Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:30
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Меншуткин Николай Александрович
Меншуткин (Николай Александрович) – род. в СПб., в 1843 г. Образование получил в реальном отделении главного немецкого училища св. Петра (1853 – 57). В 1858 г. поступил в спб. унив. и в 1862 г. окончил курс со степенью кандидата, на физикоматематическом факультете, по отделению естественных наук. С особой признательностью М. вспоминает проф. химии Н. Н. Соколова, влияние которого, вероятно, и обусловило выбор химии, как предмета специальных занятий. В 1863 г. М. отправился за границу и работал в лабораториях Адольфа Штреккера, Адольфа Вюрца и Германа Кольбе. После защиты, в 1866 г., диссертации под загл.: «О водороде фосфористой кислоты, неспособном к замещению металлом» М. получил степень магистра химии. В мае 1866 г. был допущен к чтению лекций по химии в качестве приват-доцента, а в 1867 г. утвержден штатным доцентом спб. унив. по кафедре химии, преподавал аналитическую химию и заведовал аналитическим отделением химической лаборатории; читал также специальные курсы по органической химии. В 1869 г. защитил диссертацию на степень доктора химии, под заглавием: «Синтез и свойства уреидов», утвержден экстраординарным профессором, а в 1876 г. – ординарным. С 1885 г. принял заведование отделением органической химии и преподает исключительно органическую химию. В 1891 г. утвержден в звании заслуженного профессора. С 1893 г. состоит заштатным профессором. Преподавательская деятельность М. выразилась не только в чтении лекций, но также в устройстве и организации, с 1867 г., систематических практических занятий по качественному и количественному химическому анализу, которые физикоматематический факультет сделал обязательным для студентов отделения естественных наук. Для облегчения изучения химического анализа М. в 1871 г. напечатал «Аналитическую химию». Эта книга расходится теперь седьмым изданием. В 1877 г. она была переведена на немецкий язык и в 1892 г. вышло уже 3-е немецкое издание. В 1895 г. вышел английский перевод этого сочинения. Перейдя на преподавание органической химии, М. издал «Лекции органической химии», в 1896 г. вышедшие 3-м изданием. Из специальных курсов М. появился в печати в 1888 г. «Очерк развития химических воззрений». Преподавательская деятельность М. была исключительно посвящена университету; один только год М. преподавал органическую химию на так называемых владимирских курсах, из которых впоследствии возникли высшие женские курсы. Говоря о преподавательской деятельности, нужно коснуться постройки новой химической лаборатории спб. унив. М. был председателем образованной при физико-математическом факультете комиссии для выработки проекта лаборатории, был командирован за границу, вместе со строителем лаборатории, архит. академиком А. Ф. Красовским, для осмотра лучших лабораторий и был членом комиссии, которая заведовала постройкой лаборатории. Ученые труды М. обнимают различные области химии. В первые годы ученой деятельности, в исследовании фосфористой кислоты, М. сделал попытку приложения к изучению неорганических кислот методов, в то время выработанных при органических спиртокислотах. Последующие работы были по органической химии и имели предметом исследование производных мочевой кислоты и вообще амидов кислот. С начала семидесятых годов М. работает по физической химии, разрабатывая различные вопросы химической механики. За исследование влияния изомерии спиртов и кислот на образование сложных эфиров русское физико-химическое общество присудило М., в 1878 г., премию имени Н. Н. Соколова. В 1868 г. основалось русское химическое общество: М. был избран делопроизводителем, которым и состоял до 1891 г. Со дня основания химического общества М. состоит редактором журнала физико-химического общества. М. состоит почетным членом многих ученых обществ, русских и заграничных. Британская ассоциация для споспешествования наук и юго-славянская акд. в Загребе избрали М. членом-корреспондентом. М. состоял сначала секретарем физикоматематического факультета, а потом выборным деканом с 1879 по 1887 г. Пятое трехлетие М. посвящает свой досуг обществу вспомоществования студентам спб. унив. и состоит товарищем председателя комитета. В качестве землевладельца, М. состоит гласным Лужского уездного земского собрания, гласным спб. губернского земского собрания от Лужского у. и членом губернского училищного совета. Отдельно изданы были следующие сочинения: «Аналитическая химия» (1 изд., СПб., 1871; 7 изд., 1894); «Лекции органической химии» (1 изд., 1883; СПб., 3 изд., 1896), «Очерк развития химических воззрений» (СПб., 1888). Из многочисленных ученых работ приводим названия некоторых: «О водороде фосфористой кислоты, неспособном к металлическому замещению при обыкновенных условиях для кислот» (СПб., 1866, дисс. на степ. магистра химии), «Синтез и свойства уреидов» (СПб., 1869; дисс. на степ. доктора химии), «Амиды и анилиды янтарной кислоты, их свойства и взаимные отношения» («Жур. Рус. Хим. Общ.», Ill), «Влияние изомерии спиртов и кислот на образование сложных эфиров»: этому вопросу посвящен М. длинный ряд работ за период 1877 – 91 гг. (см. «Жур. Рус. Физ. Хим. Общ.», IX – XIV, XXIII), «О скоростях образования сложных эфиров» (там же, XIX), «Исследование образования и распадения амидов и анилидов кислот» (там же, XIV, XVI, XVII), «О влиянии индифферентных растворителей на течение реакций, в них происходящих» (там же, XIX, XXIII), «О величинах сродства галоидгидринов и аминов» (там же, XXII), «О скоростях образования аминов» (там же, XXVI). Полный перечень трудов М. помещен во 2-м томе «Биографического Словаря, профессоров спб. университета».
Меньерова болезнь
Меньерова болезнь – получила свое название по имени д-ра Meniere, французского врача, который впервые описал это своеобразное страдание в 1861 г. Оно выражается главным образом в том, что субъект, по-видимому, совершенно здоровый, вдруг подвергается приступу сильнейшего головокружения, сопровождаемого шумом в ушах и рвотой, теряет равновесие и падает. Подобные приступы повторяются периодически, весьма неожиданно, а между ними у субъекта не обнаруживаются болезненные явления, за исключением тугости слуха. Причину этих припадков надо предполагать в заболевании так назыв. внутреннего уха, т. е. того отдела слухового органа, в котором разветвляются окончания слухового нерва. Есть основание думать, что здесь же лежат органы, имеющие близкое отношение к функции равновесия тела, и этой связью объясняется совпадение симптомов со стороны слуха и со стороны нарушения равновесия. Болезнь эта сама по себе неопасна для жизни, и встречается много случаев, протекающих легко и поддающихся лечению, но она всегда требует большого внимания и тщательного исследования, так как подобные припадки могут обусловливаться и другими болезненными процессами, нередко страданиями самого мозга.
Мерв
Мерв (Старый Мерв). – Под этим именем была известна с древнейших времен страна, расположенная в низовье р. Мургаб, в Средней Азии; впоследствии то же название было нередко приурочиваемо к одному из главных городов этой страны, в 1790 г. разрушенному бухарцами, причем и значительная часть цветущего Мервского оазиса, вследствие уничтожения Султанбендской плотины на р. Мургабе, питавшей оросительные каналы, подверглась запустению, в котором остается и поныне. От прежнего величия М. остались лишь следы ирригационных канав в восточной, пустынной ныне части Мервского оазиса и развалины домов, мечетей, стен, укреплений, городищ, мавзолеев, гробниц и пр., покрывающие десятки квадратных верст в окрестностях ст. Байрам-Али Закаспийской жел. дор. Скудное население М., изнемогая в борьбе с недостатком воды, частью разбрелось в разные стороны, частью же стало группироваться (в первой четверти текущего столетия) в зап. части Мервского оазиса, где возник с течением времени М. Новый. Расположенный между Ираном и Тураном, странами разноплеменными и постоянно враждовавшими между собой, М., в течение многих веков своего существования, то достигал значительного благоденствия и довольно высокой культуры, то подвергался страшным опустошениям и становился обиталищем полудиких разбойничьих племен, наводивших ужас на оседлое население соседних стран. В последнем фазисе М., в 1884 г., был присоединен к России. В первый раз имя М. встречается в форме «Моуру» (Мар, Моур у туркмен; Марпана у класич. писат.; в восточной литературе М. придаются иногда эпитеты: Шахджан – царская душа или Шахджехан – царь Mиpa) в священных книгах персов (Вендидад), где о М. говорится как о третьем (Балх, Герат) месте изобилия, созданном Ормуздом. Древнейшая история М., до первых столетий христианской эры, в сущности неизвестна и составляет лишь предмет более или менее удачных догадок. В начале IV в. несториане имели в М. своих епископов. В VII в. христианство стало здесь исчезать под влиянием исламизма, установившегося окончательно в X в., под владычеством арабов. В начале XI в. М. становится столицей сельджуков, из которых в особенности замечателен султан Санджар (ум. в 1157 г.), много способствовавший украшению М. и построивший Султанбендскую плотину на Мургабе (развалины мавзолея султана Санджара – одни из самых грандиозных и интересных в Старом М. и поныне). В начале XIII в. богатый и цветущий М. был взят и разорен Тулиханом, сыном Чингиза; по преданию, тогда погибло до 1300000 жит. После этого страшного погрома город М. возродился лишь через 200 лет, когда Шахрох, сын Тимура, был назначен правителем Хорасана (1396). В конце XV в. М. овладели узбеки, которых в 1510 г. сменили персы. В течение почти трех веков, до погрома 1790 г., М., отчасти вместе с Хорасаном, находился попеременно то под властью Персии, Бухары, Хивы, и отчасти Афганистана, то пользовался самостоятельностью. См. «Материалы по археологии России, № 16. Древности Закасп. края: Развалины Старого М.», проф. В. А. Жуковского, с рисунками и таблицами.
В. М.
Мережковский Дмитрий Сергеевич
Мережковский (Дмитрий Сергеевич) – известный поэт. Род. в 1866 г. Отец его занимал видное место в дворцовом ведомстве. Окончил курс на историкофилологическом факультете Спб. университета. Уже в 15 лет помещал стихи в разных изданиях. Первый сборник стихотворений М. появился в 1888 г., второй, «Символы», в 1892 г. (СПб.). Очень много М. переводит с греч. и латинского: в «Вестн. Европы» 90-х гг. напечатан ряд его стихотворных переводов трагедий Эсхила, Софокла и Еврипида. Отдельно вышли «Дафнис и Хлоя» Лонга (СПб., 1896). М. часто выступает и со статьями критич. характера: в «Сев. Вестнике», «Рус. Обозрении», «Труде» и др. напечатаны его этюды о Достоевском, Пушкине, Майкове, Короленко, Кальдероне, французских неоромантиках, Ибсене и др. В 1893 г. издана им книга «О причинах упадка современной рус. литературы». В «Сев. Вестн.» 1895 г. М. с большим успехом дебютировал на поприще исторического романа «Отверженным» (отд. СПб., 1895). Отличительные черты разнообразной и плодотворной деятельности М. – преобладание надуманности над непосредственным чувством. Обладая обширным литературным образованием и внимательно следя за европейским литературным движением, М. часто вдохновляется настроениями книжными. Стих его изящен, но образности и одухотворения в нем мало и, в общем, его поэзия не согревает читателя. Он слишком часто останавливается на темах, не соответствующих свойствам его суховатого дарования, и потому впадает в ходульность и напыщенность. По содержанию своей поэзии, М. сначала тесно примыкал к Надсону. Не будучи «гражданским» поэтом в тесном смысле слова, он, однако, охотно разрабатывал такие мотивы как верховное значение любви к ближнему («Сакья Муни»), прославлял готовность страдать за убеждения («Аввакум») и т. п. На одно из произведении первого периода деятельности М. – поэму «Вера» – выпал самый крупный литературный успех. Чрезвычайная простота сюжета, разработанного без всяких потуг сказать что-нибудь необыкновенное, давала автору возможность не напускать на себя никаких чрезвычайных чувств, а живые картины умственной жизни молодежи начала 80-х гг. сообщают поэме значение серьезного воспроизведения эпохи. Поэма полна юношеской бодрости и заканчивается призывом к работе на благо общества. С конца 80-х гг. М. захватывает волна символизма и нитцшеанства. Этот поворот невыгодно сказался на его поэтической деятельности. Мистицизма или хотя бы романтизма в ясном до сухости писательском темпераменте М. совершенно нет, почему и «символы» его переходят в ложный пафос и мертвую аллегорию. Историческому роману М., представляющему собою начало широкой, хотя и весьма искусственно задуманной трилогии («Юлиан Отступник», «Возрождение», «Петр и царевич Алексей»), некоторые стороны нитцшеанства – именно его вполне свободное отношение к древнему язычеству – сообщили, однако, очень крупный размах. В романе масса предвзятости, психология Юлиана неясна и полна крупнейших противоречий, но отдельные подробности разработаны порой превосходно. «Отверженный» занимает видное место в ряду наших исторических романов и по глубокому проникновению автора духом эллинизма, и по отсутствию шаблонных приемов. Это результат тщательного ознакомления с древней и новой литературой о Юлиане и поездки автора в Грецию. В критических этюдах своих М. отстаивает те же принципы, которых практически держится в творческой деятельности. Вот почему в первых его статьях, напр. о Короленко, еще чувствуется струя народничества 70-х и начала 80-х гг., почти исчезающая в книжке «О причинах упадка современной литературы», а в новейших его статьях уступающая место не только равнодушию к прежним идеалам, но даже какому-то вызывающему презрению к ним. Мораль нитцшевских «сверхчеловеков» поразила воображение впечатлительного поэта, и он готов отнести стремление к нравственному идеалу к числу мещанских условностей и шаблонов. Из критических этюдов М. наибольший шум возбудила книжка «О причинах упадка современной русской литературы». В ней немало метких характеристик современных литературных деятелей, но общая тенденция книжки неясна, потому что автор еще не решался вполне определенно поставить скрытый тезис своего этюда – мысль о целебной силе символизма. М. – решительный враг «тенденциозной» и утилитарной школы русской критики последних 40 лет, но собственные его статьи очень тенденциозны, потому что не столько посвящены характеристике разбираемого писателя, сколько служат поводом защищать любимые положения и настроения автора. Так, весь поглощенный теперь подготовительными работами для второго романа трилогии, он в блестящем, но крайне парадоксальном этюде о Пушкине (сборник П. Перцова, «Философские течения русской поэзии») находит в самом национальном русском поэте «флорентинское» настроение.
С. В.
Меридианы
Меридианы – воображаемые линии на земной поверхности, происходящие от пересечения ее плоскостями, проходящими через ось вращения земли. Служат для построения географических карт и для счета долгот; для последней цели один из меридианов, называемый первым, принимается начальным. За первый М. принимают обыкновенно проходящий через главную обсерваторию страны, например в России – М., проходящий через центр средней башни Пулковской обсерватории.
Мериме
Мериме (Проспер Merimee, 1803 – 70) – знаменитый франц. писатель, член франц. акд. Родившись в семье образованного ученого (химика) и живописца, Жана Франсуа Леонора М. (жена которого, мать писателя, также с успехом занималась живописью), сторонника нового порядка вещей, воспитанного в духе идей XVIII в. – молодой М. рано развил в себе изящный вкус и культ искусства. Окончив курс юридических наук в Париже, он был назначен секретарем графа д'Арту, одного из министров июльской монархии, а затем главным инспектором исторических памятников Франции. На этом посту он много способствовал сохранению исторических достопамятностей. Во время своего первого путешествия в Испанию, в 1830 г., М. подружился с графом де Теба и его женой, дочь которых, Евгения, стала впоследствии императрицей французов. М., в качестве старого друга семейства графини Монтихо, был во время второй империи близким человеком при тюильрийским дворе; императрица Евгения питала к нему сердечную привязанность и относилась как к отцу. В 1853 г. М. был возведен в звание сенатора и пользовался полным доверием и личной дружбой Наполеона III. Служебная карьера и политика играли, впрочем, второстепенную роль в жизни и деятельности такого писателя-художника, каким по призванию был М. Еще изучая право в Париже, М. подружился с Ампером и Альбером Штапфером. Последний ввел его в дом своего отца, собиравшего у себя кружок людей, преданных наукам и искусствам. На его литературных вечерах бывали не одни французы, но также англичане, немцы (Гумбольдт, Моль) и даже русские (С. А. Соболевский, Мельгунов). У Штапфера М. сошелся и подружился с Бейлем (Стендалем) и Делеклюзом, заведовавшим отделом критики в «Revue de Paris». Литературные вкусы и взгляды М. сложились под влиянием Штапферов и кружка Делеклюза. От них он заимствовал интерес к изучению литератур других народов. Универсальность литературного образования М. заметно выделяла его из среды других французских писателей того времени. М. один из первых во Франции оценил достоинство нашей литературы и стал учиться по-русски, чтобы читать в подлиннике произведения Пушкина и Гоголя. Он был большим почитателем Пушкина, которого переводил для французской публики и оценке которого посвятил превосходный этюд. По отзыву И. С. Тургенева, лично знавшего М., этот французский академик, в присутствии чуть ли не самого Виктора Гюго, называл Пушкина величайшим поэтом нашей эпохи, наравне с Байроном. У Пушкина – говорил и писал М., – удивительное сочетание формы и содержания; в его стихах, чарующих своей изящной прелестью, всегда более содержания, чем слов, как и у Байрона; поэзия расцветает у него как бы сама собою из самой трезвой правды. На литературном поприще М. дебютировал очень рано, когда ему было всего 20 лет. Первым его опытом была историческая драма «Кромвель». М. прочел ее в кружке Делеклюза; она заслужила горячие похвалы Бейля, как смелое отступление от классических правил единства времени и действия. Несмотря на одобрение кружка друзей, М. остался недоволен своим первым произведением, и оно не попало в печать, так что трудно судить о достоинстве его (это было еще до литературной революции, предпринятой В. Гюго). В 1825 г. М. написал несколько драматических пьес и напечатал их под заглавием: «Theatre de Clara Gazul», заявляя в предисловии, что эти пьесы переведены им с испанского и принадлежат перу неизвестной актрисы странствующей труппы; к некоторым экземплярам даже был приложен ее портрет, т. е. портрет М. в женском платье. Ампер провозгласил, во влиятельном тогда «Globe», что в лице автора «Theatre de Clara Gazul» во Франции появился сын Шекспира. Второе литературное произведение М., появившееся в печати, было также мистификацией: это его знаменитая «Guzla» (Страсбург, 1827; 2 изд. Пар., 1842: «Guzla ou choix des Poesies Illyriques recueillies dans la Dalmatie, la Bosnie, la Croatie et l'Herzegowine»). Книга эта наделала много шума в Европе и считается одним из образцов ловкой и остроумной подделки народных мотивов. Приложенная к «Гузле» биография Маглановича и почти все примечания к ней издателя составлены на основании «Путешествия по Далмации» аббата Форти («Voyage en Dalmatie», перевод с итальянского издания, Берн, 1778). Подделка М. ввела в заблуждение многих, в том числе Мицкевича и Пушкина. Немецкий ученый Герхард написал М., что ему удалось в прозе «Гузлы» открыть самый размер иллирийского стиха. Гёте поместил в одной немецкой газете разбор «Гузлы», в котором выразил сомнение в подлинности песен далматинского барда; но в книге Опостена Филона «Merimee et ses amis» (Пар., 1894), напечатаны неизданные доселе письма М. к Штапферу, из которых видно, что проницательность Гёте объясняется весьма просто – М., посылая ему «Гузлу», довольно ясно намекнул, что он сам автор этих песен. В письме М. к Соболевскому от 18 января 1835 г., написанному по просьбе Пушкина, М. объясняет, что поводом к составлению «Гузлы» послужило желание осмеять господствовавшее тогда стремление к местному колориту (couleur locale) и добыть средства для путешествия в Италию. Тоже объяснение М. повторил во втором издании «Гузлы». Французские биографы М., напр. Филон, приходят в изумление от искусства, с которым 23-летний парижанин сумел извлечь из жалких материалов яркие и верные краски ддя выражения мотивов совершенно незнакомой и чуждой ему народной поэзии. Необходимо, однако, принять во внимание обстоятельство, упускаемое из вида французскими биографами: несколько лет своего раннего детства М. провел в Далмации, где отец его состоял при маршале Мармоне. За «Гузлой» последовали сцены из феодальной жизни «Jacquerie» (1828) и драма «Famille Carvajal», исторический ром. «Chronique du temps de Charles IX» и рассказ «Mateo Falcone» (1829). М. в это время деятельно сотрудничал в «Revue de Paris» и «National» и состоял в самых близких отношениях с редакциями этих изданий, имевших оппозиционный характер. В сентябрьской книжке «Revue de Paris» за 1829 г. напечатан превосходный рассказ М. «Prise de la redoute»; особенно замечательно мастерство трезвой правды в изображении сцен войны, в которой он никогда не участвовал. В той же «Revue» напечатаны повесть «Tamango» и «Перл Толедо». В 1830 г. М. написал повесть «Vase etrusque» и ряд писем из Испании, напечатанных в «Revue de Paris». В журнал «Артист» за 1831 г. он напечатал статьи о Мадридском музее, а в 1839 г. «Jacqueline» (повесть) и рассказ «Double meprise». В 1834 г. М. перешел в «Revue des deux Mondes» и напечатал здесь повесть «Ames du purgatoire», свидетельствующую о мастерском изучении быта и нравов Испании. Реставрация памятников искусства поглощает почти все его время и в течение трех лет он пишет всего одну повесть «Venus d'Ille», напечатанную в «Revue de deux Mondes» за 1837 г. В конце 1839 г. М. предпринял поездку на о-в Корсику. Результатом этой поездки были «Notes de Voyage en Corse» (П., 1840) и превосходная повесть «Colomba» (в «Revue des deux Mondes» за 1840 г.), до сих пор сохранившая всю свою прелесть и свежесть. Отшлифованная по общему шаблону жизнь больших городов, центров цивилизации, была противна М.; он почти никогда не посвящал свое перо, как художник, изображению этой неблагодарной для искусства, по его выражению, среды. Его всегда гораздо более привлекали дикие, самобытные нравы, сохранившие своеобразный и яркий цвет старины. Именно потому ему так удалось описание корсиканских нравов, а также образ цыганки Кармен, в известной новелле этого имени. Затем М. издал несколько сочинений по истории Греции, Рима и Италии, основанных на изучении источников. Его история Дона Педро I, короля Кастилии, пользуется уважением даже среди специалистов. Когда собственно М. заинтересовался русской литературой, в точности сказать нельзя. Из его переписки с графиней Монтихо видно, что в конце 40-х гг. он уже серьезно занимался ею. В 1849 г. он перевел «Пиковую Даму» Пушкина, а в 1851 г. поместил в «Revue des deux Mondes» интересный этюд о Гоголе. В 1853 году вышел его перевод «Ревизора». «Истории Петра Великого» Устрялова М. посвятил несколько статей в «Journal des Savants»; там же он напечатал несколько очерков из истории нашего казачества («Les Cosaques d'autrefois» – Стенька Разин, Богдан Хмельницкий). История Смутного времени особенно его занимала; он написал «Le faux Demetrius» и затем воспользовался изучением этой эпохи для художественного ее изображения, в драматических сценах: «Les Debuts d'un Aventurier» («Revue des deux Mondes» 1 декабря 1852). М. был большим почитателем И. С. Тургенева и написал предисловие к французскому перев. «Отцов и детей», вышедшему в Париже в 1864 г. Последняя повесть, изданная при жизни М., была «Lokis». После смерти М. изданы «Dernieres nоvelles» (1873: между ними лучший рассказ «Chambre bleue») и его письма. Его «Lettres а une inconnue» (1874), с предисловием Тэна, выдержали несколько изданий. В 1875 г. изд. «Lettres a une autre inconnue». Ср. Tamisier, «М. l'ecrivain et l'homme» (1875); Tournex, «Bibliographie de M.» (1876); его же, «Prosper М.» (1879); D'Haussonville, «Prosper M.» (1888); Brandes, в 5 т. его «Haupstromungen etc.» Повести М. переводились на рус. яз. «Илльская Венера» (в «Библ. для чт.», 1837); «Коломба» (т. ж. 1840), "Двойная ошибка «Современник» 1847), «Варфоломеев. ночь» (в «Истор. Вестн.» 1882), и «Кармен» в «Дорож. Библ.» (1890) и др.
П. Матвеев.
Меристема
Меристема (ботан.) – образовательная зачаточная ткань, не обнаруживающая дифференцировки; состоит из клеток, способных делиться.
Меркурий
Меркурий (Mercurius, Mircurius, Mirquurius) – италийский бог, покровитель торговли. Культ его получил распространение лишь после развития Римом торговых сношений с соседними народами, т. е. в эпоху Тарквиниев, к которой относится первый торговый трактат между Карфагеном и Римом. Появление греческих колоний на Ю Италии и распространение греческой промышленности и торговли принесло к римлянам новые религиозные представления, которыми римляне воспользовались для символического обозначения своих религиозных понятий. Официально М. был принят в число италийских богов в 495 г., после трехлетнего голода, когда одновременно с введением культа М. были введены культы Сатурна, подателя хлеба, и Цереры. Храм в честь М. был освящен в майские иды 495 г.; тогда же был упорядочен хлебный вопрос (annona) и учреждено сословие купцов, носивших название mercatores или mercuriales. С течением времени из бога хлебного дела М. сделался богом торговли вообще, богом розничной продажи, всех лавочников и разносчиков. В майские иды купцы приносили М. и матери его Мае жертвы, стараясь умилостивить божество хитрости и обмана, которыми сопровождалась всякая торговая сделка. Недалеко от porta Сареnа был источник, посвященный богу, откуда купцы в этот день черпали воду, погружали в нее лавровую ветвь и кропили себе голову и товары, с соответствующими молитвами, как бы смывая с себя и товаров вину содеянного обмана. Символом мирных сношений бога был кадуцей. Позднее, вместе с торговыми сношениями, культ М. распространился по всей Италии и по провинциям, особенно в Галлии и Германии, где находят много его изображений. Ср. Preller, «Romische Mythologio» (Б., 1881).
Н. О.
Меркурий
Меркурий – планета, ближайшая к солнцу и известная уже в древности. Будучи, подобно Венере, то утренней, то вечерней звездой, М. казался грекам двумя различными светилами; как утреннее он назывался Аполлоном, как вечернее – Меркурием. У египтян и индусов М. имел также по два разных названия. Так как орбита М. лежит внутри орбит всех прочих планет, то для жителей земли М. видим всегда вблизи Солнца и наибольшее удаление его от этого светила, смотря по обстоятельствам, не превышает 18 – 28° и вот почему в средних широтах, при ярком свете сумерек, М. весьма редко видим невооруженными глазами; известно, что Коперник на смертном одре сокрушался, что не удалось ему видеть эту планету. Самое благоприятное время для наблюдений М. – во время весенних элонгаций вечером, после захода Солнца. Движение М. около Солнца совершается почти в 88 дней по весьма растянутой орбите, наклоненной к плоскости эклиптики под углом в 7°; эксцентриситет орбиты равен 0,206, а среднее расстояние от Солнца 0,387 расстояния Земли от Солнца. Видимый диаметр М., в зависимости от изменений расстояния планеты от Земли, колеблется в пределах от 5° до 13°, а истинный равен 0,373 диаметра Земли или около 4600 км. Объем планеты равен 0,05 объема Земли; масса же около 0,06, так что плотность планеты равна 1,17 плотности Земли (уд. вес = 6,45) и, следовательно, это самое плотное тело из всех известных нам небесных светил. Альбедо (отражательная поверхность) М. незначительно; поверхность планеты, по-видимому, покрыта густой атмосферой и нам неизвестно распределение на ней суши и воды. Поэтому и время оборота планеты вокруг оси еще не установлено: по прежним наблюдениям Шрётера и др. время вращения равно 24 час. 5 мин., по новейшим наблюдениям Скиапарелли – 88 дням, т. е. равно времени обращения планеты около Солнца. Как нижняя планета, М. проходит иногда перед диском Солнца, но эти прохождения не представляют такого научного интереса, как прохождения Венеры. Из наблюдавшихся, первое прохождение было 7 ноября 1631 г., последнее 10 ноября 1894 г.
В. В. В.
Меровинги
Меровинги – династия франкских королей. Разделившись на две ветви, – салийскую и рипуарскую, – франки утвердились на СВ Галлии. После первого исторического конунга, Хлодиона, предание называет королем салийских франков Меровея (в середине V в), от которого будто бы получила свое название династия М. Вполне историческим лицом является Хильдерик, сначала бежавший из своего государства, из-за возмущения недовольных франков. Известна его борьба с Егидием, после победы над аллеманами в 71 г. его сын Хлодвиг (481 – 511) был истинным основателем франкского королевства; он объединил под своей властью салических и рипуарских франков. После смерти Хлодвига наступает удельный период, так как он разделил свои владения между четырьмя сыновьями. Каждый из них пользовался самостоятельной властью, но владения их составляли одно неразрывное целое. Почти все правление сыновей Хлодвига прошло в беспрестанных войнах с внешними врагами и междоусобицах. В 558 г. вся Галлия соединилась под властью Хлотаря I, владевшего ею до своей смерти в 561 г.; затем она вновь разделилась между 4 его сыновьями, а затем составила три государства – Бургундию, Австразию и Нейстрию. Королевский дом М. в это время (561 – 618) представляет ужасную картину преступлений, насилий и убийств. Особенно характерна кровавая борьба двух королев – Брунегильды и Фредегонды. В 613 г. сын Фредегонды, Хлотарь II (618 – 628), объединил под своей властью все три королевства, и удельный период окончился. С этого же времени власть М. заметно ослабевает, права короля ограничиваются, постепенно усиливаются магнаты, которые в лице майордомов захватывают, наконец, в свои руки верховную власть и начальство над войском. В 629 г. умер Хлотарь II, оставив двух сыновей – Дагоберта и Хариберта. Королем Австразии и Бургундии был признан Дагоберт (629 – 638), опять соединивший под своей властью все 3 государства. Секуляризация церковных имуществ, произведенная Дагобертом, вызвала неудовольствие духовенства, и Меровинги лишились и последней своей поддержки. Преемники Дагоберта были люди совершенно незначительные, неспособные к правлению. Начинается период ничтожества М. и господства майордомов. Майордом Пипин Короткий, подавив внешних и внутренних врагов, решился уничтожить и саму фикцию королевской власти М. Посоветовавшись с папой Захарией II, Пипин был помазан и провозглашен королем; последнему М., Хильдериху III, он остриг волосы и заключил в монастырь (ноябрь 751 г.). Событие это не произвело на современников никакого впечатления. Источники для эпохи М.: Григорий еп. Турский («Hisloria ecclesiastica Francorum»), и продолжатель его Фредегарий. Блестящее изложение внутренней истории М. у Авг. Тьерри, «Recils des temps Mer'ov.» (есть рус. перев.). См. еще Loebell, «Gregor vou Tours und seine Zeil»; Petigny, «Etudes sur l'epoque Merov.» Lehuerou, «Histoire des institutions Merov. et Carol.»; Huschberg, «Geschichte der Allem. und Fianken».
П. E.
Мертвое море
Мертвое море (в Библии Соленое море или озеро пустыни, у греков Асфальтовое море, у арабов Бар Лут [Лотово море]) – внутреннее соленое озеро в юго-восточной части Палестины. Длина с С на Ю около 76 км, ширина около З,5 – 16 км; полуостровом Лисан делится на два бассейна. Глубина северного бассейна в среднем около 329 м (наибольшая глубина 399 м), в южн. глубина не превышает 3,6 м. Высота уровня воды изменяется по временам года. М. море лежит ниже уровня Средиземного моря на 394 м. Вода М. моря насыщена солями (около 25% хлористый натрий, кальций и магнезия) до такой степени, что рыбы не могут жить в ней. Удельный вес воды (1,66) так высок, что попадающие в воду органические тела не тонут. На значительном пространстве вокруг М. моря земля покрыта солью. Плавающий на поверхности асфальт вытекает из береговых ущельев. В М. море впадает Иордан и несколько незначительных речек. По библейским сказаниям, на месте М. моря находилась плодородная долина Сиддим с гг. Содом и Гоморра. Ср. Hull, «Memoir on the geology and geography of Arabia Petraea» (1886); Luyues, «Voyage d'exploration de la mer Morte»; De Saulcy, «Voyage autour de la mer Morte» (1858).
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close