Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:52
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Народничество
Народничество. – Термин этот не имеет вполне точного значения. Возникнув в 1870х гг., он употребляется в самых разнообразных смыслах. Так, в начале 1880-х гг., когда шла ожесточенная полемика между «либеральной» журналистикой и уличным патриотизмом, словом «народники» иногда обозначались представители грубого шовинизма и разнуздывания инстинктов толпы. Вместе с тем «Н.» часто употреблялось и употребляется как синоним демократизма и вообще интереса к народу. В обзорах новейшей русской литературы обыкновенно выделяют в одну общую группу «беллетристов-народников» и включают в нее как Глеба Успенского, так и Н.В. Златовратского, хотя они – представители весьма различных взглядов на народную жизнь. Само название «народник» почти никто из наших писателей и публицистов за собой не признавал. Один только Каблиц-Юзов назвал свои взгляды «основами Н.», чем не мало содействовал тому, что многие, по существу своих воззрений весьма близко подходившие к Н., протестовали против именования их народниками. В Н. Юзова было слишком много примирения с явлениями, возмущавшими гражданское чувство, а еще более отталкивали грубые нападки на интеллигенцию, обзывание таких писателей, как Н.К. Михайловский, А.Н. Пыпин и др., «либеральными будочниками» и т.д. После смерти Юзова и благодаря нарождению так называемых «марксистов», термин «народник» как будто опять оживает. Писатели, группирующиеся около журнала «Новое Слово», главным теоретиком которых является В.П. Воронцов, сами себя не называют «народниками», но и не возражают, когда их так называют другие. В лучшем своем смысле Н. должно быть признано весьма знаменательным явлением нашей духовной жизни. Великий раскол русской интеллигенции, происшедший в конце тридцатых и начале сороковых годов и разбивший русскую общественную мысль на два главных русла – западничество и славянофильство, – породил много партийной односторонности и мешал правильной оценке явлений русского духа и русской жизни. Так, Белинский пренебрежительно относился к народной словесности; так, с другой стороны, называя Запад страной «святых чудес», славянофилы присоединялись к формуле: «Запад сгнил». Только в виде исключения люди одной партии не стеснялись брать из миpoсозерцания другой то, что оказывалось в нем верного: так, Герцен, ближе ознакомясь с западноевропейской жизнью, пришел к убеждению, что есть какая-то особенная русская народная психология, полная неотразимого обаяния и высокооригинальная. 60-е годы были эпохой торжества западничества. Громкие триумфы естествознания, смелые завоевания свободной мысли, возрождение европейской демократии, оправившейся от неудач 1848 г., реформы, вводившиеся в то время у нас одна за другой – все это отодвигало на задний план наши национальные особенности, на первый взгляд столь серые и грубые. 70-е годы выдвигают на первый план беспредельное народолюбие, в специальном смысле любви к мужику; «кающиеся дворяне» (по меткому выражению Н.К. Михайловского) всецело посвящают свою жизнь на то, чтобы загладить перед мужиком вековую вину барства – интеллигенции. Начинается усиленное изучение разных сторон народной жизни, как теоретическое, так и практическое, путем непосредственного сближения. И по мере того, как изучалась народная жизнь, все крепло убеждение, что народная масса – стихия не инертная и не серая, окрашенная в весьма определенный цвет и покоящаяся на устоях, вовсе не враждебных лучшим заветам европейской культуры. Страх, внушенный тем, что представители так наз. «официальной народности» всегда говорили от имени «народа», рассеялся, и вопрос о «самобытности» получил совсем новую постановку, несвободную от крайностей: народные «устои» (которыми теперь стали считать только общинное начало, артельное начало и брожение религиозной мысли) были не только признаны явлением достойным уважения, но прямо были поставлены выше духовных устоев интеллигенции. Особенно заметно сказалось новое отношение к народу как в количестве статей, посвященных народной жизни, так и в общем их направлении. Стремлением к идеализации народа отличалась в особенности «мужицкая беллетристика». За единственным исключением Глеба Успенского, все остальные «беллетристы-народники» – Златовратский, Нефедов, Наумов, Засодимский и др. – рисовали все или величавых Микул Селяниновичей или деревенских Лассалей или праведников всякого рода. В области теоретической мысли наиболее ярким выражением народнического настроения 70-х гг. были шум, поднятый по вопросу о «деревне». Небольшая статья в «Неделе» (1875) о том, почему литература пришла в упадок, подписанная никому неизвестными инициалами П.Ч. и принадлежавшая перу писателя (П.П. Червинского), никогда более не останавливавшего на себе внимания большой публики, создала целую литературу журнальных и газетных статей, долго и усердно разбиравших тезис статьи, что интеллигенция должна учиться нравственности у «деревни». В числе лиц, поддержавших это восторженное Н., оказался Кавелин, как раз тогда занимавшийся общинным землевладением. Через некоторое время еще более решительную поддержку оказала «деревне» известная исследовательница Ефименко, показав высокий нравственный смысл многих начал, лежащих в основе русского обычного права. Приблизительно к этому же времени относится образование специальных комиссий в географическом и вольном экономическом обществах для изучения обычного права, общинного землевладения, раскола, артелей и ряд работ (А.С. Посникова, П.А. Соколовского, В. Орлова, С.Я. Капустина, Якушкина, Пругавина, П.С. Ефименко и др.), посвященных научному констатированию замечательных «особенностей» нашей народной жизни. В этом виде русские «особенности» признавали и противники «деревни». Так, Н.К. Михайловский в обширных статьях, посвященных «деревне», указывая опасность и односторонность нового лозунга, вместе с тем энергично протестовал против того, что "к нам должна быть целиком пересажена «Европа»; он же указал, что закон Маркса о трех фазисах экономической жизни есть закон исторический, выведенный из наблюдений над европейской жизнью, а не естественноисторический, и Россия, именно благодаря «особенностям» общинно-артельного духа русского народа, может и не пройти через капиталистический фазис. В 80-х и 90-х гг. развитию народнического настроения способствовали А.Н. Энгельгардт с его увещаниями «сесть на землю», и Лев Толстой с его опрощением, в основе которого лежит нравственное превосходство народа над образованными классами. Так называемый «экономический материализм» снова приковал внимание общества и литературы к вопросу об основных чертах русского народного быта и русского народного духа. Ср. Юзов-Каблиц, «Основы народничества»; Михайловский, «Записки Профана» и «Литература и Жизнь» (в «Русском Богатстве»); Пыпин, «История русской этнографии»; В.В. (В.П. Воронцов), «Наши направления» (СПб., 1894); Струве, «Критические заметки» (СПб., 1894); Волгин, «Обоснование Н. в трудах В.П. Воронцова» (СПб., 1896); Южаков, «Социологические этюды» (т. II).
С. Венгеров.
Нартекс
Нартекс (narJhV) – в древнехристианских храмах (базиликах) притвор, род сеней при входе в храм, в которых при богослужении стояли оглашенные, воссоединяемые с церковью, кающиеся и бесноватые.
Нартов
Нартов (Андрей Константинович) – токарь Петра Великого, ст. сов., член акад. наук (1683 – 1756). Ок. 1718 г. послан царем в Пруссию, Голландию, Францию и Англию для усовершенствования в токарном искусстве и «приобретения знаний в механике и математике». В 1723 г. сделан главным токарем; в 1724 г. представил Петру проект учреждения акад. художеств. После смерти Петра Н. поручено было сделать «триумфальный столп» в честь императора, с изображением всех его «баталий»; но эта работа не была им окончена. Когда в акад. наук были сданы все токарные принадлежности и предметы Петра, а также и «триумфальный столп», то по настоянию начальника академии, барона Корфа, считавшего Н. единственным человеком, способным окончить «столп», он был переведен в академию «к токарным станкам», для заведывания учениками токарного и механического дела и слесарями. В 1742 г. Н. принес сенату жалобу на советника академии Шумахера, с которым у него происходили пререкания по денежному вопросу, а затем добился у императрицы назначения следствия над Шумахером, на место которого был определен сам Н. В этой должности он пробыл только 1,5 года, потому что оказался «ничего, кроме токарного художества, незнающим» и самовластным: он велел запечатать архив академической канцелярии, содержавший ученую переписку академиков, грубо обращался с академиками и, наконец, довел дело до того, что Ломоносов и другие члены стали просить возвращения Шумахера, который вновь вступил в управление академией в 1744 г., а Н. сосредоточил свою деятельность «на пушечноартиллерийском деле». Ему принадлежат: «Достопамятные повествования и речи Петра Великого» («Сын Отечества», 1819 г. и «Москвитянин», 1842 г.). В 1885 г. были напечатаны в «Русском Архиве» «Рассказы и анекдоты о Петре Великом», из которых многие взяты у Н. По словам Н.Г. Устрялова, сообщения Н., вообще преувеличивавшего свое значение и роль, ценны в особенности передачей подлинных слов Петра. Л.Н. Майков, напечатавший «Рассказы Н. о Петре В.» в «Записках Имп. Акад. Наук» (т. LXVII и отд., СПб., 1891), дает самый полный их сборник (162) и сопровождает исторической критикой, точно определяющей источники, которыми пользовался Н., и степень достоверности сообщений. Он делает догадку, что «Повествования» записаны не Н., а его сыном, Андреем Андреевичем. Ср. Н.Г. Устрялов, «История царствования Петра В.» (т. I); Пекарский, «История Российской Акад.»; «Рассказы Н. о Петре В.».
Л.Н. Майкова.
Нартские богатыри
Нартские богатыри. – Сказания о нартах – древнем горском народе, родственном кабардинцам – до сих пор сохранились у терских кабардинцев Пятигорского отдела. По преданию, нарты населяли нынешнюю Кубанскую область и вообще весь сев. Кавказ. В народном воображении они рисуются богатырским племенем, проводившим время в набегах и поиске опасных приключений. Слово «нарт» сделалось нарицательным и служит синонимом удалого, доброго молодца. Врагами нартов являются мифические гиганты-идиоты, пожиравшие человеческое мясо – эмегены. Последние, несмотря на свое физическое превосходство, не могли устоять против несравненно более развитых нартов. Затем сказания говорят о борьбе с татарскими ханами, известными нам из истории; предание, таким образом, сливается с действительностью. В песнях прежних странствующих певцов-поэтов, так назыв. гегуако, прославляются богатырские подвиги отдельных героев из Н. племени. Свои победы герои одерживают при помощи необыкновенных коней, переплывающих обширные моря, говорящих человеческим голосом и способных принимать вид всевозможных животных. Не малое содействие также оказывает богатырский меч – сырпин. Древнейшим нартским героем является в песнях Урызмек, который по совету прекрасной княжны Сатаной, сделавшейся позже его женой, залез в жерло пушки, чтобы путем выстрела попасть на небо и там убить врага своего народа – Нука. Другой богатырь, Рачикау, по преданию – сын русского поселенца. Позднейшие песни сложены про Айдемыркана, воспитывающегося при дворе крымского хана Довлет-гирея. И у него есть чудная лошадь, есть непобедимое оружие, но общая обстановка, среди которой он действует, более правдоподобна и близка к действительности. См. «Сборник материалов для описания племен и местностей Кавказа» (Тифлис, 1881, 1886 и 1888, вып. 1, 5 и 6).
Нарцисс
Нарцисс (NarkiissoV) – красивый юноша из Фестий или Лакедемона, сын реки Кефисса и нимфы Лейриопы. На вопрос, какова будет судьба мальчика, Тирезий ответил Лейриопе, что он достигнет старости, если не увидит сам своего лица. О смерти Н. мифология сохранила несколько рассказов, из которых известнейший прекрасно передан Овидием («Metam.», III, 339 – 510). В жаркий день Н., никого никогда не любивший, нагнулся над чистым источником и увидел свое лицо: с того же момента он влюбился в себя и скоро умер, при чем тело его обратилось в цветок.
Нарцисс
Нарцисс (Narcissus L.) – род однодольных растений из семейства амириллевых. Это травы, снабженные плотными луковицами и лентообразными, различной ширины, листьями. Цветы сидят на верхушках безлистных стеблей по одному или по нескольку, одетых пленчатой поволокой. Околоцветник лепестковидный, в форме трубчатой воронки, переходящей на верху в горизонтально расправленный или отогнутый вниз отгиб, состоящий из 6 равных частей. В жерле коронка в виде колокольчика или более или менее глубокого блюдца, цельная или лопастная. Тычинки, которых 6, прикреплены в 2 ряда в верхушке трубочки; завязь нижняя, трехгранная, семяпочки сидят несколькими рядами в каждом гнезде, прикрепляясь во внутренних углах. Столбик нитевидный, рыльце тупое. Плод – 3-гнездая коробочка, лопающая по створкам на 3 части. Семян несколько или много, они шаровидные и с белком. Сюда до 20 видов, распространенных в Европе, преимущественно в средиземных странах, особенно западных; один вид доходит в Азии до Японии и Китая. Несколько изящных видов Н. издавна составляют весеннее украшение наших садов и выгоняются зимой для комнат. Из них особенно распространены следующие: 1) тацет (N. Tazetta L.), дикорастущий в Южной Европе, хорошо отличается тем, что цветы его собраны на верхушке безлистной стрелки, длиной от 30 до 40 см, зонтиком из 8 и до 10. Эти цветы желтовато-белые с маленькой блюдцевидной коронкой такого же колера и очень ароматны. В наших климатах не выдерживают культуры на открытом воздухе, но хорошо удаются в оранжереях и комнатах. Луковицу следует сажать в октябре или в начали ноября. Есть несколько разновидностей, в том числе махровые; 2) N. Pseudo-Narcissus L. отличается большой коронкой, цветы одинокие, ароматные, желтые или же околоцветник белый, а коронка желтая. Вынослив и может разводиться на открытом воздухе даже в Средней России; 3) желтый Н. или жонкилла (Jonquille): цветы собраны по 2, по 3 на верхушках стрелок, золотисто-желтые, коронка блюдцевидная, маленькая; 4) обыкновенный Н. (N. poeticus L.): цветы одинокие, редко парные, ароматные, чисто-белые, коронка их в виде блюдечка, желтоватая с красным краем или без него. Одно из самых любимых у нас растений, прекрасно растет на открытом воздухе и даже дичает в Средней России, с Петербургской губ. включительно. Луковицы сажают осенью, начиная с сентября и до начала ноября; посаженные в другое время, они не удаются. Н. вообще довольствуются всякой свежей почвой. Их размножают отделением молодых луковиц (деток) из старой луковицы ежегодно; можно производить, впрочем, вынимая луковицы только через каждые 4 года. Семенами разводить Н. неудобно потому, что они очень туго прорастают – иногда через 2, 3 года, а затем еще до цветения приходится ждать пока растение не окрепнет, на что потребуется от 5 до 12 лет, смотря по видам. Кроме названных, в садоводстве не мало и других весьма изящных, но менее распространенных.
А. Бекетов.
Насекомоядные
Насекомоядные (Insectivora) – отряд млекопитающих, сравнительно небольших, живущих, по большей части на земле или в земле, реже в воде или на деревьях. Тело их покрыто шерстью или, кроме того, и иглами. Конец морды выдается за нижнюю челюсть и часто имеет вид хоботка. Зубы с корнями; есть и молочные и окончательные зубы; зубная система заключает все три рода зубов. Резцов не менее двух в каждой половине каждой челюсти; клыки обыкновенно слабо развиты; коренные снабжены острыми бугорками, верхние из них треугольной или четырехугольной формы; часто резцы, клыки и передние коренные зубы не отличаются резко друг от друга. Ключицы есть (за исключением рода Potamogale). Н. животные стопоходящие или полустопоходящие; конечности их, за редкими исключениями (Rhynchocyon и один вид Oryzoryctes не имеют большого пальца), пятипалые; пальцы вооружены когтями, большой не противополагается остальным. Полушария большого мозга гладкие и не покрывают мозжечка. Мужские половые железы (testiculi) лежат в пахах около почек, не в мошонке; penis, способный вполне втягиваться внутрь, или висячий, или подвешенный на брюхе. Матка двурогая. Послед дискообразный, отпадающая оболочка (decidua) есть. По своему общему строению Н. стоят довольно низко; однако присутствие дискоидального последа и маловыраженные у многих различия между тремя родами зубов не позволяют считать их за формы, близко стоящие к предкам млекопитающих: дискоидальная форма последа есть форма далекая от первичной, а мало дифференцированную зубную систему приходится считать за признак, приобретенный Н., так как древние млекопитающие (мезозойские и большинство третичных, за исключением копытных) имеют резко дифференцированные клыки. Ископаемые Н. приближаются, с одной стороны, к ископаемой группе хищных Creodonta, с другой – к полуобезьянам; относительно некоторых ископаемых родов нельзя наверно сказать, принадлежат ли они к Н. или полуобезьянам. Черепная полость большинства Н. относительно мала; лицевая часть сильно вытянута; скуловой дуги по большей части нет или же она тонкая; заднеглазничные отростки лобной кости есть лишь у немногих. Спинных позвонков от 13 до 19, поясничных 3 – 6, хвостовых от 8 до 40 и более. У ежа, крота, выхухоли и шерстокрыла есть косточки между позвонками. Грудная кость обыкновенно узкая и состоит из нескольких частей, у крота и землеройки она имеет гребень. Локтевая и лучевая кость у шерстокрылых и прыгунчиков соединены между собой, берцовые кости соединены у большинства Н. В мускулатуре замечательно сильное развитие у некоторых (ежей и танреков) подкожных мускулов. Головной мозг мал, полушария без извилин и не покрывают мозжечка, обонятельные доли велики. Мозолистое тело короткое и тонкое. У ежа спинной мозг оканчивается на уровне 3 или 4 спинного позвонка и позвоночный канал здесь резко суживается. Желудок, кроме шерстокрыла, простой, кишечный канал превышает длину головы с телом в несколько раз: от 3 (у землеройки) до 12 (у ежа); у шерстокрылов, тупай и прыгунчиков есть, по большей части, слепая кишка. Лишь шерстокрылы рождают по одному детенышу, остальные Н. – по нескольку (еж 2 – 8, танрек 18 – 20). Число и положение сосков сильно варьирует: у шерстокрылов 2 пары подмышечных сосков, у Solenodon 1 пара в пахах, у остальных они в числе 2 – 12 пар лежат на груди и брюхе. У многих есть пахучие железы; у землероек они лежат на боках позади подмышечных впадин, у Gymnura, Potamogale и танрека по бокам прямой кишки. Железы эти защищают Н. от врагов, так как хищные млекопитающие по большей части не едят их. Пища Н. главным образом, как показывает название отряда, состоит из насекомых и их личинок; у некоторых (кроты) значительную и даже главную часть пищи составляют черви. Кроме того, они едят и других мелких животных, напр., пауков, улиток и т.д., а некоторые и мелких позвоночных; так, ежи поедают мышей, змей, иногда яйца и птенцов птиц, землеройки – мышей, а водяная землеройка нападает даже на сравнительно очень больших рыб, Potamogale питается, по-видимому, преимущественно рыбой, наконец шерстокрылы, тупайи и прыгунчики отчасти едят растительную пищу. Вообще Н. принадлежат по большей части к числу очень хищных, злых и прожорливых животных, но, истребляя множество насекомых и их личинок, а отчасти и мышей, приносят значительную пользу. За исключением тупай, они животные ночные; живут по большей части в подземных норах и логовищах, некоторые (семейство кротов) принадлежат к числу животных, наиболее приспособившихся к подземному образу жизни. С наступлением холодного времени года многие Н. в умеренных странах впадают в спячку, но некоторые продолжают охотиться и зимой (напр., кроты). Явление спячки наблюдается и у некоторых форм, живущих в жарких странах (танрек впадает в летнюю спячку). Большинство Н. водится в умеренных и жарких странах северного полушария, в Южной Америке и в Австралии их нет вовсе. Известно около 150 видов. Некоторые дают мех (выхухоль); ежей иногда употребляют в пищу. Н. делятся на два подотряда: 1) Dermatoptera с единственным родом шерстокрылых (Galeopithecus) и 2) Н. собственно (Insectivora vera). У первых (некоторые из них относятся к полуобезьянам) верхние и нижние резцы сжаты, оканчиваются многими остриями и на нижней челюсти глубоко гребенчаты; передние и задние конечности соединены широкой складкой кожи, играющей роль парашюта. У вторых верхние и нижние резцы конические, с одним острием или, кроме того, с остриями лишь при основании, нижние не гребенчаты; конечности свободны.
Натурализация
Натурализация – переход в подданство другой страны. В течение XIX в. все западные законодательства признали свободу экспатриации или право граждан выходить из подданства. Прежде, как остаток средневекового прикрепления к земле, господствовало воззрение, что подданство образует вечную связь; недозволенное оставление отечества влекло за собою конфискацию имущества; лицо, в детстве отвезенное родителями-эмигрантами за границу, могло подвергнуться обвинению в государственной измене. Теперь только русское законодательство отвергает право подданных на экспатриацию; наоборот, североамериканский закон 1868 г. объявляет всякое сомнение в этом праве несовместимым с основными началами государственного устройства. Большинство европейских законодательств ограничивают свободу экспатриации только исполнением воинской повинности; между многими государствами заключены картельные конвенции о взаимном отказе в Н. лицам, обязанным этою повинностью. Большинство европейских государств выдают свидетельства об освобождении от подданства; в Англии достаточно формально заявить о желании выйти из подданства. Неисполнение в своем отечестве тех или других формальностей нигде не служит препятствием к Н. Справедливость требует, поэтому, чтобы лица, однажды натурализовавшиеся в другой стране, в прежнем отечестве своем рассматривались как иностранцы. После того как в 1868 – 72 гг. Сев. Амер. Соед. Штаты заключили с несколькими немецкими государствами договоры о признании немцев, натурализовавшихся в Соед. Шт., по истечении 5 лет, американскими гражданами и в пределах прежнего отечества, другие законодательства также стремятся осуществить принцип, прямо вытекающий из свободы экспатриации – что старое подданство прекращается само собою, раз лицо вступило в новое подданство; но в настоящее время еще возможны конфликты вследствие того, что лицо считается одновременно подданным двух государств. Н. допускается, большей частью, лишь после более или менее продолжительного водворения: так, у нас просить о принятии в подданство можно только после 5-летнего водворения, которое считается со дня выдачи губернатором свидетельства. В Германии предварительное водворение не требуется, но это создает возможность Н. in fraudem legis: напр., иностранец легко натурализуется в Германии, чтобы обойти отечественный закон брачного права, а затем просится обратно в подданство своего отечества; если последнее (как, напр., Франция) покровительствует обратной Н., то это ведет к большим практическим осложнениям. Всюду Н. выражается в формальном акте (у нас – присяга). В Соединенных Штатах водворение создает право на Н., которого можно добиваться судом; в других странах она обусловлена неограниченным усмотрением администрации. Совсем не допускаются к Н. в Соед. Шт. Сев. Америки китайцы, в России – дервиши и евреи. Н. предполагает свободу воли и дееспособность; насильственная Н. (напр., до 1883 г. в Австрии иностранцы, прожившие там 10 лет, превращались в подданных) теперь нигде не практикуется. Дееспособность обсуждается по отечественным законам просителя, иначе возможен конфликт с его отечеством; но недееспособность, основание которой противоречит нравам страны, не служит препятствием к Н. (напр. рабство). По той же причине в стране, где существует развод, нет основания не принимать в подданство женщину, которая в своем отечестве добилась только разлучения от стола и ложа и потому ограничена в своей дееспособности согласием мужа (таково правильное решение знаменитого процесса Бофремон). В Германии и России натурализованный тотчас же приобретает все права коренных подданных; в Бельгии, Венгрии, Италии различают обыкновенную Н., которая создает только неотъемлемое право на пребывание в стране, и большую Н., которая одна дает и политические права; во Франции это различие исчезло, но все же пассивное избирательное право дается только через 10 лет (по специальному закону – через год). В Сев. Амер. Соед. Штатах право быть избранным в палату представителей конгресса приобретается только через 7 лет, в федеральный Сенат – через 9 лет, а президент Соед. Штатов должен быть уроженцем страны. В Англии, рядом с Н. в силу акта 1870 г., которая дает сразу все права подданных, сохранилось еще укоренение в силу королевского патента (letters of denization): оно дает права только на будущее время, но не имеет обратного действия (важно для наследования в недвижимости). Почти по всем законодательствам вступление в брак с иностранцем заменяет для женщин формальности экспатриации и Н. (так наз. привилегированая Н.); у нас это единственное изъятие из принципа запрещения экспатриации. Только в немногих странах (Аргентина, Сальвадор) жена не теряет своего подданства; по английскому праву англичанка не теряет своего британского подданства, но иностранка становится подданной; вообще европейская юриспруденция отрицательно отвечает на вопрос, может ли женщина выговорить себе сохранение в браке прежнего подданства (в России не допускается отдельная Н. замужних женщин). В случае перемены мужем подданства при существовании брака, жена, по французскому праву, должна самостоятельно выразить желание принять его новое подданство; по другим законодательствам, когда она фактически последовала за мужем, его Н. распространяются и на нее, если только он не перешел в подданство с целью уничтожить возникший в отечестве повод для развода. За немногими исключениями (Бельгия, Россия), всюду Н. отца распространяется и на его малолетних детей: на эту же точку зрения единства семьи стало с 1889 г. и французское законодательство, которое прежде держалось «личного» принципа, по которому дети оставались иностранцами; изъявление за них согласия опекуном также не допускалось. Теперь во Франции дети в течение года по достижении совершеннолетия могут заявить о своем возвращении в прежнее подданство отца. На личном принципе стоит еще русский закон 1864 г.; это может вести к образованию класса людей без всякого подданства, так как выход отца из германского и австрийского подданства распространяется и на его малолетних детей, а у нас эти дети продолжают считаться иностранцами. Теперь планируется и у нас распространение Н. отца на малолетних детей, если они с ним в России; если же семья осталась за границей, то предполагается ставить в зависимость от разрешения министра внутр. дел оставление ее в иностранном подданстве (см. Гессен, «О влиянии Н. на семью иностранца», «Ж. Мин. Юст.», 1896, № 10). В настоящее время привилегированная Н. существует у нас для детей иностранцев, если они родились в России или хотя бы только окончили курс средних учебных заведений в России; они могут в течение года со дня совершеннолетия просить о Н. То же преимущество, т.е. изъятие из правила о предварительном водворении, существует для совершеннолетних детей иностранцев, принятых в русское подданство. Вообще законодательства, за небольшими исключениями, не создают особых облегчений для лиц, желающих возвратиться в подданство; только жены, желающие возвратиться в прежнее подданство по прекращении своего брака с иностранцем, и дети лица, натурализовавшегося за границей, желающие вернуться в прежнее подданство отца, возвращаются без стеснения сроком предварительного водворения. У нас дети вдовы, русской по происхождению, могут в течение 1 года по совершеннолетию воспользоваться этим преимуществом. Сама вдова возвращается в наше подданство путем простого заявления губернатору о прекращении своего брака. Во всяком случае и возвращение в подданство должно быть констатировано в формальном акте.
М. Брун.
Натурализм
Натурализм – современная форма литературного движения, известного под именем реализма. Н. выделяется из общего течения реализма требованием полнейшей объективности художника и пристрастием к изображению низшей, эмоциональной стороны человеческой природы. Вопрос об источниках Н., получившего наиболее яркие образы и с особенной силой формулированного во французской литературе, постоянно усложняется: новые исследования отодвигают его истоки все дальше, находя их то в живой струе народного творчества, то в бытовых произведениях сатирических писателей первых лет новой истории. Самыми близкими по духу к современному Н. являются испанские писатели Мендоза, с его «Лазарильо из Тормес» (русский перевод, 1897), и Кеведо, имевший особенно большое влияние на французскую литературу, где, параллельно с официальными формами академической условности, всегда жили свободные формы правдивого изображения жизни, и где еще в XV веке Ла Саль в «Jehan de Saintre» дал первый опыт психологического натурализма, а в XVI в. писал Рабле. Талантливейшие выразители этого направления в XVII в. – Шарль Сорель, Скаррон, Фюретьер и Сирано де Бержерак. XVIII век, проникнутый духом классической условности, выставляет, однако, ряд провозвестников новой литературы. В начале века появляется «Жиль Блаз» Лесажа. Оригинальный Ретиф де ла Бретонь, доводя до крайности откровенности грубого реализма, дает правдивые и детальные изображения быта разных слоев общества. Характерно, что в своих произведениях он видит «полезное прибавление к Естественной Истории Бюффона», предвосхищая, таким образом, стремления будущих представителей Н. придать ему научный характер. Призыв Руссо возвратиться к природе, к простоте отражается и на требованиях художественной правды. Дидро, подкрепляя свои теории собственными произведениями, ратует против «жестокости условных формул», а Себастьян Мерсье в своем «Essai sur l'art dramatique» исходит из мысли, что «если сценическое искусство ложно само по себе, то тем более должно его приблизить к правде». Первым шагом к современному Н. был в нашем веке французский романтизм. Освобождая творчество от гнета академической традиции и эстетического канона, он с самого начала настаивал на «жизненной правде». Этой правды новаторы романтизма искали, однако, не в наблюдении внешнего мира, но внутри себя; это была чисто субъективная правда, добываемая наитием свыше, каким-то духовным прозрением. Во всяком случае романтизм пересоздал мертвенно-условный литературный язык, вдохнул новую жизнь в творчество, и потому вполне естественно, что к французским романтикам Реставрации относятся не только Гюго и Жорж Санд, но и первый представитель Н. в его современном смысле – Анри Бейль, известный под псевдонимом Стендаль. Воспитанный на философском скептицизме прошлого века, Стендаль примкнул к романтизму именно потому, что это была господствующая форма протеста против условной неправды. Даже его сухой протокольный язык обусловливается стремлением к художественной точности; его наблюдательность в изучении психологических деталей дала Тэну повод назвать его величайшим психологом века. Стендаль не находил достаточного понимания у публики, предсказывая, что его значение выяснится лишь в 60-х или 80-х гг. И действительно, в эти годы имя его является знаменем в борьбе против романтизма; но уже в первой полов. века у него появляются продолжатели в лице Меримы и, особенно, Бальзака. Бальзак был создан для творчества в духе Н. Его глубокий и грубый материализм, всецело подчинявший духовную сторону человека влияниям внешнего мира, требовал строгой точности в воссоздании элементов этого влияния. Его покладистая мораль позволяла ему изображать мир грязи и порока не с пристрастием бичующего моралиста, но с эстетическим наслаждением истинного художника; этой объективности он не изменял никогда. Образы его слагаются из массы внешних деталей, подмеченных в натуре. Лишь его кипучая неуравновешенность, необузданность его воображения, иногда доводившая его до невероятных измышлений, помешала ему дать совершенные образцы в духе нового направления. Во второй половине века господство позитивизма и детерминизма повело за собой во всех областях преклонение перед фактом; теория эволюции, став основой не только биологии, но и гуманитарных наук, отразилась на теории искусства в виде неправильного требования устранить субъективный идеализм. Свобода вымысла ограничивается. Документальная правда полагается в основание самодовлеющего художественного создания, которое стремится стать верным, полным и абсолютно беспристрастным протоколом действительности. Появление «Маdame Bovary» Флобера (1857) знаменует собой настоящую литературную революцию. Флобер не дал формулы Н., требования художественной правды выставлялись и до него; но такого сухого беспристрастия, такого отсутствия выдумки, такого подчинения психики моментам физическим, такого возведения в перл создания мира по преимуществу не интересного – до тех пор не было. Сама пошлость персонажей Флобера есть реакция против идеалистических преувеличений романтизма. Менее значительным, но все же ярким явлением того же порядка, была «Fanny» Фейдо (1858), имевшая большой успех. Решающее влияние на роман и его натуралистическую теорию оказали братья Гонкуры. «Madame Bovary» и «Germinie Lacerteux», по замечанию Жюля Гонкура, «могут быть названы образцами всего, что появлялось впоследствии под именем реализма, натурализма и проч.». В Эмиле Золя натурализм приобрел законодателя. Не внеся по существу ничего нового ни в характер, ни во внешнюю форму романа, он так определенно формулировал доктрину Н., так настойчиво и деятельно пропагандировал ее, так удачно способствовал ей шумным успехом своих романов, что был признан главой школы, став на место ее истинных создателей – Флобера и Гонкуров. Впрочем, настоящей школой Н. не мог стать уже потому, что в формулу его входит полная свобода индивидуальности художника. Художественное произведение, с точки зрения Золя, превращается в протокол; «все его достоинство заключается в точном наблюдении, в более или менее глубокой проницательности анализа, в логическом сцеплении событий». Вторая черта натур. романа – объективность. Романист превратился в судебного пристава, «не позволяющего себе судить и произносить приговор... Страстное или чувствительное вмешательство автора придает более мелочной характер роману, нарушая отчетливость линии, вводя посторонний фактам элемент, который лишает их научного значения... Правдивое произведение будет вечно, между тем как чувствительное произведение возбуждает чувствительность одной известной эпохи». Третья черта Н. – исключение «героев»; «нивелирующая черта проводится над всеми головами, потому что редко представляется случай вывести на сцену человека, действительно возвышающегося над уровнем». Сам Золя далеко не всегда верен своей доктрине; не говоря о его природной склонности к романтической идеализации и преувеличению – хотя бы в обратную сторону, – его справедливо упрекают в кабинетном, книжном воссоздании действительности, идущем в разрез с основным догматом Н. – непосредственным наблюдением. К крупнейшим натуралистам относят также, но без достаточного основания, и Доде. Писатели, группировавшиеся когда-то вокруг Золя и собравшие свои натуралистические рассказы в сборнике «Les soirees de Medan», понемногу отказываются от крайностей его учения. Самый выдающийся из них, Ги де Мопассан, в предисловии к роману «Пьер и Жан» указывает на невозможность последовательного натурализма; в искусстве нужна не голая правда действительности, но лишь иллюзия правды. «La terre» Золя вызвала протест молодых писателей, из которых Боннетэну принадлежит, быть может, самый грязный и грубый роман во всем современном Н. («Charlot s'amuse»). Новые влияния, знакомство с реальными произведениями северного искусства, свободными от утрированного Н., смягчают его первоначальные крайности в теории и практике. Иностранные подражатели – итальянские «веристы» (Верга, Серао, Фогаццаро), немецкие «Modernen» (Крецер, Йенсен, Ола Ганссон, Товоте, Конрад, Блейбтрей, Альберти) – не вносят в натурализм значительных особенностей. Натуралистическое движение отражается также на лирике, в поэзии символистов и на драме, где пьесы Альфреда Туруда (1839 – 1875) и Бувье имели в свое время успех, не лишенный значения. «Theatre libre» в Парижe и «Freie Buhne» в Берлине созданы для водворения Н. в сценическом исполнении, но особенных новшеств им внести не удалось. Самыми видными и последовательными из немецких натуралистов в драме следует признать Арно Гольца и Иоанна Шлафа, иногда писавших вместе под псевдонимом Бьярне Гольмсен («Papa Hamlet» и др.). Гауптман и Зудерман к Н. могут быть отнесены лишь с оговорками: первый – по его склонности к фантастическому элементу и сказочному символизму, второй – по стремлению к условным приемам театрального эффекта, чувствительности и склонности к морализованию.
Ср. сочинения: David Sauvageot, «Le realisme et le naturalisme» (перевод, M., 1891); Champfleury, «Le realisme» (1857); Merlet, «Les realistes et fantaisistes dans la litterature» (1861); Desprez, «L'evolution naturaliste»; Rigot, «L'esthetique naturaliste» («Revue d. d. M.», 1879, sept.); Rivet, «Zola et le N.» («La jeune France», 1879, III); Zola, «Le roman experimental» и «Le N. au theatre»; Camille et Albert, «Petit traite de litterature naturaliste» (1880); P. Lindau, «Die naturalistische Schule in Frankreich»; Max Nordau, «Zola und der N.»; Н. Bahr, «Studien zur Kritik der Modernen» (1894); Pelissier, «Le mouvement litteraire au XIX s.» (перевод, M., 1895); Басардин, «Нонейший нана-турализм» («Дело», 1880, III и V); Борхсениус, «Представители реального романа во Франции в XVII ст.» («Пантеон Литературы», 1888); Брандес, о Стендале («Русская Мысль», 1887, III); Бальзаке (там же, 1881, VI), Жорж Санд (1886, IV); Гауптман и Зудерман («Литературные портреты», СПб., 1896); З. Венгерова, «Литературные характеристики» (1897). Ср. также роман М. Монье, «Un detraque» (перевод в «Слове»).
А. Горнфельд.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 3 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close