Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:54
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Оптика
Оптика. 1 Содержание этой науки. – О. представляет собой отдел физики, в котором рассматриваются световые явления; подразделяется на следующие части: а) геометрическая О., b) физическая О. и с) физиологическая О. Основание геометрической О. составляют опытом найденные законы прямолинейного распространения, отражения и преломления света, а также закон квадратов расстояний и понятие о луче; ни критика тех опытов, на основании которых заключили о существовании этих законов, ни рассмотрение тех возможных и вероятных физических причин, из которых эти законы являются простым математическим, т. е. логическим следствием, в область геометрической О. не входят. Геометрическая О. ставит своей задачей математическое исследование хода световых лучей при различных условиях; эти исследования могут иметь целью: или найти путь лучей, когда заданы свойства и форма тех прозрачных средин, по которым лучи должны проходить; или обратно – разыскать свойства (оптические) и форму прозрачных средин, при которых пути лучей удовлетворяли бы некоторым заранее поставленным требованиям; при всех этих вопросах законы движения по различным средам и законы перехода из одной в другую предполагаются известными. Главное и единственное средство, при помощи которого геометрическая О. получает свои результаты, есть чистая математика. Физическая О. занимается разысканием условий, необходимых для того, чтобы те или другие световые явления совершались, а также законов. связывающих количественную сторону совершающихся световых явлений с количественной стороной других физических явлений, которые являются или причиной рассматриваемых световых явлений, или сопровождают их, или суть непосредственные следствия их. Не ограничиваясь только разысканием вышеуказанных условий и связей – физическая О. старается и объяснить их, делая различные гипотезы о сущности световых явлений; исходя из этих гипотез, выраженных математически, стараются показать необходимость тех, уже из опыта известных, законов, которым световые явления подчиняются. также стараются получить указание на существование новых оптических явлений, на законы, по которым они должны совершаться, и на ту опытную обстановку, при которой они могут быть наблюдаемы. Получив такие указания, стараются подтвердить предсказанное опытом. Следовательно, гипотезы и развивающиеся из них теории служат не только для систематизации громадного опытного материала, относящегося к световым явлениям, но и служат указателями того в каком направлении и при какой обстановке нужно работать далее; благодаря таким теоретическим наведениям и указаниям найдены такие поразительные явления, как коническое лучепреломление, некоторые особые случаи дифракции, явления Герца и др. Главным средством физической О. служит опыт, математика и механика, при чем решающая роль принадлежит опыту. Физиологическая О. занимается исследованием ощущений, вызываемых в наблюдателе светом, попадающим на сетчатку глаза.
II. Исторический очерк развития О. Выше указанное разделение О. образовалось только с накоплением достаточного опытного и теоретического материала; постепенный рост этого материала в общих чертах следующий: за 300 лет до P. Хр. Евклид устанавливает факт прямолинейного распространения света и законы отражения, чем и кладет основание геометрической О., но рассмотрение отражения света от зеркал плоских и сферических сделано только в 1 в. по Р. Хр. Птоломеем в его трактате об О.; в этом же веке (50 лет по Р. Хр.). Клеомед устанавливает качественно законы преломления, т. е., что при переходе луча из среды менее плотной в среду более плотную он приближается к перпендикуляру, и наоборот; Птолемей пытался найти количественную связь между углами падения и преломления, но это ему не удалось: его измерения привели к неверному заключению, именно – углы преломления пропорциональны углам падения. Около 1000 лет по P. Хр. Алхацен показывает, что от каждой точки светящегося предмета идут лучи к глазу, высказывает мнение, что свет не может распространяться мгновенно, рассматривает отражение от цилиндрических и конических зеркал и, исследуя преломление света, находит неверность закона Птолемея, но точного закона ему найти не удается; разбирая преломление при прохождении лучей через прозрачный шар показывает, что солнечная теплота и лучи собираются в некотором расстоянии от шара. В XIII в. по Р. Хр. Роджер Бакон, рассматривая преломление через сферические поверхности, указывает, что, благодаря преломлению, кажущиеся размеры предметов могут быть увеличены, так что, следовательно, возможно"... читать мельчайшие буквы с огромных расстояний...", но опытом этого не подтверждает; кроме этого Бакон разбирает параболические зеркала и показывает существование сферической аберрации в сферических зеркалах; в этом же веке изобретены очки, но имя изобретателя неизвестно. В XVI в. Мавродик открывает сферическую аберрацию в чечевицах, объясняет действие очков и изображения через малые отверстия, Делла Порта изобретает камеру-обскуру; к концу XVI и началу XVII вв. почва для изобретения микроскопа и зрительной трубы оказывается вполне подготовленной, так что оба эти громадной важности прибора изобретаются, но имена первых устроителей этих приборов с достоверностью нам неизвестны. XVII век особенно богат прекрасными оптическими открытиями: Кеплер находит и объясняет полное внутреннее отражение, разбирает ход лучей в стеклах и трубах, дает планы новых зрительных труб, при чем истинный закон преломления ему неизвестен; он пытался его найти, но не удачно, поэтому при всех своих оптических работах пользуется законом приближенным; истинный закон преломления был найден Снеллем (1626), но опубликован только (самостоятельно) Декартом; Кирхер описывает явления фосфоресценции и флуоресценции; Кавальери, приняв показатель преломления равным 3/2, дает выражения для фокусных расстояний чечевиц; Марци предлагает получить спектр на экране в темной комнате и утверждает, что раз преломленный луч сохраняет при последующих преломлениях один и тот же цвет (но опытов не делает); Гримальди открывает явление дифракции света и высказывает идею о волнообразной теории; Гук тоже намечает теорию волнения и даже высказывает мысль, что колебания должны быть поперечные относительно направления распространения их; кроме того Гук занимается исследованием цветов тонких пластинок, применяет зрительную трубу для измерения углов; Ремер из наблюдений над затмениями спутников Юпитера открывает и определяет скорость света: Смит, Джюрин, Бюффон разрабатывают физиологическую О.; Гюйгенс исследует законы двойного преломления в исландском шпате, дает способ построения хода преломленных лучей, поддерживает теорию волнения и на основании ее объясняет большинство оптических явлений, но совершенно забывает мысль Гука о поперечности колебаний и считает их продольными, и, наконец, Ньютон открывает цветное светорассеяние, исследует цвета тонких пластинок, разрабатывает явления дифракции, устраивает первый зеркальный телескоп, развивает теорию истечения и благодаря своей гениальности так удачно и хорошо приспособляет эту теорию ко всем известным тогда оптическим явлениям, что все его ученики становятся на его точку зрения и в начале игнорируют, а потом и совсем забывают идеи Гука и Гюйгенса о воднообразной теории света, вследствие чего теория истечения остается господствующей и всеми принятой до 1800 г. В 1800 г. Юнг вновь выдвигает забытую теорию волнения и в 1801 – 1802 гг. окончательно становится на ее сторону; он устанавливает принцип и факт интерференции света, ею объясняет цвета тонких пластинок, вычисляет длины световых волн, но нападки противников, накопление новых фактов, которые не могли быть объяснены из-за непринятия поперечности колебаний, заставили Юнга почти потерять веру в правильность его идей. В это время открытия быстро следовали одно за другим: Мадюс (1808) открывает поляризацию света отражением, в 1810 г. показывает, что двойное преломление сопровождается поляризацией обоих преломленных световых пучков, одновременно с Био в 1811 г. открывает поляризацию простым преломлением; в том же году Арого открывает хроматическую поляризацию, которая дальше разрабатывается Брюстером; в тоже время Биo очень остроумно приспособляет теорию истечения к этим явлениям; что же касается Юнга – то он не может выяснить роли поляризации во всех этих явлениях и только высказывает мысль, что все они могут быть объяснены интерференцией света; теория истечения снова начинает брать верх, но уже ненадолго. В 1818 г. Френель представляет парижской академии наук свой знаменитый мемуар о дифракции света, соединяет принцип элементарных волн с принципом интерференции, выясняет прямолинейное распространение света, приводит новые случаи интерференции, совместно с Арого устанавливает законы интерференции поляризованных лучей, на основании которых приходит к заключению о поперечности колебаний, но такое заключение представляется ему в таком противоречии с представлениями о природе колебаний упругих жидкостей, что он не решается принять это заключение, так что Юнг, познакомившись с работами Арого и Френеля, опубликовывает гипотезу поперечности раньше самого автора. Многим математикам эта гипотеза кажется чудовищною, нелепою, но в мемуаре о поляризации света (1821) и о двойном лучепреломлении Френель показывает, с какой легкостью из этой гипотезы вытекают объяснения всех в то время известных явлений поляризации, далее дает теорию двойного преломления, вводит гипотезу об эллиптической поляризации и всем этим заставляет большинство физиков принять его сторону; когда же в 1832 г. Гамильтон теоретически, на основании формул Френеля, предсказал существование конического лучепреломления а Ллойд подтвердил предсказанное опытом, и затем в 1850-х годах Физо и за ним Фуко определили скорость света в воздухе и в воде и нашли ее согласной с теорией волнения и противоречащей теории истечения, тогда первая была окончательно принята всеми. При детальной разработке теории волнения пришлось убедиться, что хотя громадное большинство оптических явлений хорошо объясняется этой теорией, но для объяснения многих явлений приходится делать различные допущения относительно свойств эфира и его связи с телами; благодаря таким допущениям явились, так сказать, варианты и дальнейшие развития Френелевской теории (теории Грина, Неймана, Мак-Куллага, Коши, Бусинеска, Гельмгольца и др.) и, наконец, в конце 1860-х и начале 1870-х годов явилась новая, так называемая электромагнитная, теория света, данная английским ученым Максвелем. Эта теория до конца 1880-х годов (до опытов Герца над распространением электромагнитных колебаний) не пользовалась успехом, но после названных опытов начала обращать на себя внимание и в настоящее время начинает приниматься большинством. Параллельно с разработкой теоретических вопросов О. в нашем веке совершается ряд блестящих открытий в экспериментальной части. Волластон открывает, Фрауэнгофер (1814-1815) в подробности изучает темные линии в солнечном спектре и (1821 – 1822) получает спектр от дифракционных решеток. Гершель (1822-29) исследует спектры некоторых тел, за ним Тальбот указывает на возможность оптического анализа; но ни тот, ни другой не устанавливают факта зависимости определенных линий в спектре от присутствия соответственного элемента в пламени. Hиeпсь и Дагерр (1829 – 85) кладут начало фотографии, Кирхгоф и Бунзен (1859) создают спектральный анализ. Установка соотношения между спектрами поглощения и испускания влечет за собою множество новых работ: открываются спектральным анализом новые тела (цезий, рубидий, талий), им же пользуются для изучения строения небесных светил и, пользуясь принципом Доплера, применяют спектральный анализ к открытию движения небесных светил. Ле-Ру (1862), Христианзен (1870) открывают аномальное светорассеяние, Кундт его обстоятельно исследует и, наконец, начиная с 1888 г., благодаря исследованиям Герца, появляется громадное количество работ, имеющих целью показать, что все известные нам оптические явления могут быть повторены с лучами электромагнитными, Опыт поразительно подтверждает как предсказанную Максвелем аналогию лучей обоего рода, так и некоторые явления, вытекающие как следствие из электромагнитной теории, заставляя этим поставить эту теорию света. на первое место.
Помощь, оказанная различными оптическими открытиями другим наукам, громадна: зрительная труба позволила астрономии открыть множество невидимых невооруженному глазу светил, точно координировать их положение и определять координаты места наблюдателя. на земной поверхности; микроскоп ввел биологию в новый мир микроорганизмов, невооруженному глазу недоступный; спектральный анализ дал возможность судить о строении небесных светил, о движении их в том случае, если их расстояние от наблюдателя настолько велико, что наблюдаемое положение светила на небесном своде кажется постоянным, о присутствии в пламени или электрической искре тех или иных тел в таких малых количествах, определение которых химическому анализу недоступно; сахариметры дали возможность быстро определять количество сахара в растворах и, наконец, фотография (успехи которой зависели также и от химических изысканий) дает способ закрепить все, что видимо в трубу, в микроскоп, в спектроскоп или невооруженным глазом на пластинке и сохранить этот беспристрастный документ на неопределенно долгое время.
Оптимизм
Оптимизм (от лат. optimas – наилучший) – воззрение, по которому существующий есть лучший из возможных и все в нем совершающее ведет к добру. Принципиально О. требуется учением о Боге, как Всеблагом, Премудром и Всемогущем Творце и Промыслителе мира. Доказать О. с этой точки зрения составляет особую задачу оправдания Божества или Теодеции: самый значительный образчик такого исследования дан в известном сочинении Лейбница. Главная трудность задачи состоит в фактическом существовании зла и страдания в мире, что дает видимую основу для противоположного О. Сама возможность оценки мира в смысле добра и зла предполагает утверждение за человеческой личностью и ее сознанием принципиального значения в жизни вселенной, – признание, что мир имеет цель, и что эта цель человек. Поэтому в воззрениях натуралистических, не придающих такого значения человеку, и тем более в воззрениях, отрицающих в мире всякую целесообразность (механический материализм), спор между О. и пессимизмом не имеет никакого смысла. О. может опираться на признание постоянного прогрессивного характера мировой жизни; но само понятие прогресса нуждается в дальнейшем философском оправдании , которое с известных точек зрения, напр. механической, не может быть проведено до конца . От О., как общей теории, следует различать О. как господствующее личное настроение ( в зависимости от свойств темперамента), побуждающее человека видеть во всем хорошую сторону и не унывать в несчастии. Теоретический и житейский О. далеко не всегда совпадают между собой.
Оптина пустынь
Оптина пустынь – Введенская-Макариева мужская заштатная (с 1764 г.) Калужской губ., Козельского у. По преданию, основана еще в XIV в. бывшим предводителем шайки разбойников, Оптою (в иночестве Макарий). До 1499 г. в пустыни жили совместно иноки и инокини; в 1724 г. иноки переведены в Белевский-Спасский м-р; спустя два года пустынь восстановлена; при ней Иоанна Предтечи скит. Особенно чтимы иконы Усекновения главы Иоанна Предтечи и Казанской Божьей Матери.
Опунция
Опунция (Opuntia L.). – родовое название растений из семейства кактусов; всего известно около 150 видов этого рода, растущих преимущественно в Мексике, Перу и Чили, в Соединенных Штатах (до 50° с. ш.), а также в Южной Америке. Некоторые виды встречаются в одичавшем состоянии на Канарских островах на юге Европы, в Африке и в Азии. О. – характерное растение: стебли его состоят из мясистых, сплющенных, более или менее овальных, листовидных члеников; иногда развиты мощные, цилиндрические стволы и на них сплющенные пластинчатые членистые ветки в виде листьев; настоящих листьев обыкновенно не бывает; они появляются только на очень молодых побегах, в виде цилиндрических или призматических палочек; живут они очень короткое время и скоро сваливаются. Вместо листьев на стеблях появляются крупные и мелкие иглы, располагающиеся обыкновенно пучками. Цветки появляются по одиночке или пучками из центра пучка игол по краю или на верхушке члеников; они правильные, тарелчатые или более ворончатые; лепестки свободные или только слегка склеенные, многочисленные, наружные из них чашечковидные, иногда мясистые и острые, внутренние – покрашенные. Тычинки короче венчика; они прикрепляются к вогнутому в виде чаши цветоложу. Завязь булововидная, яйцевидная, коническая или цилиндрическая, снаружи покрытая чешуйками, в пазухе чешуек находятся пучки игол. Плод – коническая или шарообразная ягода, со многими или несколькими семенами. Ягода многих видов съедобна и обладает способностью окрашивать мочу в кроваво-красный цвет. Самый обыкновенный вид О. – Opuntia vulgaris Mill., вывезенный из Америки и теперь одичавший по всему югу Европы и на севере Африки. Плоды этого вида употребляются в пищу туземцами, под именем «индийской фиги». Карликовая разновидность другого вида, О. Ficus indica Mill. var. nana, встречается в одичавшем состоянии в южной Швейцарии и в Тироле. В Америке в южной Испании, в Сицилии и в Алжире возделывается особый вид О., так назыв. кошенильный кактус (O. coccinellifera Mill.), отличающейся своими красными цветками и длинными тычинками; возделывается он из-за травяной вши, так наз. кошенили, живущей на его стеблях. Ради этой же цели возделывается другой вид, O. Тuna. Впрочем, за последнее время этот промысел стал падать. В оранжереях и комнатах разводят как декоративные растения и другие виды О. Размножаются они легко черенками; требуют песчаной почвы и малой поливки.
Опухоли
Опухоли (Tumores, Neoplasmata, Pseudoplasmata) – являются одной из форм патологических, ненормальных новообразований. Новообразованием наз. как процесс образования новых тканевых элементов, так равно и продукт подобных процессов, а потому оно может быть как физиологическим. в пределах нормы, так и патологическим процессом, т. е. обнаруживать порочность в смысле повышенного созидания организованной материи. Примером нормального новообразования служит так наз. «регенерация». Что же касается патологического новообразования, то оно основано на размножении клеток при ненормальных условиях. Морфологический признак такого рода прогрессивных процессов двоякий: клетка и ее производные (волокна и пр.) или просто увеличиваются в объеме – гипертрофия, или же клетка размножается и делится – гиперплазия. Все гипертрофические процессы, с точки зрения этиологии и клинического течения, могут быть двояки: или они являются реакцией живых тканей на какое либо внешнее вредное или разрушающее воздействие, а потому обнаруживаются настолько, насколько это необходимо для пополнения вызванных потерь (возрождение тканей), или гипертрофические процессы, возникающие под влиянием каких – либо внутренних причин, характеризуются отсутствием физиологической законченности и целесообразности и не только не полезны организму, но вредят ему – О., уродства и т. п. Увеличение числа клеток происходит по типу физиологического деления их. Прежде предполагали, что клетки образуются из бесформенной бластемы, но уже Вирхов установил знаменитый закон «omnis cellula е cellula». Но так как в настоящее время главным центром деятельности при делении клетки признано ядро. то еще точнее утверждать: «omnis – nucleus e nucleo». В настоящее время признано беcспорным положение, что всюду, где имеет место действительное новообразование тканей, существует кариомитотический тип клеточного деления. Сходство процесса размножения при патологических условиях с физиологическими обнаруживается также в том, что производные клетки всегда соответствуют типу производящих клеток. В различные периоды жизни стремление клеток к росту и размножению обнаруживается не в одинаковой степени. Можно различать 4 главнейших периода: время наивысшей энергии новообразования, совпадающее с эмбриональным развитием, 2) период роста, соответствующий юношескому состоянию клетки, когда в новообразовании накопляется избыток, сравнительно с расходом, идущий на дальнейшее развитие; 3) период, следующий за окончанием прогрессивного развития тела после родов, в течение которого новообразование уравновешивается потреблением; и 4) период обратного развития. В первые 3 периода энергия размножения клеток зависит от их внутренних свойств. Всего энергичнее в этом отношении эпителиальные ткани (пример – быстрое восстановление надкожницы), всего слабее – ткань мышечная и особенно ткань нервных узлов. На проявление энергии оказывает влияние и приток питательных материалов. Кроме того нужно признать существование особых клеточных раздражений, вызывающих их наклонность к дальнейшим образовательным (формативным) процессам. Все эти особенности обнаруживаются и по отношению к О. Под О. подразумевается нарост (neoplasma, pseudoplasma), вследствие прогрессивного расстройства питания, увеличенной продуктивной деятельности тканевых элементов; по своему же наружному виду, равно как по характеру роста, она всегда отличается атипическим развитием (в отличие от гипертрофии и гиперплазии), хотя в ней никогда не встречаются элементы, чуждые организму. Анатомически О. выражается появлением наростов на поверхности органов или гнезд внутри них, более или менее резко отграниченных и отличающихся от нормальных, окружающих их частей. «Эта обособленность и некоторая самостоятельность О. отличают их от других новообразований», хотя О. иногда обнаруживается в виде язвы, дефекта ткани. О. представляют чрезвычайное разнообразие по своему гистологическому строению, анатомическим формам и клиническому течению, они могут появляться в самых разнообразных частях организма, как внутри, так и в толще плотных органов, на поверхности их, на коже, на всех слизистых и серозных оболочках. Развиваясь в глубине какого-либо органа, она в начале не изменяет внешней формы его и открывается только при разрезе, причем представляется в виде гнезда круглого или неправильного очертания, отличающегося от окружающей ткани органа своим цветом, плотностью, неодинаковостью уровня с поверхностью разреза самого органа. Развиваясь дальше, О. своим эксцентрическим давлением увеличивает объем органа, изменяет его форму и, наконец, выпячивается над поверхностью. Появляясь в периферических частях органов или поверхностных слоях оболочек, О. выдается в полость, канал или на поверхности тела. Поверхностно растущая О. может представляться в виде более или менее развитого утолщения кожи или слизистой оболочки, одиночного или нескольких, слившихся вместе бугров, бугорка или милиорного узелка. При дальнейшем росте О. может отделяться от окружающей ткани, оставаясь с ней в соединении посредством ножки или стебелька – грибовидный нарост; если ножка очень тонка, получается полип. Иногда О. дают многочисленные отпрыски, подобные сосочкам кожи или ворсинкам кишек – получается сосочковое новообразование или ворсистая 0. – папиллома. Если О. подвергается распадению, то образуется часто язва, идущая более или менее далеко в глубь в виде кратера, получается так называемая разъедающая язва – Ulcus rodens, с плотными, бугристыми краями. Величина О., начинаясь микроскопическим узелком, может дойти до небольшого просяного зерна или горошины, другие же достигают иногда 100 и более фн. О. с бедной сосудистой системой имеют малые размеры; новообразования, которые построены по типу нормальных тканей и богаты сосудами, могут принять громадные размеры. О. безвредные для организма могут принимать более крупные размеры, между тем как опасные для него часто убивают достигнув незначительной величины. Где О. встречает мало препятствий для своего роста, как напр. в коже и подкожной клетчатке, в брюшной полости (благодаря податливости передней стенки), там она принимает большие размеры и т. д. Далее О. могут быть одиночные, множественные и сложные (слившиеся между собою). При множественных О. каждая из них может самостоятельно развиться или, напротив, от первоначальной образуются вторичные узлы (метастазы – переносы), получается так наз. генерализация. Плотность их также различна: от мягких, студенистых, мозговидных до костной твердости. Бессосудистые или бедные сосудами О. имеют белый, синеватый или желтоватый цвет; чем О. богаче сосудами, тем более цвет их приближается к красному; состоящие из слизистой ткани бесцветны и прозрачны, из жировой – желтого и т. д. Характер опухоли определяется почти исключительно микроскопическим путем. Из внешних признаков важны для оценки значения организма следующие признаки: место развития, рост, отношение ее к окружающим тканям, плотность, изъязвление, вторичные узлы.
Строение. Прежде О. считались паразитическими образованиями, чуждыми организму, но в настоящее время окончательно установлено, что О. устроены исключительно из элементов, присущих организму в различные периоды его развития, и по тем же законам и типам, по которым развиваются нормальные ткани. Разница лишь в том, что в каком-либо месте организма происходит или количественное увеличение массы ткани, свойственной этому месту – гомология, гетерометрия, или развивается ткань, не присущая данной местности – гетерология, гетеротопия и, наконец, О. состоит из тканей, не свойственных данному возрасту организма, а более раннему, даже – эмбриональному; это составит гетерохронию. Сама О. может состоять из одной, вполне развитой типической ткани, напр. жировой, костной – гистиоидные простые О.; из нескольких простых тканей, расположенных без всякого взаимного отношения – смешанные О.; из простой незрелой ткани, остановившейся на той или другой ступени эмбрионального развития, напр. из эмбриональной соединительной ткани – эмбриональные; из ткани, соответствующей по строению и происхождению воспалительному новообразованию – грануляционные; из нескольких с правильным взаимным расположением их на подобие какого-либо простого органа, напр. железы – сложные или органоидные О.; из многих тканей, так что в состав О. входят целые системы и сложные органы (кости, ткань нервных центров, части кишечного канала и пр.) – тератоидные О. или тератомы; наконец, из элементов, свойственных нормальным тканям, но с неправильным расположением этих элементов, не встречающихся в физиологическом состоянии – атипические О. Кроме основной ткани, О. обладают еще стромой, состоящей большей частью из волокнистой соединительной ткани, кровеносных сосудов, артерий, вен и капилляров; лимфатических сосудов, иногда и нервов. В настоящее время господствует взгляд, что О. происходят из эмбриональных элементов, сохранившихся от ранних периодов зародышевой жизни среди тканей, достигших полного развития. последующий рост совершается по общим законам и типам развития нормальных тканей. Клеточки увеличиваются в числе путем пролиферации и вырабатывают надлежащие промежуточные вещества. Далее рост О. идет различно. При так назыв. центральном росте О. растет сама из себя, на счет продолжающегося размножения составляющих ее клеточных элементов; при периферическом росте – окружающие ткани тоже принимают активное участие в развитии новообразования, при чем это выражается весьма различно: все новообразования получают свой питательный материал из окружающих частей, так как сосуды О. развиваются из отпрысков сосудов окружающих тканей. Самые благоприятные условия для роста О. представляет рыхлая соединительная ткань, так как она легко оттесняется в сторону по мере увеличения их. Напротив, компактная волокнистая и эластическая ткани представляют значительное препятствие росту новообразований; сухожилия, апоневрозы долго противостоят им, не подвергаясь почти никаким изменениям, а только механически отодвигаясь в стороны растущей О. Тоже можно сказать и про хрящевую ткань. Меньше препятствий представляет костная ткань, в которой появляются вдавления и продыравления. Поперечно-полосатые мышцы и нервная ткань легко подвергаются жировому перерождению. Всего больше противостоят артерии.
Течение и исходы. О. обыкновенно растет безостановочно, что является существенным отличительным признаком их. Быстрота роста частью зависит от свойств О., причем клеточковые образования низшей организации растут быстрее О., построенных по типу стойких тканей. Иногда замечаются перерывы роста. Достигший полного развития, О. иногда обнаруживает процесс дегенерации, в основе которого лежит расстройство питания от нарушения кровообращения в ней: чаще всего наблюдается жировое перерождение, реже – творожистое, слизистое, коллоидное, стекловидное или гиалиновое и даже амилоидное. Наконец, наблюдалось известковое пропитывание или омеление их и ороговение. Результатами таких регрессивных продлений могут быть: уменьшение объема О., как равномерное, так и частное; остановка роста, изъязвление, воспаление, омертвение и, наконец, переход одного вида новообразования в другой (метаплазия), в пределах тканей, принадлежащих к одному общему типу. По значению, для организма различаются О. доброкачественные и злокачественные. Первые, от начала до конца своего существования, представляют исключительно местное поражение, хотя, вследствие случайных обстоятельств, и могут быть иногда причиной общих расстройств организма. Злокачественное новообразование имеет характер местного заболевания только в начале развития; в дальнейшем же течении оно становится источником общего поражения, выражаясь ранее всего явлением заражения ближайшей местности их – диссеминацией, т. е. в ближайшем соседстве с О. появляются новые узелки вскоре достигающие более значительных размеров и сливающиеся с первым узлом. В дальнейшем течении болезни появляются новые, вторичные, узлы в различных, более и менее отдаленных органах и тканях, так назыв. метастазы, т. е. переносы элементов О., способных к дальнейшему размножению, занесению механическим путем по кровеносным и лимфатическим сосудам. При наиболее злокачественных формах в последние периоды болезни метастазы появляются в громадном количестве во всех органах и тканях, за исключением бессосудистых; происходит так назыв. генерализация процесса. Всякая О., состоящая из клеток, способных к продуктивной деятельности, может сделаться источником общего заражения. Если оно наступило – неизбежное следствие – общий упадок питания организма, кахексия, выражающаяся в резко выраженном малокровии, обеднении крови плотными составными частями (гидремия), общее исхудание (исчезание жира) и атрофия разных органов, заканчивающаяся смертью. Значение доброкачественных О. исключительно местное и обусловливается чисто механическим влиянием их на окружающие ткани и органы. Развиваясь на поверхностных частях тела, по направлению к периферии, они могут достигнуть громадных размеров и причинять затруднения своей тяжестью, препятствовать движение. Появляясь во внутренних органах, они могут сдавливать или оттеснять прилежащие к ним органы, сосуды и т. п. Злокачественные О., производя по существу такие же местные изменения, отличаются более быстрым ростом; давая метастазы, они нарушают нормальное питание многих тканей и органов.
Причины О. Некоторые О. появляются при определенных и ясных условиях; так, напр., ретенционные мешетчатые образования от закупорки или прижатия выводного отверстия какой-либо железы, которая вследствие того растягивается накопляющимся в ней секретом в виде шарообразного мешка или кисты; другие обусловливаются чисто механическим раздражением (мозоли). О., устроенные по типу воспалительного образования, являются или результатом местного раздражения, или же последствием заражения (инфекционные гранулемы); третьи – представляют собой расстройства во время утробной жизни (тератоидные О.). Что касается других О., а именно гетерологических, то до сих пор не имеется верных, основанных на бесспорных фактах и обнимающих все явления, объяснений.
Г. M. Г
Опыт
Опыт (в философском смысле) – означает как отдельные состояния сознания, испытываемые или испытанные субъектом, так и совокупность таких состояний у единичных людей и у всего человечества. О. есть первичный источник наших знаний, дающий материал для всякого другого познания. С различных точек зрения О. разделяется на прямой и косвенный, внутренний и внешний, житейский и научный. Состояния, переживаемые и пережитые самим данным субъектом, составляют его прямой или непосредственный О.; достоверное свидетельство о чужих опытах есть для него О. косвенный. Чьи бы то ни было знания об Америке суть во всяком случае опытные (по происхождению своему), так как ни путем чистого мышления, ни путем откровения свыше мы таких сведений не получаем; но для небывавшего в Америке всякое эмпирическое знание о ней очевидно, получается лишь косвенным образом, через усвоение чужих опытов. С прогрессом личной и собирательной жизни О. обоего рода возрастает неравномерно: косвенный несомненно перевешивает. Различие между внешним и внутренним О. обусловлено участием или неучастием органов чувств – зрительного, слухового и т. д. То, что нами испытывается с ближайшею помощью этих органов, называется внешним О., а то, в чем они не действуют определяющим образом (каковы душевные волнения, решения воли, размышления), относится к внутреннему О. Такое обозначение, строго говоря, неверно, так как все без исключения испытываемое нами есть непременно наше внутреннее состояние, и выражение: внешний О. есть соntradictio in adjecto. О самых органах так называемых внешних чувств мы можем знать лишь через наши собственные ощущения. Почему, однако, некоторые из испытываемых нами состояний сознания принимаются как; свидетельства о чем-то другом, кроме нас самих, и в какой мере и на каких основаниях такое свидетельство может быть признано достоверным – этот гносеологический вопрос стал первенствующим в философии с прошлого века; решительная его постановка составляет отличие философского критицизма от догматизма, относящегося к нему без достаточной определенности и последовательности. Более или менее широкое обобщение переживаемых событий через более или менее отчетливо действующую рефлексию выражается в житейском или жизненном О., который можно различать на личный и исторический. Систематическая обработка опытного материала посредством правильной рефлексии образует О. научный в общем смысле, от которого следует отличать особый специальный прием, применяемый в некоторых науках и состоящий в создании искусственных условий для явлений, с целью проверки относящихся к ним обобщений; этот прием также называется О., но, во избежание недоразумений, лучше обозначать его словом: эксперимент .Иногда говорят о религиозном О., как особом роде О., на ряду с указанными; но это неправильно, так как испытываемые религиозные состояния лишь по своему содержанию и значению для жизни отличаются от всех прочих данных так называемого внутреннего О.; формальных признаков установить здесь невозможно, по существу же религиозный О. входит в сферу жизненного О.
Вл. С.
Оракул
Оракул (лат. oraculum) – в древности одно из средств, с помощью которых человек старался вступать в непосредственное общение с божеством. Изречения О. считались откровениями божества; они получались вопрошающими в определенном месте, через известных посредников, большею частью жрецов данного божества, являвшихся и истолкователями полученного откровения. Все О. могут быть подведены под три категории: предсказания получались или в виде сентенций, или в виде символов, или в виде сновидений. В знаменитейшем из всех О. – дельфийском – одуряющие пары, выходившие из расщелины скалы, приводили пророчицу в состояние ясновидения; в Додоне о воле божества судили по движениям листьев на священном дубе, по звукам, исходившим от металлических сосудов, по журчанью священного источника, в Делосе следили за шелестом лавра. в О. Зевса Аммонского в Ливии – за известными явлениями на изображении божества, составленном из драгоценных каменьев; в Риме, по повелению сената и в присутствии магистрата, раскрывали сивиллины книги. Трудно судить, насколько сами жрецы убеждены были в истинности откровений; во всяком случае усматривает в О. один лишь сознательный обман со стороны жрецов было бы суждением односторонним и лишенным исторической перспективы. Даже туманная форма ответов, особенно характерная для дельфийского О., сама по себе не свидетельствует о сознательном обмане, хотя нельзя отрицать, что жрецы часто обеспечивали свою непогрешимость двусмысленностью ответов, подходящих для любого случая. Возникновением О. данное место было обязано или благодетельному источнику, с которым греческая мысль обыкновенно связывала близость божества, или явлением природы (пары из горячего источника и т. п.), вызывавшим состояние экзальтации. Возникали О. и в местностях, где. покоились останки какого-нибудь знаменитого ясновидца. В последнем случае вопрошающие обыкновенно лично подвергались одухотворяющему действию божества; так напр., в О. Амфиарая вопрошающий, после трехдневного воздержания от вина и однодневного поста, должен был заснуть в храме, чтобы ему в сновидении открылась воля божества. Назначение О. состояло не в том только, чтобы раскрывать будущее, но и в том, чтобы от имени божества руководить жизнью народа в тех исключительных случаях, когда человеческая мудрость оказывалась несостоятельной. К О. прибегали и государственные люди, когда их личный авторитет оказывался недостаточным для проведения той или другой меры. Для известных периодов греческой истории О. получают, поэтому, значение политических институтов. О., совета которых испрашивали во всех важных начинаниях, много содействовали поддержанию среди разрозненных греков сознания национального единства и осуществлению общегреческих предприятий. Они покровительствовали сельскохозяйственной культуре, колонизации новых земель и т. п. Древнейшим из всех О. считался О. в Мероэ, в Египте, а за ним непосредственно следовали О. в египетских Фивах и О. Зевса Аммонского. В Греции величайшим авторитетом пользовался О. в Додоне, позднее – О. в Дельфах. Кроме того Зевс имел своих О. еще в Элиде, Пизе и на Крите, Аполлон – в Кларосе близ Колофона и на Делосе. О. Бранхидов в Милете посвящен был Аполлону и Артемиде. О. героев были О. Амфиарая в Оропосе, О. Трифония и Геракла – в Буре, в Ахайе. О. с вызыванием духов усопших существовали в Гераклее Понтийской и на Авернском озере. К О. должны быть причислены и изречения так наз. сивилл, особенно эритрейских и (в Италии) кумейских. У римлян существовали О. Фавна и Фортуны в Пренесте, О. Паликов; но они охотно обращались и к греческим, и к египетским О. В Греции О. потеряли свое значение лишь после полного падения свободы и независимости греков, но и затем, лишенные всякого авторитета, они влачили свое существование до царствования Феодосия, когда окончательно были закрыты. Ср. F. A. Wolf «Vermichhte Schriften»(Гале, 1802), Wirkemann «De variis oraculorum generibus» (Марб., 1835); Dohler, «Die Orakel» (Б.,1872); Karapanos, «Dodone et ses ruines» (П.,1878); Hendess, «Oracula graeca» (Галле,1877); Bouche-Leclercq, «Histoire de la divination dans lantiquite» (П.,1879-91); Buresch, «Klaros» (Лпц., 1889); Diels, «Sibyllinische Blatter» (Б.,1890).
Орангутан
Орангутан, оранг, маясь или меясь туземцев (Simia satyrus L.), неправильно называемый орангутангом – крупная человекообразная обезьяна Азии, по всей вероятности единственный представитель рода Simia. Отличительные признаки рода: череп вытянутый на макушке кверху, массивное тело и конечности, передние конечности достающие до ступней, присутствие в запястье центральной кости (os centrale), очень маленький большой палец задних конечностей, 12 грудных и 4 поясничных позвонка, отсутствие мозолистых утолщений на ягодицах. Взрослый самец достигает вышины в 1,35 м., при расстоянии между концами распростертых рук в 2,4 м. и обхвате тела до 1,15 м. Голова сильно вытянута кверху на макушке, губы толстые, вздутые и сильно выдающиеся вперед, нос совершенно плоский, глаза и уши маленькие и похожие на человеческие; по бокам лица у старых самцов большие кожные складки, Передние конечности очень длинные, достающие до ступней, большой палец на них короток (не достает до конца пястной кости указательного пальца); задние конечности сравнительно очень короткие, большой палец на них очень мал (достает лишь до середины первой фаланги ближайшего пальца, лишен часто не только ногтя, но и последней фаланги. Шерсть длинная, жесткая, рыже-бурая, редкая; она особенно редка на нижней стороне тела, несколько гуще на боках. На голове и предплечьях она направлена вверх, на остальных частях – внизу самца на лице значительно развита борода; лицо и ладони голые, грудь и тыльная сторона пальцев почти голы; голые части синеватого или сероватого цвета. Самцы отличаются от самок большим ростом, бородой и кожными наростами по сторонам лица. Череп О. отличается значительно развитой короткой черепной коробкой; сагиттальный гребень сильно развит и выпукл; бровные дуги развиты умеренно и не выдаются так сильно, как у гориллы. Клыки у самцов велики, коренные отличаются сложным строением бугорков и многочисленными складками на жевательной поверхности. Присутствие в запястьи центральной кости сближает О. с гиббонами и низшими обезьянами и отличает от гориллы, шимпанзе и человека. Полушария большого мозга снабжены сильно развитыми извилинами и мозг О. вообще более походит на мозг человека, чем мозг других обезьян. Гортань замечательна тем, что желудочки ее дают большие боковые выросты, которые у взрослого О. достигают громадного развития и соединяются между собой перед дыхательным горлом, образуя большой мешок. О. живут на Суматре и Борнео; на последнем острове они многочисленные. Они держатся исключительно в обширных непрерывных лесах, растущих на болотистых низменностях и почти никогда не спускаются на землю, переходя с дерева на дерево по ветвям. При ходьбе О. опирается на сжатые кулаки передних конечностей и наружные края ступни задних; на одних задних он не ходит и может сделать разве несколько шагов. Пища О. состоит из плодов различных деревьев, а также листьев, почек и молодых побегов, вообще пища – исключительно растительная. Для ночлега он устраивает на деревьях из сучьев плоские гнезда. Животное это весьма безобидное, хотя доведенное до крайности может сильно защищаться. Туземцы считают О. очень сильным животным, с которым не может бороться никакое другое. Название орангутан значит – лесной человек. Обезьяны эти легко приручаются, но в европейских зоологических садах плохо переносят климат, вялы и скоро погибают.
Н. Книпович.
Орарь
Орарь (vrarion ) – принадлежность облачения иподиакона, диакона и архидиакона, род длинной ленты, которую первый носит крестообразно через плечи, второй – на левом плече, а за литургией, после «Отче наш» третий крестообразно опоясуется на левом плече, имея концы его соединенными под правой рукой. Лишь в Воскресенском («Новый Иерусалим») монастыре дьякон носит О. по подобию архидьякона, как это практикуется в Иерусалиме. – Первоначально, в древней церкви, О. был плат, надевавшийся на плечи и служивший принадлежностью всех христиан во время молитвы, как подражание еврейскому обычаю пользоваться во время молитвы покрывалом; это доказывается сличением изображения Захарии, отца Предтечи (в «менологии» Василия), с фресковым изображением ап. Петра и Павла в Риме. Предполагают, что эта именно одежда разумеется в апокалипсисе, когда говорится о старцах, молитвенно простершихся перед Агнцем и имевших на себе ризы белы. В относящихся сюда художественных изображениях в римских катакомбах эта одежда представлена покрывающей не только плечи, но и руки; такой вид имели молящиеся в древности и у язычников (как видно из свидетельств Овидия и Плавта, а также из изображения, в Ватикане, гаваонитских послов, упоминаемых книгой Судей). Неизвестно, когда именно О. сделался облачением исключительно священнослужителей; в этом качестве он упоминается уже у древнейших писателей, под именем то oraium, то stola. Первоначально в мире языческом orarium употреблялся в смысле sudarium, strophium, linteolum, т. е. в смысле ручного платка. Св. Амвросий упоминает об О. в этом же смысле, когда говорит, что христиане его времени клали О. на могилы Гервагия и Протасия, через что эти О. получали целебную силу. Во времена гонений христиане напояли О. кровью мучеников, чтобы эта святыня не оставалась на земле (Понтий, в биографии Киприана). Само слово О., по толкованию Вальсамона и Властаря, происходит от sraw – video, observo – и свидетельствует о том, что лица, имевшие О., были обязаны наблюдать за ходом богослужения и указывать, что должен был делать, в тот или другой момент его, присутствовавший в церкви народ. Другие производят wrarion от vra – хранение, попечение (о душах верующих). Западные археологи, останавливаясь на латин. слове orariumi, производя его от orare – молиться. Четвертый толедский собор, Беда Достопочтенный, Рабан Мавр и др. производят orarium от oro в смысле говорить, проповедывать, предполагая, что О. составлял принадлежность священнослужителей, как церковных учителей.
Н. Б – в.
Opaтория
Opaтория (oratorium, лат., oratorio итал.) – духовная музыкальная драма на сюжет из Св. Писания, с пением соло и хора под инструментальный аккомпанемент. О. зародилась в конгрегации ораториан. Собрания их, в которых пелись «Laudes spiriluales». происходили в отдельном помещении при церкви, называвшемся oratorium. Это название перешло и на музыку, исполнявшуюся в этом помещении. О. развилась одновременно с оперой и была задумана в виде противовеса последней, с ее нехристианскими сюжетами; но главное назначение О. – не сцена, а эстрада. Старейшей О. считается «Rappresentazione di anima е di согро», Эмилио дель Кавалиере (1660). Выдающимися композиторами в области старинной О. были Лео и Гассе. Старинная О. делилась на две части, в отличие от оперы, делившейся на три акта. Хоровая часть в О. имела большое значение, хотя допускалось и пение соло. О. давали именно в те дни, когда оперные представления были запрещены. О. получила новый характер при Генделе ; не говоря уже о внешней форме (деление на три части), в особенности увеличилось число арий. Духовные музыкальнодраматические произведения Шютца и И С. Баха, возникшие в протестантской церкви, не схожи по форме с О., возникшей в церкви католической, но тем не менее многие их называют О. К авторам О. относятся еще Граун, Эмануил Бах, Моцарт, Гайдн, Бетховен, Мендельсон, Рубинштейн и др. В позднейшее время явилось название светской О., напр. музыкально-драматические произведения Шумана, не предназначенные для сцены («Странствование розы», «Рай и Пери»). В настоящее время О. удалилась от своего первообраза и понятия о ней стали неопределенными. Cм. Bohme, «Geschichte des O.»(1887); Kretzschmar «Fuhrer durch den Konzertsaal»(1890) Н.С.
Орбита
Орбита – путь небесного светила в пространстве. Если раcсматривать только два тела, притягиваемые по законам всемирного тяготения, то одно из них двигалось бы около другого по одной из кривых второго порядка, т. е. по эллипсу, параболе или гиперболе (в частных случаях по кругу и по прямой). Система планет, притягиваемая одним солнцем, и система спутников, притягиваемых одной планетой, нарушает правильность движения, и потому орбиты отдельных тел в системе представляют более сложные кривые; однако, притягательные действия отдельных планет и спутников в нашей солнечной системе незначительны по сравнению с притяжением главного тела, и потому в первом приближении они описывают почти правильные конические сечения. О. планет и спутников суть эллипсы с весьма малыми эксцентриситетами, а О. комет – эллипсы с большими эксцентриситетами: приближающиеся к параболам; О. двойных звезд обыкновенно эллиптичны. Для полного знания О. необходимо определить из наблюдений ее элементы: большую полуось, эксцентриситет, наклонность к эклиптике, долготу восходящего узла, долготу перигелия, время прохождения через перигелий и массу светила. В частных случаях достаточно определить меньшее число элементов; напр., для вычисления О. вновь открытой кометы обыкновенно считают ее параболой (эксентр. =0), а массу за о и ищут лишь прочие 5 элементов. Определение элементов О. из наблюдений составляет предмет теоретической астрономии; задача эта представляет значительный трудности во-первых потому, что наблюдения производятся с земли, непрерывно движущейся в пространстве, а во-вторых потому, что небольшие ошибки наблюдений могут быть причиной значительных погрешностей в вычисленных элементах. При определении О. спутника центральная планета считается неподвижной, точно так, как, при определении О. планеты, солнце считается неподвижным. На самом деле как планеты, так и само солнце передвигаются в пространстве, и, следовательно, истинные О. разных светил представляют в пространстве чрезвычайно сложные и еще мало изученные кривые.
В. В. В.
Органы
Органы (от слова organon – орудия) – части тела животных и растений, выполняющие те или другие деятельности, из совокупности которых слагается жизнь животных и растений. Так как тело живых существ состоит из О.; то как животные, так и растения носят общее название организмов. О. получают название смотря по производимой ими деятельности (напр. органы движения, пищеварения и т. д.). Если какая-либо деятельность организма выполняется целой группой О., то совокупность их получает название системы О. или аппарата (напр. О. измельчения, переваривания и всасывания пищи составляют систему О. пищеварения или пищеварительный аппарат). Одна и та же часть тела может выполнять различные деятельности (функции), а, следовательно, представляют собой различные О.; особенно резко это выражено у простейших, где, напр. у корненожек, протоплазма является органом движения, восприятия внешних раздражений, пищепринятия, пищеварения, дыхания, выделения и т. д. О. разных животных или разных растений могут соответствовать друг другу или физиологически, т. е. по деятельности (функции), или морфологически, т. е. по происхождению из первоначально одинаковых частей. В первом случае О. называются с аналогичными, во втором гомологичными. Так напр. крыло птицы и крыло насекомого О. аналогичные, так как и то, и другое представляют О. летания, но они не гомологичны, так как первое представляет видоизмененную переднюю конечность позвоночного второе – складку кожи; напротив, рука человека, передний ласт тюленя, крыло птицы не аналогичны, так как функция их совершенно различна, но они гомологичны, так как представляют видоизменения одного и того же свойственного позвоночным органа – передней конечности.
И. Кн.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close