Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:45
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Николай Кузанский
Николай Кузанский (Nicolaus Chryppfs Cusanus, 1401 – 1464) – величайший из немецких гуманистов первого поколения, богослов. философ, математик и церковнообщественный деятель, родом из лотарингской деревни Кус (Cues), откуда и его прозвание. Сын рыбного торговца: в первой юности бежал от принудительных занятий отцовскою профессиею н, под покровительством одного местного вельможи, поступил в школу «духовных братьев общей жизни» в Девентере, а потом в падуанский университет, где в 1424 году получил докторскую степень по каноническому праву; вступил в монашеский орден августинцев и получил священство и место декана в Кобленце. Призванный, в качестве ученого богослова, на базельский собор, он подружился с папским легатом гуманистом Юлианом Чезарини и выступил сторонником церковных реформ без нарушения законных прав центральной власти. В этом духе написана им книга: «De coucordantia catholica». Первоосновою церкви на земле Н. признает не иерархию, а таинства, как самостоятельный божественный элемент духовной жизни. Отстаивая значение «престола Св. Петра», как средоточия или «души» вселенской церкви, он отрицает, однако, верховную власть пап над государством и раньше Лаврентии Валлы доказывает апокрифичность «Константинова дара». В 1436 г. Н. издал проект исправленного времясчисления, на тех основаниях, которые в конце следующего века были приняты для григорианcкого календаря. Когда большинство базельского собора открыто выступило против папы Евгения IV, Н., вместе с меньшинством, уехал в Рим, откуда, как знаток греческого языка, был послан в Константинополь, для переговоров с тамошними властями об унии. После участия во. флорентийском соборе Н. вернулся в Германию настоятелем монастыря в Майнфельде и визитатором прирейнских и примозельских монастырей, в которые он ввел необходимый реформы. В это время он издал большое философское сочинено: «De docta ignorantia» и несколько трактатов разного содержания. Возведенный в кардиналы-пресвитеры римской церкви (1448) и назначенный затем епископом бриксенским (в Тироле), Н. получил миссию преобразовать все германские монастыри. В 1454 г., под впечатлением взятия Константинополя турками, он издал сочинение: «De расе sive coucordantia fidei», где указывал на единство истинной основы во всех религиях и на возможность христианского соглашения со всеми народами, а вслед затем в соч.: «De cribratione Alchorani», очень замечательном для тогдашнего времени, старался указать на тесную связь мусульманства с христианством. Последние годы жизни Н. провел в Италии. За год, до смерти он издал главное свое философское сочинение: «Devinalione Sapientiae». Ум. в г. Тоди. В сочинении о вращении земли он на 100 лет предварил Коперника. Его же должно считать родоначальником математического учения о бесконечном, которое он связывал с философским своим принципом «совпадения противоположных». Он первый стал рассматривать круг как многоугольник с бесконечным числом бесконечно-малых сторон. По словам Джордано Бруно, «божественный Кузанец открыл величайшие таинства геометрии». В философии Н. примыкает к платонизму по содержанию и предваряет гегельянство со стороны формального принципа. Он исходит из мысли о тождестве бесконечно-великого и бесконечно-малого, или абсолютной полноты и абсолютной простоты бытия. В Божестве все есть одно, но единство всего логически предполагает различение. Прежде всего различаются возможность и действительность всего, но в бесконечном они совпадают. Отсюда три момента (абсолютная мощь, абсолютное действие и их единство), представляющие самое отвлеченное основание для истины св. Троицы, которой, впрочем, Н. дает и более конкретные выражения. Как начало всего возможного, Божество творит и всякое частное, ограниченное бытие, но так, чтобы его ограниченность могла упраздняться его соединением с противоположным, в чем и заключается внутренняя причастность всякого бытия Богу. Противоположность между духовным и материальным бытием упраздняется их соединением в человеке, но и человек по отношению к бесконечному Божеству есть бытие ограниченное – и эта их противоположность упраздняется в богочеловеке Христе, который и есть полное и окончательное откровение абсолютной истины. При большой философской смелости отдельных мыслей и взглядов, писания Н. проникнуты глубоким христианскомистическим духом. Сочинения Н. были изданы в Париже (1514) и в Базеле (1565). Немецкий перевод важнейших из них изд. Шарпф (1862). Из последователей Н. более известны Жак Ле-Февр д'Этапль (Jacobus Faber Stapulensis), преподававший философию Н. в Сорбонне, в конце XV и нач. XVI в., и его ученик Шарль Булье (Саrolus Bovillus, 1470 – 1553). Под большим влиянием Н. находились Джордано Бруно и Лейбниц. См. F. A. Scharptf, «Der Cardinal Nicolaus v. Cusa» (1843); его же, «Der Card. N. v. C. als Reformator etc.» (1871); Fr. J. Clemens, «Giordano Bruno u. N. v. C» (1846); R. Zimmermann, «Der Card. N. v. C. als Vorganger Leibnizen's» (1852).
Вл. С.
Николай Михайлович
Николай Михайлович – великий князь, сын вел. кн. Михаила Николаевича, род. 14 апр. 1859 г., полковник, командир 16 гренадерского Мингрельского Его Имп. Высочества вел. кн. Дмитрия Константиновича полка, шеф 3 гвард. артиллерийской бригады и 82 пехотного Дагестанского имени своего полка.
Николай Николаевич
Николай Николаевич (до кончины своего отца – Н. Н. Младший) – великий князь, старший сын великого князя Николая Николаевича Старшего, родился 6 ноября 1866 г. Окончил курс в Николаевской академии генерального штаба; тогда же зачислен в списки генерального штаба и назначен флигель-адъютантом. Участвовал в последней русско-турецкой войне (1877 – 78 гг.), награжден орденом св. Георгия 4-й степени за переправу через Дунай и золотою саблею с надписью «за храбрость», за переход через Балканы. Командовал последовательно лейб-гвардии гусарским Его Величества полком, 2-ою бригадою 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и 2-й гвардейской кавалерийской дивизиею. В 1894 г. великий князь Н. Николаевич назначен генераладъютантом к Его Импер. Величеству, в 1895 г. – генерал-инспектором кавалерии. В генерал-лейтенанты произведен в 1893 г. Состоит шефом лейб-гвардии Литовского и 56-го пехотного Житомирского полков, почетным членом Николаевской инженерной академии, председателем общества «любителей породистых собак и охотничьих лошадей», почетным президентом русского общества птицеводства.
Николай Николаевич Старший
Николай Николаевич Старший – великий князь, 3-й сын императора Николая I, род. 27 июля 1831 г. скончался 13 апреля 1891 г. В 1846 г. получил первый офицерский чин. 24 октября 1851 г. принимал участие в сражении на Инкерманских высотах и был награжден орденом св. Георгия 4-й степени. 28 марта 1855 г. был назначен членом государственного совета. Много трудился над переустройством вооруженных сил России) особенно в области инженерного дела и кавалерийской службы (он состоял генерал-инспектором кавалерии и по инженерной части). Во время восточной войны 1877 – 78 г. состоял главнокомандующим армии, действовавшей на. европейском театре войны. Переправа через Дунай и взятие в плен Османа-паши, вместе с армией, доставили ему орден св. Георгия 2-й и 1-й степ. По окончании войны вел. князь Н. Николаевич, 16 апреля 1878 г., произведен в генералфельдмаршалы. Был женат (с 1856 г.) на великой княгине Александре Петровне (род. 21 мая 1838 г.), дочери принца Петра Георгиевича Ольденбургского. Их дети – вел. князья Н. Николаевич (Младший) и Петр Николаевич. Н. – писатели и историки.
Николай
Николай – архиепископ мирликийский (города Мир в Ликии), великий христианский святой, прославившийся чудотворениями при жизни и по смерти, «правило веры и образ кротости», как наз. его церковь, чтимый повсеместно в христианской церкви, восточной и западной, в еретических обществах Востока и даже часто между мусульманами (на Востоке) и язычниками (в России). Критически обработанного жизнеописания его доселе не существует. В известном «житии» его, помещенном в «Четиях-Минеях» св. Дмитрия Ростовского, заимствованном, с сокращениями, из сказаний Симеона Метафраста и распространенном в бесчисленном множестве пересказов, черты жизни этого святого IV в. смешиваются с деяниями другого святого Н., епископа пинарского (также в Ликии); жившего двумя столетиями позже – в VI в., как это доказывается сличением метафрастова жития св. Н. мирликийского с житием Н. пинарского, найденным и изданным в 1720 г. apхиеп. Фалаконием. К этому присоединяются несомненные анахронизмы в сказании Метафраста о Н. мирликийском; так, в нем говорится, что св. Н., еще будучи пресвитером, посетил Иерусалим и входил в его храм, двери которого сами открылись пред ним, после чего возвратившись в Миры, он делается исповедником при Диоклетиане и Максимиане – между тем Иерусалимский храм построен не ранее как через 30 лет после Максимиана. Болландистам Соллерию и Яннингу было известно житие св. Н., составленное константинопольским патриархом Meфoдиeм. Известный археолог, архимандрит Антонин, издал в русском переводе как «житие» Н. пинарского, найденное Филаконием («Труды Kиев. Дух. Академии», 1869), так и два жития Н. мирликийского, найденные им самим в монастырях св. Саввы в. Палестине и в Синайском («Труды Киев. Акд.», 1373), и из сличения их пришел к убеждению, что несомненно подлинными чертами жизни Н. мирликийского из сказания Метафраста остаются: его рождение в Патарах, невкушение матернего млека в младенчестве в среду и пятницу, его чудесное избрание на епископство мирликийское, его исповедничество при Диоклетиане за разорение языческих капищ, его присутствие на первом вселенском соборе, его заступничество за трех мужей в Мирах, его явление св. Константину в Константинополе; с некоторою вероятностью к нему может быть отнесено также сказание о девицах (2-х или 3-х сестрах), спасенных от разврата. Большая часть остальных черт сказания Метафраста о Н, мирликийском находятся в житии Н. пинарского, в с большим вероятием могут быть отнесены к биографии св. Н. VI века, а значительная часть чудес с одинаковою вероятностью может быть приписана и тому, и другому святому. Для окончательного решения вопроса о нормальном составе биографии св. Н, мирликийского о. Антонин находит необходимым дождаться издания и оценки новых списков его «жития», в новых редакциях и вариантах, каких еще немало в библиотеках Востока, напр. на Афоне. В 1807 г. итальянские купцы из г. Бари перевезли мощи св. Николая в свой родной город, и день прибытия мощей в «Бар-град» (9 мая) празднуется там весьма торжественно. К этому дню туда стекаются паломники не только из западной Европы, но и из России, где также чествуется день 9 мая. Столь же торжественно празднуется день преставления св. Н. (6 дек.) как в России, так и в различных странах западной Европы. Ср. Schnel, «Sankt Nikolaus» (Равенсб., 1838 – 86); Praxmarer, «Der heilige Nikolaus and seine Verehrung» (Мюнстер, 1894).
H. Б – в.
Никотин
Никотин С10Н14N2 представляет алкалоид табака, в листьях которого он находится в количестве 0,6 – 8,0%. Н. обладает весьма сильными ядовитыми свойствами; 1/2 – 2 капли достаточны для смертельного отравления собаки, у кроликов смерть наступает от 1/4 капли, а маленькие птицы погибают, если перед клювом их поместить палочку, смоченную Н. Но не все виды животных одинаково восприимчивы к алкалоиду, так напр. кишечные инфузории относительно долго выдерживают действие Н., затем. по степени противодействия в нисходящем порядке следуют: тысяченожки, мухи, бабочки, пауки, рыбы, лягушки, собаки, кролики и наиболее чувствительны – кошки. На основании существующих исследований трудно точно определить смертельную дозу Н. для человека, но известно, что у людей уже от 0,003 гр. наблюдались тяжелые расстройства, а именно: жжение во рту, царапанье в горле, слюнотечение, общее возбуждение, головная боль, головокружение, неясность зрения и слуха, светобоязнь, ощущение недостатка воздуха, отрыжка, тошнота, рвота и частые позывы на низ; развиваются обморок и бессознательное состояние, иногда, кроме того – общие судороги. Подобные явления, представляя только количественную разницу, наблюдались у людей после настоя из листьев табака, введенного в желудок или в виде клистира, а также после курения. Случаи отравления иногда наблюдались после прикладывания табачных листьев на голую неповрежденную кожу, особенно же в случаях, когда подобные компрессы прикладывались к. поверхности ран. Летучесть и легкая всасываемость Н. объясняет также различный расстройства у работающих на табачных фабриках (расстройства зрения, сердцебиение, головокружения и др.). Весьма характерную картину Н. вызывает при отравлении лягушек. После короткого периода возбуждения, лягушка успокаивается, вся кожа покрыта пеной, глаза закрыты, дыхание останавливается; передние лапки притягиваются к животу, бедра располагаются под прямым углом к продольной оси тела, а голени согнуты таким образом, что обе стопы соприкасаются в области таза; в различных мышцах замечаются фибриллярные подергивания, пальцы судорожно раздвинуты и плавательная перепонка растянута. Сердце вначале отравления сокращается реже, затем ритм сердца, вследствие паралича окончаний блуждающих нервов, становится частым, в дальнейшем течении общий паралич распространяется как на мышцы скелета, так и на мышцу сердца. Н. возбуждает перистальтические движения кишок, резче – тонких кишок, в толстых кишках замечаются более слабые сокращения: на этом свойстве алкалоида основывалось применение настоя из листьев табака в различных случаях недостаточной деятельности кишечной перистальтики, при завороте кишок и при ущемленных грыжах. В настоящее время терапевтическое употребление такого настоя крайне ограничено. В прежнее время такой инфуз, основываясь на свойстве Н. уменьшать рефлекторную раздражительность назначали при некоторых нервных заболеваниях, напр. при бронхиальной астме, коклюше и др., но в настоящее время для такой цели медицина располагает другими, более соответствующими, средствами. Алкалоид Н. в чистом виде или в виде солей в медицине не употребляется.
Нил
Нил – одна из самых длинных рек земного шара, в Африке, священная река Египта; за источник принимают Кагер или Александровский Н., приток оз. Виктории Ньянза, из которого вытекает на С Кивир или Сомерсет-Н. Последний образует Рипонские водопады, проходит через озера: Гита-Нциге и Коджа, у Мрули (здесь глубина 3 – 5 м., ширина от 900 – 1000 м.) поворачивает на С до Фоверы, отсюда на З, образует Каринские и Мурчисонские водопады (36 м. в.) и 12 порогов, скатывается на вторую террасу, впадая у Магунго в оз. Альберт. С Ю в. Ньянза впадает р. Исанго или Землики, вытекающая из Альберт Эдуардского оз., 3-го источника Н. Из оз. Альбертского (2,5° с. ш.) Н. выходит под именем Бар-эль-Джебель на С (400 – 1500 м. ш.), судоходен только до Дуфиде, дальние прорезывает горные цепи 2-й террасы, образует 9 порогов, у Ладо спускается на 200 м. на равнину восточного Судана и теряет характер горной реки. Из притоков на этом пути Н. принимает. р. Ассуа и много горных рек; образуя много о-вов, каналов и рукавов беспрестанно извиваясь, Н. медленно течет на С до 9°21' с. ш., принимает с З Бар-эль-Газал и поворачивает на В. Во время дождей Н. превращает долину к С от Габы-Шамбе в озеро шириною в 100 км., после чего здесь выростает такая густая трава, что она часто заставляет Н. менять направление. Вся равнина между Н. и его рукавом Сераф образует болотистую область Верхнего Нила. Пройдя 150 км. на В и соединившись с Серафом, Н. принимает р. Собат, она идет ему на встречу и заставляет его повернуть на СВ; здесь Н. принимает название Бар-эль-Абиад, т. е. Белого Н. (собственно Прозрачный Н.), течет на расстоянии 845 км. в северном направлении и соединяется у Хартума (15°31' с. ш.) с Бар-эль-Азреком или Голубым Н. (Мутный Н.). Последний начинается в Абессинии (10°55') на высоте 2800 м. под именем Абаи, впадает в озеро Тана, выходить (200 м. шир., 3 м. глубины) с южной стороны озера, огибает горную страну Годжам и на 10° с. шир. поворачивает на СЗ – на этом протяжении принимает слева Джемму и Дидессу, справа Диндер (660 км. дл.) и Раат. Голубой Н. снабжает Египет плодородным илом и производит ежегодные наводнения. Воды Азрека и Абиада, соединенные в одном русле под общим названием Н., протекают через невысокое нагорье (330 м.) Ливийской пустыни. Н. судоходен до 17° с. ш., здесь принимает последний приток Атбару (1230 км. длины), судоходство прекращается на 1800 км. и начинаются пороги вплоть до Ассуана: пятый порог состоит из 3 порогов между Шенди и Элькаб, 4-й порог из семи (75 км. дл.) между о-вом Мограт. и горою Баркад, 3-ий между о-вом Арго и Гериндид, 2-й самый большой, из 9; между о-вом Даль и Вадигальфа, 1-й между о-вом. Филе и Ассуаном. Падение реки на этом протяжении – 250 м., у Ассуана Н. течет на высоте 101 м. над ур. моря, так что на остальные 1185 км. до устья приходится 101 м. падения. Ширина Н. на этом пути часто изменяется: у Шенди 165 м. выше устья Атбары 320 м., ниже пятого порога 460, севернее Вадигальфа Н. становится шире и между Эсне и Каиром его ширина от 500 до 2200 м. Ширина долины между АбуГаммедом и Эдфу от 500 – 1000 м. Севернее Эдфу Н. расширяется до 3 км. и до Каира его ширина от 4 – 28 км. У Дамера Н. меняет свое направление, обходит с 3х сторон, в форме буквы S, Баюдскую степь, прорезывает горы Нубийской степи; извивы Н. выше Короско объясняются особенным расположением слоев песчаника. От 27° с. ш. рядом с Н. протекает канал Юсуфа (Иосифа), остаток древнеегипетских водяных работ с многочисленными побочными каналами, и впадает на С в озеро Фаюм, имеющее большое значение для правильного распределения воды в Н. На СЗ от Каира (10 м. высоты над ур. м.) начинается дельта, у моря достигает 270 км. ш. Н. ниже Шубры разделялся на 7 рукавов по счету древних (Пелузский, Танитский, Мендезский; Букольский или Фатнический, Себенитский, Болбитинский и Канопский). а теперь только на Розетский и Дамиетский. Вост. Канопский и западный Пелузский рукава были в древности важнейшими. Важнейший из каналов Мамудиейский, соединяющий Александрию с Розетским рукавом, 77 км. дл., 30 м. шир., построен Мегметом Али; короткий Менуфский (Бар-эль-Фарунья) соединяет с Ю Дамиетский и Розетский рукава. Танитский превращен в Мулский канал, Пелузский в Абу-эльМенегский. Поверхность дельты 22194 кв. км., длина всех каналов 13440 км. Длина всего Н., считая Александровский Н. за начало, 5940 км. Расстояние от верховья до устья по прямой линии 4120 км. Бассейн Н. 2810300 кв. км. Из вышеизложенного видно, что по причине порогов судоходство Н. прервано в средине и поэтому пространство реки, доступное для плавания, разделяется на 2 главные части: 1) среднюю часть Н., от Ладо до 17° с. ш. и 2) нижнюю, от Ассуана до моря. С первой четверти XIX ст., когда восточный Судан был завоеван египтянами до половины 80-х гг. на обоих участках производились деятельное судоходство и торговля. Нижнее течение Н. имело преимущество по причини близости моря, но зато здесь Н. совсем не имеет притоков, средний же Н. богат ими, и с 60-х годов особенное значение приобрел Бар-эль-Газал, связывающий Н. с отдаленными частями Африки. Хартум у соединения Белого и Синего Н. имел большое значение, и европейцы принимали большое участие в торговле. С того времени как среднее течение Н. и его притоков находится во власти махдистов, судоходство по этой части Н. и по притокам почти прекратилось. Нильская земля (геф), или высохший ил, достигает в Верхнем Египте до 8 м. толщины, у Каира. до 4,5 м. Толщина наносного слоя (Alluvion) в Египте от 10 – 12 м., у начала дельты от 13 – 16 м. Ширина плодородной полосы 15 км. В постплиоценский период нильская долина представляла узкий морской залив, глубоко врезающийся в материк. Вода во время разлива правильно распределяется по всей обрабатываемой почве при помощи плотин и бассейнов. Наиболее благоприятная для плодородия почвы высота воды при разливе – 71/2 или 8 м., как найдено из долголетних опытов над водомером Н., что бывает, когда совпадают максимумы разливов Белого и Голубого Н. На южном конце дельты выстроены инженером МегметаАли, Мугелем, шлюзы вроде мостов (канатир), чтобы поддерживать воду на одинаковой высоте во все времена года. Затрачиваются большие суммы на окончание этой грандиозной постройки, от которой зависит благосостояние Нижнего Египта, особенно восточных его провинций. Н. – у древних египтян Етер (Большая р.), покоптски Еро, Яро, отсюда еврейское Еор. Греческое название Neilos произошло от семитического Нагал (река). Арабы его называют Бар (Большая вода), также Эль-Н., нубийцы – Тосси (разливающаяся река). Египтяне, греки и римляне поклонялись Н., в честь его был устроен храм в Нилополисе, его праздник – Нилоа. В Ватикане есть колоссальная группа бога Н., который лежит; вокруг него играют 16 детей, символически изображающих 16 локтей Н. По древнейшим известиям (Эратосфен) Н. берет начало из южных озер под именем Аста-Пус (Белый Н.), соединяется с АстаЗобас (Голубой Н.), принимает Асту-Борас (Астбара). Птоломей сообщает, на основании арабских источников, что река берет начало из двух озер,. южнее экватора, воды которых соединяются в одном озере на 2° с. ш., откуда восходить на С Аста-Пус (река с Абессинии), соединяющаяся с Н. на 12° с. ш. Арабские географы средних веков говорили, что Н, берет начало в Комрских горах. О-в к В от Африки, населенный комрским народом (из зап. Азии), назывался о-вом Комр Против этого о-ва лежат Комрские горы, с вершиной Алмолатам (теперь КилимаНаджаре, по Стэнли – Рувенцори). Воды с этих гор направляются в 2 озера к Ю от экватора, их воды соединяются в одном озере к С от экватора и из него вытекает Н. Теперь выяснено, что древние известия об источнике Н. мало расходятся с исследованиями новейших времен. Литература. Calliaud, «Voyage a Meroe au Nil Blanc etc.» (4 т.); Russegger, «Reisen in Europa, Asien u. Africa»; F. Werue, «Expedzur Entdeck. der Nilquellen»; Linant de Bellefouds, «Journ. d'un voyage sur leBahr-el-Abiad»; Brun Rollet, «Nil Blanc et Soudan»; Lejean, «Le Babr-elGhazal»; Speke, «Discovery of the source of the N.»; Burton, «The Nile basin»; Baker, «The Albert Nyanza»; Hartmann, «Die Nillander»; Юнкер, «Путешествие в Центр. Африку 1875 – 78 гг.» (СПб., 1879); Schweinfurt, «Im Herzen von Afrika»; J. de Lanoye, «Le Nil, son bassin etc.»; Cbavanne, «Afrikas Strome u. Flusse»; Whitehouse, «Nil Reservoirs».
Нил Сорский
Нил Сорский – знам. деятель русской церкви. Сведения о нем скудны и отрывочны. Род. около 1433 г., принадлежал к крестьянскому роду; прозванье его было Майков. До поступления в монашество Н. занимался списыванием книг, был «скорописцем». Более точный сведения застают Н. уже иноком. Постригся Н. в Кирилло-белозерском монастыре, где со времен самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества. Препод. Кирилл сам не раз отказывался от сел, которые предлагались его м-рю благочестивы мирянами; те же взгляды были усвоены и его ближайшими учениками («заволжские старцы»). Совершив путешествие на Восток, в Палестину, Константинополь и Афон, Н. особенно долго пробыл на Афоне, и едва ли не Афону был больше всего обязан созерцательным направлением своих идей. По возвращении в Россию (между 1473 и 89 гг.) Н. Основывает скит, собирает около себя немногочисленных последователей, «которые были его нрава», и отдается замкнутой, уединённой жизни, интересуясь в особенности книжными занятиями. Все действия свои он старается обосновать на непосредственных указаниях «божественного писания», как единственного источника познания нравственных и религиозных обязанностей человека. Продолжая заниматься перепиской книг, он подвергает списываемый материал более или менее тщательной критике. Он списывает «с разных списков, тщася обрести правый», делает свод наиболее верного: сличая списки и находя в них «много неисправленна», старается исправить, «елико возможно его худому разуму». Если иное место ему кажется «неправым», а исправить, не почему, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: «от зде в списках не право», или: «аще где в ином переводе обрящется известнейшие (правильнее) сего, тамо да чтется», – и оставляет так пустыми иногда целые страницы. Вообще он списывает только то, что «по возможному согласно разуму и истине...». Все эти черты, резко отличающие характер книжных занятий Н. Сорского и самый взгляд его на «писания» от обычных, господствовавших в его время, не могли пройти для него даром. Несмотря на свои книжные занятия и любовь к замкнутой, уединенной жизни, Н. Сорский принял участие в двух важнейших вопросах своего времени: об отношении к так наз. «новгородским еретикам» и о монастырских имениях. В первом случае его влияние (вместе с учителем его Паисием Ярославовым) мы можем только предполагать; во втором случае, напротив, он выступил инициатором. В деле о нoвгopoдских еретиках и Паисий Ярославов, и Н. Сорский держались, по-видимому, более веротерпимых взглядов, чем большинство тогдашних русских иерархов, с Геннадием Новгородским и Иосифом Волоцким во главе. В 1489 г. новгородский архиерей Геннадий, вступая в борьбу с ересью и сообщая о ней ростовскому архиепископу, просит последнего посоветоваться с жившими в его епархии учеными старцами Паисием Ярославовым и Н. Сорским и привлечь их к борьбе. Геннадий и сам хочет поговорить с учеными старцами и приглашает их даже к себе. Неизвестны результаты стараний Геннадия: кажется, они были не совсем таковы, как он желал. По крайней мере, больше мы не видим никаких сношений Геннадия ни с Паисием, ни с Н.; к ним не обращается и главный борец с ересью, Иосиф Волоколамский. Между тем, оба старца не относились к ереси безучастно: оба они присутствуют на соборе 1490 г., разбиравшем дело еретиков, и едва ли не влияют на самое решение собора. Первоначально все иерархи «стали крепко» и единогласно заявили, что «вся (всех еретиков) сожещи достоит» – а в конце собор ограничивается тем, что проклинает двух-трех попов-еретиков, лишает их сана в отсылает обратно к Геннадию. Важнейшим фактом жизни H. Сорского был его протест против землевладельческих прав м-рей, на соборе 1603 г. в Москве. Когда собор уже близился к концу, H. Сорский, поддерживаемый другими кириллобелозерскими старцами, поднял вопрос о монастырских имениях, равнявшихся в то время трети всей государственной территории и бывших причиной деморализации монашества. Ревностным борцом за идею H. Сорского выступил его ближайший «ученик», кн.-инок Вассиан Патрикеев. И. Сорский мог видеть только начало возбужденной им борьбы; он умер в 1508 г. Перед кончиною H. написал «Завещание». прося своих учеников «повергнуть тело его в пустыне, да изъедят е зверие и птица, понеже согрешило к Богу много и недостойно погребения». Ученики не исполнили этой просьбы: они с честью похоронили его. Неизвестно, был ли H. Copский канонизован формально; в рукописях изредка встречаются следы службы ему (тропарь, кондак, икос), но, кажется, это было лишь местной попыткой, да и то не утвердившеюся. Зато на всем протяжении нашей древней литературы лишь за одним Н. Сорским, в заглавиях его немногочисленных сочинений, осталось имя «великого старца». Литературные произведения H. Сорского состоят из ряда посланий к ученикам и вообще близким людям, небольшого Предания ученикам, кратких отрывочных Заметок, более обширного Устава, в II главах, и предсмертного Завещания. Дошли они в списках XVI – XVIII вв. и все изданы (большинство и важнейшее – крайне неисправно). Главным сочинением Н. является монастырский устав, в II главах; все остальные служат как бы дополнением к нему. Общее направление мыслей H. Copcкогo – строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле. чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества. Иночество, по мнению Н., должно быть не телесным, а духовными, и требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования. Почва монашеских подвигов – не плоть, а мысль и сердце. Намеренно обессиливать, умерщвлять свое тело излишне: слабость тела может препятствовать в подвиге нравственного самоулучшения. Инок может и должен питать и поддерживать тело «по потребе без мала», даже «успокаивать его в мале», снисходя к физическим слабостям, болезни, старости. Непомерному прощению Н. не сочувствует. Он враг вообще всякой внешности, считает излишним иметь в храмах дорогие сосуды, золотые или серебряные, украшать церкви: еще ни один человек не осужден Богом за то, что он не украшал храмов. Церкви должны быть чужды всякого великолепия; в них нужно иметь только необходимое, «повсюду обретаемое и удобь покупаемое». Чем жертвовать в церкви, лучше раздать нищим. Подвиг нравственного самосовершенствования инока должен быть pазумно-сознательным. Инок должен проходить его не в силу принуждений и предписаний, а «с рассмотрением» и «вся с рассуждением творити». Н. требует от инока не механического послушания, а сознательности в подвига. Резко восставая против «самочинников» и «самопретыкателей», он не уничтожает личной свободы. Личная воля инока (а равно и каждого человека) должна подчиняться, по взгляду Н., только одному авторитету – «божественных писаний». «Испытание» божественных писаний, изучение их – главная обязанность инока. Недостойная жизнь инока, да и вообще человека, исключительно зависит, по мнению Н., «от еже не ведети нам святая писания...». С изучением божественных писаний должна быть, однако, соединено критическое отношение к общей массе письменного материала; «писания многа, но не вся божественна». Эта мысль о критике была одной из самых характерных в воззрениях и самого Н., и всех «заволжских старцев» – и для тогдашнего большинства грамотников совершенно необычной. В глазах последних всякая вообще «книга» являлась чем-то непререкаемым и боговдохновенным. И книги Св. Писаний в строгом смысле, и творения отцов церкви, и жития святых, и правила св. апостолов и соборов, и толкования на эти правила, и добавления к толкованиям, явившиеся впоследствии, наконец, даже и разного рода греческие «градстии законы», т. е. указы и распоряжения византийских императоров, и другие дополнительные статьи, вошедшие в Кормчую – все это в глазах древнерусского читателя являлось одинаково неизменным, одинаково авторитетным. Иосиф Волоколамский, один. из ученейших людей своего времени, прямо, напр., доказывал, что упомянутые «градстии законы» «подобии суть пророческим и апостольским и св. отцов писаниям», а сборник Никона Черногорца смело называл «боговдохновенными писаниями». Понятны, поэтому, укоры со стороны Иосифа Нилу Сорскому и его ученикам, что они «похулиша в русской земле чудотворцев», а также тех, «иже в древняя лета и в тамошних (иностранных) землях бывших чудотворцев, чудесем их не вероваша, и от писания изметаша чудеса их». Одна попытка сколько-нибудь критического отношения к списываемому материалу казалась, таким образом, ересью. Стремясь к евангельскому идеалу, Н. Сорский – как и все направление, во главе которого он стоял – не скрывает своего осуждения тем настроениям, которые он видел в большинстве современного русского монашества. Из общего взгляда на сущность и цели иноческого обета. непосредственно вытекал энергический протест Н. против монастырских имуществ. Всякую собственность, не только богатство, Н. считает противоречащей иноческим обетам. Инок отрицается от миpa и всего, «яже в нем» – как же он может после этого тратить время на заботы о мирских имуществах, землях, богатствах? Иноки должны питаться исключительно своими трудами, и даже подаяния могут принимать только в крайних случаях. Они не должны «не точию не имети имения, но ни желати то стяжавати»... Обязательное для инока столь же обязательно и для м-ря: монастырь есть лишь собрание людей с одинаковыми целями и стремлениями, и предосудительное иноку предосудительно и для м-ря. К отмеченным чертам присоединялась, по-видимому, уже у самого Н. религиозная терпимость, столь резко выступившая в писаниях его ближайших учеников. Литературным источником сочинений Н. Сорского был целый ряд патриотических писателей, с творениями которых он познакомился особенно во время пребывания своего на Афоне; ближайшее влияние на него имели сочинения. и Иоанна Kaccиaнa Римлянина, Н. Синайского, Иоанна Лествичника, Василия Великого, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова и Григория Синаита. На некоторых из этих писателей Н. Сорский особенно часто ссылается; некоторые сочинения их и по внешней форме, и по изложению особенно близко подходят, напр., к главному сочинению Н. Сорского – «Монастырскому уставу». Ни одному из своих источников Н., однако, не подчиняется безусловно; нигде, напр., он не доходит до тех крайностей созерцания, которыми отличаются сочинения Симеона Нового Богослова или Григория Синаита.
Монастырский устав Н. Сорского, с присоединением в начале «Предания ученикам», издан Оптиной пустынью в книге «Преп. Н. Сорского предание ученикам своим о жительстве скитском» (М., 1849; без всякой научной критики); послания напечатаны в приложение к книжке: «Преп. Н. Сорский, первооснователь скитского жития в России и его устав о жительстве скитском в переводе на русский язык, с приложением всех других писаний его, извлеченных из рукописей» (СПб., 1864; 2 изд. М., 1869; за исключением «Приложений», все остальное в этой книжке не имеет ни малейшего научного значения). Литература о Н. Сорском подробно изложена в предисловии к исследованию А. С. Архангельского: «Н. Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в древней Руси» (СПб., 1882).
А. Архангельский.
Нимб
Нимб (от латинск. Nimbus=туча, облако) – блестящий кружок, среди которого древнегреческие и римские художники, изображая богов и героев, нередко помещали их головы, дабы чрез то обозначить, что это – высшие, неземные, сверхъестественные существа. Относительно происхождения Н. мнения ученых расходятся: одни полагают, что этот иконографический символ божественности ведет свое начало от мениска (mhniskoV) – круглого металлического, помещенного горизонтального кружка, которыми греки прикрывали выставленные на открытом воздухе статуи для защиты их от непогоды, и от птичьих нечистот; другие ищут происхождения Н. в щитах, которые обыкновенно привешивались на спину людям, удостоившимся триумфа; третьи думают. что Н. первоначально явился как очень уместный атрибут в изображениях божеств, представляющих собою небесные светила и уже потом сделался принадлежностью не только всех вообще олимпийцев, но и тех смертных, которые взяты или достойны попасть на небо. Всего вероятнее, что Н. обязан своим происхождением народному верованию греков, воображавших себе, что тело богов, когда они являются в человеческом образе, испускают от себя ослепительный блеск и бывает окружено сияющим облаком, частицею того светозарного эфира, который находится над земною атмосферою и составляет обычное местопребывание богов. Такое представление о богах, с самых ранних времен усвоенное греческою поэзиею, впоследствии было перенесено из ее в образные искусства, главным образом в живопись, а так как в картинах сложной композиции изображать богов совершенно окруженными подобным сиянием было затруднительно, то художники стали довольствоваться условным его обозначением., а именно помещением его только вокруг голов. Точно также может быть объясняемо происхождение других атрибутов божественности, употребляемых в искусстве, каковы ореол, лучезарный венец и мандорла. Изучение дошедших до нас памятников греческого искусства доказывает, что Н. явился в нем не ранее эпохи Александра Македонского. От греков он перешел к римлянам, в Египет), в Индию, к поклонникам Брамы и Будды, и в христианство. В иконографии последнего Н. сделался с древнейших времен принадлежностью изображении ипостасей Пресв. Троицы, ангелов, Богоматери и святых; нередко он сопровождал также Агнца Божия и фигуры животных, служащих символами четырех евангелистов. При этом для некоторых икон установились Н. особого рода. Таким образом лик Бога-Отца помещался среди Н., имевшего вначале форму треугольника, а потом форму шестиконечной звезды, образованной двумя равносторонними треугольниками. С треугольным Н. иногда изображались также Св. Дух (в виде голубя) и Всевидящее Око. Спасителю христианская иконография присвоила преимущественно «крестовый» Н., т. е. круглый диск с начертанный. внутри него равноконечным крестом, нижний конец которого скрывается за головою. Такой же Н. получили символические изображения Христа, Добрый Пастырь и Агнец Божий, равно как в некоторых случаях и Св. Дух. Впоследствии украшением подобного Н. сделались, вместо креста, три линии или три пучка лучей, исходящих из средины диска в виде радиусов. Богородицу изображали и доныне изображают с кругообразным Н., украшенным. двенадцатью звездами, диадемою или лучезарною короною. Ангелы и святые наделяются простым круглым Н., который старинные живописцы, представляя апостолов, мучеников и вообще новозаветных святых, золотили, изображая же пророков и патриархов – серебрили.
А. С – в.
Нимфы
Нимфы (nymphae, numjai) – в греко-римской мифологии олицетворение, в виде девушек, живых стихийных сил, подмечавшихся в журчанье ручья, в росте деревьев, в дикой прелести гор и лесов. Они жили в рощах, у источников, в тенистых горных ущельях на лоне природы. Подобно сатирам, Н. – духи земной поверхности, проявление демонических сил, действующих помимо человека в уединении гротов, долин, лесов, вдали от культурных центров. Они занимаются пряжей, тканьем, поют песни, пляшут на лугах под скрипку Пана, охотятся с Артемидой, участвуют в шумных оргиях Диониса, ведут постоянную борьбу с надоедливыми сатирами. Иногда они приходят в общение с людьми, заботятся об их участи, отдаются героям и прекрасным юношам (Калипсо и Одиссей, Амарилла и Дафнис). Часто они наводят на человека безумие, бешенство (numjolhptoi), посылают пророческий дар и исступленное вдохновение; к таким вдохновительницам-нимфам относятся, напр., музы. Н. гор назывались ореадами, Н. лесов и деревьев – дриадами и гамадриадами, Н. источников – наядами, Н. моря – нереидами. Нимфам посвящались гроты и пещеры, иногда строились святилища, особенно в богатых растительностью и орошенных местностях, позднее и в городах. В жертву Н. приносили коз, телят, молоко, масло, вино. Как олицетворения прелести природы, они изображались в искусстве красивыми молодыми девушками с чудными волосами, с убором из венков и цветов, иногда в позе танцующих, с обнаженными ногами и руками, с распущенными волосами. Изваяния наяд нередко имели своим, атрибутом раковину, которую они держали у лона или сосуд; ореады представлялись сидящими в задумчивости на высокой скале.
Н. О.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 3 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close