Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:53
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Неаполь
Неаполь: 1) пров. итал. королевства, в юго-вост. части Кампании; 1066 кв. км, 1 115007 жит. Богатство моря рыбой, моллюсками, каракатицами, морскими звездами и т.п. обусловливает собой занятия большинства приморского населения. Кроме продуктов рыболовства, источниками дешевой пищи служат зеленые овощи, салаты и корнеплоды, производимые в изобилии, благодаря превосходному искусственному орошению, и плоды кактуса (figolini), привозимые целыми кораблями из Сицилии с августа по декабрь. Все это не мало способствовало густоте населения прибрежья. Здесь разводят также виноград, оливки, хлопчатник, марену, шелк; развито и скотоводство. Оружейные заводы, машинные и шоколадные фабрики, химические лаборатории, обработка кораллов, производство кружев; 2) Н. (Napoli, Naples, Neapel), древний Неаполис, гл. г. пров. Н., прежде столица королевства обеих Сицилий, расположен амфитеатром по сев. берегу Неаполитанского залива; самый населенный г. Италии – 4 3161 жит.; живописное местоположение (пословица: «взгляни на Н. и потом умри»); климат здоровый; средняя температура зимы 10° С, лета 22°; оживленное движение на улицах, смешанность населения – оски, самниты, греки, даже арабы; наречие, значительно отличающееся от классического итал. языка. Большинство жителей Н. очень бедно и довольствуется малым. Даже в аристократической западной части Н., между набережной Kиaйя и новой улицей Corso Vittorio Emmanuele, проведенной по склонам горы, много узких улиц и высоких домов, переполненных бедняками. Санитарное состояние этих кварталов очень плохое; еще хуже оно было в вост. части Н., вследствие чего холера в 1884 г. была очень сильна. Тогда принялись за ломку и перестройку и провели превосходную воду из горного ручья Serino – и холера 1886 г., очень сильная в окрестностях Н., почти пощадила город. Гл. улица Толедо разделяет Н. на древний (торговый) и новый город. Несколько городских парков; памятники Данте, королей Карла III и Фердинанда I; колонна «Мучеников», в память погибших во время революции воинов. Церкви: собор св. Януария (с 1272 г.) с его чудотворной кровью, Монте Оливето, Сан-Kиapa Доменика Маджоре, Сан-Лоренцо (1266 г.), Ст. Мария дель Кармине с памятником Конрадина (Торвальдсена). На С. от г., в горах, катакомбы. Многочисленные и оживленные церковные праздники, блестящие процессии. Несколько старинных ворот и замков, театр Сан-Карло, самый большой в Европе, и несколько других; великолепный пассаж Гумберта I. Университет (осн. в 1224 г. Фридрихом II), инженерная акад., ветеринарный институт, обсерватория, ботанический сад, акад. наук и худож., морской корпус, консерватория. Библиотека при университете (169892 т.), национальная библиотека с греческими и латинскими рукописями (350000 т.), государственный архив, один из замечательнейших в мире (40000 рукописей, с 703 г.), национальный музей (бывший Museo Borbonico), один из первых в свете (раскопки Геркулана и Помпеи); зоологическая станция, образцово устроенная доктором Дорном для исследования морской фауны, первое по времени учреждение этого рода; 60 благотворительных учреждений, богадельня, воспитательный дом. 4 вокзала, много паровых жел. дорог, две электрические; две торговые гавани отделяются от военной громадной плотиной (Molo, 1302 г.). Корабельные верфи, машинные фабрики, литейные заводы, шерстяные, шелковые, бумажные ткани, металлические изделия, консервы, майолика, обувь, кораллы, макароны, сигары. По торговле Н. занимает первое место в Нижней Италии; вторая гавань всей Италии. Красота природы привлекает многочисленных туристов; значительная часть населения кормится ими. Для них существуют фабрики поддельных древностей. Ср. del Balzo, «Napoli ei Napolitani»; Villari, «Lettere meridionali».
История. H. – греческая колония, основанная переселенцами из Кум вблизи другой греческой колонии Партенопеи, после основания нового города получившей имя Палеополис. После ее разрушения римлянами в 326 г. до Р.Х., имя Партенопеи нередко употреблялось в поэзии в применении к Н. Весьма долго, даже после завоевания римлянами в 290 г., Н. сохранял греческий характер; здесь господствовал греческий язык, были в ходу греческие игры, сохранялось греческое деление на фратрии. Этому способствовало то, что римляне оставили в Н. самоуправление как у civitas foederata. В I в. до Р.Х. Н. сделался муниципией, позднее колонией. Он принадлежал к числу самых богатых городов древней Италии и вместе с тем был центром греческой образованности, благодаря чему служил для богатых и образованных римлян любимым местопребыванием. После завоевания Италии остготами, Н. входил в состав царства Теодориха; в 536 г. он был завоеван Велисарием и подчинен Византии, но им управляли почти самостоятельно собственные герцоги. В 1130 г. Н. был завоеван Рожером II, который короновался королем Н. и Сицилии. Ср. Beloch, «Kampanien. Geschichte u. Topographie des antiken N.» (2 изд., Б., 1890).
Невма
Невма (музык.) – знак, намек. Н., как знаки для записи мелодии, состояли из крючков, кавычек, точек, завитков и заменили собой греческую систему записывания музыки, состоявшую из букв. Н. составляют ту нотацию, которая была принята Григорием Вел. в антифонарий. Н. не отличаются точностью определения высоты тона и его ритмической стоимости; они служили лишь средством напоминать певцу уже известную ему, по преданию, мелодию и наглядным указанием на ее восходящее и нисходящее направление. Н. послужили прототипом нашей современной нотации. Исполнявшиеся на один слог или на одну гласную букву, одним дыханием, мелодические фигуры в григорианском церковном пении конца VI и начала VII в. назывались пневмами (пневма – дыхание); отсюда и название Н., примененное к знакам, означавшим пневму, а затем и ко всей звуковой записи, принятой Григорием Великим.
Невралгия
Невралгия (neuralgia). – Этим названием обозначается болезнь нерва, главным образом характеризуемая болью в области его распространения, причем ткани в тех местах, где ощущается боль, сами по себе не представляют болезненных изменений. Особое свойство таких болей, назыв. невралгическими, заключается в том, что они появляются без видимой причины в виде припадков, длящихся от нескольких минут до нескольких часов и более, и затем исчезающих бесследно. Промежутки между этими припадками крайне различны – дни, недели, месяцы, и во время них больной может быть совершенно свободен от каких бы то ни было болезненных симптомов. Иногда припадки Н. повторяются в правильные периоды, напр., ежедневно или через день в определенный час. Во многих случаях во время пароксизма Н. кроме боли обнаруживаются и другие симптомы со стороны пораженного нерва – изменения потоотделения, сосудодвигательной иннервации и др. Одно из характерных свойств Н. заключается в том, что пораженный нерв обнаруживает в известных точках большую чувствительность к давлению. Невралгическая боль бывает весьма неодинакова по своей силе у разных лиц и даже у одного и того же субъекта, и нередко ее интенсивность доходит до совершенно невыносимых размеров. В этих случаях при упорстве и частоте припадков болезнь может довести человека до самоубийства. Особенной жестокостью отличаются боли при Н. тройничного нерва, разветвляющегося в коже лица, почему эта болезнь иначе и называется прозопалгией (боль лица). Затем по силе боли, а также частоте появления, следует Н. седалищного нерва, известная под названием ишиаса (ischias); в этом случае боль чувствуется в ноге, преимущественно на задней поверхности ее, где проходит и разветвляется седалищный нерв (n. ischiadicus), и Н. осложняется расстройством ходьбы. Н. могут встречаться и в других участках тела, соответственно области распространения чувствительных нервов (межреберная, затылочная, плечевая Н. и пр.). Вопрос о сущности невралгии до сих пор еще открыт.
Нервные волокна, в области которых ощущается боль, оказываются свободными не только от грубых воспалительных, но даже тончайших микроскопических изменений, и нужно думать, что в основе того состояния, которое подает повод к периодическим припадкам невралгических болей, лежат молекулярные или химические изменения вещества нерва. Причины Н. весьма разнообразны. Несомненно, что большую роль играет наследственное предрасположение, а также общее состояние организма, напр., малокровие, упадок общего питания, истощение в зависимости от перенесенных тяжких заболеваний, малярийная (болотная) инфекция, сифилис и т.п. На такой почве легко развиваются Н. без всякой видимой причины, или к ним подает толчок простуда, ушиб. Иногда исходный пункта Н. заключается в заболевании центральной нервной системы; таковы условия невралгических болей при спинной сухотке, а также при истерии и неврастении. Естественно, что эти отношения влияют также на течение Н. Если она возникла в зависимости от наследственного предрасположения, и если при этом отсутствуют другие заболевания организма, то Н. может держаться в течение всей жизни, многие десятки лет. В других случаях решающее значение имеет то болезненное состояние организма, на почве которого Н. возникла. Сами по себе Н. не представляют опасности для жизни и мало влияют на общее состояние здоровья. Только в тех случаях, где приступы боли очень часты и доходят до невыносимых размеров, они вредно отражаются на деятельности сердца и на общем питании. Лечение Н. всегда должно прежде всего сообразоваться с тем, какие причинные моменты лежат в основе ее. Во многих случаях требуется продолжительное, систематическое влияние на общее состояние организма путем укрепления и видоизменения питания, водолечения, электротерапии и т.п. для того, чтобы бороться с предрасположением к невралгическим приступам. При упорных Н. тройничного нерва нередко приходится прибегать к хирургическому вмешательству, а именно к вырезыванию кусочков нерва из пораженных веточек и даже к перерезке тройничного нерва внутри черепа. Во время самого пароксизма Н. употребляются разнообразные внутренние средства из категории так назыв. болеутоляющих. К сожалению нет до сих пор ни одного, которое могло бы считаться верным во всех случаях. Даже морфий не всегда дает результаты. При том в виду склонности невралгических приступов к повторению, надо по возможности избегать назначения морфия, так как больные в этих случаях легко становятся морфинистами.
П. Розенбах.
Неврастения
Неврастения или нейрастения (neurasthenia). – По своему этимологическому значению этот термин означает слабость нервной системы. Он введен в науку в 1869 г. американским врачом Бирдом (Beard) и быстро сделался общераспространенным. Болезненные же состояния, для которых он был предложен, известны уже гораздо раньше, и для них существовало множество других названий. Из них долго держались французское обозначение «vapeurs», происходящее от средневекового воззрения, что источник нервных симптомов заключается в испарениях болезненно измененных соков. Отчасти еще теперь наравне с Н. иногда употребляются выражения нервозизм или неврозизм, а также спинномозговое раздражение. Но с современной точки зрения Н. более или менее совпадает с истощением нервной силы вследствие переутомления нервной ткани. При этом анатомическое строение нервных элементов остается без изменений, но изменяется их функциональная способность, а именно повышается их раздражительность, и падает их пригодность к напряжению, почему мы и говорим о раздражительной слабости нервной системы. Иногда это функциональное изменение совпадает с расстройством кровообращения, иногда, по-видимому, играет роль измененный химизм в нервных центрах. В известных случаях, может быть, играет также роль самоотравление организма продуктами неправильного обмена веществ. В ряду других мы имеем дело с прирожденными особенностями нервной системы, сущность которых нам совершенно неизвестна. Если в нервной системе имеются более глубокие нарушения питания, а тем более материальные изменения нервных элементов или питающих их кровеносных сосудов, то уже не может быть речи о Н. Из этого явствует, что Н. стоит, так сказать, на рубеже между здоровьем и болезнью и соответствует изменению нервных функций в указанном направлении без повреждения носителей этих функций. В этом отношении Н. представляет близкое родство с истерией и ипохондрией, и она, также как последние, принадлежит к так назыв. общим функциональным неврозам. В виду общности поражения нервной системы при Н., она сказывается крайне разнородными симптомами, поражая все сферы, в которых играют роль нервные влияния, не исключая психической.
В психической сфере главная черта неврастеников – повышенная отзывчивость настроения с преобладанием дурного расположения духа во всевозможных степенях до угнетенного состояния с тоской и отвращением к жизни. Дурное самочувствие часто не имеет видимой причины, но во многих случаях обусловлено неприятными ощущениями в голове и теле и боязнью, что они разовьются в серьезную болезнь. Ощущения эти приковывают к себе внимание больного, вызывают у него недовольство собой и всем, поселяют в нем неуверенность в себе, нерешительность, упадок энергии. Умственные способности остаются вполне сохраненными, но интеллектуальная деятельность затрудняется. Больные не могут долго напрягать внимание, при чтении или других умственных занятиях они не могут сосредоточиться на том, что должны воспринимать; при этом появляется ощущение как будто голова чем-то наполнена, и ничто туда более не помещается, или что она пуста, но какойто туман покрывает сознание и мешает думать. Вместе с тем они подвержены навязчивым идеям, нередко сопряженным со страхом.
Сон большей частью нарушается, является бессонница, или сон очень тревожный – просыпаясь утром, больные чувствуют себя утомленными, не отдохнувшими. Реже наблюдается усиленная сонливость. В чувствительной сфере главные симптомы заключаются в болевых ощущениях и так наз. парестезиях. Последние состоят в ощущениях холода, жара, онемения, бегания мурашек, зуда, стягивания и т.п. Они локализируются во всех частях тела, в туловище, конечностях, внутренних органах и весьма обычно в голове. Головная боль, чувство стягивания в голове, давления на голову, пульсации и т.п. чрезвычайно часто беспокоят неврастеников. Кроме того, они страдают от блуждающих невралгических болей в спине, ногах и руках. Со стороны других органов чувств расстройства бывают незначительны и редки. Иногда встречается легкая утомляемость зрения, при чтении буквы вскоре начинают сливаться или становится темно перед глазами, наблюдается светобоязнь. Со стороны слуха – шум и звон в ушах.
В двигательной сфере важно прежде всего отметить отсутствие параличей и мышечных атрофий; но очень характерны и часты двигательная слабость, быстрая утомляемость при ходьбе, стоянии, также при письме, и дрожание. Последнее наблюдается не только в руках и ногах, но и в языке, в голове, иногда во всем теле. Нередко перед засыпанием происходят судорожные подергивания и толчкообразное отбрасывание ног. Расстройства в половой сфере играют в Н. самую выдающуюся роль, особенно у мужчин. Весьма распространенное и характерное явление заключается в том, что половое возбуждение возникает чрезвычайно легко, но течение полового акта ускорено настолько, что он становится неудовлетворительным или даже невозможным. В других случаях повышенная половая возбудимость выражается в учащенных поллюциях, происходящих даже днем, от механического сотрясения. У женщин также страдает половая сфера в виде поллюций, различных парестезий и чувствительных расстройств в этих органах. Со стороны пищеварения наблюдаются явления, представляющие большое сходство с катаром желудка и кишок – боль в желудке, отрыжка, неправильный стул, обложенный язык и т.д. Точное исследование обнаруживает во многих случаях отсутствие катаральных явлений и нормальные свойства желудочного сока; кроме того, нарушение пищеварения отличается непостоянством, временно исчезает и потом опять появляется без видимых причин. Иногда, впрочем, это нервозное расстройство пищеварения (так наз. нервная диспепсия) сопровождается изменением количества и качества желудочного сока, причем такое изменение, по-видимому, также обусловлено нарушением иннервации. Наконец, к частым симптомам Н. принадлежат расстройства иннервации сердца и вообще сосудодвигательной системы. Преобладает ускорение деятельности сердца, с жалобами на сердцебиение и неприятные ощущения в области сердца – какое-то беспокойство, напряжение, иногда и боль. Кроме того, бывают приступы сильнейшего сердцебиения с резким падением пульса, приливом к голове, предсердечной тоской и страхом. Такие приступы нередко появляются ночью, без всякой видимой причины и производят тяжелое впечатление на больных и на окружающих. Общая возбудимость сосудодвигательной нервной системы выражается в том, что больные легко краснеют и бледнеют от психических влияний, бывают подвержены припадкам головокружения с приливами к голове, иногда имеют постоянно холодные ноги и руки, в других случаях усиленно потеют. Состояние общего питания в различных случаях содержится весьма неодинаково. Есть такие неврастеники, цветущий вид которых составляет резкий контраст с их дурным самочувствием и многочисленными жалобами. Но у других, в особенности при преобладании гастрических симптомов, наблюдается упадок общего питания, малокровие и исхудание. Точно так же при тех формах Н., которые характеризуются преимущественно болями и бессонницей, питание падает, и такие больные нередко доходят до сильного истощения. Замечательна легкость, с которой у неврастеников происходят колебания общего питания: иногда они в короткое время теряют или приобретают большое количество жира.
Течение болезни всегда хроническое. Обыкновенно больные в течение продолжительного времени обходятся без врачебной помощи. Лишь когда больной замечает, что неприятные явления повторяются без видимой причины, или когда какой-нибудь симптом становится постоянным и мешает занятиям, неврастеник обращается к врачу, и иногда трудно бывает определить начало болезни. В известном ряду случаев удается установить, что развитие Н. предшествовало определенное, вредно подействовавшее обстоятельство, наприм., нравственное потрясение, инфлюэнца, ушиб (травма), сопряженный с испугом, но и тогда все-таки Н. развивается лишь весьма медленно, исподволь, так что больной начинает замечать свое болезненное состояние лишь спустя более или менее продолжительное время после указанных обстоятельств. Раз Н. установилась, она всегда очень упорно держится, по крайней мере месяцами, если не годами. Есть больные, которые, заболев Н., временно поправляются, потом опять становятся хуже и остаются неврастениками навсегда или до преклонного возраста. При этом с практической точки зрения нужно различать две формы Н.: легкую и тяжелую. А именно в большинстве случаев интенсивность субъективных и объективных явлений столь незначительна, что они не мешают в существенной степени обычному образу жизни и текущим занятиям и мало отражаются на трудоспособности; такие лица как бы стоят на рубеже между здоровьем и болезнью, и хотя почти всегда страдают от того или другого неврастенического симптома, однако живут и работают как здоровые.
Нередко проявления Н. принимают такой характер, что одержимые ею, в зависимости от описанных выше симптомов, становятся неспособными к физическому и умственному труду и при небольших колебаниях самочувствия постоянно сильно страдают от своей болезни, которая им отравляет жизнь при самых благоприятных условиях. Такие неврастеники принадлежат к тяжким больным. Как в тяжелых, так и в легких случаях картина болезни складывается у отдельного больного из разнообразного сочетания рассмотренных выше симптомов. Притом большей частью у одного и того же больного замечается преобладание определенной группы их: у одного – со стороны психики, у другого – гастрические, у третьего – со стороны половой сферы и т.д. Благодаря этому, во многих случаях можно определить Н. не вообще, а по отношению к тому органу, расстройство которого у данного больного стоит на первом плане. Обыкновенно различают следующие типы Н., характеристика которых достаточно выясняется их названиями: мозговая, спинномозговая, половая, далее желудочно-кишечная и сердечная или сосудодвигательная. Из группы мозговой Н. иногда выделяется еще отдельная форма, в которой на первый план выступают чисто психические явления, под названием психической. В других случаях, когда главнейшие явления заключаются в невралгических болях, появляющихся в различных частях тела, можно говорить о невралгической форме. Те случаи, которые развиваются в зависимости от травмы, представляют нередко сочетание Н. с истерией. Для правильной оценки перечисленных типов не надо только забывать, что они никогда не представляют резко обособленных картин, и всегда к явлениям, относящимся к одной области, присоединяются и другие неврастенические симптомы, только стоящие в данном случае на втором плане. Чаще всего встречаются сочетания гастрических и мозговых симптомов; половые симптомы чаще наблюдаются при спинномозговой Н.; сердечные припадки сравнительно реже сопровождаются столь обширными проявлениями, как гастрическая и половая форма.
Что касается причин Н., то здесь как вообще для нервных и душевных болезней надо различать предрасполагающие и случайные причины; первые создают почву для развития болезни, последние же подают повод к ее возникновению. Из предрасполагающих моментов самую выдающуюся роль играет наследственность. Преобладающее число заболеваний доставляет мужской пол; вероятно, у женщин те причины, которые у мужчин ведут к Н., чаще вызывают истерию, но несомненно, что женский пол поражается Н. в таких же формах, как мужской. Возраст, наиболее предрасположенный к Н., есть средний – третье, четвертое и пятое десятилетие. В детстве и ранней молодости Н. наблюдается редко, только при резко выраженном наследственном предрасположении; точно так же она редко наблюдается у стариков за 50, 60 лет, когда обыкновенно перестают действовать те моменты, которые составляют вызывающие причины этой болезни. В последних главное место занимает психическое переутомление. Наибольший контингент неврастеников доставляют образованные классы в больших городах – негоцианты, адвокаты, чиновники, учителя, врачи, учащиеся в высших учебных заведениях и вообще категория лиц, мозг которых постоянно усиленно занят. Здесь, однако, не столько имеет значение интенсивная умственная работа, напр., деятельность ученого, сколько беспокойная работа мысли, сопряженная с названными профессиями. В борьбе за существование и стремлении к улучшению своего материального и общественного положения эта напряженная деятельность мозга сочетается с постоянными волнениями, неприятными аффектами, разочарованиями; далее, при напряженной работе этих лиц им редко удается распределять свое время так, чтобы в определенные часы есть и спать, вообще пользоваться отдыхом при усталости; наконец, способы развлечений и удовольствий, наиболее распространенные в наш «нервный век», ничуть не могут считаться пригодными для отдыха после труда, поскольку они заключаются в волнующей карточной игре, затягивающейся до поздней ночи, или в шумных собраниях, на которых и самыми трезвыми людьми выпивается изрядное количество спиртных напитков. Между тем охарактеризованные здесь в общих чертах условия жизни в современном обществе охватывают все большее число лиц, особенно в крупных центрах торговли, промышленности и администрации, и они то и составляют причину усиливающейся на наших глазах «нервности» культурного общества. Другой весьма важный причинный фактор Н. заключается в неправильностях половой жизни; сюда принадлежат половые эксцессы, способы, практикуемые для избежания беременности, и т.п. Большую роль играют также последствия заболеваний половых органов. Притом эти моменты приводят не исключительно к форме половой Н., а могут лежать также в основе других ее форм. Далее, как уже было упомянуто, к числу причин Н. принадлежат инфекционные болезни (инфлюэнца), травматические повреждения, в особенности ушибы при железнодорожных крушениях и при несчастных случаях на фабриках; затем различные истощающие болезни, напр., болотное отравление, различные виды худосочия, упадок питания вследствие частых родов и т.д.
Само собой разумеется, что в предшествующем описании Н. не было упомянуто о тех явлениях, которые обнаруживаются у больных с помощью специального врачебного исследования. В виду того, что Н. свойственны многие симптомы, встречающиеся при тяжелых нервных страданиях, в том числе и психические, правильная оценка этих больных требует от врача большой опытности и специального знакомства с нервными и душевными болезнями. Н. сама по себе не склонна к переходу ни в тяжелые страдания центральной нервной системы, ни в психические расстройства; даже при многолетнем существовании она остается все тем же поверхностным функциональным нарушением нервной деятельности. Если значительный контингент неврастеников впоследствии обнаруживает другие нервные болезни или впадает в помешательство, то это зависит не столько от преобразования в них Н., сколько от общности главных причин, на почве которых развиваются всевозможные нервные и душевные болезни.
В лечении Н. самую выдающуюся роль играет устранение тех неблагоприятных физических и нравственных условий жизни, которые вызвали болезнь, чего, к несчастью, во многих случаях не удается достичь. С этим обстоятельством надо считаться при оценке столь частой безуспешности различных специальных способов лечения. Из них наибольшее применение при Н. имеют систематическое водолечение, электричество, массаж, пользование на минеральных водах и в специальных заведениях, преимущественно существующих в Германии. Здесь не место входить в технические подробности таких специально-медицинских вопросов.
Литература. Недавно появилось обширное сочинение о Н., составленное при участии ряда специалистов (Muller, «Handbuch der Neurasthenie», Лпц., 1893) – книга содержит весьма полный список научных статей, брошюр и книг, написанных о Н. в громадном количестве. Из более популярных сочинений заслуживают особенного внимания: Levillain, «La neurasthenie» (П., 1891); Krafft – Ebing, «Ueber gesunde nad kranke Nerven» (1886; имеется в русском переводе); Pelmann, «Nervositat und Erziehung» (1888).
П. Розенбах.
Неврит
Неврит – означает воспаление нервных волокон. Этот болезненный процесс, как вообще воспаления, характеризуется приливом крови, набуханием и болью. Кроме того, нарушается отправление в той области, которая получает иннервацию через пораженный нерв, и в зависимости от этого, так как большинство нервных стволов на периферии тела содержит и чувствительные и двигательные волокна, наблюдается притупление или потеря чувствительности, паралич и нарушение питания мышц. Н. отдельных нервных стволов встречается редко и не имеет особенного практического значения. Но одновременное воспаление различных нервных стволов, так назыв. множественный Н., наблюдается довольно часто и во многих случаях составляет вполне типичную картину болезни. При этом и в верхних, и в нижних конечностях замечаются боли, расстройства чувствительности, параличи и атрофии отдельных мышечных групп. Сочетание этих симптомов представляет большое сходство с некоторыми заболеваниями спинного мозга и прежде смешивалось с ними. Точное различение их очень важно между прочим и потому, что при множественном Н. имеется гораздо более данных за возможность полного выздоровления. Учение о множественном Н. сравнительно ново и стало разрабатываться преимущественно лишь с начала 80-х годов. Сведения об нем можно найти во всех современных учебниках по нервным болезням. Невроз (neurosis) – служит для обозначения таких форм заболеваний нервной системы, при которых болезненные явления не зависят от определенных анатомических изменений нервных центров или периферических нервов. В этих случаях мы говорим также о функциональных заболеваниях того или другого отдела или всей нервной системы, и понятие о Н. тожественно с представлением, что в известных случаях функции нервной ткани могут быть болезненно изменены при анатомической целости ее. Разумеется, что по мере усовершенствования наших методов исследования может со временем оказаться, что иные болезни, причисляемые теперь к Н., принадлежат к анатомическим поражениям нервной системы, и потому не нужно забывать, что понятие о Н. имеет лишь относительное значение. В настоящее время категория Н. обнимает большое число нервных страданий. Из них некоторые представляют общее расстройство всей нервной системы в ее целом, как, напр., истерия, неврастения, эпилепсия, и такие Н. называются конституциональными; другие же заключаются в поражении лишь отдельных функций в ограниченных областях, напр., невралгии или судороги определенных нервов, и такие Н. называются соответственно этому чувствительными или судорожными.
Нeвропатия
Нeвропатия – означает вообще страдания нервной системы (neuro-pathie). Употребляется преимущественно наравне с выражением «функциональный невроз», для обозначения общих расстройств нервной системы, не обусловленных анатомическим поражением нервной ткани, как, напр., истерия или неврастения.
Негатив фотографический
Негатив фотографический – (от лат. Negativus – отрицательный) представляет отрицательное изображение снимаемого предмета, т.е. такое, в котором светлые места являются темными, и наоборот, и все изображение является повернутым как в зеркале. Негативному изображению противопоставляется так называемое позитивное, являющееся уже в виде рисунка с правильным распределением света и теней, и правильно расположенное таким образом негатив является только посредником для получения и увеличения числа позитивных изображений. Идея размножения фотографических снимков при помощи Н. принадлежит англичанину Тальботу, изложившему ее в январе того же 1839 г., когда Дагерр обнародовал в Париже свое открытие. Хотя Н. Тальбота, полученные им на хлоросеребряной бумаге, и плохо удовлетворяли своему назначению вследствие неравномерности и плохой прозрачности бумаги, однако практичность этого способа была ясна и дальнейшие исследования Ниепса де Сен Виктора, Арчера, Маддокса, Монкговена, Абнея и др. направились в сторону его разработки. Получая свои Н. на стекле, покрытом слоем чувствительного белка, коллодия или желатина, эти исследователи избежали недостатков Н. Тальбота и довели их совершенство до современного состояния. Для размножения отпечатков под Н. плотно подкладывается белая светочувствительная бумага и выставляется на свет. При этом Н. служит только как экран, задерживающий лучи света в своих темных частях (которые на позитиве, следовательно, останутся белыми) и пропускающий их в своих прозрачных частях, отчего чувствительная бумага темнеет, давая, таким образом, позитивное изображение. Для получения самого Н. стекло покрывается чувствительным слоем, состоящим из прозрачной среды (белка, коллодия или желатина), в которой рассеяны в весьма измельченном виде частицы чувствительных к свету солей серебра. При действии света частицы хлористого, йодистого или бромистого серебра (из которых обыкновенно состоит чувствительная часть слоя) весьма быстро разлагаются им на полухлористое, полуйодистое и полубромистое серебро, с выделением части освобождающегося при этом хлора, брома или йода*). Химической формулой подобное разложение, напр., для хлористого серебра, выражается в следующем виде:
2AgCI = Ag2CI + Cl.
Это разложение происходит в тем большем количестве, чем сильнее и продолжительнее было действие света. Наименьшее время, потребное для разложения при действии солнечных лучей, принимается для наиболее чувствительного бромистого серебра в 1/100000 сек. Однако, химическое разложение, произведенное светом в чувствительном слое, остается невидимым для глаза и для того, чтобы вызвать образованное этим путем изображение, надо произвести так наз. проявлением Н., которое состоит или в наращивании металлического серебра (при мокром коллодионном способе), или в восстановлении полухлористого серебра в металлическое. Так или иначе, после проявления получается, наконец, видимое изображение, состоящее из мельчайших частиц металлического серебра, рассеянных с различной степенью густоты в прозрачной среде белка, коллодия или желатина. Количество этих частиц в данном месте чувствительного слоя тем большее, чем сильнее и продолжительнее было действие на нее света. Ниже рассматриваются следующие стороны дела, от которых зависят те или другие качества Н.: А) Достижение резкости Н. В) Влияние времени позы. Г) Сила и слабость Н. Д) Важнейшие недостатки Н.
А) Действием света производится в частицах чувствительного слоя химическое разложение. Но не все световые лучи производят сказанное действие с одинаковой силой; некоторые действуют сильнее и производят разложение в большой массе серебряной соли, другие слабее с разложением лишь малых ее количеств. Говоря об этом различном действии световых лучей, следует строго различать самую силу световых лучей от их окраски или цвета. Действительно, с одной стороны, предметы могут быть одного цвета, но с различной степенью освещения, а с другой – они могут быть равносильно освещены, но иметь различную окраску.
Эти последние вступают в дальнейшие мало изученные соединения с влагой слоя или другими путями. По отношению к силе света его разлагающее действие пропорционально времени и силе освещения, но совершенно другую зависимость приходится наблюдать в отношении чувствительного слоя к лучам различной окраски. В этом последнем случае надо иметь в виду две стороны дела, с одной: а) окружающие нас предметы с их различной окраской передаются на фотографическом снимке в виде одноцветного рисунка; следовательно, уже по одному этому является некоторая условность этого рисунка. Для примера возьмем цветной ковер, узор которого состоит из фигур и фона различных цветов, но одинаковой яркости. Что должна передать нам на своем снимке идеальная фотография (разумея обычную, а не цветную фотографию)? – Она должна дать нам равнотонную поверхность, не передав узора, так как и рисунок, и фон ковра передадутся на фотографии одним и тем же цветом и с одинаковой яркостью, между тем как для глаза ковер кажется не гладким, а узорчатым. Так должен бы передаться рисунок вышеописанного ковра при идеальной фотографии, к которой приближается фотография ортохроматическая, но при обычных способах фотографирования эта условность идет еще далее, причем, с другой стороны: б) лучи света одинаковой силы, но различно окрашенные действуют на чувствительные соли серебра и приготовленный из них чувствительный слой совершенно своеобразно и при том вполне отлично от того действия, которое имеют они на ретину глаза. Яснее всего указанное различие в действии лучей различной окраски выясняется при фотографировании солнечного спектра. Удобство рассмотрения подобных вопросов на фотографировании спектра основывается на том, что в спектре имеются все основные цвета (и при том в их чистейшем виде), из сочетания которых слагаются все остальные цвета окружающих нас предметов; кроме того, цвета в спектре располагаются по порядку длины их световых волн, что дает возможность точно сравнивать результаты различных наблюдений, в особенности пользуясь всегда однообразным расположением в поле спектра темных Фрауенгоферовых линий. Максимум яркости спектра (по отношению к действию на глаз) находится в желтой части, неподалеку от линии его, между тем как максимумы действия лучей на соли серебра находятся в синей и фиолетовой его частях. Видно также, что каждая соль серебра относится своеобразно к действию различных лучей, но легко заметить, что все они почти не чувствительны к красным, оранжевым и желтым лучам, тогда как синие и фиолетовые лучи действуют на них с приподнятой энергией. Это свойство чувствительных солей и дало повод к разделению лучей на актинические и неактинические, т.е. на такие, которые производят сильное химическое действие, и на такие, которые его почти не производят. Хотя такое деление и не оправдано позднейшими исследованиями, однако, оно сохраняется и доселе, как улавливающее одно из характерных свойств световых лучей. С другой стороны, это своеобразное отношение солей серебра к лучам различной окраски производит ту большую условность фотографических снимков, которую необходимо иметь в виду каждому занимающемуся фотографией. Так, например, даже яркие желтые цвета, платья, фоны и т.п., выходят на снимке почти черными, а темно-синие предметы являются светлыми при работе всеми распространеннейшими способами фотографирования. Благодаря слабому действию красных и оранжевых лучей, ими пользуются для освещения темной комнаты, где производятся манипуляции с фотографическими пластинками и где, следовательно, они не должны претерпевать дальнейших изменений от действия света.
Б) Резкость негативного изображения зависит, с одной стороны, от объектива, а с другой, от слоя, несущего это изображение. Для обычных снимков резкость, зависящая от слоя, имеет мало значения, так как влияние это в сущности незначительно, но на диапозитивах, подлежащих увеличению во много раз, влияние слоя сказывается уже весьма ощутительно. Дело в том, что слой желатина (при употреблении броможелатинных пластинок) обыкновенно в 5 – 7 раз толще слоя коллодия (при употреблении пластинок, покрытых коллодионной эмульсией), а более тонкий слой всегда сообщает Н. большую резкость, давая лучам света, сходящимся в сопряженном фокусе, более ограниченное поле для пересечения, отчего и все изображение, получающееся на чувствительной поверхности, является более тонко очерченным.
В) Для того, чтобы переходы от света к тени шли на снимке в той же постепенности, как в натуре, что составляет одно из важнейших условий его достоинства, необходимо, чтобы время съемки (продолжительность действия света на чувствительный слой) было строго соразмерено: а) с освещением, б) светосилой объектива и в) чувствительностью пластинки. Здесь мы рассмотрим лишь последствия, которые вызовутся несоответствием между нормальной позой и ошибочными в ту и другую сторону. Передержкой называется слишком длинная поза, а недодержкой – слишком короткая. Говоря о передержке, мы будем подразумевать лишь незначительные отклонения от нормальной позы, так как при больших отклонениях происходят явления соляризации. При передержке является смягчение и несоответственная монотонность снимка, светлые места не столь рельефно выделяются, как бы следовало, и менее отличаются от тени. Напротив того, при недодержке тени весьма плохо вырабатываются и сразу переходят к яркому свету, что сообщает снимку чрезмерную контрастность и при этом исчезают столь важные в рисунке так называемые полутона. Эти недостатки Н. могут быть в значительной степени исправлены при проявлении и при печатании, однако, все-таки лучше всего выходят те снимки, для которых строго соображены все указанные выше обстоятельства.
Г) Независимо от относительного распределения светлых и темных частей Н. является общая сила или общая его слабость. Общая сила или слабость Н. (когда они не выходят из известных пределов) иногда являются даже желательными, в зависимости от того способа печатания позитивов, для которого они предназначаются.
Д) Обычным недостатком Н. является вуаль или особого вида мутность изображения, как бы подергивающая его сероватой или желтоватой дымкой. Она может происходить: а) от постороннего света, случайно попавшего на пластинку во время ее приготовления, хранения, экспозиции в аппарате или ее проявления, б) от слишком сильного, хотя бы и неактинического освещения в темной комнате во время вкладывания или проявления пластинки, в) от плохого качества самих пластинок и г) от неправильного проявления. При получении Н., кроме вуали, часто происходят явления соляризации и ореолов, которых можно отчасти или совершенно избежать, пользуясь указаниями, данными в соответствующих статьях.
Д. Менделеев.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close