Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:51
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Образцов Василий Парменович
Образцов (Василий Парменович) – современный терапевт. Родился в Вологде в 1851 г. и по окончании курса дух. семинарии в 1870 г. поступил в военно-мед. акд., откуда вышел лекарем в 1875 г. и поступил на службу земским врачем. С 1877 по 1879 гг. военный врач; по выходе в отставку отправился для усовершенствования за границу, где занимался преимущественно в Берлине у профессора Вирхова и др. В 1880 г. защитил дисс. «К морфологии образования крови в костном мозгу у млекопитающих». Спустя некоторое время избран прив.-доц. а ныне состоит проф. клиники внутренних болезней в киевском унив. О., кроме диссертации, напечатал ряд работ, преимущественно по диагностике.
Обратная сила закона
Обратная сила закона, т. е. применение закона к действиям, совершенным до обнародования закона, по принципу не допускается законодательствами. Закон не имеет обратной силы и не может нарушать приобретенных прав – это положение многими юристами считается повелением права естественного; оно занесено в некоторые конституции и почти во все гражданские кодексы. Смысл правила, однако, представляется спорным. Вся общественно-юридическая жизнь есть результат действий членов общества, наличных или прежде живших; каждое право каждого члена общества приобретено его деятельностью или деятельностью его предшественников, на основании действовавших во время его возникновения законов. С этой точки зрения каждый новый закон, изменяющий основания существующих правоотношений, затрагивает чьи-нибудь приобретенные на старых основаниях права. Само собою разумеется, однако, что допустить обратную неприменимость законов в таком смысле значило бы отказаться от всякого юридического прогресса и удерживать течение жизни в одних и тех же рамках. Следует ли, в виду этого, отказаться от принципа или, признав его в основе, создать ряд исключений; в интересах развития жизни? Старая школа юристов, признавая принцип незыблемым по отношению ко всей сфере юридической жизни, как политической, так и гражданской, пыталась установить состав допускаемых законом исключений, основывая их или на естественном праве, или на усмотрении законодателя. Шталь развил крайнюю консервативную политическую теорию, основанную целиком на начали неизменности приобретенных прав, и доказывал принципиальную неотменимость политических и сословных привилегий, равно как и гражданских прав личности; для крайних случае в, когда государству приходится прибегать, по неизбежности, к отмене этих привилегий, он требовал выкупа их у обладателей. В его учении принцип, являющийся одною из основных гарантий свободы личности, сделался тормозом ее развития. Савиньи, изучая «исключения» из общего правила, допускавшиеся законодателями и судами, нашел необходимым различать приобретение прав на основании существующих норм и самое существование норм, определяющих возможность приобретения прав. Обратная сила закона, по его мнению, неприложима только к первому. Поскольку закон не затрагивает нормы, определяющей права, или не отменяет самого института, при наличности которого норма имеет силу, постольку действия лиц и последствия этих действий не могут быть затронуты новым законом; но как скоро закон отменяет самый источник прав, норму – тот институт, с наличностью которого связывалось существование данных прав, – то вместе с его уничтожением уничтожаются и его последствия. Лассалю принадлежит, наконец, заслуга нахождения общего принципа, к которому может быть сведено и различение Савиньи. Господствующее учение об обратной силе закона стоит теперь на точке зрения Лассаля. Правило об обратном бессилии закона является выражением основного начала, определяющего положение личности по отношению к государству. Оно обеспечивает неприкосновенность прав, приобретенных, по воде лица, на основании существующих узаконений. Закон отводит лицу определенную долю свободы. Если лицо, пользуясь такой свободой, заключило юридическую сделку, последствия которой связывались старым законом с соблюдением известных условий, а затем новый закон изменяет эти условия, сохраняя, однако, последствия сделки, то судья должен оценивать сделку по моменту ее заключения и признать за ней силу, не смотря на изменение условий (тата например, бесформенная сделка, заключенная до издания закона об обязательной форме для подобных сделок, остается действительной и при действии нового закона); иначе легальные действия членов общества, направленные на приобретение законных прав, были бы опорочены, не смотря на дальнейшее признание существования самых прав. Иное дело, когда изменяются права и последствия прав. Лицо не вольно установлять нормы и создавать институты права; это – задача государства и закона. Если государство изменяет существо института или видоизменяет последствия правоотношения, то этим оно затрагивает не субъективные права отдельного члена общества, признаваемые законом, а самые пределы свободы лица в установлении субъективных прав. Оно осуществляет здесь лишь свое право, перед которым отступает право личности. Если, напр., закон, признававший прежде правило об обязательственном характере договора найма (Kauf bricht Miethe), заменяет его потом вещным (Kauf bricht nicht Miethe), то этой новой норме подчиняются и все ранее заключенные договоры найма. Точно также при изменении сроков совершеннолетия все сделки лиц, считавшихся совершеннолетними до нового закона, остаются в силе, как совершенные на основании раньше признававшейся законом дееспособности, но все совершеннолетние по старому закону в момент издания нового становятся несовершеннолетними, раз что наступление совершеннолетия для них отдалено. В сфере уголовного права все деяния, бывшие ненаказуемыми, след. дозволенными, и совершенные до издания нового закона вводящего их наказуемость, должны считаться не подлежащими его действию; иначе свободе лица, выражением которой является право поступать в пределах закона по своему усмотрению, грозила бы опасность. Точно также деяния, подлежавшие по старому закону более мягкому наказанию, не могут быть наказаны по новому, более строгому закону, если совершены до его издания. Наоборот, деяния, прежде подлежавшие каре, но по новому закону освобожденные от ее, или подлежав прежде более тяжкому наказанию, чем установленное новым законом, подводятся под действие нового закона, хотя бы и были совершены до его издания; в противном случае обратная сила закона была бы не гарантией свободы, возрастающей от смягчения угол. закона, а ее ограничением, стеснением вновь приобретенного права. Наконец, во всей остальной области публично-правовых отношений О. сила закона имеет полное применение, так как здесь дело идет об изменении не прав личности, а государственного устройства. Когда; напр., новые суды становятся на место старых, то лица, вчинившие иски в старых учреждениях, не могут ссылаться на право суда в этих учреждениях, как на приобретенное право: где и как должен быть веден процесс, как должны быть устроены суды – все это решает государство, а не воля сторон.
В русском праве правило об О. бессилии закона включено в число основных законов: "закон действует токмо на будущее время; никакой закон не имеет обратного действия и сила оного не распространяется на деяния совершившиеся до его обнародования (ст. 60). Правило это было формулировано в законодательстве Екатерины II и с тех пор проводилось последовательно. «Поелику Свод Законов – сказано было при издании Свода – заключает в себе одни токмо ныне действующие законы, в производстве же дел иногда встречаются случаи, кои, обращаясь на прошедшее, должны быть судимы и разрешаемы не по законам настоящими, но по тем, кои действовали во время, когда случаи сии возникли, то во всех делах сего рода приводить те самые указы и постановления, кои им приличны» (2 Полн. Собр. Зак. № 7654). Из общего правила, установленного ст. 60 закон. основн., ст. 61 приемлет следующие случаи: 1) когда в законе именно сказано, что он есть токмо подтверждение и изъяснение смысла закона прежнего, и 2) когда в самом законе постановлено, что сила его распространяется на времена, предшествовавшие его обнародованию. Оба исключения вызывают возражения. Многие юристы находят, что законодательное изъяснение закона, т. е. его аутентическое толкование, есть по существу новый закон, если оно издано вопреки установившемуся в практике пониманию закона, и потому также не должно иметь применения к старым случаям. Еще более несправедливо второе исключение, дающее законодателю возможность отступать от основного начала современной юридической жизни и разрушать легальность действий граждан, построенных на прежней воде того же законодателя. Историческая справка показывает, что второе исключение основано на отдельном случай старой административной практики, не дававшем основания к возведено его в общее правило и закон. На практике, впрочем, ошибка кодификаторов подала повод только к незначительному, сравнительно, числу отступлений от общего начала. Ср. Градовский, «О действии законов во времени» («Журн. Гражд. и Угол. права» 1873, 4) и «Начала русск. госуд. права» (и, 82 – 94); Цитович, «Курс русского гражд. права», 13 – 19 (О., 1878); Lassalle, «System der erworb. Bechte» (I, Лпц., 1861); Laurent, «Principes de droit civil francais» (I, 141 cл.); Unger, «System des Osterreich. Privatrechts» (I, 20 cл.); Regelsberger, «Pandekten» (I, 47 – 48, Лпц., 1893).
В. Н.
Обрезание
Обрезание – составляет весьма распространенный обычай, получивший у некоторых народов важное религиозное и национальное значение. Мы встречаемся с обычаем О. во всех частях света, в Австралии, Полинезии, Африке, Америке, на Малайском архипелаге, в древнем Египте и Мексике, у евреев и магометан. У большинства народов О. совершается над мальчиками и юношами 10 – 17 лет (в древнем Египте – на 14-м году) и составляет как бы посвящение в мужчины, официальное признание половой зрелости. У магометан О. не составляет догмата, а только традиционный обычай (соннат), унаследованный, по-видимому, от эпохи до Магомета. Турки совершают О. над мальчиками 8 – 13 лет, персы – над 3 – 4 летними, магометане Малайского архипелага – над 10 – 18 летними арабы городские – на 5 – 6 году, деревенские – на 12 – 14 году. В Африке обычай О. мог распространиться из древнего Египта (где он существовал уже за 1500 лет до Р. Хр.), но возможно, что он был известен издревле или был усвоен с вост. берега. По данным, собранным Заборовским, О. в Африке стоит в связи с распространением древних культурных растений, проса и сорго, а в некоторых местностях – и с распространением; сравнительно недавним, культуры риса. В Австралии О. соединяется иногда с варварскими операциями, результатом которых является невозможность оплодотворения со стороны мужчины. Среди племен американских индейцев О. встречается лишь спорадически. В Полинезии и Меланезии О. ограничивается обыкновенно только надрезом praeputii; на некоторых островах, напр. Новой Зеландии, оно неизвестно. Андрэ определяет все число практикующих О. людей приблизительно в 200 милл. = 1/7 всего человечества. Обыкновенно племена, разделяющие этот обычай, смотрят презрительно на «необрезанных». Совершение О. сопровождается обыкновенно празднествами, отчасти религиозного характера (как у евреев и магометан), отчасти только знаменующими наступление половой зрелости у одного из членов семьи; для выполнения операции приглашается у первых духовное лицо (раввин), у других – врач-знахарь. Производится О. у некоторых народов еще кремневыми или обсидиановыми ножами; тоже было, по-видимому, в древнем Египте и у евреев, что указывает на древность обычая. У некоторых народов О. имеет характер жертвы богам; так, на островах Вити или Фиджи, в целях облегчения от трудной болезни, приглашают жреца и приводят еще необрезанного мальчика, над которым и совершают операцию, принося затем отрезанную плоть и другие дары божеству. Весьма невероятно, чтобы в деле О. играли какую-нибудь роль санитарные цели, как это пытались некоторые доказывать. Кое-где, напр. в Африке, у арабов и т. д. практикуется и О. девочек (удаление clitoris, малых губ), иногда в связи с так наз. инфибуляцией; но этот варварский обычай вызывается другими целями, в частности – предупреждением возможности полового сношения.
Д. А.
Взгляды врачей на гигиеническое значение О. диаметрально противоположны. В то время как одни смотрят на О. как на печальный атавизм, лишенный всякого научного значения (Португалов), многие, и весьма компетентные исследователи (Нуrtl, Malgaigne, Tilmans. Erichsen, Reverdin, Lalemand и др.), признают за О. весьма важную в профилактическом и терапевтическом отношении меру и рекомендуют распространение операции в более широких сферах населения. Действительно, операция О. устраняет целый ряд заболеваний, возможных лишь у необрезанных. У некоторых субъектов, как известно, отверстие крайней плоти бывает крайне узко, такой прирожденный порок развития (фимоз), сопровождаясь обыкновенно частичными сращениями крайней плоти с головкой, влечет за собой многочисленные болезненные явления. Скопляющаяся при этом в препуциальном мешке смегма своим механическим и химическим раздражением вызывает воспаление головки или причиняет зуд и щекотанье, заставляющее детей чесаться, что служит обыкновенно первым толчком к онанизму. При несоответствии наружного отверстия мочеиспускательного канала с отверстием крайней плоти могут встретиться затруднения и при мочеиспускании, с задержанием мочи в препуциальном мешке и расширением пузыря. В раннем детском возрасте узость крайней плоти и сращения последней с головкой представляют почти физиологическое явление и констатируются, по наблюдениям Бокая, Зейделя и Парка, у 80 % детей, хотя, с возрастом последних, сращения эти постепенно уничтожаются. В детском возрасте даже сравнительно незначительные периферические раздражения вызывают нередко различного рода нейрозы как в двигательной, так и в чувствительной сфере, чем и объясняются многочисленные, описанные у детей случаи столбняка, эпилепсии, истерии и параличей, устраненных обрезанием. Этим, может быть, отчасти объясняется, почему, детская смертность, особенно в первые месяцы жизни, у евреев и магометан меньше, чем у христиан. По Веселовскому, на первом году жизни в России умирают: у евреев 14,69 % всех родившихся, у магометан 17,53, у христиан 21,26; в великом герцогстве Баденском, за период времени от 1864 до 1873 гг., в первый месяц жизни у католиков умирало 10,71 – 11,21 % детей, у протестантов 7,93 – 8,26 %, у евреев 5,73 – 6,73 %. Заражения, per coitum, сифилисом распространено среди христиан несравненно значительнее, чем среди евреев и магометан. Среди 3214 больных (из них 1734 христиан и 1480 евреев), пользованных д-ром Минором (в Москве) от различных нервных болезней, % христиан, в анамнезе которых был сифилис, равнялся 16,8, а евреев лишь 3,5. Медико-хирургическое общество в Лидсе и международный конгресс в Париже (в 1865 г.) признали за «обязательным О.» одну из важных профилактических мер против заболевания сифилисом. О. производится на 8 день после рождения. Оператор отсекает крайнюю плоть острой бритвой по всей окружности; во избежание рубцового сужения отверстия ее, разрывает внутренний слизистый листок крайней плоти, захватывает губами новообразованную рану, отсасывает и выплевывает кровь, после чего весь половой орган обсыпается толстым слоем мелко истертого порошка перегнившего дерева или так наз. пульвером (semen lycopodii). С санитарной точки зрения практикуемая по традиционным методам, выработанным много веков тому назад, операция далеко не всегда представляется безопасной (заболевания туберкулезом или сифилисом после О.). Для упорядочения еврейского обряда О., как в различных государствах Зап. Европы, так и у нас (общество охранения народного здравия в СПб., в 1890 г.), проектированы были различные меры, которые, щадя религиозные чувства массы, имели целью лишь обезопасить обряд. Представители еврейского духовенства, при обмене мыслей с врачами, нашли возможным допустить употребление особых высасывающих приборов в роде употребляемых для отсасывания молока из грудей. Еврейские консистории многих городов Зап. Европы требуют, чтобы правом на производство операции пользовались лишь лица, после предварительного испытания в теоретическом и практическом знакомстве с операцией и послеоперационным лечением, согласно современным воззрениям хирургии, сама же операция должна производиться в присутствии врача. В настоящее время в более интеллигентных сферах еврейства О. производится врачами, с соблюдением всех приемов асептики. Ср. Ploss, «Geschichtliches und ethnologisches ub. Knabenbeschneidung» (Лпц., 1885); В. Португалов, «О. у евреев» («Медиц. Обозр.» 1884, с. 1065); М. Конельский, «Обряд О. у евреев с точки зрения современной медицины» («Врач», 1887, № 33, 34 и 35); Погорельский «О еврейском обряде О.»; Вермель («Врач». 1890, № 37); «Журнал Рус. Общ. Охранения Народ. Здравия» (1891, № 8 и 9); Грузенберг, «Реальная энциклоп. медиц. наук» (т. XIII); Минкевич, «О. у древних колхов» («Медиц. Сборн. Кавказского Медиц. Общества», 1896).
М. Б. К.
Обренович
Обренович – сербская королевская (прежде княжеская) династия; ее основателем был Милош, принявший фамилию О. по имени Обрена, у которого работал в качестве пастуха и приказчика. Младшие его братья, Ефрем и Иоанн, тоже назывались Обреновичами. Первый из них, превосходивший образованием неграмотного Милоша, управлял западными округами Сербии; умер эмигрантом. в Валахии. После отречения Милоша (1839), несколько месяцев правил Сербиею его больной, слабый и нерешительный сын Милан II О. ( умер 1839), при котором фактически управляли Сербиею честолюбивый интриган Ефрем О., Петрониевич и Вучич; потом власть перешла к второму сыну Милоша, Михаилу III О.; с 1842 по 1859 г. О. жили в эмиграции. В 1859 г. в Сербию вернулся и вновь занял престол Милош О.; в 1860 г. ему наследовал Михаил III О. После смерти последнего (1868) княжеская корона перешла к усыновленному им его двоюродному племяннику, Милану IV О., внуку Ефрема О. После принятия королевской короны Милан отказался от обычая своих предшественников нумероваться не по имени, а по фамилии, и стал называть себя не князем Миланом IV О., а королем Миланом I. Сын его и Наталии – Александр и, нынешний король Сербии с 1889 г. См. Cuniberti, «La Serbia e la dinastia degli O. 1804 – 1893» (Турин, 1893).
В. В – в.
Оброк
Оброк – Этот термин встречается в древнерусских памятниках вместе с термином «дань»; поэтому старые финансисты наши думали, что «под О. разумеется всякий налог), собираемый натурою, или доход, получаемый с известного предмета» (Гагемейстер). Уже гр. Д. А. Толстой не соглашался с этим определением и полагал, что «О. была подать с разных угодий и вообще плата правительству взамен разнородных повинностей, деньгами или какою другою однообразною ценностью». Новейшие исследователи, гг. Лаппо-Данилевский и Милюков, установили, что «в своем происхождении О. противоположен государственной подати, как доход, вытекающий из договорных, частноправовых отношений». Под словом О. понимали в древности то, что в настоящее время разумеется под словом аренда, т. е. срочное или бессрочное пользование каким-либо недвижимым имуществом, вытекающее из договора найма. Частноправовой характер О. выступает особенно ярко в случаях отдачи «на О. из наддачи», т. е. с публичных торгов, городских торговых мест, лавок, харчевен, перевозов, кузниц, мельниц и других промышленных заведений, а также бобровых гонов, рыбных ловель, бортных ухожьев и других угодий, государством и монастырями. Уже в XVI в. бывали случаи отдачи «на О.» (в аренду) целых деревень, с живущими в них крестьянами, при чем арендатор, обязываясь уплачивать определенную сумму О., принимал на себя и платеж всех государственных податей и повинностей «по сошному разводу». На ряду с этим уже в XV в. слово "О. " употребляется в значении государственной подати. Весьма вероятна догадка, что такое смешение понятий произошло в виду распространения приемов дворцового хозяйства и на черный волости, при отсутствии резкого различия между государственным и дворцовым управлением. О. являлся взамен тягла в двух случаях: 1) когда земля выходила из тягла (вследствие бегства или смерти тяглеца и т. п.) или еще не бывала в тягле, правительство отдавало запустевшую или порожнюю землю на О. до настоящих тяглецов; 2) когда необходимо было облегчить временно самих тяглецов или упростить их податные обязанности, оброком заменялась одна, или несколько, или все подати, входившие в состав тягла. Когда на О. переходила целая община, то для уплаты он раскладывался, как и тягло, на доли сошного письма и таким образом совершенно утрачивал свой первоначальный характер. В сфере отношений между крестьянами и помещиками или вотчинниками оброку можно противопоставить «изделие», хотя О., в виде платы денежной или продуктами, постоянно встречается на ряду с «изделием», т. е. уплатой повинностей работами.
И. Н. М.
Обручев Владимир Афанасьевич
Обручев (Владимир Афанасьевич) – ген.-от-инф. (1795 – 1866); вовремя кампаний турецкой (1828 – 29) и польской был дежурным генералом; в 1842 г. назначены командиром отдельного оренбургского корпуса и оренбургским ген. губернатором. Здесь им предпринимаемы были экспедиции: в 1846 г. – на вост. берег Каспийского моря; в 1847 г. – вглубь степей, до р. Сыр-Дарьи, где он возвел укрепление Раимское. В 1851 г. О. назначен был сенатором, в 1859 г. – председателем генерал-аудиториата.
Обры
Обры – славянское летописное название авар. По нашей летописи О. стали владеть некоторыми славянскими племенами после гуннов, с начала VI в. Летопись сохранила память о насилиях О. над дулебскими женами, которые служили им вместо лошадей и волов. По летописному описанию, они были велики телом и горды умом и за свою гордость были истреблены Богом все до одного. Есть поговорка на Руси и теперь: «погибли как обры». Царство О. было уничтожено в VII в. отчасти вождем чехов Само, отчасти франками.
Обскуранты
Обскуранты (от латин. оbscurus) – название партии противников свободы, просвещения и прогресса.
Обструкционизм
Обструкционизм (лат. obstructio) – название одного из видов борьбы парламентского меньшинства с большинством, состоящего в том, что оппозиция всеми доступными ему средствами старается затормозить действия большинства. Для этой цели служат длинные речи членов оппозиции, затягивающие заседания, бесконечные поправки, предлагаемые к каждому законопроекту большинства, интерпелляции и спешные предположения, мешающие рассматривать очередные дела, требование поименных голосований по незначительным вопросам и т. п. Заставляя большинство палаты употреблять слишком много времени на обсуждение законопроектов, О. имеет в виду возбудить в избирателях недоверие к его силам и тем вызвать поворот в общественном мнении в пользу оппозиции. При слишком упорном О., мешающем какому бы то ни было решению парламента, терпит ущерб всякая парламентская деятельность, могущая оказаться совершенно бесполезною. – Обструкцианистами стали называться прежде всего ирландские члены парламента с Парнеллем во главе, которые в 1879 г. старались компенсировать этим путем свою численную беспомощность. Действия их привели к коренному изменению всего делопроизводства палаты (1887). В Соед. Штатах противники отмены шермановских законов о серебре (1893) путем О. привели к крушению этой меры. В 1897 г. О. немецкой либеральной партии против клерикально-славянского большинства привел к закрытию сессии австрийского рейхсрата.
Общая собственность
Общая собственность (русские законы называют ее и общим владением) – нераздельная собственность нескольких лиц на одну и туже вещь (donimium plurium рro indiviso). В отличие от индивидуальной, О. собственность не устанавливает непосредственного и исключительного господства каждого из обладателей над объектом обладания. Воля сособственников в отношении пользования, владения и распоряжения вещью связана взаимным соглашением их между собою; единоличному усмотрению подлежат лишь те права, осуществление которых не затрагивает интересов других собственников. Объектом О. собственности является, поэтому, не непосредственно самая вещь и не реальная или, как обыкновенно думают, идеальная часть ее, а определенная доля выгод и доходов, приносимых вещью. Римское право предоставляло каждому сособственнику самостоятельное право распоряжения своей частью; он мог передать свое право на вещь, заложить ее и предоставить пользование принадлежащими ему доходами и выгодами постороннему, без согласия других сособственников. Право владения и непосредственного доступа к вещи, поскольку это согласуется с правами других сособственников, также принадлежало каждому сособственнику, и всякое противодействие со стороны других лиц в этом отношении могло быть парализовано или владельческими исками, или иском об убытках, или, наконец, иском о разделе общего имущества. Каждый из сособственников имел право совершать необходимые для охранения вещи действия и производить необходимые для того издержки даже без согласия других сособственников, ставя на их счет причитающееся с них, по соразмерности, части этих издержек. Переделки вещи, ее улучшения и вообще заботы о ней, не вызываемый опасением погибели вещи или ухудшения ее состояния, могли быть предприняты лишь с общего согласия всех сособственников, по единогласному их решению. Последнее требовалось вообще во всех делах, касающихся интересов всех совладельцев, и рассматривалось римским правом как единственная справедливая гарантия каждого сособственника от поглощения его прав правами большинства. Господство последнего допускалось лишь при общем обладании в форме юридического лица. В случае невозможности достигнуть единогласия, О. собственность должна была распасться, по иску о разделе со стороны одного или нескольких соучастников; принудительное сохранение общности обладании по римскому праву не допускалось. Защита против нарушения прав О. собственности со стороны третьих лиц принадлежала каждому собственнику, независимо от соглашения с другими и с возложением на них издержек в соответственной части. По римскому праву, таким образом, союз сособственников. образованный вследствие общего обладания имуществом, ни в чем не ограничивал прав отдельных совладельцев, сохраняя за каждым из них значение самостоятельного субъекта прав на вещь, не подчиненного воле других совладельцев. О. собственность возникает из отношений добровольного товарищества, создаваемых для определенных торговых, промышленных и иных целей и влекущих за собой приобретение вещей в О. собственность, затем из общих предприятий и приобретений, отказов по завещанию нескольким лицам одной и той же вещи, случайного соединения (смешения, слития, confusio) вещей, принадлежащих разным лицам, – вообще из отношений, не связывающих сособственников в какой-либо принудительный союз, не создающих между ними корпорации. Отсюда и независимость положения каждого сособственника. История и современный быт Западной Европы знает целый ряд иных союзов т где обладание в форме О. собственности осложняется вмешательством элемента, видоизменяющего независимое положение сособственников, но не возвышающего их обладания до формы юридического лица. Особенность этих видов О. собственности состоит во 1-х в том, что не разграничиваются точно доли каждого из собственников в общем владении, так что размер обладания каждого остается или неопределенным, или изменчивым: во 2-х, в целом ряде отклонений от постановлений римского права, главным образом – от начала единогласия в некоторых видах распоряжения вещью. От обладания в форме юридического лица эти виды О. собственности отличаются связью имущественного обладания с личностями членов союза, как в области пользования, так и в ответственности по обязательствам, возникающим из общего имущества. Отсутствие разграничения долей обладания встречается по преимуществу в той исторической форме, которая известна в Германии под именем О. руки (Gesammte Hand) – название, происходящее от обычая при заключении юридических следок браться за руки, для выражения мысли, что все участники сделки действуют, как один человек. Распространенная в средние века как между аллодиальными, ленными, дворянскими, так и между крестьянскими владельцами земель, эта форма обладания на первых порах представляла собою коммуну, где О. пользование имуществом соединялось с совместной жизнью под одним кровом и едой за общим столом (соучастники имеют ein Brod, einen Rauchfang). Поздние довольствовались общим владением и пользованием имуществом. Обладание было О. в том смысле, что ни один из членов не мог самостоятельно распоряжаться своей долей в пользу третьих лиц без согласия всех остальных членов. Он мог, однако, потребовать раздела, если раздел был возможен до свойству имущества; размер долей определялся при этом, главным образом, количеством наличных владельцев. В случай смерти члена, ему наследовали его нисходящие (или вообще семейные, состоящие под его властью), но не в его долг, а становясь самостоятельными членами общины и претендуя на право общности наравне с другими. Раздел и выход из общины был невозможен в тех союзах, которые имели принудительный характер (общность имущества мужа и жены, общность семейная, где члены связаны подчинением власти домовладыки, и другие союзы, сложившиеся по этому типу); но здесь являлось уже ограничение личной правоспособности отдельных членов и форма обладания теряла гражданско-правовой характер. В новое время отношения, слагавшиеся прежде по типу О. руки, уступили место тому виду О. собственности, при котором различаются доли каждого совладельца, но запрещается раздел общности, в виду целей союза, рассчитанного на долгое существование. Каждый сособственник может распоряжаться своей частью (продавать, закладывать, дарить, отказывать по завещанию и т. д.), но другим членам предоставляется право преимущественной покупки или выкупа. Пользование вещью и вообще распоряжение ее субстанцией производится по большинству, но не наличного числа членов, а долей, на которые разделено обладание; меньшинству предоставляется право требовать обеспечения невыгод, могущих произойти от принятого решения, или уничтожения общности, или судебного рассмотрения правильности решения большинства по существу. Ответственность за долги падает не только на имущества, состоящие в общем обладании, но и на остальное имущество сочленов, которое иногда несколько еще лет после выхода члена из общности продолжает служить обеспечением сделок, заключенных при его нахождении в составе союза (прусск., австр. и итал. улож.). Некоторые юристы (Безелер, Блунчли, в настоящее время Гирке) видят в указанных видах общей собственности особые образования национально-германского происхождения и называют их корпоративными товариществами (Genossenschaften), в отличие от чистой формы общей собственности с одной стороны и юридического лица с другой; но выставленная ими теория подлежит большому спору. Новейшие германские законодательства (сакс. и общегерм. уложение) в отделе О. собственности дают предписания более близкие к римскому типу, рассматривая видоизменения ее по описанному выше образцу как особые формы союзов или возведения их на степень юридических лиц.
Русская организация О. собственности (ст. 543 – 556 т. X ч. 1) по своему общему характеру ближе к римской, так как требует единогласии в распоряжении имуществом и в случае несогласия предоставляет только право требовать раздела, если имущество подлежит разделу (закон различает О. собственность на раздельные и нераздельные имущества), распоряжение сособственников своими долями ограничивается, подобно германской общей собственности, правом предварительной покупки со стороны других участников, «по справедливой оценке», так как принятие нового члена в общность требует «общего согласия» (ст. 555 и 548). практика, однако, ограничивает эти постановления закона, расширяя права отдельного сособственника. Остзейское право тожественно, в этом отношении, с русскими законами (ст. 938 – 933). Русскому праву известны также особые формы О. собственности, близкие к упомянутым выше германским.
Литература. Windscheid, «Lehrb. der Pandekten» (параграф 169); Dernburg, «Lehrb. der preuss. Privatrechts» (I; 222 – 4); Puntschart, «Moderne Theorie des Privatrechts» (параграф12, Лиц., 1893); Gierke, «Handb. d. deutsch. Privatrechts» (I, 75 – 76); В. фон-Зелер, «Учение о праве О. собственности по римскому праву» (Харьк., 1895); Анненков, «Система русского гражданского права» (II, 89 сл., СП б., 1895); Дювернуа, «Из курса лекции по гражданскому праву» (гл. II, изд. 1895).
В. И.
Общественное мнение
Общественное мнение – одна из сил, действующих на правительство, а также на отдельных лиц, не будучи, в то же время, властью. Зародилось О. мнение весьма давно; еще у Гомера есть ясные указания на страх перед О. мнением (Одиссей после убийства женихов), на его влияние, на стремление правящих лиц привлечь его на свою сторону. «Это говорил всякий, обращаясь к своему соседу», – так несколько раз описывается проявление О. мнения в Илиаде. Позже, в демократиях древней Греции, а также в Риме, О. мнение не составляло самостоятельной силы, так как общественные группы, принимавшие участие в его выработке, держали власть непосредственно в своих руках и имели возможность приводить в исполнение свои желания; но оно несомненно существовало и сказывалось с особенною яркостью в институте остракизма. Быстро сменяющиеся настроения демоса, составляющие в каждый отдельный момент О. мнение, дали обильную пищу сатире Аристофана. В последние годы римской республики и во время римской империи, по мере кодификации права, О. мнение нередко приходило, по частным вопросам, в столкновение с писанным законом, и тяжущиеся стороны очень хорошо знали, что судьи в весьма значительной степени подчиняются влиянию первого, в ущерб авторитету второго. В средние века роль О. мнения была сведена до минимума: общество, раздробленное на отдельные сословия, при противоположности их интересов, не имело органа, посредством которого О. мнение могло бы формироваться и проявляться. И тогда, однако, существовало некоторое подобие О. мнения в каждой отдельной общественной группе. Сильно развилось О. мнение в новое время, после изобретения книгопечатания и в особенности после приобретения обществом, в большей или меньшей мере, права сходок, собраний и т. п. О. мнение играет сравнительно скромную роль в государствах самодержавных, где нет свободы печати и общество не имеет никакого предусмотренного и определенного законом влияния на правительственную политику; но и здесь значение О. мнения далеко не ничтожно. Объявление войны, способ ее ведения, заключение мира весьма часто обусловливаются, в большей или меньшей мере, именно О. мнением. Если не начало отечественной войны 1812 г., то замена Барклая де Толли Кутузовым была прямым результатом известного настроения О. мнения, точно также как и народное движение 1813 г. в Германии против Франции. Турецкий султан, при всей легальной неограниченности своей власти, беспрестанно принимает свои решения из страха перед О. мнением. В таких странах, как Соед. Штаты, при широком распространении грамотности и интереса к политическим делам, при неограниченном господстве всеобщего голосования, президент, губернаторы, даже судьи являются как бы прямыми органами О. мнения. Развитие ежедневной прессы, обилие политических и иных обществ, частые митинги служат доказательством его существования, а появляющиеся в прессе статьи и произносимые на митингах речи, иногда гораздо более содержательные, чем речи в законодательных собраниях, свидетельствуют о том, что для политических деятелей гораздо важнее склонить на свою сторону О. мнение, чем законодательные собрания. Иначе стоит дело в Зап. Европе. Здесь, при неполном господстве, а иногда при отсутствии всеобщего голосования, О. классы, принимающие участие в выработке О. мнения, не всегда и не вполне совпадают с классами, избирающими законодательные собрания, а последние, при продолжительности их полномочий, приобретают гораздо более, самостоятельное и независимое значение; этому же содействует большая разница в степени образована и политического понимания между народными массами и людьми, принимающими активное участие в политической деятельности, а также отсутствие или недостаточное развитие органов местного самоуправления, играющих в Америке роль промежуточного звена между высшим правительством и народною массою. Вследствие всех этих условий, О. мнение весьма часто не совпадает с мнением избранных законодательных собраний, и тем не менее оказывает на них непосредственное и серьезное влияние, даже там, где они являются избранниками не всего общества, а только его привилегированных классов (как в Англии до парламентской реформы). Нужно заметить, однако, что не всегда и не везде весь народ принимает участие в выработке О. мнения. Неграмотная или полуграмотная масса, далекая от политической жизни, стоит обыкновенно вне его, принимая в нем участие только в исключительные моменты (войны, революции). В прошлом столетия и в первой половине текущего носителями О. мнения были по преимуществу средние и высшие классы; в последние десятилетия О. мнение быстро демократизируется, все глубже и глубже захватывая новые слои народа. В Англии, напр., госуд. люди, независимо от парламентской деятельности, стремятся влиять прямо на общественное мнение даже тогда, когда сочувствие парламента за ними обеспечено, а тем более тогда, когда в парламенте они остаются в меньшинстве. Палата лордов, тормозя деятельность палаты общин, ссылается (основательно или неосновательно) на О. мнение; будто бы несогласное с палатой общин. О. мнение, и притом именно О. мнение классов, чуждых по закону политической жизни, вынудило у парламента избирательные реформы 1832 и 1867 г., которые (особенно первая) были весьма мало желательны как парламенту, так я тем О. классам, которые он в то время представлял. Еще резче это сказалось в Бельгии, в 1893 г., когда О. мнение вынудило буржуазный парламент на крайне ему нежелательную радикальную реформу избирательной системы. Характерным примером влияния О. мнения может служить также отставка, данная в 1892 г. в Пруссии королем Вильгельмом II министру Цедлицу, когда внесенный им школьный законопроект вызвал всеобщее негодование; отставка была дана не смотря на то, что прусская конституция вовсе не обязывала короля к такому решительному шагу. О. мнение влияет не только непосредственно на политических деятелей: государственный кредит, денежная система находятся от него в теснейшей зависимости. На уголовное право О. мнение имеет влияние через посредство приговоров присяжных; этим путем в Англии была завоевана фактическая свобода прессы, не смотря на наличность сохраняющихся и поныне весьма стеснительных законов против печати. О. мнение имеет большое влияние на судьбу частных лиц; в некоторых кодексах (напр. германский, ст. 186, 187, 189) диффамация и клевета прямо определяются, как попытка унизить лицо в О. мнении. О. мнение является весьма важной инстанцией в оценке произведений литературы и искусства, даже музыки; успех часто создается для них не суждением знатоков; а именно О. мнением. Не смотря на такую крупную роль О. мнения, часто бывает весьма трудно распознать и определить его. Показания прессы – главного органа О. мнения и в то же время силы его формирующей – не всегда безошибочны; причиною этому служит неравномерное распространение грамотности и состоятельности, а затем недостаточная приспособляемость прессы ко всем изгибам и переменам О. мнения. Нередко законодательная мера, восхваляемая большинством газет в стране, отклоняется всеобщим голосованием, и наоборот; заем, поддерживаемый печатью, не находит сбыта, а еще чаще бывает обратное. В оценке О. мнения взгляды сильно расходятся. Одни видят в О. мнении «глас Божий», другие (напр. Гегель) считают его достойным презрения, Вследствие его неосновательности и переменчивости, и в независимости от него видят доказательство умственного и нравственного величия. Первое мнение находит сочувствие преимущественно в демократическом и либеральном лагере, последнее – в аристократическом и консервативном. Вообще можно сказать, что О. мнение – сила, действующая разумно и плодотворно при благоприятных условиях (распространение образования, отсутствие стеснений для правильной выработки О. мнения, наличность его органов, существование известных задержек и противовесов ему и т. д.), неразумно и вредно – при неблагоприятных. Последнего взгляда держится наиболее глубокий исследователь О. мнения, Джемс Брайс, в книге: «Американская республика» (т. III., М., 1890). См. также Гольцендорф, «О. мнение» (СП б., 1895).
В. В – в.
Объект
Объект (предмет) – соотносительно с понятием субъекта (подлежащее) означает вообще то, что дано в познании, или на что направлена познавательная деятельность. Противоположение между О. и субъектом есть чисто относительное и диалектическое, поскольку сам субъект становится О., когда обращает на. себя познавательную деятельность (в самосознании), а с другой стороны то, что является для нас как внешний О. может иметь субъективное бытие для себя. Хотя слово О., кроме познания, употребляется также и относительно других душевных деятельностей, но определенный О. дается воде, чувству и т. д. лишь посредством познания. В средневековой схоластической философии термин субъективный означал внутреннюю действительность существа, а объективный лишь бытие в представлении или идее. В обыкновенном словоупотреблении, напротив, объективный значит имеющий основания в природе вещей, независимо от познающего субъекта. Для наивного реализма все, что дано в чувственном опыте, имеет такую независимую от субъекта реальность и признается в этом смысле объективным. Критически идеализм возвращается отчасти, хотя другим путем, к терминологии схоластической. Так как с точки зрения Канта все, что мы находим в познаваемом, заранее вложено туда познающим субъектом, в виде присущих ему априорных способов или форм познавательной деятельности, то все данные О. суть, по содержанию своему, лишь представления субъекта; хотя и обусловленные чем-то вне его. Особое значение имеет вопрос о независимом от субъекта и в этом смысле объективном характере идей, определяющих достоинство бытия, каковы добро, истина, красота.
Вл. С.
Объектив
Объектив (предметное стекло) – то стекло зрительной трубы или микроскопа, которое обращают к предмету, при рассматривании его названными оптическими приборами; также – совокупность оптических стекол фотографической камеры. О. имеют различное устройство, смотря по тому, для какого из названных приборов они назначаются.
Объем
Объем – вместимость геометрического тела, т. е. части пространства, ограниченной одною или несколькими замкнутыми поверхностями. Вместимость или емкость выражается числом заключающихся в О. кубических единиц. Вычисление величины О. производится помощью приемов, излагаемых в геометрии и интегральном исчислении.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close