Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:49
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Оазисы
Оазы или оазисы (греч. Uasis и Auasis, древн. егип. Uit, копт. Uah, араб. Wah) – покрытые растительностью и иногда населенные полосы земли в пустынях. Орошаются озерами и ручьями, образующимися из вод, выпадающих в виде дождей, или из бьющих ключей. Типичной древесной растительностью в оазисах сев. Африки является финиковая пальма, которая в некоторых О., благодаря насаждением и уходу, представляет целые рощи. Флора в сев. Африке, за исключением насаждений обязанных человеку, та же, что развивается в сахарских вади в дождливое время; карликовая пальма, тамариск, фисташковая пальма, встречаются и значительные кустарники Zizypbhus spina Christi, Retama, но преобладают несколько видов из крестоцветных и каперсовых. Оазисы с древнейших времен определяли направление караванных путей в пустыне, служили местом отдыха для путников и пунктами, где они могли запасаться водою и провизией. В древности известны были оазис Юпитера Аммонского и Ауджила (как места ссылки), также Большой О. (Харге и Дахель) и Малый О. (Фарафра и Baxapиe) на З от Египта. Более значительные О. в сев. Африке: Феццан, Туат, Тибести, Бильма, Аир, Адрар. В новейшее время французы со времени завоевания Алжира, чрез бурение артезианских колодцев, образовали новые оазисы.
Обвинение
Обвинение перед уголовным судом – т. е. выяснение фактических оснований к уголовному преследованию обвиняемого и всех обстоятельств, влияющих на определение признаков преступления и меры виновности обвиняемого в совершении его – возбуждается и поддерживается или в интересах частного лица, или в интересах публичных. В первом случае частное лицо, потерявшее от преступления, является полным распорядителем О. и может или вовсе не возбуждать О., или отказаться от него в дальнейшем ходе процесса. В древности такой порядок О. был нормальным; даже самые тяжкие преступления преследовались в интересах частных лиц. Затем количество преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, мало помалу уменьшается и в настоящее время этот порядок применяется лишь к незначительному числу уголовных дел, которые возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, и могут оканчиваться примирением. Во втором случае государство преследует преступления не в интересах частного лица, а в интересах публичных, принимая на себя борьбу с преступником независимо от воли потерпевшего; самое возбуждение О. и обличение обвиняемого пред судом возлагается при этом или на частное лицо, как обязанность по отношению к государству, от исполнение которой нельзя отказаться, или на органы правительства. В обвинительном процессе О. возлагается обыкновенно на частных лиц и только в делах, непосредственно затрагивающих интерес государства – на органы правительства. В розыскном процессе О., как во время предварительного производства, так и при рассмотрении дела судом, возлагается на суд. Наконец, в современном следственно состязательном процессе О. возбуждается или частным лицом, или органом правительства; в период предварительного следствия доказательства, подтверждающие обвинение, собираются следователем; а представитель обвинительной власти только наблюдает за его действиями и делает ему необходимые указания; в период предания суду и судебного разбирательства О. поддерживается представителем обвинительной власти. Новейшими процессуальными кодексами Западной Европы (напр. в Австрии) введены институт субсидиарного О.: потерпевшему предоставляется право участия в О. наряду с государственным обвинителем, и сверх того – право возбуждать и поддерживать обвинено в тех случаях, когда государственный обвинитель не возбуждает преследования или отказывается от О. См. Le Sellyer, «Action publique et privee»; Mangin, «Action publique»; Jauka, «Slaatliches Klagmonopol».
А. С. Л.
Обвинительный акт
Обвинительный акт (indictment, Anklageschrift, acie d'accusation) – письменное изложение предъявляемого суду обвинения, по которому подсудимый предается уголовному суду. Сообразно устройству в уголовном процессе органов обвинении отношении их к органам судебной власти изменяется характер О. акта, его содержание, а также порядок его составления. В уголовных процессах, давших наибольшее развитие обвинительным формам (Англия, Шотландия, Америка, Австрия), О. акт служил выражением требования обвинителя о судебном разрешении возбуждаемого им обвинения, посредством постановки уголовного приговора. Сообразно этому О. акт является единственным формальным основанием для предания заподозренного суду и определяет пределы исследования дела на судебном (главном) следствии. В уголовных процессах французского типа, ограничивающих свободу действий органов обвинительной власти и подчиняющих их, в отношении деятельности по преданию суду, органам власти судебной. О. акт является не единственным основанием предание суду; по делам наибольшей важности для признания за ним процессуальной силы требуется определение о предании суду, постановляемое органом судебной власти (судебной палатой). Содержание О. акта обнаруживает большое разнообразие. Так, в Англии, О. акт заключает в себе только сущность тех действий обвиняемого, в которых выразилась его преступность, с указанием его прозвища и профессии, имени потерпевшего, времени и места совершения преступного деяния; затем указывается, что подсудимый за нарушение мира королевы предается суду такого-то суда. Так как в английском О. акте не излагаются основания обвинения и подсудимый может быть им обвиняем только в одном преступном деянии, то краткость – неизбежное его свойство, несколько нарушаемое дозволением употреблять различные варианты, определяющие преступное действие (напр. предъявляется обвинение в краже или в присвоении). Как на особенность, характеризующую О. акте в Англии, следует указать еще на то, что, в противность французской системе, по англ. праву одна и та же группа деяний может послужить поводом к составлении нескольких обвинительных актов. напр. в случае одновременного учинения подсудимым, по отношению к разным лицам, убийства, покушения на убийство и причинения телесных повреждений. Содержание О. акта по французскому праву значительно шире. Он составляется генеральным прокурором, после постановления палаты о предании подсудимого суду, и должен заключать в себе обозначение: 1) свойства преступного деянии, служащего основанием обвинения и 2) события и всех обстоятельств, служащих к увеличению или уменьшению наказания, при чем заподозренный должен быть поименован и описан с надлежащей ясностью. Заключением О. акта служит формула: такой-то обвиняется в совершении такого-то преступления, сопровождавшегося такими-то обстоятельствами. Французские О. акты часто составляются прокуратурою с пренебрежением к правам и интересам подсудимого и носят на себе следы страстности, под влиянием которой обвинение излагается обыкновенно как вполне доказанное, а подсудимый изображается вполне изобличенным. Не мало обращается при этом внимания и на самое изложение О. акта: посредством соответствующей группировки собранного предварительным исследованием материала, а также картинностью изложения составители рассчитывают самым чтением его произвести благоприятное, в смысле обвинения, впечатление на судей. В австрийском процессе О. акт составляется обвинителем, которыми и вносится прямо следственному судье, производившему следствие, а если оно не производилось – то президенту совещательной камеры, от которых затем и получает дальнейшее движение, или поступает, путем обжалования, во вторую судебную инстанцию. О. акт, независимо от указания личности подсудимого и суда, рассмотрению которого подлежит дело, должен, по австрийскому праву, заключать в себе: 1) изложение всех обстоятельств дела, относящихся к предмету обвинения и могущих влиять на квалификацию деяния, 2) квалификацию деяния и 3) законы, под которые подводится деяние и которыми определяется подсудность. Германский устав уголовного судопроизводства по вопросам о предании суду поставил лиц прокурорского обвинения в большую зависимость от суда, чем австрийский устав уголовного судопроизводства; это оказало влияние и на деятельность прокуратуры по составлению О. акта. В Германии не прокуратура, а суд, по окончании предварительного следствия, решает вопрос о том, должно ли быть открыто главное производство, или же обвиняемый должен быть освобожден от преследования. Прокурор только предлагает суду об открытии главного следствия, посредством внесения О. акта. В О. акте означается поставляемое в вину обвиняемого деяние, с указанием законных его признаков и применимого к нему уголовного закона, а также доказательств и суда, в котором должно иметь место главное следствие. По уголовным делам, подлежащим производству в имперском суде, в суде присяжных или в ландсгерихте, в О. акте приводятся, кроме того, существенные результаты произведенный, исследований. Наши судебные уставы 20 нояб. 1864 г., приняв в основных чертах французскую систему предания суду, установили и в отношении О. акта порядок вещей, близко подходящий к французскому. По уставу уголовного судопроизводства (ст. 520), в О. акте должно быть означено: 1) событие, заключающее в. себе признаки преступного деяния; 2) время и место совершения его, насколько это известно; 3) звание, имя, отчество, фамилия или прозвище лица обвиняемого; 4) сущность доказательств и улик и 5) определение по закону, какому именно преступлению соответствуют признаки рассматриваемого деяния. К обвинительному акту прилагается составленный прокурором список лиц, вызываемых со стороны обвинения к судебному следствию (ст. 521). По делам, производящимся в порядке частного обвинения, О. акт заменяется жалобою частного обвинителя (ст. 526). У единоличных наших судей особого обряда предания суду не существует и никакого О. акта не составляется. Постановления закона нашли дальнейшее развит в разъяснениях сената, который, между прочими, высказал, что для предания суду достаточно фактов. выясняющих «вероятность» вины (69,877), что при составлении его надлежит избегать излишних подробностей дела (68,829) и что в нем надлежит означать только род преступления, а не вид его и степень (67,263). В нашей литературе процессуальное значение О. акта определяется тем, что через посредство его подсудимый узнает окончательно формулированное против него обвинение и таким образом ставится в необходимые условия для дальнейшей состязательной борьбы. Велико также процессуальное значение О. акта для деятельности обвинителя и суда. Для обвинителя О. акт установляет пределы обвинения, далее которых он не может идти в своих требованиях, а для суда и его председателя определяет границы судебного следствия и приговора. Хотя, в уклонение от этого, наш действующий процессуальный кодекс и дозволяет суду ставить вопросы о не предусмотренных в О. акте преступных деяниях, но лишь настолько, насколько вновь обнаруженные деяния подвергаются по закону наказанию не более строгому, чем деяние в О. акте определенное (ст. 752). О. акт у нас (в отличие от французского порядка) не допускает отдельного обжалования и может быть обжалован только совместно с состоявшимся приговором. Ср. К. К. Арсеньев, «Предание суду» (1870); Н. Буцковский, «О деятельности прокурорского надзора вследствие отделения обвинительной власти от судебной» (1867); ст. В. Жуковского в «Журнале Гражданского и Уголовного Права» (1876, № 5).
В. С – ий.
Обезьяны
Обезьяны (Anthropoidea, Primates, Pitheci, Simiae) – составляют высшую группу в классе млекопитающих, к которой, по мнению большинства современных зоологов, относится в качестве представителя особого семейства (Hominidae) и человек. Систематическое значение этой группы различными зоологами определяется неодинаково: по большей части соединяют в один отряд под названием приматов (Primates) полуобезьян (Lemuroidea) и человекообразных (Anthropoidea), т. е. O. в тесном смысле слова и человека, причем О. вместе с человеком составляют лишь особый подотряд; другие сохраняют название приматы (Primates) лишь за О. и человеком, которые и составляют особый отряд; наконец, по мнению некоторых (мало распространенному в настоящее время; представителями его была напр. Кювье, Оуэн) человек должен быть выделен в особый отряд, причем, следовательно, О. в тесном смыслы слова составляют другой отряд. Отличия, заставляющие некоторых натуралистов выделять человека из группы О. и считать его представителем особого отряда, относятся главным образом к области психической его жизни, анатомические же различия между человеком и О. весьма несущественны и во всяком случае до своему строению человек не больше отличается от высших О., чем эти последние от низших. Общая характеристика группы (включая и человека): млекопитающие с полной зубной системой, с 2/2 примыкающими друг к другу резцами с каждой стороны, с противопоставляющимся большим пальцем на передних (редко он недоразвит или вовсе отсутствует), а по большей части и на задних (кроме Hapalidae и человека) конечностях, с ногтями, редко (у Hapalidae на всех пальцах за исключением первого пальца задних конечностей) с когтями, с глазничными впадинами, отделенными от височных ямок и обращенными вперед, с двумя сосками, находящимися на груди. Кожа покрыта волосами, но на более или менее значительной части тела они могут быть развиты слабо; лицо более или менее голое; у многих О. Старого Света ягодицы покрыты голой утолщенной ярко окрашенною кожею. Череп отличается значительным развитием черепной коробки по сравнению с лицевою частью; затылочное отверстие лежит на нижней (а не задней) стороне черепа; решетчатая кость принимает участие в образовании стенки глазниц; межчелюстные кости срастаются (рано или поздно) с верхнечелюстными; передние рога подъязычной кости развиты слабые задних. Ключицы всегда есть, локтевая и лучевая кость подвижны относительно друг друга и допускают поворачивание кисти ладонью вверх и вниз. Большой палец как передних, так и задних конечностей способен противополагаться остальным (лишь у Hapalidae большие пальцы вообще не противополагаются, а у человека не противополагается большой палец задних или нижних конечностей). Полушария большого мозга, покрытые по большей части извилинами, хорошо развиты и, благодаря сильному развитие затылочных долей, прикрывают не только четыреххолмие, но и мозжечек (по большей части вполне). Зубов 32 или 36, именно: резцов 2/2, клыков 1/1, коренных зубов 5/5 или 6/6 (при том или ложнокоренных 3/3, коренных 2/2 – у Hapalidae, или ложнокоренных 3/3, коренных 3/3 – у Cebidae, или. наконец, ложнокоренных 2/2, коренных 3/3 – у остальных). Полагают, что два резца каждой половины челюсти О. и человека соответствуют наружному и внутреннему резцу других млекопитающих. Клыки по большей части сильно развиты и (за исключением человека) отделены промежутком в верхней челюсти от резцов, в нижней – от ложнокоренных зубов. У некоторых из О. Старого Света рот снабжен защечными мешками. Желудок простой, за исключением Соlobus и Semnopithecus, у которых он подразделен на три отдела; слепая кишка у семейств Simiidae и Hominidae снабжена червеооразным отростком. У многих гортань снабжена сильно развитыми гортанными мешками. Матка простая, послед дискообразный. два сосца на груди. Penis висячий, testiculi в мошонке. Группу Anthropoidea делят на несколько семейств, именно по новейшей классификации (Flower and Lydekker, Forbes): Hapalidae (когтистые О.), Cebidae, Cercopithecidae, Simiidae и Hominidae (человек); некоторые выделяют из Simiidae в особое семейство гиббонов (Hylobalidae). Здесь будут рассмотрены перечисленные семейства за исключением Hominidae; к семействам этим и относятся О. в тесном смысле слова. Как по величине (от Hapale pygmaea, длиною 6 дм., до гориллы, достигающей приблизительно 6 фт. высоты), так и по внешнему виду вообще О. представляют большое разнообразие.. Форма головы может быть очень различной в зависимости от отношений между лицевою частью и черепной коробкой. Наиболее развита лицевая часть у павианов, что и придает их голове большее сходство с собачьей (отсюда название собакоголовые О.). У высших О., особенно в молодом возрасте, лицевая часть развита относительно слабо. То же замечается и у некоторых маленьких низших О. и особенно у Chrysothrix, у которой мозговая коробка достигает наибольшей относительной величины из всех О. У больших О., особенно у оранга и гориллы, выпуклая форма черепа сильно затемняется (особенно у самцов) благодаря большим гребням на поверхности черепа. Лицевой угол Клоке (т. е. образуемый линией, проходящей через наиболее выпуклое место лобной поверхности и верхний край верхних резцов, и линией, соединяющей верхний край верхних резцов со срединой ушного отверстия), который служит выражением степени выступания нижней части лица, равен у молодого шимпанзе 51°, у взрослого 38,6°, у гориллы 32,2°, у оранг-утана 28,5° (у человека он 72° у белой расы и minimum 56° у негров). Относительная длина конечностей представляет большие различия; так, у гиббонов передние конечности гораздо длиннее задних, которые тоже очень длинны, у оранга передние длинны, задние коротки, у Hapalidae и некоторых Cebidae задние ноги длиннее передних, у части Cercopithecidae обе пары приблизительно равной длины. Хвост у некоторых очень длинен (у Ateles в три раза длиннее тела), у. Simiidae его вовсе нет. У большинства Cebidae он на нижней стороне голый и представляет весьма совершенный и сильный хватательный орган. Глаза всегда направлены вперед, у ночных О. (Nyctipithecus) они очень велики. Ушные раковины вообще хорошо развиты, обыкновенно задний и верхний угол их заострен. У гориллы есть зачаток мясистой нижней дольки, характерной для ушной раковины человека. Нос, обыкновенно, мало выдается, но у носатой О. (Nasalis larvatus) достигает чрезвычайного развития; у гиббона гулок (Hylobates hoolock) он имеет форму «орлиного». Ноздри у О. Старого Света разделены узкой перегородкой, у О. Нового Света носовая перегородка широкая и ноздри направлены кнаружи. У всех О. большая часть тела покрыта волосами; у Cercopithecidae и гиббонов ягодицы покрыты утолщенной голой мозолистой кожей; наибольшего развития эти голые места достигают у павианов. У многих О. волоса на некоторых частях тела сильно удлиннены, таковы наприм. борода самца оранг-утана, дианы, чертовой О. (Pithecia satanas), длинные волоса на боках тела гверезы (Colobus guereza) и некоторых других видов Colobus, длинные волосы на плечах гамадрила (Cynocephalus gamadryas) и т. д. За исключением длинного хвоста, свойственного большинству О. скелет их представляет большое сходство со скелетом человека. Главнейшие особенности черепа указаны выше. У шимпанзе и некоторых других представителей семейства Simiidae, а также у павианов замечается более или менее выраженная Sобразная кривизна позвоночного столба, характерная для человека. Спинных позвонков от 11 до 15 (у гориллы и шимпанзе 13, у оранг-утана– 12), поясничных 4-7 (у Simiidae 4 или 5). Крестец у Simiidae состоит из 5 или 6 позвонков, у низших О. из 2 – 3, иногда 4. Число хвостовых позвонков, за исключением Simiidae и Macacus inuus. Всегда больше 4 и может достигать 33 (у Ateles); Головной мозг О. высокоразвит и очень похож на мозг человека; лишь у игрунок (Hapale) он гладкий (имеет лишь одну борозду, соответствующую Сильвиевой), у остальных же он покрыт извилинами и вообще в тем большей степени, чем крупнее животное; наиболее развиты извилины у шимпанзе, гориллы и оранг-утана. За исключением гиббона Hylobates syndactylus и ревунов (Myceles) – полушария большого мозга вполне прикрывают мозжечек, благодаря сильному развитию затылочных долей. Емкость черепной коробки у гориллы, самой крупной из О., обыкновенно 520 кб. стм. и достигает 621 (у человека от 1060 до 2075 кб. стм. и более). Гортань у многих О. снабжена мешкообразными выростами, которые варьируют у разных видов по числу, величине и положению. Органы дыхания, пищеварения и кровообращения представляют вообще много вариаций второстепенного характера, вообще же органы эти, а равно и органы выделения очень сходны с соответственными органами человека. О. распространены главным образом в тропических и подтропических странах, но некоторые виды значительно выходят за пределы их; в Старом Свете Macacus inuus водится на Гибралтаре, Маcacus tihetanus и Semnopithecus roхеllanae западном Тибете, Macacus speciosus в Японии; в Америке Aletes доходит на С до 19° (и может быть несколько севернее). На Ю область распространения О. доходит в Африке до Капской. колонии, в Азии до Малайского архипелага и Тимора, в Америке (в Бразилии и Парагвае) до 30°. Очень многочисленны О. в эфиопской, индейской и неотропической областях (от Панамы до южн. Бразилии), а также на Цейлоне, Суматре, Яве и Борнео. Их вовсе нет на Вестиндских островах и в Австралии. Семейства Simiidae и Cercopithecidae свойственны исключительно Старому Свету, Hapalidae и Cebidae – исключительно Новому. Древнейшие ископаемые остатки О. известны в среднем миоцене Европы, но так как остатки эти принадлежат О. близким к высшим типам этой группы, то, конечно, О. произошли гораздо раньше. Все ископаемые остатки О. Старого Света могут быть отнесены к сем. Simiidae и Cercopithecidae, что указывает на весьма древнее отделение О. Старого Света от О. Нового. Громадное большинство О. живет главным образом или исключительно на деревьях, сравнительно немногие виды живут на земле в гористых местностях. Сильно развитые конечности почти всегда с большими пальцами противополагаемыми остальным; а у многих Cebidae и цепкий хвост делают этих животных чрезвычайно совершенными представителями древесных животных. Вообще О. представляют животных в высокой степени одаренных в физическом и умственном отношении. По большей части О. живут стадами под предводительством старых самцов, реже малыми семьями. Пища их состоит главным образом из плодов и других растительных веществ, но они питаются также насекомыми, пауками, птичьими яйцами, мелкими птицами и т. п. Многие приносят значительный вред, опустошая сады и плантации, тем более. что умеют довольно искусно избегать опасности. Польза, приносимая О., совершенно ничтожна: употребляются в дело кожа и мясо некоторых. О. в общем легко приручаются и выучиваются делать весьма различные, более или менее сложные действия, почему в большом числе содержатся в неволе. О. делят на 4 семейства: когтистых (Hapalidae, Aictopitheci), куда относятся игрунки, широконосых (Cebidae), куда относятся ревуны, саки, сапажу, дурукули и др., мартышек в широком смысле слова (Cercopithecidae), куда относятся мартышки, макаки, павианы и др., и высших О. (Simiidae), куда относятся гиббоны (выделяемые некоторыми в особое семейство – Hylobatidae), шимпанзе, горилла, оранг-утан.
Н. Kнипович.
Обелиск
Обелиск – четырехгранный, кверху суживающийся столб, увенчанный заострением в виде пирамиды. Он служил у древних египтян символом постоянства и олицетворением солнечных лучей. Слово О. – греческое, и означает собственно копье; египтяне же называли памятники этого рода «техами». О. большею частью высечены из гранитного монолита и испещрены иероглифами: они ставились попарно, преимущественно перед пилонами храмов, а также при входе в гробницы древнего царства. Большая часть этих памятников возникла в эпоху 18-й и 19-й династий, но существует немало О., относящихся к более поздним, греческим и римскими временами О. особенно нравились римскими императорам, любившим украшать ими площади и улицы Рима; так, напр., при Августе, после покорения Египта, два похищенные из Гелиополиса О. были поставлены в цирке и на Марсовом поле. Из дошедших до нас О., самый древний находится около дер. Метариэ, на месте, где был расположен древний Гелиополис, а наиболее высокий воздвигнут при фараоне Тутмозисе III, в г. Фивах, и ныне находится в Риме, перед церковью San Giovanni in Laterano. О. александрийского времени – так наз. Иглы Клеопатры. Форма О. из Египта перешла в Эфиопию, где найдено немалое число этих памятников. Что О. были небезызвестны и азиатским народам, доказывает находящийся в настоящее время в британском музее О. найденный при раскопках близ Нимруда. Этот памятник сделан из черного базальта и достигает до трех аршин вышины; на высоком, несколько суживающемся кверху пьедестале лежат три яруса уступов; сам пьедестал покрыт 5 небольшими барельефами, изображающими царя, который принимает приношения от своих подданных.
А. А. С.
Обертоны
Обертоны (Obertone, Les harmoniques) – так называются высшие гармонические тоны, сопровождающие основной тон и обусловливающие собою так назыв. оттенок или тембр звука. Выделить их из сложного звука можно посредством особых резонаторов, усиливающих тон только некоторой определенной, соответствующей им высоты. При навыке можно их расслышать и непосредственно в сложном звуке, после того как данный О. был воспроизведен предварительно на каком-нибудь инструменте.
Обет
Обет – на языке христианского нравственного учения есть данное Богу обдуманное обещание какого-либо доброго дела, зависящего от свободной воли христианина. Обыкновенно различают О. в обширном и в тесном смысле слова. К первым относят О., даваемый при крещении быть верным Й. Христу и его учению, О. добросовестного служения обществу в какой-либо должности и т. п. К О. в тесном смысле относятся обещание совершить какое-либо особое дело, напр., по вполне успешном окончании какого-либо предприятия, уделить ту или другую часть полученных выгод на построение сельского храма, школы или иного благотворительного учреждения. Еще разделяют О. на личные (напр. О. поста, воздержания и т. п.) и вещественные (О. материального пожертвования на доброе дело), на пожизненные (О. монашеские), временные и т. д. Против О. возражают (протестанты), что христианин обязан и без О. делать добро; на сколько достанет сил, что исполнение О. имеет характер как бы платы Богу за благодеяние и т. п. На это отвечают, что добрые дела, совершаемые по О., служат свободной жертвой угождения Богу, возникающей не из сознания обязанности только, но и из более сильного, чем обязанность, чувства к Богу; вместе с тем они являются нравственно-дисциплинарною и педагогическою мерой, полезною для приобреретения навыка в добре. В этом смысле учение об обетах обосновывается на советах Св. Писания (1 Кор. 7, 8, 38; Ис. XIX, 21; Псал. 75, 12 и др.) и на содержащихся в нем примерах. С О. в сущности тождественны «добрые намерения», твердо и открыто выраженные пред обществом, напр. намерение соблюдать трезвость и т. п. Содержание О. должны быть нравственно и физически возможно и не должно быть противно каким бы то ни было обязанностям дающего О. Предметом О. должно и может быть все, относящееся к области христианской добродетели в обширном смысле. Лицо, дающее обет, должно иметь право располагать собою и своею собственностью. Неисполнение свободно данного О. составляет тяжкий грех пред Богом (Второз. XXIII, 21 – 22; Лев. XXVII; Еккл. V, 3 – 4 и др.). Обет может быть прекращен или приостановлен исполнением, когда, по обстоятельствам, исполнение его становится невозможным, или когда он перестает быть средством к осуществлению добродетели, когда не существует более цели О., когда давший О. разрешен от него, в установленном порядке, церковною властью, в интересах личного духовного блага давшего О. или в интересах церкви и нравственности вообще. См. архим. Серий, «Об обетах»(«Прибавление к твор. св. отцов», 1858, т. XVII).
Н. Б – в.
Облепиха
Облепиха (Hippophae L.) – род растений из сем. лоховых (Elaeagnaceae); это – кустарники, большею частью колючие, до 3– 6 м. высотою; листья у них очередные, узкие и длинные, серовато-белые с нижней стороны от густо покрывающих их звездчатых чешуек. Цветки появляются раньше листьев); Они однополые мелкие, невзрачные и сидят скученно при основании молодых побегов, по одному в пазухе кроющей чешуйки; растения двудомные. Околоцветник простой, двураздельный; в мужском цветке цветоложе плоское, в женском – вогнутое, трубчатое; тычинок четыре (очень редко 3); пестик один, с верхнею, одногнездою, односеменною завязью, и с двураздельным рыльцем. Плод ложный (костянка), состоящий из орешка, одетого разросшимся, сочным мясистым, гладким и блестящим цветоложем. Известно два вида, из них Н. rhamnoides L. наиболее обыкновенен. Это – обыкновенная (крушиновидная) О. (восковуха, дереза, ивотерн), растущая по берегу моря, по берегам ручьев и пр. В диком состоянии распространена в сев. и средней Европе, в Сибири до Забайкалья и на Кавказе. Разводится в садах и парках, главным образом – как декоративное растение. Красота этого растения обусловливается преимущественно линейно-ланцетными листьями, верхняя поверхность которых зеленая и мелкоточечная, а нижняя, как и молодые ветви серебристо-серая или ржавозолотистая от звездчатых чешуек. Цветки невзрачные, появляются раннею весною. Плоды мясистые, оранжевые, величиною с горошину; идут на настойки и (в Сибири) варенье. Известно несколько разновидностей (angustifolia и др.), особенно ценятся женские экземпляры, так как они под осень становятся очень красивыми от покрывающих их мясистых плодов. Разводится О. на песчаной почве; размножается корневыми отпрысками и черенками. Другой вид, Н. salicifolia D. Don., растет на Гималайских горах и в культуре мало известен.
С. Р.
Облигация
Облигация – О. называются процентные бумаги, выпускаемый частными, общественными или правительственными учреждениями. О. представляют собою долговые обязательства этих учреждений; при посредстве выпуска О. совершается привлечете ссудного капитала или совершается заем. Долговой или заемный характер О. есть их главное отличие от акций, представляющих собою капиталы, внесенные в предприятие самими его владельцами. Нормальным обеспечением О. является акционерный или складочный капитал, внесенный по акциям или только еще подлежащий внесению, по обязательствам акционеров. или пайщиков. В действительности, однако, нередко бывает, что облигационный капитал, составившийся путем выпуска облигаций или займа, превышает складочный и потому является необеспеченным. В законодательствах разных стран существуют различный определения условий и размера выпуска облигаций. напр. не более всего акционерного складочного капитала, или лишь в размере суммы именных акций, но не акций на предъявителя. Для акционерных предприятий выпуск облигаций или, что тоже, заключение в этой форме займов представляет большой соблазн: если предприятие может приносить на весь капитал (без различия его происхождения, т. е. собственный или складочный и занятый, облигационный), положим 10 %, а по О. приходится уплачивать лишь 5 %, то остальные 5 % получаются как бы даром – на чужой капитал. Облигационный капитал должен представлять собою долг, подлежащий выплате, т. е. погашению, следовательно заем срочный; только государственный О. могут быть бессрочными, так как лишь государство может рассматриваться как вечное по своей идее учреждение. В действительности, однако, и частные промышленные предприятия нередко имеют займы не только очень медленно погашаемые, но даже прогрессивно растущие. О. нередко выпускаются под другими названиями, представляя собою более скрытую форму займа, напр. в виде так называемых первичных или привилегированных акций, по которыми обязательно уплачивается доход, т. е. в сущности процент, между тем как акции должны приносить только прибыль или дивиденд, т. е. доход, колеблющийся в зависимости от успешности хода предприятий. Обморок – быстро, иногда даже внезапно, без всяких предвестников, наступающее состояние сильного угнетения деятельности сердца, сосудистой и психической сферы, доходящее иногда почти до полной приостановки кровообращения, дыхания и функций головного мозга. Очень высокой степени О. были известны в старой медицине под именем синкопе, асфиксии, ныне понимаемый в совершенно другом смысле. Непосредственным фактором появления О. нужно считать резкое малокровие полушарий головного мозга, вызванное прямым или рефлекторным путем: сотрясениями тела, толчками в область желудка, неприятными зрительными, обонятельными или осязательными ощущениями, сильными болями, резкими душевными волнениями. Малокровие мозга, представляя одну из частностей ненормального распределения крови по артериям тела, в свою очередь может зависеть или от страданий, связанных с самым сердцем (пороки его) или только действующих на него непосредственно и посредственно. Так, напр., предрасположение к О. может наступить при давлении на сердце различных опухолей, при кровоизлияниях в полость плевры или околосердечной сумки, при тугом шнуровании и т. п. Наконец, на сердце может оказать воздействие сама кровь (поносы, малокровие, большие потери крови после ранений, родов); раздражение может быть передано со стороны нервной системы; резкие, душевные волнения: испуг, радость, горе, боли, особенно у невропатов и ослабленных истерических субъектов, пребывание в слишком высокой температуре, в душном помещении и т. п. В общем все причины О. сводятся к следующим 4 группам: болезни органов кровообращения и дыхания, болезни мозга, рефлекторные причины и воздействия ядовитых веществ. Особенное значение имеют болезни сердца: пороки клапанов или жировое перерождение его, сопровождающееся ослабленною деятельностью и последовательным малокровием, могут иногда дать повод к смертельным обморокам. Смертельные обмороки при некоторых инфекционных болезнях также, вероятно, зависят от присущих им болезненных изменений сердечных мышц. В наиболее легких случаях приступ ограничивается незначительными головокружением, мерцанием перед глазами, шумом в ушах; лицо и видимые слизистые оболочки бледнеют, появляется тошнота, даже рвота; пульс и дыхание слабеют, но сознание остается. Такими же симптомами начинаются и более тяжелые случаи: пульс уменьшается, учащается, делается неправильным дыхание – реже, поверхностнее, так что едва-едва заметно. Сознание совершенно теряется, больные лежать неподвижно, безжизненно, с искаженными чертами лица. В самых тяжелых случаях исчезают все видимые признаки жизни. Тело принимает совершенно вид трупа; пульс и дыхание отсутствуют и при продолжительном выслушивании сердца иногда только удается уловить некоторые отдельные тоны его. Такое состояние может длиться от нескольких секунд до часу и более, редко оканчиваясь смертью. Смерть наступает обыкновенно или потому, что больной долго не получал помощи, или же потому, что болезнь, вызвавшая О., опасна сама по. себе, как, напр., хронические страдания сердца, инфекционные болезни, отравления, сильные кровотечения. Как правило, большинство больных вскоре оправляется: ранее всего возобновляется деятельность сердца и дыхание; затем возвращается сознание; больные жалуются на слабость, головную боль и на чувство давления в подчревной области. Иногда приступы О. очень часты, что представляет большую опасность, так как они содействуют образованию свертков в желудочках и смерть может наступить даже тогда, когда сознание уже вернулось. Если О. кончается смертельно, то при вскрытии трупа, помимо малокровия мозга, находят сокращение или всего сердца, или хотя бы левой половины его. В большинство случаев распознавание О. не представляет труда, хотя он может быть смешан с некоторыми страданиями мозга, шоком, синкопе, асфиксией, апоплексией и т. д. Гораздо труднее и подчас важнее быстро определить причину О. так как от этого зависит род немедленной помощи, как, напр., при внутреннем кровотечении, тугой шнуровки корсета и т. п. Высшие степени обморока, доходящие иногда до состояния мнимой смерти, требуют тщательного отличия их от истинной смерти. Лечение имеет первой задачей восстановление деятельности сердца; часто столь же важна и вторая задача – устранение причинного момента, что не всегда удается сделать немедленно. В видах первой задачи ранее всего нужно озаботиться о свежем воздухе, освободить больного от стесняющего платья и обуви, положить его горизонтально, особенно если он потерял много крови. при чем больного даже подымают за ноги, чтобы содействовать приливу крови к мозгу. Обрызгивают его холодной водой, дают нюхать сильно пахучие средства – нашатырь, уксус, жженное перо, эфир: раздражают зев, равно как подмышечную впадину и подошву. Если сохранилась способность глотания – вино, эфир. Впрыскивают под кожу эфир, камфорное масло; раздражают кожу, растирая ее особенно на ладонях и подошвах – твердыми щетками; капают на нее кипящую воду, даже горячий сургуч или расплавленный воск. Раздражающие клистиры (особенно с уксусом и солью), прибегают к искусственному дыханию, электризуют грудобрюшный нерв; иногда приходится прибегать к переливанию крови, дают вдыхать кислород и пр.
Г. М. Г.
Обоняние
Обоняние – особое специфическое чувство, вызываемое действием пахучих веществ на верхнюю часть слизистой оболочки носа. Органом обоняния служит, следовательно, нос и специально обонятельная часть его слизистой оболочки, в которой разветвляются окончания обонятельного нерва (nеrvus olfactorius). Специальные периферические элементы, возбуждаемые пахучими веществами, состоят из особых удлиненных веретенообразных клеточек, снабженных двумя длинными отростками, из коих периферически проникает между эпитедиальными клетками слизистой оболочки вплоть до открытой поверхности носовой полости, где и заканчивается свободно тупыми концами, а у птиц и амфибий ресничками, так наз. обонятельными волосками; другой же глубокий отросток обонятельных клеточек вскоре переходит в нервные нити обонятельного нерва. Так как такие окончания наблюдаются только в верхней трети слизистой оболочки носовой полости, то только эта часть и обладает обонятельной функцией. Возбуждение летучими частицами пахучих веществ периферических нитей обонятельных клеточек, передаваясь далее через обонятельный нерв нервным обонятельным центрам мозговых полушарий, заложенным в Gyrus hyppocampi и в Gyrus uncinatus и fornicatus, переходит здесь в сознательные обонятельные ощущения. У человека для О. служат исключительно верхние участки носовой перегородки и поверхности верхней и средней раковин (также в верхней части), обращенные к носовой перегородке. Некоторые качественные стороны обонятельных ощущений, характеризуемый словами: «колющий, жгучий, щиплющий» запах, относятся не столько к области О., сколько осязания и обязаны своим происхождением возбуждению в слизистой оболочки носа нервных окончаний тройничного нерва. Чтобы хорошо слышать запах, надо вдохнуть через нос пахучий воздух настолько сильно, чтобы он проник в верхнюю обонятельную область (regio olfaotoria) носовой слизистой оболочки или что еще лучше – прибегнуть к приему обнюхивания состоящему в повторных коротких и быстрых вдыханиях. Этот факт делает весьма вероятным предположение, что пахучие вещества, носящиеся в воздухе, воспринимаются О. только при движении воздуха по обонятельной поверхности и каждый из личного опыта знает, что стоит приостановить дыхание, чтобы вовсе не слышать запаха в воздухе, несомненно пропитанном пахучими веществами. При выдохе мы запаха не слышим, не смотря напр. на несомненную пахучесть вдохнутого перед этим воздуха: очевидно, что выдыхаемый воздух не попадает в верхнюю обонятельную область носа, а, минуя ее, прямо направляется к выходным носовым отверстиям. Одним из необходимых условий возникновения обонятельных ощущений считалось по сие время то, что пахучие вещества должны находиться в раздробленном, летучем виде в воздушной среде и что, будучи вводимы в нос в растворенном в жидкостях виде, они неспособны вызывать обонятельных ощущений (Е. Weber). Такое мнение однако, было опровергнуто Аронсоном, доказавшим, что при вливании в нос нагретых до темп. тела жидких растворов пахучих веществ и при том в согнутом вперед положении тела, легко возникают обонятельные ощущения в момент прохождения жидкости по обонятельной области. Весьма характерно еще и то, что при такой форме опыта даже непахучие вещества, как растворы едкого натра, фосфорнокислого, сернокислого и углекислого натрия, сернокислой магнезии и др. также вызывают обонятельные ощущения. Очевидно, что этими солями возбуждаются специальные окончания обонятельного нерва, вызывающие обонятельные ощущения. Предельная чувствительность носа к растворам пахучих веществ в воздухе и в воде почти одинакова: так, для паров брома она определяется в обоих случаях приблизительно в 1/20000 объема. Для вызова обонятельных ощущений жидкими растворами пахучих веществ, следует последние поддерживать в движении. Установка этого факта делает более понятным механизм возникновения обонятельных ощущений у водных животных – рыб и так далее, получающих пахучие вещества в водных растворах или смесях (проведение в обонятельную область гальванического тока при помощи безразличных растворов вызывает особый характерный запах анода и катода). Прикосновение жидкостей, даже дистиллированной воды, к слизистой оболочке обонятельной области, вредно действуя на конечные нити обонятельных клеточек, вообще притупляет их обонятельную восприимчивость до полного ее исчезновения на время. Поэтому привычка промывать водой насквозь носовые полости не заслуживает поощрения. О. зависит не только от формы, в какой вводятся пахучие вещества в носовую полость, но и от величины, извилистости всей обонятельной области (regio olfactoria) носа и величины обонятельных долей мозговых полушарий. Животные, у которых эти части сильно развиты, как напр. у собаки, в особенности охотничьей, отличаются поразительно тонким О. Цивилизованный человек в тонкости О. далеко уступает представителям диких некультурных рас, наприм. негров, различающих до такой степени тонко запахи, что по ним они узнают был ли тут или там знакомый им человек и т. д. Замечательна вообще тонкость О. по отношению к некоторым пахучим веществам. Так, мускус в размере 1/2000000 мгр. доступен нашему О., мы слышим запах меркантана уже от 1/460000000 мгр. и т д .Так как физиологическое действие всех этих веществ на обонятельные клеточки, как полагают, чисто химического характера, то обонятельный аппарат является самым чувствительным химическим реактивом из всех известных нам. Начало понюхивания дает самое сильное ощущение, затем оно падает и требуется после короткой паузы новое, вдыхание в нос, чтобы вновь ощущать живо запах; оставаясь же продолжительное время в атмосфере, насыщенной запахом, мы под конец перестаем его слышать. Все это прямые эффекты утомления обонятельного аппарата. Весьма интересны последние исследования Никольса и Байлея над колебаниями остроты обонятельного чувства, при чем мерой остроты служили бутылочки, наполненные точно определенными растворами таких пахучих веществ как гвоздичное масло, чесночный экстракт, синильная кислота и др. Многочисленные опыты показали, что обонятельное чувство подвержено резким индивидуальным колебаниям и что оно у мужчин гораздо тоньше нежели у женщин. Как ни одна из 39 женщин не могла обонять синильной кислоты в растворе 1:20000, тогда как большинство мужчин слышало эту же кислоту в растворе 1:100000. Тоже с запахом лимона, который мужчинами различается еще в растворе 1:250000, тогда как женщины начинали слышать этот запах в вдвое более концентрированном растворе этой же кислоты, т е. 1:125000. Со всеми остальными пахучими веществами получились аналогичные результаты. Причины столь резких различий в остроте О. у обоих полов остаются по сие время неизвестными. Обонятельные ощущения характеризуются более чем другие малой наклонностью к объективированию, т. е. к переносу их наружу и крайней неопределенностью, вследствие трудности различения входящих в состав их отдельных элементов ощущения. Последнее зависит, вероятно, от того, что простого запаха, подобного простому цвету или простому вкусу не существует, так как все пахучие вещества издают сложные запахи; разложить же эти последние на составляющие их простые элементы, подобно тому, ката мы призмой разлагаем белый свет, или резонаторами разлагаем сложный звук, мы не имеем пока возможности. Поэтому ни на одном языке не существует выражений для качественного различения специфических обонятельных ощущений, без отношения к предмету, издающему тот или другой запах. Нет для различения запахов выражений, соответствующих выражениям для отдельных цветовых ощущений (красный, зеленый и т. д.) или для отдельных вкусовых ощущений (соленый, сладкий, кислый и т. д.), и все они именуются по веществам, издающим данный запах, как-то: розовый, гвоздичный, шафранный, чесночный и т. д. запахи. Слабая же объективируемость обонятельных ощущений зависит от того, что в развитии их очень малое участие принимают произвольно-двигательные иннервации, служащие главным источником развития пространственных представлений. Несмотря, однако, на эту субъективность и неопределенность обонятельных ощущений, они имеют важное значение в материальной, телесной жизни организма, а именно в явлениях питания и размножения (это последнее у животных). В развитии же духовных сторон человека О. почти не имеет никакого значения, так как встречающееся иногда полное отсутствие О. ничуть не отражается пагубно на интеллектуальном развили человека. Известно, что вкус блюд утрачивается при насморке и аппетит резко падает. Запах является сильным возбудителем отделения пищеварительных соков и, кроме того, доказано, что обонятельные ощущения отражаются на игре сосудистого и дыхательного аппаратов. Запахи различных веществ могут вызывать рефлекторное сокращение кровеносных сосудов, поднимать кровяное давление, учащать и усиливать деятельность сердца и, следовательно, ускорять и усиливать кровообращение, а вместе с тем и общее питание тела. Что касается значения О. в размножении, то это видно из того, как много пользуются им животные при отыскивании самок и в период течки. Среди даже с виду нормальных людей наблюдаются субъекты с частичным поражением О.; одни не слышат зловонных запахов, другие ароматических веществ и т. д. Эти уклонения, подобно явлениям дальтонизма, должны зависеть от частичных поражений определенных периферических аппаратов обонятельной области и указывают, что окончания обонятельных нервов одарены специфической способностью воспринимать отдельные основные обонятельные впечатления, и это подтверждается еще тем, что при утомлении органа О. для какого-нибудь определенного запаха, он остается восприимчивым к остальным запахам (Аронсон). Известны случаи (истеричные) крайне повышенной обонятельной восприимчивости, в коих субъекты не выносят малейших следов какого-нибудь запаха, напр. яблока, земляники и т. д. и уже чуют противный им запах там, где никто его не подозревает. В сфере О. наблюдаются и галлюцинации, и иллюзии.
Ив. Тарханов.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close