Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
18:03
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Во время волнений 1848 - 49 гг. некоторые здания Л. были сожжены

польскими повстанцами. Все русские галичане остались верными престолу;

полученные ими за то награды отозвались больше всего на Л. Пользуясь

покровительством императора, русские обитатели Л. основали несколько

обществ политических и др. и стали издавать несколько периодических

изданий. В настоящее время, вследствие поощрения правительством польских

стремлений, для этих обществ и изданий настала тяжелая пора: то

отдельные №№ изданий конфискуются или не пропускаются цензурой, то

издание подвергается запрещению и издателю приходится менять название

своего журнала или газеты (напр. издание г. Купчанка носило

последовательно названия: "Червонная Русь", "Галицкая Русь",

"Галичанин"), то целое общество или отдельные члены его, а чаще всего

редакторы изданий привлекаются к суду по обвинению в государственной

измене.

Ир. П.

Любек (Lubeck) - один из трех вольных ганзейских городов Германской

империи, в 15 км. от Балтийского моря, при р. Траве-Вакениц. Во

внутреннем городе много средневековых зданий. Церковь св. Марии (XIII

в.), с двумя башнями в 124 м. и статуями из дерева, металла и камня;

собор, с знаменитой заалтарной картиной Ганса Мемлинга. В Екатерининской

церкви (ХШ в.), прежнем миноритском монастыре, гимназия и библиотека с

100000 тт. Ратуша, с биржей; самая красивая часть - южн. флигель (XIV

в.). Старые ворота (XV в.) - остаток укреплений. Окрестности города

живописны. Много учебных заведений; общество поощрения общеполезной

деятельности. 63590 жит. Главные статьи дохода - судоходство и торговля,

особенно с Данией, Швецией и Россией. Железнодорожное и пароходное

сообщение с важнейшими городами. В 1893 г. в гавани было 2334 суда,

вместим. в 473 846 рег. тонн, в том числе паровых 1426 (396319 peг.

тонн). Ввоз на 266 милл. (морем 63,8 милл.). Своих торговых судов у Л.

33, вместимостью 12192 тонны. Промышленность в последнее время заметно

поднялась. Лесопильное производство, приготовление консервов, сигар,

пива; рыболовство. Собственно гавань Л. - Травемюнде, но Траве теперь

так расширена, что суда до 5 м. осадки доходят до самого Л. Управление

Л. в старое время было строго олигархическим, и до XVI в. постоянно

происходила борьба между старинными родами и массою горожан. В 1669 г.

население получило право принимать участие в управлении и

законодательстве; вместе с сенатом, за которым, однако, осталась высшая

власть. Теперь в сенате 14 пожизненных членов, из них не менее 6-ти

юристов и 5-ти купцов; председатель (он же бургомистр) избирается на 2

года. Законодательную деятельность разделяет с сенатом собрание из 120

чел., избираемых на 6 лет всеобщей подачей голосов. Во всех

присутственных местах - городские депутаты; под председательством членов

сената. В 1885 г. оборот городских сумм равнялся 2643978 мар.; дефицитов

не бывает; государственный долг - 14821527 мар. Как член Германской

империи, Л. имеет голос в союзном совете и депутата в рейхстаге. По

договору, в Л. стоит прусский гарнизон. Область города Л. - 298 кв. км.,

76485 жит. - состоит из местности между Балтийским морем, Пруссией,

Ольденбургом и Мекленбургом и из отдельных владений в Голштинии.

Нынешнийй Л. основан в 1143 г., после разрушения прежнего Л.,

основанного в XI веке. Граф Шаумбургский, основатель Л., уступил его

Генриху Льву, а когда последний был объявлен опальным, Л. сделался

имперским городом. В XIII в. Л. попал в руки датчан, потом передался

императору Фридриху II, который в 1226 г. сделал его на вечные времена

вольным имперским городом. Вступив в состав Ганзы, Л. с XIV в.

первенствовал в союзе; флот его господствовал в Балтийском море. Когда

распалась кальмарская уния, Л., с бургомистром Николаем Бремом, принял

деятельное участие в переустройстве положения на европейском Севере; но

с тех пор начался упадок Ганзы и Л., чему способствовали распри между

протестантско-демократической партией, с Вулленвевером, и

католикоаристократической, с Бремом во главе. После 30-ти летней войны

Л. потерял всякое политическое значение. В 1810 г. он был присоединен к

французской империи. Весной 1813 г. Л. поднял оружие против французов,

очистивших его при приближении русских, но летом снова попал в их руки и

был истощен контрибуциями; 5-го декабря освобожден шведами. На венском

конгрессе включен в состав германского союза. В 1867 г. примкнул к

северогерманскому, в 1868 г. - к таможенному союзу. Ср. Becker,

"Geschichte der Stadt JL."; Behrens, "Topographie u. Statistik von L.";

Decke, "Geschichte der Stadt L."; "Die Freie u. Hansesladt L.; Waitz,

"L. unter Jurgen Wallenweber"; Klug, "Geschichte L. 's wahreud der

Vereinigung mit dem franzosichen Kaiserreiche"; Pauli, "Lubeckische

Zustande im Mittelalter"; "Urkundenbuch der Stadt L."; Seelighmann,

Ostholstein".

Любеч - торговое мст. Городнянского у. Черниговской губ., в 52 в. от

Чернигова, на лев. берегу Днепра; жит. более 2000, в том числе 250

евреев; 7 церквей, земская больница, винокуренный завод, торговля по

Днепру лесом, хлебом и солью, постройка берлин; пароходное сообщение по

Днепру с Киевом и Гомелем; 4 ярмарки, с оборотом свыше 10000 р. Л. -

один из древнейших русских городов; сперва он платил дань хазарам, в 882

г. покорен Олегом. О Л. упоминает и Константин Багрянородный, как о

пристани, через которую проходили все товары с севера на юг; называет он

Л. - Teliotza. В 1016 г. на берегу Днепра у Л. Ярослав Владимирович

разбил вел. кн. киевского Святополка. Во время междоусобий XII в. Л.

пришел в запустение: в 1148 г. сожжен Ростиславом, в 1157 г. опустошен

половцами. После нашествия Батыя Л. запустел совершенно. Под польским

владычеством Л. составлял особое староство. Сильно пострадал во время

казацких войн. Черниговские полковники, по званию своему, являлись

владельцами Л., но гетман Мазепа изъял его из рангового владения и

удерживал его в своих руках до своего падения. Л. - родина св. Антония,

основателя Киево-печерской лавры, который, до ухода своего на Афон,

спасался в пещере, сохранившейся в Л. поныне. В память его основан в Л.,

в 1692 году, Антониевский любецкий муж. монастырь, упраздненный в 1786

г. В бывшей монастырской церкви Воскресения Господня хранится синодик,

являющийся весьма важным источником для истории черниг. князей. В этой

же церкви находится и чудотворная Любечская икона Божией Матери. См.

граф Г. А. Милорадович, "Л., родина преп. Антония Печерского" (М.,

1871); его же, "Л. и его святыня" (Черниг., 1892); P. Зотов, "О

черниговских князьях по Любецкому синодику" (СПб., 1892).

Любовь - влечение одушевленного существа к другому для соединения с

ним и взаимного восполнения жизни. Из обоюдности отношений можно

логически вывести троякий вид Л.: 1) Л., которая более дает, нежели

получает, или нисходящая Л. (amor descendens), 2) Л., которая более

получает, нежели дает, или восходящая Л. (amor ascendens) и 3) Л., в

которой то и другое уравновешено (amor aequalis). Этому соответствуют

три главные вида Л., встречаемые в действительном опыте, а именно: Л.

родительская, Л. детей к родителям и Л. половая (или супружеская). Все

три вида имеют свои начатки уже в царстве животном. Первый вид

представляется здесь преимущественно Л. материнскою (в силу

непосредственной физической связи самки с детенышами), но у высших

животных и самец начинает принимать участие в заботах о новом поколении.

Второй вид Л. иногда и у животных отрешается от родовой связи и

принимает характер как бы религиозный: такова привязанность некоторых

мелких животных к более крупным, дающим им покровительство, особенно же

преданность домашних животных человеку. В половой Л. у низших животных

особь имеет значение только как орудие для увековечения рода, причем

естественно самка первенствует; взаимность является здесь только на

мгновение, и затем самец устраняется за ненадобностью (напр. пауки,

пчелы). У высших животных (особенно у птиц и некоторых млекопитающих)

наблюдается более устойчивая половая связь, соответственно возрастающему

участию самца в семейных заботах. В мире человеческом мы находим те же

три главные вида Л., но с новым, постоянно углубляющимся и расширяющимся

значением. Сыновняя привязанность, распространяемая на умерших предков,

а затем и на более общие и отдаленные причины бытия (до всемирного

провидения, единого Отца небесного), является корнем всего религиозного

развития человечества. Родительская Л. или попечение старших о младших,

защита слабых сильными, перерастая родовой быт, создает отечество и

постепенно организуется в быт национально-государственный. Наконец,

половая Л., неизменно оставаясь наисильнейшим выражением личного

самоутверждения и самоотрицания, вместе с тем все более и более

понимается как совершенная полнота жизненной взаимности, и чрез это

становится высшим символом идеального отношения между личным началом и

общественным целым. Уже в пророческих книгах Ветхого Завета отношение

между Богом и избранною народностью изображается преимущественно как

союз супружеский (и отступление народа от своего Бога - не иначе, как

блуд). В Новом Завете эта идея переносится на Христа и Церковь, и

завершение истории изображается как брак "Агнца" с Его невестою -

просветленною и торжествующею церковью "Нового Иерусалима",

соответственно чему и земные представители Христа, епископы, ставятся в

такое же отношение к местным общинам (отсюда выражение: вдовствующая

церковь). Таким образом идеальное начало общественных отношений, по

христианству, есть не власть, а любовь. С точки зрения нравственной

философии, Л. есть сложное явление, простые элементы которого суть: 1)

жалость, преобладающая в Л. родительской; 2) благоговение (pietas),

преобладающее в Л. сыновней и вытекающей из нее религиозной и 3)

исключительно присущее человеку чувство стыда, которое, в соединении с

двумя первыми элементами - жалостью и благоговением - образует

человеческую форму половой или супружеской Л. (материя же ей дается

физическим влечением, актуальным или потенциальным). В истории религий

Л. дважды получила первенствующее значение: как дикая стихийная сила

полового влечения - в языческом фаллизм ( еще сохраняющемся кое-где в

виде организованных религиозных общин, каковы напр. индийские сактисты с

их священно-порнографическими писаниями, тантрами), и затем, в

противоположность с этим, как идеальное начало духовного и общественного

единения - в христианской agaph. Естественно, что и в истории философии

понятие Л. занимало видное место в различных системах. Для Эмпедокла Л.

(jilia) была одним из двух начал вселенной, именно началом всемирного

единства и целости (интеграции), метафизическим законом тяготения и

центростремительного движения. У Платона Л. есть демоническое

(связывающее земной мир с божественным) стремление конечного существа к

совершенной полноте бытия и вытекающее отсюда "творчество в красоте".

Это эстетическое значение Л. было оставлено без внимания в философии

патриотической и схоластической. Своеобразное слияние христианских и

платонических идей об этом предмете мы находим у Данта. Вообще в средние

века Л. была предметом религиозной мистики с одной стороны (Викторинцы,

Бернард Клервосский и особенно Бонавентура, в его соч. "Stumulus

amoris", "Incendiuam amoris", "Amatorium") и особого рода поэзии с

другой; эта поэзия, из южной Франции распространившаяся по всей Европе,

была посвящена культу женщины и идеализованной половой Л., в смысле

гармонического соединения всех трех ее элементов: благоговения, жалости

и стыдливости. В эпоху Возрождения (кончая Джордано Бруно) Л. опять

становится предметом философских умозрений в духе платонизма. В новой

философии своеобразное понимание Л. представляет Спиноза,

отождествляющий ее с абсолютным познанием (amor Dei inteIleclualis) и

утверждающий, что философствовать есть ничто иное, как любить Бога. В

новейшей философии следует отметить остроумную, хотя и неосновательную

теорию половой Л. у Шопенгауэра ("Меtaphysik der Liebe" в "Parerga u.

Paral."). Индивидуализацию этой страсти у человека Шопенгауэр объясняет

тем, что жизненная воля (Wille zum Leben) стремится здесь не только к

увековечению рода (как у животных), но и к произведению возможно

совершеннейших экземпляров рода; таким образом, если этот мужчина

страстно любит именно эту женщину (и vice versa), то значит, он именно с

нею может в данных условиях произвести наилучшее потомство. Ни малейшего

подтверждения в действительном опыте этот взгляд не находит. Более

верные и глубокомысленные указания и намеки (без ясной и

последовательной системы) можно найти у Франца Баадера ("Erotische

Philosophie" и др.).

Вл. С.

Людовик IX Святой (Saint Louis, 1226 - 70) - король французский, сын

Л. VIII и Бланки Кастильской, род. в 1215 г. в Пуасси (почему он

подписывался иногда Louis de Poissy). Мать Л., женщина большого ума,

выдающейся силы воли и чрезвычайно религиозная, имела громадное влияние

на развитие Л. По смерти мужа она сделалась регентшею и управляла с

необыкновенным умом и ловкостью, укрепляя авторитет королевской власти и

расширяя владения Франции. Красивый и изящный, Л. интересовался в юности

всякими рыцарскими забавами. В 1234 г. он женился на Маргарите, дочери

графа Прованского. Вступление короля в управление мало изменило политику

правительства: королевская власть была уже так сильна, что Л. нетрудно

было поддерживать свой авторитет против вассалов. Англ. король Генрих

III пытался возвратить владения своих предков (области по Гаронне), но

Л. одержал блестящую победу при Тальебуре (1242). Руководясь началами

справедливости, он не воспользовался победой, отбросил любимую мечту

французских королей - овладеть Аквитанией, и, вопреки мнению своих

советников, уступил Генриху часть провинций, отнятых у Англии еще при

Филиппе-Августе. В 1244 г. король тяжко захворал и дал обет возложить на

себя крест. Получив в Сен-Дени хоругв, перевязь и посох паломника и

испросив в Лионе благословение папы, Л., с крестоносцами, прибыл, в

сентябре 1248 г., на Кипр, а весною 1249 г. в Египет, к Дамиетте,

которую 6 июня французы взяли. Двинувшись дальше, Л. подошел к Мансуре

(1250), но силы крестоносцев были ослаблены раздорами и беспорядками. Во

время отступления их к Дамиетте, сарацины нагнали Л. и взяли его в плен,

от которого он откупился сдачей Диаметты. В мае 1250 г. Л. отплыл из

Египта., но оставался 4 года (1250 - 54) в Сирии, дожидаясь новых

крестоносцев. Своим нравственным влиянием Л. поддерживал христиан в

Палестине, заводил сношения с азиатскими государями, предпринимал работы

для укрепления Яффы, Кесарии и Сидона. Слава о нем далеко

распространилась. Получив известие о смерти матери, Л. возвратился во

Францию после шестилетнего отсутствия и ревностно принялся за

государственные дела. Л. не враждовал с системой феодализма и уважал

права вассалов, хотя был уже не первым между равными, а государем. Много

сделал Л. для реформы суда и судебного производства. Недостатки

феодального строя, не допускавшего верховного суда в королевстве, Л.

устранил, установив, как общий принцип, право вмешательства короля в

дела подданных. Л. запретил судебный поединок и частные войны;

недовольные решением местных судов получили право апелляции в

королевский суд. Л. внушал неограниченное доверие: на его решениe

отдавали свои споры даже иноземцы. Сохранился рассказ о том, как Л.,

после обедни, выходил из дворца, садился под дубом и выслушивал жалобы

всех. При Л. судебная власть короля значительно расширилась; центральным

судебным учреждением сделался парижский парламент, состоявший из пэров и

юристов. Все отрасли администрации находились под зорким наблюдением Л.

Большим влиянием пользовались легисты, деятельность которых сильно

способствовала расширению королевской власти. При Л. был составлен свод

постановлений обычного права и законов, изданных в его царствование

("Etablissements de St. Louis"). Л. с достоинством защищал интересы

Франции от притязаний Рима. Французское духовенство стояло более за Л. и

за интересы светской власти, чем за папский престол. В марте 1269 г. Л.

обнародовал "Прагматическую санкцию", которою ограждалась независимость

французской церкви от Рима, уничтожались денежные поборы и взносы в

пользу римского двора и т. п. Во время борьбы Фридриха II с Иннокентием

IV Л. открыто порицал действия папы. Л. любил книги и искусство. Его

называют Периклом средневекового зодчества. Он усердно воздвигал храмы:

к его времени относится собор в Реймсе, прелестная церковь Sainte

Chapelle в Париже и др. Неудача первого крестового похода ничуть не

охладила энтузиазма Л. В марте 1270 г. он отправился в Тунис, надеясь на

обращение местного султана. Ожидая прибытия Карла Анжуйского, Л.

бездействовал. В войске развились болезни; умер сын Л. Тристан, 3

августа заболел сам Л., а 25 августа его не стало. Он погребен в

С.-Дени. Немедленно после кончины Л. вопрос о канонизации его был поднят

сыном его, Францией и Европой, единодушно прославлявшими святость

благочестивого короля. В 1297 г. булла папы Бонифация VIII провозгласила

его святым. Биографы Л.: GuiIlaume de Nangis; "Gesta sancti Ludovici";

Joinville, "Histoire de Saint Louis IX du nom, roy de France" (XIII

века); Geoffroi de Beaulien (духовник Л.), "Vita Ludovici Noni";

Langlois, "Les origines du Parlement de Paris" ("Revue historique",

1890, янв.); Guizot, "Les vies de quatre grands chretiens francais" (П.,

1873). Блестящая характеристика Л. у Грановского.

П. К - ий.

Людовик XIV (Louis le Grand) - король Франции (1643 - 1715), род. в

1638 г., сын Людовика XIII и Анны Австрийской, вступил на престол

малолетним; управление государством перешло в руки его матери и

Мазарини. Еще до окончания войны с Испанией и Австрией высшая

аристократия, поддерживаемая Испаниею и в союзе с парламентом, начала

волнения фронды, окончившиеся лишь с подчинением Конде и пиренейским

миром 1659 г. В 1660 г. Л. женился на инфанте испанской Марии Терезии. В

это время молодой король, выросший без правильного воспитания и

образования, не возбуждал еще больших ожиданий. Едва, однако, Мазарини

успел умереть (1661), как Л. выступил самостоятельным правителем

государства. Он умел выбирать себе таких сотрудников, как напр. Кольбер,

Вобан, Летелье, Лионн, Лувуа; но первого министра, какими были Ришелье и

Мазарини, он более не терпел возле себя и возвел учение о королевских

правах в полурелигиозный догмат, выразившийся в характерном, хотя и не

вполне достоверно ему приписываемом выражении: "L'etat c'est moi".

Благодаря трудам гениального Кольбера, многое было сделано для

укрепления государственного единства, благосостояния трудящихся классов,

поощрения торговли и промышленности. В то же самое время Лувуа привел в

порядок войско, объединил его организацию и увеличил боевую силу. После

смерти Филиппа IV испанского он объявил притязания на часть испанских

Нидерландов и удержал ее за собою в так наз. деволюционной войне.

Заключенный 2 мая 1668 г. аахенский мир отдал в его руки французскую

Фландрию и ряд пограничных местностей. С этого времени Соединенные

провинции имели страстного врага в лице Л. Контрасты во внешней

политике, государственных воззрениях, торговых интересах, религии,

приводили оба государства к постоянным столкновениям. Лионн, в 1668 - 71

гг., мастерски сумел изолировать республику. Путем подкупов ему удалось

отвлечь Англию и Швецию от тройственного союза, привлечь на сторону

Франции Кельн и Мюнстер. Доведя свое войско до 120000 чел., Л., в 1670

г., занял владения союзника генеральных штатов, герцога Карла IV

лотарингского, а в 1672 г. перешел через Рейн, в течение шести недель

завоевал половину провинций и с триумфом вернулся в Париж. Прорыв

плотин, появление у власти Вильгельма III Оранского, вмешательство

европейских держав остановили успех французского оружия. Генеральные

штаты вступили в союз с Испаниею и Бранденбургом и Австрией; к ним

присоединилась и империя, после того как французская армия напала на

архиепископство Трир и заняла на половину уже соединенные с Франциею 10

имперских городов Эльзаса. В 1674 г. Л. противоставил своим неприятелям

3 больших армии: с одною из них он лично занял Франш-Конте; другая, под

начальством Конде, сражалась в Нидерландах и победила при Сенефе;

третья, во главе которой стоял Тюренн, опустошала Пфальц и успешно

сражалась с войсками императора и великого курфюрста в Эльзасе. После

короткого перерыва, вследствие смерти Тюренна и удаления Конде, Л., в

начале 1676 г., с новыми силами явился в Нидерландах и завоевал ряд

городов, в то время как Люксембург опустошал Брейсгау. Вся страна между

Сааром, Мозелем и Рейном, по приказанию короля, была превращена в

пустыню. В Средиземном море Дюкен одержал верх над Рейтером; силы

Бранденбурга были отвлечены нападением шведов. Лишь вследствие

неприязненных действий со стороны Англии Л., в 1678 г., заключил

нимвегенский мир, давший ему большие приобретения со стороны Нидерландов

и все Франш-Конте от Испании. Императору он отдал Филиппсбург, но

получил Фрейбург и удержал все завоевания в Эльзасе. Этот мир знаменует

апогей могущества Л. Его армия была многочисленнейшая, всего лучше

организованная и предводимая; его дипломатия господствовала над всеми

дворами; французская нация в искусстве и науках, в промышленности и

торговле возвышалась над всеми; корифеи литературы прославляли Л. как

идеал государя. Версальский двор (резиденция Л. была перенесена в

Версаль) был предметом зависти и удивления почти всех современных

государей, старавшихся подражать великому королю даже в слабостях его.

Особа короля была окружена этикетом, размерявшим все времяпровождение

его и каждый его шаг; двор его сделался центром великосветской жизни, в

которой царили вкусы самого Л. и его многочисленных "метресс" (Лавальер,

Монтеспан, Фонтанж); вся высшая аристократия теснилась к придворным

должностям, так как жить вдали от двора для дворянина являлось признаком

фрондерства или королевской опалы. "Абсолютный без возражения", по

словам Сен-Симона, "Л. уничтожил и искоренил всякую другую силу или

власть во Франции, кроме тех, которые исходили от него: ссылка на закон,

на право считались преступлением". Этот культ короля-солнца (le roi

soleil), при котором способные люди все более оттеснялись куртизанами и

интриганами, неминуемо должен был вести к постепенному упадку всего

здания монархии. Король все меньше и меньше сдерживал свои желания. В

Меце, Брейзахе и Безансоне он учредил палаты воссоединения (chambres de

reunions), ддя разыскания прав французской короны на те или другие

местности (30 сент. 1681 г.) Имперский город Страсбург, в мирное время,

был внезапно занят французскими войсками. Точно так же поступал Л. и по

отношению к нидерландским границам. Наконец, составился союз Голландии,

Испании и императора, заставивший Л., в 1684 г., заключить в Регенсбурге

20-летнее перемирие и отказаться от дальнейших "воссоединений". В 1681

г. флот его бомбардировал Триполи; в 1684 г. - Алжир и Геную. Внутри

государства новая фискальная система имела в виду лишь увеличение

налогов и податей на возраставшие военные потребности; при этом Л., как

"первый дворянин" Франции, щадил материальные интересы потерявшего

политическое значение дворянства и, как верный сын католической церкви,

ничего не требовал от духовенства. Политическую зависимость последнего

от папы он постарался уничтожить, добившись на национальном соборе 1682

г. решения в свою пользу против папы; но в вероисповедных вопросах его

духовники (иезуиты) сделали его послушным орудием самой ярой

католической реакции, что сказалось в немилосердном преследовании всех

индвидуалистических движений в среде церкви. Против гугенотов был

предпринят ряд суровых мер; протестантская аристократия была принуждена

обратиться в католицизм, чтобы не лишиться своих социальных преимуществ,

а против протестантов из среды других сословий пущены были в ход

стеснительные указы, завершившиеся драгонадами 1683 г. и отменою

нантского эдикта в 1685 г. Эти меры, несмотря на строгие наказания за

эмиграцию, заставили более 200000 трудолюбивых и предприимчивых

протестантов переселиться в Англию, Голландию и Германию.

Людовик XVI (1754 - 93) - король Франции, наследовал деду своему Л.

XV в 1774 г. Это был человек доброго сердца, но незначительного ума и

нерешительного характера. Л. XV не любил его за отрицательное отношение

к придворному образу жизни и презрение к Дюбарри, и держал его вдали от

государствен. дел. Воспитание, данное Л. герцогом Вогюйоном, доставило

ему мало практических и теоретических знаний. Наибольшую склонность

выказывал он к физическим занятиям, особенно к слесарному мастерству и к

охоте. Несмотря на разврат окружавшего его двора, он сохранил чистоту

нравов, отличался большою честностью, простотою в обращении и ненавистью

к роскоши. С самыми добрыми чувствами вступал он на престол, с желанием

работать на пользу народа и уничтожить существовавшие злоупотребления,

но не умел смело идти вперед к сознательно намеченной цели. Он

подчинялся влиянию окружающих, то теток; то братьев, то министров, то

королевы, отменял принятые решения, не доводил до конца начатых реформ.

Молва о его честности и хороших намерениях возбудила в народе самые

радужные надежды. И действительно, первым действием Л. было удаление

Дюбарри и прежних министров, но сделанный им выбор первого министра

оказался неудачным: Морепа, старый царедворец, неохотно пошел по пути

реформ и при первом удобном случае своротил с него в сторону, отменена

была феодальная повинность в 40 милл., droit de joyeux avenement,

уничтожены синекуры, сокращены придворные расходы. Во главе управления

поставлены были такие талантливые патриоты, как Тюрго и Мальзерб.

Первый, одновременно с целым рядом финансовых реформ - равномерное

распределение податей, распространение поземельного налога на

привилегированные сословия, выкуп феодальных повинностей, введение

свободы хлебной торговли, отмена внутренних таможен, цехов, торговых

монополий - предпринял преобразования во всех отраслях народной жизни, в

чем ему помогал Мадьзерб, уничтожая lettres de cachet, устанавливая

свободу совести и т. д. Но дворянство, парламент и духовенство восстали

против первовозвестников новых идей, крепко держась за свои права и

привилегии. Тюрго пал, хотя король отозвался о нем так: "только я и

Тюрго любим народ". Со свойственною ему нерешительностью Л. хотел

смягчения злоупотреблений, но не искоренения их. Когда его убедили

уничтожить крепостное право в своих владениях, он, "уважая

собственность", отказался распространить эту отмену на земли сеньоров, а

когда Тюрго подал ему проект об отмене привилегий, он написал на полях

его: "какое преступление совершили дворяне, провинциальные штаты и

парламенты, чтобы уничтожать их права". После удаления Тюрго, в финансах

водворилась настоящая анархия. Для исправления были последовательно

призываемы Неккер, Калонн и Ломени де Бриенн, но, за отсутствием

определенного плана действий, министры не могли достигнуть никаких

определенных результатов, а делали то шаг вперед, то шаг назад, то

боролись с привилегированными классами и стояли за реформы, то уступали

руководящим классам и действовали в духе Л. XIV. Первым проявлением

реакции был регламент 1781 г., допускавший производство в офицеры только

дворян, доказавших древность своего дворянства (4 поколения). Доступ к

высшим судебным должностям был закрыт для лиц третьего сословия.

Дворянство употребляло все усилия, чтобы освободиться от уплаты не

только налогов, созданных Тюрго, но и тех, которые были установлены в

1772 г. Оно одержало верх в споре с земледельцами по поводу dimes

insolites - распространения церковной десятины на картофель, сеянную

траву и т. п. Священникам запрещено было собираться без разрешения их

начальства, т. е. тех, против кого они искали защиты у государства.

Такая же реакция замечалась и в феодальных отношениях: сеньоры

восстановляли свои феодальные права, предъявляли новые документы,

которые принимались в расчет. Оживление феодализма проявлялось даже в

королевских доменах. Доверие к королевской власти ослабело. Между тем,

участие Франции в северо-американской войне усилило стремление к

политической свободе. Финансы приходили все в большее расстройство:

займы не могли покрыть дефицита, который достиг 193 милл. ливров в год,

отчасти вследствие неумелого управления финансами, отчасти вследствиe

расточительности королевы и щедрых даров, которые король, под давлением

окружающих, расточал принцам и придворным. Правительство почувствовало,

что оно не в состоянии справиться с затруднениями, и увидело

необходимость обратиться за помощью к обществу. Сделана была попытка

реформировать областное и местное самоуправление: власть интендантов

была ограничена, часть ее передана провинциальным собраниям, с

сохранением сословных отличий - но они введены были лишь кое-где, в виде

опыта, и реформа никого не удовлетворила. Созвано было собрание

нотаблей, которое согласилось на установление всеобщего поземельного

налога и штемпельного сбора, на отмену дорожных повинностей и т. д.

Парламент отказался зарегистрировать эти постановления, смело указывая

на расточительность двора и королевы, и впервые потребовав созыва

генеральных штатов. Король, в lit de justice, заставил парламент

зарегистрировать эдикты и изгнал его в Труа, но затем обещал созвать

через пять лет генеральные штаты, если парламент утвердит заем на

покрытие расходов за это время. Парламент отказался. Тогда король

приказал арестовать нескольких его членов и издал 8 января 1788 г.

эдикт, уничтожавший парламенты и учреждавший на их место cours

plenieres, из принцев, пэров и высших придворных, судебных и военных

чинов. Это возмутило всю страну: Бриенн должен был покинуть свой пост, и

на его место назначен был опять Неккер. Парламент был восстановлен.

Новое собрание нотаблей ни к чему не привело; тогда, наконец, были

созваны генеральные штаты. Они собрались 5 мая 1789 г. в Версали. Во

всех cahiers требовалось коренное преобразование старого порядка вещей.

На очереди стоял, прежде всего, вопрос о том, должны ли генер. штаты

сохранить свою старую, сословную форму. Третье сословие разрешило его в

смысле разрыва с прошлым, объявив себя, 17 июня, национальным собранием

и пригласив другие сословия к объединению на этой почве. Л., поддавшись

увещаниям аристократии, в королев. заседании 23 июня приказал

восстановить старый порядок и голосовать по сословиям. Национальное

собрание отказалось повиноваться, и король сам вынужден был просить

дворянство и духовенство соединиться с третьим сословием. Постоянно

колеблясь, Л. становился то на сторону народа, то на сторону придворных,

придумывая с ними вечно неудающиеся планы государственных переворотов.

11 июля он отставил Неккера, что сильно возмутило народ. Сосредоточение

30000 войска около Парижа только подлило масла в огонь: 14 июля в Париже

вспыхнуло восстание, Бастилия была взята народом. Напрасно маршал Брольи

убеждал монарха стать во главе войск и удалиться в Лотарингию. Король,

опасаясь гражданской войны, 15 июля отправился пешком в национальное

собрание и заявил, что он и нация - одно, и что войска будут удалены. 17

июля он поехал в Париж, одобрил учреждение национальной гвардии и

вернулся в сопровождении ликующей толпы. 18 сентября он утвердил декрет

собрания об уничтожении остатков феодализма. После мятежа 5 и 6 октября

он переселился в Париж и впал в полную апатию; власть и влияние все

больше переходили к учредительному собранию. В действительности он уже

не царствовал, а присутствовал, изумленный и встревоженный, при смене

событий, то приспособляясь к новым порядкам, то реагируя против них, в

виде тайных воззваний о помощи к иностранным державам. В июне 1791 г. Л.

сделал попытку убежать с семьею в Лотарингию, но беглецы были задержаны

в Варенне и возвращены, под конвоем, в Париж. 14 сентября 1791 г. Л.

принес присягу новой конституции, но продолжал вести переговоры с

эмигрантами и иностранными державами, даже когда официально грозил им

через посредство своего жирондистского министерства и 22 апреля 1792 г.,

со слезами на глазах, объявил войну Австрии. Отказ Л. санкционировать

декрет собрания против эмигрантов и мятежных священников и удаление

навязанного ему патриотического министерства вызвали движение 20 июня

1792 г., а доказанные сношения его с иностранными государствами и

эмигрантами привели к восстанию 10 августа и низвержению монархии (21

сентября). Л. был заключен с семьею в Тампль и обвинен в составлении

заговора против свободы нации и в ряде покушений против безопасности

государства. 11 января 1793 г. начался суд над королем в Конвенте. Л.

держал себя с большим достоинством и, не довольствуясь речами избранных

им защитников, сам защищался против взводимых на него обвинений,

ссылаясь на права, данные ему конституцией. 20 января он был присужден к

смертной казни, большинством 383 голосов против 310. Л. с большим

спокойствием выслушал приговор и 21 января взошел на эшафот.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 9 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close