Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:17
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Мания
Мания (mania). – Это слово в разговорном языке часто употребляется для обозначения одностороннего влечения, страсти, направленной на определенный предмет или занятия. Как научный термин, М. издавна служит для обозначения определенной формы душевного расстройства. Существенные свойства этой формы болезни заключаются в ускорении течения идей и усилении двигательных импульсов. Обыкновенно развитию М. предшествует непродолжительный период психического угнетения, характеризуемого как раз противоположными свойствами . Спустя несколько недель после появления такого угнетенного, подавленного состояния, с больным происходит иногда постепенно, иногда довольно быстро, резкая перемена. Он становится болтливым, перескакивает с одного предмета на другой, склонен к шуткам, подбору рифм, смехотворным замечаниям. Вместе с тем устанавливается благодушное настроение и повышенное самочувствие, все больному представляется в розовом цвете, он чувствует себя способным к большим трудам, крупным предприятиям, преодолению всех препятствий; ему весело на душе, он испытывает потребность обнаружить это веселье в песнях, шумном обществе, угощении приятелей и незнакомых лиц. Однако, настроение больного неустойчиво, он легко раздражается, впадает из-за ничтожного противоречия в гнев, внезапно без видимой причины способен зарыдать, но также быстро опять возвращается к смеху и шуткам, которые легко принимают характер оскорбительных и цинических выходок. Если психическое расстройство не идет дальше этих легких изменений, совокупность которых напоминает картину алкогольного опьянения, то мы имеем дело с видом мании, называемым «маниакальной экзальтацией». Эта легкая картина болезни может продержаться несколько дней или недель, и отсюда возможен исход к выздоровлению путем постепенного возвращения к норме, или же наступает дальнейшее развитие мании. В последнем случае ускорение течения идей усиливается до настоящего бегства или вихря их, и тогда связное мышление становится уже невозможным. В то же время обыкновенно в сознании являются идеи величия. Двигательное возбуждение выражается в громких криках, безостановочном наборе слов, усиленной жестикуляции руками и ногами, прыганьи, склонности рвать и разрушать все, что попадается под руки. При еще большей интенсивности болезни наступает полная спутанность, помрачение сознания и сильнейшее буйство. В таком виде мания может тянуться несколько недель или месяцев, причем за время течения болезни обыкновенно происходят колебания в интенсивности ее проявлений; при очень длительном течении, последняя вообще понижается. Большею частью психическое расстройство при мании, даже при легких формах ее, сопровождается упорной бессонницей. Во многих случаях М. представляет самостоятельную форму болезни, и тогда она дает большой процент полного выздоровления. Нередко, однако, М. представляет лишь эпизодическое проявление сложного, хронического душевного расстройства, как, напр., прогрессивный паралич, периодическое эпилептическое помешательство, и тогда исход определяется свойствами основной болезни; в этих случаях, М. может пройти, но психическое расстройство не исчезает, а принимает лишь другую форму. Причины и лечение М. совпадают с соответственными данными о душевных болезнях вообще.
Манна
Манна (библ.) – особого рода вещество, которым питались евреи в пустыне по выходе из Египта. Когда они, во время странствования, стали испытывать голод, то подняли ропот на Моисея. На следующее утро пустыня оказалась усыпанною каким-то белым крупитчатым веществом, которое было сладковато на вкус и питательно. Это и была М., которую Моисей велел собирать и делать из нее лепешки. С этого времени М. сделалась постоянным источником пропитания народа, до самого вступления его в Палестину. В некоторых частях Синайского полу-ова и доселе встречается вещество, по своим свойствам похожее на библейскую М. и даже теперь называемое местными арабами манна Эссема – «небесная манна». Это – беловатое смолистое вещество, имеющее душистый запах и высачивающееся из стволов кустарника тамариска (Tamarix mannifera). Тамариск растет в западной половине Синайского полуо-ва, в каменистой Аравии и в области заиорданской. Собственно на Синайском полуо-ве истечение этого смолистого вещества бывает только в мае и июне, после зимних дождей. Оно имеет вкус меда и сочится из кустарника, как клей или смола из вишневого дерева. При падении на землю М. принимает в себя и разные другие элементы, так что для употребления ее требуются известные приспособления. Арабы варят ее в горшке, затем пропускают чрез полотно для очищения от посторонних примесей и потом сливают в жестянки, в которых она может сохраняться по несколько лет. Местные бедуины и греческие монахи едят ее с хлебом, как приправу, но она никогда не заменяет хлеба. Такая тамарисковая М. имеет весьма отдаленное сходство с тою М., которой питались евреи, как хлебом: она не питательна, да ее было бы и совершенно недостаточно для народа в слишком два милл. душ, для которых потребовалось бы до подмиллиона пудов еженедельно, между тем как тамарисковой М. даже в хорошие годы собирается не более 25 – 30 пд. в год. По более подробному библейскому описанию «манна была как кориандровое семя, белая, вкусом же подобна лепешке с медом» (исх. XVI, 31). В Числ. XI, 7 М. по виду уподобляется бдолаху («видом как бдолах»): бдолах есть смолистое вещество, вытекающее из бдолы, особого рода пальмы. Со временем эта однообразная пища надоела евреям, так что они роптали и называли М. «негодною пищей» (Числ. XXI, 5) или, точнее, «слишком легкой»; но они не голодали и во всяком случае не умирали с голода, как это было бы неизбежно при питании М. тамарисковой, которая не содержит в себе азота. См. Исх. XVI гл.; Иос. Флавий («Древн.», III, 1); Burckhardt, «Travels in Syria and the Holy Land» (p. 660).
А. Л.
Мансар
Мансар (Mansard, или, что правильнее, Mansart) – фамилия двух франц. архитекторов. 1) Франсуа М. (1598 – 1666). Из его построек замечательны: дворец Гастона Орлеанского, в Блуа (1635 – 60), замок «Maisons» на Сене (1642 – 51), замечательная по своему вкусу реставрация Отеля-Карнавале в Париже, и, наконец, монастырь и собор Валь-де-Грас, там же, начатый в 1645 г.; эту последнюю постройку художнику не удалось окончить, так как своею смелостью и независимостью в преследовании художеств, целей он навлек на себя немилость королевы Анны Австрийской. Впоследствии он осуществил задуманный им проект, в меньшем размере, при сооружении капеллы замка Фрэн (Frenes). Постройки М. отличаются замечательной уравновешенностью и красотой композиции. По своему направлению, он принадлежит к последним представителям национальной франц. школы, в отличие от последующих архитекторов, сильно зараженных итальянским влиянием. Хотя и до него архитекторы любили пользоваться высокими франц. крышами для устройства в них жилых помещений, однако, М. сообщил этому роду построек свое имя (mansarde), так как особенно охотно и часто прибегал к ним для достижения декоративных эффектов. 2) Жюль-Ардуэн М. (1646 – 1708), племянник предыдущего. Из его многочисленных работ особго внимания заслуживают: обстройка Площади Побед и Вандомской площади в Париже, перестройка незначительного охотничьего замка-павильона Версаль в колоссальный, всемирно известный дворец, сооружение большого Трианона в Версальском парке и дворца Марли, разрушенного во время великой революции. Лучшим его созданием должны считаться купол и фасад церкви Дома Инвалидов, в Париже, одного из превосходнейших памятников франц. зодчества. Людовик XIV, встретив в М. даровитого выразителя своих грандиозных замыслов, сделал его генерал-суперинтендантом всех строений Франции и возвел в графское достоинство. Стиль его отличается великолепием и строгостью, хотя многие из его произведений и носят на себе отпечаток внутренней пустоты и театральной напыщенности.
Мантапам
Мантапам – преддверие или просцениум индийских храмов, в форме открытого высокого павильона; здесь принимают и укрывают идолов, когда их носят в процессиях.
Мантенья
Мантенья (Андреа Mantegna, 1431 – 1506) – знаменитый итал. живописец и гравер, главный представитель падуанской школы раннего Возрождения. Он был приемный сын и ученик Фр. Скварчоне; подготовившись под его руководством, развился далее под влиянием произведений Донателло, Ф. Липпи и Як. Беллини. В самом раннем из своих произведений, исполненном в сотрудничестве с др. художниками в црк. дельиЭремитани, в Падуе («Крещение мага Гермогена», «Св. Иаков перед Иродом Агриппой». «Св. Иаков, благословляющий новообращенного», «Усекновение главы св. Иакова» и пр.) – М. уже выказывает любовь к классической древности и знакомство с античной пластикой, а также знание перспективы и уменье справляться с ракурсами. К той же ранней поре его деятельности относятся: алтарный образ, написанный для црк. св. Юстины в Падуе (ныне находится в миланской галл. Брера), отличающийся большей гармонией тонов и более мягкою лепкою тела; «Св. Евфимия» (в неаполитанском музее), полная благородства и строгости, а также «Мадонна на троне со святыми», исполненная для црк. св. Зенона в Bepoне; две части пределлы последней иконы, замечательной по определенности рисунка, выразительности фигур и законченности деталей, находятся в музее гор. Тура, а средняя часть – в луврском музее. Переселение в Мантую, в 1459 г., послужило на пользу художнику, способствуя смягчению резких сторон его таланта. К этому времени относятся: алтарный образ с маленькими фигурами, написанный им для дворцовой капеллы маркиза (ныне нах. в галлерее Уффици, во Флоренции), «Св. Севастиан» (в венской галлерее), «Св. Георгий» (в венецианской акд. худож.), «Мадонна с ангелами» (в берлинском музее). Главный труд, исполненный М. в эту пору – фрески в свадебной зале (camera de' sposi) мантуанского замка, сохранившиеся вполне лишь на одной стене, а на другой сильно пострадавшие. Они изображают сцены из семейной жизни Лодовико, немного тяжеловатые по композиции и формам, но полные могущественного величия и жизненной правды. В живописи потолка этой залы (амуры, сцены из легенд о Геркулесе, Оpине, Орфее и пр.), также вполне сохранившейся, М. является основателем новых принципов плафонной живописи, доведенных потом до полного развития Корреджио. Работая преимущественно для мантуанских маркизов, Лодовико и его преемников, Федериго и Франческо, М. получал заказы и от других итальянских владетельных особ, от Эсте, Медичей и др. Папа Иннокентий VIII пригласил его в Рим для расписания капеллы в бельведерской вилле (уничтоженной при Пие VI). Ко времени пребывания художника в Риме относится также чрезвычайно тонкая по работе Мадонна, писанная для Франческо Медичи (ныне наход. в гал. Уффици). По возвращении своем в Мантую, М. окончил девять больших картин, с изображением триумфального шествия Цезаря. Эти картины, долженствовавшие заменить собою тканые ковры на стенах дворца Сан-Себасиано, сильно пострадали от реставраций и ныне хранятся в гэмптон-коуртском замке близ Лондона. В них ярче, чем в какихлибо других произведениях М., выразилось его увлечение классическою древностью. К тому же позднему периоду деятельности М. относятся: «Madonna della vittoria» (в Лувре), «Мадонна между св. Иоанном и св. Магдалиной» (в лонд. национ. гал.), привлекательные по мастерской группировке фигур, величественности композиции в нежности отделки. Немного позже этих картин из-под кисти М. вышли две другие хранящиеся теперь в луврской галерее, в Париже, и изображающие победу добродетелей над пороками, и «Парнас»; в них талант М. проявился во всей полноте своего развития. Последнею работою М. был, по-видимому, «Триумф Сципиона», найденный в мастерской художника после его смерти (находится в лонд. национ. галерее). Последние годы своей жизни М. провел в нужде, причиною которой была постройка им на свой счет роскошной семейной капеллы при црк. св. Андрея в Мантуе. Главные достоинства М., – величественность концепции, строгий рисунок, отличная лепка фигур, основанная на изучении античной скульптуры, и сила выражения; слабые его стороны – некоторая несмелость композиции и недостаточный колорит. Ему принадлежит заслуга введения гравирования в Ломбардии; он один из первых начал в своих гравюрах воспроизводить собственные композиции, а не чужие. Наиболее любопытные из его гравюр: «Спящая Мадонна» (Br. 8), «Христос между св. Андреем и Лонгином» (Вr. 6), «Положение во гроб» (Br. 3), «Борьба морских богов» (Br. 3), «Вакханалия», «Триумфальное шествие Цезаря» (шесть листов, из которых самому М. принадлежат несомненно только два, Вr. 10 и 11).
А. Н – в.
Мантуя
Мантуя (Mantua, Mantova) – гл. гор. бывшего герцогства в Италии, теперь гл. г. пров. в Ломбардии и важная крепость, на о-ве среди Минчио, разделяющегося на несколько рукавов, с очень болотистыми берегами, и образующего озеро; нездоровый климат. 29500 жит. (1893.). Огромный дворец Palazzo vecchio, один из величайших в Европе (теперь казарма), с фресками Мантенья и Джулио Романо; здание университета (основанного в 1625 г., теперь закрытого), цейхгаус, театр, ипподром, величественная црк. св. Андрея с работами Кановы, другие церкви с картинами Дж. Романо и Мантенья. Духовная семинария, академия наук и искусств (Vergiliana), с картинной галереей и собранием древностей; ботанический сад, обсерватория, богатая публичная библиотека и музей со многими достопримечательностями. Кожевенное производство и торговля шелком. М. укреплена Карлом Вел.; в 1630 г. страшно опустошена императорскими войсками и пришла в упадок. Область прежнего герцогства М. была цветущей уже во время римлян, после падения империи принадлежала готам, лангобардам, франкской и германской монархии, затем герцогам, как вассалам империи, с XVIII в. – Австрии, в 1797 г. вошла в состав цизальпинской, потом итал. республики, в 1805 г. – королевства итальянского, а в 1814 г. снова досталась Австрии, которая в 1866 г. уступила ее Италии.
Во время итальянской войны 1796 г. австрийский гарнизон М. доведен был до 12 т. Бонапарте, узнав о плохом состоянии крепостных верков, вознамерился взять их приступом. 4 июня войскам его удалось овладеть некоторыми передовыми укреплениями, но затем осада затянулась, а вечером 31 июля французы отступили от М., преследуемые австрийцами, которые при этом захватили до 180 орудий и много пленных. Новое обложение крепости франц. войсками началось в августе 1796 и продолжалось до февраля 1797 г. Австрийский генер. Альвинци несколько раз пытался освободить М. от блокады, но после побед французов при Арколе и Риволи принужден был отказаться от своего намерения. Между тем в крепости истощились жизненные припасы, и 2 февр. 1797 г. она сдалась на капитуляцию. – В 1799 г., во время итальянского похода Суворова, М. была обложена австрийскими войсками под начальством Края, которые, после сражения при Треббии, были усилены частью отряда генер. Отта. Осада продолжалась до 17 июля, когда начаты были переговоры о сдаче крепости, а 19-го французский гарнизон положил оружие и отпущен в отечество, кроме офицеров, отправленных в Австрию военнопленными.
Манускрипт
Манускрипт (лат. = рукопись) – первообраз книги. Римляне знали два рода рукописей: одни свертывались в свитки (volumina), другие (codices) имели вид квадратных книг. На живописных фресках, открытых в Геркулануме, попадаются изображения людей, читающих свитки, которые держат в руках. Свитки, которые изображены открытыми, скатываются горизонтально, слева направо, во всю длину. Письмена, нарисованные на фресках, разбиты небольшими перпендикулярными столбцами. Раскатывались свитки правою рукою мало-помалу, по мере того, как читались, и в тоже время скатывались левою рукою, в том же направлении или противоположном. Когда рукопись исписывалась до конца, отдельные листы, из которых составлялся свиток, подклеивались один вслед за другим; к концу последнего листка приклеивалась скалка (umbilicus), вокруг которой и накатывался свиток. Кодексы, которые вошли в употребление лишь долгое время спустя после свитков, обыкновенно писались с обеих сторон листов (опистографы). Страницы нередко исписывались в два или три столбца, имели со всех четырех сторон поля, не перенумеровывались. Снаружи, в охрану от порчи, кодексы по большей части защищены были несколькими кусками материй, служившими обложкою, или же сохранялись в деревянных футлярах, снабженных кожаными застежками (unci или hamuli). Материалом, на котором писали некогда, а отчасти пишут и теперь М., служили шкуры животных, подготовлявшиеся на разные лады, рыбьи кожи, внутренности змей и других животных, ткани льняные и шелковые, древесные листья и дерево, кора, сердцевина растений, кости и слоновая кость, воск, мед, штукатурка и т. д. Дошедшие до нас рукописные памятники начертаны главным образом на папирусе, пергаменте, велине и бумаге. Известны также употреблявшиеся для этой же цели и таблички из слоновой кости – диптики или полиптики (смотря по тому, было ли их соединено вместе по две или более). На низшей степени культуры важнейшие общественные акты отмечались на палках, а также на черенках и лезвиях ножей; дрезденская библиотека имеет мексиканский календарь, увековеченный на человеческой коже. Для написания хартий папирус употреблялся преимущественно пред пергаментом вплоть до VII в.; он же шел сначала и для изготовления сочинений. Так, парижская национальная библиотека имеет отрывки на папирусе из жития св. Анита и сочинений бл. Августина. Древнейшие сочинения – помимо хартий – написаны на пергаменте. Для этого же употреблялся и велин, выделывавшийся из телячьей кожи. Для письма употреблялись чернила и разные краски. Плиний Старший утверждает, что черные чернила в древности выделывались из сажи, клея и воды, примесь же к этому составу уксуса делала краску почти неизгладимой; тот же автор рассказывает, будто к этой смеси примешивалась иногда полынная настойка, так как этим способом рукописи избавлялись от опасности повреждения мышами. В XII веке были изобретены чернила, изготовляемые из чернильных орешков. Из цветных чернил наиболее употребительными были красные – minium; частным лицам под страхом смерти воспрещалось употреблять эти чернила, так как употребление их было присвоено только императорам. Древние употребляли также золотые и серебряные чернила; в Византии хризографами именовались искусные переписчики, которые специально занимались перепискою золотыми чернилами. Весьма редкие рукописи сплошь написаны золотом; из них известен часослов Карла Лысого. Серебряные чернила преимущественно употреблялись для письма по велину, окрашенному в пурпурную краску. Весьма оригинален часослов Карла V, принадлежащий руанской библиотеке: текст выписан серебряными буквами по черному фону, с заглавными золотыми буквами. Красные чернила главным образом шли для заголовков, заглавных букв и тех мест, на которые желали обратить вниманиe читателя. Миниатурою, т. е. рисованием миниумом, называлось сначала именно выведение красными чернилами заглавных букв, с которых начинались отдельные главы в древних рукописях. Впоследствии этим же словом в распространительном его значении стали обозначать вообще разукрашенные какими-либо рисунками заглавные буквы. Роскошь эта первоначально пущена была в ход в Италии, а оттуда занесена была во Францию. – Так как рукописи подвержены порче, то до нас дошли лишь немногие памятники, относящиеся к глубокой древности. Таковы папирусы, открытые в египетских гробницах и относимые Шамполионом к 3500 г. до Р. Хр. В неаполитанском музее Studi хранится, далее, коллекция латинских свитков (volumina), открытых в Геркулануме. На половину истлевшие от действия лавы, они, с большою осторожностью при раскатывании, успешно были укреплены на проклеенное полотно. От императорской эпохи до нас дошли лишь немногочисленные рукописи: ватиканский Tepeций (эпохи Септимия Севера), – библейский список семидесяти толковников или так называемый ватиканский кодекс, александрийский кодекс, принадлежащий британскому музею (тоже библейский текст, писанный греческими прописными буквами), – Диоскорид, принадлежащий неаполитанской библиотеке, и др. Среди манускриптов, дошедших до нас от II. и III в. по Р. Хр., особенно многочисленны списки Ветхого и Нового Завета. Что касается древних рукописных списков светских писателей, то они более или менее известны на перечет. Таковы Виргилий, на велине, флорентийской библиотеки св. Лаврентия (IV в), Тит Ливий – импер. венской библиотеки (V в.) и «Иудейские древности» Иосифа Флавия – амброзианской миланской библиотеки. Начиная с эпохи Карла Великого число сохранившихся манускриптов значительно умножается. Из них особенно примечательны: Библия, писанная рукою Алкуина, часослов Карла Великого, венский псалтирь Дагульфа, подаренный Карлом Великим Адриану I в 772 г. Начиная с Х века, когда ученость опять входит в честь, в монастырях изготовляется масса всевозможных манускриптов, которые и теперь переполняют монастырские ризницы и рукописные отделы важнейших европейских библиотек. Монахи, которые долгое время были единственными каллиграфами, полагали на переписку рукописей кропотливое старание и удивительное терпение. Их трудолюбивым перьям, главным образом, и принадлежат дошедшие до нас списки сочинений древних классиков и хроники тех времен, когда жили эти скромные деятели. В каждом почти монастыре имелась особая зала, scriptorum, где монахи занимались перепискою. Занятая в scriptorium'е определялись особым уставом; библиотекарь распределял между монахами отрывки для списывания и поставлял материалы, нужные для переписки. Переписка производилась в благоговейном молчании и считалась делом угодным Богу; в самый scriptorium во время занятий никто даже из братий не допускался, кроме аббата, приopa и его помощника. Так как М. стоили очень дорого, то нередко в конце рукописи помещалось примечание, призывавшее на похитителя ее кару небес и ввержение в ад (Насколько М. дорого ценились, можно судить по следующим примерам : Людовик XI, взяв для временного пользования у парижского факультета сочинения арабского писателя Paзия, должен был внести в виде залога сто золотых крон; десять марок серебра, предложенные в обеспечение за томик Авицены, показались собственникам рукописи недостаточною гарантиею. Рукописи охотно принимались в заклад даже ростовщиками.)
В Xlll – XV вв. параллельно с монастырскими scriptorium'aми образуются светские братства переписчиков, соперничавшие в работе с клириками. В XV в. европейских ученых охватило лихорадочное стремление отыскивать и приобретать старинные рукописи: Медичи, благодаря обширным коммерческим оборотам со всем миром, собрали во Флоренции неисчислимые литературные сокровища. Сицилиец Ауриспа, апостолический секретарь, за время своих путешествий собрал 230 рукописей и в одном из писем рассказывает, что ему без труда доставались рукописи светских писателей, но греки очень неохотно расставались со списками духовных сочинений. То была эпоха увлечения книжною мудростью, когда Панормита распродал свои земли, чтобы приобрести Тита Ливия; когда флорентинец Николи разорялся, чтобы составить собрание из 800 томов рукописей, которые по его смерти должны были послужить основанием для образования общественной библиотеки; когда Косьма Медичи улаживал политическия недоразумения с Альфонсом арагонским, королем неаполитанским, уступая ему желанную рукопись; когда Гварино Веронский, проф. в Ферраре, вследствие утраты ящика с рукописями, вывезенными им из Константинополя, поседел в одну ночь. Куяций, Питу, де-Ту, Скалигеры и Коттоны были неутомимыми разыскателями древних манускриптов; эти последние порою находились там, где их менее всего можно было ожидать найти. Так, Поджио открыл Institutiones Квинтилиана в источенном червями ящике, под развалинами надворной постройки Сен-Галленского монастыря. Вообще в этом отношении Поджио Брачиолини везло: благодаря ему открыты несколько книг Argonautica Валерия Флакка, философская поэма Лукреция, многие речи Цицерона, сочинение Колумеллы о земледелии и т. д. Самый драгоценный из списков Тацитовых аннал был открыт в одном из вестфальских монастырей; подлинный Юстинианов кодекс попал в руки пизанцев по взятии приступом одного из калабрийских городков, а впоследствии, в виде победного трофея, перешел к флорентийцам. Множество манускриптов, заключавших драгоценнейшие памятники древних литератур, подверглись в средние века своеобразному уничтожению: написанное на пергаменте выцарапывалось и стиралось, а на отчищенном таким образом дорогом материале писались заново какие-нибудь средневековые жития . Многие М., о существовании которых было известно в начале новых веков, ныне исчезли бесследно. Порою бывало и так, что писатели, не особенно щекотливые, выдавали разысканные ими древние рукописи за собственные труды, и наоборот. Многие каллиграфы приобрели европейскую славу, и даже после изобретения книгопечатания М. удержали значение художественных произведений. Один из искуснейших каллиграфов новейшего времени был Николай Жарри, родившийся в Париже в 1620 г. и умерший ок. 1674 г. Из его трудов славится особенно Guirlande de Julie – сборник стихотворений, сочиненных лучшими поэтами той эпохи и поднесенный герцогом де Монтозье его невесте, Юлии д'Анженн. Этот сборник, в 30 листов, снабжен заглавным листом, на котором нарисована гирвянда цветов знаменитым художником Робером, а на каждом последующем листке повторен один из цветков, входящих в состав всей гирлянды. Драгоценность работ Жарри породила целый ряд подлогов; за его работы выдавались произведения его учеников и других каллиграфов. До конца XVIII в. находились трудолюбивые монахи, которые посвящали свои досуги переписки рукописей. Так, в публичной руанской библиотеке хранится молитвенник – истинное чудо терпения и каллиграфического искусства, на которое какой-то бенедиктинец XVIII в. употребил 80 лет жизни. Письмена, вошедшие в Европе в общий обиход со времени вторжения варваров, имели в своей основе обычное начертание букв римлянами. Грамоты и дипломы, предшествующие XIII веку, писаны пятью разного характера почерками: капителью, уставом, строчными, курсивными буквами и полууставом. В XIII в. начинается в письменности преобладание готики, которая проявляется в формах шрифта, состоящего из прописных, или строчных, или курсивных готических букв, или всех их смешанных вместе. Весьма характерною особенностью в М. является употребление произвольных аббревиаций или титл, которые в некоторые эпохи становятся особенно многочисленными и с трудом интерпретируются. Эти аббревиации, в связи с расстановкою знаков препинания и характером письма, служат главным основанием для определения древности рукописей. Очень часто М. отличались разными курьезными особенностями. Так, в руанской библиотеке показывается Часослов Генриха III, который не напечатан и не написан: на каждом листке буквы прорезаны насквозь и подложены темною бумагою. Плиний упоминает о списки Илиады, умещавшемся в орехе. В Оксфорде, в коллегии Saint John, хранится рисунок головы Карла 1, составленный из писанных букв, которые и на близком расстоянии производят такой эффект, будто рисунок выгравирован бюреном. Черты лица обезглавленного короля и фреза вокруг шеи составлены из псалмов, символа веры и молитвы Господней. В британском музее хранится портрет королевы Анны, тоже из писанных букв, излагающих вкратце содержание большого фолианта. В императорской венской библиотеке показывается листок (58х44 сант.), на одной стороне которого на нескольких языках умещено пять книг Ветхого Завета. В России образцы древнейшего письма (кириллицею), соответствующие капитальному или унциальному западноевропейскому письму, встречаются лишь на нумизмах и каменных эпиграфах (гробница Ярослава I, тмутараканский камень, монеты эпохи Владимира святого и т. д.). Пергаменные рукописи XI – XIV вв. написаны почти исключительно уставным почерком, с титлами над именами Бога, Христа, Богородицы и святых. Наряду с уставом в юридических актах, грамотах и договорах рано развивается полуустав, употребляемый с XIV по XVII вв. и соответствующий западноевропейскому курсиву, с массою надстрочных знаков. С XV в. в русских рукописях развивается скоропись. В России, как и на Западе, главным хранилищем рукописей явились монастыри. Лишь с ХVIII в. начинаются попытки более или менее систематического изучения старинных рукописей (труды Шлецера, историографа Миллера, Татищева, Щербатова, гр. Мусина – Пушкина, Новикова и т. д.). Ближайшее изучение монастырских рукописных собраний относится к XIX уже веку (труды Калайдовича, Погодина, Строева, Ундольского, Востокова, Срезневского, Пыпина и т. д.). Что касается актов правительственных, то, независимо от архивов разных ведомств (где хранятся преимущественно документы за XIX в., но попадаются и более ранние), М. более древних эпох главным образом сосредоточиваются в московском главном архиве мин. иностр. дел и архиве мин. юстиции. За ближайшее к нам время, благодаря археологическому институту и деятельности местных архивных комиссий, замечается особенно энергичная разработка громадного рукописного материала, рассеянного в центральных и местных архивах. Ср. статью Палеография русская. Литература о М. весьма обширна (см. Палеография). В «Bibliotheca bibliothecarum manuscriptorum» (П., 1739) Монфокона собраны 40-летние изыскания автора о важнейших М., рассеянных по всем европейским библиотекам. См. еще «Dissertation historique sur l'invention des lettres ou caracteres d'ecriture, sur les instruments dont les anciens se sont servis pour ecrire et sur les matieres qu'ils ont employees» (П., 1771); A. Pfriffer, «Ueber die Handschriften im Allgemeinen» (Эрланг., 1810); Ebert, «Handschriftenkunde» (Лпц., 1825 – 27); Kirchhof, «Die Handschriftenhandler des Mittelalters» (Лцп., 1853); L. Delisle, «Le cabinet des manuscrits de la Bibl. nationale» (1868 – 74); каталоги рукописных собраний, опубликованные почти всеми крупными европейскими публичными бибилиотеками и музеями; Lalanne, «Curiosites litteraires et. bibliographiques»; Disraeli, «Curisities of litterature».
В. Ш.
Мануфактура
Мануфактура (от manus – рука и facere – делать, буквально рукоделие). – В общежитии под этим названием разумеется всякое промышленное предприятие фабричного характера (по преимуществу в области обработки волокнистых веществ); но в экономической науке, по примеру Маркса, под М. понимают особую форму крупного промышленного производства, представляющую переход от ремесла к фабрике в собственном смысле слова, т. е. к крупному машинному производству. Экономическая почва, на которой возникает М., создается подчинением разрозненных и слабых ремесленников купеческому капиталу, который по большей части сперва выступает в лице скупщиков, а не предпринимателей; часто также купеческий капитал сам насаждает среди сельского или городского населения кустарную промышленность, а затем превращает кустарей в мануфактурных работах, работающих на одного предпринимателя машин. Главной и характерной чертой мануфактурного производства остается, во всяком случае, соединенная в одном предприятии группа рабочих – «совокупный рабочий» (Gesammtarbeiter), по выражению Маркса, – в которой отдельные «частичные работники» играют роль колес. С М. связано то отупляющее разделение труда, которое так ярко охарактеризовано было еще Адамом Фергюссоном, учителем А. Смита. В М. образуется настоящая «иepapxия рабочих сил», которой соответствует «лестница заработных плат». Это уже стройное производственное целое, в котором соотношение частей может быть весьма точно рассчитано на основании опыта. Оно создает в промышленности категорию необученных рабочих (unskilled labourer), вследствие чего понижаются издержки производства рабочей силы и возрастает относительная прибавочная ценность. Положение рабочих при мануфактурном производстве в общем хуже, чем при развитом машинном, хотя самый переход к новым условиям машинного производства не подготовленного к ним рабочего населения отражается на последнем весьма болезненно. Существует мнение, что так наз. железный закон заработной платы выведен именно на основании наблюдений, характеризующих мануфактурный период (см. Bernstein, «Zur Frage des ehernen Lohngesetzes», в «Neue Zeit» IX). От слова М. Маркс образует понятие мануфактурного разделения труда, противополагаемого им общественному разделению труда. О значении М. см. Маркс, «Капитал», Т. I,. глава: «Разделeниe труда и М.», где указана и литература; его же, «Misere de la philosophie»; N. Nowikow, «Ueber die Principien der Arbeitsteilung bei Adam Smith und Karl Marx» (Берн, 1893). Новейший лучший исследователь форм промышленности, Бюхер («Entstehung der Volkswirlschaft», Тюбинген, 1893 г., и ст. «Gewerbe» в «Handworterbuch der Staatswissenschaften»), под М. разумеет домашнюю систему крупной промышленности (Verlagssystem, по его терминологии); но это не оправдывается ни историей промышленности в классической стране капитализма, Англии, ни тамошним словоупотреблением.
П. Струве.
Манчестер
Манчестер (Manchester) – по населению 2-й город в Англии, в графстве Ланкастере, в холмистой равнине, на берегах pp. Ируэлль, Медлок, Эрк и Тиб (вода проведена из-за 120 км. от города). Продолжением М. служит г. Сальфорд,. на прав. бер. Ируэлль. Климат М. сырой; несмотря на санитарные улучшения, смертность все еще 24,2 на 1000 чел. Улицы города в центре неправильные и узкие, на окраинах правильно распланированы; освещены газом и электричеством. Главнейшие здания: кафедральный собор XIV в., недавно реставрированный, биржа в греческом стиле, грандиозная ратуша в готич. стиле; зал свободной торговли, вмещающий 6000 чел. : памятники Кромвеллю, Ватту, Веллингтону, Роберту Пилю, принцу Альберту, Ричарду Кобдену. Старейшее учебн. завед. – классич. школа (1515 г.); университет Виктории (1880 г.), с 3 коллегиями, из которых одна в Ливерпуле и одна в Лидсе. Высшая техническая школа, несколько богословских факультетов разных исповеданий; коллегия Читам (1651 г.) – бесплатное училище для мальчиков, с библиотекой в 40000 тт. Городских школ, казенных и частных, 185, с 78340 учен. (1893). 12 публичных библиотек, манчестерский худож. музей, городская художественная галерея. Три театра, 10 рынков. Много период. изданий, политич. клубов и ученых обществ. М. – важнейший в мире центр хлопчатобумажной промышленности; находится в прямых сношениях со всеми главными торговыми пунктами земного шара. До 30000 рабочих занято на хлопчатобумажных фабриках; бумаготкацкая промышленность также сильно развита, равно как изготовление шелковых материй и машиностроение; широко поставлены локомотивное и сталеделательные производства и фабрикация писчей бумаги и химических продуктов. Огромное значение для торговли имеют канал Бриджватер и Новый Манчестерский морской канал: 1-й соединяет М. с Ливерпулем, 2-й – с морем (открыт в 1894 г., стоил 15 милд. фн. ст.); благодаря ему М. сделался первоклассным портом для 150 фабричных городов и местечек Ланкашира, Дербишира, Стаффордшира и Иоркшира. 13% населения М. занято промышленностью, 7 % – торговлей. В 1895 г. 524865 жит. М., в римский период Manucium, стал в XlV в. промышленным городом; в XVI и XVII вв. много выиграл от иммиграции голландцев, а с введением хлопчатобумажной промышленности стал быстро расти. В 1720 г. имел 10000 жит., в 1757 г. – 20000 жит., в 1801 г. – 75275 жит. Рост города стал усиливаться особенно с 1850 г.
Манчини
Манчини (Mancini) – итальянская фамилия, достигшая большого значения благодаря свойству с Мазарини (Михаил Лоренцо М. женился на сестре Мазарини). Племянник Мазарини, Филипп-Юлиан М., сделался герцогом неверским ; из племянниц Лаура (1636 – 57) в 1651 г. вышла за герцога Меркёр, сына герц. Вандома; Maрия (1639 – 1716) возбудила любовь молодого Людовика XIV, хотевшего на ней жениться, чему воспротивился сам Мазарини; в 1661 г. она вышла замуж за князя Колонну, коннетабля неаполитанского, бежала от него в 1672 г. и умерла в неизвестности; ее мемуары («Ароlogie») вышли в 1678 г. в Лейдене (нов, изд., П., 1882). Олимпия М. (1640 – 1708) вышла замуж за принца Евгения Мориса Кариньян-Савойского, графа де-Суассон (1657), была главною интендантшею при дворе королевы, участвовала в придворных интригах, была замешана в процессе Вуазен, бежала в Бельгию, потом в Испанию; ее сын – принц Евгений Савойский. Гортензия М. (1646 – 99) вышла за герцога Мельере-Мазарен, оставила его в 1688 г., имела много галантных похождений при лондонском дворе. Ср. Renee. «Les nieces dе Mazarin»; Chantelauze, «Louis XIV et Marie М.» (П., 1880); Lucien Perey, «Le roman du grand roi Louis XIV et Marie М.» (П., 1894).
Маразм
Маразм – общее истощение, развивающееся в старости (старческое) или ранее, вследствие болезней (преждевременное). Первое обнаруживается около 60 лет и состоит в упадке питания (атрофии) всех или почти всех тканей; мышечные волокна исчезают или перерождаются в более или менее значительной степени, в других тканях действующие форменные части заменяются жиром (жировое перерождение) или известью (окаменение). Понятно, что при подобных условиях все отправления ослабляются, расстраиваются и, наконец, прекращаются, отчего наступает смерть. Они сводятся к окаменению артерий и жировому перерождению их, к увеличению сердца при хорошем питании или истончению и уменьшению при недостаточном, к плохому распределению крови по органам, к увяданию костной, хрящевой, мышечной, мозговой и др. тканей, к выпадению и поседению волос, к сморщиванию кожи; к увяданию желез, отчего отправления кишечника расстраиваются, к расстройствам органов чувств и мочеполовой системы. Преждевременный М. развивается при болезнях, при которых гибнет значительная часть тканей и не возобновляется. Так как при различных болезнях подвергаются смерти различные ткани и органы, то признаки М. должны быть неодинаковы и находятся в зависимости от возраста и основного страдания. У детей, даже новорожденных, при плохом кормлении, после острых заразных болезней, при врожденном сифилисе, при поносах, нагноении и т. д. развивается М. более или менее быстро. У взрослых некоторые хронические страдания довольно рано вызывают М. Таковы: длительные лихорадки, обильные нагноения, поносы, сифилис, рак, особенно брюшных органов, ртутное отравление, паралитическое состояние и т. д. Во всех подобных случаях больной сильно худеет, слабеет, кожа приобретает землистый вид, бледна, морщиниста; аппетит исчезает; деятельность сердца ослабевает и в некоторых частях вызывает омертвение, нередко также смертельные обмороки; умственная способности притупляются, чувства расстраиваются: больной глохнет или слепнет вследствие распадения роговицы, кровь беднеет в своих составных частях или уменьшается в количестве; волосы седеют и выпадают. После прекращения болезни все эти расстройства могут уступить место нормальным отношениям.
Г. С.– А.
Маракайбо
Маракайбо (Maracaibo) – промышленный портовый город и гавань в южно-американской республике Венесуэле, на зап. берегу канала, соединяющего оз. М. с заливом М. Национальная и Иезуитская коллегии, морское училище, госпиталь для прокаженных, гончарные и мыловаренные зав. Главные предметы вывоза: кофе (в Нью-Йорк), какао, сандальное дерево, грубые шерстяные ткани, кожи; почти 1/8 всей торговли – с Колумбией. Жит. 34284 (1890).
Марал
Марал, в восточной Сибири изюбрь (Cervus maral) – по мнению некоторых зоологов – особый вид оленя, по другим – разновидность благородного оленя (Сervus elaphus). От последнего отличается более крупным ростом, меньшей длиной хвоста, цветом шерсти и большей величиной рогов. По Северцеву, длина М. до корня хвоста достигает 233 – 244 стм., хвост 5 стм., высота плеч 147 – 152 стм., длина рога по сгибу 122 – 137 стм. (у благородного оленя длина 198 – 213, редко до 221 стм., хвост 13 – 15 стм., высота плеч до 122 стм., редко 130 стм., рог редко больше 90 стм.); самки значительно меньше и лишены рогов. В летней шерсти М. темно-бурый с светло-бурым пятном вокруг корня хвоста, к крестце и ляшках; в зимнем наряде верхняя сторона буровато-серая, пятно вокруг хвоста значительной величины и светло-охристого цвета, нижняя сторона темно-бурая (у благородного оленя нижняя сторона светлее). М. водится на Алтае, у верховьев Енисея до Красноярска; по лесистым предгориям Саянских гор, в Забайкалье, на Тянь-Шане, на Семиречинском и Заилийском Алатау, в горах вокруг Иссык-Куль и на Нарыне; на З изредка доходит до водораздела между бассейном Тобола и рек Тургая и Сарысу. Держится в еловых лесах, но спускается и в полосу лиственных лесов.
Н. Кн.
В промысловом отношении М. занимает в Сибири первое место между всеми копытными дикими животными, благодаря высокой ценности его весенних рогов. Ежегодно сбрасываемые в конце декабря рога М. с конца февраля, начинают вновь отростать и получают в мае почти настоящую величину; в это время они еще мягки и богаты кровеносными сосудами. В таком виде рога М. назыв. пантами или мюнгесами и имеют огромное значение в торговле с китайцами: панты на месте (при среднем весе около 20 фн.) скупаются по 5 – 10 р. за фунт, в пределах же Китая цена их доходит до 50 – 60 р. и даже выше за фунт. По одним слухам, из пантов приготовляется сильнейшее возбуждающее средство, по другим же, ими лечат женщин от бесплодия и облегчают трудные роды, вследствие чего, будто бы, кусочки пантов, а при богатстве и целые рога, составляют непременную принадлежность каждого приданого (Кроме рогов М. теми же свойствами обладают и ценятся китайцами еще дороже рога оленя пятнистого (Приморская обл.)). К концу июня рога начинают костенеть, после чего они утрачивают всякую почти ценность. Вследствие этого пантовка, т. е. добывание М. из-за их рогов, производится лишь в мае и июне месяцах; в остальное время года М. промышляют ради мяса их и шкуры, которая ценится от 3 – до 8 р. Способы добывания М. те же, что и для лося . Высокая стоимость пантов, повлекшая значительное истребление М., трудность добывания этого осторожного животного, усложняемая кратким периодом, когда рога имеют особенную ценность, наконец, способность М. ручнеть, легко переносить неволю и плодиться в ней – все это послужило к развитию мараловодства, т. е. к содержанию и разведению М. в особых маральниках (на Алтае, в Забайкалье и Приморской области). Для маральников отводится пространство с ключевою или другою водою и обносится изгородью, до 4 арш. высоты; внутри устраивается избушка для караульщика и пригон для ловли М. во время снимки рогов. Маральники пополняются или путем приплода или же дикими животными, которых для этого ловят в ямы, а также загоняют по снегу до изнеможения и, затем, накинув на рога веревку, уводят к себе. В последнее время стоимость взрослых самцов – производителей доходит до 300 – 400 р.; самки ценятся гораздо дешевле. Летом животные кормятся в маральниках на подножном корму, при– чем им еще дается только соль, кусками или в размельченном виде; на зиму же запасается сено. Для снятия рогов М. загоняют в пригон, где его связывают и поднимают, при помощи поддетых под брюхо веревок, на воздух; спилив рога немного выше основания, посыпают остатки пеньков углем, для приостановления кровотечения, и зашивают их в войлок. После операции М. несколько дней болеют, но затем оправляются и, в феврале, сбрасывают остатки рогов, после чего начинают расти новые. Панты домашних М. ценятся значительно дешевле пантов убитых диких животных, вследствие чего на охоте, для доказательства дикого происхождения, рога вырубаются с частью черепа. Спиленные или вырубленные панты тщательно оберегаются от повреждения, вымачиваются в рассоле или кирпичном чае, обветриваются и, затем, поступают в продажу. См. А. Черкасов, «Записки охотника Вост. Сибири» (СПб., 1884); В. Плотников, «М. и мараловодство» («Природа и Охота», 1880, VIII); А. Арандаренко, «Охота за изюбром на рев» (там же, 1880, III); «Мараловодство» («Русский Охотник», 1891, № 46); С. Н. Алфераки, «Кульджа и Тянь-Шань» (1891).
С. Б.
Мараны
Мараны (исп. Marranos, от араб. maran alha – проклятый; у евреев анусим, т. е. отпавшие от веры по принуждению) – в Испании в Средние века так назывались евреи, официально принявшие господствующую религию (сначала мусульманство, потом христианство), но втайне сохранившие веру своих отцов; впоследствии название это было распространено и на мавров, наружным образом обратившихся в христианство. Среди испанских евреев было много М., тогда как герм. евреи решались скорее идти на смерть, чем хоть для вида отказываться от религии своих отцов. Вейсс («Rabbi Moses ben Maimon», Вена, 1881 – на древнеевр. яз.) пытается объяснить это тем, что арабы, первые допустившие насилие над совестью, были менее требовательны при обращении неофитов и менее строги в надзоре за их поведением: они довольствовались тем, что новообращенные произносили формулу, признающую посланничество Магомета, и от времени до времени посещали мечети. При такой снисходительности улемов, появились раввины, которые учили, что из-за выполнения формальностей не следует евреям жертвовать собою, так как они в душе могут оставаться евреями и втайне даже исполнять еврейские обряды. При господстве мусульман к М. принадлежала известная фамилия Маймонидов. Положение М. коренным образом изменилось при утверждении господства христиан, М. были отданы под надзор инквизиции, возводившей их массами на костер. Наряду с фактами, указываемыми Вейссом, существенное значение имело и то обстоятельство, что у исп. евреев религиозный фанатизм вообще был менее силен, чем у их герм. единоверцев. К М. католические власти обыкновенно относились с большою подозрительностью. Многие из них достигали звания священников, но не более. Единственный из М., достигший звания кардинала, был Толет (Tolet), но он в церкви не пользовался ни властью, ни уважением.
Марафон
Марафон (MaraJwn) – селение в Аттике, верстах в 30 к СВ от Афин, на Марафонской равнине, у подножия Пентелика, одно из селений так наз. Четырехградия; принадлежало к колену Леонтидскому. Находилось на месте нынешней деревни Vrana, немного южнее деревни Marathona, которая прежде отожествлялась с древним М., прославленным победою афинян и платейцев над персидскими полчищами, 12 сент. 490 г. до Р. Хр. Битва происходила, во всяком случае, на Марафонской равнине, имеющей вид полулуния, концами упирающейся в Марафонскую бухту, а с наружной стороны окаймленной рядом высот. Равнину делит на две части ручей того же имени. Марафонская бухта замыкается с С мысом М. (древн. Кинаура). Начальниками персов в этом походе были Датис и Артаферн; руководил походом бывший афинский тиран Гиппий, жаждавший отмстить афинянам и возвратить себе власть. По разрушении Эретрии на Евбсе персы, с флотом, вошли в Марафонскую бухту, чтобы двинуться оттуда к Афинам. В числе афинских военачальников были Мильтиад, Аристид и Стесилай; главное начальство принадлежало полемарху Каллимаху. Кроме 9 – 10 тысяч афинян, в битве участвовало все платейское ополчение, в 1000 чел. Численность неприятелей не определяется Геродотом, главным нашим источником; позднейшие историки исчисляют силы персов от 100 до 600 тыс. Персы расположились на открытой равнине, со стороны бухты, в виду флота; афиняне выстроились в одной из боковых долин, примыкающих к Марафонской равнине, со стороны Пентелика; по бокам прикрывали их высоты Арголики и Котрони. Каллимах командовал правым крылом; в центре находился Мильтиад; на краю слева стояли платейцы. Центр неприятельской армии составляли природные персы и саки, лучшая часть персид. войск. Напали первыми афиняне, беглым маршем устремясь на врага. На обоих флангах неприятель был отбит афинянами и платейцами, но в центре перевес был на стороне персов и саков; обратившиеся против них победоносные фланги эллинов окончательно решили победу над варварами. Бегущих к своему флоту персов эллины преследовали до самого берега и истребляли беспощадно. Богатая добыча досталась победителям. Бежавшие на корабли персы рассчитывали было, обогнувши Сути, застигнуть Афины врасплох, беззащитными. Но Мильтиaд предупредил персов, когда корабли их явились в фалерской гавани. Так кончился первый поход персов на Элладу. Афинянам победа стоила 192 чел., в числе которых были полемарх Каллимах и брат трагика Эсхила, Кинегир; потери персов Геродот исчисляет в 6400 человек. Эта была первая победа эллинов над персидской державой; ближайшими последствиями победы были упрочение афинской демократии и готовность эллинов померяться силами с азиатскими варварами и в будущем: без М. едва ли бы возможен Саламин. В южной части равнины, в 800 м. от моря, возвышается и теперь холм Soro, общая могила падших в битве афинян, все имена которых начертаны были на 10 надгробных плитах, по числу 10 аттических колен. Недалеко оттуда видны две меньшие могилы: может быт, одна – платейцев, другая – сражавшихся при М. рабов. К С от большого холма находится мраморная развалина Pyrgo – или гробница Мильтиада, или победный трофей. Кром старых изысканий Лика, Финлея, Анрио, см. Noethe, «De pugna Marathonia» (Л., 1881).
Ф. М.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close