Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:15
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Мазурка
Мазурка – польский танец; впервые появился в воеводстве Мазовии; называется тоже мазуре, мазурек. Танец скорый, в трехдольном размере; мелодия имеет акцент на третьей или второй четверти, пишется преимущественно в двухколенном складе. М. получила распространение в царствование Августа III, короля польского и саксонского. Шопен, Глинка, Монюшко, Чайковский и мн. др. композиторы придали М. художественную обработку.
Н. С.
Маис
Маис или кукуруза (Zea Mays L.) – однолетний злак; принадлежит, подобно пшенице, ржи и рису, к таким растениям, возделывание которых наиболее обширно. Родиною кукурузы считают Америку, именно центральную ее часть; отсюда она была вывезена в другие страны, в том числе и в Европу, в которой акклиматизировалась не ранее XVII столетия. В настоящее время кукуруза распространена по всему свету, но главным районом ее культуры все-таки осталась Америка. Здесь она возделывается между 54° с. ш. и 40° ю. ш., т. е. на громадном пространстве от Канады до Лаплаты, где составляет любимую пищу населения и одно из лучших кормовых средств при откармливании домашних животных. В Европе северная граница возделывания кукурузы соответствует изотерме 9, 4° Ц. и идет, следовательно, немного севернее границы винограда. У нас кукурузу разводят преимущественно на Кавказе, в Бессарабии и в некоторых южных губерниях (главным образом в Херсонской, Подольской и Киевской); северная граница успешной зерновой культуры доходит до 53° с. ш., а на зеленый корм – 56° и даже в некоторых отдельных случаях – 60° с. ш. Кукуруза возделывается при самых разнообразных условиях климата, почвы и ухода, также скрещивания и искусственного подбора: конечно, под влиянием этих различных факторов она претерпела много изменений, а потому понятно то большое число сортов этого растения, которое теперь встречается в культуре. Все возделываемые сорта кукурузы относятся к трем ботаническим видам: кукурузы посевной или обыкновенной (Zea Mays), кукурузы острозерной или носатой (Zea rostrata) и кукурузы карагуа (Zea Karagua). Обыкновенная, наиболее распространенная кукуруза подразделяется на мелкиe сорта, ранее других поспевающие, с небольшими, но плотными початками, тонким стержнем и большим количеством мелких, различно окрашенных зерен; крупные сорта, которые поспевают позднее, имеют початки более крупные, но зато и более рыхлые и легкие, зерно – крупное, кругловатое, различно окрашенное; конский зуб – очень поздний сорт с крупными плоскими семенами, с особенными углублениями на верхушке, делающими их похожими на зуб лошади; сахарная кукуруза – сорт поздний, с сморщенными на поверхности зернами различного цвета. Дальнейшее подразделение сортов основано отчасти на внешних признаках растения, напр. по высоте ствола различаются исполинская и карликовая кукуруза; по времени согревания: карантино и чинквантино-скороспелки – поспевают в Италии в 40 – 50 дней, но при культуре на нашем Ю удлиняется период вегетации до 100 и более дней; по цели разведения: сахарная, куриная; по цвету зерен: белая, желтая, красная, пестрая и др.; но большею частью сорта кукурузы носят название местности, из которой они произошли и где возделываются, так есть кукуруза бессарабская, баденская, кавказская, венгерская, пенсильванская, египетская и пр. Кукуруза карагуа достигает очень большого роста (10 – 12 фт.) и разводится преимущественно на корм в Сев. Америке. Кукуруза острозерная не имеет в культуре особенного значения. Как продукт продовольственный кукуруза, во многих местностях Старого и Нового света составляет главную пищу миллионов населения. Пища, приготовленная из целых зерен, крупы или муки – здорова, питательна, а приготовление ее очень просто. Хлеб из кукурузной муки долго не черствеет, прибавка пшеничной придает ему рыхлость и по вкусу он мало тогда отличается от обыкновенной булки. Кукурузное растение всецело идет на корм рогатого скота, лошадей и овец, как в зеленом виде, так и в сухом, как стебли ее, так листья, початки и зерна. Последние особенно пригодны для домашней птицы и лошадей, а для откармливания свиней употребляются преимущественно пред другими, как потому, что свиньи охотнее едят кукурузу, чем другое зерно, так и по быстроте откармливания и хорошему качеству получаемого сала. Солому кукурузы скот ест очень охотно, скорее вероятно вследствие содержания в ней сахара, потому что по составу она далека от нормального корма. Гораздо ценнее это растение для корма животных в зеленом или квашенном виде. При разведении кукурузы на траву выбирают поздно поспевающие сорта – желтый и белый конский зуб и кукурузу карагуа; они развиваются медленно, но долго сохраняют сочность и не деревенеют ко времени уборки. Для местностей с коротким летом, в случае нужды в зеленом корме в средине лета, разводят и более ранние сорта, напр. венгерскую, баденскую и др. Скошенная на траву кукуруза охотно поедается всеми домашними животными; в особенности она пригодна для коров, так как способствует отделению сладкого и вкусного молока. В квашенном виде составляет одно из лучших кормовых средств также для рабочих и откармливаемых волов. Все части растения имеют большое применение и в техническом производстве. Так, из зерен кукурузы готовят крахмал, пиво, спирт, водку (виски), причем отбросы – барда и дробина – годны для корма скота. Из чехлов, одевающих початки, и из листьев приготовляется мочала, заменяющая волос при набивке мебели и различная бумага: картон, писчая и папиросная. Даже обглоданные стебли и стержни початков идут в дело – в подстилку для скота или на топливо; из золы кукурузы добывается поташ.
Кукуруза – растение теплых стран. Высшие урожаи она дает в климате жарком, причем хорошо выносит его крайности, как сильный зной и малое количество осадков. Эта особенность связана с значительным развитием корневой системы; именно, корни кукурузы достигают длины 1 1/2 – 3 фт. и могут черпать воду с некоторой большей глубины, чем например наши хлеба. Вторая причина заключается в малом вообще испарении воды кукурузою, если взять в рассчет занимаемую ею в поле площадь. Она испаряет в 11/2 раза менее, пшеницы, в 2 – свеклы, 21/2 – овса и 31/2 – клевера. Так бывает при возделывании кукурузы на зерно, при посадке примерно 60000 раст. на десятину; при посадке более густой, применяемой при разведении кукурузы на траву, расход воды кукурузою усиливается до того, что, при одинаковых метеорологических условиях, она начинает страдать от засухи. Она выносит засуху лучше, чем всякое другое кормовое растение, в ocoбeннocти в сравнении с корнеплодами. В местностях более северных сеют преимущественно ранние сорта и главным образом на зеленый корм, так как кукуруза страдает здесь от весенних и осенних морозов и часто не вызревает. Относительно почвы кукуруза менее прихотлива и с успехом, смотря по местности, сеется на песчаных, супесчаных и глинистых почвах и даже на сыпучих песках, если они удобрены. Только болотистая и торфянистая почва исключают возможность возделывания этого растения, потому что кукуруза может еще помириться с бедностью почвы и добыть нужные ей питательные вещества при помощи сильно и на значительную глубину развитых корней, но избытка влаги и холодной, мало нагревающейся почвы – она не выносит. В Бессарабии и Херсонской губернии ее разводят преимущественно на супесчаном черноземе. Этот вид почвы наиболее любим кукурузой, по всей вероятности потому, что он скоро нагревается, легче и тщательнее может быть обработан. Для успеха разведения кукурузы решительно все равно, какое бы растение ей не предшествовало, лишь бы поле было с достаточным запасом питательных веществ. Она не боится сорных трав, потому что допускает сильную обработку во время роста, не боится и свежего навозного удобрения, так что может открывать севооборот. В трехпольном хозяйстве сеют кукурузу обыкновенно на месте озимого хлеба, в местах же более южных, а в особенности при разведении скороспелых сортов, когда надеются убрать ее так рано, что останется время на обработку под озим и в яровом поле. В Америке кукурузу часто сеют на расчистках из-под леса, где она облегчает разделку земли под дальнейшую культуру. У нас предполагали прежде, видя успешное разведение кукурузы на баштанах, что ее необходимо сеять только на целинных почвах, но опыт показал, что и на мягких землях она дает хорошие урожаи, и если такая почва достаточно богата или хорошо удобрена, то может возделываться на них по несколько лет сряду (Бессарабия, Тироль). После кукурузы могут следовать как все зерновые хлеба, так и торговые растения; у нас, конечно, необходимо сделать исключение озимым хлебам и озимому рапсу, которые сеются только после зеленой кукурузы. На нашем черноземе кукурузу почти никогда не удобряют. Для почв бедных, самое обыкновенное удобрение будет навоз, лучше в перепрелом виде. Очень полезны компост, костяная мука; при возделывании на зеленый корм помогает прибавка золы и извести. Число и время паханий различны, смотря по почве и климату. Плотную почву, без сомнения, надежнее, вспахав раннею осенью, оставить под зябь, чтобы передвоить ее перед посевом: вспаханная земля напитывается в течение осени и зимы влагою, а перепаханная весною будет рыхлее; рыхлость почвы, как известно, составляет одно из главных условий для успешного укоренения кукурузы. При обработке почв рыхлых, особенно сильно песчаных, пашут также с осени, но только один раз, причем они до посева успеют слежаться и оплотнеть; тогда их боронят и укатывают. Последние операции облегчают работу маркера, ими же и оканчивается обработка. Время посева наступает, когда почва достаточно нагрелась, но не лишилась зимней влажности. При таких условиях урожай почти всегда обеспечен, так как если кукуруза найдет в поле достаточно влаги в первые дни прозябания, то впоследствии уже меньше боится засухи. На нашем Ю сеют кукурузу в первой половине апреля и считают такой посев средним по времени. Вообще же время посева различно и мы встречаем, смотря по местности, посевы кукурузы с конца марта до половины мая, а скороспелых сортов даже в июне. Зеленую кукурузу привыкли сеять в несколько приемов, так чтобы каждый посев следовал за предыдущим чрез 23 недели или же высевают одновременно ранние и поздние сорта. Лучший способ посева – рядовой; при нем возможен правильный и совершенный уход за растением, без которого урожай невелик. Высевая кукурузу рядами дают последним ширину 2 – 4 фт. при культуре зерновой, 3/4 – 13/4 кормовой; в рядах удаляют растения в первом случае на 12 – 48 дм., во втором 3 – 12, так чтобы на каждое растение пришлось не менее 320 кв. дм. Это пространство, в зависимости от плодородия и состояния влажности, менее от сорта кукурузы, доводят до 2000 и более кв. дм. Заделка семян не глубже 41/2, составляя, смотря по почве и сорту, 21/2 – 31/2 и даже 11/2 – 2 дм. Уход за кукурузой или собственно так называемое прошевание (мотыжение, цапание, шаровка) начинается, как только кукуруза завернет четвертый лист. Цель этой работы: очищение поля от сорных трав, рыхление земли на глубину; по крайней мере, двух вершков, и разрежение всходов кукурузы так, чтобы оставляемые, обыкновенно более сильные стебельки отстояли друг от друга вершков на 9. Работа эта выполняется ручными или конными орудиями – мотыгами. Вместо первого прошевания при больших посевах или при недостатке рабочих рук боронуют всходы кукурузы и так сильно, чтобы вместо зелени виднелась одна черная земля. Бороньбу можно предпочесть прошеванию, в случае, если всходы кукурузы очень редки. Прошевание (или боронение) есть очень важная операция при возделывании кукурузы. Без него нельзя получить не только обильный, но и какой-либо урожай. Спустя некоторое время, две или три недели, смотря по росту (примерно ок. 1 фт.) и количеству сорных трав, приступают ко второму прошеванию (на глубину 4 – 5 дм.), не менее первого необходимого. Одновременно с мотыжением обрезают и все побеги, которые появляются из нижних узлов главных стеблей; отнимая этим у них соки, ослабляют и задерживают рост. Далее – слегка окучивают кукурузу, что отчасти служит для прикрытия обнажившихся корней и для скопления вокруг них большей влажности. Очень возможно, что этой же покрышкой отнимается возможность у корней производить новые поросли. Большею частью весь уход за кукурузой до самой уборки ее ограничивается двукратным мотыжением. Где возможно, с успехом применяют и орошение: первое – пока растет еще не совсем укоренилось, второе – при образовании початков, третье – за несколько дней до цветения, четвертое – весьма слабое во время налива зерна. Не рекомендуется обламывать листья выше початков и срезать метелки мужских цветов – операции будто бы необходимые для ускорения созревания початков. Полезным нужно признать, и то для мест более сев. – пасынкование, т. е. удаление тех початков, которые не подают надежды на полное созревание; они идут на корм скоту. Вообще же кукурузу необходимо убирать в то время, когда она совершенно созреет; в противном случае зерна не будут иметь надлежащего цвета и тяжеловесности, а не вполне созревшие початки при хранении их в кучах могут сопреть и померзнуть. Убирают кукурузу или обламыванием отдельно початков, или срезанием ножом, косою или машинами целого растения под корень, Затем следует перевозка в усадьбу, сушка початков и укладка их на хранение в коши или кучи, ометы, амбары и пр. (солома после отделения початков идет на топливо или в подстилку). В Америке эту работу производят машиною Филиппа, и тогда стебли выходят не столько помятыми, что идут на корм животных. Обмолачиваются початки после специальной сушки ручными терками или разного рода кукурузными молотилками. Кормовая кукуруза убирается раньше, именно когда выкинет мужскую метелку; в это время она дает наибольшее количество хорошего, не деревянистого корма. Употребляется в дело в зеленом виде и тогда косится по мере надобности, в виде зеленого сена или силосуется – последнее чаще всего. Другие способы сохранения зеленой кукурузы – приготовление бурого и горелого сена – оказались непригодными. Урожай кукурузы различен в зависимости от погоды, почвы и приемов культуры. (В Бессарабии считают в течение 25 лет 12 отличных (25 – 40 чет.), 11 посредственных (10 чет.) и 2 плохих (1 – 2 чет.) урожая, а в Америке известны урожаи даже в 90 чет.; зеленого корма получается 1500 – 3000 пд., а иногда и 7000 пд. с десятины. При сравнении с нашими главными хлебами кукуруза оказывается устойчивее. Она не подвергается запалу, от которого пропадают в несколько часов сотни десятин пшеницы. Кузька, один из опаснейших врагов нашей пшеницы, на кукурузу не нападает; не всегда опасна для нее и саранча. Мороз убивает кукурузу при самом всходе, почему невыгодно ее сеять на низких местах; он особенно вреден, если захватить зерно в молочке; тогда совершенно рушится надежда на сбор, и нечего думать, что убитые морозом початки могут созреть. Менее опасна засуха, но и она, если продолжается долго, значительно уменьшает урожай. Кроме атмосферных влияний кукуруза повреждается паразитными грибками (Ustilago maydis, Puccinia straminis, Claviceps purpurea), проволочным и ржаным червем, пшеничною и кукурузною вошью, личинками майского жука и мн. др. Только что посеянная кукуруза и дозревающая расхищается сильно птицею. Ср. В. Геевский, «Возделывание и употребление кукурузы» («Зап. Кавказского Общ. Сел. Хоз.». 1863, № 3 и 4); Руководства к возделыванию кукурузы Н. Кешко и Н. Палимсестова и И. Черкеса – оба в «Сборнике статей сел. хоз. Юга России»; О. О. Горбатовского (СПб., 1894); Засядко, «Кукуруза, разведение ее на зерно и зеленый корм и значение в технических производствах» (СПб., 1883); Стебут, «Основы полевой культуры» (т. 1).
Г. К.
Май
Май (лат. mensis Majus, греч. pemptoVmhn, нем. и франц. Mai, англ. May, итал. Maggio, польск. и чешск. Maj; коренные славянские названия: в древней Руси – травный, у малороссов травень, у чехов кветен и трапен, а в старину изок и сибан, у сербов – травен, цветан, а в старину свибан, у бодгар – леген, травен, у словаков – цветень, у хорватов – розоцвет, розняк, велик травен, щебой или швибан: польск. Maj значит зелень – по современному счислению, пятый месяц в году; название свое получил от римск. богини Май. Имеет 31 день. Название М. (в церковных книгах) перешло к нам от Византии. Народные поговорки про М.: «захотел ты у мужика да в М. перепутья» (дорожной пищи); «коли май сух да мокор М., так будет каша и каравай»; «сей и холь яровое в М., так будет зимою добро»; «понадеялся на М. да на сладимой ветерок, вот тебе и хлебец»; «ай, ай, государь М., тепел да холоден»;"май холодный, год хлебородный"; «коли в М. дождь, будет и рожь»; «апрель с водою – М. с травою»; «майская трава и голодного кормит». С Николина дня (9 мая) начинают выгонять лошадей на ночнину. На Федосью-колосяницу (29 мая) рожь начинает колоситься. В римско-католической церкви месяц М. посвящен особенному чествованию Пресвятой Деве Марии («майские службы», напоминающие акафист Богоматери в православной церкви).
Майер
Майер (JuliusRobert Mayer) – немецкий врач и естествоиспытатель (1814 – 78). Изучал медицину в Тюбингене, Мюнхене и Париже; в 1840 г., в качестве судового врача, совершил путешествие на остров Яву; по возвращении поселился в родном городе: М. – один из первых в своей знаменитой работе: «Bemerkungen uber die Krafte der unbelebten Natur» (Liebig's «Annalen» XLII, 1842) указал на эквивалентность затрачиваемой работы и производимого тепла и тем обосновал первый закон термодинамики;он же впервые рассчитал, исходя из теоретических оснований, механический эквивалент тепла. Работа эта долго оставалась незамеченной и лишь в 1862 г. Клаузиус и Тиндаль обратили внимание на это исследование М. и на дальнейшие его работы: «Die organische Bewegung in ihrem Zusammenhang mit den Stoffwechsel» (Гейльбр., 1848), «Betrage zur Dynamik des Himmels» (там же), «Bemerkungen uber d. mechanischen Aequivalent der Warme» (т. же 1851), полные, местами не вполне точных, но весьма остроумных примеров и идей, касающихся закона сохранения энергии в неодушевленной и одушевленной природе. Работы М. собраные его «Naturwissensebaftliche Vortrage» (Штуттг., 1871) и «Mechanik der Warme» (Штуттг, 1 изд., 1867; 2 изд., 1874). Оценка заслуг М. в создании механической теории тепла вызвала в свое время ожесточенную полемику между Клаузиусом, Тиндалем, Джоулем и Дюрингом; см. весьма пристрастное сочинение Дюринга, «Robert М. der Galilei des XIX Jahrbunderts» (Хемниц, 1879), а также Клаузиус, «Warmetheorie» I; Тиндаль, «Теплота, раcсматриваемая как род движения». Ср. Kumelin «R. М.» («Reden u. Anfsatze» (Фрейб. и Тюбинген, 1881); Weyrauch, «R. М., der Entdecker des Prinzips von der Erhaltung der Energie» (Штуттгардт, 1890).
Майков Аполлон Николаевич
Майков (Аполлон Николаевич) – один из главных поэтов послепушкинского периода, сын Николая Аполлоновича М., род. 23 мая 1821 г., первоначальным своим развитием обязан В. А. Солоницину и И. А. Гончарову, преподававшему ему русскую литературу. Стихи стал писать с 15-ти лет. Поступив в 1837 г. в спб. унив. по юридич. факультету, М. мечтал о карьере живописца, но лестные отзывы Плетнева и Никитенко о его первых поэтических опытах, в связи с слабостью зрения, побудили его посвятить себя литературе. В 1842 г. М. предпринял заграничное путешествие, около года жил в Италии, затем в Париже, где вместе с своим братом, Валерианом Николаевичем, слушал лекции в Сорбонне и College de France; на обратном пути близко сошелся с Ганкою в Праге. Результатом этой поездки явились с одной стороны «Очерки Рима» (СПб., 1847), а с другой кандидатская диссертация о древнеславянском праве. Служил М. сначала в министерстве финансов, затем был библиотекарем Румянцевского музея до перенесения его в Москву, в настоящее время состоит председателем комитета иностр. цензуры. Поэзия М. отличается ровным, созерцательным настроением, обдуманностью рисунка, отчетливостью и ясностью форм, но не красок, и сравнительно слабым лиризмом. Последнее обстоятельство, кроме природных свойств дарования, объясняется отчасти и тем, что поэт слишком тщательно работает над отделкою подробностей, иногда в ущерб первоначальному вдохновению. Стих М. в лучших его произведениях силен и выразителен, но вообще не отличается звучностью. По главному своему содержанию, поэзия М. определяется, с одной стороны, древнеэллинским эстетическим миросозерцанием, с явно преобладающим эпикурейским характером, с другой – преданиями русско-византийской политики. Темы того и другого рода, хотя внутренне ничем не связанные между собою, одинаково дороги поэту. Как на второстепенный мотив, заметный более в первую половину литературной деятельности М., можно указать на мирные впечатления рус. сельской природы, которым поэт имел особенные удобства отдаваться, вследствие своей страсти к рыболовству. М. сразу приобрел себе литературное имя стихотворениями «в антологическом роде», из которых по ясности и законченности образов выдаются: «Сон», «Воспоминание», «Эхо и молчание», «Дитя мое, уж нет благословенных дней», «Поэзия»; выше всяких похвал в своем роде «Барельеф». Одна из «эпикурейских песен» начинается редким у М. лирическим порывом:

Мирта Киприды мне дай!
Что мне гирлянды цветные?
но затем во второй строфе грациозно переходит в обычный ему тон:
Мирта зеленой лозой
Старцу, венчавшись, отрадно
Пить под беседкой густой,
Крытой лозой виноградной.

Характерно для поэзии М. стихотворение «После посещения Ватиканского музея». Скульптурные впечатления этого музея напоминают поэту другие такие же впечатления из раннего детства, сильно повлиявшие на характер его творчества

Еще в мдаденчестве любил блуждать мой взгляд
По пыльным мраморам потемкинских палат.
Антики пыльные живыми мне казались,
И властвуя моим младенческим умом,
Они роднились с ним, как сказки умной няни,
В пластической красе мифических преданий...
Теперь, теперь я здесь в отчизне светлой их,
Где боги меж людей, прияв их образ, жили
И взору их свой лик бессмертный обнажили.
Как дальний пилигрим, среди святынь своих,
Средь статуй я стоял...

В превосходном стихотворении «Розы» (отдел «Фантазии») мгновенное впечатление переносит поэта из современного бала в родной ему античный мир

... Ах, вы всему виною
О розы Пестума, классические розы!..

Там же замечательно стихотворение «Импровизация» – единственное, в котором пластическая поэзия М. весьма удачно входит в чуждую ей область музыкальных ощущений:

Но замиравшие опять яснеют звуки...
И в песни страстные вторгается струей
Один тоскливый звук, молящий, полный муки...
Растет он, все растет, и льется уж рекой...
Уж сладкий гимн любви в одном воспоминанье
Далеко трелится... но каменной стопой
Неумолимое идет, идет страданье
И каждый шаг его грохочет надо мной...
Один какой-то вопль в пустыне беспредельной
Звучит, зовет к себе... увы! надежды нет!...
Он ноет... и среди громов ему в ответ
Лишь жалобный напев пробился колыбельный.

Из «Камей» выдаются «Анакреон», «Анакреон у скульптора», «Алкивиад», «Претор» и особенно характерное выражение добродушного и невинного эпикурейства «Юношам»:

И напиться не сумели!
Чуть за столь – и охмелели
Чем и как – вам все равно
Мудрый пьет с самосознаньем,
И на свет, и обоняньем
Оценяет он вино.
Он, теряя тихо трезвость,
Мысли блеск дает и резвость,
Умиляется душой,
И владея страстью, гневом,
Старцам мил, приятен девам,
И – доволен сам собой.

Из «Посланий» первое к Я. П. Полонскому очень метко характеризует этого поэта; прекрасно по мысли и по форме послание к И. А. Плетневу («За стаею орлов двенадцатого года с небес спустилася к нам стая лебедей»). Простотою чувства и изяществом выдаются некоторые весение стихотворения М. В отделе «Мисс Мери. Неаполитанский альбом» действительно преобладает альбомное остроумие, весьма относительного достоинства. В «Отзывах истории» истинным перлом можно признать «Емшан». Стихотворные рассказы и картины из средневековой истории («Клермонтский собор», «Савонарола», «На соборе на Констанцском», «Исповедь королевы» и др.), сделавшиеся самыми популярными из произведений М., заслуживают одобрения особенно за гуманный дух, которым они проникнуты. Главный труд всей поэтической жизни М. есть историческая трагедия, в окончательном своем виде названная «Два мира». Первый ее зародыш, забытый, по-видимому, самим автором (так как он о нем не упоминает, когда говорит о генезисе своего произведения), мы находим в стихотв. (1845) «Древний Рим» (в отделе «Очерки Рима»), в окончании которого прямо намечена тема «Трех смертей» и «Смерти Люция».

Ты духу мощному, испытанному в битве,
Искал забвения достойного тебя.
Нет, древней гордости в душе не истребя,
Старик своих сынов учил за чашей яду:
Покуда молоды, плюща и винограду!
....................................................................
В конец исчерпай все, что может дать нам мир!
И выпив весь фиал блаженств и наслаждений,
Чтоб жизненный свой путь достойно увенчать,
В борьбе со смертию испробуй духа силы, -
И вкруг созвав друзей, себе открывши жилы,
Учи вселенную как должно умирать.

В 1852 г. на эту тему был написан драматический очерк «Три смерти», дополненный «Смертью Люция» (1863), и, наконец, лишь в 1881 г., через 36 лет после первоначального наброска, явились в окончательном виде «Два мира». Произведение, над которым так долго работал умный и даровитый писатель, не может быть лишено крупных достоинств.
Идея языческого Рима отчетливо понята и выражена поэтом:

Рим все собой объединил,
Как в человеке разум; миpy
Законы дал и мир скрепил.
И в другом месте:
Единство в мире водворилось.
Центр – Кесарь. От него прошли
Лучи во все концы земли,
И где прошли, там появилась
Торговля, тога, цирк и суд,
И вековечные бегут
В пустынях римские дороги.

Герой трагедии живет верою в Рим и с нею умирает, отстаивая ее и против надвигающегося христианства; то, во что он верит, переживет все исторические катастрофы:

О, Рим гетер, шута и мима, -
Он мерзок, он падет!.. Но нет,
Ведь в том, что носит имя Рима,
Есть нечто высшее!.. Завет
Всего, что прожито веками!
В нем мысль, вознесшая меня
И над людьми, и над богами!
В нем Прометеева огня
Неугасающее пламя!

.................................................

Мой разум, пред которым вся
Раскрыта тайна бытия...

...................................................

Рим словно небо, крепко сводом
Облегший землю и народам,
Всем этим тысячам племен
Или отжившим, иль привычным
К разбоям лишь, разноязычным
Язык свой давший и закон!

Помимо этой основной идеи, императорский Рим вдвойне понятен и дорог поэту, как примыкающий к обоим мирам его поэзии – к миру прекрасной классической древности, с одной стороны, и к миру византийской государственности – с другой: и как изящный эпикуреец, и как русский чиновник-патриот М. находит здесь родные себе элементы. К сожалению, идея нового Рима – Византии – не сознана поэтом с такою глубиною и ясностью как идея первого Рима. Он любит византийско-русский строй жизни в его исторической действительности и принимает на веру его идеальное достоинство, не замечая в нем никаких внутренних противоречий. Эта вера так сильна, что доводит М. до апофеоза Ивана Грозного, которого величие будто бы еще не понято и которого «день еще прийдет». Нельзя, конечно, заподозрить гуманного поэта в сочувствии злодеянием Ивана IV, но они вовсе не останавливают его прославления и в конце он готов даже считать их только за «шип подземной боярской клеветы и злобы иноземной». В конце своего «Савонаролы», говоря, что у флорентийского пророка всегда был на устах Христос, М. не без основания спрашивает «Христос! он понял ли Тебя?» С несравненно большим правом можно, конечно, утверждать, что благочестивый учредитель опричнины «не понял Христа»; но поэт на этот раз совершенно позабыл, какого вероисповеданния был его герой – иначе он согласился бы, что представитель христианского царства, не понимающий Христа, чуждый и враждебный Его духу, есть явление во всяком случае ненормальное, вовсе не заслуживающее апофеоза. Стихотв. «У гроба Грозного» делает вполне понятным тот факт (засвидетельствованный самыми благосклонными к нашему поэту критиками, напр. Страховым), что в «Двух мирах» мир христианский, несмотря на все старания даровитого и искусного автора, изображен несравненно слабее мира языческого. Даже такая яркая индивидуальность, как апостол Павел, представлена чертами неверными: в конце трагедии Деций передает слышанную им проповедь Павла, всю состоящую из апокалиптических образов и «апологов», что совершенно не соответствует действительному методу и стилю Павлова проповедания. Кроме «Двух миров», из больших произведений М. заслуживают внимания: «Странник», по превосходному воспроизведению понятий и языка крайних русских сектантов; «Княжна», по нескольким прекрасным местам, в общем же эта поэма отличается запутанным и растянутым изложением; наконец «Брингильда», которая сначала производит впечатление великолепной скульптурной группы, но далее это впечатление ослабляется многословием действующих лиц. М. – прекрасный переводчик (напр. из Гейне); ему принадлежит стихотворное переложение «Слово о Полку Игореве». В общем поэзия М. останется одним из крупных и интересных явлений русской литературы.
Вл. Соловьев.
В печати первые стихотворения М. («Сон» и «Картина вечера») появились в «Одесском Альманахе» на 1840 г.; за ними последовал ряд стихотворений в «Библиотеке для Чтения» и «Отеч. Записках», а в 1842 г. «Стихотворения Ап. М.» вышли отдельною книжкою (СПб.). Но поводу восточной войны М. написал ряд стихотворений, тогда же вышедших особою книжкою, под заглавием: «1854 год». В 1858 г. «Стихотворения Ап. М.» издал гр. Г. А. Кушелев-Безбородко, в 1879 г. – князь В. П. Мещерский. «Полное собрание сочин. А. Н. М.» – 1884 и 1893 г. Критические отзывы о поэзии М.: Белинского – о стихотворении «Сон» («Собрание сочин.», т. IV, стр. 477) и о первом собрании стихотворений в «Отечеств. Записках» 1842. (соч. VI, 102). Некрасова в «Современнике» 1855 г. (по поводу сборника «1854 год»), Дружинина в «Библиотеке для Чтения» 1859 г., Страхова в Отчете о присуждении пушкинских наград за 1882 г., К. Арсеньева в «Вестн. Евр.» за 1883 г. (№12; перепеч. во 2 т. «Крит. этюдов»), Ор. Миллера в «Русской Мысли» 1888 г., № 5 и 6. Ср. М. Златковский, «А. Н. М., биографический очерк» (СПб., 1888).
Майкоп
Майкоп – г. Кубанской области. Здесь находится управление Майкопского отдела. Основан в 1858 г.; до 1871 г. имел только значение укрепления. В 1871 г. здесь упразднено военное управление, в 1878 г. введено городовое положение, и с этих пор началось развитие города в торгово-промышленном отношении. К 1 янв. 1895 г. жителей было 35754 (19922 мжч., 15832 жнщ.): православных 34155, раскольников 263, католиков 161, протестантов 24, армяно-григориан 324, евреев 718, магометан 65, прочих исповеданий 44. Дворян 493, духовного сословия 59, почетных граждан и купцов 459, мещан 16213, крестьян 12489, военного сословия 5828, горцев и других инородцев 89, иностранных подданных 71, прочих сословий 53. Церквей православных 5, синагога 1, домов каменных 121, деревянных 5340. Горская школа (61 учен.), 3кл. городск. учил. (240 учащ.), 2 начальных мужских и 1 женское учил., 2 частные школы. Вывозится из М. свыше 2821 тыс. пд. разных товаров, а ввозится свыше 650 тыс. пд. Фабрик, заводов и промышленных заведений 112, рабочих 458, оборот 602698 руб. Винокуренный зав. 1 (480 тыс. руб.), мыльных 2, кожевенных 3, кирпичных 13, табачных 1, пиво-медоваренных 3, чугунолитейный 1, маслобоен 24, гончарных 8, бондарных 50, водяных мельниц 6. Ежегодно откармливается до 2 тыс. годов скота. Табачные плантации занимают до 30 дес. Особенно развит бондарный промысел. Из М. вывозится лесных материалов и изделий свыше 2300 тыс. пд. Сберегательная касса при казначействе, 2 аптеки, фотография. A. Ф. С.
Майкопский отдел соприкасается на Ю с Главным Кавказским хребтом, отделяющим отдел от Черноморского округа и Кутаисской губ. Наибольшее протяжение, именно 220 вер., имеет с СЗ на ЮВ, простираясь от 43°23' до 44°16' с. ш. По характеру местности, М. отдел можно разделить на две мало похожие друг на друга части – северную и южную. Первая, меньшая, представляет сравнительно ровную или слегка волнистую местность, прорезанную многими неглубокими, речными долинами, направляющимися по преимуществу к З, к Кубани и ее главнейшим притокам Лабе и Белой. На В эта часть более возвышенна и бедна лесами, на З же низменна и лесиста. Здесь в некоторых местах по левому берегу Кубани в ней встречаются даже значительные пространства, залитые водой и заросшие камышами, так называемые плавни. Иной характер имеет южная часть М. отдела: она гориста и прорезывается множеством глубоких долин и ущелий, по которым текут быстрые горные речки. Эти ущелья и долины покрыты почти сплошными лесами. Немного южнее Майкопа горы становятся довольно высокими и постепенно повышаются по мере приближения к главному хребту, который в западной части сравнительно низок (2000 – 4000 фт.), а начиная с Оштена покрывается уже вечными снегами и небольшими глетчерами. Из вершин здесь замечательны: Фишт и Оштен (9360 фт.), Шугус (10642 фт.), Абаго (8746) и Псыш, самый высокий пункт (12427 фт.) М. отдела. Более или менее параллельно главн. хребту проходят здесь Черные горы с вершинами Гуама (4035), Тхач (7744), Герпегем, Мифагурта и т. д. Из перевалов, ведущих через Главный Кавказский хребет из Кубанской области в Черноморский округ и Сухумский отдел Кубанской области, наиболее известны Белореченский, Псеашха, Аишха и Санчарааху. Лаба и Белая – наибольшие реки этого отдела. Лаба на значительном протяжении служит границей М. и Лабинского отделов. Белая представляет также быструю горную речку, ок. 200 в. длины, принимающую в себя много притоков – Сохрай с Дахо, Курджипс, Пшеху. Последняя более 120 в. длины. Значительно меньше ее Псыш, впадающий в Кубань. Из почв в М. кое-где преобладает глинистая, отличающаяся большим плодородием; особенно хороша она для пшеницы. Есть и чернозем в сев. части отдела; на нем растет большая часть лесов М. отдела. На высоких горах встречаются каменистые, известковые почвы, а также глинистые, происшедшие от разрушения глинистых сланцев. Из горных пород преобладают известняки и глинистые сланцы, но попадаются нередко, в особенности в восточной части главного хребта, и сложные кристаллические породы (граниты, гнейсы). Из известняков меловой системы состоят почти все Черные горы и многие вершины и отроги Главного хребта (Фишт, Оштен); Шугус же, Абаго и соседние с ними горы образовались почти исключительно из очень твердого черно-серого аспидного сланца. Леса в нижнем и среднем поясе гор и предгорий состоят из лиственных пород, среди которых преобладает дуб и бук, а в верхнем – из хвойных: сосны, ели, пихты. Ель встречается реже и преимущественно в восточной части гор. Дремучие леса, не тронутые человеком, находятся в верховьях р. Белой и Бол. Лабы (долина Загдан). В этих лесах водится множество зверей: оленей, коз, кабанов, медведей, рысей и т. д. Изредка попадаются барсы. Здесь же в верховьях Б. и М. Лабы, а также Белой, водятся еще в большом количестве зубры, а на вершинах гор много туров (Capra caucasica) и серн. Горная полоса М. отдела, находящаяся невдалеке от Черного моря, имеет теплый и очень влажный климат. Частые дожди мешают здесь заниматься хлебопашеством, а осенью, при глинистой почве, делают сообщение между станицами крайне затруднительным. Вследствие обилия осадков в здешних лесах всюду растут рододендроны, плющ, попадается самшит (Buxus sempervirens), а папоротники достигают более сажени в высоту.
Н. Динник.
Главное занятие жителей – хлебопашество. В среднем (1886 – 1895) ежегодно засевается озимою пшеницею 100580 дес., рожью 13110 дес., яровою пшеницею 6145 дес., льном 160 дес., коноплею 1410 дес., овсом 5350 дес., ячменем 2512 дес., полбою 580 дес., просом 10550 дес., гречихою 1375 дес., кукурузою 6360 дес., горохом 480 дес., чечевицею 245 дес., бобами 230 дес., картофелем 6420 дес. Собирается: озимой пшеницы 6525800 пд., ржи 720450 пд., яровой пшеницы 351430 пд., льняного семени 3150 пд. и волокна 2320 пд., конопляного семени 18420 пд. и волокна 30270 пд., овса 346370 пд., ячменя 142800 пд., полбы 68450 пд., проса 526400 пд., гречихи 37110 пд., кукурузы 353870 пд., гороха 20200 пд., чечевицы 13450 пд., бобов 17310 пд., картофеля 198500 пудов. В последние годы развивается употребление усовершенствованных орудий (всего в 1892 г. их было не более 5 тыс.). Под табаком 1803 дес., собрано 109499 пд. табаку. Ульев 41977; получено меду 7672 пд. и воску 370 пд., всего на 37195 р. К 1 января 1893 г. было скота у коренных жителей 322672 гол., у иногородних – 124497. Лошадей в 1894 г. считалось 48870, рогатого скота рабочего 38120 и гужевого 124742 гол., овец тонкорунных 29310 и простых. 63550, свиней 59611, коз 6930, буйволов 882. Особенно развиты лесные промыслы (трости, дранка, доски, колесный и поделочный лес и пр.). Фабрик и заводов и промышленных заведений 686, с 2018 рабочими и с оборотом в 904 тыс. тр. По оборотам первое место занимают 2 винокуренных завода (641185 р.), по количеству – мельницы, которых было паровых 16, водяных 216, ветряных 36 и конных 3. Молотилок паровых 155, конных 132. Канатный зав. 1, известковый 1, нефтяной 1, чембарных 4, суконный 1, шерстобитный 1, бондарных 38, маслобоен 49, кожевенных 8, кирпичных 8. Всех жителей (без города) было к 1 янв. 1895 г. 197099 (101875 мжч.): православных 169591, раскольников 4357, католиков 360, протестантов и лютеран 549, арм. григор. 363, евреев 98, магометан 21672, проч. исповеданий 119. Дворян 1146, духовного сословия 622, поч. граждан и купцов 158, мещан 8395, крестьян 71697, военных сословий 93587, горцев и других инородцев 20637, иностранных подданных 613, проч. сословий 244. Великоруссов 105400, малороссов 69120, абахазцев (абазинцев) 3670, абадзехов 2680, бжедухов 1300, шапсугов 800, натухайцев 1400, прочих адыгейцев (черкесов) 10600, армян 360, евреев 98, немцев 625, проч. народностей 2056. Правосл. церквей 56 и Михайловская мужская пустынь; неправославных церквей 7. Домов каменных 6, деревянных 35018. Нежилых зданий 610. Школ станичных 21, церковноприходских 30, мин. нар. просв. 5. При многих школах есть сады, пасеки и червоводни. Две больницы, аптека, 5 врачей, 28 фельдшеров, 1 ветер, врач и 12 фельдшериц, 1 повивальная бабка. Казачьих станиц и хуторов 51, селений государств, крестьян и отставных солдат 6, горских аулов 15. В археологическом отношении интересны долмены Богатырского дома ст. Боговской (ср. Е. Д. Фелицын, «Кубанские древности»).
А.Ф. С.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 6 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close