Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:19
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Междометие
Междометие (грамм.) – одна из так называемых «частей речи». М. в огромном большинстве случаев представляют собой нечто совсем непохожее на другие части речи или на какие-нибудь словообразовательные элементы (суффиксы, префиксы) и т. д. Эта особенность М. находится в связи с их значением, всегда равносильным самостоятельному неполному предложению. Отсюда также вытекает известное правило интерпункции, требующее отделения М. запятой от прочих членов предложения, если М. стоит в начале предложения: ну, тащися сивка!; эй, братец! и т. д. М. могут быть раздедены на несколько классов: 1) М. – звукоподражания в роде бац! хлоп! бух! нем. puffi! hopsa! и т. д. 2) М. – эмоциональные возгласы, выражающие субъективные состояния говорящего: боль, радость, отвращение, недоумение и т. д. : ай, ой, ох, ах, а, брр, тьфу, гм и т. д.) нем. au! ei! nа! и т. д., наконец 3) М. – представляющие собою род звуковых жестов, имеющих целью обратить чье-либо внимание на говорящего: эй! пст! тсс, шш, ну и т. д. Во всех этих случаях М. являются заменителями известных определенных выражений и целых предложений. Вместо тьфу или брр, можно сказать: «какая гадость!», вместо тсс – «тише, не шумите», вместо эй или pst – «подите сюда», «послушайте» или просто сделать призывный жест рукой и т. д. Употребление М. в качестве членов предложения, стоящих в связи с другими членами, вообще очень редко. Немногочисленными образчиками его могут служить случаи в роде: «ахти мне горемычной», «увы мне бедному» = лат. eheu me nuserum, нем. webe dem armen и т. д. И среди М., несмотря на их иногда древний и неясный этимологический состав, встречаются позднейшие сложные образования, подвергшиеся интеграции и затем различным звуковым процессам в роде исчезновения конечных согласных и т. д. Так русское М. спасибо возникло из целого предложения: «спаси Бог» и т. д. Такое же звуковое сокращение лежить в основе. нем. М. Herje = Herr Jesus, о je! = o, Jesus ! jemine = Jesu Domine. Нередко такие божбы или клятвы сознательно переделываются в силу эвфемизма, напр. немецкий potztausend возникло из Gottes tausend Wunden («тысяча ран Божиих»), франц. согbleu, parbleu, morbleu из corps de Dieu, par Dieu, mort de Dieu и т. д. В обыкновенной речи М. встречаются редко, в поэтической – чаще; это свидетельствует вообще о падении, вымирании М. (поэтический язык всегда архаичнее разговорного). Что М. имеют иногда значение предложений, видно из соединения некоторых М. с личным окончанием – те: а нуте ребята! и т. п.
С. Б – ч.
Мезозойская эра
Мезозойская эра – так называется в геологии весьма значительный период в истории развития земли, следовавший за палеозойской эрой и предшествовавший кайнозойской эре, к которой геологи относят и переживаемый нами период. Отложения М. эры составляют М. группу слоев, которая в свою очередь распадается на три крупных отдела или системы: триасовую или триас, юрскую и меловую. Общая мощность слоев М. группы определяется для некоторых местностей Европы по крайней мере в 3300 м., а площадь, занятая в настоящее время М. образованиями на земной поверхности, равняется, по Тилло, 20 милл. кв. км., что составляет почти 1/5 часть всей суши. В Европе, где М. эра впервые изучена и установлена, начало ее знаменуется значительным ослаблением вулканической деятельности, столь энергично проявлявшейся в палеозойскую эру. Период затишья продолжается в течение всей М. эры и нарушается лишь с наступлением кайнозойской. Сравнительно небольшие извержения порфиров происходили лишь в сев. Шотландии и Тироле, а может быть к этому же времени относятся некоторые изверженные породы Крыма и Кавказа. Напластование осадочных пород М. группы является по большей части спокойным и малонарушенным, особенно по сравнению с пластами палеозойской группы; они выведены из горизонтального положения и собраны в крутые складки только в высоких горных хребтах, каковы: Юра, Альпы, Крым и Кавказ и в ближайшем соседстве с некоторыми другими горными массивами. Осадочные образования М. группы отличаются от предшествовавших палеозойских и по петрографическому составу. Известняки пользуются здесь гораздо большим распространением, чем в пластах палеозойской группы; напротив, глинистые, кремнистые сланцы и кварциты совсем не встречаются – место их занимают глины, мергели и песчаники, часто весьма рыхлые. В органическом мире также происходят чрезвычайно существенные изменения. В средине эры появляются первые млекопитающие, из отряда сумчатых, костистые рыбы, а в конце эры первые птицы, правда, еще сохранившие некоторые особенности организации пресмыкающихся, и, наконец, лиственные деревья. Чрезвычайным развитием пользовались в это время, особенно характерные для М. эры, разнообразные морские и наземные ящеры, иногда гигантских размеров, а из моллюсков – аммониты и белемниты. Плеченогие, столь распространенные в палеозойских отложениях, уступают место устрицам и другим пластинчатожаберным, морские лилии уступают преобладание морским ежам, кораллы четверного палеозойского типа сменяются шестерными (Hexacorallia). Окончательно вымирают к этому времени трилобиты и цистидеи. В мире растений лепидодендроны, каламиты и другие древовидные тайнобрачные палеозойской эры сменяются саговыми и хвойными деревьями.
Б. П.
Мей Лев Александрович
Мей (Лев Александрович) – известный поэт. Род. 13 февр. 1822 г. в Москве; сын обрусевшего немца-офицера, раненного под Бородином и рано умершего; мать поэта была русская. Семья жила в большой нужде. Учился М. сначала в моск. дворянском институте, откуда был переведен в царско-сельский лицей. Окончив в 1841 г. курс, М. поступил в канцелярию моск. ген.-губернатора и прослужил в ней 10 лет, не сделав карьеры. Примкнув в конце 40-х гг. к так называемой «молодой редакции» погодинского «Москвитянина», он стал деятельным сотрудником журнала и заведывал в нем русским и иностранным литературным отделом. В начале 50-х гг. только что женившийся М. получил место инспектора 2-й московской гимназии, но интриги сослуживцев, не взлюбивших кроткого поэта за привязанность к нему учеников, вскоре заставили его бросить педагогическую деятельность и перебраться в Петербург. Здесь он только числился в археографической комиссии и отдался исключительно литературной деятельности, принимая участие в «Библиотеке для Чтения», « Отечеств. Записках», «Сыне Отечества», «Русском Слове» начальных лет, «Русском Мире», «Светоче» и др. Крайне безалаберный и детски-нерасчетливый, М. жил беспорядочной жизнью литературной «богемы». Еще из лицея, а больше всего из дружеских собраний «молодой редакции» «Москвитянина» он вынес болезненное пристрастие к вину. В Петербурге он в конце 50-х гг. вступил в кружок, группировавшийся около гр. Г. А. Кушелева-Безбородка. На одном из собраний у графа Кушелева, на котором было много аристократических знакомых хозяина, М. просили сказать какой-нибудь экспромпт. Прямодушный поэт горько над собою посмеялся четверостишием: «Графы и графини, счастье вам во всем, мне же лишь в графине, и притом в большом». Большие графины расшатывали здоровье М. и порою доводили его до совершенной нищеты. Дело раз дошло до того, что, забрав во всех редакциях авансы и задолжав всем приятелям, он сидел в лютый мороз в нетопленной квартире и, чтобы согреться, разрубил на дрова дорогой шкаф жены. Беспорядочная жизнь надорвала его крепкий организм; он умер 16 мая 1862 г. М. принадлежит, по определению Аполлона Григорьева, к «литературным явлениям, пропущенным критикою». И при жизни, и после смерти им мало интересовались и критика, и публика, несмотря на старания некоторых приятелей (А. П. Милюков в «Светоче» 1860 г. № 5, Аполлон Григорьев, Вл. Р. Зотов, в первом томе мартыновского издания сочинений М.) произвести его в первоклассные поэты. Это равнодушие понятно и законно. М. – выдающийся виртуоз стиха, и только. У него нет внутреннего содержания; он ничем не волнуется и потому других волновать не может. У него нет ни глубины настроения, ни способности отзываться на непосредственные впечатления жизни. Весь его чисто внешний талант сосредоточился на способности подражать и проникаться чужими чувствами. Вот почему он и в своей замечательной переводческой деятельности не имел любимцев и с одинаковою виртуозностью переводил Шиллера и Гейне, «Слово о полку Игореве» и Анакреона, Мицкевича и Беранже. Даже в чисто количественном отношении поэтическое творчество М. очень бедно. Если не считать немногочисленных школьных и альбомных стихотворений, извлеченных после смерти из его бумаг, а брать только то, что он сам отдавал в печать, то наберется не более десятков двух оригинальных стихотворений. Все остальное – переложения и переводы. А между тем писать М. стал рано и в 18 лет уже поместил в «Маяке» отрывок из поэмы «Гванагани». Почти все оригинальные стихотворения М. написаны в "народном " стиле. Это та археологически-колоритная имитация, которая и в старом, и в молодом «Москвитянине» считалась квинтэссенциею народности. М. брал из народной жизни только нарядное и эффектное, щеголяя крайне вычурными неологизмами («из белых из рук выпадчивый, со белой груди уклончивый» и т. п.) – но в этом условном жанре достигал, в деталях, большого совершенства. Переимчивый только на подробности, он не выдерживал своих стихотворений в целом. Так, прекрасно начатый «Хозяин», изображающий томление молодой жены со старым мужем, испорчен концом, где домовой превращается в проповедника супружеской верности. В неподдельной народной песне старый муж, взявший себе молодую жену, сочувствием не пользуется. Лучшие из оригинальных стихотворений М. в народном стиле: «Русалка», «По грибы», «Как у всех-то людей светлый праздничек». К стихотворениям этого рода примыкают переложения: «Отчего перевелись витязи на святой Руси», «Песня про боярина Евпатия Коловрата», «Песня про княгиню Ульяну Андреевну Вяземскую», «Александр Невский», «Волхв» и перевод «Слова о Полку Игореве». Общий недостаток их – растянутость и отсутствие простоты. Из стихотворений М. с нерусскими сюжетами заслуживают внимания: «Отойди от меня, сатана» – ряд картин, которые искушающий диавол развертывает перед Иисусом Христом: знойная Палестина, Египет, Персия, Индия, угрюмо-мощный Север, полная неги Эллада, императорский Рим в эпоху Тиверия, Капри. Это – лучшая часть поэтического наследия М. Тут он был вполне в своей сфере, рисуя отдельные подробности, не связанные единством настроения, не нуждающиеся в объединяющей мысли. В ряду поэтов-переводчиков М. бесспорно занимает первостепенное место. Особенно хорошо передана «Песня песней». М.драматург имеет те же достоинства и недостатки, как и М.-поэт; превосходный, при всей своей искусственной архаичности и щеголеватости, язык, прекрасные подробности и никакого ансамбля. Все три исторические драмы М.: «Царская Невеста» (1849), «Сервилия» (1854) и «Псковитянка» (1860) кончаются крайне неестественно и не дают ни одного цельного типа. Движения в них мало и оно еще задерживается длиннейшими и совершенно лишними монологами, в которых действующие лица обмениваются взглядами, рассказами о событиях, не имеющих непосредственного отношения к сюжету пьесы и т. д. Больше всего вредит драмам М. предвзятость, с которою он приступал к делу. Так, в наиболее слабой из драм его – «Сервилии», рисующей Рим при Нероне, он задался целью показать победу христианства над римским обществом и сделал это с нарушением всякого правдоподобия. Превращение главной героини в течение нескольких дней из девушки, выросшей в строгих римских традициях, и притом в высоконравственной семье, в пламенную христианку, да еще в монахиню (неверно и исторически: монашество появляется во II – III в.), решительно ничем не мотивировано и является полною неожиданностью как для ее жениха, так и для читателя. Те же белые нитки предвзятой мысли лишают жизненности «Царскую невесту» и «Псковитянку». Верный адепт Погодинских воззрений на русскую историю, М. рисовал себе все древнерусское в одних только величавых очертаниях. Если попадаются у него злодеи, то действующие исключительно под влиянием ревности. Идеализирование простирается даже на Малюту Скуратова. В особенности испорчен тенденциозным преклонением пред всем древнерусским Иоанн Грозный. По М., это – сентиментальный любовник и государь, весь посвятивший себя благу народа. В общем, тем не менее, обе драмы М. занимают видное место в русской исторической драме. К числу лучших мест лучшей из драм М., «Псковитянки», принадлежит сцена псковского веча. Не лишен условной красоты и рассказ матери «псковитянки» о том, как она встретилась и сошлась с Иоанном. Этот рассказ стал излюбленным дебютным монологом наших трагических актрис. «Полное собр. сочинений» М. изд. в 1887 г. Мартыновым, с большою вступительною статьею Вл. Зотова и библиографией соч. М., составл. П. В. Быковым. Сюда вошли и беллетристические опыты М., литературного интереса не представляющие. Из них можно выделить только «Батю» – характерный рассказ о том, как крепостной свою овдовевшую и обнищавшую барыню не только прокормил, но и на салазках перевез из Спб. в Костромскую губ., и как потом эта барыня, по собственному, впрочем, предложению «Бати», продала его за 100 руб. Кроме указанных статей о М., см. еще М. Протопопов, «Забытый поэт», в «Сев. Вестн.» 1888 г. № 1.
С. Венгеров.
Мейер
Мейер (Эдуард Meyer) – нем. историк, род. в 1855 г., проф. в Галле. Главн. соч.: «Geschichte von Troas» (Лпц., 1877), «Geschichte des Konigreichs Pontos» (Лейпц., 1879), «Geschichte des Altertums» (т. 1 и 2, Штуттг., 1884 – 93), «Geschichte des alten Aegypten» (в «Allgemeine Geschichte in Einzeldarstellungen» Онкена, Б., 1887), «Forschungen zur alten Geschichte» (т. 1, Галле, 1892), «Untersuchungen zur Geschichte der Gracchen» (Галле, 1894).
Мейербер
Мейербер (Jacques – Liebmann Beer, известный под фамилией Meyerbeer) – знаменитый оперный композитор 1791 – 1864). Происходил из еврейской семьи, богатой и интеллигентной, жившей в Берлине. Из его братьев Вильгельм Бер известен как астроном, а Михаил Бер – как поэт. Уже 4-х лет М. обращал на себя внимание необычайными музыкальными способностями. Руководство Лауска, ученика Клементи, имело благодетельное влияние на развитие таланта М. 9-ти лет, выступая в концертах, М. уже поражал слушателей не только техникой, но и стилем исполнения. Клементи был восхищен даровитым мальчиком и занимался с ним в продолжение своего пребывания в Берлине. Одним из самых горячих ценителей дарования М. был некто Мейер, который завещал ему все свое состояние, под условием, чтобы он присоединил к фамилии Бер фамилию Мейер (Мейербер). 12-ти лет М. сочинял для фортепиано и брал уроки теории композиции у Цельтера и Б. А. Вебера. Теоретическую школу М. прошел у аббата Фоглера, в Дармштадте. Первым крупным трудом М. была кантата: «Бог и природа», за которую он получил звание дармштадтского придворного композитора. Затем он написал много духовных произведений, оставшихся мало известными. Его опера «Дочь Иеффая», поставленная в Мюнхене, особого успеха не имела. Хотя М. был замечательным пианистом и, благодаря урокам Гуммеля, мог рассчитывать на карьеру первоклассного виртуоза, но его более интересовала деятельность композитора. Не скоро, однако, Мейерберу удалось занять видное место на этом поприще. Его сочинения пользовались внимательной оценкой лишь знатоков, но в публике он долго не встречал сочувствия. Его опера «Али-Мелек» была принята холодно. По совету Сальери, М. поехал в Италию, чтобы приобрести уменье писать для голосов. Пребывание в Италии, в особенности знакомство с операми Россини (первой манеры), действительно оказали на него полезное влияние. В 1818 г. его опера «Romilda е Costanza» имеда успех в Падуе; «Emma di Resburgo» (1820), поставленная в Венеции, открыла ему двери выдающихся театров Италии. Эта опера, данная в Германии, встретила оппозицию со стороны немецких композиторов и критиков, посмотревших на Мейербера, как на человека, отклонившегося от музыкальных традиций своей страны и предавшегося итальянскому направлению, ради успеха. Самым искренним печальником о судьбе М. был К. М. Вебер, который смотрел на новое направление своего друга, как на большую потерю для германского искусства. Публика, однако, думала иначе, и оперы М. все более и более ей нравились. В 1826 г. была поставлена в Милане, на сцене La Scala, «Margherita d'Anjou», которая обошла многие сцены Италии, Франции, Бельгии, Германии, Англии. Тот же успех имела опера «Crociato in Egitto», в которой уже виден зародыш драматической силы, свойственный позднейшим произведениям М.; в Париже, однако, «Crociato» не посчастливилось. Женитьба, потеря двух детей и, наконец, пытливое изучение требовали парижской публики – все это заставило М. остановиться на время в своей творческой деятельности. В предыдущих операх М. был искусен и талантлив, но не приобрел еще полной самобытности и уменья неотразимо действовать на слушателей. Эти качества М. проявил в опере «Роберт-Дьявол», данной в Париже в 1831 г. Эффектное либретто Скриба (неизменного сотрудника М. и в последующих операх), оригинальная, хотя и весьма неровная по стилю и художественным задачам музыка, орган, введенный на сцену, новизна инструментовки, блеск одних вокальных нумеров и истинный драматизм других, некоторые места, полные истинного вдохновения – все это доставило «Роберту» блестящий успех. В 1836 г. дана в первый раз в Париже опера «Гугеноты», затмившая «Роберта». Назначенный придворным капельмейстером в Берлине, М. написал несколько псалмов и кантат (напр. «La Festa nella corte di Ferrara», 1843) и оперу: «Ein Feldlager in Schlesien». В этот период (1837 – 1848) дарование М. с особенной силой высказалось только в музыке к драме брата его Михаила, «Струэнзе» (1846). Интерес парижан был чрезвычайно возбужден появлением «Пророка» на сцене Grand-Opera, в 1849 г. Публика ожидала встретить в «Пророке» музыку аналогичную с музыкою «Гугенотов», но М. в «Пророке» не повторился и открыл новые стороны своего богатого дарования. В 1854 г. была поставлена в Париже, в Opera-Comiqiie, опера М. « L'etoile du nord», в состав которой вошло шесть нумеров из «Feldlager in Schlesien». В 1859 г. была поставлена там же «Pardon de Ploermel». Еще до «Пророка» М. начал «Африканку», но, не встречая подходящих исполнителей, не выпускал ее в свет, и «Африканка» только после смерти М. была дана в первый раз в парижской Grand-Opera, в 1865 г. По громадному дарованию, М. представляет редкое явление в музыкальной области; но едва ли он займет в ней одно из первенствующих мест, именно потому, что его служение искусству было всегда под сильным влиянием искания успеха. При всей своей замечательной музыкальной организации, он соединял в своем лице великого художника с искателем карьеры, делавшим уступки массе за счет художественной цельности и правдивости своих сочинений. Для другого, даже менее даровитого художника, соединение в одном произведении банального дуэта Берты и Фидес и глубоко захватывающей сцены Иоанна Лейденского в соборе (в «Пророке») или бессодержательной колоратурной арии Изабеллы и возвышенных сцен в пятом действии «Роберта» было бы немыслимо, но М. такая пестрота стиля казалась явлением нормальным. В продолжение 30-ти лет критика всех стран нередко и небеспричинно высказывалась не в пользу М., и если кто доставил ему успех, так это публика. Фактура Мейербера безукоризненная; прекрасные контрапунктические познания и технику он применял с свободою истинного мастера. В оркестровке он был замечательным и самобытным колористом. В моментах драматических он иногда выказывал необычайную силу. Для обрисовки образов М. нередко прибегал к тематизму, в особенности в «Гугенотах» и «Пророке»; но этот тематизм не был возведен в систему, как у Вагнера, и имел менее механический и претенциозный характер. По характеру музыки, М. можно назвать эклектиком. В своих операх он и француз, и итальянец, и немец, и еврей, и что угодно, только не самостоятельный представитель какой-нибудь национальности. Оперы М., несмотря на новейшие веяния Вагнера, царят в оперных репертуарах всех стран и ослабление их престижа пока не замечается. Кроме вышеупомянутых произведений, М. написал музыку в драме «Мурильо» (1853), марш в честь Шиллера, 4 факель-танца, коронационный марш (1861), увертюру для открытия лондонской всемирной выставки (1862), музыку к трагедии Эсхила «Евмениды», «Pater noster», «Miserere», «Те Deurn», массу отдельных вокальных нумеров, из которых особой популярностью пользуется «Искушение», для баса. См. Pougin, «Meyerbeer; notes biographiques» (П., 1864); Blaze de Bury, «Meyerbeer, sa vie, ses oeuvres et son temps» (П. 1865); Herman Mendel, «Giacomo Meyerbeer, eine Biographie» (Б., 1868); его же, «Giacomo Meyerbeer, sein Leben und seine Werke» (Б., 1869); «Biographie universelle des musiciens», Fetis; Felix Clement, «Les inusiciens celebres»; Adolphe Jullien, «Musiciens d'aujourd'hui» (П. 1894); A. H. Серов, «Критичесия статьи» (1892 и сл.).
Н. С.
Мекка
Мекка (Mekka, Makka, Om-el-Kora y apaбов, т. е. мать городов) – священный гор. магометан, родина Магомета, поставившего каждому правоверному в обязанность хоть раз в жизни посетить М.; лежит в арабской пров. Геджас, в узкой, бесплодной долине, окруженной обнаженными вершинами и орошаемой ручьем Вади-ель-Тарафеин. Состоит из Верхнего и Нижнего города и нескольких предместий. Улицы широки, но грязны; одна только большая площадь, на которой славная мечеть. Во время богомолья открывается масса лавок и кофеен. Защищена М. несколькими сторожевыми башнями и двумя крепостями. Вода в колодцах солоноватая; лучшая вода приходит по водопроводу из-за 40 км 50 – 60 тыс. жит. (прежде более 100 тысяч). Гавань М. – Джидда на Красном море. Средоточие жизни города и всего магометанского мира – главная мечеть, Бейт-Ул-лах, т. е. Божий Дом, или Эль-Харам, т. е. Неуязвимая, к которой не смеют приближаться ни христиане, ни иудеи. Это – старинное строение, не отличающееся ни красотой, ни величиной, с 19 воротами и 7 минаретами, замечательное только Каабой. Теперь богомольцы (хаджи) отправляются в М. все более и более не караванным путем, а морем, особенно из британской Индии и нидерландского Малайского архипелага, а также из русских владений. Из этих стран число хаджей увеличивается, из других – значительно уменьшается; нет прежних богатых приношений, и вместе с тем падает значение М.; многочисленные школы и благотворительные учреждения в упадке; промышленность ограничивается изготовлением огромного количества четок; торговля незначительна, а прежде М. была центром обмена между Аравией, прочей Азией, Европой и Африкой. При Птолемеях М. называлась Макарабай; при Магомете принадлежала корейшитам, а после него, вместе со всей областью, стала собственностью его потомков и долго отстаивала свою независимость от халифов. Позднее османские султаны приняли титул охранителей священных гор. М. и Медины, но влияние их было ограниченно. В 1803 г. М. взята и разграблена вагабитами; позже Мегмет Али, египетский паша, подчинил ее своему владычеству; в 1840 г. она перешла к Турции. В XVl в. итальянцу Л. Бартеме, переодетому в арабское платье, удалось посетить М. Позже посетили и описали М. Бадиа Лебиа (1807), Зеетцен (1809), Буркгардт (1811), Рош (1842), Буртон (1852), Мальтцан (1860), Сноук Гургронье (1885). Ср. Burton, «Personal narrative of a pilgrimage to El Medina and Mecca» (3 изд., 1879); Kean, «Six months in the Hejaz» 1881), Snouck Hurgronje, «Mekka» (Гаага, 1889) и его же, «Bilder aus М.» (Лейд., 1889).
Меконг
Меконг (Me-kong, Mekiang; прежде Камбоджа) – одна из гл. рек Индокитая. Берет начало под именем Тса-Чу в Тибете, под именем Лан-тсан протекает кит. пров. Юннан, потом Сиам и франц. колонии Камбоджу и Нижн. Кохинхину и впадает в ЮжноКитайское море. Подвержена разливам, происходящим от таяния снегов в Тибетских горах и в еще большой степени от обильных дождей летнего муссона. Разделяется на 3 рукава со многими разветвлениями. Расширение рукава Удонг образует бассейн оз. Тале-Сап, богатый рыбой, и уровень которого находится в зависимости от уровня М., т. е. в сухое время течение из оз. в М., в дождливое из М. в оз.: последнее, следовательно, запасает большее количество воды. Даже в сухое время года большие суда доходят с моря до старинного гор. Пном-Пеня, у разветвления на рукава. Выше мешают судоходству стремнины. Длина М. 4500 км.
Мексиканский залив
Мексиканский залив – часть Атлантического океана у берегов С.-А. С. Шт. и Мексики; проливом между полуо-вами Флорида и Юкатан, шириной в 712 км, соединяется с Атлантическим океаном. Островом Кубой пролив делится на две неравные части: 185 км, между Юкатаном и Кубой, соединяется с Карибским морем и 225 км, между Флоридой и Кубой, с Атлантическим океаном. Форма залива близка к овалу, большая ось которого с ЮЗ на СВ равняется 1760 км, а меньшая – 1125 км. Южная часть залива назыв. Кампешевой бухтой, а сев. – Апалачевой бухтой. Немного маленьких островов расположено преимущественно у берегов залива. Наибольшая глубина – 3400 м; севернее Кубы средняя глубина около 3000 м. Берега мелки и представляют немного хороших гаваней (Веракруц в Мексике, Новый Орлеан в Луизиане, Мобиль в Алабаме, Пенсакола во Флориде, Гаванна на Кубе). В М. залив, кроме маленьких горных речек, впадают только две большие реки: Миссисипи и Pиoдель-Норте. Перед берегами Юкатана и Флориды, на протяжении 200 км, тянется полоса в 200 м глубины, переходящая затем в Кампешскую и Флоридскую мели. Из М. залива начинается морское течение, дающее начало Гольфстриму.
Мектеб
Мектеб – низшая мусульманская школа.
Меланхолия
Меланхолия (от melaV и coloV – черная желчь) – в русской терминологии «мрачное помешательство» – один из характерных видов душевного расстройства. Сущность психических изменений при М. заключается в том, что субъект находится в печальном, подавленном настроении, не мотивированном или недостаточно мотивированном внешними обстоятельствами, и что психическая деятельность его вообще сопровождается неприятными, болезненными мучениями. Вместе с тем, в сознании преобладают представления, соответствующие грустному расположению духа; фантазия и воспоминания больного направлены исключительно на неприятные вещи и события, он все видит в мрачном цвете, ничто его не радует, жизнь становится ему тягостной, стимулы к деятельности слабеют или совершенно исчезают, он делается малоподвижным, безучастным к своим важнейшим жизненным интересам, считает лучшим исходом смерть, которая нередко осуществляется путем самоубийства. Во многих других случаях на почве этого угнетаемого состояния духа возникают нелепые бредовые идеи и обманы чувства. Что касается первых, то они преимущественно имеют характер самообвинения: больные обвиняют себя в каком-нибудь проступке или преступлении против религии или нравственности, нередко приписывают себе совершенно фантастические, чудовищные действия, ожидают за них такие же чудовищные наказания. Кроме бреда самообвинения встречается также бред преследования или так назыв. бред отрицания: ничего больше нет, люди исчезают, мир и жизнь кончаются и т. п. Особенную разновидность М. составляют те случаи, в которых бред имеет преимущественно инохондрический характер, напр., больные чувствуют, что у них все отверстия тела заросли, кишки гниют, желудок провалился, они сделались деревянными, стеклянными, превратились в животное и проч. Обманы чувств большей частью, по содержанию своему, стоят в соответствии с идеями бреда: больные слышат проклятия, стон детей, бряцание цепей, видят приготовления к казни, трупы своих родных, ощущают запах мертвечины, серы, ползание змей по телу. Как в тех случаях, где М. протекает исключительно в виде беспричинного угнетенного состояния, так и тогда, когда сознание наполняется перечисленными идеями бреда и галлюцинациями, по временам больные подвергаются приступам сильнейшей тоски со страхом и двигательным возбуждением, и под влиянием этих приступов иногда впадают в неистовство (raptus melancholicus). Независимо от того М. вообще сопровождается понижением общего питания, как вследствие недостаточного аппетита и отказа от пищи, так и вследствие болезненного изменения процессов усвоения, обмена веществ и кровообращения. Большей частью бывает, кроме того, упорная бессонница. При одной из разновидностей М. (так назыв. melancholia attonita) наблюдается в течении продолжительного времени полная неподвижность, оцепенение мышц. Весьма часто М. не составляет самостоятельной душевной болезни, а только эпизод, одну из стадий сложного душевного расстройства, напр., кругового, периодического помешательства, мании и др.; тогда она длится недолго и сменяется другими симптомами. В тех же случаях, когда М. является психическим, самостоятельным заболеванием, она всегда длится, по крайней мере, 8 – 10 месяцев и затем больной может совершенно выздороветь. Если же выздоровление не наступает, то М. или становится хронической, или преобразовывается во вторичное слабоумие, причем болезнь уже становится неизлечимой. Во всяком случае, при длительном течении М. интенсивность грустного аффекта, психической боли, постепенно уменьшается. Значительная часть больных с М. умирает от самоубийства или от общего истощения, вследствие недостаточного питания. При затяжном. течении М. предрасполагает к развитию легочной чахотки. Причины М. совпадают с причинами душевных болезней вообще. Лечение лучше всего производится в специальных заведениях. Ср. KrafftEbing, «Die Melancholie. Klin. Studie» (1874); Christian, «Etude de la melancholie» (1876).
Мелетий Смотрицкий
Мелетий Смотрицкий – один из даровитейших южно-русских ученых, сын каменецкого городского писаря Герасима Смотрицкого, написавшего предисловие и стихи для острожской Библии 1581 г. и бывшего ректором острожского училища. М. род. около 1578 г., учился в острожской школе, в 1601 г. был отправлен Константином Острожским в Вильно, в иезуитскую коллегию; по окончании курса. путешествовал по Германии, слушал лекции в Лейпциге и Виттенберге. В 1610 г., под псевдонимом Феофила Орфолога, он издал в Вильно очень талантливо и горячо написанное полемическое сочинение против униатов и латинян: Фринос или плачь восточной церкви, с объяснением догматов веры (Jrhnoz, to jest Lament jedynej sw. powszechnej apostolskiey wscbodnioy cerkwie" (Вильно, 1610). «Фринос» имел огромный успех. Скоро, однако, М. начинает колебаться в своих убеждениях, вероятно, из желания мира и единения церквей. Вступив в виленское православное братство, он в то же время ведет тайные переговоры с униатами и мечтает покончить несогласия публичным диспутом, на который сперва соглашались обе стороны, но за 3 дня до диспута православное духовенство и братчики отказались принять в нем участие. Когда М. убедился в невозможности примирения, он остался верен православию [в 1618x или 1919 г. постригся (до тех пор он назывался Максимом)] и стал вести строго подвижническую жизнь, что снова снискало ему уважение братчиков. При погребении виленского архимандрита Карповича М., избранный на его место и еще раньше возведенный константинопольским патриархом в сан полоцкого архиепископа, сказал проповедь (изд. в Вильно в 1620 г.), составляющую один из лучших образцов южно-русского ораторства. Между 1620 и 1623 гг. М. издал по-польски ряд полемических трактатов, в которых искусно связывает дело православных с исконными политическими вольностями Литвы и Польши. В ноябре 1623 г. был убит в Витебске униатский епископ Иосафат Кунцевич, что вызвало репрессалии со стороны польского правительства. Полагали, что и Мелетию, как выдающемуся борцу православия, угрожала опасность, и что из страха он тогда же решился принять унию, но предварительно уехал на Восток, надеясь устроить общее объединение церквей. Но теперь доказано (С. Голубев, «Киевский митроп. Петр Могила и его сподвижники», Киев, 1883, гл. III, стр. 80 – 240 и приложения), что опасность для М., которого никак нельзя было уличить в подстрекательстве граждан Витебска, была очень незначительна; на Восток же он отправился с другой целью. Дело в том, что в православных братствах, особенно в старейших, как виленское и львовское, главная роль от иерархов перешла к мирянам-братчикам; хотя М. «от головы до ног убирали в золото», но власти ему не давали. Самолюбивый М. решился, с помощью вост. патриархов, завоевать надлежащее, по его убеждению, положение для клира и в конце 1623 г. через Киев отправился в Константинополь, с ведома и благословения киевского митроп. Иова Борецкого, который всецело сочувствовал ему в этом деле. Из Константинополя М. проехал в Палестину и в конце 1625 г. вернулся на родину с грамотами, уничтожающими ставропигию братств. Слух об этих грамотах еще прежде взволновал православных, и М. в Киеве был принят очень дурно: Заxapия Копыстенский не пустил его в Kиeвo-Печерскую обитель. Опубликование грамот вызвало целую бурю: они были объявлены подложными, и Мелетия вместе с Борецким громко называли отступниками и униатами. Чтобы доказать лживость этих обвинений, митрополит и М. произнесли анафему на латинян и униатов, но это мало помогло им. Виленское и львовское братства послали к константинопольскому патриарху за разъяснением грамот, причем не поскупились и на обычные подарки. Патриарх разъяснил, что ставропигиальные права старейших братств не подлежат уничтожению. После этого М. не решался ехать в Вильно и должен был оставаться в крайне стесненном положении, «на чужих хлебах». Когда М. стал просить место настоятеля в богатом Дерманском монастыре, власти изъявили согласие, но при условии его перехода в унию. М. согласился и был присоединен 6 июня 1627 г., только просил держать это в тайне для пользы дела: он надеялся искусной политикой увлечь за собой многих. Присоединениe М. вызвало большую радость и в римской курии. 8 сент. 1627 г. М. устроил собор в Киеве, на котором взялся составить для православных катехизис, а прежде разъяснить главные пункты несогласия православных с католиками. Чтобы не быть уличенным в измене, он сам извещает виленских братчиков о своих сношениях с униатами, которые будто бы хотят «папежа оставити». Но обман плохо удается ему: в народе ходят упорные слухи о его переходе, и многие дерманские монахи покидают управляемый им монастырь; верят ему только киeвскиe иepapхи. На 6-й неделе великого поста 1628 г. собрался собор в Гродеке, на который М. представил свое разъяснение разностей исповеданий, по его мнению не важных, так что только несправедливое предубеждение православных мешает единению церквей и ставит народ в тяжелые условия. Собор нашел его соображения небезосновательными и решил готовить общественное мнение к соединению церквей. По возвращении в Дермань, М. работает над трактатом, который он назвал «Апологией своего путешествия на Восток» («Apologia peregrinatiey do Kraiow wscbodnych», Львов, 1628); здесь он говорит, что целью его поездки было собрать верные сведения о догматах истинной веры, от которых отступили в последнее время русские богословщики (Зизаний, Филалет, Орфолог, т. е. он сам, и др.). Он предлагает собрать собор и восстановить единение церквей, причем льстит своим соотечественникам, бранит невежественных греков и ловко, как будто мимоходом, указывает на те выгоды, которые получат от подчинения Риму и дворянство, теперь униженное, и народ, который только тогда утрет свои ежедневно проливаемые слезы. Один экземпляр своей «Апологии» М. послал Петру Могиле, а другой митроп. Иову Борецкому и последнего просил, рассмотрев, обнародовать книжку. Могила и Борецкий не могли согласиться на это, так как М. пошел гораздо дальше, чем они предполагали: они готовы были допустить почетное, так сказать титулярное, главенство папы и желали примирения с католиками на правах равенства – а М. предлагал полное подчинение и признание всего прошлого ошибкой и даже ересью. Но выступить открыто против М. они тоже не могли, так как были скомпрометированы своими прежними с ним соглашениями. Напрасно прождав от них ответа, М. отправил рукопись Апологии к Саковичу, и уже в начале августа 1628 г. появились первые листы книги в польском переводе. Экземпляры их оказались и в Киеве у лиц, съехавшихся на собор, и привели православных в крайнее озлобление против автора. 13 авг. к нему пришли уполномоченные от собора и спросили его, намерен ли он отказаться от «Апологии», так как иначе он не будет допущен на собор. М. пытался защищать свою книгу, но, видя настойчивость депутатов, должен был признать возможность исправлений и даже приостановки печатания. Скоро он убедился, насколько народ возбужден против него, и написал митрополиту покаянное письмо, по прочтении которого собор послал к нему вторую депутацию с требованием полного отречения от «Апологии». 15 августа М. принужден был участвовать в торжественном анафематствовании своей книги, причем он ее топтал ногами и палил огнем (значительную часть вины своей он возложил на переводчика и издателя книги), 24-го августа М. уехал из Киева, и немедленно протестовал печатно против своего насильственного отречения. С этих пор он уже открыто объявляет себя униатом и всецело подчиняется руководству иезуитов. В 1629 г. М. издал «Паренезис или напоминание народу русскому» («Paraeaeisis albo napomnieuie do narodu ruskiego», Краков), где, оправдывая свой переход в унию, говорит об упадке училищ среди православных и предлагает особую патриархию, но вообще держится умеренного тона и высказывает горячее сочувствие страданиям народа. В том же году священник Андрей Мужиловский резко и энергично возражает на его «Апологию», тоже по-польски, книгой «Антидот», а М. отвечает ему трактатом: «Exethesis..., to iest Rozprawa miedzy Apologia у Antidotem» (Львов, 1629), уже в раздраженном и придирчивом тоне. За «Расправу» католики прозвали Мелетия польским Цицероном. В том же году, в октябре, М. участвовал в львовском соборе униатов с православными, на который он возлагал большие надежды. Но собор не удался, так как из православных почти никто не явился. С тех пор М. смирно жил в своем Дерманском м-ре, истязая себя власяницей и постами и собирая библиотеку. Он умер 27 декабря 1633 г. Единственное произведение М., надолго его пережившее, составлено им в первый период его деятельности, когда он был простым монахом и учителем в школе виленского братства: это – его грамматика. М. был для того времени отличный филолог; он преподавал по-латыни artes humaniores и сличал славянский Новый Завет с греческим оригиналом; в то же время он учил и славянскому языку, который на ЮЗ России, в виду сильной полонизации языка разговорного, становился малопонятным даже для священников, а между тем основательное знание его было крайне необходимо для многочисленных издателей и справщиков. Так как грамматика Лаврентия Зизания была мало удовлетворительна, М. составил и издал в Вильно, в 1618 г., свою, нет окончания?
Мелизмы
Мелизмы – фигуры, украшающие мелодию: аподжиатуры долгая, краткая, двойная, группетто, трель простая, двойная, mordent и пр. В пении мелизматическом на один слог слова приходится несколько мелизматических нот, в противоположность силлабическому, в котором на каждый слог приходится по одной ноте.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 3 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close