоды древнего искусства, дальние его terminus

post quern, на основании одних стилистических соображений мы не могли бы

идти в датировке памятника, если бы не помогла эпиграфика.

В). Эпоха группы. Мы уже установили terminus post quern для Л.

Тerminus'ом ante quern является эпоха Флавиев, когда группа была

поставлена в доме имп. Тита. Так как других древних сведений о Л., кроме

того, что говорится у Плиния, не имеется, то до выяснения вопроса о

времени жизни творцов группы приходилось добираться окольными путями.

Подробнее всего этот вопрос разобран у Ферстера ("Ueber d.

Entstehungszeit des L. Verhandlungen der 40 Versammiung dent. Philologen

u. Schulmannen in Gorlitz", Лпц. 1890). Он подразделяет его на 3 части:

1) Грамматико-экзегетическую. Дело идет о свидетельстве Плиния, что

художники работали группу "de consilii sententia". Защитники позднего

происхождения видели здесь consilium principis эпохи императоров и

полагали (Лахманн, Кайбель и др.), что группа была заказана для

украшения дворца (или бань) Тита императорским советом. Приверженцы

более древнего происхождения группы переводят означенное выражение

словами: "по совету друзей" (Моммсен) или же "по взаимному соглашению"

(Фёрстер) и т. п. Вернее признать это выражение темным и, быть может,

переведенным из греческой надписи художников, находившейся на

пьедестале. 2) Mифографическую и историко-литературную. Вопрос о

зависимости группы от Вергилия, или от утраченных греческих источников,

весьма запутанный; в сущности, он ничего не дает для определения времени

исполнения группы. Во всяком случае, в поэме Вергилия змеи набрасываются

сперва на детей, а потом на отца. Аналогия помпеянской стенописи,

по-видимому задавшейся целью точно иллюстрировать Вергилия, также весьма

слаба. 3) Эпиграфическо-палеографическую. Пользуясь надписями, уже

Фёрстер, а в особенности Гилдер-фон-Гертринген ("Die Zeitbestimmung d.

Rhodischen Kunstlerinschriften", в "Jahr. d. Inst", IX) получили гораздо

более точное определение времени жизни наших художников. Сопоставление в

надписях их имен с именами знаменитых римлян (Мурены, Лукулла, Лентула

и, м. б., Суллы) делает очевидным, что художники жили в начале 1 в. до

Р. Хр. Вообще исследование Гилдера-фон-Гертрингена устанавливает для

родосской школы период процветания гораздо более продолжительный (III -

I вв. до Р. Хр.), чем тот, который определяли перед тем, и даже

позволяет предполагать, что три ваятеля Л. были братья. В заключение,

упомянем, что сходство Л. с некоторыми фигурами пергамского фриза,

подмеченное в особенности Кекуле ("Zur Deutung u. Zeithes Ummung des

L.", Берл. и Штутгардт, 1883), не простирается далее случайного и чисто

внешнего и не дает права поднимать вопрос о заимствовании Л. от

пергамских скульптур, которые не возвышаются над уровнем развитой

орнаментальной пластики и красота которых, по сравнению с Л., может быть

названа не более как каллиграфией. В отношении определения времени (1 в.

до Р. Хр.) Кекуле прав; но, как мы видели, такая датировка основывается

на совершенно иных соображениях (Кекуле возражал наиболее сильно

Иренделенбург: "Die L. gruppe und der Giganlenfries von Pergamenischen

Altars", Берлин 1884). Еще с большим основанием можно усомниться в

значении усмотренных в конце аналогий между Л. и геркуланской мозаикой,

изображающей битву Александра Великого ("Laokoon und Alexanderschlacht.

Commentationes in honorem Th. Mommseni", 448 стр. и след. Берлин, 1878).

А. Щукарев.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 6 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close