Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:57
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Откровение
Откровение – проявление Высшего Существа в нашем мире, с целью сообщить нам более или менее полную истину о себе и о том, чего оно от нас требует. В О. совмещаются, таким образом: 1) факт богоявления (теофании), посредством которого открывается нам Божество, и 2) религиозно-нравственное содержание этого факта, т. е. то, что в нем открывается. Присутствием первого элемента О. отличается от чисто человеческих учений и систем, а присутствием второго – от тех иррациональных проявлений предполагаемых божественных или демонических сил, какими полна история всех религий. Различение О. личного от всенародного не может быть выдержано, так как вообще О. получается отдельными лицами, но не для них исключительно, а для более или менее широкого распространения. Более определенным образом различается в учении церкви О. в собственном смысле, формально признанное вселенским церковным авторитетом и обязательное для всякого верующего, от частных О., не имеющих такого обязательного характера, но допускаемых или даже рекомендуемых по причине их назидательности (таковы, напр., популярные во всем христианском Востоке О. св. Феодоры относительно будущей жизни. Как историческое явление, О. ограничивается областью религий Моисея и христианства и, как продукта совместного влияния обоих – ислама. В других религиях понятие высшего существа таково, что не допускает действительного О. или по своей излишней отвлеченности (браманизм, буддизм, даосизм), или, напротив, по своей излишней материальности (все религии натуралистические или мифологические). Исключение, представляемое маздеизмом или парсизмом – только кажущееся, ибо о первоначальном виде этой религии (во времена Ахеменидов) нам почти ничего положительного неизвестно, а позднейший или восстановленный парсизм (времен Арсакидов и Сассанидов), равно как и его обособившаяся отрасль – манихейство, образовались несомненно под влиянием еврейских и христианских идей. Во всяком случае, самый ясный и полный тип О. представляет нам развитие еврейско-христианской религии. Здесь (с христианской точки зрения) различаются три главные степени или фазиса: подготовительное О., памятник которого есть Ветхий Завет, центральное, содержащееся в Новом Завете, и окончательное, имеющее совпасть с исходом мирового процесса. В христианстве открылась совершенная истина о Боге и дана совершенная нравственная заповедь или норма жизни, но о будущих судьбах человечества даны только предварительные общие указания. «Не открылось, что мы будем», говорит ап. Иоанн, а ап. Павел указывает на будущее «О. славы сынов Божьих», которого с томлением ожидает вся тварь. Новый Завет оканчивается пророческой книгой, которая под именем О. (Апокалипсис) содержит символические картины будущего. В средние века нетерпеливое ожидание конца мира породило, при произвольных толкованиях Апокалипсиса, ложное учение о наступлении третьего окончательного О., относящегося к Новому Завету так же как тот относится к Ветхому. Это лжеучение первоначально связанное с именем южноиталийского аббата Иоахима De Floris (XIII в.) и с мифическим «Вечным Евангелием», продержалось, в разных видоизменениях, до начала новых времен и далее.
Вл. С.
Открытое море
Открытое море, в древности разъединявшее страны и полагавшее предел их сношениям, в настоящее время, благодаря успехом техники мореплавания, является, наоборот, главным нервом международного общения и обмена. Огромные естественные богатства моря делают его источником разнообразных промыслов, растущих вместе с развитием науки и техники. Отсюда заинтересованность всех государств в установлении правильных отношений по поводу обладания и пользования морем. История международного права дает целый ряд фактов, указывающих на попытки отдельных государств определить эти отношения на чале исключительного или преобладающего господства над О. морем тех или других держав, хотя принцип свободы О. моря был формулирован еще римскими юристами, уравнивавшими общее право всех на морскую воду с правом каждого на воздух. Последнего права не признавали уже сами римские императоры, претендовавшие на всемирное господство ( «ўegv men tou kosmou kurioe o de nomoe thV ualasshV»), а по их примеру и в качестве их преемников и императоры «священной римской империи». Практическое значение подобного рода притязания получили в эпоху великих открытий и изобретений, когда отдельные государства заявили свои права на ряд новых земель и островов, лежащих по пути в Америку и в ней самой. Испания, на основании буллы папы Александра VI (1493), заявила свои права не только на все открытые Колумбом, но и на все имеющие быть вновь открытыми земли и острова, лежащие на Запад от меридиана, проходящего через Зеленый мыс, а Португалия – на земли и острова, лежащие на восток от этого меридиана. В споре за господство над теми или иными частями О. моря участвовали затем Генуя – по отношению к Лигурийскому морю, Венеция – по отношению к Адриатическому, основывая свои притязания на обязанности республики защищать морскую торговлю от сарацин и пиратов, позднее Турция, по отношению к Черному морю. Король Эрих датский и норвежский уже в 1432 г. заявил королю Англии, что никто не имеет права с древних времен на рыбную ловлю и торговлю в водах Норвежского моря без дозволения короля. Это право Дании и Норвегии нашло со стороны Англии признание в том, что она выговаривает для себя пользование норвежским морем в целом ряде договоров. Сама Англия наиболее последовательно и упорно держалась принципа исключительного верховенства сперва над «mаге Anglicanum circumquoque», позднее и над всем океаном, в качестве первой морской державы. Карл I поддерживал силой оружия свои права, на Северное море; Кромвель категорически заявил, что Англия не может терпеть, чтобы без ее разрешения на океане развивался какой-либо иной флаг, кроме британского. Фактически эти притязания выражались в преследованиях и захватах иностранных кораблей, в обложении их пошлинами, в подчинении юрисдикции, в салютах при встрече, спуске флага и т. д. В XVII ст. происходили оживленные споры из-за морского церемониала между Англией и Нидерландами. Те же требования предъявляла к Нидерландам и другим державам Франция, отказавшаяся от них лишь в ordonanсе de la Marine 1633 г. Бесконечные споры и взаимные неудобства, обусловливаемые этими притязаниями, и соединенные с невозможностью фактически везде и всегда поддерживать их силой даже по отношению к слабым морским державам, приводят, однако, в XVIII в. к признанию необходимости иного принципа свободы моря. Право всех организованных государств на пользование этой свободой формулировано еще в XVII в. Гуго Гроцием в его книге «Mare liberum» (1609). О. море по своей природе недоступно исключительному частному обладанию. Признание права собственности одной державы не дало бы ей возможности одной исчерпать все богатства моря и содействовать международному общению, ради отвлеченного права одной остальные державы лишились бы выгод, на которые они имеют право вследствие неравного распределения между ними естественных благ. Самой природой море определило служить взаимному общению народов, а это общение возможно лишь при свободе моря и доступности его всем нациям. Аргументы противника Гроция, английского писателя Сельдена («Маге clausum», 1635), на которых основывались притязания Англии, опровергнуты историей. В настоящее время встречаются лишь непризнаваемые большинством держав притязания отдельных держав на некоторые моря, прилегающие к их границам. Таковы притязания Турции на Черное и Мраморное море, Англии – на окружающие ее моря и т. д. Современное международное право признает права отдельных государств лишь на береговое море. Из принципа свободы О. моря вытекают следующие последствия. О. море свободно для судоходства и сообщений всех народов. Ни одному народу не может быть воспрещено заниматься в нем рыболовством и другими мирными промыслами. Ни одно государство не может подчинять другие своим законам относительно условий и пределов пользования О. морем, подвергать чужие суда своему суду, пошлинам, или задерживать и осматривать иностранные корабли. Все суда, находящиеся в море, подлежат юрисдикции своих государств. Последние отвечают за действия своих подданных, совершенные в О. море. В виду этого каждое государство обязывается принять меры к тому, чтобы морские сношения, рыболовство и иные промыслы, производимые в море, велись его подданными правильным и безобидным для других народов образом. Подробности каждого вида пользования О. морем и возникающих отсюда отношений регулируются специальными постановлениями так называемого морского права. О юридическом характере отношений отдельных держав и всех их вместе в литературе очень много спорят. Не будучи обладателями ни права собственности, ни исключительного верховенства на О. море, державы пользуются им, однако, и не вполне независимо друг от друга, как никому не принадлежащей вещью, они стоят между собой по отношению к О. морю в некотором союзе, определяемом нормами морского права, и не допускают к свободному пользованию им представителей неорганизованных государств, требуя от каждого корабля указания его национальности и принадлежности к определенному государству, как основания для свободного плавания. Ср. Мартенс, «Современное международное право цивилизовааных народов» (т. l); L. Hollzendorff, «Handbuch des Volkerrechts» (II, 92 ел, Гамб., 1887); Perels, «Das internationale offentl. Seerecht» (В., 1882); Couchy, « Le droit maritime inlernationale» (H., 1862).
В. Н.
Откуп государственных доходов
Откуп государственных доходов частными лицами, вносящими государству эквивалент стоимости их и получающими, взамен этого, право непосредственного сбора с плательщиков, представляется явлением довольно распространенным в государствах с недостаточно выработанными системами администрации, как напр. большинство государств Востока. Как определенный способ сбора государственных доходов, О. встречается и в обеих классических странах древности. Во всех государствах древней Греции сбор доходов отдавался на О. частным лицам. В Афинах откупщики часто образовали большие компании на паях. Сбор производился либо самими откупщиками, либо через наемных слуг или рабов. За контрабандой следили сами откупщики и в предупреждение ее могли производить обыски, вследствие чего не пользовались любовью населения. За неплатеж в срок откупщики лишались гражданства, подвергались аресту и могли подвергнуться конфискации имущества. В Риме О. был столь же распространен. С древнейших времен большая часть налогов отдавалась здесь на откуп с торгов, происходивших ежегодно на формуле, под водруженным копьем (hasta – знак аукциона или торгов). Откупщики или публиканы (publicani, от риblica – государственные доходы) могли просить сенат (позже – иногда и народ) отменить торги и назначить новые, если цифра, которую они должны были платить, была несоответственно велика. О. требовал значительных денежных средств, вследствие чего оказывался под силу лишь капиталистам всаднического ценза, особенно с тех пор, как сенаторам было воспрещено заниматься денежными делами. Когда недостаточно было капиталов одного лица, составлялись компании (societates), бравшие в Италии и провинциях на О. разные доходы; впервые они упоминаются в 217 г. до Р. Хр. Один член компании, от лица всех, заключал условие О.: он назывался manceps. Во главе компании стояли ежегодно сменявшиеся magistri. Число низших и второстепенных служащих было очень велико; это были, большей частью, вольноотпущенники и рабы, но не гнушались этим занятием и граждане. Откупщики и податное население иногда заключали между собой условия, но в общем О. сильно угнетал провинциалов и даже жителей Италии; апелляция в Риме приносила мало пользы, тем более, что наместники провинций, обыкновенно должники публиканов, всячески покровительствовали им. Будучи силой в государстве, публиканы легко добивались смещения неугодных им лиц. В императорское время сохранились те же неустройства, хотя наместником дано было право налагать на публиканов административные наказания. Под конец империи на О. стали сдаваться лишь таможенные пошлины. В средние века в большей или меньшей мере мы встречаем О. государственных доходов почти во всех западных государствах. Широко развился и выработался в целую систему финансовой администрации он лишь во Франции, где еще с XIII р. сбор большей части налогов был отдан частным лицам во всех частях королевства. Условия О. не подлежали никаким общим нормам; в большинстве случаев король даже не знал, как доходны отдельные статьи, сдававшиеся на О. Первая попытка упорядочить О. сделана была министром Сюлли при Генрихе IV. Он соединил по группам схожие предметы О. и отдельные группы стал сдавать с торгов; эти меры дали чрезвычайно благоприятные финансовые результаты. В это время составились 4 группы отдававшихся на О. доходов: 1) таможни (cinq grosses fermes). 2) акциз на напитки (aides), 3) соляной налог (gabelles) в большей части Франции и 4) соляной налог в Лангедоке. Было еще 18 небольших местных статей О. Кольбер закончил, в 1681 г., реформу Сюлли, передав обществу 40 финансистов, за ежегодную сумму в 56670000 ливров, права, раньше принадлежавшие отдельным откупщикам. Окончательно организована была компания откупщиков при министре Флери (1726); решено было, что в число откупщиков не мог входить никто помимо имевших грамоту короля на звание fermier general. В 1755 г. число откупщиков было доведено до 60, а в 1780 г. понижено до первоначальной цифры. Компания, в виде гарантии, должна была вносить в казначейство аванс в 90 милл. Все сношения с правительством велись через наемное лицо, которое подписывало договор и именем которого производились иски; затем оно уступало все свои права компании и сходило со сцены, довольствуясь пенсией в 4000 ливров. при каждом возобновлении 0. бралось другое подставное лицо. Торги, с 1681 г., возобновлялись каждые 6 лет. Цена 0. в 1788 г. возросла до 91 миллиона, в 1763 г. до 124 милл., в 1774 г. достигла 162 милл. Между откупщиками и казной велся постоянный текущий счет дебета и кредита, причем казна большей частью вперед лишала себя права на ежегодные получки, заставляя компанию производить платежи за счет казны; каждые шесть лет производился окончательный подсчет и, если оказывался излишек против суммы, уплаченной в течение этого времени в счет О., то государство участвовало в дележе его, получая половину всей суммы: остальную делили между собой члены компании. Компания откупщиков сама ведала всю администрацию сбора доходов с населения. В начале она прибегала к системе вторичного О., но контрактом 1755 г. все вторичные О., число которых доходило до 250, были упразднены. Центральное управление О. имело местопребывание в Париже. В каждой области компанию представляли 1 или несколько директоров, ежегодно присылавшие в Париж отчет по делам О. в своем районе. Под начальством директоров состоял многочисленный персонал «приказчиков» по де лам О., изъятый от всяких государственных повинностей и пользовавшийся особым королевским покровительством, чтобы не встречать помех в исполнении своих служебных обязанностей. «Приказчики» (commis) присягали в присутствии интенданта и за утайку собранных денег подлежали строгими наказаниям, даже смертной казни. В общем организация О. была очень сложная и стоила больших денег. Доходы генерального откупщика состояли в 1775 г. из жалованья в 24000 ливров, 10% с внесенного в казну миллиона, 6%, с остальной внесенной суммы (560000) и подарков. К этому следует прибавить еще часть получавшуюся при дележе лишков, напр. в 1774 – 80 г. равнявшуюся 250000 ливров. Королевское правительство не уменьшало доходов откупщиков, так как король, министры и придворные имели также свою часть в них: двор пользовался ежегодными подарками от откупщиков в 210000 ливров; многим придворным назначались пенсии из средств генеральных откупщиков и т. д. Этот порядок вещей, разоблаченный одним из приказчиков О. при министре Террэ, не мог не вызывать в обществе озлобления против О., и без того находившего себе пищу в высокомерном и заносчивом поведении многих из откупщиков; публицистика выражала лишь общее мнение, представляя всю компанию откупщиков как синдикат грабителей, делящих свою добычу с двором. Наиболее сильно, однако, возбуждал неудовольствие сам характер налогов, сдававшихся на О, внутренние таможни, отделявшие провинцию от провинции, назойливость и наглость шпионов, содержавшихся откупщиками для выслеживания контрабандистов, строгие наказания контрабандистов (их ссылали на галеры, приговаривали к смерти и т. д.). Тюрго уничтожил подарок в 100000 ливров, который до него делался генеральному контролеру при возобновлении контракта; он добился также постановления, чтобы больше не назначались пенсии из средств откупщиков. Неккер сохранил О. лишь для таможен, соляного акциза и табачной монополии; налог на напитки и земельные сборы были отданы на О. 2 другим компаниям (regie general и administration generale des domaines). Эта реформа подняла к 1786 г. доход с непрямых налогов до 242 миллионов; ограничению числа откупщиков дало, кроме того, возможность удалить из их среды самые дурные элементы. Революция не удовлетворилась этими полумерами. Учредительное собрание объявило генеральные О. упраздненными; 6 комиссаров были назначены к ликвидированию дел по О. В 1793 г. была назначена новая комиссия для рассмотрения дел по О.; она нашла нужным всех откупщиков, за время последних трех контрактов, подвергнут аресту. Один из них, знаменитый Лавуазье, написал мемуар в оправдание действий своих коллег, но доводы его не имели успеха. 19 февраля 11 г. революционный трибунал приговорил всех откупщиков (числом 31) к смерти, кроме одного, вычеркнутого Робеспьером из списка, и приговор был приведен в исполнение. Приговоренные обвинены были в том, что составили заговор против французского народа, помогали врагам нации, примешивали вредные примеси к жизненным припасам, удерживали в своих руках средства, необходимые для государственной обороны. Уже через год стали раздаваться голоса, что откупщики осуждены безвинно и что конфискация их имуществ неправильна. В 1795 г. назначена была комиссия, которая, после многолетних расследований, пришла к заключению, что откупщики не только не были должны казне 130 миллионов, как утверждали их обвинители в 1793 г., но, напротив, выдали казне вперед 8 милл. (решение 1 мая 1806 г.). Ср. De Nervo, «Les finances francaises sous l'ancienne monarchie, la republique et l'empire» (П., 1863); A. Lemoine, «Les derniers fermiers gеnеraux» (П., 1873); Bouchard, «Systеme financier de l'ancienne monаrchie» (П., 1891).
A. M. Л.
Отлучение
Отлучение от союза религиозного тех его членов, которые нарушают его законы, существовало еще в языческом мире. Так, жрецы в Афинах, по рассказу Плутарха, подвергли «О.» Алкивиада; у галлов. по сказанию Юлия Цезаря, друиды отлучали от богослужения. У древних евреев О. (cherem) выражало пожелание, чтобы отлучаемый погиб. Такому О. подвергнут был Иисус Христос (Лук., VI, 22; Иоан., XVI, 2; XII, 42). В более позднее время О. у евреев имело три вида: выговор (nesifa), малое О. (nidui, chamta) и великое О. (собственно cherem, peticha). После «выговора» виновный не мог выходить из своего дома в продолжение 30 дней. Малое О. также полагалось на 30 дней, в продолжение которых отлученный не мог стричь волос и не имел права носить сандалий; указанный срок мог быть увеличен или уменьшен. Великое О. лишало отлученного гражд. прав; к нему никто не мог подходить ближе четырех локтей; он не мог ни присутствовать в собрании, ни есть и пить вместе с кем-либо, ни наниматься, ни нанимать в работу, ни учить, ни быть учеником, не мог мыться, надевать праздничную одежду; дети его не допускались к обрезанию; в религиозные собрания он имел доступ через особый вход. По смерти его могилу забрасывали камнями. При произнесении вел. О., с целью придать ему более устрашающий характер, при свете едва мерцающих огней, разрывали меха, наполненные воздухом. В христ. церкви О. существовало уже на самых первых порах, как видно из слов Иисуса Христа о преслушавших церковь, которые должны сделаться для нее «яко же язычнии и мытарь». Ап. Павел повелевает (l Кор., V, II) членам церкви не есть и не пить (т. е. не иметь общения) с блудниками, лихоимцами, идолослужителями, злоречивыми. пьяницами, хищниками. Апостольское 72-е правило узаконивает О. для похищающих церковный воск или елей. Последствия христианского О. состояли в исключении отлученного от участия в общественном богослужении, вечерях любви и таинствах; имена отлученных вычеркивались из диптихов, христиане не называли их братьями и не давали им братского лобзания. Действие О. в первобытной церкви не лишало отлученного гражд. прав. Общение с отлученным рассматривалось как преступление, наказываемое также О. Отлученный в одной церкви не мог быть принимаем в общение другой (21 прав. соб. халкедонского и 8-е – собора карфагенского). Второй вселенский собор запретил принимать от отлученных жалобы на епископов по делам их духовной юрисдикции, но не по делам частным, например об имущественной собственности. Со времени Константина Вел., когда император выступил в качестве «внешнего епископа по делам церковным», область применения церковного О. сократилась. Преступления против веры – ереси и расколы – получили значение преступлений против государства, и те лишения и ограничения прав состояния, которым подвергались еретики, не были последствиями церковного О. Многие преступления против заповедей церковных также перешли в область гражданской подсудности (волхвование, прелюбодеяние, похищение женщин, азартные игры и др.). В недрах самой церкви О. было. в большинстве случаев, заменено церковным публичным покаянием. Относительно О. в древней церкви существовали следующие правила: 1) епископ «не должен быть скор к извержению, но осторожен» (Постан. апост. II, 21); основанием для О. мог быть только тяжкий грех, явный и несомненно доказанный, 1-й вселенский собор (прав. 5) постановил, чтобы на областных соборах было исследуемо о каждом О., не по малодушию ли или личному произволу епископа оно состоялось. 2) О. произносилось только в случае окончательной нераскаянности и имело силу только до тех пор, пока отлученный не раскаялся. 3) О. должно было падать только на самого отлученного, но отнюдь не на его семейство. Нарушением этого правила в первые века церкви были О., произнесенные римской церковью на целые другие поместные церкви, напр. папой Виктором – Поликарпа Смирнского с его церковью, папой Стефаном – церкви карфагенской. Были случаи О. от церкви умерших (Ориген, Федор Мопсуэтский). Собор карфагенский (прав. 92) назначает анафему и после смерти тому епископу, который завещает свое имение родственнику еретику или язычнику, а не церкви. В настоящее время на Востоке специальный закон относительно О. существует лишь в церкви греческой, где в 1852 г. постановлено, что епископ и целый синод могут подвергать О. лишь клириков и монахов; миряне могут быть подвергаемы О. лишь с разрешения гражданского правительства. В западной церкви, со времени отделения ее от восточной, О. относится не к священнодействию покаяния, а к юрисдикции судебной, которая может быть отправляема не в силу только епископской власти, а, по делегации (delegato) и по поручению (mandalo), лицами нижних церковных инстанций, могущими не иметь даже пресвитерского сана. Средневековые католические канонисты стали различать два вида великого О.: простое (excommunicatio major simplex) и торжественное (exc. major solemnis); последнему усвоено специально название анафемы. Первое стало функцией низших церковных судей, второе – епископата. Существовало еще малое О. (exe. minor), которое не исключало из церкви и лишало только участия в таинствах. Оно носило название врачующего (medicinalis), в противоположность великому, которое называлось смертоносным (mortalis). Во времена констанцского собора отлученные делились на ехсоmmunicati tolerati, над которыми не было произнесено судебного приговора в смысле поименного О., и excommunicati vitandi, sea non tolerati, подвергшиеся О. поименно. Подвергшийся анафеме лишался «права уст», т. е. лобзания и разговора и всякого другого способа (письменного или знаками) общения с верными. С ним нельзя было вместе молиться, трапезовать, спать или жить. Анафематствованный не мог быть ни судьей, ни истцом по собственным даже делам, ни свидетелем, ни адвокатом, ни нотариусом, не мог ни вступать с кем-либо в договоры, ни составлять завещание. Пипин Короткий постановил презрителя церковного отлучения предавать гражданским наказаниям. По законам Людовика Св. отлученный в течение года и одного дня оставался неприкосновенным для светского суда; но если в течение этого времени он не получал разрешения, то светский суд имел право конфисковать его имущество и заключить его самого в оковы. По закону Фридриха II отлученный, пробывший в О. более шести недель, если затем в продолжение года он не освобождался от О., то формально становился «вне закона». В настоящее время в католической церкви О. малое, как относящееся к сфере чисто церковной жизни, практикуется повсеместно согласно церковным правилам; что же касается О. великого или анафемы, то гражданские правительства, а также свободномыслящие католические богословы (Гиншиус, Фридберг и др.) часто высказываются против его применения, на том основания, что оно касается более или менее гражданского состояния отлучаемого. Против такого мнения сильно полемизировали ультрамонтанские католические богословы и канонисты. В Пруссии применение великого О. считается воспрещенным. У протестантов великое О. в католическом смысле было отвергнуто еще Лютером; удержано лишь О. малое (excommunicalio minor), при чем на первых же порах произошло по этому предмету разногласие между лютеранами и реформатами. Первые считали его функцией духовенства, вторые – функцией церкви, как общины. С учреждением консисторий у лютеран О. отнесено к кругу их деятельности. При безуспешности мер увещания лиц, живших в грехах, пастор негласно отлучал их от причащения, восприемничества и венчания; это считалось О. малым. Если оно оказывалось недействительным, то грешник вовсе отлучался от церковного общения (кроме слушания проповеди), а также от общения с чадами церкви в общежитии (за исключением деловых отношений); это считалось О. великим. С течением времени О., как и публичное покаяние, выходит у протестантов из церковной практики. В русской церкви, в период допатриаршеский, О. (извержение, проклятие, клятва, запрещение) изрекалось за ересь, за «преобидение» церкви Божьей, ее суда и ее священнослужителей, а со времени «собирания русской земли» – также против тех, кто действовал против московского правительства (позже – против государственных преступников, начиная с Гришки Отрепьева и кончая Пугачевым). При Петре I закон о престолонаследии был издан под угрозой не только смертной казни, но и «церковной клятвы» его нарушителям. Митрополиты древней Руси произносили О. иногда на князей и на целые области (см., «Истор. Русской Церкви», т. V, стр. 86). По правилу митрополита Иоанна О. подвергаются державшиеся идолопоклонства, виновные в многоженстве, одновременном и последовательном, продающие своих слуг-христиан поганым, кровосмесники, не причащавшиеся, употребляющие мясо в великий пост. О. состояло в признании отлученного чуждым церкви, пока он не оставит грех свой. Правило митрополита Кирилла лишает отлученного, после его смерти, молитв иepeйских и погребения близ церкви; оно грозить отлучением держащимся бесовских обычаев, в праздники творящим позоры с свистанием и кличем, бьющимся дреколием до смерти и т. п. Стоглавый собор понимал О. в смысле недопущения к богослужению и отказа в принятии каких-либо приношений для церкви от отлученных. При патриархах возник на Руси новый вид О. – О. вседомовное, которому священник мог подвергать своего прихожанина, со всем его домом, за обиды церкви Божьей, т. е. за нарушение прав храма и причта. Иногда такому О. подвергался целый приход, при чем сам храм закрывался. «Духовный регламент» Петра I различает О. великое (анафему) и малое. О. великое назначалось после безуспешных священнических увещаний, за открытое хуление имени Божья, Св. Писания, церкви, за уклонение от причащения в течение более года, и состояло в том, что, по определению синода, отлученному запрещался вход в церковь и общение ее таинств; если бы он силой или хитростью проник в храм, то, доколе он в нем находился, богослужение приостанавливалось. Письменный или печатный текст О. прибивался к дверям приходской церкви или всех церквей епархии. В случае окончательного отказа отлученного раскаяться, он передавался в распоряжение светской власти, которая, по истечении шести недель со дня публикации о учиненном О., поступала с ним, как с «шельмованным», который, по военным артикулам того времени, ни в какое дело, ниже в свидетельство не принимался и не мог даже требовать суда; если кто его ограбит, ранит, побьет; лишь за убиение его виновный подвергался законной ответственности. «Подвергнутый анафеме подобен есть убиенному», выражается регламент. Малое О., по регламенту, мог произнести и священ ник своей личной властью, не донося синоду. Постановления регламента относительно О. применялись в церковной практике лишь в первое время существования синода; позже, в продолжение всего XVIII в., практикуется вновь «О. вседомовное», хотя оно и было отменено указом Петра I. Обыкновенно по изречении вседомовного О., синод распоряжался о закрытии церкви, а священника и причт назначал на другие места. Случаи вседомовного О. со времени учреждения синода встречались, впрочем, очень редко; они вызывались, большей частью, самодурством средних и низших органов гражданской администрации. С исчезновением подобных фактов из русской жизни исчезает и вседомовное О., как исчезает, еще в XVIII в., и церковная анафема на государственных преступников с поименным их перечнем. Личное церковное отлучение и в настоящее время, однако, признается в принципе, в действующем государственном законодательстве. Ст. 83 и 371 Устава гражд. судопроизводства говорят о недопущении к свидетельству лиц, отлученных от церкви духовным судом, ст. 95 и 706 Устава угол. судопр. – о недопущении таких лиц к свидетельству под присягой. В церковно-судебной практике настоящего времени О. совершенно неизвестно. См. Н. Суворов, «Объем дисциплинарного суда и юрисдикции церкви в период вселенских соборов» (Ярославль, 1884); его же, «О церковных наказаниях» (СПб., 1876; здесь указана и иностранная литература предмета).
Н. Б – в.
Оттава
Оттава (Ottawa, прежний Байтаун): 1) гл. гор. Канадских владений в Сев. Америке, в пров. Онтарио, на правом берегу р. О. Огромные лесопильные заводы, пользующиеся водяной силой водопадов и производящие лесного материала на 5 милл. долларов в год. Национальная галерея, рыболовная выставка, нормальная школа, университет (с 500 студентам и католиками), 17 церквей; 5 ежедневных газет. Жителей 44154 (1891 г.). 2) Два мст. в Сев. Ам. Штатах, в Иллинойсе и Канзасе.
Оттон I Великий
Оттон I Великий (912-973) – германо-римский император, сын немецкого короля Генриха I (Птицелова) и второй его жени Матильды. Еще при жизни отца, с обходом старшего брата Танкмара, назначен был преемником Генриха 8 авг. 936 г избран в Аахене представителями всех немецких племен и коронован архиепископом майнцским. Решительный и энергичный; внушительный по наружности, ловкий во всех рыцарских состязаниях, благочестивый в духе своего времени, милостивый и обходительный с народом, верный к друзьям и легко примирявшийся с врагами, Оттон много содействовал возвышению авторитета германской нации и усилению государства внутри и извне. С самого же начала ему пришлось бороться с большими затруднениями. Чехи и венды восстали против него; в Баварии сыновья герцога Арнульфа, после смерти отца, самовольно завладели герцогскими правами. О. подчинил их себе, лишил их власти и подавил также восстание своего брата Танкмара (938) и герцога Эбергарда Франконского. Продолжительнее была борьба О. с младшим его братом, Генрихом, вступившим в союз с Эбергардом Франконским, Гизельбертом Лотарингским I Фридрихом Майнцским и пользовавшимся поддержкой французского короля О., победил противников при Биртене в 939 г.; оба герцога погибли при Андернахе, вскоре должен был сложить оружие и Генрих. В 941 г. он еще раз покушался на жизнь брата, но был прощен и с тех пор оставался верным сторонником короля. О. отдал Лотарингию своему зятю Конраду Рыжему, Баварию – брату своему Генриху, Швабию – своему сыну Лудольфу; Франконию и Саксонию он удержал за собой, но в 961 г. отдал последнюю Герману Биллунгу. Брата своего Бруно он поставил архиепископом кёльнским. Он правил строго, но справедливо, держал вассалов в повиновении, сделал свой блестящий двор центром государства, увеличил коронное имущество и сумел найти опору в духовенстве. В 950 г. ему удалось снова подчинить себе вендов и чехов; в 947 г. предпринял победоносный поход против датчан. Основанием многочисленных епархий он стремился укрепить и распространить христианство на С и В Германии. Сделав империю свою могущественнейшей из всех христианских государств, он в 951 г" призванный на помощь Адельгейдой, вдовой Лотаря (XVIII, 27), перешел через Альпы, женился (первая жена его Эдита умерла в 946 г.) на Адельгейде и принял титул короля Италии. Подавив еще восстание своих сыновей Лудольфа и Конрада Рыжего в 953-954 гг. и отняв у них герцогства, О. 10 авг. 955 г. в долине р. Леха близ Аугсбурга, одержал блестящую победу над венграми, у которых отнял баварскую вост. мархию. В 961 г. он снова направился в Италию, прогнал Беренгара, завладевшего королевской властью, 2 февр. 962 г. был коронован римским императором и, таким образом, основал священно-римскую империю германской нации. Этим он указал своим преемникам путь к мировому господству и запутал их в борьбу, которая хотя и содействовала развитию культуры, но причинила много вреда самой Германии. Два восстания римлян он подавил и отнял папскую власть у Иоанна XII и Бенедикта II. Не удалось ему только завоевание Нижней Италии. Он умер в Тюрингии и похоронен в основанном им магдебургском соборе где ему поставлена была конная статуя. Наследовал ему сын его Оттон II. Ср. Vehse, «Kaiser Olio der Grosse und sein Zeitalter» (3 изд., Лпп., 1817); Kopke und Donniges, «Jahrbucher des Deutschen Reichs unler Otto I» (Б., 1838-39); их же, «Kaiser Otto der Grosse» (Лпц., 1876).
Отшельники
Отшельники – аскеты, христианские подвижники, отшедшие, т. е. удалившиеся от общества в места уединенные, чтобы с большим удобством предаваться подвигам аскетизма. Ср. Анахореты и Монашество. См. П. Казанского, «История монашества на Востоке» (М., 1854-1857); об отшельничестве в России – «Историю русской церкви» митроп. Макария. Ряд рассказов об отшельниках русских, в особенности нового времени, помещен в «Душеполезном Чтении», «Страннике», «Христианском Чтении» и др. духовных журналах.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close