Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:44
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Навага
Навага (Gadus navaga Kolreuter) – один из видов рода треска (Gadus). Отличительные признаки: усик на подбородке мал, короче диаметра глаза, который несколько меньше расстояния между глазницами и равен половине длины морды; морда приблизительно коническая, на конце тупая; верхняя челюсть длиннее нижней; вышина тела менее длины головы, которая равна 1/4 всей длины (без хвостового плавника); брюшные плавники под основанием второго спинного; хвост очень тонкий; плавники отделены друг от друга промежутками, хвостовой усечен. Поперечные отростки позвонков очень велики и заметны на ощупь снаружи. Спинная сторона выше этих отростков, буроватая или серовато-зеленоватая, с более темными бурыми пятнами, нижняя сторона серебристо-белая с черновато-бурыми точками. Длина обыкновенно до 24 – 25 см. Вес по большей части ок. 1/2 фн., но местами в Белом море (особенно в Кун-ручье) до 2 фн. Н. водится в большом количестве в Белом море, особенно в южной, западной и восточной частях его (в северной Н. мало), и далее на В. вдоль берегов Ледовитого океана, по крайней мере, до Оби (восточная граница ее области точно не определена). Главный лов ее производится зимой и в замороженном виде в большом количестве развозится по сев. России до Петербурга, Москвы и далее. Ловля Н. производится частью на удочку через проруби, частью особыми ставными сетями (рюжи), отчасти и неводами. Промысел этот имеет важное значение для жителей Кемского, Онежского, Архангельского и Мезенского уу. Архангельской губ., при том размеры и значение его все возрастают. В Кемском уезде ловится ежегодно 8 – 10 тыс. пудов Н., в Онежском до 6 тыс., в Архангельском около 6 тыс., в Мезенском в хорошие годы (напр., в 1893 г.) более 16 тыс., всего, следовательно, в хорошие годы почти до 40 000 пудов.
Навозники
Навозники, навозные жуки – жуки из сем. пластинчатоусых (Lamellicornia), подсем. собственно пластинчатоусых (Lamellicornia s. Str.), составляющие две группы: Coprophaga и Arenicolae. Обе группы весьма близки между собой и различаются главным образом тем, что у представителей первой верхняя губа и верхние челюсти прикрытые и кожистые, у представителей второй – твердые и неприкрытые. В общем строение их и образ жизни весьма сходны. И те, и другие как во взрослом состоянии, так и в личиночном питаются, за редкими исключениями, навозом и преимущественно навозом копытных животных. К группе Coprophaga относятся, по большей части, небольшие жуки с большим грудным щитом, сильно развитыми зубчатыми копательными голенями передних ног, 3-члениковой булавой усиков и кожистыми, прикрытыми верхней губой и верхними челюстями. Различие между самцами и самками (половой диморфизм) у некоторых сильно выражено. Жуки питаются навозом и откладывают свои яйца прямо в навоз или в вырытые ими в земли и тоже наполненные навозом ямки. У рода Ateuchus (Scarabaeus) головной щит (как и у следующих родов этой группы) полукруглый спереди, с 6 зубцами; сяжки 9члениковые, глаза разделены на двое; щиток (scutellum) не виден; передние ноги без лапок, голени их с 3-4 наружными зубцами, голени задних ног узкие, с одним шипом на конце; тело уплощенное. Самки скатывают из навоза шарики, в которые откладывают по яйцу, и затем зарывают их в землю. Сюда относится египетский священный Н., египетский копр (Ateuchus sacer L.), черного цвета, гладкий, матовый; задние голени самки с бурыми волосками. Длина 3-3,5 см. Водится в Южной Европе (в том числе и в России) и Сев. Африке. Самка делает из навоза крупный шарик, в который кладет яйцо и катит его до места, где его удобно зарыть. Жук этот считался у древних египтян священным, и изображения его часто встречаются на египетских памятниках, между прочим, в виде каменных изваяний. У рода Gymnopleurus головной щит спереди с выемкой, надкрылия с глубокой вырезкой на краю, передние голени с 3 наружными зубцами. Самки кладут яйца в шарики из свежего навоза (особенно коровьего). G. mopsus Pall. черного цвета, матовый, длиной 13-15 мм, водится в Южной Европе и России, в сухих солнечных местах. У рода копр (Copris) головной щит спереди глубоко разделен, глаза не вполне разделены, передние голени с 3-4 наружными зубцами, задние к концу расширены. Тело сверху очень выпуклое. Copris lunaris L. блестящий черный, с красными волосками на голове, передних голенях и боках груди; у самца на голове заостренный вертикальный рог, на грудном щите бугор и два боковых рога; у самки один тупой рог на голове; длина 15-20 мм. Может издавать трением брюшка о надкрылия скрип. Водится в Южной Европе и России. Живет в навозе. Самка вырывает под навозом вертикальные ходы и кладет в них по шарику навоза и яйцу. У рода калоед (Onthophagus) головной щит без выемки или почти без выемки, глаза не вполне разделены, передние голени с 3-4 крупными наружными зубцами, задние расширены к концу, тело плоское. Живут в навозе; самки скатывают комочек навоза, кладут в него яйцо и зарывают в землю. О. nuchicornis L. черного цвета, со слабым бронзовым блеском и буро-желтыми элитрами, с черными крапинками; длина 58 мм; у самца тонкий вертикальный на голове рог, у самки две выдающиеся поперечные складки. Водится в России и Европе. У рода Н. (Aphodius) голова плоская, scutellum явствен, задние голени с 2 шипами; тело удлиненное, сверху плоское или выпуклое; элитры покрывают все брюшко. Яйца откладываются прямо в навоз. А. fossor L. блестящего черного цвета со слабо бороздчатыми элитрами; длина 8-11 мм; обыкновенен в Европе и России. Представители группы Arenicolаe по внешнему виду сходны с предыдущей группой; верхние челюсти и губа твердые, неприкрытые, сяжки 10-11-члениковые с 3-члениковой булавой; глаза обыкновенно вполне разделены, ноги сильные копательные. Питаются по большей части навозом. У рода Geotrupes усики 11-члениковые, глаза вполне разделены, верхняя губа усеченная спереди, грудной щит с прямым задним краем, передние голени снаружи пильчатые, задние 4-гранные; щиток сердцевидный; тело короткое, яйцевидное; брюшко 6-члениковое. Трением ляшек задних ног о брюшко могут производить легкий скрип. Тяжелы, неуклюжи; летают преимущественно по вечерам. Питаются навозом, самки вырывают отвесные норы, кладут в них по яйцу и комку навоза. Кроме навоза попадаются также в старых грибах, которыми наполняют иногда и норки. Обыкновенный навозный жук или жук Н. (G. stercorarius L.) сверху черного цвета со слабым блеском, снизу блестящего темно-синего, длиной 15 – 24 мм. Обыкновенен. На нем очень часто паразитируют гамазы (Gamasus coleoptratorum). Сюда же относится род Letrhus, к которому принадлежит головач (L. cephalotes). Навуходоносор II – знаменитый вавилонский царь (605 – 562 до Р. Х.), сын Набополассара. В оставленных им многочисленных надписях он лишь изредка и слегка касается военных подвигов, о которых сообщают Библия и классики. Его походы были все направлены к одной цели – укреплению новорожденного государства, в границах прежней Ассирии. Для этой цели было необходимо прогнать из Сирии вторгнувшихся туда египтян. Поражение Нехао при Кархемите (605) решило судьбу Азии, отдав ее в руки Вавилона до «потока Египетского» (600 г.). В вавилонском войске были и греки, между прочим брат поэта Алкея. Новые попытки египтян возобновить активную политику в Сирии путем составления коалиции местных царьков, повлекли за собой разрушение Иерусалима и храма, вавилонский плен (587) и опустошительный поход самого Н. в Египет, до нубийской границы (568). Египетские памятники (надп. Неса-Гора в Лувре) сообщают, будто он, в конце концов, был разбит; во всяком случай Египет не был покорен. То же самое следует сказать и относительно Тира, которого Н. не удалось взять, несмотря на продолжительную осаду, и с которым ему пришлось заключить договор. Вместе с Сиэннесием Киликийским Н. был третейским судьей в споре между Астиагом и Алиаттом (585). Гораздо подробнее рассказывают источники о мирных деяниях Н. Вавилон обязан ему своим восстановлением в качестве столицы мира. Он закончил начатые отцом укрепления и превратил город в неприступную крепость, выстроив с вост. стороны огромную стену из асфальта и кирпича, выкопав ров и громадный водоем. Особенно Н. хвалится своими постройками в храмах Эсагиле и Исиде, постоянно называя себя «восстановителем» этих главных национальных святилищ. Кроме Вавилона, который Н. особенно любил и в котором постоянно жил, он не забывал и других городов: Борсиппы, Ура, Сиппара, Куты, Эреха, Дильбата и др., реставрировал в них храмы, возводил укрепления, как о том повествуют найденные в тех местах надписи. Он выстроил новый царский дворец, более соответствовавший величию монархии. Завоевателем по призванию и ремеслу Н. не был: все его войны были делом необходимости и самосохранения; точно также не слышно о таких страшных жестокостях с его стороны, какими запятнали себя ассирийские цари. Прекрасные молитвы, обращенные им к Мардуку, носят совершенно монотеистически-библейский колорит. Однако роль разрушителя «града Божия» и храма была причиной того, что имя его долго было предметом ужаса и даже отвращения. У пророков (Исаия, 14; Даниил, 4) он – олицетворение доходящего до самообожания самомнения, бич Божий, «полагающий вселенную всю пусту». Этот взгляд на Н. перешел и в литературу последующих поколений. Надписи времен Н. собраны и изданы Штрассмайром в коллекции: «Babylonische Texte» (вып. 5-6); перев. на нем. яз. в «Keilinchr. Bibliothek» (III, 2, 10 – 71). Навязчивые идеи – такие представления или мысли, которые появляются в сознании и настойчиво удерживаются в нем против желания субъекта. Они не только мешают свободному течению мыслей, но влияют также на волевую деятельность. Напр., довольно распространенный вид Н. идей заключается в побуждении сосчитывать предметы, находящиеся перед глазами – число окон в доме, число томов в книжном шкафу и т.п., причем считающий сознает, что это ненужно и ему неприятно. Подобный вид Н. идей удачно назван императивными (по-французски – obsession). В других случаях эти идеи имеют отвлеченный характер, заключаясь, напр., в постоянном влечении задумываться над причиной явлений: субъект относительно всего, что он слышит, читает или видит, задает себе вопрос – почему и не может отделаться от этого неотвязчивого вопроса, несмотря на то, что сознает его праздность. Для этого вида существует специальный термин «Grubelsucht», приблизительно соответствующий выражению «влечение к мудрствованию». Н. идеи иногда сопряжены с чувством страха. Сюда относится, напр., боязнь дотрагиваться до предмета под влиянием мысли, что он нечист; в зависимости от этого страха больной старается по возможности обходиться без дотрагивания к ручке двери, к мебели и т.п., а если это случилось, старается немедленно вымыть себе руки, хотя бы множество раз в день, и чувствует себя расстроенным. Другой пример – волнение при виде острого предмета, ножа, иголки и т. п., вследствие непреодолимого влечения взять его в руки и вколоть в кого-нибудь и страха причинить этим комунибудь вред. Сюда же относится непреодолимый страх при виде большой площади или широкой улицы, лишающий совершенно возможности пройти через нее (местобоязнь). Особый вид Н. идей, сопряженных со страхом, был выделен под названием «ономатомании» (мании имен): субъект боится слышать известные слова, иногда самые безразличные по значению, потому что ему кажется, что тогда с ним случится несчастье, или он чувствует непреодолимое влечение повторять вслух известные слова, иногда неприличные и т. п. Таким образом, Н. идеи обнимают собою весьма обширный ряд психических явлений, причем в одних случаях они ограничиваются исключительно субъективным нарушением мышления, заставляя человека против его желания думать о чем-нибудь, в других же сопровождаются чувственной реакцией, преимущественно в виде боязни и волнения, в третьих, наконец, отражаются на поступках. Иной раз и уголовные преступления совершаются под влиянием Н. идеи, сопряженной с непреодолимым импульсом. Помимо этого различия Н. идей, обусловленного тем, насколько они затрагивают сферу чувствований и воли, значение их бывает неодинаково также смотря по тому, страдает ли одержимый ими субъект душевным расстройством независимо от них или нет. Н. идеи встречаются временно у людей, совершенно свободных от душевного расстройства, преимущественно под влиянием утомления. Таков, напр., случай, когда боязливый человек, улегшись спать, много раз встает под влиянием мысли, что не запер двери как следует. Но те виды Н. идей, которые сопровождаются боязнью, волнением и непреодолимыми импульсами, уже составляют нарушение психического здоровья, и если они ведут к преступлению, то таковое не может вменяться в вину. Новейшие исследования, в особенности произведенные французскими психиатрами, выяснили, что подобные тяжелые формы Н. идей преимущественно свойственны вырожденным субъектам с неуравновешенной нервной системой и различными физическими признаками антропологической дегенерации. Кроме того, вообще всевозможные виды Н. идей встречаются наравне с бредовыми идеями и обманами чувств в различных формах помешательства.
П. Розенбах.
Нагасаки
Нагасаки – окружной город в Японии, в глубине обширной и глубокой бухты, на зап. берегу о-ва Кюсю. До 63000 жит. По оборотам своей внешней торговли он занимает в Японии третье место, но вследствие отсутствия хороших дорог его торговля с внутренними частями острова ничтожна. Небольшая горсть португальцев, случайно попавшая сюда в 1570 г., сумела оценить все выгоды этого порта и вскоре добилась его открытия для европейцев, которым даже предоставлено было право основать поселение на близлежащем о-ве Десима. Семь лет спустя португальцы были изгнаны из Н.; их место заняли вскоре голландцы, учредившие здесь консульство. Вслед за голландцами явились сюда китайцы, так что уже в начале XVII в. в Н. образовалась значительная колония иностранцев. Из Н. новые идеи, технические знания, наука (в особенности, медицина), занесенные сюда европейцами, распространялись по всей Японии. В настоящее время Н., особенно зимой, часто посещается русскими военными судами; русский язык здесь очень распространен, а еще более – в д. Инаса, против Н., где находится русский морской госпиталь.
Ввоз иностранных товаров в Н. в 1894 г. достиг 5 413748 иен, что составило 1/21 часть общего ввоза в Японию. Увеличение его вызывается отчасти развитием хлопчатобумажного производства, вызвавшего усиленный ввоз хлопка и машин, а, главным образом, неурожаями, потребовавшими усиленного ввоза хлеба. Хлопок ввозится не для Н. и ближайших окрестностей, а идет далее, в порты внутреннего моря и др. места, где быстро развивается хлопчатобумажная промышленность. Туда же отправлены и прядильные машины, которых в 1894 г. ввезено в Н. на 270000 иен. Ввоз иностранной, преимущественно английской, хлопчатобумажной мануфактуры падает. Привоз в Н. русского керосина увеличивается (с 1871 иeнa в 1888 г. до 121 844 иена в 1894 г.).
Вывоз товаров из Н. за последние три года постепенно понижался, отчасти потому, что Н. постепенно утрачивал значение единственного вывозного пункта всего о-ва Kюсю, а, отчасти, вследствие сокращения отпуска каменного угля (с 2296178 иен в 1888 г. до 1262145 иен в 1894 г.). Общая ценность вывоза из Н. за 1894 г. – 3558711 иен. Другие статьи вывоза из Н. в 1894 г.: хлеб и провизия – на 1343472 иена, каракатица – на 865000 иен, сушеные устрицы – на 91000 иен, акульи плавники – на 48500 иен, трепанги – на 60000 иен. Вывоз камфоры вследствие истребления камфорных лесов быстро падает (вместо 238570 иен в 1890 г. – 1654 иена в 1894 г.). Фарфоровой глины вывозится в среднем на 61 тыс. иен ежегодно, строевого и поделочного леса – на 75 тыс. иен, грибов и хлопчатобумажных изделий – на 100 тыс. иен, древесного угля – на 65000 иен.
Г. Грум-Гржимайло.
Нагорья
Нагорья (плоскогорья, плато) – так называются части земной поверхности, ровные или холмистые, поднятые на довольно значительную высоту н. ур. м. По устройству поверхности Н. не отличаются от равнин и невысоких холмистых стран; единственное различие – высота н. ур. м. Резких границ нет, и на земном шаре встречаются более или менее ровные пространства от нескольких метров ниже уровня моря до свыше пяти тысяч н. ур. м. Поэтому границу между равнинами и нагорьями можно принять ту или другую; обыкновенно принято считать в круглых цифрах, что нагорья начинаются от 1000 рус. фт. или 300 м н. ур. м. Самые обширные Н. находятся на Азиатском материке; все пространство его от Алтая на С. до Гималаев на Ю., от Памира на З. до собственного Китая на В. – огромные Н. с несколькими нагроможденными хребтами гор, если не считать двух очень незначительных котловин. Это огромное Н., также как Иранское, настолько обширно и высоко, что несмотря на обширные равнины, особенно Западно-Сибирскую и Туранскую, средняя высота Азиатского материка превосходить 950 м. Южная часть этого высокого поднятия заключает два самые высокие Н. земного шара: Тибетское и Памирское, местами выше 5 тыс. м. Напротив, средняя часть сплошного поднятия – Н. восточного Туркестана – сравнительно невысока, по большей части ниже 1000 м, а на небольшом пространстве на С.-В. котловина Люк-Чун опускается даже ниже уровня моря. На Южно-Американском материке Н. Южного Перу и Боливии поднимается почти так же высоко, как Тибетское, но гораздо менее обширно. В Северной Америке также находятся обширные Н. в западной и южной части материка, но они далеко не так высоки, как Тибетское. В Африке находятся обширные Н., особенно в южной части материка. Всего беднее ими материки Европейский и Австралийский. Некоторые Н. со всех сторон окружены горами, другие лишь с двух или трех сторон, а с одной или двух спускаются террасами к равнинам или берегу моря; наконец, Н. к В. от Скалистых гор совершенно незаметно спускаются к равнине у берегов Миссисипи и Мексиканского залива. Вследствие очень большого различия высоты Н., а также и широты их, понятно, что климат их очень различный в том, что касается температуры. В общем, конечно, она убывает и высотой, как и в горных странах, но далеко не в одинаковом размере: в тропиках убывание вообще медленнее на Н., чем в горных странах, так что температура Н. на той же высоте н. ур. м. оказывается значительно выше, чем в горных странах; в средних широтах замечается в этом отношении большое различие между летом и зимой: летом убывание медленно и Н. гораздо теплее горных стран на той же высоте н. ур. м.; зимой, наоборот, – они холоднее. Иначе сказать, Н. имеют более материковый климат, чем горные страны. Еще большие крайности относительно встречаются в суточном ходе температуры: колебания (амплитуды) на Памире и в Тибете не меньше, чем в Сахаре. Относительно распределения осадков (дождя и снега) можно заметить, что большинство Н. относится к странам сухим, бедным осадками. Впрочем, во многих местностях, где Н. разной высоты находятся близко одно от другого, более высокое имеет климат более влажный, чем более низкое. Лучшие примеры этого – Армянское Н., где нижний уступ, около Эривани, гораздо суше верхнего около Карса и Александрополя. Тоже самое отношение встречается на Н. Северной Монголии и Юго-Восточного Забайкалья. Из очень высоких Н. самое сухое, несомненно, Аттакама в Сев. Чили.
Нагоя
Нагоя или Овари. Н. – значительный гор. в Японии, на берегу зал. Овари, на южн. берегу главного о-ва Ниппона или Хонсю. Прежняя столица даимио (удельного князя); замок его обращен в казарму. Обширный буддийский храм Хонгванши; значительная торговля, особенно фарфором; производство вееров, эмалевых и других изделий; 170 тыс. жит. Железные дороги связывают Н. с Toкиo, Kиoто и Осакой.
Надзор полицейский
Надзор полицейский – имеет троякое значение: карательной меры, определяемой по приговору суда, меры административной и меры пресечения способов уклоняться от следствия и суда. Цель полицейского Н. как меры карательной – предупреждение совершения преступных деяний со стороны лица, уже наказанного. Поэтому в уголовных кодексах Н. обыкновенно придается характер не самостоятельной, а дополнительной кары, составляющей последствие некоторых наказаний. Иногда в литературе полицейский надзор ставится в связь с институтом патронатства, но большинство криминалистов эту связь отвергает по несоответствию полицейской деятельности задачам патронатства. Элементы надзора: а) ограничение в свободном выборе места жительства, выражающееся или в воспрещении поднадзорному жительствовать в определенных местах (напр., в столицах, больших городах и т. п.), или в назначении ему правительством определенного места для жительства; во втором случае Н. составляет род ссылки, и б) ограничение права передвижения из выбранной поднадзорным или назначенной ему местности. Германское законодательство в состав полицейского надзора вносит еще предоставление полиции права делать у поднадзорных обыски и выемки, не стесняясь условиями, установленными по отношению к другим гражданам. Еще основной элемент Н. – срочность. По действующему русскому праву полицейский надзор, как карательная мера, отнесен к дополнительным наказаниям (ст. 58 Уложения) и осуществляется в двоякой форме: Н. полиции и Н. общества, к которому приписан виновный. Полицейский Н. назначается или пожизненно – для сосланных на житье в Сибирь или в отдаленные, кроме сибирских, губернии, или на срок от 1 до 4 лет – для подвергнутых заключению в исправительных арестантских отделениях, в крепости или в тюрьме, с лишением особых прав. В некоторых случаях уложение назначает полицейский Н. независимо от тяжести понесенного наказания, иногда на срок до 5 лет, иногда бессрочно (напр., за принадлежность к противозаконному сообществу). Проект уголовного Уложения 1895 г. надзор обществ отвергает вовсе, как меру совершенно нецелесообразную, по отсутствию у обществ фактической возможности осуществлять ее; существование Н. обществ, создавшегося на почве крепостного права и круговой поруки, тесно связано, притом с правом обществ не принимать в свою среду отбывших наказание лиц, которые, в таком случае, подлежат ссылке в Сибирь на водворение, т.е. с мерой, отжившей свое время, крайне несправедливой и решительно отвергнутой проектом. Н. полиции допускается исключительно срочный и составляет обязательное последствие каторги, поселения и исправительного дома на срок от 2 до 5 лет; в некоторых случаях он назначается и отбывшим заключение в тюрьме, на срок от 1 до 2 лет; для иностранцев Н. полиции может быть заменяем высылкой за границу на время, соответствующее срокам Н. Отданному под Н. проект воспрещает жительствовать и пребывать в указанных особым законом местах и оставлять избранное или назначенное место жительства до истечения полугода по водворению; после этого срока ему дозволяется переменять место жительства, но лишь с ведома местной полиции. Как мера административная, полицейский Н., по действующему закону, существует в двоякой форме: гласный и негласный. Порядок назначения и существо негласного Н. в уставе о предупреждении и пресечении преступлений не определены. Правила гласного Н., учреждаемого по распоряжению административных властей, определены с полной подробностью положением 1882 г., вошедшим во второе приложение к ст. 1 (прим. 2) названного устава. Цель Н. – предупреждение преступлений против существующего госуд. порядка; но так как Высоч. повелением 7-го декабря 1895 г. правила высылки административным порядком распространены, «в виде временной меры», на всех вообще лиц, «признаваемых вредными для общественного спокойствия вследствие порочного их поведения», а по ст. 2 положения все водворенные в определенную местность административным порядком в силу самого водворения поступают под Н. полиции, то сфера действий Н. значительно распространена. Высылка и Н. назначаются особым совещанием, под председательством товарища министра внутренних дел, из двух членов от того же министерства и двух от министерства юстиции, на срок от 1 года до 5 лет. Тем же порядком Н. может быть назначаем и без высылки. От отданного под надзор полиции отбираются документы о звании и вид на жительство, с заменой их особым свидетельством. Временные отлучки дозволяются лишь по особо уважительным причинам, притом на известный срок и в точно определенную местность. Поднадзорный обязан являться в полицию по первому требованию; местная полицейская власть имеет право входить в его квартиру во всякое время, а равно производить у него обыски и выемки. Поднадзорные не могут состоять на государственной или общественной службе, быть опекунами и попечителями без разрешения министра внутренних дел, быть учредителями, председателями и членами в частных обществах и компаниях. Им воспрещается всякого рода педагогическая и публичная деятельность, содержание типографий, литографий, фотографий и библиотек и служба при них, торговля произведениями тиснения и питьями. Министру внутренних дел предоставляется в каждом отдельном случае воспрещать поднадзорному непосредственное получение частной почтовой и телеграфной корреспонденции. Неимеющие собственных средств существования получают от казны пособие. Как мера пресечения способов уклоняться от следствия, отдача под особый Н. полиции упомянута в п. 2 ст. 416 уст. угол. судопр.; в чем состоит сущность этого рода Н. и с какими ограничениями он связан – в Уставе не определено.
Надир-шах
Надир-шах (первоначально Надир-Кулы и Тахмасп-Кулы) – известный завоеватель. Род. в 1688 г. в Хорасане. Отец его, принадлежавший к тюркскому племени афшаров, занимался шитьем бараньих кожухов. Два раза Н. делался атаманом разбойничьей шайки. В 1726 г., когда у него была шайка в 3000 чел., он испросил прощения у законного шаха Персии Тахмаспа II, предлагая свою помощь для изгнания из Персии афганцев, считавшихся непобедимыми. Он убил своего дядю, начальника крепости Келат, присоединил келатское войско к своему и в течение двух лет (1729 – 30) положил конец жестокому семилетнему афганскому игу. Тахмасп, опасаясь усиления Н., приказал было ему прекратить военные действия, но Н. подступил к резиденции шаха и принудил его предоставить Н. огромную власть в государстве. Тахмасп отдал ему четыре лучших области: Хорасан, Мазендеран, Сеистан и Керман; Н. велел вычеканить для Хорасана монету со своим собственным именем. Едва дав отдохнуть своему войску, Надир-шах двинулся на С.-З., против турок, в руках которых находились до этого времени весь Азербайджан и лучшая часть Ирака. Н. победоносно дошел до Армении, но в войну вмешался сам Тахмасп и своими неумелыми действиями не только потерял все приобретения Н., но принужден был уступить туркам еще добавочную часть Персии. Н. постарался вызвать всеобщее негодование против унизительного договора с «презренными еретиками» (т.е. суннитами), низверг Тахмаспа (1732), посадил на престол малолетнего Аббаса III и объявил себя регентом.
Возобновившаяся война с турками сперва была неудачна, но затем Надир собрал новое войско (1733) и продолжал войну с турками на Кавказе. По миру 1735 г. Персия приобрела Армению и Грузию. Ребенок Аббас III в это время умер или был умерщвлен. Н. предложил военным и гражданским вельможам избрать шаха, и выбор, внешне свободный, пал на него (1736). Воцарившись, Надир объявил государственной религией суннитство вместо шиитства, так как имел в виду завоевать суннитские государства. Присоединив к своему войску храбрых кочевых разбойников бахтияров, Н. вторгнулся в Афганистан (1737). В течение года был взят Кандагар и другие места; несколько афганских племен составили ядро войска Н. Овладев Кабулом, Н. послал письмо в Дели к великому моголу, Мохаммед-шаху, с просьбой не принимать в Индию афганских изгнанников. Просьба не была уважена; Надир вступил в Индию (1738) и, быстро покорив все на пути, разбил все войско вел. могола близ Дели (у Карпала). 8 марта 1739 г. Н. вступил в Дели; через три дня там произошло восстание, и Н., ожесточившись, велел солдатам вырезывать всех жителей, а город жечь; резня продолжалась от восхода солнца до полудня. Через несколько дней блистательно была отпразднована свадьба сына Н. с дочерью вел. могола. В мае Н. отправился назад в Персию, взяв все деньги и драгоценности могола (в том числе знаменитый павлиний трон, сделанный из драгоценных камней) и главных богачей Индии; с отдаленных провинций Индии он велел взыскать в свою пользу подати и недоимки, а его хищные сборщики вымогали у жителей, путем пыток, вчетверо и впятеро больше, чем Н. назначил. По возвращении Н. простил жителям Персии налоги на будущие три года. Усмирив восстание в новоприобретенной провинции Синд, он отправился в Туркестан (1740). Бухарский хан Абуль-Фейз уступил Н. земли до АмуДарьи и выдал свою дочь за его племянника; множество татар завербовалось в войско Н. После сильного сопротивления разбит был хивинский хан Ильберз и вместо него водворен Тагыр-хан (двоюродный брат Абуль-Фейза). Зимой 1740 г. Н. озаботился о благоустройстве своей любимой крепости Келат, свез туда свои драгоценности и думал вести в этом неприступном месте спокойную жизнь, но сперва предпринял поход в Дагестан против лезгинов. Поход оказался очень неудачным; вдобавок еще в Мазендеране самого Н. едва не поразил подосланный убийца (1741). В Н. развилась болезненная подозрительность: он увидел в этом покушении дело своего старшего сына – Реза-Кулы, которого в 1743 г. ослепил. Раскаяние и упреки совести довели Надира до умоисступления. Были казнены 50 вельмож, присутствовавших при ослеплении (по словам Н., они должны были, видя намерение шаха, предложить свою жизнь для спасения очей наследника), и с той поры началась эпоха беспрерывных зверств и казней. Последовавшая трехлетняя война с турками из-за Басры, Багдада и Мосула была удачна для Н., но внутри государства росла против него ненависть. Шах сделался скрягой, стал выжимать из населения последние соки, взыскал и прощенные трехлетние подати; в то же время он с особенной жестокостью преследовал и повсюду казнил ревностных шиитов. Последовал ряд восстаний, за которые сплошные казни постигали целые города; жители укрывались в пустынях и пещерах. Наконец, когда Н. порешил истребить в своем войске всех персиян, составился заговор, и Н. был убит одним из военачальников – Салех-беем (1747). Новоизбранный шах Алий (племянник Н.) для приобретения популярности объявил в манифесте, будто Н. убит по его приказанию. См. Malcolm, «Hist. de Perse» (III, 49 – 165; на стр. 65 указаны источники для истории Н.).
А. Крымский.
Надпочечные железы
Надпочечные железы (glandulae suprarenales), несмотря на свой незначительный размер, играют, судя по новейшим исследованиям, весьма важную роль в организме. Это необходимейшие органы для поддержания жизни; они суть железы с так наз. внутренним отделением или секретом, предназначенные для выработки особого продукта, который, беспрерывно поступая из них в общий круг кровообращения, возбуждает к деятельности: во 1) вазомоторные (сосудодвигательные) центры, поддерживающие сосуды в известной степени постоянно длящегося сокращения (тонич. сокращения); во 2) центры блуждающего нерва, задерживающие сердцебиение и во все время жизни беспрерывно умеряющие частоту сердцебиений; в 3) центры, ускоряющие сердцебиения; в 4) центры дыхательные, обусловливающие дыхательные движения и в 5) по всем вероятиям центры, поддерживающие поперечно-полосатые мышцы тела в известном состоянии тонического возбуждения. Удаление Н. желез или их заболевание влечет за собою главный комплекс болезненных симптомов, характеризующих Аддисонову болезнь: страшную физическую слабость и утомляемость, частый слабый пульс и слабость дыхательных движений. Бронзовая окраска кожи не является необходимым атрибутом Аддисоновой болезни. После выяснения важности Н. желез как органов, вырабатывающих необходимые естественные химические стимулы для органов кровообращения, дыхания и мышечной системы, сухой остаток вытяжки их под названием «супрареналина» уже вошел в ряд целебных средств, располагаемых органотерапией.
Надсон Семен Яковлевич
Надсон (Семен Яковлевич) – известный поэт, род. в СПб. 14 декабря 1862 г.; по отцу еврейского происхождения, мать – из русской дворянской семьи Мамонтовых. Отец – чиновник, человек даровитый и очень музыкальный, ум. от психического расстройства, когда Н. было 2 года. Оставшаяся без всяких средств с двумя детьми вдова его сначала жила экономкой и гувернанткой в Киеве, потом вышла вторично замуж. Этот брак был крайне несчастлив. В памяти поэта осталось неизгладимое впечатление от тяжелых семейных сцен, закончившихся самоубийством отчима, после чего мать Н., вместе с детьми, поселилась в СПб. у брата, но вскоре умерла. Оставшийся на попечении дяди, с которым мало ладил, Н. в 1872 г. был отдан пансионером во 2-ю военную гимназию (теперь 2 кадетский корп.), где окончил курс в 1879 г. Поступив в Павловское военное училище, он простудился на учении. Врачи констатировали начало чахотки, и его на казенный счет отправили в Тифлис, где он провел год. В 1882 г. Н. выпущен подпоручиком в Каспийский полк, расположенный в Кронштадте. Это был лучший период его жизни, когда он впервые почувствовал некоторое довольство и отразил свое светлое настроение в одном из немногих, не отравленных тяжелым раздумьем, стихотворений:

Сбылося все, о чем за школьными стенами
Мечтал я юношей, в грядущее смотря.

Быстро растущая литературная известность, живой нрав, остроумный разговор, доброе сердце – все это располагало товарищей и знакомых к Н.; его баловали и окружали всякого рода заботами и попечениями. Военная служба, тем не менее, очень тяготила Н., и он при первой возможности вышел в отставку (1884). Несколько месяцев он был секретарем редакции «Недели», но вскоре болезнь груди приняла такой печальный оборот, что друзья поэта, при помощи литературного фонда, отправили его сначала в Висбаден, а потом в Ниццу. Ни теплый климат, ни две мучительные операции туберкулезной фистулы ноги, которые ему сделали в Берне, не привели ни к чему, и летом 1885 г. друзья решили отвезти его назад в Россию. Медленно угасая, прожил Н. еще около 11/2 лет сначала в Подольской губ., затем под Киевом и, наконец, в Ялте, где ум. 19 января 1887 г. Много видел он хорошего за это время: популярность его все росла, вышедшее в 1885 г. собрание стихотворений быстро разошлось, потребовалось второе и третье, акад. наук присудила ему Пушкинскую премию, иллюстрированные издания помещали его портреты, он получал множество сочувственных писем. Когда он в Киеве устроил вечер в пользу литературного фонда, его встретили бурной овацией, а после чтения вынесли на руках. Живя под Киевом и ища заработка, чтобы не нуждаться в помощи друзей и литературного фонда, Н. стал писать литературные фельетоны в киевской газете «Заря». Это вовлекло его в полемику с критиком «Нового Времени» В.П. Бурениным, который в прозрачных намеках взвез на Н. обвинение в том, что болезнь его притворная и служит для него только предлогом вымаливать пособия. Умирающий поэт, глубоко пораженный тяжким, незаслуженным обвинением, собирался ехать в СПб. и устроить суд чести, но не был допущен к тому друзьями. Через некоторое время нападки возобновились с новой силой; последний, направленный против Н. фельетон «Нового Времени», пришел в Ялту уже после его смерти. Его тело было перевезено в СПб. и похоронено на Волковом кладбище. Через несколько лет, на собранные по подписке деньги, над могилой Н. поставлен памятник. Н. начал писать очень рано; уже в 1878 г. одно его стихотворение было напечатано в «Свете» Н.П. Вагнера; затем он помещал стихи в «Слове», «Устоях», «Мысли». В 1882 г. с ним пожелал познакомиться А.Н. Плещеев. Н. считал его своим литературным крестным отцом – и, действительно, Плещеев чрезвычайно тепло отнесся к дебютанту и открыл ему дорогу в «Отеч. Зап.». Помещенные здесь три стихотворения Н. сразу обратили на него всеобщее внимание и возбудили большие надежды. С тех пор успех его стихотворений в публике все возрастал и интерес к ним не ослабевает до сих пор. В течение 10 лет собрание стихотворений Н. выдержало 14 изд. и разошлось в количестве свыше 50 тыс. экземпляров. Право собственности на них, по завещанию Н., принадлежит литературному фонду, которому он, таким образом, сторицей заплатил за поддержку. Образованный путем продажи стихотворений Н. «надсоновский капитал» фонда составляет в настоящее время около 50 000 руб. Небывалый успех Н., равного которому нет в истории русской поэзии (в таком количестве до истечения срока литературной собственности не расходились ни Пушкин, ни Лермонтов, ни Кольцов, ни Некрасов), многие приписывали сначала сочувствию к несчастной судьбе безвременно погибшего поэта и как бы протесту против клеветы, отравившей ему последние дни жизни. Прошел, однако, ряд лет, невзгоды забыты, а успех стихотворений Н. остается прежним. Нужно, значит, искать его объяснение в самих стихах Н., тем более, что авторитетная критика мало занималась ими, относясь к Н., большей частью, как к поэту второстепенному. В Н. отразилось то переходное настроение, которым характеризуется и деятельность лучшего представителя литературного поколения конца 70-х и начала 80-х годов – Гаршина. Н. – олицетворение Рябинина в известном рассказе Гаршина: «Художники». Подобно Рябинину, он восклицает: «Но молчать, когда вокруг звучат рыданья и когда так жадно рвешься их унять, под грозой борьбы и пред лицом страданья... Брат, я не хочу, я не могу молчать». Было время, когда «поэзия несла с собою неведомые чувства, гармонию небес и преданность мечте, и был закон ее – искусство для искусства и был завет ее – служенье красоте». Но «с первых же шагов с чела ее сорвали и растоптали в прах роскошные цветы – и темным облаком сомнений и печали покрылись девственно-прекрасные черты». Однако, отказавшись от поэзии наслаждения и безмятежного созерцания, Н., подобно тому же гаршинскому Рябинину, не нашел своего назначения и в борьбе со злом. Он сам очень хорошо это сознает: «И посреди бойцов я не боец суровый, а только стонущий, усталый инвалид, смотрящий с завистью на их венец терновый». Далеко не соответствует, поэтому, ансамблю поэтической деятельности Н. представление о нем как о поэте «гражданском» по преимуществу. «Гражданское» настроение Н., как и все вообще его настроения, было глубоко искренно, но оно только часть его творческих порывов и является как бы долгом совести, исполнением того, что он считал нравственной обязанностью каждого любящего родину человека и гражданина. По чисто литературным качествам своего таланта он тяготел к лирическим порывам, чуждым тенденции. Это видно и из многих мест его критических заметок и из преобладающего характера стихотворений, которые он оставлял в своем портфеле и которые напечатаны только после его смерти, и из того, что особенно хороши в художественном отношении те стихотворения, в которых он больше поэт, чем гражданин: «На кладбище», «В глуши», прелестный «Отрывок из письма к М.В. Ватсон», грациозная пьеска «Закралась в угол мой тайком», «Сбылося все», «Снова лунная ночь», «Я пригляделся к ней», «Нет, муза, не зови», «Весной», «Умерла моя муза» (последнее стихотворение – одна из трогательнейших пьес русской поэзии, достойная стать рядом с стихотворением Никитина «Вырыта заступом яма глубокая»). Уже в одном из ранних своих стихотворений, «Поэт», Н. одновременно поклоняется двум идеалам поэзии – гражданскому и чисто художественному. В позднейших стихотворениях, рядом с призывом к борьбе, в его душе идет «мучительный спор» с сомнением в необходимости борьбы («Чуть останусь один»); рядом с верой в конечное торжество добра («Друг мой, брат мой», «Весенняя сказка») слагается горький вывод, «что в борьбе и смуте мирозданья цель одна – покой небытия» («Грядущее»), царит «мгла безнадежности в измученной груди» («Завеса сброшена») и крепнет сознание ничтожества усилий «пред льющейся века страдальческою кровью, пред вечным злом людским и вечною враждой» («Я не щадил себя»). Наконец, иногда в душе поэта возникает коллизия с стремлением к личному счастью. В одном из популярнейших своих стихотворений Н. с удивительной искренностью рассказал, как он «вчера еще рад был отречься от счастья» – но «сегодня весна, вся в цветах, и в его заглянула окно» и «безумно, мучительно хочется счастья, женской ласки, и слез, и любви без конца». Однако в этом отсутствии у Н. прямолинейности нет ничего общего с неустойчивостью; его колебания, как и у Гаршина, объединены общим гуманным настроением, не холодным и надуманным, а глубоко органическим. Идеал Н. – Христос: «Мой Бог – Бог страждущих, Бог, обагренный кровью, Богчеловек и брат с небесною душой, и пред страданием и чистою любовью склоняюсь я с моей горячею мольбою». Определение своей поэзии сам Н. дал в стихотворении «Грезы»: «Я плачу с плачущим, со страждущим страдаю и утомленному я руку подаю». В этих словах заключается и определение места, занимаемого Н. в истории русской поэзии. Родная дочь музы Некрасова, муза Н., имеет свои индивидуальные черты, которые и дороги нервному, надломленному поколению последних лет. Она более склонна к жалобам, чем к протесту, но зато и менее сурова. Не принадлежа к сильным и ярким художникам, Н. обладает, тем не менее, серьезными поэтическими достоинствами. У него очень музыкальный, иногда образный стих, замечательно задушевный тон, а главное – он владеет большой сжатостью. Любимым изречением его было правило: «Чтобы словам было тесно, мыслям просторно». Ему удалось создать несколько очень метких поэтических формул, врезавшихся в память. Стихи – «Как мало прожито, как много пережито», «Пусть арфа сломана – аккорд еще рыдает», «Облетели цветы, догорели огни» – стали крылатыми и вошли в обиход речи. К сильным сторонам Н. следует также причислить полное отсутствие искусственной приподнятости и риторичности. Поэзия Н. ясна и доступна каждому среднему читателю – и может быть в этом даже главная тайна ее успеха. Критические опыты Н., собранные в книжке «Литерат. очерки» (СПб., 1888), не представляют ничего выдающегося. Ср. биографию Н. при стихотворениях (составлена М.В. Ватсон); Арсеньев, «Критические этюды»; ст. Н.К. Михайловского в «Северном Вестнике» (1887), Ор. Миллера в «Русской Старине» (1888); «Сборник статей, посвященных памяти Н.» (СПб., 1887); брошюру Н.А. Котляревского (М., 1890); книжку проф. Царевского (Казань, 1890).
С. Венгеров.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close