Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
18:00
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Литургика - название одной из богословских наук, имеющей своим

предметом учение о христианском церковном богослужении, в котором первое

место занимает литургия. Обыкновенно Л. делится на общую и частную.

Первая рассматривает богослужение как институт или учреждение вообще,

излагает теоретические его основания, рассказывает историю его

происхождения и развития, говорит о составных частях богослужения -

таинствах, молитвах, песнопениях, чтении св. Писания, поучениях и о

символических действиях, их сопровождающих, о совершителях богослужений

- священнослужителях и церковнослужителях, о временах и местах

совершения богослужений, о священных изображениях и одеждах, о

богослужебных сосудах и книгах. Л. частная имеет своим предметом

отдельные чинопоследования, повседневные - вечернее, утреннее, дневное

(литургия), - присвоенные праздникам и постам, таинствам и т. п. Л.

вообще и в особенности Л. православная - наука всецело археологическая,

почему она часто носит назв. "церковной археологии". Частная Л., в

смысле археологии, менее обработана, чем общая, отчасти по недостатку

древних свидетельств об отдельных богослужениях, отчасти по причине едва

начинающегося изучения этих свидетельств, особенно древнерусских.

Первоисточники православной Л.: Кирилла Иерусалимского, "Огласительные и

тайноводственные поучения"; Дионисия Ареопагита, "О церковной иерархии";

Софрония, пaтpиapxa иерусалимского (умер в 644), "О божественном

священнодействии"; Германа, патриарха константинопольского (умер в 740),

"Созерцание предметов церковных". Все эти сочинения имеются в русск.

переводе (в приложениях к журналу "Христианское Чтение" за 1855 - 1867

гг.). После них особенно важное значение для Л. имеют: Goar,

"Eucologion, sive rituale Graecorum" (1647); Renaudot, "Liturgiarum

orientalium collectio" (1715 г.; по этой книге главным образом

составлено русское издание "Собрание древних литургий", СПб., 1872 -

1874); Assemani, "Codex liturgicus ecclesiae universae" (1749);

Binghamus, "Origines, sive antiquitates ecclesiae" (Галле, 1755 - 58;

русск. переделка Ветринского, "Памятники древней христианской церкви",

1830). Самый подробный перечень сочинений западной литературы по

церковной археологии см. в соч. аббата Martigny: "Dictionnaire

d'archeologie chertienne" (Париж, 1887 г.). Лучшие новейшие системы Л. в

западной литературе - Шмидта и Люфта, в русской литературе: "Новая

Скрижаль", архиеп. Вениамина (последнее изд. 1870 г.), "изъяснение

литургии" Дмитревского, "Толкование на литургию, - на паремии" (1881 -

94 гг.) Виссариона, еписк. костромского. Курсы Л. на рус. языке имеются

лишь в размерах семинарских учебников (Альхимовича, 1891 г.;

Смолодовича, 1869 г.; Петра Лебедева, 1893 г.). Главные монографии: Ф.

Смирнов, "Богослужение апостольского времени" (1873) и "Богослужение со

времени апостолов до IV в." (1874); Н. Одинцов, "Порядок общественного и

частного Богослужения в древней России до XVI в. (СПб., 1881); А.

Дмитриевский, "Богослужение русской церкви за первые пять веков"

(критика предыдущего сочинения - в "Прав. Собеседнике", 1883);

"Богослужение в русск, церкви в XVI в." (Казань, 1883). См. указатели к

духовным журналам, в отделе Л.

И. Б - в.

Литургия (от litoV - общий и ergon - дело) - название главнейшего из

христианских богослужений, существующего, хотя и не в одинаковом виде и

значении, у всех христианских вероисповеданий и выражающего главные идеи

христианского миросозерцания и главные цели христианской церкви. Л.

установлена самим Иисусом Христом на Тайной вечере. Из 1-го послания к

коринфянам видно, что при апостолах Л. соединялась с "вечерями любви"

или агапами . Во времена Иустина (полов. II в.) такое соединение более

не существовало. О содержании Л. апостольских времен известно лишь

(Ефес. V, 18, Колос. III, 16), что в состав ее входили чтение св.

Писания Ветхого Завета, пение псалмов, священных песней ветхозаветных и

песнопений собственно христианских, поучения (1 Кор. глава XIV) и

молитвы (Деян. II, 42). Состав и порядок первобытной Л. определялись

усмотрением предстоятеля, который, по выражению Иустина, возносил

молитвы и благодарение "так долго, как мог" и "сколько позволяло время";

писанных книг при богослужении не было. Даже в IV в. молитвы Л.

импровизировались, о чем свидетельствуют Амвросий Медиоланский и

Епифаний Кипрский. Лишь карфагенские соборы 397 и 407 г. постановили,

чтобы "новые молитвы" не употреблялись на Л., пока не будут рассмотрены

соборами. И в первые века христианства, однако, неизменно сохранялась

апостольская основа или общая схема Л. Из писаний апостольских (Деян.

II, 42 - 46, XX, 7 - 12; Иак. II, 1 - 9; 1 Кор. X, 14 - 22, XI, 18, XIV)

видно, что Л. совершалась уже тогда "по чину", хотя этот чин не был

написан, а сохранялся в устном предании. Существует предание,

принимаемое всей церковью, что первые чинопоследования Л. составлены

были апостолами Иаковом (для церквей иерусалимско-антиохийских) и Марком

(для церквей египетских). Если известные ныне под их именами Л. и не

принадлежат этим апостолам в целом своем составе, тем не менее

несомненно, что многое в них апостольского происхождения. Ближайшей к

апостольскому прототипу формулой Л. некоторые ученые считают древний

список Л. абессинской, относимый к половине II в. С начала II в. историю

развития Л. можно проследить уже по датированным памятникам письменным,

каковы сочинения Игнатия, Иустина, Климентов римского и

александрийского, Иринея, Оригена, Корнелия римского, Киприана

карфагенского и др. У Иустина в 1-й апологии находится уже заметное

разграничение "Л. верных" от "Л. оглашенных". Во времена Иринея и

Оригена (174 - 254) состав Л. обозначается еще яснее. Весьма древнего

происхождения Л. "апостольских постановлений", содержащаяся в VIII-й их

книге; за исключением одной арианской вставки и упоминания об

иподиаконах, относящихся к IV в., она относится к III в., а может быть и

к более раннему времени. После II в. Л. значительно расширяется в

объеме: увеличивается число чтений из св. Писания; в первую часть Л.,

получающую название Л. оглашенных, включаются особые молитвы о каждом

классе оглашенных и кающихся; вследствие вступления в церковь большого

числа лиц научно и ораторски образованных, молитвы евхаристийные

становятся и обширнее, и изящнее (о древнейшей Л., до IV в., см. Ф.

Смирнов, "Богослужение в век апостольский", Киев, 1873, и "Христианское

богослужение в первые три века", К., 1874). В эпоху церковной

централизации (IV в.) сознана была необходимость пересмотра поместных

литургий и составления одной определенной редакции Л. если не для всей

церкви, то для каждого отдельного патриархата. Этим делом занялись, на

Востоке, Василий Великий, подвергший пересмотру и сокращению

общеупотребительную дотоле в патриархатах иерусалимском и антиохийском

древнюю Л., носившую имя ап. Иакова, и Иоанн Златоуст, значительно

сокративший Л. Василия Вел. (преимущественно ее евхаристийные молитвы),

а на Западе - Амвросий Медиоланский, папы Лев Вел., Геласий и Григорий

Двоеслов. Сокращая существовавшие чинопоследования Л. и отчасти вводя в

их состав новые молитвы, названные отцы церкви оставляли их

неприкосновенными в главных их составных частях. Хотя редакции Л.,

сделанные отцами церкви, получили особенный авторитет и значение, тем не

менее во многих местностях, удаленных от церковно-административных

центров, сохранились в большей или меньшей степени прежние национальные

редакции Л., которые и развивались с течением времени самостоятельно.

Таковы Л. галиканская, испанско-готская и др. Западные Л., даже римская

до Геласия, были подражаниями Л. греческим; в первые два века даже язык

Л. западной был большей частью не лат., а греческий. Это объясняется

тем, что на Западе до конца II в. не было даже Библии на латин. языке, а

также тем, что самое христианство в зап. странах было насаждено греками

и большая часть епископов на Западе в первые два века были греки по

происхождению. Даже Григория Двоеслова, который придал римской Л. особый

западный характер, обвиняли в пристрастии к Л. восточной. Ни Л. Василия

Вел., ни Л. Иоанна Златоуста не сохранились до нашего времени в том

виде, в каком вышли из рук своих составителей. Бесчисленные списки их,

иногда весьма древние (Барберинов список - VIII в.), несомненно

представляют много пропусков и вставок. Л. Василия Вел., сделавшись

общеупотребительной у греков, была принята также церквами всей римской

Азии, перешла в Александрию, к коптам, а затем к "эфиопам", в переводах

на местные языки. У всех негреческих народов она приняла в свой состав

много молитв, в редакции Василия не существовавших, а принадлежавших Л.

Иакова, Марка и др. Попытка восстановить подлинный текст Л. Златоуста по

некоторым местам его проповедей, в которых содержатся выдержки из чина

Л., не имеет оснований, так как эти проповеди Златоуста относятся к

антиохийскому периоду его служения, а Л. составлена им уже в бытность

его в Константинополе. Во всяком случае Л. Златоуста есть переработка

одной из Л. типа иерусалимско-антиохийских, всего вероятнее - Л. Василия

Великого. Церковь приняла Л. Златоуста в ее позднейшей редакции как

окончательный вид Л., под именем Л. константинопольской, сохранив,

впрочем, право изменения несущественных частей ее применительно к

обстоятельствам времени.

С VI в. начинается новый период в истории Л. Церковно-богослужебной

внешности в это время стали придавать символическое значение, соединяя с

каждым обрядом и каждой принадлежностью богослужения аллегорический

смысл. Прежде всего результатом такого стремления было установление

проскомидии, в современном ее значении. Так как класс оглашенных в это

время значительно уменьшился в составе, да и в соблюдении тайны больше

надобности не было, то незачем было совершать проскомидию лишь после Л.

оглашенных, по выходе их из храма, как было дотоле; она становится

первой, начальной частью Л. В VII в. у Софрония и в VIII в. у Германа

проскомидия имеет уже почти тот вид, как и в наше время, и каждое ее

действие получает аллегорическое значение. Просфора, из которой

извлекается "агнец", изображает Пресв. Богородицу; нож, которым он

извлекается, означает копие, которым было прободено ребро И. Хр.; покров

над дискосом знаменует плащаницу, которой обвито было тело И. Хр. по

снятии с креста и т. д. Совершать проскомидию мог сначала дьякон, без

участия священника. Л. оглашенных в это время слилась в один состав с Л.

верных; она начиналась уже так, как начинается ныне. В 536 г., после

второго антифона, вставлен был тропарь: "Единородный Сыне...". Малый

вход был уже не просто изнесением евангелия для его чтения среди церкви,

а символическим действием, знаменующим крещение И. Хр. или Его явление в

мир. Песнь: "Святый Боже..." поется с 438 г. Вместо поучения после

евангения, как было прежде, явилась сугубая ектения, а за ней - ектения

об оглашенных, та же, что и в наше время. Вся эта часть Л., от малого

входа и до великого, получает символическое значение, изображая

трехлетнюю проповедь И. Хр. Великий вход предваряется херувимской

песнию, внесенной в состав Л. при Юстине Младшем. Чем дальше, тем больше

обозначается нынешний состав Л. Чтение символа веры введено в 510 г.,

пение "Достойно есть яко воистину... " - с 980 г., пение "Да исполнятся

уста наша" - с 620 г. В XIV в. патриархом Филофеем редакция Златоустовой

Л. установлена окончательно, и в этом виде перешла в Россию при митр.

Киприане. Незначительные прибавления и изменения в чине Л. продолжались,

однако, и в последующее время.

Начиная с XVI в., когда в первый раз ученые стали заниматься

собиранием и изданием древних национальных Л., а также их ученой

обработкой, их собрано большое множество. Одних сирийско-яковитских Л.

Ренодо насчитывает до 30, а Ниль

- до 40. Ряд их изданий начинается трудом Памелия (умер в 1587):

"Missale ss. patrum latinorum". Подробный перечень других трудов см. в

монографии профессора А. Л. Катанского: "Очерк истории древних

национальных Л. Запада" (в "Христианском Чтении", 1868 - 70 г.). Метод

издания Л. у ученых неодинаков. Одни предпочитают хронологический

порядок, другие - топографический, т. е. по местностям или церквам,

третьи - по внутреннему сродству Л. Последний метод является

господствующим; ему следуют pyccкиe издатели "Собрания древних Л. "

(СПб.: 1874 - 78). Все известные тексты Л. делятся, по этой системе, на

пять групп: 1) Л. иepyсалимско-антиохийские (Л. "апостольских

постановлений", греческая и сирская ап. Иакова, Барберинов список Л.

Василия Вел. и Златоуста, сирская Л. Василия и Л. Григория, просветителя

Армении); 2) Л. александрийские (Л. эфиопского текста "апост.

постановлений", Л. св. Марка, коптская - Кирилла Александрийского, общая

абиссинцев и др.); 3) Л. месопотамские (ап. Фаддея и Марка, Л. Нестория

и др.); 4) Л. западные греческого типа (галльская и испаноготская,

галликанская позднейшая, медиоланская и др. ) 5) Л. западные римские

(миссы пап Геласия и Григория Великого, Л. триентского собора - нынешняя

Л. римской церкви). Чинопоследование Л., употреблявшееся в римской

церкви в первые четыре века, доселе остается неизвестным. Некоторые

памятники этого рода, издававшиеся римскими богословами под именем Л.

ап. Петра или выдаваемые за первоначальную Л. римской церкви, при

ближайшем рассмотрении оказались вовсе не принадлежащими к четырем

первым векам. Не сохранилось даже таких памятников, из которых можно

было бы видеть по крайней мере основу или схему древней апостольской Л.

Рима. Но мнению Мабильона, Моне, Бунзена и др., такие памятники

существовали, но утратились во время вторжения варваров в Италию в V и

VI вв., или же были вытеснены позднейшей римско-католической

литературой, составлявшейся под сильным влиянием личного творчества

римских первосвященников. Древнейшие подлинные Л. римской церкви

находятся в сакраментариях пап Льва Beликого и Геласия I, умершего около

495 г.; первый издан в 1735 г. Бланхинием, по списку VIII в., второй - в

1680 г. Томазием. Ближайшим прототипом современной римской Л. служит Л.

сакраментария папы Григория Вел. (умер в 604). Григорий, прежде чем

стать папой, долго находился в Константинополе; этим объясняется

внесение им в Л. некоторых дополнений и изменений, заимствованных из Л.

иерусалимской и константинопольской. Сделавшись общеупотребительным не

только в римской, но и во всех почти западных церквах, сакраментарий

Григория нигде, однако, не сохранился в своем первоначальном виде

(лучшее издание его - Мураториево, 1748). Уже в VIII в. многое в Л.

Григория опускалось, многое прибавлялось, вследствие появления ересей,

установления новых праздников и др. причин. С XI в., вследствие

установившегося обычая совершать евхаристию на опресноках, в римской Л.

не осталось и следов тех приготовительных над священным хлебом действий

и молитв, которые издревле совершались на Востоке в проскомидии.

Появились различные чинопоследования миссы: для пап, для епископов

разных степеней, для аббатов и простых священников, мисс приходской и

соборной, обетной и поминальной, мисс тайных, мисс, совершаемых на

престолах обыкновенных и привилегированных, и т. д. Ко времени

реформации пересмотр чинопоследования Л. оказался необходимым, и

триентский собор (1563) поручил это дело папе. Образованная в Риме

комиссия составила новый миссал, который буллой папы 1570 г. сделан был

обязательным для всей римско-католической церкви (за исключением тех

стран, где местная Л. оставалась неизменной в течение 200 лет).

Окончательно чин римско-католической Л. исправлен при Урбане VIII, в

1634 г., и с тех пор существует без изменений до настоящего времени.

Текст этой Л. издается в Missale romanum и существует в русском

переводе, напр. в книге Бобровницкого: "О происхождении и составе

римско-католической Л." (Киев, 1873). Кроме разностей догматических

(учение об опресноках и учете о моменте пресуществления Св. Даров),

католическая Л. отличается от православной еще составом молитв, порядком

чтений из св. Писания и богослужебными обрядами. У католиков нет

священной губки, копия, звездицы, лжицы; на престоле нет евангелия;

вместо антиминса на престоле имеется лишь corporale - простой плат,

который только благословляется (benedicitur), а не освящается

(consecratur). Облачения священнослужителей имеют почти то же значение,

что и в церкви православной, но они другого покроя и могут быть только

пяти цветов: белого, красного, фиолетового, зеленого и черного. Вообще

католическая Л. значительно короче православной, состоя лишь из двух

частей: в первую входят молитвы приготовительные к священнодействию

(introitus), стихи из псалмов, исповедь священника, великое славословие,

чтение апостола, евангелия и символа веры, молитвы, составляющие так

называемые "предварение канона" Л.; вторую часть составляет самый

"канон" миссы - молитвы освящения даров и причащение. Из древних Л. одна

ныне существует одинаково в обеих церквах - западной и восточной; это -

"литургия преждеосвященных даров" (htwn prohgiasmenwn leitourgia - missa

praesanctificatorum), известная у нас также под именем Л. Григория

Двоеслова. Первоначальное составление ее некоторыми восточными

писателями приписывается папе Григорию Великому, а западными большей

частью усвояется Востоку и относится во всяком случае к глубокой

древности, ко времени постоянного, близкого общения церквей Востока и

Запада. Для азиатских церквей она была редактирована Василием Вел. В 615

г. на Востоке в состав ее внесена песнь "Ныне силы небесныя...".

Дальнейшее редактирование ее на Востоке приписывается Герману, патриарху

константинопольскому (VIII в.), а нынешний ее состав -

константинопольскому патриарху Филофею (XIV в.). В VII в. она появилась

на Западе, в виде, сходном с тогдашней ее восточной редакцией, в

сакраментарии папы Григория Великого (который узаконил совершать ее один

раз в год - в великую пятницу, что соблюдается в катол. церкви и

доселе). Как видно из самого названия, Л. преждеосвященных даров есть

такая Л., на которой для причащения предлагаются Св. Дары, освященные

уже раньше, на предшествовавшей Л., в виду необходимости устранить

радостную торжественность полной Л., неудобную в дни поста и покаянной

скорби. К Л. преждеосвященных даров присоединяются ныне богослужения,

известные под именем "часов" - 3-го, 6-го и 9-го, с "изобразительными" и

вечерней, причем в последних сделаны некоторые дополнения (см. "Л.

преждеосвященных даров", Москва, 1850).

Л. в православной церкви может быть совершаема каждый день в году,

кроме определенных церковными правилами изъятий; обыкновенно совершается

Л. Иоанна Златоуста. Л. преждеосвященных даров установлено совершать в

известные дни четыредесятницы. Л. Василия Великого совершается десять

раз в году - в пять первых воскресений великого поста, в великий

четверток, в великую субботу, накануне Рождества Христова и Богоявления

и в день памяти Василия - 1 января. Л. может быть совершаема лишь в

храме, и только в исключительных случаях - в обыкновенном доме, но не

иначе, как на антиминсе. Она не может быть совершаема никем, кроме

епископа или священника. Все многочисленные церковные постановления

относительно Л. и Св. Даров изложены в "Учительном известии", печатаемом

в конце "Служебника", и в целом ряде дополнительных и разъяснительных к

нему указов. Гражданскими законами на время Л. запрещается торговля в

питейных домах.

Н. Б - в.

Лихтер - палубное, трехмачтовое, плоскодонное судно для разгрузки и

догрузки судов при переходе через бар или мелкое устье реки.

Личность (философ.) - внутреннее определение единичного существа в

его самостоятельности, как обладающего разумом, волей и своеобразным

характером, при единстве самосознания. Так как разум и воля суть (в

возможности) формы бесконечного содержания (ибо мы можем все полнее и

полнее понимать истину и стремиться к осуществлению все более и более

совершенного блага), то Л. человеческая имеет, в принципе, безусловное

достоинство, на чем основаны ее неотъемлемые права, все более и более за

ней признаваемые по мере исторического прогресса. Бесконечное

содержание, потенциально заключающееся в Л., действительно

осуществляется в обществе, которое есть расширенная, или восполненная,

Л. так же как Л. есть сосредоточенное или сжатое общество. Развитие

лично-общественной жизни проходит исторически три главные ступени:

родовую, национально-государственную и универсальную, причем высшая не

упраздняет низшую, а только видоизменяет ее; так, с установлением

государственного порядка вместо родового быта кровная родственная связь

лиц не теряет своего значения, а только перестает быть принципом

самостоятельных и обособленных групп (родов), ограничиваясь лишь частным

или домашним союзом семейным, не имеющим уже ни внутренней юрисдикции,

ни права кровавой мести. Началом прогресса от низших форм общественности

к высшим является Л., в силу присущего ей неограниченного стремления к

большему и лучшему. Л. в истории есть начало движения (динамический

элемент), тогда как данная общественная среда представляет

консервативную (статическую) сторону человеческой жизни. Когда Л.

чувствует данное общественное состояние в его консерватизме как внешнее

ограничение своих положительных стремлений, тогда она становится

носительницей высшего общественного сознания, которое рано или поздно

упраздняет данные ограничения и воплощается в новых формах жизни, более

ему соответствующих. Разумеется не всякое столкновение Л. с обществом

имеет такое значение; есть существенное различие между преступником,

восстающим против общественного порядка в силу своих злых страстей, и

историческим героем как Петр Великий, сознающим и создающим в замен

старого новый порядок жизни, хотя между такими крайними проявлениями

личной силы есть точки соприкосновения и промежуточные звенья,

вследствие чего коренное различие не всегда ясно представляется обеим

сторонам и возникают трагические положения в истории.

В родовом быту за Л. признается действительное достоинство и права

лишь в силу принадлежности ее к данному роду. Те лица, которые впервые

замечают несоответствие этого положения внутреннему значению Л.,

становятся носителями сверхродового сознания, которое сейчас же

стремится к воплощению в новых общественных формах: эти лица собирают

вольные дружины, основывают города и целые государства. В пределах

государственного порядка, при котором человеческая жизнь разделяется на

частную или домашнюю и всенародную или публичную, Л. имеет более свободы

в первой и более широкое поприще во второй (сравнительно с родовым

бытом, где эти две сферы находятся в слитном состоянии). Тем не менее и

государство, как союз национально-политический, не может представлять

собой окончательное осуществление и удовлетворение Л. в ее безусловном

значении. Совершенным восполнением Л. может быть только общество

неограниченное или универсальное. Впервые носительницей универсального

сознания Л. человеческая выступает в буддизме - первой религии,

возвысившейся над национальнополитическими разделениями и обращавшейся

ко всем людям; вместо национальных богов абсолютное значение

приписывается святому мудрецу, собственным личным подвигом

освободившемуся от всех условий действительного бытия и проповедующему

такое освобождение всем тварям. Здесь, таким образом, безусловное

значение Л. понимается отрицательно, как полное упразднение всякой

объективной среды (Нирвана). Развитие гуманитарной культуры в

классическом мире (особенно греческая философия) создает для Л. новую,

чисто идеальную среду; высший представитель человечества - философ -

сознает свое безусловное значение, поскольку он живет в истинно сущем

умопостигаемом мире идей (платонизм) или всеобъемлющей разумности

(стоицизм), презирая кажущийся мир преходящих явлений. Но это

ограничение истинной жизни одной идеальной сферой требует практически

такого же самоотрицания действительного живого человека, какое

проповедуется буддизмом. Положительное утверждение своего безусловного

значения Л. находит в христианстве, как откровении совершенного Лица -

богочеловека Христа - и обетовании совершенного общества - Царства

Божия. Задачу христианской истории составляло и составляет воспитание

человечества для перерождения его в совершенное общество, в котором

каждая Л. находит свое положительное восполнение или действительное

осуществление своего безусловного значения, а не внешнюю границу для

своих стремлений. Изначала с возникновением универсального сознания Л.

мы находим в истории стремление к созданию сверхнародных организаций, ей

соответствующих (всемирные монархии древности, затем средневековая

католическая теократия, наконец, различные международные братства и

союзы в новые времена). Но это лишь попытки более или менее далекие от

идеала истинного личнообщественного универсализма, т. е. безусловной

внутренней и внешней солидарности каждого со всеми и всех с каждым;

осуществление этого идеала очевидно может совпасть только с концом

истории, которая есть не что иное, как взаимное трение между Л. и

обществом.

Вл. С.

Лишай (Lichen) - существующее со времен Гиппократа название многих

страданий кожи, различающихся друг от друга анатомическими изменениями и

течением болезни. В общем название Л. дается следующим поражениям кожи:

1) Л. волосяной (L. pilaris), характеризующийся появлением на лице или

на туловище бледно-розовых, красноватых и даже багровых узелков,

величиной в булавочную головку, вокруг волосяных мешочков. Пораженные

места кожи отличаются сухостью и шероховатостью на ощупь. На лице эта

болезнь локализируется на бровях, щеках и на лбу и может быть причиной

выпадения волос на больных местах. Кроме местного лечения, для

устранения этого страдания часто необходимо назначать внутрь: железо,

мышьяк, рыбий жир и пр.; 2) Л. золотушных (L. scrophulosorum),

наблюдаемый преимущественно у золотушных детей, представляет хроническое

страдание, выражающееся появлением узелков, величиной от просяного зерна

до булавочной головки, цвета беловатого, желтоватого, бледно- или

ярко-красного, иногда же буроватого. Они плоски, мягки; на верхушке их

сидит тонкая, легко отделяющаяся чешуйка, иногда же маленький гнойничок.

Узелки располагаются всего чаще на спине и животе, реже на

разгибательной стороне конечностей, лице и голове, кучками, в виде

кругов или сегментов. Болезнь протекает очень медленно и требует для

своего излечения улучшения общего состояния больного и поднятия его

питания; 3) Л. красный (L. ruber) или истинный (verus), впервые

описанный Геброй и определение которого до сих пор продолжает служить

предметом весьма оживленной полемики. Красный Л. характеризуется

появлением более или менее зудящих изолированных или скученных узелков в

коре; одновременно, а иногда даже раньше, поражается нередко и слизистая

оболочка полости рта и носа. Величина, форма и цвет узелков бывают

крайне различны; иногда они сливаются вместе и образуют целые бляшки

большей или меньшей величины; узелки могут покрываться более или менее

тонкими чешуйками, но не превращаются ни в пузырьки, ни в гнойнички.

После существовавшей продолжительное время высыпи нередко остается

окраска и утолщение кожи. Болезнь, очень часто начинаясь лихорадкой и

часто будучи нервного происхождения, протекает нередко весьма тяжело,

вызывая истощение, бессонницу, головные боли. В очень тяжелых случаях

сильно развивающееся истощение может быть причиной смерти, особенно если

сыпь охватывает большие области туловища и даже всю его поверхность. Эта

форма Л. представляет много разновидностей (Л. плоский, остроконечный и

др.); 4) Л. опоясывающий, пузырчатый, радуговидный; Л. отрубевидный,

красный и разноцветный; Л. чешуйчатый; 5) Л. стригущий (Herpas

tonsurans), паразитная и заразительная болезнь кожи, обусловливаемая

особым грибком (trychophyton tonsurans), поражающая волосистые и

неволосистые части тела, характеризующаяся высыпанием распространяющихся

кругами групп пузырьков или круглых красных пятен, вызывающая ломкость и

выпадение волос. Сыпь может принять громадные размеры. Уже в самом

начале болезни волосы на пораженных местах блекнут, высыхают и

отламываются у самого уровня кожи, которая представляется покрытой

сухими, ломкими стержнями волос. В соседстве ее образуются новые

островки, в свою очередь также мало-помалу увеличивающиеся в объеме и,

сливаясь с первыми, могут образовать остриженные поверхности. Скоро

заболевшие волосы совсем выпадают, но могут вырасти вновь. По новейшим

исследованиям доказано, что грибок стригущего Л. обитает в волосах и

корневых влагалищах. От действия калийного щелока очень резко выступают

его грибница и споры. Болезнь передается только путем заражения в

неопрятно содержимых парикмахерских, от совместного пользования

гребнями, щетками, а также от некоторых животных, всего чаще от кошек.

Лечение в большинство случаев идет с успехом, но требует настойчивости.

Обыкновенно прибегают к различным дезинфицирующим веществам, а также и к

полному вырыванию отдельных волос, с которых гнездятся грибки и их

споры.

Г. М. Г.

Лишаи, лишайники или ягели (Lichenes) - мелкие и невзрачные с виду

растеньица, прежде считавшиеся самостоятельными организмами. Каждый Л.

состоит из двух совершенно различных, хотя и тесно соединенных друг с

другом организмов: гриба и водоросли, находящихся в симбиозе, т. е.

сожитии. Так как в большинстве случаев характерная форма Л.

обусловливается грибом, а не водорослью, то обыкновенно Л. причисляются

к классу грибов. Входящие в состав Л. грибы почти всегда относятся к

группе сумчатых (Ascomycetes), гораздо реже к базидиальным

(Basidiomycetes): водоросли же, получившие специальное назв. гонидий,

еще ранее, нежели была выяснена их настоящая природа, принадлежат к

семействам зеленых и циановых водорослей; все они формы аэрофитные, т.

е. способные жить во влажном воздухе. Л. мало известны в обыденной

жизни, да и то под неверным назв. мха (настоящие мхи совсем иного рода

растения). Внешняя форма их весьма разнообразна: то это небольшие

кустики серого или серо-зеленого цвета, растущие на земле или деревьях,

иногда свисающие с ветвей в виде косматых причудливых бород, то это

пластинки или тарелочки часто с вычурно вырезанными и приподнятыми

краями, бурые, серые, серо-зеленые или ярко-оранжевые; они лепятся на

деревьях, камнях, заборах или прямо растут на земле. Другие

необыкновенно плотно прирастают к скалам, камням, коре и т. п., покрывая

их как бы коркой или накипью или же являются в виде студенистой массы

различных очертаний. Согласно этому, различают 4 типа Л.: кустарные или

кустистые, пластинчатые или листоватые, накипные и студенистые Л. В

сухое время года Л. высыхают, становятся хрупкими, иные еще сильно

съеживаются. С возвращением влаги они снова размягчаются и оживают.

Вообще Л. растут медленно, зато живут годами. Тело Л. (так назыв.

слоевище, thallus) состоит из грибных гиф, переплетающихся и оплетающих

зеленые или синезеленые клетки водорослей (гонидии). В количественном

отношении обыкновенно явственно преобладает гриб, реже водоросль и тогда

она обусловливает собой ту или другую внешнюю форму Л., гриб же только

прикрывает ее тонким слоем, да там и сям меж клеток ее запускает гифы;

так, бывает напр. Л. Ephebe (здесь водоросль - Stigonema), а еще более

резко это сказывается у Collema: здесь масса студенистых колоний

водоросли ностока (Nostoc) сохраняет свою форму и лишь пронизывается

грибными гифами. Таковы и другие студенистые Л., элементы гриба и

водоросли, у которых вообще более или менее равномерно перемешаны, и

строение тела поэтому однообразное или, как говорят, гомеомерное.

Наоборот, в случаях преобладания гриба, в распределении тех и других

существует особенная правильность, обнаруживается слоистость тела. На

поперечных и продольных разрезах таких Л. заметно следующее: наружный

слой состоит из одних только грибных гиф, плотно переплетенных, это -

кора; внутренняя масса Л. также состоит из одних гиф, но уже рыхло

переплетенных, это - сердцевина; на границе между корой и сердцевиной

лежит слой гонидий, оплетенных гифами, это - гонидиальный или

гонимический слой. Такое строение называется слоистым или гетеромерным.

Оно встречается у всех листоватых и кустарных Л., причем у первых

гонидиальный слой находится только с одной стороны, именно с верхней,

обращенной к свету , у вторых же он идет кругом, образуя на поперечном

разрезе кольцо, параллельное окружности . К субстрату, на котором

растут, Л. прикрепляются посредством корневидных прицепок (rhizinae),

особого рода ниточек, внедряющихся в мелкие трещины субстрата, служащих

также и для поглощения из почвы пищи.

Размножение Л. происходит двумя способами, смотря по тому, принимает

водоросль участие в нем или нет. Если нет, то форма размножения всецело

зависит от природы гриба. Как упомянуто, в огромном большинстве случаев

грибы, входящие в состав Л., принадлежат к сумчатым, и образование плода

у них происходит совершенно так же, как у обыкновенных свободноживущих

дискомицетов и пиреномицетов, т. е. плод либо открытый, имеет вид

блюдца, чашечки или кубка (Л. гимнокарпические), либо совершенно

погруженный внутрь тела Л. и имеет форму кувшинообразного вместилища, с

узким горлышком-каналом, ведущим наружу (Л. ангиокарпические). Подобно

тому как у дискомицетов, и у Л. открытые блюдцеобразные плоды называются

апотециями. У Л., одной стороной прилегающих к субстрату, апотеции

всегда образуются на верхней, свободной стороне тела, у кустарных же

форм они располагаются на краях и на верхушках ветвей, иногда на особых

веточках (podetia), как у Cladonia или на маленьких стебельках, как у

Baeomyces. Часто апотеции резко выделяются от остальной массы Л. своей

ярко- красной или бурой окраской. Плод содержит спороносные сумки

(аскусы) и рядом с ними много тоненьких булавовидных веточек, так назыв.

парафиз. В каждой сумке обыкновенно по 8 спор, реже меньше или больше.

Споры бывают простые однокамерные, двукамерные и вообще многокамерные.

При прорастании каждая спора выпускает одну или несколько ростковых

трубочек (молодые гифы). Еще не так давно Шталь (Stahl) указывал на

существование у некоторых студенистых Л. полового процесса,

происходящего совсем как у красных водорослей. Однако, во многих случаях

удалось проследить, что апотеций образуется несомненно без всякого

предварительного полового акта, с другой стороны удалось проростить

спермации (Спермации (spermatia от слова sperma) считались мужскими

оплодотворяющими элементами. Это маленькие овальные или палочкообразные

тельца, образующиеся в особых вместилищах так назыв. спермагониях.) в

гифы, что делает их значение как мужских оплодотворяющих элементов

весьма неправдоподобным. В высшей степени вероятно, что спермации не что

иное, как обыкновенные бесполые конидии, а спермогонии, стало быть,

вполне соответствуют конидиальным плодам (пикнидам) сумчатых грибов.

Ввиду всего этого существование полового акта у Л. представляется теперь

сомнительным и недоказанным. Другой способ размножения Л. состоит в

образовании соредий; в нем принимают участие как гриб, так и водоросль.

Каждая соредия состоит из одной или нескольких гонидий, оплетенных

снаружи гифами гриба. Это как бы кусочки тела Л., своего рода почки; они

отделяются от Л. и затем вырастают непосредственно в новый Л. Иногда

соредии прорастают еще внутри Л. и тогда дают начало особым эндогенным

ветвям, так назыв. соредиальным. Часто соредий образуется так много, что

они покрывают все тело Л. как бы сплошным слоем мелкого порошка; нередко

такие налёты (желтого или серого цвета) встречаются на скалах и стволах

деревьев. Одни Л. часто образуют соредии, другие редко. Гетеромерные Л.

вероятно большей частью размножаются соредиями, реже через соединение

гриба (из споры) с водорослью, гомеомерные же (студенистые) Л. -

наоборот. Вообще же образованию соредий благоприятствует тенистое

местоположение.

До XIX стол. о Л. знали очень мало и даже Линней еще соединял все Л.

в один род Lichen, который и причислял к водорослям. Только с ученика

Линнея, Ахариуса (Acharius), начинается более тщательное изучение этих

организмов. Благодаря работам многих ученых и особенно Фриза (Тh. Fries)

и Ниландера (W. Nylander) внешняя морфология и основанная на ней

систематика сделали быстрые успехи. Зато изучение внутреннего строения и

главное истории развития сильно отстало: особенно трудно поддавалось

решению, что такое гонидии и откуда они берутся. Обыкновенно считали их

за особые органы размножения Л. (своего рода зародыши - отсюда и

название gonidia). Потратив много труда и времени, Швенденер

(Schwendener, 1860 - 68) пришел к выводу (совершенно неверному, как

оказалось потом), что гонидии вырастают на грибных гифах. Тем временем

замечательное сходство гонидий с водорослями не могло укрыться от

внимания исследователей (ДеБари), но особо важное значение имели

наблюдения Фаминцына и Баранецкого. Они показали, что при размачивании

Л. в воде гифы разрушаются, а зеленые клетки гонидий при этом не только

не погибают, но способны даже размножаться посредством зооспор - совсем

как настоящие водоросли. Тогда Швенденер окончательно выяснил и ясно

высказал (1869), что Л. не самостоятельные организмы, а не что иное, как

грибы-водоросли, грибы в сожитии с водорослями. С тех пор это воззрение

получило целый ряд подтверждений. Чрезвычайно удачно начатое Фаминцыным

и Баранецким разъединение (анализ) Л. было успешно продолжено в другом

направлении Мёллером (Moller). Первые изолировали входящую в состав Л.

водоросль, второй выделил гриб и добился его полного развития на

искусственной питательной среде, без всякого участия водоросли. С другой

стороны удалось, исходя из отдельных ингредиентов Л., гриба и водоросли,

соединить их в целый Л. и таким образом искусственно воспроизвести Л.

путем синтеза. Впервые полный синтез (исходя из споры Л. и

соответствующей водоросли) был произведен Шталем, а потом Бонье в форме,

устраняющей всякие сомнения (на стерилизованном субстрате, вне доступа

посторонних организмов). При участии света и хлорофилла водоросль

образует из неорганических веществ органические (гриб на это неспособен)

и часть их уделяет грибу. Гриб, по-видимому, доставляет водоросли в

изобилии неорганические вещества, которые сам черпает из почвы и

укрывает ее от засухи, ветра и других неблагоприятных атмосферных

влияний. Вообще же гриб больше извлекает пользы из водоросли, чем

обратно. Если молодые гифы, выходящие из спор, скоро не встретят

подходящей водоросли, то погибают обыкновенно; встретив же таковую,

быстро ее оплетают; таким путем и залагается Л. Наоборот, водоросль

может вполне обходиться без гриба, хотя существуют прямые наблюдения,

свидетельствующие о благотворном влиянии гриба на водоросль в некоторых

случаях. Химический состав Л. представляет несколько интересных

особенностей. Все лишаи в большем или меньшем количестве содержат

подобное крахмалу вещество, так назыв. лихенин или лишаиниковый крахмал,

многие заключают особые горькие вещества (обусловливающие горький вкус

Л., напр. исландского мха) и особые лишайниковые кислоты, которые со

щелочами дают яркоокрашенные соединения, почему некоторые из таких Л.

применяются в промышленности для приготовления красящих веществ:

лакмуса, orseille и т. п. В большом количестве многие Л. содержат также

щавелево-кислую известь. Кроме только что упомянутых доставляющих краски

Л. большое значение для человека имеют еще некоторые другие - исландский

и олений мох на крайнем Севере, на Юге ? съедобная манна лишайниковая.

Неизмеримо важнее роль Л. в общем обмене веществ в природе. Л. первые

поселяются на голых камнях и скалах; медленно, но неустанно разрыхляют и

разрушают их, сильно способствуя процессу выветривания, и подготовляют

слой рыхлой почвы, на котором могут селиться уже мхи и высшие растения.

В холодных и умеренных странах Л. ? самые обыкновенные растения; на

камнях, деревьях, мхах или прямо на земле, даже на заборах, каменных

стенах и т. п. ту или другую форму можно найти круглый год, и летом, и

зимой. Всего видов Л. (по Ниландеру) известно около 1400, из них 650

растут в Европе. В северных странах они составляют значительную долю

всех видов растений, напр. в Лапландии на 650 явнобрачных приходится 220

Л., в Скандинавии это отношение 1250 : 372. К тому же на Севере Л. часто

одни исключительно покрывают огромные пространства (напр. исландский,

олений мох и др.). Вместе с мхами в горах они составляют последние следы

растительной жизни вблизи границы снегов. В умеренных странах

относительное число видов Л. меньше, но абсолютное ? больше (напр. в

Германии около 500 видов). Некоторые тропические виды живут на листьях

вечнозеленых растений. Классифицируют Л. различные ученые различно.

Руководствуясь природой входящего в состав Л. гриба, Л. делят на

сумчатые и базидиальные (Ascolichenes и Basidiolichenes); каждую из этих

групп опять на две группы: гимнокарпические и ангиокарпические Л.

Базидиальные Л. открыты недавно и число их пока очень ограничено.

Подробнее и литературу см. Ван-Тигема "Traite de Botanique" (2-е изд.,

1891) также Krempelhuber, "Geschichte und Literatur der Lichenologie" (3

т., Мюнхен, 1867 - 72). Для определения и ознакомления с более

обыкновенными, чаще встречающимися формами - см. Leunis-Frank, "Synopsis

der Pflanzenkunde" (III т., 1886), и Kummer, "Fuhrer in die

Flechtenkunde" (Берлин, 2-е изд., 1883).

Г. Надсон.

Лишение свободы как наказание, заключается в том, что преступник в

более или менее значительной степени ограничивается в свободе

располагать собой и своими действиями, особенно в свободе передвижения.

Л. свободы является центром современной карательной системы, в которой

оно заняло место, прежде принадлежавшее смертной казни и телесным

наказаниям. В видах достижения исправительных целей Л. свободы

передвижения сопряжено с различными ограничениями, как-то обязательным

трудом, обязательным режимом жизни и т. п. Все виды Л. свободы могут

быть сведены к трем: надзор, заключение и удаление.

Лобачевский (Николай Иванович) - великий русский геометр, творец

науки, называемой, по его имени, гeoмeтpиeй Лобачевского; род. 22

октября 1793 г., воспитывался в казанской гимназии и университете, по

математическому факультету. В 1811 г. Л. получил степень магистра и

приступил к преподаванию в казанском унив. небесной механики и теории

чисел. В 1816 г. Л. получил кафедру чистой математики. Он был 6 раз

кряду избираем в ректоры университета и состоял членом многих ученых

обществ и почетным членом университетов московского и казанского.

Деятельность Л. была изумительна: он читал лекции и свои и за своих

товарищей, посылаемых за границу, присутствовал на всех заседаниях и, в

то же время, являлся творцом совершенно новых взглядов на геометрию. В

числе аксиом, положенных Евклидом в основание геометрии, существует

одна, так называемая 11-я аксиома, сводимая к утверждению, что через

одну точку может быть проведена к данной прямой только одна

параллельная. Уже с давних пор многим геометрам это положение не

представлялось очевидным, и существует огромная литература попыток

доказать это положение, основываясь на других аксиомах; но все такие

попытки были неудачны, представляя собою сведение 11-й аксиомы на

какое-нибудь другое положение, тоже не очевидное. Таким образом

оставался нерешенным вопрос первостепенной важности: о степени

достоверности геометрии, вытекающий из вопроса о том, достоверна ли 11-я

аксиома. Эту трудную задачу, не поддававшуюся усилиям величайших умов,

Л. решил окончательно, избрав чрезвычайно оригинальный путь. Л.

попытался построить целую систему геометрических положений, исходящих из

отрицания справедливости 11-й аксиомы, и при том систему строго

логичную, не содержащую никаких внутренних противоречий. Если 11-я

аксиома Евклида может быть доказана при помощи других аксиом, то она

должна быть их следствием; если она представляет собой их следствие, то

система Л., отвергающая ее, должна стать в противоречие с одной из

других аксиом; если же такого противоречия не последует, то 11-я аксиома

не представляет собой следствия одной из остальных аксиом, не может

быть, при помощи их, доказана и является положением, которое следует или

принять без доказательств, или свести на положение более очевидное.

Против такого рассуждения возражали, говоря, что система Л. потому не

встретилась с противоречием, что не была до него доведена, но

итальянский геометр Бельтрами показал, что вся система Л. вполне

совпадает с системой Евклида, если сравнить геометрию Л. на плоскости с

обыкновенной геометрией на особой поверхности, называемой псевдосферой и

представляющей вид шампанского бокала; так что если бы геометрия Л.

встретила при своем развитии какие-либо несообразности, то и

обыкновенная геометрия на псевдосфере была бы нелепа, откуда следует,

что геометрия Л. не может быть приведена к абсурду. Таким образом, одна

из великих заслуг Л. заключается в данном им доказательстве

невозможности доказать 11-ю аксиому посредством других аксиом. Создав

свою геометрию, Л. дал толчок к построению геометрических систем,

имеющих дело с пространствами, совершенно не похожими на обыкновенное

пространство, и этим указал на возможность логического мышления,

имеющего объектами вещи, находящиеся вне времени и вне нашего

обыкновенного пространства. В этом заключается высокое философское

значение работ Л. Долгое время ученые мало обращали внимания на эти

работы, и только Гаусс оценил при жизни Л. великое значение

провозглашенных им идей; но после трудов Бельтрами, Римана и Гельмгольца

эти идеи получили широкое распространение, и возник особый отдел

математической литературы, представляющий собой значительное количество

мемуаров, посвященных развитию идей Л. Казанское физико-математическое

общество издало к юбилею Л., праздновавшемуся в день, когда исполнилось

100 лет со дня рождения великого геометра (сконч. Л. в 1856 г.),

собрание переводов на русский язык важнейших основных сочинений по этой

новой отрасли математики, под общим заглавием: "Об основании геометрии".

Сочинения Л., ставящие его на ряду с гениальнейшими математиками всех

времен, суть следующие: "О началах геометрии" ("Казанский Вестн. ", 1829

- 1830); "Geometrie imaginaire" ("Crell's Journal fur die reine und

angewandte Mathematik", т. 17); " Воображаемая геометрия" ("Учен.

Записки Казанского Унив.", 1835); "Новые начала геометрии с полной

теорией параллельных" ("Учен. Записки Казанского Унив.", 1835, 1836,

1837 и 1838); "Применение воображаемой геометрии к некоторым интегралам"

("Учен. Записки Казанск. Унив.", 1836); "Geometrische Untersuchungen zur

Theorie der Parallellinien" (Б., 1840); "Pangeometrie ou precis de

geometrie fondee sur une theorie generale et rigoureuse des paralleles"

- в сборнике, изданном по случаю юбилея казанского унив. в 1856 г.

Н. Делоне.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 7 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close