Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:37
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Мотет
Мотет (Motetto – итал., Motet – франц.) – хоровое полифоническое сочинение на изречение из Библии, в имитативном стиле. Происхождение М. весьма старинное; многие считают родоначальником его Франкона Кёльнского; настоящее развитие он получает в XV и XVI ст. У Палестрины M. состоит из двух частей. М. достиг высшего художественного развития у И.-С. Баха.
Мотыль
Мотыль – рыболовное название личинки комара-толкунчика или долгоножки, употребляемой как насадка на крючки при ловле мелкой рыбы: плотвы, ельца, подуста, ерша и др. М. добывается в реках и прудах из ила, который зачерпывается решетами или продырявленными ведрами, насажанными на длинные палки, и затем промывается; сохраняется в прохладном месте в тряпках или в банках с мхом, а также спитым чаем. Поставщики М. продают его «узлами» (вместимостью около стакана), по 15 – 20 коп. за узел, при мелкой же продаже торговцы выручают за эту меру до 11/2 р. Всего М. продается в Москве более чем на 10000 р. в год.
Моцарт
Моцарт (Johaun-Chrisostomus-Wolfgang-Amadeus Mozart) – знаменитый немецкий композитор, род. в Зальцбурге 27 янв. 1756 г., ум. 5 дек. 1791 г. в Вене. Уже в раннем детстве М. поражал феноменальным музыкальным развитием; трех лет от роду он играл на клавесине, с замечательной быстротой запоминая сыгранные ему произведения, а четырех лет импровизировал. В Лондоне малолетний М. был предметом научных исследований, а в Голландии, где во время постов строго изгонялась музыка, для М. было сделано исключение, так как в его необычайном даровании духовенство усматривало перст Божий. В 1762 г. отец М., бывший единственным его учителем, предпринял с сыном и дочерью Анной, также замечательной исполнительницей на клавесине, артистическое путешествие в Мюнхен и Вену, а затем и во многие др. города Германии, в Париж, Лондон, в Голландию, Швейцарию. Всюду М. возбуждал удивление и восторг, выходя победителем из труднейших задач, которые ему предлагались специалистами. В 1763 г. изданы в Париже первые сонаты М. С 1766 по 1769 г., живя в Зальцбурге и Вене, М. изучал Баха, Генделя, Страделлу, Кариссими, Дуранте и других великих мастеров. По желанию императора Иосифа II М. написал за несколько недель оперу «La Finta semplice», но члены итальянской труппы, в руки которых попало это произведение 12-летнего композитора, не пожелали исполнять музыку мальчика, и их интрига оказалась настолько сильной, что отец М. не решился настаивать на исполнении оперы. 1770 – 74 гг. М. провел в Италии. В Милане, несмотря на разные интриги, опера М. «Mitridate, Re di Ponto», поставленная в 1771 г., была принята публикой с энтузиазмом. С таким же успехом была дана и вторая опера М., «Lucio Sulla» (1772). Для Зальцбурга М. написал «Il sogno di Scipione» (по поводу избрания нового архиепископа, 1772), для Мюнхена – оперу «La bella finta Giardiniera», 2 мессы, офферторий (1774). Когда ему минуло 17 лет, среди его произведений насчитывались уже четыре оперы, несколько духовных стихотворений, 13 симфоний, 24 сонаты, не говоря о массе более мелких композиций. В 1775 – 1780 гг., несмотря на заботы о материальном обеспечении, бесплодную поездку в Мюнхен, Мангейм и Париж, потерю матери, М. написал, между прочим, 6 сонат, пьесу для арфы, большую симфонию в re, прозванную парижской, несколько духовных хоров, 12 балетных номеров. В 1779 г. М. получил место придворного органиста в Зальцбурге. 26 января 1781 г. была представлена в Мюнхене с огромным успехом опера М. «Идоменей», которую сам автор ценил чрезвычайно высоко, ставя в уровень с «Дон Жуаном». С «Идоменея» начинается реформа лирико-драматического искусства. В этой опере видны еще следы староитальянской opera seria (большое число колоратурных арий, партия Идоманты, написанная для кастрата), но в речитативах и в особенности в хорах ощущается новое веяние. Большой шаг вперед замечается и в инструментовке. Во время пребывания в Мюнхене М. написал для мюнхенской капеллы офферторий «Misericordias Domini» – один из лучших образцов церковной музыки конца XVIII ст. С каждой новой оперой творческая сила и новизна приемов М. выступали все ярче и ярче. Опера «Похищение из Сераля» («Die Entfiihrung aus dem Serail»), написанная по поручению имп. Иосифа II в 1782 г., была принята с энтузиазмом и вскоре получила большое распространение в Германии, где ее, по духу музыки, стали считать первой нем. оперой. Она была написана во время романической любви М., похитившего свою невесту, Констанцию Вебер, и тайно обвенчавшегося с ней. Несмотря на успех М., его материальное положение было не блестящее. Оставив место органиста в Зальцбурге и пользуясь скудными щедротами венского двора, М. для обеспечения своей семьи должен был давать уроки, сочинять контрдансы, вальсы и даже пьесы для стенных часов с музыкой, играть на вечерах венской аристократии (отсюда его многочисленные концерты для фортепиано). Оперы «L'oca del Cairo» (1783) и «Lo sposo deluso» (1784) остались неоконченными. В 1783 – 85 гг. созданы М. шесть струнных квартетов, которые он, в посвящении Гайдну, называет плодами долгого и тяжкого труда. К этому же времени относится его оратория «Davide penitente». С 1786 г. начинается необычайно плодовитая и неустанная деятельность М., которая была главной причиной расстройства его здоровья. Примером невероятной быстроты сочинения может служить опера «Свадьба Фигаро», написанная М. в 1786 г. за шесть недель и тем не менее поражающая мастерством формы, совершенством музыкальной характеристики, неиссякаемым вдохновением. В Вене успех «Свадьбы Фигаро» был сомнительный, но в Праге она вызвала восторг. Не успел да-Понте закончить либретто «Свадьбы Фигаро», как ему пришлось, по требованию М., спешить с либретто «Дон Жуана», которого М. писал для Праги. Это великое произведение, имеющее глубокое значение в музыкальном искусстве, появилось впервые в 1787 г. и имело в Праге еще больший успех, чем «Свадьба Фигаро». Гораздо меньший успех выпал на долю этой оперы в Вене, вообще относившейся к М. холоднее, чем другие музыкальные центры. Звание придворного композитора, с содержанием в 800 флоринов (1787), было весьма скромной наградой за все труды М. Все-таки он был привязан к Вене, и когда в 1789 г., посетив Берлин, получил приглашение стать во главе придворной капеллы ФридрихаВильгельма II с содержанием в 3 тыс. талеров, то не решился променять Вену на Берлин. После «Дон Жуана» М. сочиняет три наиболее замечательные симфонии: mi bemol шаjeur, sol mineur и do majeur, написанные в течение полутора месяцев в 1788 г.; из них в особенности знаменита последняя, называемая «Юпитером». В 1789 г. М. посвятил прусскому королю струнный квартет с партией концертирующей виолончели (гe majeur). После смерти Иосифа II (1790) материальное положение М. оказалось настолько безвыходным, что он должен был уехать из Вены от преследований кредиторов и артистическим путешествием хоть немного поправить свои дела. Последними операми М. были «Cosi fan tutte» (1790), прекрасной музыке которой вредит слабое либретто, «Милосердие Тита» (1791), заключающая в себе чудные страницы, несмотря на то, что была написана за 18 дней для коронация императора Леопольда II, и, наконец, «Волшебная флейта» (1791), имевшая успех колоссальный, чрезвычайно быстро распространившийся. Эта опера, в старых изданиях скромно названная опереттой, вместе с «Похищением из Сераля» послужила основанием самостоятельного развития национальной немецкой оперы. В обширной и разнообразной деятельности М. опера занимает самое видное место. Мистик по натуре, он много работал для церкви, но великих образцов в этой области он оставил немного: кроме «Misericordias Domini» – «Ave verum corpus» (1791) и величественно-горестный реквием, над которым М. в последние дни жизни работал неустанно, с особенной любовью. Помощником М. в сочинении реквиема был ученик его Зюссмейер, и ранее принимавший некоторое участие в сочинении оперы «Милосердие Тита». Нельзя сказать, чтобы М.-симфонист стоял также высоко, как творец бессмертных опер. В его фортепианной литературе замечается смесь гениальных идей с общими местами, глубочайших чувств – с дешевою шутливостью, искусства – с небрежной работой. Много драгоценного можно найти в его квартетах и квинтетах, а среди его 49 симфонии выше всего стоят лирическая симфония в mibemol majeur, патетическая в sol-mineur и этическая в do-majeur, написанные в 1788 г. М. проявлял свое творчество во всех родах музыки; с его именем соединяется представление о всеобъемлющем музык. гении. Выдающаяся черта всех его творений – задушевность. У М., как человека с незначительным научным образованием, круг идей был не столь обширен как у Бетховена, но по выразительности музыку М. верно назвали в Германии «музыкой души»: в ней отразилась вся прекрасная, любящая, искренняя натура М. От чувства изящного М. никогда не отступал, оставаясь верным следующему взгляду, высказанному им в письме к отцу: «Страсти не должны быть выражаемы так сильно, чтобы возбуждать отвращение; музыка, даже при самых ужасных ситуациях, никогда не должна оскорблять слуха, но обязана ему доставлять наслаждение». В смысле изучения лучших образцов музыкальной литературы, главными учителями М. были в области духовной музыки – Бах и Гендель, в области оперы – Глюк, в инструментальной музыке – Гайдн. О М., как об исполнителе на клавесине, современники его говорили в следующих выражениях: «Легкость невероятная, в особенности левой руки, тончайшая нежность, выразительность самая изящная, чувство, трогавшее сердце до глубины – таковы были качества исполнения М. Вместе с богатством идей и великолепием его сочинений они приводили в восторг слушателей и делали его первым клавесинистом своего века». Тематический каталог соч. М. с примечаниями, составленный Кёхелем («Chronologisch-thematisches Verzeicbniss sammtlicber Tonwerke W. A. Mozart's», Лейпциг, 1862), представляет том в 550 стр. По исчислению Кёхеля, М. написал 68 духовных произведений (мессы, оффертории, гимны и пр.), 23 произведения для театра, 22 сонаты для клавесина, 45 сонат и вариаций для скрипки и клавесина, 32 струнных квартета, 49 симфоний, 55 концертов и пр., в общей сложности 626 произведений. Первая биография М. составлена Нимчеком («Mozart's Leben», Прага, 1798); затем было издано около 25 биографий М., которые потеряли значение после появления следующих трех обширных трудов: Nissen (второй муж вдовы М.), «Biographie W.-A. Mozart's» (Лейпциг, 1828); Otto Jahn, «W.-A. Mozart» (Лейпциг, 1856; позднейшая переработка Дейтерса, Лейпциг, 1889 – 91); Улыбышев, «Nouvelle biographie de Mozart» (М., 1843; русский перевод, с примечаниями Г. А. Лароша, М., 1890 – 92). Труд Ниссена послужил материалом для «The Life of Mozart», Holmes (Л., 1815) и «Histoire de W.-A. Mozart», Albert Sowinski (Пар., 1869). Писали о М. еще Nohl, «Leben Mozart's» (Штутгарт, 1863); его же «W.-A. Mozart. Ein Beitrag zur Aesthetik der Tonkunst» (Гейдельберг, 1860); Рейссман, в «Neuer Plutarch» (Лейпциг, 1880). Письма М. издал Ноль (Лейпциг., 1877); выдержки из них напечатаны в «Отечественных Записках» (1865, № 3). Письма и воспоминания сестры М. изданы в «Mozartiana» (Лейпциг, 1880). На рус. языке см. характеристику М. во втором томе «Музыкально-характеристических этюдов» Ла-Мара в переводе А. Желябужской. В критических статьях А. Н. Серова, изданных в 1892 – 95, помещены статьи о М.: в I т., стр. 132 – 241, II т. – стр. 891, IV т. – стр. 2105. См. также «Зальцбург» В. Чечота («Артист», 1891, № 18). Первое полное собрание произведений М. издано в Лейпциге фирмой Брейткопфа и Гертеля в 1876 г. Для увековечения памяти М. возникли общества (Mozartstiftungen) в Зальцбурге, Франкфурте-на-Майне, Дюссельдорфе и др. городах. Памятники М. поставлены в Веймаре, Зальцбурге, Вене и многих др. городах. В Зальцбурге, в доме где жил М., устроен Моцартовский архив.
Н. Соловьев.
Мочалов Павел Степанович
Мочалов (Павел Степанович) – знаменитый трагик. Родился в Москве 3 ноября 1800 года; отец его был известным в свое время актером-трагиком. М. не получил систематического образования. 17-ти лет он дебютировал с успехом в московском театре в роли Полиника в трагедии Озерова «Эдип в Афинах». Через Кокошкина он сблизился с С.Т. Аксаковым, который ввел его в литературные кружки (сам М. впоследствии писал стихотворения элегического содержания). М. вступил на артистическое поприще в эпоху, когда кончалось обаяние трагедий Озерова и наступала пора переводной и русской мелодрамы, а затем и романтического репертуара вперемежку с пьесами Шекспира и Шиллера. В этом репертуаре М. бессменно 30 лет занимал амплуа «героя» и «первого драматического любовника» и переиграл огромное число ролей. Из переводных мелодрам в репертуаре М. главное место занимали пьесы Коцебу, из русских – Шаховского, Полевого, Ободовского и Кукольника; иногда он играл и в комедиях (Альмавиву, Чацкого). Из шекспировского репертуара М. играл Гамлета, Отелло, Лира, Кориолана, Ромео, Ричарда III; из шиллеровского – Франца и Карл Мооров в «Разбойниках», Дон-Карлоса, Фердинанда и Миллера («Коварство и любовь»), Мортимера(«Маpия Стюарт»). «Коронною» ролью М. был Гамлет, в переводе Полевого поставленный на московской сцене в 1837 г. Умер М., отчасти жертвой своей страсти к вину, 16 марта 1848 г. и был торжественно похоронен на Ваганьковском кладбище; лет через 10 его могила была украшена памятником, с эпитафией, в которой М. назван «безумным другом Шекспира». М. был артистом порыва, лишенным той выдержки, без которой немыслимо создание цельных типов: вот почему он не оставил после себя традиций, не создал школы и тайну своего обаяния унес в могилу. Фигура М. не была особенно сценична: он был среднего роста и немного сутуловат, но в минуту вдохновения выпрямлялся и делался стройным; голова с крупными, пластическими чертами лица была поставлена на могучие плечи, черные глаза замечательно выразительны; все черты лица отличались гибкостью. Удивителен был голос М. – тенор, мягкий и звучный; шепот М. был слышен в верхних галереях театра, а голосовые удары заставляли невольно вздрагивать. При вечном расчете М. на «наитие», его игра была игрою счастливых импровизаций; этим, между прочим, объясняется, почему он не имел успеха на своих гастролях в Петербурге, где Каратыгин, стремившийся к сознательному и цельному воспроизведению изображаемых ролей, приучил публику к совершенно иным сценическим требованиям. В лице обоих трагиков русский театр имеет образцы двух исконных течений в сфере искусства: рефлективного, «классического», и непосредственного, «романтического». Знаменитая статья Белинского о М. «Гамлет, драма Шекспира и М. в роли Гамлета» художественно иллюстрирует все особенности игры М., сконцентрированные в роли Гамлета. Из этой рецензии ясно, что и Гамлет в передачи М. был сочетанием гениальных частностей, т. е. был лишен цельности общего замысла, плана; тем не менее, романтик по натуре и Гамлет по своему душевному складу, М. в создании именно этого типа был близок к совершенству. В М. нельзя видеть предтечу реального направления в сценической школе: эта роль в истории русской сцены принадлежит М. С. Щепкину. См. А. Ярцев, «М. С. Щепкин» (1893 г., в «Павленковской библиотеке», приложение); А.Н. Сиротинин, «Очерк развития сценического искусства» («Артист», 1893 г., № 26).
Bс. Чешихин.
Мочутковский Осип Осипович
Мочутковский (Осип Осипович) – род. в 1845 г. Сын педагога, среднее образование он получил во 2-й киевской гимназии и высшее – в университете св. Владимира в Киеве; звания врача удостоен в 1869 г. В 1877 г. – защитил диссертацию на степень доктора медицины; до 1877 г. заведовал заразным отделением городской больницы, а с 1877 г. М. был назначен заведующим отделением нервных больных. В 1893 г. приглашен в СПб. первоначально консультантом по нервным болезням, а затем профессором по той же кафедре клинического инст. вел. кн. Елены Павловны. В Одессе М. основано бальнеологическое общество и одесское отделение общества взаимопомощи врачей. Был основателем газеты общества одесских врачей «ЮжноРусская Медицинская Газета». Из многочисленных трудов М. назовем: «Острый восходящий паралич» («Труды Врачей Од. Бальнеологич. Общества», 1875, I), «Паралич движения правой верхней конечности, атрофия ее мышц с замедлением роста костей» (там же), «Опыт прививаемости тифа и других инфекционных болезней» («Моск. Врачебный Вестник», 1876), «Материалы к изучению врачебной стороны одесск. лиманов» («Труды Врачей Од. Бальнеологич. Общества», 1876, II, «Медиц. Вестник», 1876), тоже часть физиологическая (Одесса, 1883), «Об эпилепсии» («Медиц. Вестник», 1876), «Материалы для патологии и терапии возвратного тифа» (диссертация, Одесса, 1877; по нем. «Deutsch. Archiv f. klin. Med.», 1879, XXIV), «Практические наблюдения над действием салицилово-кислого натра и салициловой кислоты» («Труды Врачей Од. Бальнеологич. Общества», 1877, 144), «О различных типах температурных кривых возвратного тифа» («Труды VI Съезда», 165), «Наблюдения над возвратным тифом» («Deut. Archiv f. klinische Med.», XIV, 165; тоже «Врач», 1880, 19, 40 и 1881), «О причинах эпидемического появления брюшного тифа» («Протоколы Общества Од. Врачей», 1882 – 83), «О возбуждаемости двигательных центров корки мозга при гипнотическом состоянии», «Применение подвешивания больных к лечению некоторых расстройств спинного мозга» («Протоколы Секции Психологии», 1881; переведено на англ. яз. в «Brain», т. XII), «Об истерических формах гипноза» (Одесса, 1888, лекции), «О влиянии холодной воды на выделение белка мочой» («Отчеты Од. Бальнеологич. Общества», 1881), «О качестве лечебных сортов винограда, произрастающего в окрестностях Одессы» (там же, т. III).
Мошка
Мошка. – Слово М. не имеет вполне определенного значения. Так называют двукрылых из рода Simulia, ручейников или фриганид (Phryganidae), а также и друпие насекомые.
Мощи
Мощи – тела святых христианской церкви, оставшиеся после их смерти нетленными. Почитание М. как святыни ведет свое начало от самых первых времен христианства. В века гонений христиане употребляли все средства для того, чтобы получить в свое обладание тела мучеников, и места погребения их становились святилищами, где отправлялось христианское богослужение. М. св. Игнатия Богоносца, пострадавшего при Траяне, считались «неоцененным сокровищем», ради «благодати, обитавшей в мученике». Язычники боялись, что мученики сделаются богами христиан, и потому стали тела их сожигать или бросать в море. Когда тело св. Поликарпа, епископа смирнского, было сожжено мучителями, христиане с большими затруднениями собрали его кости как «сокровище более ценное, чем все драгоценные камни и золото». Луитпранд, король лангобардский, заплатил большую сумму, чтобы получить М. блаж. Августина. Руфин свидетельствует, что подобным образом поступили христианские общины, чтобы получить М. св. Иоанна Предтечи. Григорий Неокесарийский (III в.) установил праздники в память мучеников и их М. в своей епархии, разместил по разным местам, куда христиане собирались для богослужения в дни их памяти. На Западе папа Феликс (269 г.) постановил, чтобы, «согласно древнему обычаю», литургия совершалась не иначе, как на М. мучеников. Пятый карфагенский собор (прав. 10) постановил, чтобы ни один храм не строился иначе, как на М. мученика, которые полагались под алтарем. На Востоке первые базилики были построены на могилах мучеников, над их М. Этот обычай вошел в общее правило. На Западе, после IV в., М. обыкновенно полагались либо при входе в храм, чтобы каждый входящий мог воздать им чествование, либо по ту или другую сторону алтаря. М. находились даже в домашних церквах, помещались частицами в крестах, запрестольных и напрестольных, также в энколпиях. Случалось, что города спорили между собою о праве владеть М. святого (напр., Тур и Пуатье – о М. св. Мартина). В настоящее время каждый православный храм имеет М. того или другого святого. Смысл этого всеобщего и непрерывного, почти от начала церкви, чествования М. выяснен целым рядом знаменитейших отцов церкви восточной и западной (Ефрем Сирин, Кирилл Иерусалимский, Григорий Богослов, Златоуст, Амвросий, Иероним и особенно Августин, Кирилл Александрийский, Исидор Пелусиот, Геннадий Массилийский, Иоанн Дамаскин). Оно основывается на учении Св. Писания о высоком предназначении христианских тел как храмов Духа Св., к участию вместе с душами в бессмертии; на общей уверенности в святости во время жизни тех, чьи М. чтутся; более же всего – на чудесах, совершавшихся на глазах у всех, при посредстве мощей. Чтутся М. «благочестиво, но не боголепно» – в том же смысле, в каком чтутся иконы. Учение о почитании М. утверждено VII вселенским собором (прав. VII), определившим, что епископ, который освятит храм без М., подлежит извержению. В западной церкви в средние века развилась обширная литература в защиту почитания М., вызванная ересями альбигойцев, павликиан, богомилов, вальденсов, виклефитов и др. Восточная церковь формулировала свой взгляд на этот предмет в «ответе восточных патриархов лютеранам» (рус. перевод, М., 1846 г.), в котором предаются анафеме как те, которые воздают М. честь приличную одному Богу, так и те, которые не чтут М., как учит церковь.
Мудров Матвей Яковлевич
Мудров (Матвей Яковлевич, 1772 – 1831) – ордин. профессор патологии и терапии московского университета. В 1794 г. М. окончил курс гимназии и народного училища и в 1795 г. поступил в университет и стал изучать врачебные науки. Командированный за границу, М. слушал лекции в берлинском университете у проф. Гуфеланда, в Гамбурге – у проф. Решлауба, в Геттингене – у Рихтера, в Вене М. изучал глазные болезни под руководством проф. Беера; в Париже М. прожил четыре года, слушая лекции проф. Порталя, Пинеля, Бойе и др. За границей М. написал сочинение «De spontanea plaucentae solutione», за которое в 1804 г. получил степень доктора медицины. В 1807 г. М. в Вильне заведовал отделением главного военного госпиталя, отличился удачным лечением кровавого поноса, которым страдала русская армия. С 1808 г. М. начал читать лекции в московском университете; первый курс, читанный им, имел предметом науку о гигиене и о болезнях, обыкновенных в действующих войсках. В 1812 г. М. выехал в Нижний Новгород вместе с ректором и другими профессорами; после освобождения Москвы от неприятеля М. приложил много стараний при возобновлении анатомической аудитории и 13 октября 1813 г. открыл медицинский факультет. В 1813 г. был назначен ординарным профессором патологии, терапии и клиники в московском отделении медико-хирургической академии, где открыл клинический институт. По проекту М. были устроены при московском университете в 1820 г. медицинский и клинический институты, директором которых был назначен М. Пять раз М. был избираем деканом медицинского факультета. В 1830 г. М. назначен членом центральной комиссии по борьбе с холерой и был командирован в Саратов, умер от холеры в Петербурге. М. принадлежат следующие работы: «Principes de la pathologie militaire concernant la guerison des plaies d'armes a feu et l'amputation des membres sur le champ de la bataille ou a la suite du traitement developpes aupres des lits der blesses» (Вильна, 1808), «Рассуждение о средствах, везде находящихся, которыми... должно помогать больному солдату», читанное в медико-физическом обществе в 1812 г., «Краткое наставление о холере и способе, как предохранять себя от оной...», первое изд. во Владимире в 1830 г., второе – в Москве в 1831 г. Оригинальный труд М. заключается в собрании историй болезней всех больных, которых он пользовал в течение 22-х лет. Это собрание состояло из 40 томов небольшого формата, куда М. заносил по особой системе все научные сведения о больном, о лекарствах, прописанных ему, и пр. Вообще М. был доктор-практик, придавал большое значение наблюдению и натуре больных, следуя сочинению проф. виленского университета Иосифа Франка – «Ргаxeos medicae universae praecepta», и только в 20-х годах стал склоняться к системе доктора Бруссе. М. был известен своей набожностью («Студенческие воспоминания» Ляликова в «Рус. Арх.», 1875, № 11). Подробная биография М. помещена в «Биограф. словаре проф. москов. унив.» (М., 1855); воспоминания о М. в «Москов. Ведомостях» за 1854 г., № 100.
Музы
Музы (Mousai) – мифические женские существа у древних греков. Гомер (в Илиаде) и древнейшая поэзия чаще называют лишь одну М., знающую все, что человек жаждет знать о богах, тайнах мироздания и судьбах героев; она обо всем этом подает весть воспевающим героев рапсодам. Гомеровские М. живут на Олимпе и увеселяют пением пирующих богов. Они любят и поддерживают певца, который признает, что он всем им обязан, и наказывают дерзновенных, думающих превзойти их в пении: так, они ослепили за это фракийского певца Фамирида и лишили его дара пения. Во многих местностях древней Греции встречается представление о трех М., соединяемых с Аполлоном и часто смешиваемых с харитами или нимфами источников; предполагают, впрочем, что М. первоначально вообще были богинями источников. Позже главными местами почитания М. были беотийские города Аскра и Феспии, на склонах Геликона, где находились и древние школы прорицателей и певцов; такое же соединение школы с центром культа, вероятно, существовало и в Пиерии, у сев. подножия Олимпа, на родине почитания М., называвшихся отсюда Пиеридами. Уже в «Одиссее» М. насчитывается девять. Имена их со времен Гесиода («Теогония», 77) установились следующие: Каллиопа (по Гесиоду «знатнейшая» из всех М.), Клио, Евтерпа, Талия, Мельпомена, Терпсихора, Эрато, Полигимния, Урания. Их родителями слыли в мифологии Зевс и Мнемосина. Значение их долго ограничивалось поэзией, пением и хороводной пляской, которым, по представлению поэтов, они покровительствовали как бы сообща. Более точное различение между областями отдельных М. ведет свое начало лишь со времен ученой александрийской эпохи. Созданные в это время изваяния М. невозможно обозначить отдельными названиями за недостатком подписей и вследствие колебаний и противоречий в кратких описаниях и в подписях к мозаикам римского времени. В эпоху римской империи легче провести границу между призваниями большинства М., а также и изображениями их. На развитие художественных типов М. повлиял дельфийский храм Аполлона, на фронтоне которого изображены были Аполлон и М.; важную роль сыграли и группы у Геликона, созданные, большей частью, Кефисодотом, отцом Праксителя. В Мантинее найдены недавно рельефы подножий, из которых один изображает состязание Аполлона с Марсием, а на каждом из двух других изображены по три М., очень сходные с Гермесом Праксителя: по меньшей мере концепция фигур М. принадлежит здесь Праксителю, или же они скопированы с его так наз. Феспиад. Как богини пения М. находятся в тесной связи с Аполлоном, любителем музыки и пения: его называли предводителем М. Ср. Deiters, «Ueber die Verehrung der Musen bei den Griechen» (Бонн, 1868); Trendelenburg, «Der Musenchor» (Б., 1876); O. Bie, «Die Musen in der antiken Kunst» (Б., 1887); таблицы (1 – 3) в «Bull. de corresp. hellen.» (Афины, 1888); ст. Overbeck'a (в «Berichte d. Sachsischen Ges.», 1888) и W. Mayer'a (в «Mitteil. d. Kais. Deutsch. archaol. Instit.», афинск. отд., т. XVII, Афины, 1892). У римлян соответствовавшими М. богинями-покровительницами поэзии были Камены.
Мул
Мул – помесь кобылы и осла. По внешним признакам М. представляет нечто среднее между лошадью и ослом; по величине почти равен лошади и похож на нее сложением, но отличается формой головы, бедер и копыт, длиной ушей и короткими волосами у корня хвоста; по цвету шерсти похож на мать; голос осла. Лошак, помесь жеребца и ослицы, меньше ростом, с длинными ушами; по форме бедер, строению хвоста и голосу приближается к лошади. Разводятся почти исключительно М. Достоинства их заключаются в большой выносливости, невзыскательности, силе, верном шаге, что делает М. драгоценными вьючными, а также и верховыми животными горных стран. Хороший вьючный М. может нести до 150 кг, проходя в сутки по 20 – 28 км. Местами М. используются и в упряжку. Особенно большое значение имеют М. в Южн. Америке. Вследствие отвращения, которое обнаруживают друг к друг лошади и ослы (и особенно первые), скрещивание требует особенных уловок. Во время беременности кобылы и ослицы требуют при этом тщательного ухода, так как нередко бывают выкидыши. Беременность длится несколько дольше, чем нормально. Рост М. совершается медленнее и в работу пускают лишь М., достигших 4-летного возраста, зато они долго сохраняют силу (до 20 – 30, даже 40 лет). По большей части М. неспособны к размножению. но известны случаи, когда М. рождали, и даже по нескольку раз, жеребят от жеребцов. М. от матери-кобылы наследует большую часть силы, роста и быстроты, а отца выносливость и к жаре и солнцепеку, некоторые особенности экстерьера и долговечность. Рост М. изменяется в пределах 22 – 34 верш., соответствуя в последнем случае величине средней рабочей лошади. Вес от 550 до 1000 фн. Средняя быстрота равна 0,75 м в секунду шагом и 3 м – рысью, сила влечения 45 – 55 кг (у лошади соответственно 1 м, 4 м и 65 кг). В отношении неприхотливости к корму М. превосходит лошадь; во время работы М. питается одним грубостебельным сеном и травой, а в летние месяцы довольствуется только подножным кормом на скудных, выжженных солнцем пастбищах. Очевидно, что большая энергия пищеварения у него тожественна с таковой у осла. По особенностям экстерьера он также ближе стоит к последнему. Сводообразная спина, свислый крестец, крепкие конечности с узкими прочными копытами составляют отличительные его черты. В связи с твердой поступью они указывают на сильно развитую вьючную способность. Аллюры М. чрезвычайно своеобразны. Шаг его очень просторный (задняя нога часто переступает следы передней), темп медленный. Этим аллюром М. проходит свободно под вьюками даже при больших подъемах до 51/2 км, а по ровной местности и до 6 км. Одинакового роста лошадь проходит не более 5 км, утомляясь сильнее М. Благодаря прямому плечу и коротким, прямо поставленным бабкам, мулиная рысь не имеет эластичности и для всадников весьма неудобна еще потому, что М. при таком аллюре семенит ногами и сильно подпрыгивает вверх. Но самый плохой аллюр М. – это галоп. При нем ухо не различает тех трех, характеризующих производительный галоп лошади, ударов. Слышно только два, при чем поочередно падают на землю разом две передние и почти разом обе задние, а все туловище испытывает колебания подобно коромыслу весов. В горных районах Южной Европы он, главным образом, и служит для вьюка. Считают, что М. с нагрузкой, равной половине живого веса его, может проработать до 8 часов в день, что дает в среднем до 4000000 килограммометров работы, которую в этих условиях можно получить только от самой крупной лошади. С большим успехом применяется также для возки грузов в двухколесных повозках, где, благодаря особенностям запряжки, большая часть груза ложится все-таки на спину животного. В Испании на них перевозится горная артиллерия, в Риме и Мадриде они возят трамваи и дилижансы и нередко запрягаются в плуг. Наиболее распространены М. в Испании (ок. 7000000), во Франции и Италии (свыше 300000); в остальных государствах Западной Европы насчитываются только десятками тысяч. За последние 20 лет М. распространяются особенно сильно в Америке. Первое место по рослости и силе принадлежит М., разводимым во Франции в дпт. Пуату. Ослы-производители приобретаются в окрестностях гор. Melle и в округе Cirvay, отличаются величиной и компактностью сложения. При выборе кобылымулопроизводительницы нужно иметь в виду, что она своими экстерьерными особенностями должна исправлять недостатки телосложения осла. Этому требованию вполне удовлетворяют во Франции кобылы першеронской, булонской и фламандской пород. Получающиеся М. пользуются большой известностью за свой рост (34 врш.) и силу, пригодны для перевозки тяжестей. Испанские М. отличаются средним ростом, легче французских, обладают высоким ходом, заимствованным ими от матерей, могут служить представителями экипажных упряжных М. Наконец М., разводимые в гористых районах Франции, Южной Италии, а также Греции, Турции разводятся от мелких ослов и простых кобыл; отличаются легким сложением и могут служить лишь для вьюка.
Мулла
Мулла – перс.-тур. переделка арабс. слова «мевла» (господин). Титул этот приложим ко всякому духовному главе (между прочим, так называются начальники монашеских орденов и почетные законоведы), но обыкновенно «М.» значит то же, что арабск. «имам», т.е. священнослужитель низшей степени. В светском управлении такой М. не имеет права участия; знания его – грамотность и умение толковать коран. У нас на Кавказе народ М. называет муэззинов, «буднишних» имамов и другие низшие степени духовенства, тогда как имам «пятничный», кадый и шейх-уль-ислам – это уже М.-ахунд (у шиитов) или М.-эффенди (у суннитов): для них требуется известное образование, они – «улемы». Несколько ахундов или эффендиев могут избрать из своей среды М.-вайза (проповедника); впрочем, вайзом может быть и не духовный. Буднишний имам избирается общиной верных.
Муравьёв Никита Михайлович
Муравьёв (Никита Михайлович, 1796 – 1843) – декабрист, брат Александра Михайловича М., женат был на графини Чернышевой, последовавшей за ним в Сибирь; был капитаном гвардейского генерального штаба; следственной комиссией отнесен к первому разряду участников 14 декабря и верховным уголовным судом присужден был к смертной казни, замененной ссылкой на каторжные работы. Уже с 1816 г. Никита М. принимал участие в масонских ложах Соедин. Друзей и Трех добродетелей; затем он основал тайное политическое общество Союз спасения или Союз истинных и верных сынов отечества, в который вошли масоны упомянутых и других лож, и для которого Пестель написал в 1817 г. устав. В 1818 г. Союз спасения превратился в Союз благоденствия и перестал существовать в 1821 г., когда явились общества Северное и Южное; во главе первого стал Никита М. Около этого времени он выступил с критикой предисловия к «Истории» Карамзина, которое он упрекал в квиетизме. Ему же принадлежали особый политический катихизис и проект конституции. «Донесение следственной комиссии» гласит, что проект его «предполагал монархию, но оставлял императору власть ограниченную, подобную той, которая дана президенту С.-А. С. Шт., и делил Россию на независимые, соединенные общим союзом области».
Муравьёв-Апостол Сергей Иванович
Муравьёв-Апостол (Сергей Иванович, 1796 – 1826) – декабрист, подполковник, брат Ипполита Ивановича и Матвея Ивановича М.-А. Воспитывался в Париже вместе с братом Матвеем, затем окончил курс в СПб. институте инженеров путей сообщения, участвовал в кампаниях 1813 – 14 гг.; в 1816 г. был переведен в Семеновский полк, по расформировании которого, вследствие известной «истории», попал во второй батальон черниговского полка. С этого времени Сергей М.-А. становится одним из директоров Южного общества и приобретает необыкновенную популярность среди солдат, которую, между прочим, объясняется бунт черниговского полка, приведший Сергея М.-А. 13 июля 1826 г. на виселицу. Его биограф Балас пишет в «Русской Старине» 1873 г.: «Необыкновенная кротость Сергея Ивановича, соединенная с любезностью, живостью и остроумием, была в нем, по выражению современников, блистательна и приманчива. Возвышенный и светлый ум, глубокая религиозность, прекрасные душевные качества приобретали ему чувства любви и преданности. Приветливость и остроумие делали его душой общества».
Мурена
Мурена – рыба из семейства угрей (Мuraenidae), отряда отверстопузырных костистых рыб (Physostomi). По внешнему виду М. походит на угря. Обыкновенная М. Средиземного моря (Muraena belena L.), водящаяся также и в Атлантическом и Индийском океанах, достигает до 11/2 м длины. Кожа голая, без чешуи. Хорошо развитые острые, расположенные в один ряд зубы. Жаберные щели и наружные жаберные отверстия узкие; грудных плавников нет; хвостовой и заднепроходный хорошо развиты; передние и задние носовые отверстия, лежащие на верхней стороне рыла, имеют форму трубочек; бурого цвета с большими беловатыми и желтоватыми пятнами, в свою очередь покрытыми мелкими бурыми пятнышками. М. живут на дне, прячась между щелями камней; питаются рыбами, раками и головоногими; пойманные пускают в ход зубы и могут сильно поранить. Мясо употребляется в пищу, и особенно ценилось древними римлянами, которые устраивали особые садки для мурен; известен рассказ про Ведия Поллиона, который провинившихся рабов бросал на съедение М. Кровь М., вспрыснутая в кровь млекопитающего, обнаруживает сильное ядовитое действие.
Мурильо
Мурильо (Бартоломе Эстебан Murillo) – знаменитый испанский живописец, глава севильской школы, род. в конце декабря 1617 г. в Севилье, учился у Хуана де Кастильо и вначале работал в его сухой, жесткой манере до той поры, пока приезд в названный город П. де Мойи, перенесшего туда стиль ван Дейка, не убедил его в ее неудовлетворительности. Желание отделаться от нее и вообще усовершенствоваться привело его в Мадрид, где его земляк Веласкес доставил ему возможность изучать и копировать в королевских дворцах произведения Тициана, Рубенса, ван Дейка и Риберы и сам, своей свободной мастерской техникой, оказал сильное влияние на его развитие. В 1645 г. М. возвратился в Севилью совсем другим художником и вскоре заслужил известность среди своих сограждан 11 картинами на сюжеты из деяний прославленных францисканцев, исполненными для местного монастыря их ордена. Из этих картин, рассеянных в настоящее время по разным музеям, главные: «Св. Диего насыщает нищих» (в Мадридской академии художеств), «Чудо св. Диего» или так наз. «Кухня ангелов» (в Луврском музее в Париже), «Кончина св. Клары» (в Дрезденской галерее), «Чума» (у герц. Поццо-диБорго, в Париже) и «Св. Диего, превращающий хлеб в розы» (у Ч. Куртиса, в НьюЙорке). Уже в этих произведениях, несмотря на тяжеловатость и резкость их тонов, ярко выказываются колористическая наклонность и национальный, специально севильский характер М., берущего натурщиков и натурщиц для своих фигур из народа. Значительно плавнее и гармоничнее по краскам написанные им для севильского собора «Св. Леандр» и «Св. Исидор» (оба в ризнице этого собора), и два главных в ряду произведений средней поры его деятельности полотна: «Рождество Богородицы» (1655, в Луврском музее) и «Видение св. Антония Падуанского» (1656, в севильском соборе). В 1665 г. М. был занят работами для севильской церкви С.-Mapия-ла-Бланка, из которых важнейшими могут считаться четыре полукруглые картины: «Торжествующая Церковь» (принадлежала лет 30 тому назад Пурталесу, в Париже), «Непорочное зачатие» (в Луврском музее), «Основание базилики С.-Mapия-Маджоре, в Риме» (в Мадридской академии художеств) и «Сон римского сенатора» (там же). В 1668 г. из-под кисти М. вышла великолепная «Пресвятая Дева на облаках с восемью, взирающими на нее, святыми» (в зале капитула севильского собора), а в 1670 г. – одно из лучших его созданий в колоритном отношении «Св. Семейство с св. Елизаветою и Иоанном Крестителем» (в Луврском музее). Со второго из только что указанных годов вообще начинается самый блестящий период творчества М. В 1674 г. он окончил восемь больших картин, заказанных ему для церкви госпиталя «де-ла-Каридад» и изображающих подвиги христианского милосердия – произведения, бесподобные столько же по рисунку, перспективе и колориту, сколько и по композиции и выразительности фигур и лиц. Три из них, так наз. «Жажда» («La Sed»; Моисей источает воду из скалы), «Умножение хлебов и рыбы» и «Св. Хуан де Диос, переносящий больных», остались на своем первоначальном месте, прочие же рассеялись по разным коллекциям («Св. Елизавета Венгерская, моющая прокаженных» – в мадридской галерее, «Ангел изводит ап. Петра из темницы» – в Императорском Эрмитаже, в С.-Петербурге, «Посещение Авраама тремя ангелами» – в Стаффорт-Гоузе, в Лондоне. «Христос в Силоамской купели» – у г. Томлина, в Суффольке, в Англии). В 1675 – 76 гг. М. написал больше 20 картин для капуцинского монастыря Севильи; из них 17, в том числе особенно замечательные: «Пречистая Дева во славе», «Св. Антоний с МладенцемСпасителем» и «Св. Франциск в экстазе», красуются теперь в музее этого города. Приблизительно к тому же времени относится «Непорочное Зачатие», принадлежащее тому же музею и представляющее едва ли не самое мастерское изображение сюжета, многократно тpaктованного художником. В 1678 г. он исполнил несколько картин для севильской больницы «de los Venerables Sacerdotes», между прочим «Богоматерь во славе», составляющую одну из главных драгоценностей Луврского музея. В 1682 г. М., со времени поездки своей в Мадрид не покидавший Севильи, приехал в Кадикс, чтобы исполнить для местного капуцинского монастыря большую алтарную картину «Обручение св. Екатерины». Трудясь над ней, он по неосторожности свалился с подмосток и так расшибся, что должен был немедленно отправиться назад в Севилью, где и умер вследствие этого падения 3 апреля того же года; кадиксская картина была дописана его учеником, Ocopиo. Всех произведений М. насчитывается свыше (по Куртису – 481; по Лефору – 478). Содержание их по большей части религиозное. Значительную группу среди них составляют изображения особого, созданного им типа, посвященные прославлению Богоматери и известные под названием «L'Immaculata Concepcion», «L'Asuncion» и «La Purisima». В произведениях этого рода (о некоторых из их числа было упомянуто выше) Мадонна является в виде отроковицы или юной девы, стоящей или парящей в воздухе, среди облаков, и окруженной сонмом ликующих малюток, ангелов, нередко с лунным серпом или земным шаром под ногами, с неподражаемо преданным в позе и лице выражением девственной чистоты, кротости, молитвенного умиления и неземного блаженства. Как в этих картинах, так и в других своих религиозных произведениях М. поражает свободой, смелостью и силой, с какими его пламенное одушевление идеальными темами выливается в реалистические, национально-испанские формы. Пылкость фантазии иногда мешает ему быть стильным в композиции, но зато он всегда полон жизни и превосходен в колорите и светотени. В начале среднего периода его творчества колорит его достигает до редкого богатства теплых, пропитанных светом локальных красок, которые потом, в эпоху полного развития его мастерства, приводятся к одному легкому, воздушно-прозрачному общему тону, как нельзя более подходящему к его спиритуалистическим, сверхъестественным сюжетам. М. писал также и сильно реалистические жанры из севильской простонародной жизни, известные под названием «Уличных ребятишек» – мальчиков и девочек, занятых едой, игрой в кости, счетом мелких монет, продажей фруктов и т.п. Такие картины можно видеть в Луврском музее, мюнхенской пинакотеке, в Имп. Эрмитаже, в будапештской и многих других галереях. Из произведений М., не упомянутых в предыдущих строках, особенно замечательны «Ревекка и Елеазар» и «Воспитание Богородицы», в мадридск. музее; Мадонны Дрезденской галереи, палаццо Питти, во Флоренции, палаццо Корсини, в Риме, севильск. и мадрид. музеев; «Младенец Иоанн-Креститель с ягненком», в Лонд. национ. галерее; «Видение св. Антония», в берл. музее; «Отдых св. Семейства на пути в Египет», «Непорочное Зачатие», «Смерть Петра Арбуэза» и «Видение св. Антония», в Имп. Эрмитаже, в котором вообще имеется 20 картин этого знаменитого испанского художника. М. занимался также пейзажною и ландшафтною живописью. При учреждении в Севилье в 1660 г. Академии художеств, в которой впервые официально введено изучение нагого человеческого тела, он был сделан ее директором, вследстие чего, а еще более благодаря своему высокому таланту и славе, оказал сильное влияние на многих живописцев местной школы. Из его непосредственных учеников наиболее выдающиеся – М. Ocopиo, С. Гомез и Вильявисенсио, а из подражателей – А.-М. де Тобар, X. де Вальдес-Леаль и Льоренте. Ср. Fr.-M. Tubuno, «М., su eроса, su vida, sus cuadros» (Севилья, 1864; в нем. переработке Т. Штромера и М. Иордана, Б., 1879); W. Scott, «М. and the spanish school of painting» (Л., 1872); H. Lucke, «Bartolome Esteban М.» (в R. Dohrne, «Kunst u. Kunstler des Mittelalters und der Neuzeit», I т.); Ch.-B. Curtis, «Velazquez and М.» (Л., 1883); P. Lefort, «М. et ses eleves» (П., 1892) и С. Justi, «Murillo» (Лпц., 1892).
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close