Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:59
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Линь (Tinca vulgaris s. tinca) - представитель особого рода семейства

карповых рыб (Cypriniodae). Чешуя мелкая, глубоко сидящая в толстой

слизистой коже; боковая линия полная; спинной плавник короткий, передний

его край приходится над брюшными плавниками; заднепроходный плавник

короткий, хвостовой несколько усечен; рот на конце головы, на углах рта

по короткому усику; конические глоточные зубы расположены в один ряд, с

одной стороны их 4, с другой 5. Тело очень гладкое и покрыто толстым

слоем слизи; все плавники закруглены. Цвет находится в сильной

зависимости от свойств тех вод, в которых Л. живет. Вообще цвет черно-

или оливково-зеленый, с золотистым или медным блеском, на брюхе светлее;

в реках и чистых озерах он желтее. В Богемии и Верхней Силезии

разводится особая, очень красивая разновидность - золотистый Л. (Т.

chrysitis), с крупной тонкой чешуей, золотистого или красного цвета с

черными пятнами. У самца 2-й луч брюшного плавника больше и толще, чем у

самки. Длина его 20 - 50 и до 70 см., вес до 3 - 4, редко 5 - 6 кг.;

изредка попадаются, однако, еще более крупные экземпляры: около Киева

был пойман Л. длиной около 1 арш. и весом около 181/2 фн. Л. водится в

Европе и юго-зап. Сибири. На севере его, по-видимому, нет (указывают,

однако, будто бы он водится около Архангельска), на вост. склоне Урала

доходит до 57° с. ш., в Финляндии - до 62° с. ш., на Кавказе

представляет большую редкость. Живет преимущественно в тихих тинистых

водах, но иногда и в низовьях рек до взморья. Л. - вялая и ленивая рыба,

держится на дне, питается водяными растениями, насекомыми и т. п. На

зиму зарывается в ил и впадает в спячку. Время икрометания на юге

России, по большей части, ? конец мая и начало июня. Число икринок у

самки около 300000. Мясо вкусно, но часто отзывается тиной. Л. нигде не

составляет предмета важного промысла; ловится в морды и верши и т. п., в

сети, на удочку и острогой (лученье). Легко разводится в прудах.

Н. Кн.

Лион (Lyon) - гл. г. дпт. Роны, после Парижа самый большой и важный

город Франции, при слиянии Роны и Соны, в красивой местности,

изобилующей садами и виноградниками; имеет 6 предместий. 416029 жителей.

Перворазрядная крепость; с 1874 г. Л. защищен вторым, наружным рядом

фортов, которые окружностью в 80 км. охватывают прежние укрепления,

расположенные частью в самом городе, частью на расстоянии 1 - 5 км. от

него. Из множества площадей в Л. (свыше 100) выделяются площадь Белькур

(Bellecourt), с каштановыми аллеями, садами и конной статуей Людовика

XIV, и площадь Карно, со статуей республики. Старинный собор св. Иоанна,

в смешанном, византийско-готическом стиле; ратуша с бронзовыми группами

"Роны" и "Соны" на фасаде; дворец св. Петра или изящных искусств. 4

государственных факультета, с 1800 слушателей; католический унив., с 4

факультетами; ветерин. училище, семинария, школа изящных искусств,

заведения для глухонемых и слепых. Городская библиотека имеет свыше

200000 том. и 2400 рукописей. Музей картин, скульптуры, антикварных

вещей; ботанический сад, обсерватория; многочисленные общества. Больница

Hоtel Dieu основана в VI ст. Л. занимает первое место в мире по

производству шелковых материй. Собственно шелковых фбр. в Л. нет: по

заказу нескольких крупных предпринимателей работы исполняются в

маленьких, самостоятельных мастерских. Число таких станков в городе и

окрестностях доходило в 1894 г. до 85000, число рабочих - до 95000.

Вообще шелковое производство занимает около 210000 рабочих. Стоимость

ежегодно вырабатываемых продуктов колеблется около 300 милл. фр. До 80

шляпных мастерских, 12 машинных мастерских, 10 котельных,

железоделательный зав.; производство пуговиц, булавок, искусственных

цветов, цветной бумаги и обоев; типографии, книжная торговля, фбр.

химических веществ, парфюмерий, фаянсовой и глиняной посуды и пр.

Торговля очень значительна; ей благоприятствует выгодное положение Л. у

двух судоходных pp. и на пути между Средиземным м., внутренней Францией,

Швейцарией и Италией. Кроме предметов шелкового производства ведется

значительная торговля вином, хлопком, овечьей шерстью, каменным и

древесным углем, мукой и др. Л. был значительным городом древней Галлии

и назывался Lugdunum. Под римским владычеством достиг цветущего

состояния. При Нероне сгорел, но быстро возник вновь. Из римских

построек сохранились остатки трех акведуков, театров и пр. Христианство

в Галлии раньше всего утвердилось в Л. В средние века Л., с окружающей

областью, составлял графство Лионнэ; при имп. Конраде II принадлежал

германской империи. В XIII ст. здесь были два значительные церковные

собора. Во время первой франц. революции Л., в 1793 г., принял сторону

противников конвента, вследствие чего был осажден правительственными

войсками, принужден к сдаче и приговорен конвентом к уничтожению.

Комиссары конвента, Колло д'Эрбуа, Фуше и Кутон, не исполнили этот

приговор всецело, но множество жителей было расстреляно, лучшие здания

разрушены. После революционных погромов Л. оправлялся очень медленно;

только с 1815 г. торговля и фбр. шелку стали быстро развиваться. Кроме

конкуренции других стран, Л. повредили восстания 1831, 1834 и 1849 гг.,

подавленные военной силой. В 1840, 1856 и 1882 г. Л. пострадал от

наводнений. В 1872 г. и в 1894 г. здесь были большие промышленные

выставки. При посещении последней был убит президент Кapно.

Липа (Tilia L.) - род деревьев из семейства липовых. Листья

очередные, двухрядные, сердцевидные и пильчатые, прилистники рано

опадающие. Цветы собраны в виде ложных зонтиков, сидящих в углах листьев

и снабженных бледным языковидным прилистником, до половины приросшим к

ножке соцветия. В чашечке и в венчике по 5 частей. Тычинки в большом

числе, при основании срастаются более или менее заметно в 5 пучков, из

них внутренние у некоторых видов не имеют пыльников, представляясь

стаминодиями. Завязь цельная, 5-гнездая, в каждом гнезде по 2 семяпочки.

Плод ореховидный, вследствие недоростания семяпочек односемянный или

2-семянный. Зародыш в семенах с листоватыми, лопастными семядолями. До

10 видов, раздробляемых некоторыми авторами еще на большее число. У нас

в Европ. России и в зап. Сибири распространен вид Т. parvifolia Ehrh.

(Т. ulmifolia Scop.), причислявшаяся Линнеем к его виду Т. europaea L.,

куда относил он и зап.европейский вид Т. platiphylla Scop. Эти 2 вида

типически между собой довольно хорошо отличаются, но между ними имеются

переходы, подавшие повод образовать вид Т. intermedia DC, принимаемый

иными за разновидность, другими за помесь между вышеназванными, что

действительно указывает на их близкое cродство, а может быть и на

принадлежность их действительно к одному виду. В своих типических формах

обе Л. отличаются следующими признаками. Т. раrvifolia - зимняя,

мелколистная Л. Листья голые, с изнанки сизы, несут в углах нервов

пучечки рыжих волосков, соцветия направлены кверху, содержат от 5 до 11

цветов, плоды тонкостенные, с неясными ребрами. Бывают вышиной в 30 м.

на 120 году, но могут достигать и гораздо большей старости. Известны Л.,

которым насчитывается до 800 и даже 1000 лет. Л. в России доходит до

средней Финляндии, а оттуда северный предел ее распространения

понижается до северной оконечности озера Онего, проходит через

Шенкурский у. Архангельской губ., дальше понижается почти до Устюга, а

потом и до 60° сев. шир.; переходя через Уральский хребет, северный

предел Л. понижается весьма сильно к югу, подымаясь опять в Сибири. - Т.

platiphylla - летняя Л. - цветет и идет в сок раньше предыдущей, листья

ее крупнее и пушистее, изнанка не сизая. Соцветия поникшие, плоды с

жесткой скорлупой и 5 резкими ребрами. Ее распространение в России плохо

известно. По-видимому, она дико попадается только в юго-западной окраине

и в Польше, также как на Кавказе, достигает таких же размеров, как и

зимняя. В парках и садах она у нас несомненно разводится с успехом.

Серебристая Л. (Т. argentea Desf.) растет у нас на Кавказе и в юго-зап.

России, а в остальной Европе - в восточной ее части. Местами на Кавказе

и местами в Крыму попадается еще Т. rubra DC., в садах и парках ?

американская (Т. americana). Дерево Л. высоко ценится для разных поделок

и построек. Громадные липовые стволы, достигающие свыше сажени в

диаметре, идут за Кавказом на чаны для выдавливания винограда. У нас же

Л. идет главным образом на лыко, т. е. на добывание дуба, дающего кроме

лубков еще мочало, идущее на циновки, рогожи, кули, а также на лапти.

Громадное употребление этого материала (дуба) уже имело следствием

истребление липовых лесов во многих местах, где Л. была еще сравнительно

очень недавно весьма обильна. Дело в том, что для добычи дуба приходится

губить целое дерево, а восстановление липовых лесов хотя и происходит

быстро, с помощью побегов от ствола сеянцами, но далеко не в той

степени, в которой идет ее истребление. Другой продукт Л. - ее цветы,

собираемые в огромном количестве для лекарственной цели. Л. растет всего

лучше в теплых и достаточно наделенных дождями странах, как напр. зап.

Закавказье, в странах с недостаточными дождями она не достигает тех

размеров, которые получает даже в климатах холодных, но более влажных.

Довольствуется весьма разнообразными почвами и очень легко засевается

сама собою.

А. Бекетов.

Липецк - уездный город Тамбовской губ.; возник на месте другого

города, существование которого относит предание к глубокой древности.

Принадлежал к курскому княжеству, затем был резиденцией липецких князей.

В 1284 г. Л. разорен татарами за непослушание баскаку Ахмету. В конце

XVII в. здесь было с. Липовка. Петр I устроил здесь литейный завод для

приготовления снарядов и других военных принадлежностей, действовавший

до открытия Луганского зав., в 1796 г. Петр I открыл и липецкие

минеральные воды и выстроил себе дворец, сгоревший в 1806 г. При

учреждении Тамбовской губ., в 1779 г., Л. сделан уездным городом.

Жителей 16931 (8523 мжч. и 8408 жнщ.): православных 16770, раскольников

35, католиков 21, протестантов 8, евреев 62, магометан 12, проч.

исповеданий 23. Дворян 396, духовного сословия 69, почетных граждан и

купцов 1466, мещан 13025, крестьян 1512, военного сословия 448, проч.

сословий 15. Православных црк. 10; всех зданий 2125, из них 298

каменных. Л. расположен в 1/2 в. от юго-вост. жел. дороги (линия

Орловско-Грязская). 2 ярм., на которые привозят товару около 100 тыс.

Фабрик и заводов 41, с производством на 567471 р. : винокуренный зав., с

производством на 372038 р., 4 свечновосковых - на 58600 р., 9 кожевенных

- на 55 тыс. р., 1 табачная фбр. - на 45 тыс. р. Духовное учил., женская

прогимназия, уездное и приходское учил., 3 церковноприходских, 2 школы

грамотности. Богаделен 2; приют для бедных детей имени А. П. Хренникова.

Дамское попечительство о бедных и попечительство при приюте. Отделения

русского общества охранения народного здравия и общества улучшения

народного труда. Земство содержит в Л. больницу. Городских доходов 37561

р., расходов 36274 руб., в том числе на город, управление 7723 р., на

учебные заведения 5198 р., на благотворительные учреждения 494 р., на

врача 300 р. У города земли 3386 дес., в том числе пахотной 889 дес.,

выгонной 1002 дес. Обширное садовое заведение, мятная плантация,

приготовление яблочного вина. Выдано торговых документов (1894) 1685.

Памятник Петру I, поставленный в 1830 г.

Лира - древнегреческий струнный инструмент, впервые появившийся во

Фракии. Изображение Л. служило символом искусства и в особенности

музыки. Л. состояла из резонансного корпуса-ящика, круглого или

овального, по бокам которого были укреплены два расходящихся

(рогообразно) бруса. Верхние концы последних соединены были

перекладиной, к которой шли укрепленные у резонансного ящика струны (3

или 4). После Терпандра число струн увеличивается от 5 до 8. Позднее оно

дошло до 11 и даже 18. Играющий на Л. задевал струны плектром, т. е.

заостренной пластинкой (костяной или деревянной), позже ? пальцами. Л.

были различных размеров: малая - с высоким строем, средняя - со средним

и большая - с низким строем. Л. часто служила для сопровождения пению.

Лирическая поэзия получила от нее свое название. Изобретение Л.

приписывалось Гермесу, который подарил ее Аполлону. Остатки древних Л.

находятся в британском музее, в Лондоне.

Н. С.

Лирохвост, птица-лира, менура (Меnura) - род птиц из отряда

воробьиных, составляющий особое семейство Menuridae. Крупные птицы, как

по строению, так и по внешнему виду сильно уклоняющиеся от остальных

воробьиных. Клюв средней длины, прямой, на конце согнутый, у основания

ширина его больше, чем вышина; крылья короткие, 7, 8 и 9-ое маховые ?

самые длинные; хвост у самца из 16 рулевых, из них наружная и средняя

пара изогнуты в виде буквы S и придают хвосту лировидную форму; они

имеют сплошные бородки; остальные перья хвоста тонкие с несплошными

бородками и напоминают перья некоторых цапель; хвост самки ступенчатый и

состоит из 12 перьев; ноги с высокой тонкой цевкой, передние пальцы

соединены при основании перепонкой; когти кривые, но тупые, длина их

равна длине пальцев; оперение густое и рыхлое; на голове перья удлинены

в хохолок, у основания клюва щетинки. Известны два вида, живущие в южной

и вост. Австралии в густых кустарниках, скалистых и холмистых

местностях; живут на земле и превосходно бегают, летают крайне редко;

крайне неподвижны и осторожны. Голос довольно разнообразен, сильно

развита способность подражать другим звукам. Л. питаются насекомыми,

улитками, червями, а также семенами. Гнездо по большей части строится

невысоко над землей, закрыто сверху крышей и имеет боковой вход; самка

кладет одно яйцо, светлого пепельно-серого цвета с бурыми пятнами, и

высиживает его одна; птенец почти голый и слабый. Menura superba водится

в Новом Южном Валлисе; у самца верхняя сторона темно-буро-серая с

буро-красноватым надхвостьем, горло красное, нижняя сторона

буровато-пепельно-серая, брюшко светлее, хвост на верхней стороне

черновато-бурый, снизу серебристо-серый; длина 130 см., крыло 29 см.,

хвост 70 см. Самка значительно меньше, грязно-коричневого цвета, брюшко

серого. М. alberti более ржавого цвета, лировидные наружные перья

короче.

И. Кн.

Лисички (Cantharellus cibarius Fr.) - съедобный шляпочный гриб из

базидиомицетов, сем. Agaricaceae. Весь гриб оранжево-матового цвета;

шляпка у него под конец становится ворончатовогнутой; край ее сначала

загнутый, а потом выемчатый; пенек полый, постепенно расширяющийся в

шляпку. Запах слабый, но приятный, вкус несколько кисловатый. Л. растут

в лесах. Считаются, особенно в западной Европе, одним из лучших

съедобных грибов.

Лиссабон (Lissabon, Lisbonne, исп. и порт. Lisboa) - столица

Португалии, центр ее торговли и колониальных сношений, военный порт, в

пров. Эстрамадура, на сев. бер. Лиссабонской бухты, образуемой устьем

Тахо. С моря на Л. чудесный вид; город расположен амфитеатром на холмах,

окаймленных цепью Серра де Цинтра, в местности, усеянной фабриками,

дачами, садами и апельсинными рощами. 18 км. в окружности; в 1890 г.

307661 жит. (вместе с предместьями). Много негров, креолов, мулатов,

иностранцев, 30000 галегосов из исп. Галиции. После землетрясения 1755

г. физиономия Л. совершенно изменилась. Рынок, с прекрасными торговыми

рядами; сады Сан-Педро д'Алькантара, Эстрелла, зоологический и

королевский; улица Альмеида Гаррет, с площадью Камоэнса, где собирается

элегантный свет. Из церквей выдаются собор (базилика) и церк. св. Роха,

с драгоценными мозаиками. Между королевскими замками замечателен только

Аюда (Ajuda), с ботаническим садом, естественно-историческим кабинетом и

другими коллекциями. Богатые коллекции картин и др. предметов искусства

в резиденции кор. Фердинанда. Алькантарский водопровод, выложенный

мрамором, доставляет воду из Альвиеллы, Белласа и др.; 127 арок. Прежний

Иеронимитский монастырь Белем, XV в. - огромное здание, на половину

мавританско-византийского, на половину романоготич. стиля, теперь

сиротский дом; в нем церковь с гробницами Эммануила Вел., Иоанна III,

Альфонса IV и кардинала Генриха. На берегу Тахо Торре де Белем - старая

башня мавританско-готич. стиля, с батареей на вершине. Два театра,

арсеналы сухопутный и морской, верфи и доки. Лицей, несколько

учительских семинарий, промышленный институт с коммерческой школой,

рисовальная школа, политехническая школа с прекрасным ботаническим садом

и богатым естественноисторическим музеем, медико-хирургическая академия,

военная школа, морская школа с обсерваторией, метеорологическая

обсерватория, сельскохозяйственный и ветеринарный институты, много

народных и частных школ. Академии искусств и наук, с библиотекой и

ботаническим садом; две публичные библиотеки, из которых национальная с

150000 тт. и 10000 рукописей; государственный архив, с громадным

количеством документов (из них 83000 касающихся Индии); музей изящных

искусств; громадный воспитательный и сиротский дом. Значительная

промышленность: филиграновые изделия, обработка хлопка, шерсти и шелка,

обувь, шляпы, металлические изделия, обтеска камня. Несколько фабрик

табачных, фарфоровых, мыловарен, сталелитеен. Целебные теплые ключи в

Рибейра Вальха и в арсенале. Значительная торговля; несколько сотен

иностранных торговых домов; много банков, страховых, пароходных и

железнодорожных обществ; биржа, консульства. Прямое пароходное сообщение

с Азией, Африкой, Америкой и почти всеми европейскими морскими портами.

Вход в Лиссабонский зал. - Entrada di Tejo (600 м. ширины) - делится

подводным рифом на два канала; необходимы лоцманы; форты Сан-Джулиано и

Бугио или Сан-Лоренцо. Вывоз картофеля, оливкового масла, южн. фруктов,

вина, соли, руды и разных изделий. Л. - древний Олизиппо или Улизиппо, у

римлян Felicitas Julia, у свевов и вестготов Олизипона или Улизипона, у

арабов АльОшбуна и Лишбуна. В 716 г. достался арабам, несколько раз

переходил из рук в руки; в 1147 г. Альфонс португ. окончательно сделал

его христианским, с помощью крестоносцев. Иоанн I сделал Л. резиденцией,

Эммануил Вел. - исходным пунктом морских экспедиций, и Л. стал

значительнейшим торговым городом Европы, мировым рынком; пал во время

исп. владычества (1580 - 1640); снова расцвел под властью дома Браганца,

число жит. дошло до 300 т., но в 1755 г. на две трети разрушен

землетрясением и наводнением; энергия министра Помбаля возродила его из

пепла. С 29 ноября 1807 г. до 30 авг. 1808 г. был в руках французов;

освобожден англичанами. Устраивается линия укреплений для защиты города

с суши.

Лист (Ferenz Liszt) - знаменитый пианист-виртуоз, композитор,

педагог, капельмейстер и писатель о музыке, много послуживший прогрессу

музыкального искусства в XIX стол. Род. 10 октября 1811 г. в Венгрии; с

самого раннего возраста обнаружил необычайные музыкальные способности и

заслужил название Wunderkind. Семи лет он читал ноты без посторонней

помощи и вообще с чтением музыки познакомился ранее, чем с грамотой.

После трехлетних занятий у отца, Л., когда ему было около девяти лет,

впервые выступил в публичном концерте. Шесть венгерских магнатов

обеспечили Л. настолько, что он мог получить серьезное музыкальное

образование. С 1821 г. он занимался в Вене игрой на фортепиано у Карла

Черни, теорией - у Сальери. Выступая в концертах, Л. вызывал громадную

сенсацию в венской публике; во время одного из них Бетховен, после

импровизации мальчика, поцеловал его. В 1823 г. Л. поехал в Париж, где

занимался у Паэра, потом у Рейха. Одноактная опера его, "Дон-Санхо",

была дана в Париже в 1825 г. К этому же времени относятся его

фортепианный концерт A-moll, этюды и пр. В 1827 г. умер отец Л.,

вследствие чего мистическое настроениe, и прежде замечавшееся в Л., еще

более его охватило; церковь стала его утешением. Чтение, а впоследствии

знакомство с такими людьми как Гюго, Бальзак, Гейне, Альфред де-Мюссе,

Жорж Занд, выработали в Л. художника-мыслителя. С юных лет и до конца

жизни он старался пропагандировать все то, что заслуживает внимания, но

остается в тени. Так например, в 1829 г. Л. первый играл в Париже

концерт Es-dur Бетховена, классическая музыка которого была в то время

недоступна парижанам. Большое влияние оказал на Л. Паганини, npиехавший

в Париж в 1831 г. Игра гениального скрипача побудила Л. добиться еще

большего совершенства в исполнении. На некоторое время он отказался от

концертирования, усиленно работал над техникой и переложил для

фортепиано каприччио Паганини, вышедшие под названием шести этюдов. Этот

труд был первым и чрезвычайно блестящим опытом в фортепианном

переложении, которое впоследствии Л. довел до столь высокой степени. На

Л. как на виртоуза имел также громадное влияние Шопен, а как на

композитора - Берлиоз. Около 1835 г. большое внимание обратили на себя

статьи Л. о социальном положении артистов во Франции, о Шумане и др.

Рано Л. начал и педагогическую деятельность, которую никогда не покидал.

В середине 30-х годов Л. предпринимает путешествие по Швейцарии, Италии.

К этому времени относятся его сборник пьес "Album d'un voyageur"

(изданный впоследствии под названием "Annees de pelerinage") фантазии на

"Пуритан", "Лючию", "Жидовку", переложения пасторальной симфонии

Бетховена и многих сочинений Берлиоза. Дав несколько концертов в Париже

и Вене, Л. возвращается в Италию (1839), где пишет знаменитую пьесу

"Venezia е Naроli" и оканчивает переложение симфоний Бетховена на

фортепиано. Необычайные размеры его слава получает между 1839 и 1848 гг.

В этот период Л. несколько раз объехал всю Европу, не исключая России,

Испании, Португалии, Турции. В России Л. был в 1842 и 1848 гг. Он первый

стал выступать в концертах, исполняя всю программу один, без участия

посторонних артистов. Результатом артистических путешествий было большое

состояние, давшее Л. возможность подвинуть дело постановки монумента

Бетховену в Бонне: он внес недостававшую сумму в 18 тыс. талеров. Для

музыкального торжества, сопровождавшего открытие памятника (1845), Л.

написал кантату, посвятив ее памяти Бетховена. Как пианист-виртуоз Л.

открыл новые горизонты. Он властвовал над публикой не только благодаря

своей технике и новизне приемов, но, главным образом благодаря

глубокохудожественному исполнению. Он умел передать свое искусство своим

ученикам и создал целую листовскую школу, представителями которой

являются Таузиг, Бюлов, г-жи Ментер, Бронсар и мн. др. Величайший из

пианистов как в игре, так и в фортепианных произведениях, он выказал

глубокое понимание богатых средств фортепиано. В 1848 г. Л. посвятил

себя капельмейстерской деятельности, поселившись в Веймаре. Благодаря

ему, Веймар становится средоточием музыкальной жизни Германии. На

оперной сцене и концертах, под управлением Л. выдвигается вперед все

выдающееся в музыкальном искусстве, все молодое и талантливое.

"Тангейзер" Вагнера, не имевший успеха в Дрездене, получает должную

оценку в Веймаре; там же впервые ставится "Лоэнгрин"; обеим этим операм

Л. посвящает особую брошюру. Берлиоз, потерпевший неудачу в Париже с

оперой "Бенвенуто Челлини", имеет с ней полный успех в Веймаре. То же

происходит и с оперой "Геновефа" Шумана, совершенно непонятой в

Лейпциге. Л. с одинаковой симпатией относился к композиторам своей

страны и чужих стран. Русские композиторы всегда вызывали в Л. живейший

интерес и большое сочувствие. Во время веймарского периода написаны:

гранская месса и почти все оркестровые сочинения Л., симфонии и

симфонические поэмы, масса фортепианных произведений - 15 рапсодий, 18

этюдов, полонезы, ноктюрны. В начале 60-х годов Л. переселился в Рим, а

в 1865 г. принял малое пострижение и звание аббата. Свою творческую

деятельность Л. направляет теперь преимущественно в сторону церкви.

Плодом ее явились оратории: "Св. Елизавета", "Христос", четыре псалма,

реквием и венгерская коронационная месса. В начале 70-х годов Л.

выступал как дирижер в Веймаре и Вене, а с 1875 г. его деятельность

сосредоточивается преимущественно в Пеште, где он был выбран президентом

вновь основанной музыкальной академии. 70-летие со дня его рождения во

многих музыкальных центрах Европы (между прочим и в Петербурге)

чествовалось концертами, составленными из произведений Л. В 1886 г. Л.,

так сказать, прощался с Европой: в Лондоне и Париже в его присутствии

была исполнена его оратория "Св. Елизавета". В Люксембурге приветствия

публики в концерте до того растрогали маститого художника, что он, хотя

и давно отказавшийся от публичного исполнения, решился играть перед

тысячной аудиторией. Осенью этого года Л. собирался в Петербург, но

скончался 19 июля в Байрейте, где и погребен. Последними композиторскими

его трудами были второй Мефисто-вальс, симфоническая поэма "От колыбели

до могилы" и несколько фортепианных пьес. Оратория "Св. Станислав",

вступление которой исполнялось еще в 1884 г., осталась недоконченной,

как и фортепианная школа: "Methode de piano". Всех сочинений Л. 647: из

них 63 для оркестра, около 300 переложений для фортепиано. Во всем, что

писал Л., видна самобытность, стремление к новым путям, богатство

фантазии, смелость и новизна приемов, своеобразный взгляд на искусство.

Его инструментальные сочинения представляют замечательный шаг вперед в

музыкальной архитектонике. Ошибаются те, которые думают, что в своих

произведениях Л. вращался в области бесформенной фантазии; напротив, его

14 симфонических поэм, симфонии "Фауст" и "Divina comedia", фортепианные

концерты представляют богатейший новый материал для исследователя

музыкальной формы. Из музыкально-литературных произведений Л. выдаются

брошюры о Шопене (переведена на русский язык И. А. Зиновьевым, в 1887

г.), о "Бенвенуто Челлини" Берлиоза, Шуберте, статьи в "Neue Zeitschrift

fur Musik" и большое сочинение о венгерской музыке ("Des Bohemiens et de

leur musique en Hongrie"). См. Christern, "F. Liszt nach seinem Leben

und Wirken aus authentischen Berichten dargestellt" (Лпц.); Schuberth,

"Franz Liszt's Biographie" (Лпц., 1871); Heymann, "L'abbe Liszt" (П.,

1871); П. А. Трифонов, "Франц Лист" (СПб., 1887); Janka Wohl, "Francois

Liszt", в "Revue internationale" (1886); L. Ramann, "Franz Liszt, als

Kunstler und Mensch" (Лпц., 1880); R. Роhl, "Franz Liszt. Sludien und

Erinnerungen" (Лпц.).

H. C.

Лист Франц фон (Liszt) - известный нем. криминалист, род. в 1851 г.,

профессор в Гиссене, Марбурге, теперь в Галле. Л. - глава

"социологического" направления в современном уголовном праве, имеющего

видных представителей и во Франции (Гарро), Бельгии (А. Пренс),

Голландии (Гомель), России (Таганцев, Фойницкий и др.): пользуясь

социологическими и антропологическими работами по изучению преступности,

оно сохраняет первенствующее значение за угол. правом, как за

юридической наукой. Уголовные кодексы, по мнению Л., всегда будут

существовать, по-прежнему распадаясь на части общую и особенную; но

борьба с преступностью должна быть поставлена в зависимость от каждого

отдельного случая, и из гибкой природы наказания должна быть извлечена

наибольшая польза. Л. не придает значения вопросу о праве государства

наказывать, ссылаясь на тот несомненный исторический факт, что всякое

нарушение жизненных интересов общества всегда и везде вело к лишению

преступника известных благ или причинению ему страдания. В историческом

своем развитии наказание из слепой инстинктивной реакции постепенно

обращается в целесообразную функцию государственной власти. Назначение

наказания

- охрана правового порядка, что только отчасти достигается угрозой

уголовного закона, главным же образом - порядком исполнения наказания.

Мера наказания определяется его целью. Так как наказание направлено

против конкретного преступника, то и цели его видоизменяются сообразно

особенностям данного случая. Трем основным группам преступников

соответствуют и троякая цель наказания. Против преступников

профессиональных и притом неисправимых общество должно защищаться при

помощи обезвреживающего наказания (пожизненное заключение); для

преступников исправимых, впадших в преступление по склонности

прирожденной или приобретенной, но для которых преступление не сделалось

еще второй природой, должно быть назначено исправляющее наказание

(лишение свободы, но не краткосрочное, только портящее преступника, а

долгосрочное, не менее 1 года); наконец, для преступников случайных, по

отношению к которым повторение учиненного представляется маловероятным,

наказание должно быть устрашительно, создавая мотивы, способные удержать

от преступления. Таким образом, тяжесть наказания должна соответствовать

не столько значению нарушенного интереса, сколько внутренним

особенностям преступника, объему и глубине его виновности; это подает

повод Л. называть свою теорию наказания теорией истинного юридического

возмездия. Л. не считает наказание самым совершенным и единственным

средством борьбы с преступностью: большое значение имеют

предупредительные меры, основанные на изучении всех факторов, влияющих

на преступность. Среди этих факторов, по отношению к привычным,

профессиональным преступникам, первое место занимают условия социальные.

Уголовное уложение, с точки зрения Л. - это magna charta преступника,

защищающая не только общество и правовой порядок, но и личность,

восставшую против них. Свои общие воззрения Л. изложил в "Lehrbuch des

deuts. Strafrechts" (Б., 1881; 6-е изд. 1894), "Der Zweckgedanke in

Strafrecht" (Марб., 1882) и ряд статей, которые, под общим заглавием

"Kriminalpolitische Aufgabe", печатались в 1889 - 94 г. в "Zeitschr. fur

gesammte Strafrechtswissenschaft" и "Bulletin de l'union internationale

de droit penal" (сокращенное изложение этих статей на рус. яз. Б.

Гурвича, под заглавием: "Задачи уголовной политики Франца фон Л.", СПб.,

1895). С 1889 г. Л. издает "Abhandlungen des kriminalistischen

Seminars", которым он же руководит. Другие соч. Л.: "Meineid und

falsches Zeugniss" (Вена, 1876), "Die falsche Aussage vor Gericht oder

offentlicher Behorde" (Грац, 1877), "Lehrbuch des osterreichischen

Pressrechts" (Лпц., 1878), "Das deutsche Reichspressrecht" (Б., 1880),

"Die Reform des jurist. Studiums in Preussen" (Б., 1886), "Der ital.

Strafgesetzentwurf" (Фрейб., 1888), "Die Grenzgebiete zwischen Privat-

und Strafrecht" (Б., 1889) и пр. Л. принимал деятельное участие в

обсуждении проекта рус. уголовного уложения; его замечания на общую

часть проекта напеч. в "Журн. Гражд. и Угол. Права" (1883, №7). Л. -

один из инициаторов международного союза криминалистов , возникшего в

1889 г. Ср. В. Пржевальский, "Профессор Франц Л. и его основные

воззрения на преступление и на наказание" (СПб., 1895).

Лист (folium), как и всякий другой член растения, может соединять в

себе все те черты развития, роста, строения и физиологического значения,

которым он отличается от остальных основных органов листостебельных

растений - это Л. типический. Или же он представляет только некоторые из

своих главных отличительных признаков. В общежитии Л. вообще чаще всего

называют именно Л. типический. Отличительные признаки такого листа: он

появляется не иначе, как на стебле, поэтому Л. называются боковыми или

придаточными органами (org. lateralia, appendicularia), залагается Л. в

виде мельчайшего бугорка ниже органической верхушки стебля, разрастается

сначала верхушкой, а затем, с замиранием верхушки, всей своей

поверхностью и основанием; рост его ограниченный, т. е. он

останавливается в своем развитии, достигнув определенных размеров, а

затем вянет, отсыхает или отпадает. Л. производить не может, хотя

способен часто надувать стеблевые почки и корни; содержит в себе

хлорофилл и служит для испарения воды, для усвоения углекислоты и для

дыхания. Такими типическими Л. снабжены воздушные стебли и ветви

огромного большинства листостебелъных растений. Типический Л. может быть

сам более или менее расчлененным или полным. Полный Л. состоит из 4

частей, а именно: верхняя, расширенная его часть есть пластинка или

отгиб (lamina); узкая часть, на которой прикреплена пластинка - черешок

(petiolus); черешок нередко несет при основании 2 листоватых отростка,

называемых прилистниками (stipulae), которые, срастаясь, иногда являются

в виде одного цельного органа. Наконец, черешок при основании может

расширяться и обхватывать стебель, образуя вокруг него трубку,

называемую влагалищем (vagina). Таких полных Л. чрезвычайно мало. В

большинстве случаев одной или даже нескольких из перечисленных частей

нет. Л. без черешка называется сидячим (Fol. sessile) в

противоположность черешчатoму (снабженному черешком). Влагалище также

очень часто исчезает. Оно может, однако же, находиться при черешчатом Л.

как у наших щавелей, у которых имеется влагалище, сросшиеся прилистники,

черешок и пластинка, а у злаков только влагалище и пластинка. Реже всего

весь Л. представлен одним черешком, как напр. у многих новоголландских

акаций, но в таком случае он принимает плоскую форму, уподобляясь

пластинке; такие плоские черешки называются филлодиями (phyllodium).

Изучая в целости побеги всевозможных растений, мы замечаем, что их Л. от

основания до верхушки стебля претерпевают постепенно, а иногда и

внезапно, изменения, а именно: при основании стебля и на его подземной

части, если такая на лицо, сидят Л. сравнительно слабо развитые,

называемые низовыми. Они часто лишены хлорофилла или содержат его в

малом количестве, будучи желтоватыми, бледными, или розоватыми,

красноватыми и даже бурыми. Кроме того, они упрощены по своей форме,

состоят из одних черешков или даже как бы из одних только нижних частей,

из оснований черешков, причем они часто мясисты и наполнены запасными

питательными веществами, как напр. мясистые низовые Л. луковиц, или же

становятся жесткими, прочными и представляются в виде чешуй,

прикрывающих зачаточный нежный побег, таковы чешуйчатые низовые Л.

зимующих почек наших деревьев. На корневищах, т. е. на подземных

стеблях, низовые листья бывают часто еще менее развиты. Все эти органы,

однако же, сохраняют при себе главнейшие особенности Л.: они сидят на

стебле, развиваются подобно типическим листам, имеют ограниченный рост,

отличаясь только тем, что имеют упрощенную форму и содержать мало, а

иногда и вовсе не содержат хлорофилла. Переходы от низовых Л. к

следующим за ними типическим, называемым промежуточными (Laubblatter

немецких ботаников) часто весьма очевидны. Для того, чтобы в этом

убедиться, следует внимательно разобрать начинающие распускаться и

вытягиваться почки наших деревьев и кустарников, напр. роз, шиповников,

смородин, кленов и т. д.; тогда мы увидим постепенное усложнение чешуй

от наружних к внутренним. Самые наружные больше всего отличаются от

типических Л., за ними идут такие, у которых на верхушках имеются

маленькие зеленые и плоские наконечники, еще далее наконечники

увеличиваются, принимают уже форму типического Л. данного растения и

мало-помалу в него переходят. У трав эти переходы бывают также весьма

явственны. Итак, за низовыми Л. идут типические, называемые

промежуточными потому, что еще выше на стебле начинается опять упрощение

Л., состоящее, впрочем, у большинства только в упрощении форм: они

постепенно теряют черешки, уменьшаются, становятся менее раздробленными,

а иногда, приближаясь к цветам или соцветиям, получают яркую окраску,

теряя отчасти или вполне хлорофилл; такие Л. называются верхушечными.

Наконец, за верхушечными следуют уже органы, входящие в состав цветка,

которые сохраняют при себе, однако же, главные атрибуты Л. Описанная

эволюция Л. называется его метаморфозом. Это, очевидно, вовсе не

глубокое его изменение, но у папоротников мы встречаемся с более

существенными отклонениями: их Л., часто очень большие и сильно

раздробленные, сохраняя при себе большую часть листовых особенностей,

развиваются, однако же, подобно стеблям верхушкой в продолжение всей

своей жизни. Это обстоятельство подало повод некоторым авторам считать

Л. папоротников за ветви, что, впрочем, не принято, но им все-таки

придается нередко особое название: вайя (frons), попадающееся во многих

русских ботанических книгах. Долговечность Л. хотя и определяется

долговечностью того стебля, на котором он сидит, но у кустарников и

деревьев Л. всегда отмирают прежде гибели самого растения; бывают они,

однако же, однолетними и многолетними. В последнем случае они остаются

на растении дольше одного года, например у наших елей иногда 7 лет.

Растения с многолетними Л. называются вечнозелеными, потому что листья

их (например у лимонов, померанцев, мирт, брусники, пальм) опадают

постепенно. Такие Л. бывают прочными, кожистыми и достигают своих полных

размеров уже в первый год, медленно и едва заметно уплотняясь в

последующие годы. Всего разнообразнее Л. типические (промежуточные),

притом же разнообразие это зависит преимущественно от листовой

пластинки. В описательных сочинениях, когда характеризуют Л.,

подразумевается главным образом его пластинка, несмотря на то, что

говорят коротко Л. (folium), тоже в общежитии. Какой бы формы и величины

не была пластинка - на ней почти всегда замечаются, особенно с изнанки,

выдающиеся или обозначенные более светлым цветом ребра или нервы. Из них

один или несколько бывают сильнее остальных и называются главными или

первичными (nervus primarius), остальные, более тонкие и по большей

части отходящие от главных, считаются вторичными. Если главный нерв один

и проходит через всю длину пластинки, то от него направо и налево

отходят вторичные, как бахрома пера от его стержня; такой Л. называется

перистонервным (f. penninervium). Если главных нервов 2 или больше и они

расходятся между собой от основания пластинки подобно пальцам птичьей

ноги, Л. называются лапчатонервными (f. palminervium). В обоих случаях

нервы образуют между собой углы, а потому они называются вообще

углонервными (f. angulinervia). Когда нервы от основания пластинки идут

между собой параллельно или почти параллельно, тогда Л. считается

параллельно-нервным. Чем длиннее Л., тем заметнее эта параллельность,

ибо к верхушке нервы все-таки между собой сходятся, как напр. у овса,

ржи и злаков вообще. У некоторых растений нервы от основания пластинки,

расходясь, образуют заметные дуги, как у нашей частухи; такие Л.

называются дугонервными или кривонервными (f. curvinervia). Мелкие,

разного порядка нервы нередко образуют между главными выдающуюся, частую

сетку, тогда Л. представляется сетчатонервным (f. reticulatum). По форме

пластинки все Л. разделяются прежде всего на простые (f. simplicia) и

сложные (f. composita). Простыми считают такие, у которых все части, на

которые может распадаться пластинка, не снабжены особыми черешками, если

же эти части имеют при основаниях свои собственные черешки, то это Л.

сложные. В. последнем случае листовые части могут соединяться с общим

черешком сочленениями, причем они, завядая, отваливаются гладкими

поверхностями (на сочленениях), тогда Л. наз. членистосложным. Примером

обыкновенного сложного Л. может служить Л. картофеля, примером

членистого ? большая часть наших бобовых: горошки, чилига, акации и пр.

Какие бы, впрочем, Л. не были, можно всегда иметь в виду их общее

очертание, что и принимается в расчет при их описании; так, напр., Л.

лапчато-рассеченный представляется округлым, с сердцевидным основанием и

т. д. Затем приводятся здесь главные формы Л. и термины, им присвоенные.

I. Л. простые: а) формы тонких Л. по очертанию: округлый и почти

округлый (rotundum, subrotundum), яйцевидный (ovatum),

обратно-яйцевидный (obovatum), продолговатый, удлиненный (oblongum),

длина в 3 или 4 раза превосходит ширину, концы округлые; ланцетный

(lanceolatum), в виде хирургического ланцета, может быть широко- и

узколанцетным; лопатчатый (sрatulatum); линейный или лентчатый

(lineare); шиловидный (subulatum) - очень узкий и кверху утонченный,

обыкновенно жесткий; волосообразный (capillare); b) по форме верхушки:

острый (acutum) - постепенно суженный к верхушке; заостренный

(acuminatum) - суженный вдруг в верхушечное ocтрие (acumen);

остроконечный (mucronatum) - тупой Л., несущий на верхушке

остроконечие(mucrо); тупой (obtusum); срезанный (truncatum) - вверху как

бы cрезанный поперек; выемчатый (retusum, emarginatum - листочки

перистого сложного листа); с) по форме основания: клиновидный (cuneatum)

- основание в виде более или менее острого угла; сердцевидный (cordatum)

- с глубокой и острой выемкой, причем и весь Л. имеет нередко форму

карточных сердец; почковидный (reniforme); стрельчатый (sagittatum) -

нижние лопасти вниз; копьевидный (hastatum) - лопасти прямо врозь;

тупой, округлый и пр. (basi truncatum, basi rotundatum etc.); d) до

раздроблению пластинки: Л. совершенно цельный или цельно-крайный (f.

integerrimum); цельный (integer. etc.), раздробление не простирается

дальше четверти полупластинки; надрезанный (fissum) - раздробление

простирается приблизительно до половины полупластинки, причем участки и

вырезки острые; лопастный (lobatum) - то же, но участки и выемки тупые,

в первом случае участки так участками и называются, во втором -

лопастями (lobi); раздельный или разделенный (f. partitum), а участки -

доли (partes), простираются дальше половины полупластинки; рассеченный

(f. sectum) - раздробление идет до основания пластинки, участки-сегменты

(segmenta); е) по раздроблению краев: зубчатый (dentatum) - зубы

(dentes) прямые, разделяющие их выемки дугообразные; пильчатый

(serratum) - зубцы (serraturae) обращены в одну сторону и более или

менее острые; двоякопильчатый (bisseratum) - зубцы сами пильчатые;

городчатый (crenatum) ? городки (crenatoгае) тупые, прямые, а

разделяющие их выемки острые; выгрызенный (erosum) - неправильно

зазубренный; извилистый (sinuatum) - края с редкими и неглубокими

выемками; лировидный (lyratum) - перисто-лопастный с большей верхушечной

лопастью, причем остальные участки постепенно уменьшаются книзу;

гребенчатый (pectinatum), распадающийся на узкие острые участки. II.

Листья сложные. Участки, снабженные частыми черешками или черешечками,

располагаются или по двум сторонам главного листового стержня,

составляющего продолжение главного черешка, или на его верхушке. В

первом случае Л. называется перистым (pinnatum), во втором

лапчато-сложным (palmatum). Перистый Л. бывает парноперистым

(paripinnatum), когда его верхний Л. вовсе не развивается или заменен

усом, иногда ветвистым; непарноперистый (imparipinnatum), когда

верхушечный листочек развит. Если в состав Л. входит только 3 листочка,

то его назыв. тройчатым (trifoliolatum), как у клевера, если 4 -

четверным и т. д.; перистые Л. могут состоять только из одной пары

листочков или из нескольких, и тогда их наз. однопарными, двупарными и

т. д. (unijugatum, bijugatum и т. д.). Кроме этих терминов, без знания

которых невозможно самое поверхностное описание растений и их

определение, существует немало других, по большей части легко понимаемых

без особого пояснения, так как в них меньше условности. Таковы, напр.,

выражения, касающиеся консистенции, цвета, направления и даже ощущения

Л., например термины: мясистый (carnosum), кожистый (coriaceum),

гладкий, голый, оттопыренный, стоячий, висячий и пр. Мы уже видели, что

низовые и верхушечные Л. бывают несравненно менее развиты, чем

типические промежуточные, но недоразвитие Л. может идти еще дальше. Так

у чужеядных растений все Л. лишены хлорофилла, а следовательно, и

зеленого цвета, представляясь даже в виде незначительных чешуй, у других

Л. отчасти недоростает и заканчивается простым или ветвистым усом, у

других, как напр. у кактусов, у барбариса, Л. принимают форму колючек.

Другие части Л. тоже представляют некоторое разнообразие. Влагалище

бывает двоякое: замкнутое, образующее цельную трубку, обхватывающую

стебель, как у гречишных и злаков, или оно расколото по всей длине, как

у осоковых, кроме того оно может быть более или менее вздуто.

Прилистники, как сказано, часто вовсе отсутствуют, но есть семейства

растений, где они составляют характерную черту, напр. розоцветные,

бобовые и пр. Именно у бобовых они иногда так сильно развиты, что даже

крупнее самих Л. Формы их разнообразны. Так как они сидят попарно при

основании черешка, с двух его сторон, то они часто несимметричны, т. е.

одна их сторона, именно свободная, обращенная кнаружи, сильнее

разрастается, чем другая; кроме того, они иногда срастаются с черешком

или между собой; в последнем случае они образуют один цельный орган,

помещающийся между черешком и стеблем, как то видно у гречишниковых.

Будучи по большей части листоватыми, они тогда принимают вид чешуй или

колючек. Наконец, черешок тоже весьма различен у разных растений.

Во-первых, его относительная длина крайне различна, при этом можно

принять за весьма распространенное правило, что относительная длина

черешка тем значительнее, чем шире и короче отгиб; так у наших

широколиственных деревьев: лип, кленов, берез - черешки длинные, а у

многих ив с узкими Л. - они короткие. Консистенция их тоже очень

различна: у многих пальм с огромными кожистыми Л. черешки бывают

деревянисты, прочны и достигают длины метра и больше; у трав они

сравнительно мягки, но все же прочнее отгибов, так как должны их

поддерживать. У некоторых растений они способны закручиваться,

изгибаться и цепляться за предметы, напр. у ломоносов (Clematis).

Внутреннее анатомическое строение Л. находится в сильной связи со

строением стебля.

А. Б.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 7 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close