Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:18
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Медаль
Медаль (франц. medaille, от итал. mеdaglia, лат. metallum) – металлический знак, обыкновенно круглый, реже овальный, квадратный или др. формы, с выпуклыми изображениями в память о каком-либо событии или лице, а также с религозною или нравоучительною целью, для выражения какого-либо чувства, для шутки, сатиры и т. п. Медальонами назыв. М. самых больших размеров, а из античных монет – монеты наибольшей величины, хотя эта величина едва достигает среднего размера новейших М. К М. причисляются еще жетоны. М. чеканятся с двух сторон, из которых одна назыв. лицевою (в нумизматических описаниях – avers, а другая – оборотною (revers). На лицевой стороне помещаются главные изображения, преимущественно портреты лиц, игравших важнейщую роль в событии, увековечиваемом М.; самое же событие обозначается на оборотной стороне М. различно – надписью, в связи с символами, аллегорией или прямо как оно было. Встречаются М. с портретами или аллегориями на обеих сторонах; у М. первого рода лицевою стороною считается та, на которой изображены лица, игравшие в данном событии первенствующую роль, у М. же второго рода для определения лицевой и оборотной стороны нет точных правил. У М., у которых на одной стороне аллегория, а на другой – надпись, лицевою стороною считается вторая. У М., имеющих надписи на обеих сторонах, лицевая сторона определяется тою надписью, которая выставляет на вид существенные стороны предмета М. Древним грекам совершенно чуждо было современное понятие о М. Особенно выдающиеся события иногда служили поводом к выпуску монет необычной формы и особой чеканки, но они поступали в обращение, а не имели значения исключительно памятников. Так напр., на сицилийских монетах часто увековечивались победы на играх. При римских императорах являются большие бронзовые, серебряные и золотые М., часто снабженные широким бордюром, не имевшие уже характера ходячей монеты (хотя достоинство таких М., как монеты, обыкновенно на них отмечалось), и служившие, по-видимому. знаком благоволения или раздававшиеся в дар. Средние века долго не знали М. Лишь в 1390 г. в Италии впервые появляются монеты, изготовленные исключительно для увековечения исторического события: это – М. Франческо Каррары, на завоевание Падуи. Позже, особенно в XVIII ст., большое распространение получили попытки выпускать целые серии М., не на современные темы, а с целыо изображения исторической преемственности событий или лиц. С XVII – XVIII стол. дошло до нас и большое число сатирических М. Так, например, северная война дала повод к появление целого ряда сатирических М., выбитых в Германии, Дании и Швеции не государственными учреждениями, а частными лицами. Многие из них имеют непосредственное отношение к России: на поражение русских при Нарве были выбиты три сатирические М. На лицевой стороне одной из них изображен Петр Вел., в горностаевой мантии и царской шапке, греющий руки над огнем стреляющих у его ног мортир, из которых бомбардируют Нарву; над ним круговая надпись: Petrus assidebat igni (Петр сидел у огня).
В России наиболее древнею М. некоторые считают поступивший в коллекцию гр. И. И. Толстого свинцовый кружок, величиною в четвертак; на лицевой стороне его, в кругу из шариков, голова в короне, как на псковских деньгах; из надписей Д. И. Прозоровский, ссылаясь на летописи («Записки Имп. Русск. Археологического Общества», нов. серия, т. II, вып. 2, СПб., 1886), выводит заключение, что этот единственный образец древнерусской исторической М., относящийся к 1425 г., был изготовлен для веча, на котором был утвержден знак для денежного клейма, и, в качестве вечевого акта, должен был поступить в ларь (вечевую канцелярию), для хранения с прочими актами. До нас дошло несколько М., выпущенных Лжедимитрием I в 1605 г. и отчеканенных штемпелями, изготовленными в Польше (ср. А. Карзинкин, «О М. царя Димитрия Иоановича», М., 1889). Имеется М., выбитая на избрание московским царем королевича Владислава (описана у гр. Гуттен-Чапского: « Удельные, великокняжеские и царские деньги древней Руси», 1875). При Петре Великом на разные события был выбить ряд М. Особенно большое распространение чеканка М. получила при Екатерине II. В 1772 г. были учреждены два медальных комитета, для изображения в ряде М. истории России со времен Петра Вел. На один из этих комитетов, состоявший из кн. М. М. Щербатова, М. М. Хераскова и А. А. Нартова, возложено было описать М. ранее уже отчеканенные, выбрать и описать все историческия события, подлежащие увековечению; второй комитет, состоявший из Я. Я. Штелина, живописца Гавр. Козлова и медальера де Вильерса, должен был, основываясь на материалах первого комитета, проектировать рисунки М.; подписи должны были составляться в соединенных заседатях обоих комитетов, а законченные проекты М. поступать на утверждение императрицы. Деятельность этих комитетов отчасти не пошла далее проектов (ср. ст. Артемьева в «Записках Археологического Общества», т. III), но можно полагать, что ими были изготовлены две серии М., выбитые при Екатерине II. Одна серия (63 мед.) представляет русск. вел. князей, царей, императоров и императриц, с соответствующими надписями на оборотной стороне. Продолжающий эту серию М., начиная с импер. Екатерины II до имп. Николая I, сделаны впоследствии. Вторая серия исторических М., начатая по повелению Екатерины II, должна была обнять всю русскую историю, но остановилась на Ярополке. Всех М. 94; из них 22 посвящены княжению Рюрика. Лицевою стороною у этих 22 М. служит поясной портрет Рюрика, на оборотной – изображение того или другого события его княжения. Так, напр., на оборотной стороне первой М. изображен народ у постели больного; вверху на картуше слова: «неустройствы упреди советом», а внизу надпись: «кончина Гостомысла. 860 г.». 27 М. имеют изображение Игоря, 36 М. относятся к событиям княжения Святослава, 9 М. – к событиям княжения Ярополка. В XVIII ст. законодательство наше начинает регулировать порядок изготовления М. Сенатским указом 5 декабря 1729 г. разрешено изготовлять для частных лиц М. по прежде сделанным штемпелям, но если «кто пожелает делать вновь партикулярные, о том докладывать в сенат». Указами 28 февраля 1767 г. и 4 декабря 1787 г. воспрещено частным лицам выбивать М. без Высочайшего утверждения, а законами 1814, 1837 и 1840 гг. воспрещено частным лицам приготовлять чеканы и выбивать по ним всякого рода М., помимо монетного двора. По действующему законодательству (ст. 53 и 54 Монетного устава, Св. Зак. т. VII, изд. 1893 г.), монетный двор изготовляет М. по рисункам, утвержденным: 1) при заказах правительства – Высочайшей властью, 2) при заказах обществ и учреждений – подлежащими министрами, 3) при заказах частных лиц – цензурою. Золотые и серебряные М. изготовляются 990-ой пробы.
М., выбитые по поводу современных событий, являются для историков важными вещественными памятниками. Особое значение имеют античные М., а также западноевропейские М. XVI – XVII вв. Если бы все сочинения историков погибли, замечает Гиббон, то было бы достаточно М., надписей и др. памятников того века, чтобы познакомить нас с путешествиями Адриана; некоторых фактов мы совсем не знали бы без помощи надписей и М., часто служивших единственным материалом для историков. Следует остерегаться поддельных и новодельных М. . Не всегда можно полагаться на одни М., особенно новейшие. Известно, что при Екатерине И была выбита М. на взятие Константинополя, которое не осуществилось; существует М. Наполеона I с надписью: frappe a Londres, также выбитая заранее, в ожидании успеха несостоявшейся булонской экспедиции.
Наградным М., первообразом которых являются медальоны римских императоров, возникли очень поздно. Густав-Адольф, после сражения под Нюрнбергом (1632), пожаловал офицерам своей армии золотые М., для ношения на шее на золотых цепях. Награждениe М. за гражданские заслуги встречается впервые при польском кор. Станиславе-Августе (1782) и при Людовике XVI (1786), причем на М. означались имя и заслуги лица, которому они пожалованы. В конце ХVIII ст. устанавливаются для нижних чинов особые знаки отличия в виде М. В 1788 г. Иосиф II учредил для них Militair-Ehren-Medaille, noжалование которой было сопряжено с прибавкою жалованья; затем подобные же М. учреждены в Пруссии и в др. государствах. Франц. medaille militaire, установленная для нижних чинов за военные отличия, жалуется и генералам, как высший военный знак отличия. В России с глубокой древности было, по-видимому, в обычае жаловать монеты, в знак благоволения. В народных преданиях о богатырях вел. кн. Владимира упоминается об Александре с золотою гривною. Летопись, рассказывая об убиении Глеба (1015 г.), говорит, что любимый отрок его Георгии носил на шее золотую гривну. Точные данные об обычае русских государей жаловать за отличие или в знак благоволения золотыми монетами (в летописях и актах – золотые деньги или просто золотые) восходят к XV в. Так, в 1469 г. вел. князь Иоанн III, в награду мужества, выказанного устюжанами против казанцев, присылал им 2 раза по золотой деньге. Пожалованные деньги пришивались на рукавах и шапках и носились как знак отличия. Нередко деньги были только золоченые, разной величины, с изображениями: для знатных – лица государева, для прочих – св. Георгия. Жалованье зол. денег за отличие продолжалось до конца XVII в. : еще в 1696 г. их получили участвовавшие в покорении Азова, сообразно своему званию: главнокомандующему боярину Шеину пожалован золотой в 13 червонных, городовым стрельцам и пушкарям – по золотой копейке. Первый случай изготовления наградной М. не в виде монеты и с именем пожалованного (генерала Аггея Шепелева за Троицкий поход) относится к правлению царевны Софии. При Петре I чеканились и жаловались войскам М. в память побед над неприятелtм; нeизвеcnнo только, все ли они назначались для ношения в виде знака отличия, или же некоторые давались для хранения, в память оказанных подвигов. Всего отчеканено при Петре Вел. 25 таких М.; первая из них – на победу при Эрестфере (1701), последняя – на победу при Гренгаме (1720). В 1723 г. донским казакам пожалованы серебряные М. за участие их в войне со шведами. В последующие царствования были жалуемы М.: 1737 г. – за взятие Очакова, 1759 г. – за победу при Франкфурте. Особое распространение получило жалованье М. при Екатерине II. Помимо М., жаловавшихся участникам побед или походов, установлена была в 1788 г. М. для награждения нижн. чинов легкой конницы, прослуживших более 3 лет сверх узаконенного для этого рода войск 15летнего срока. При Екатерине II вошло в обычай жаловать М. и за невоенные заслуги; так М. носились на шее, и на них отчеканивалось имя того, кому они пожалованы. По-видимому, они жаловались только лицам, которые не состояли на государственной сдужбе и не могли быть награждаемы орденом или чином. М., с именами пожалованных, жаловались и лицам, принадлежавшим к иррегулярному войску. В текущем столетии продолжается обычай установлять наградные М. по случаю разных побед или за участие в походах; были случаи установления М. и по поводу особенно выдающихся гражданских событий (М. за участие в деле освобождения крестьян). Помимо М., жалуемых участникам отдельных исторических событий, на основании правил, особо для каждой медали установляемых, существует еще ряд медалей, жалуемых за заслуги и отличия в обыденной текущей жизни; право на получение таких М. определяется особыми правилами. Сюда относится знак отличая ордена св. Анны, установленный как награда для нижних воинских чинов, официльно, впрочем, причисляемый не к М., а к орденам, и имеющий свою самостоятельную думу . Он состоит из серебряной вызолоченной М., с изображением орденского знака . Пожалование знака ордена св. Анны сопряжено с назначением единовременной денежной суммы, от 10 до 100 руб. Этим же знаком, но без банта из орденской ленты и без денежной выдачи, награждаются лица беспорочно прослужившие 10 лет на сверхсрочной службе, в должностях фельдфебелей, вахмистров и старших унтер-офиц. строевых рот, эскадронов или батарей. Для унтер-офицеров установлены еще 1 серебр. и золотые М. с надписью «за усердие», для ношения на шее на владим. или александр. ленте. М. на георгиевской ленте с надписью «за храбрость» награждаются с 1878 г. нижние воинские чины за подвиги мужества, оказываемые при исполнении обязанностей пограничной службы; М. этой существует 4 степени: золотая с бантом из георгиевской ленты, золотая без банта, серебряная с бантом и серебряная без банта" Награждение М. с надписью «за храбрость» сопряжено с назначением добавочного жалованья, с известными правами на пенсию и некоторыми др. преимуществами. Нижние чины полицейских и пожарных команд и полицейские урядники, которые, прослужа безупречно не менее 5 лет, останутся на службе, награждаются серебряною M. на аннинской ленте с надписью: «за беспорочную службу в полиции», прослужившие затем еще 5 лет пользуются правом ношения пожалованной М. и по оставлении службы. Аналогичные правила установлены для такой же серебряной М. с надписью: «за беспорочную службу в тюремной страже». Околоточные, портовые и полицейские (в столицах) надзиратели, брандмейстеры, городовые и проч. нижние чины полицейских и пожарных команд, за особо выдающиеся заслуги, могут быть награждаемы золотою и серебряною М. с надписью: «за усердие» для ношения на шее: первая – на владимирской, вторая – на аннинской ленте. Наконец, М. жалуются и за неслужебные отличия. Лица всех состояний за подвиги человеколюбия, совершенные с опасностью собственной жизни, но не подходящие под действие орденских статутов, награждаются серебряными М., а за особые подвиги или за спасение нескольких лиц с особою опасностью – золотыми М.; те и другие – с надписью: « за спасение погибавших», на Владимирской ленте . Особые М. установлены для награждения домашних наставников (золотые) и учителей (серебряные), за 10-летнее беспорочное исправление должности по сему званию, для церковных старост, избранных на 4-е трехлетие, для волостных старшин за беспорочное 9-летнее исправление должности или за особые заслуги, для лиц, отличившихся своею деятельностыо на поприще народного образования, промышленности и т. п. М. этого рода (надписи: «за усердие», «за полезное») и правила, определяющие условие и порядок награждения ими, разнообразны. В виде общего принципа, законом 9 июля 1892 г. установлено правило, что награждение М. испрашивается в следующей постепенности: нагрудные серебряные на станиславской ленте, на аннинской ленте; шейные серебряные на станиславской ленте; нагрудные золотые на станиславской ленте, на аннинской ленте, на владимирской ленте, на александровской ленте; шейные золотые на станиславской ленте, на аннинской ленте, на владимирской ленте, на александровской ленте и на андреевской ленте. Важнейшее изъятие из этого правила допущено для купцов и почетных граждан, которых предоставляется удостоивать прямо золотых М. для ношения на шее. Лица, пожалованные М., изъяты от телесных наказаний (с 1845 г.). Почетным гражданам и купцам, имеющим золотую М. на андреевской ленте, могут быть испрашиваемы за неслужебные отличия ордена. Все представления о награждении М. как за подвиги человеколюбия, так и за другие неслужебные отличия, поступают к подлежащим министрам, которые вносят их в комитет о службе чинов гражданского ведомства и о наградах, откуда они повергаются на Высочайшее благовоззрение. Туземцы кавказского края, киргизы и другие азиатцы отдаленных военных округов, за подвиги мужества, как во время военных действий, так и в схватках с нарушителями общественного порядка, награждаются М. непосредственною властью командующих войсками военных округов, на основании особых правил. С пожалованных М. за неслужебные отличия взыскивается в пользу увечных воинов: за серебряные М. – по 71/2 руб., за золотые – от 30 до 60 руб., а за М., украшенную бриллиантами – 150 руб. От этого сбора освобождаются лица, жалуемые за спасение погибавших, за др. человеколюбивые подвиги, за труды по нapoднoму образованию и за некоторые др. отличия. Лишение пожалованных М. допускается лишь по суду, в том же порядке, как и лишение чинов и орденов. М., присуждаемые учебными заведениями и учеными учреждениями и обществами, предназначаются не для ношения, а для хранения.
Литература. «Собрание русск. М., изд. по. Высоч. повелению Археологическою коммиссией» (СПб., 1840 – 46); труды Ю. Б. Иверсена ; общие нумизматические описания.
А. Я.
Медальерное искусство
Медальерное искусство – искусство гравирования штемпелей для чеканки монет и медалей, или лепки форм для их отливки. Последний способ приготовления монет употреблялся в древности только в Италии, в V – III в. до Р. Хр., а затем там же в XV – XVI в. по Р. X. Как в древности, так и в эпоху Возрождения к нему прибегали исключительно в виду невозможности при несовершенных технических приемах того времени, отчеканивать монеты и медали в очень большом, требовавшемся тогда формате. За исключением италийских народов, мы видим в древности везде для изготовления монет употребление чеканки, а не отливки. Древнейшие из всех существующих монет, лидийские, выбитые в начале VII в. до Р. Хр., уже сделаны посредством первого способа. До нас дошли штемпеля, служившие для выбивания монет только с I века нашей эры, да и то галльские. а не греческие. Большинство их из желтой меди и лишь некоторые из стали, которую мы видим в исключительном употреблении для этой цели только во времена римских императоров. Мягкость первого металла, употреблявшегося, конечно, и для матриц греческих монет, по крайней мере древнейшего периода, обусловливала быстрое стирание штемпелей и необходимость частой их перемены, чем и объясняется колоссальное количество дошедших до нас разновидностей древней монеты даже одного и того же типа. М. искусство стояло, в древности, как еще и в наше время, на одной высоте с современными ему другими отраслями графических и пластических искусств. У греков IV в. до Р. Хр., бывший эпохою высшего развития художественного творчества, был также и веком великих медальеров. К сожалению, греческие писатели не сохранили для нас имен исполнителей превосходных античных произведений М. искусства, которые еще основатель науки истории древнего искусства, Винкельман, смело приравнивал к лучшим произведениям греческой пластики. Только монеты, преимущественно сицилийские, подписанные именами медальеров, дают нам возможность знать кое-что о них. В Сиракузах наиболее знаменитыми медальерами были Кимон и Эвайнет, работавшие во время тирании обоих Дионисиев. Как называлось у греков М. искусство, а равно и лица, посвятившия себя ему – остается неизвестным. Причиною умолчания о том древних писателей, как полагают, было то обстоятельство, что в Греции это искусство никогда не составляло отдельной художественной отрасли, но им занимались граверы на драгоценных камнях, gluptai. Зато нам известно, что у римлян медальеры носили название scalpеorуs monetae, и при каждом монетном дворе составляли особую корпорацию, во главе которой стоял praepositus. По большей части это были рабы, некоторые. же – вольноотпущенные. Несмотря на весьма высокую степень своего мастерства, по крайней мере в известные эпохи, при цезарях, медальеры не пользовались в Риме тем почетом, каким они были окружены у греков; на них смотрели здесь, как на простых ремесленников, и ни одна из дошедших до нас бесчисленных римских монет не носит на себе подписи художника. Особенность древних монет, сравнительно с современными, составляют высокий горельеф их типов, применяемый в настоящее время только при чеканке медалей, и неправильная форма монетного кружка. Римские монеты, хотя и значительно уступают греческим в художественности типов, однако, в отношении округленности их и барельефа, которым исполнен их тип, являются стоящими гораздо ближе к современным, чем к греческим. Древние не чеканили вовсе медалей, т. е. памятников, имеющих форму монет, предназначенных специально увековечивать известные события или портреты знаменитых людей. Для таких целей греки, а равно и римляне, применяли самые типы ходячих монет, что и делает столь интересным и важным, в историческом отношении, собирание и исследование греческих и римских нумизматических памятников. Несмотря на простоту приемов монетной чеканки у древних, им удавалось выбивать монеты как чрезвычайно малого размера (до 3 мм. в диаметре, каковы напр. эфесские гемитартеморионы в 1/8 обола), так и очень болъшие (до 58 мм. в поперечнике, напр., золотой царя Бактрии Евкратида, в 20 статиров). Монеты еще большего размера не чеканились, а отливались. Таким образом исполнены римские декуссисы, 116 мм. в поперечнике. Особенность древнейших монет – четыреугольное углубление неправильной формы на реверсе, произведенное острыми шипами нижней матрицы, которые при ударе молотком по верхней матрице, носившей тип, вонзались в монетный кружок и держали его неподвижно при последующих ударах мастера. Такой способ фабрикации мы находим в монетах VII – V в. до Р. Хр. В нумизматических памятниках греческих колоний Южной Италии в это время употреблялись выпуклые типы на лицевой стороне и вогнутые на задней. Это достигалось чрез чеканку штемпелями, имевшими для аверса врезанный, а для реверса выпуклый тип. При этом реверсный тип обыкновенно повторяется на лицевой стороне, но в вогнутом виде, хотя встречаются также монеты, имеющие на обороте изображение, совершенно отличное от лицевого. Упадок М. искусства начался в Греции в начале III в. до Р. Хр., затем и продолжался, хотя и весьма медленно, но непрерывно, вплоть до разрушения византийской монархии, в 1453 г. В западной римской империи падение М. искусства обнаруживается уже в нумизматических памятниках II в. по Р. Хр. Во все продолжение Средних веков до начала Возрождения, в XV в., в западной Европе М. искусство стояло чрезвычайно низко. Изображения на средневековых монетах делались всегда самым плоским рельефом, который требовался тонкою, бляхообразною формою самой монеты. Исключение составляют только так наз. брактеаты германских государств XIV в., снабженные изображением лишь на одной лицевой стороне, полученным посредством тиснения тонкого серебряного листка на свинцовой подушке. Изображения на брактеатах очень часто весьма выпуклы, но такой же грубой, варварской работы, как и на монетах. В средние века, точно также как и в более отдаленной древности, не было отчеканено ни одной медали. Первые произведения этого рода относятся к самому концу XIV в. Они были исполнены в Падуе, в 1390 г. для герцогов Каррары, неизвестным художником. Существуют также венецианские медали 1393 и 1417 гг. Тем не менее, основателем современного нам медальерпого искусства должно признать живописца Витториo Пизано, более известного под именем Пизанелло – медальера, работы которого впервые получают характер памятников искусства, а не ремесла. Первая медаль, им отлитая, была сделана для предпоследнего византийского императора, Иоанна VIII Палеолога, которого Пизанелло видел на флорентийском соборе в 1437 – 1439 гг. За Пизанелло следовал, в XV – XVI вв., ряд других медальеров, быстро двинувших вперед свое дело. В их числе наиболее знаменитые: Джован-Мариа Помеделло, Леоне Леони, Джакоппо Треццо, Пасторино ди-Сиенна, Сперандио ди-Мантова, Бенвенуто Челлини, Аннибале Фонтана, Алессандро Витторио и Франческо Лаурина. Произведения этих художников, все литые из бронзы, свидетельетвуют о внимательном изучении ими антиков и живой натуры. Из Италии вновь возродившееся искусство распространилось по всем странам западной Европы, но в самой Италии продержалось на высоте очень недолго. Уже с XVll в. произведения итальянских медальеров утрачивают художественное достоинство и постепенно становятся продуктами ремесла. Во Франции М. искусство процветает с XVI в. почти до конца XVII в. Наиболее искусные французские медальеры этого века – Вильгельм Дюпре и Варен. В Германии, в XVI в., лучшими мастерами по рассматриваемой части следует признать Генриха Рейда, Фридриха Гагенауера, знаменитого живописца и гравера. Но и в Германии М. искусство процветало очень недолго, и во времена тридцатилетней войны низошло на степень ремесла. В России древнейшие монеты великих князей киевских, Владимира св., Святополка и Ярослава Мудрого, были гравированы византийскими медальерами. Затем чеканка монет в нашем отечестве совершенно прекратилась в начале XI в., что, разумеется, повело к полному забвению у нас М. искусства. Остается неизвестным, откуда брались медальеры, делавшие матрицы для русских великокняжеских и удельных монет XIII – XV вв. При Иоанне III был выписан из Италии известный литейщик и зодчий Аристотель Фиоравенти, который занялся также и гравированием монет. Все русские монеты допетровского времени гравированы чрезвычайно грубо и антихудожественно. Только при Петре появилась впервые монета вполне круглая и несколько более изящной работы; ее выделывали выписываемые из-за границы медальеры того времени. Наконец, при Екатерине II было обращено внимание на художественность изготовления монет и медалей, и в 1764 г. основан особый медальерный класс в Императорской акад. художеств. Здесь первым профессором М. искусства был француз Пьер -Луи Вернье. В царствование Eкaтepины II и Павла I особенною известностью пользовались у нас медальеры Гасс, Иегер и Леберехт. Ученицею последнего была императрица Мария Феодоровна, изготовившая, между прочим, штемпеля для коронационной медали Павла III и медаль Александра I с надписью «Избавитель народов». При Александре I, равно как и при Николае I наиболее выдающимся медальером был гр. О. И. Толстой, исполнивший ряд медальонов с аллегорическими изображениями событий отечественной войны 1812 г. и умиротворения Европы Александром I. К сожалению, техническое выполнение не всегда соответствовало достоинству его композиций. Затем среди русских медальеров прошлого времени выдающееся положение занимают П. П. Уткин, работавший в 1831 – 52 гг., и В. В. Алексеев, бывший (в 1871 г.) последним профессором М. искусства в Имп. Акд. Худ., в которой, при введении нового устава, в 1894 г., был, к сожалению, закрыт медальерный класс. На Западе Европы только несколько десятков лет тому назад М. искусство успело опять занять подобающее ему место в ряду других художеств. Честь основания современной школы медадьеров принадлежит французу Шапелену. Его последователи и ученики, Шапю, Роти, Ботте, Дюбуа, Верно и другие, вполне усвоили себе его манеру – очень низкий барельеф, – но приняли все более реалистическое направление, которое вообще сделалось модным у современных французских художников. Замечательнейшими среди медальеров настоящего времени могут считаться также Р. Отто в Берлине, работающий в манере общей немецким медальерам; Джон Пинчс в Лондоне, Франческо Бианки и Филиппо Сперанца в Риме; особенно громкой известностью пользуется венский придворный медальер Антон Шарф, работающий отчасти в современной французской манере, но выказывающий в своих произведениях много самобытности и изящества. Среди русских медальеров в настоящее время наиболее искусным должно признать A. Ф. Васютинского, ученика Роти. Обращаясь к техническим приемам, посредством которых получается нужный для чеканки монеты или медали штемпель, следует заметить, что художник прежде всего изготовляет карандашем рисунок задуманной им композиции и затем приступает к лепке модели по этому эскизу. Лепка обыкновенно производится на грифельной или деревянной доске из наложенного на нее цветного скульптурного воска (cire a modeler) или из глины, причем употребляются тонкие, деревянные, заостренные палочки различной величины. Величина вылепленной модели должна в 3 или 4 раза превосходить формат предполагаемой медали. Лепка делается всегда с натуры, когда то возможно. Когда восковая модель готова, с нее отливается гипсовый снимок, передающий рельеф модели в обратном, вогнутом виде. С такого снимка, в свою очередь, делаетса снимок из так наз. жесткого чугуна. Последняя операция весьма нелегка, так как требуется, чтобы состав чугуна позволял ему хорошо ложиться в форму и воспринимать все ее наимельчайшие углубления и выпуклости формы. В виду затруднительности иметь всегда в своем распоряжении чугун, обладающий требуемыми свойствами современные медальеры прибегают, вместо отливки из чугуна, к гальванопластическому осаждению медного снимка с гипсовой формы. Получив последний, они его никелируют для придания ему большей твердости. С такой выпуклой модели делают маточник или патрицу из стали, формат которой вполне соответствует проектированной монете или медали. Для уменьшения в 3 или 4 раза модели употребляются особые гравировальные машины, действующия автоматически, рычагом. Принцип устройства этих машин тот же, что и пропорционального делительного циркуля. Подобные машины уже употреблялись во Франции в конце прошедшего столетия, но в настоящее время они значительно усовершенствованы. Однако, несмотря на сравнительную отчетливость их работы, художнику постоянно бывает необходимо проходить грабштихелем маточник, полученный при помощи машины. Изображение на последнем, сделанном из незакаленной стали, представляет самую медаль вполне точно, т. е. в выпуклом виде. Затем приступают к закаливанию маточника. Для предупреждения возможности окисления стали при накаливании, последнее производят, обвернув маточник кожею и поместив его в герметически закрытом ящике: спаленная кожа не дает воздуху доступа к поверхности стали и через то предохраняет ее от оксидирования. Закаленный таким образом маточник употребляют для выдавливания матрицы или штемпеля, долженствующего служить для чеканки самой монеты или медали. Для этого берут точеный цилиндр незакаленной стали, представляющей в поперечном разрезе приблизительно величину изготовленной медали, и на этот цилиндр, помощью парового балансира, надавливают маточник. Вся операция требует иногда до 200 последовательных ударов балансира, так как при повторении ударов маточника матрица закаливается, делается жесткой и больше не принимает отпечатка. Поэтому во время операции приходится отпускать ее чрез накаливание. Полученная описанным способом матрица уже непосредствено употребляется для чеканки монет и медалей. Когда она стирается от работы, приготовляют другую матрицу тем же самым маточником. В том случае, если медаль должна иметь очень значительный рельеф, пользуются еще так наз. предъударом, т. е. второю матрицей, представляющей особенно выдающиеся части первой, грубо вырезанные внутрь. Этим предъударом подготовляется медальный кружок для воспринятия высокого рельефа. По вынутии медали из-под балансира удаляют с медали напильником заусенцы, образующиеся вседствие зазора существующего почти всегда между матрицами и печатным кольцом. Для серебряных и медных медалей принято также патинирование, которое уничтожает блеск металла, препятствующий хорошо различать детали медали. С этою целью для серебряных медалей употребляется сернистый аммоний, а для бронзовых и медных – мумия, растворенная в воде: медаль опускают в подобный раствор и затем, после ее накаливания, трут жесткими щетками, что придаёт полученный таким способом патине глянцевитую поверхность. В России, при изготовлении серебряных и золотых медалей, обыкновенно подируют поля штемпелей. Вследствие такой полировки получается матовое изображение, эффектно выделяющееся на гладком, блестящем фоне металла. Кроме трех, так наз. монетных металлов, золота, серебра и меди, для изготовления медалей иногда употребляются платина, палладий, никель и аллюминий, а в последнее время стала также употребляться алюминиевая бронза.
Литература. «Опыт о правилах мед. искусства» (СПб., 1817); 1. Шлаттер, «Задачи, касающиеся до монетного искусства, сочиненный для обучения определенных при монетных дворах коллегии и титулярных юнкеров и прочих учеников в 1754 г.» (СПб., 1764); Д. И. Прозоровский, «Свод сведений, относящихся до техники и истории М. искусства» (СПб., 1884); Ю. Иверсен, «Словарь медальеров и других лиц на русских медалях» (СПб., 1874); A. Heiss, «Les medailleurs de la renaissance» (Пар., 1881 – 92); J. Friedlander, «Die italienischen Schaumunzen des funfzehnten Jahrhunderts» (Б., 1882); A. Armand, «Les medailleurs italiens des quinzieme et seizieme siecles» (Пар., 1883 – 1887); H. Bolzeathal, «Skizzen zur Kunstgeschichte der modernen Medaillen-Arbeit» (Б., 1840); J. F. Hauschild, «Beitrage zur neuern Munz-und Medaillen-Geschichte von XV Jahrh. bis jetzt» (Дрезден. 1805 – 1806); A. Erman, «Deutsche Medailleure des Sechzehnten und Siebzehnten Jahrhunderts» (Б., 1884); A. Pinchart, «Recherche sur la vie et les travaux des graveurs de medailles de sceaux et de monnaies des Pays-Bas» (т. 1, Брюссель. 1858); H. Lepage, «Notes et documents sur les graveurs de monnaies et medailles et la fabrication des monnaies des dues de Lorraine depuis la fin du XV siecle» (Нанси, 1875); D. A. Barre, «Graveurs generaux et particuliers des monnaies de France» (П., 1867); M. Albert, « La gravure en medailles contemporaine» («L'Arl», т. XXXIX, ст. 61 – 71); F. Mercey, «Histolre de la gravure en medailles en France» (П., 1859); его же, «La gravure en medailles en France» («Revue des deux Mondes», т. XIV, стр. 401 – 433); J. H. Burn, «Memoir on the Roettiers» («Numism. Chron.». т. III, стр. 158189); A. von Sallet, «Die medaillen Albrecht-Durer's» («Zeitschrift f. Numism.», т. II, стр. 362 – 367); его же, «Zu den Kunstlerinschriften auf griech. Munzen» ("Zeitsch. f. Numism. " т. II, стр. I – 9); его же, «Die Kunstlerinschriften auf griech. Munzen» (Б., 1871); R. Weil, «Die Kunstlerinschriften der sicilischen Munzen» (Б., 1884); Erbiceano, «Sicilisches Kunst auf Munzen» (Эрланген, 1892); Raoul-Rochette, «Lettre sur les graveurs des monnaies grecques» (П., 1831); A. J. Evans, «Some new artist's signatures of Sicilian coins» («Numismatic Chronicle», 3 Series, т. X, стр. 285 – 310); его же, «Syracusan „Medaillons“ and their engravers» (Л., 1891); Hirt, «Die Stenipelschneidekunst» («Amalthea», издание Беттигера, т. II, стр. 18 – 27); Stark, «Drei Metallmedailllons Rheinischen Fundorts und die Entwickelung der Medaillonform im Alteithum uiberhaupt» (Бонн, 1876); Fr. Lenormant, «Monnaies et medailles» (один из томов изд. Кантона: «Bibliothegue de l'enseign des beaux arts»).
А. Марков.
Медведь
Медведь (Ursus) – род хищных из семейства медведевых. Сюда относятся самые крупные представители семейства и вообще М. принадлежат к самым крупным хищникам. Морда вытянутая, тело очень плотное и сильное, конечности толстые и сильные, опираются всею подошвой, которая (за исключением белого М.) голая; когти тупые; хвост очень короткий, шерсть по большей части длинная; от остальных представителей семейства М. отличаются большим числом коренных зубов (6/7); ложно-коренные малы, конической формы и легко выпадают; плотоядный покрыт бугорками и развит относительно мало; из бугорчатых два задних в верхней челюсти замечательно велики. М. живут преимушественно в умеренных и холодных странах, в жарком поясе, преимущественно на возвышенностях. Хорошо лазают и плавают, быстро бегают, могут стоять и проходить короткие расстояния на задних ногах. Из чувств лучше всего развито обоняние, слух тоже хорош. Жилищем М. служат пещеры, дупла, ямы под корнями вывороченных деревьев и т. п. За пищей они отправляются преимущественно ночью; пищей служат различные растительные вещества (плоды, орехи, корни, трава, хлебные растения, ягоды и т. п.) и животные – от насекомых и слизняков до крупных млекопитающих. Даже белый М. иногда питается растительной пищей. М. опасны для охотников, но сами они по большей части бегут от него, кроме тех случаев, когда бывают раздражены, ранены, доведены до крайности преследованием, защищают детенышей, неожиданно сталкиваются с человеком и нападают на него в испуге и т. п., а также (белые М.) в случае крайнего голода. В этом отношении разные виды сильно отличаются друг от друга: так серый и бурый М. чаще нападают на человека, барибал сравнительно не опасен и т. д.; кроме того, сильно различаются и разные особи одного вида. Зимой М. холодных и умеренных стран впадают в спячку (белые М. по большей части не подвергаются спячке), которая не представляет, однако, глубокого, непрерывного сна. Самка рождает 1 – 3, реже до 5 – 6 слепых детенышей. Белый М. (Ursus s. Thalassarctos maritimus Desm.), барабал или американский черный М. (Ursus americanus Pall.), гризли или серый М. (Ursus cinersns Desm.), и губач или губастый М. (Ursus s. Melursus labiatus Desm.). Обыкновенный или бурый М. (Ursus arctos L.), длиною 1,6 – 1,9 м., реже до 2 – 2,2 м., хвост 8 стм., высота плеч 1 – 1,25 м., вес до 300 и даже 350 кгр.; мохнатый мех то более светлого, то более темно-бурого цвета, реже серебристо-серого или черноватого (до совершенно черного); у молодых встречается белый ошейник, который с возрастом обыкновенно исчезает, но иногда остается всю жизнь или снова появляется под старость. Цвет, величина, форма головы, тела, конечностей сильно варьирует; различают две главные разновидности: стервятника (U. cadaverinus), с относительно длинными ногами, удлиненным туловищем, длинной головой, высоким лбом и заостренной мордой, и муравейника (U. formicarius), с толстыми короткими ногами, широким туловищем, широкой плоской головой и короткой мордой. Область распространения белого М. обнимает большую часть Европы, Урал и Сибирь: он совершенно истреблен в Германии, Голландии, Бельгии; Дании и Великобритании, водится в России, Скандинавии и на горах (Альпах, Карпатах, Абруцских, Пиренейских, Балканских, в Греции). М., водящийся на Кавказе, не этого вида, а, вероятно, относится к следующему. Держится по большей части в глухих частях и среди болота, и правильно обходит свой участок. Питается преимущественно растениями: травой, хлебными злаками, ягодами, грибами, орехами, желудями, различными плодами и т. д., также насекомыми (жуками, их личинками, особенно любит муравьев), медом и мясом различных животных, а также и падалью, За крупными животными М. охотится особенно после зимней спячки, в течение которой сильно тощает. Он или подкрадывается к животным, или подстерегает их, а также вламывается иногда в хлева. Местами М. приносят большой вред домашнему скоту (лошадям, коровам). Громадная сила позволяет ему уносить на большое расстояние даже крупное животное, напр., корову. На людей нападает редко, почти исключительно под влиянием раздражения или испуга от неожиданной встречи. В противоположность распространенному мнению, М. сравнительно редко идет на врага на задних лапах, обыкновенно он просто подбегает или поднимается на задния лапы, лишь приблизившись к врагу. Течка происходит в мае и июне или (в Киевской губ.) с июня по авг.; беременность длится около 30 недель; рождается обыкновенно 2 – 3, реже 1 или 4 и очень редко 5 детенышей, которые остаются слепыми около месяца. На зиму М. (раньше или позднее, смотря по климату) залегают в спячку; самки залегают раньше; в течение спячки М., за редкими исключениями, не едят и не испражняются, хотя в оттепели оставляют берлогу. Сон М. во время спячки не крепкий, при приближении врагов он обыкновенно пробуждается и нередко (особенно медведицы) нападает на них. М. служат предметом промысла ради шкуры и отчасти мяса, особенно ценятся окорока и лапы. Легко приручается. Сирийский М. (U. syriacus Ehrb.) близок к предыдущему, но шерсть его длинная, слегка курчавая, в молодости серо-бурая, в старости почти совершенно белая. Водится в Палестине, особенно на Ливане и Малой Азии. Кроме того, некоторые считают за особые виды U. isabellinus, водящегося в Афганистане и Гималаях, и атласского М. (U. crowtheri). Кума или гималайский М. (U. tibetanus F. Cuv. s. torquatus Wagn.), блестящего черного цвета с белым подбородком и пятном на груди в виде буквы Y; на затыkке и шее длинные волоса образуют как бы воротник; туловище относительно тонкое, морда остроконечная, круглые уши относительно велики, лапы короткие с короткими когтями; длина тела 1,7 – 1,8 м., высота плеч 80 стм., вес до 120 кгр. Водится в Тибете, Непале, Китае, восточной Сибири и Японии, в части Афганистана и Белуджистана и на ЮВ до Пегу. Прекрасно лазает по деревьям. Местами вредят полям и виноградникам, а также домашнему скоту, хотя питается главным образом растениями. От человека бежит, но, доведенная до крайности, кума является опасным противником. По внешнему виду к настоящим М. близок тибетский горный М. (Ailuropus melanoleacus), служащий соединительным звеном между М. и пандой . Лапы широкие, покрытые снизу шерстью; опираются при ходьбе не всею подошвой; когти отчасти втяжные, голова с короткой мордой и шире чем у М.; хвост очень короток, коренных зубов 6/6. Длина 1,5 м. Густой мех белого цвета, кроме черных мест у глазных впадин, ушей, передних конечностей и кончика хвоста. Водится в горных лесах вост. Тибета. Образ жизни почти неизвестен.
Д. Кн.
Хотя по причиняемому М. вреду его и нельзя сравнить с волком, тем не менее в лесистых малонаселенных местностях он наносит настолько значительный ущерб стадам, что некоторые земства (напр. олонецкое) были вынуждены назначать премии за убитых М. (до 10 р.). В Зап. Европе М. окончательно истреблены во всей Германии, Бельгии, Голландии и Дании; во Франции они встречаются только в Пиренеях; сохранились еще в Швейцарских и Тирольских Альпах, в Нижней Австрии и Трансильвании; всего чаще встречаются на Пиренейском, Скандинавском и Балканском полуо-вах. За исключением Швеции и Норвегии, где охота на М. мало отличается от охоты на него в России, в других странах Европы бьют М. или случайно, летом, или же подкарауливая их, осенью, когда М. спускаются с гор в долины на рисовые и кукурузные поля, а также в виноградники. В Европ. России наиболее успешно М. истребляются в подстоличных районах и, вообще, по линиям железных дорог, где даже развился весьма выгодный для крестьян промысел – обкладывания по снегу М. (т. е. определения места, где они залегли на зиму) и продажи права охоты на них охотникам-спортсменам ; плата за такое право, напр. в окрестностях линии Николаевской жел. дор., доходит до 10 – 15 р. с пуда обложенного зверя, не считая расходов по устройству самой охоты. Всего чаще зимняя охота на М. производится облавою, причем, для выставления зверя на стрелковую линию, употребляются иногда ерши . Гораздо опаснее представляется охота « на берлоге», заключающаяся в том, что подошедшие к берлоге (У М., убитых на берлоге, оказывается в заднем проходе одна или две втулки – затверделый кал, в кулак величиною, образуемый, по мнению промышленников, оттого, что М. перед лежкою ест какой-то корень (кажется – конский щавель)) охотники стреляют в М. в тот момент, когда собаки – лайки выгоняют его оттуда; при этом случается, что смертельно раненый, но не убитый наповал, зверь бросается на охотника; чаще, однако, раненый или только выпугнутый из берлоги М. бежит наутек и его догоняют с лайками. Для устранения всяких случайностей при охоте на берлоге, охотникипромышленники загораживают чело (выход) перекрещенными палками и М. убивают тогда, когда он, желая выбраться, просовывает между палками свою голову; иногда на чело берлоги накидывают сеть – путо. Наиболее опасною признается охота на М. с рогатиною, состоящею из ратовица (шеста в 21/2 арш.) с насаженным на него пером – обоюдоострым ножем; к основанию пера привязывается, на 11/2 врш . ремешке, палочка – поперечница, не допускающая рогатину проскочить насквозь зверя; иногда, вместо такой палочки, употребляется неподвижная металлическая перекладина. Напустив зверя шага на 2 – 3 (причем М., обыковенно, бросается, как собака, на четверинках и только редко на дыбах), охотник сильным, коротким, но без размаху, ударом вонзает рогатину в передние, «убойные» части зверя, т. е. в грудь или под лопатку. С рогатиною охотятся, большею частью, вдвоем, причем оба охотника прижимают зверя к земле до тех пор, пока он не издохнет. Орочоны (сибирскиe инородцы), охотясь на М., с короткою рогатиною, в одиночку, употребляют особую железную распорку, в виде якоря, которую всовывают в разинутую пасть М. и тем значительно обезоруживают его. К промысловым способам охоты на М. являются подкарауливание их весною, с лабаза, на падали, и в начале августа – на овсяных полях, куда М. выходят на ночь лакомиться овсом. Для добывания М. употребляются следующие ловушки: 1) палати, устраиваемые кругом отвода, ниже борти (улья в дупле): зацепившись за край палатей передними лапами и не имея опоры под задними лапами, М. повисает и, утомившись, падает на вбитые в землю заостренные колья; 2) еж – тяжелый чурбан, с торчащими наружу вершковыми гвоздями, навешиваемый над входом в борт; добравшись до нее, М. откидывает еж, который, затем, ударяет в него и так продолжается до тех пор, пока израненный и обессиленный зверь не упадет на землю; 3) подобным же образом прикрепляемое колесо, хватаясь за которое М. повисает в воздухе и, затем, падает на заостренные колья; описанные три ловушки употребляются в Полесье; 4) капканы, с привязанными к ним якорями или чурками, не дающими далеко уйти зверю и оставляющими след, по которому его разыскивают и добивают; 5) петли, с такими же чурками на конце веревки, из которой она сделана; 6) доски или треугольники с торчащими из них гвоздями с зазубринами, напоровшись на которые М. застревает до прихода охотника; 7) самострелы из лука или ружья, выстреливающие, когда М. задевает за протянутую поперек тропы бечеву – симку, 8) сжим; 9) ямы. Убитый М. доставляет: шкуру, которая ценится на месте, смотря по величине и качеству, от 10 до 50 р.; сало, идущее в аптеки, а также желчь, играющую значительную роль в сибирской народной медицине. Мясо М. едят только инородцы; гастрономы, впрочем, одобряют медвежьи окорока и ступни. См. А. Черкасов, «Записки охотника вост. Сибири» (СПб., 1884); Н. В. Егорнов, «М. и охота на него» («Журнал Охоты», 1874); Н. А. Дмитриев-Мамонов, «Охоты на М.» (там же, 1876, XII); Л. А. Львов, «Очерки главных способов охоты за хищными зверями» (там же, 1877); Л. Н. Сабанеев, «М. и медвежий промысел на Урале» («Природа и Охота», 1878, XI); С. В. Безобразом, «Наши медвежьи окладчики» (там же, 1888, V); М. В. Андреевкий, «Описание охоты на М. с рогатиною» (там же, 1894, III); А. Толбузин, «Борьба с хищниками в Зап. Европе» («Охотничья Газета», 1891, № 3).
С. Б.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close