Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:58
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Па
Па (pas) – название разных танцев в музыке, исполняемых двумя, тремя или четырьмя танцорами, напр. Pas de deux, Pas de trois, Pas de quatre. У M. И. Глинки есть в «Жизни за Царя» балетный номер: Pas de quatre, который, хотя и выпускается из балета второго действия, но весьма известен по своей оригинальности, изяществу и давно вошел в репертуар инструментальных концертов. Есть еще Pas ordinaire – 4/4 (парадный марш), Pas redouble или accelere – (скорый марш), Pas de hache – воинственный марш, испанское Pas и пр.
Н.С.
Павана
Павана (от итал. pavone – павлин) – старинный итальянский танец в 3/4 в коленном складе. Был в моде при дворах до половины XVII ст. П. исполняли дамы в длинных платьях со шлейфом, мужчины в плащах и при шпаге, производя плащами движения, напоминавшие движения павлиньего хвоста. В Германии этот танец назывался падуана (Padovana, Paduana), писался alla brеve в коленном складе.
H. С.
Павел Апостол
Павел Апостол – величайший проповедник христианства в I в. среди язычников, вследствие чего называется «апостолом язычников». П. – сын зажиточных иудейских родителей, принадлежавших к партии строгих ревнителей Моисеева закона – фарисеев (Деян. XXIII, 6). В юности он получил хорошее образование в знаменитой школе Гамалиила, который отличался от других законников широтой воззрений, доходившей до признания значения и за языческой литературой. В этой школе Павел не только основательно изучил весь закон Моисеев со всеми тонкостями его талмудического истолкования, но и познакомился с греческой литературой, как это обнаружилось в его знаменитой речи перед афинским ареопагом, где он приводил места из греческих поэтов (Деян. XVII). Первоначальное имя его было Савл или Саул – очевидно в честь израильского царя Саула, принадлежавшего к одному с ним колену – Вениаминову. Даровитый юноша, обладавший обширной ученостью, не мог остаться равнодушным к начавшемуся в его время великому движению, и он, подобно многим израильтянам, жаждал пришествия Мессии, но вместе с другими фарисеями – ожидал увидеть в нем могущественного царя, который восстановит царство еврейское во всем блеске его древнего величия. Велико было его изумление и негодование, когда часть Иудеев и еще больше язычников признали Мессией безвестного учителя из презренного Назарета, преданного позорной смерти на кресте. По его мнению, это было безумием. Он пробовал вступать в споры с христианами, но встречался с непреодолимым убеждением, которое доводило его до ожесточения. Тогда он начал прямо преследовать христиан, как вредных сумасбродов, и был одним из ближайших участников побиения камнями первомученика Стефана (Деян. VII и VIII, 1). Не довольствуясь кровью одного мученика, Савл порешил произвести общее гонение на христиан и с этою целью, заручившись полномочиями, отправился в Дамаск; но на пути туда с ним совершился тот чудесный перелом, который превратил Савла из яростного гонителя в великого проповедника христианства – ап. П. (Деян. IX, XX, XXVI). После обращения, жизнь ап. П. представляет собой историю непрерывных миссионерских трудов, которые он неустанно совершал на всем громадном пространстве, от глубины Азии до столицы миpa – Рима, и даже, по преданию, далее – до берегов Атлантического океана в Испании и Британии. Благодаря его проповеди образовались центры христианства и в Азии, и по всему северному прибрежью Средиземного моря, по которому он совершал несколько плаваний и терпел неоднократно кораблекрушения. Он служил своей идее с изумительным самоотвержением, пренебрегал всеми затруднениями и опасностями. Свою жизнь ап. П. закончил в Риме, где он, по преданию, осужденный Нероном на обезглавление, был казнен вместе с ап. Петром в 29 день июня, когда церковь и чтит их память. По общепринятой хронологии, это было около 65 г. по Р. Хр. Деятельность ап. П. выражалась не только в миссионерских трудах, но и в писательстве, и он является одним из плодовитейших писателей апостольского века. Ему принадлежат 14 посланий, который были написаны в различное время и по различным обстоятельствам, но которые все составляют яркое выражение его религиозного в нравственного миросозерцания, как и отражение религиозно-нравственного состояния мира в то переходное время. В его посланиях мы видим первую чисто богословскую систематизацию христианского учения, и систематизация эта в руках даровитейшего и образованнейшего из апостолов отличается такой смелой самобытностью, что дала повод немецкой критики даже видеть в его богословии нечто отличное от первоначального Христова учения, так называемый павлинизм, как нечто совсем иное, чем простой христианизм. Но большинство богословов полагает, что это воззрение основывается на недоразумении, смешивающем форму с сущностью, что в действительности в посланиях апост. П. истинное первоначальное христианство нашло себе лишь гениальное литературное выражение и что благовестие ап. П., по существу, тождественно с благовестием Христовым. Жизнь и послания ап. П. служат предметом громадной богословской литературы, из которой можно отметить только наиболее выдающиеся произведения. Из жизнеописаний наиболее известны: Conypeare aud Howson (Л., 1850-52, в 2 томах), имевшее много изданий; Фаррара, «Жизнь и труды св. ап. П.» (в перев. А. Лопухина, СПб., 1888, несколько изданий); Иннокентия, «Св. ап. П.» и др; Из богословских исследований: Gr. Meyer, «Entwicklung. d. Paul. Lehrbegriffs» (1801); Scholsten, «D. Paulinische Evangelium» (1881); Pfleiderer, «Der Paulinismus» (1873); на русском языке проф. Глубоковского, «Евангелие ап. П. и раввинское богословие» (СПб., 1897). Из комментариев на послания П. известны комментарии Meyera, De-Wetle, Lange, Schalf'a, Ellicolt'a и мн. других.
А. Л.
Павел Петрович
Павел Петрович – император Всероссийский, сын имп. Петра III и императрицы Екатерины II, род. 20 сент. 1754 г., вступил на престол, после смерти Екатерины II, 6 ноября 1796 г. Детство его прошло в не совсем обычных условиях, наложивших резкую печать на его характер. Тотчас после рождения он был взят императрицей Елизаветой от матери, с тех пор редко уже имевшей возможность и видеть его, и передан на попечение нянек. С 1760 г. главным его воспитателем сделался Н. И. Панин, который был назначен при нем обер-гофмейстером и сохранил это место и по вступлении на престол Петра Федоровича. Низвержение Петра III и воцарение Екатерины мало изменили положение Павла. Существовала в этот момент партия, желавшая видеть на престоле П.; а Екатерине предоставит лишь права равенства, но она не располагала достаточными силами для осуществления своих проектов, и это обстоятельство прибавило лишь к порожденному уже ранее отчуждению между матерью и сыном новый оттенок – соперничества, которому предстояло особенно развиться впоследствии. Немедленно по воцарении Екатерина обратилась было к д'Аламберу, предлагая ему место воспитателя П., но после отказа д'Аламбера поиски нового воспитателя не были возобновлены и П. всецело остался на руках Панина. Последним составлен был план воспитания П.; по этому плану образование вел. князя делилось на два периода: в первом, до 14-летнего возраста, предполагалось дать ему элементарное образование, второй следовало посвятить «прямой государственной науке». План этот и был выполнен, но без особого успеха. П. учился истории, географии, русскому и немецкому языкам, математике, астрономии, физике, искусствам; математикой с ним занимался в 1762-65 гг. С. А. Порошин, бывший вместе с тем в это время и непосредственным его воспитателем под руководством Панина и оставивший после себя дневник. служащий главным и почти единственным источником для ознакомления с отроческими годами жизни Н. Законоучителем вел. князя был назначен в 1763 г., по выбору самой Екатерины архимандрит Платон, впоследствии моск. митрополит. Но частью слабое здоровье и небогатые от природы способности П., частью неумение воспитателей, не позволили вел. князю извлечь большой пользы из дававшихся ему уроков: образование не выработало в нем привычки к упорному труду, не дало прочных знаний и не сообщило широких понятий. С 1768 г. к П. был приглашен для преподавания государственных наук Гр. Н. Теплов, но занятия с ним шли совершенно неуспешно; современники обвиняли даже его в том, что он умышленно возбуждал в П. отвращение к занятиям. С другой стороны уже в характере ребенка П. Порошин подмечал крайнюю нервность и впечатлительность и непомерную вспыльчивость. Воспитание не только не подавило этих особенностей, но еще способствовало развитию в мальчике воображения и мечтательного самолюбия, соединенного с значительной долей подозрительности по отношению к окружающим людям. Эти опасные задатки природы и воспитания с течением времени развились в целый сложный характер, в деле создания которого едва ли не главное значение принадлежало, однако, влиянию отношений П. к матери и государству. 29 сент. 1773 г. П. вступил в брак с принцессой гессендармштадтской Вильгельминой, по принятии православия нареченной Наталией Алексеевной. Вместе с тем воспитание его было объявлено законченным и Панин удален от него, но сам П. не получил никакого участия в государственных делах. Первая его супруга скончалась в апреле 1776 г. от родов и 26 сентября 1776 г. он женился вторично, на принцессе виртембергской Софии-Доротее, в православии Марии Федоровне. И после того, за время всей жизни Екатерины, место, занятое П. в правительственных сферах, было местом наблюдателя, сознающего за собой право на верховное руководство делами и лишенного возможности воспользоваться этим правом для изменения даже самой мелкой детали в ходе дел. Такое положение особенно благоприятствовало развитию в П. критического настроения, приобретавшего особенно резкий и желчный оттенок благодаря личному элементу, широкой струей входившему в него, и вместе с тем могло быть тем безусловнее, чем менее лежало в его основании знакомства с практикой и сущностью государственного управления. Резко осуждая политику своей матери, которая представлялась ему всецело основанной на славолюбии и притворстве, П. не довольствовался первоначально критикой, а восходил и к некоторым идеям положительного характера, мечтая о водворении в России, под эгидой самодержавной власти, строго законного управления и об ограничении привилегии дворянства, но этим мечтам не суждено было получить сколько-нибудь нормальное развитие. Постепенное обострение отношений между Екатериной и сыном повело, наконец, к тому, что П. замкнулся со своей супругой в Гатчинском имении, подаренном ему матерью в 1783 г.. и здесь устроил себе особый мирок, во всем отличный от петербургского. Здесь все его заботы и интересы свелись, за неимением другого дела, к устройству так наз. гатчинской армии – нескольких батальонов, отданных под его непосредственную команду, и вопросы об их обмундировании и выучке всецело поглотили его внимание. Милитаризм составил постепенно единственное содержание его жизни, идеи внесения законного порядка в государственную жизнь преобразовались в заботу о строгой дисциплине, охватывающей собой и фронтовую службу, и всю общественную и частную жизнь, и этот трудный, казалось бы, скачек был легко совершен в тесных пределах гатчинского имения. Последние годы жизни П. в качестве наследника престола были ознаменованы еще влиянием, какое произвела на него французская революция. От страха перед последней не вполне была свободна даже Екатерина с ее трезвым умом, П. же, охотно готовый связать распущенность, наблюдавшуюся им в правительстве и обществе, с либеральными идеями, усвоенными его матерью, и противопоставить им идею порядка, представляя собой крайне благодарную и восприимчивую почву для внушений со стороны явившихся в Россию французских эмигрантов. Екатерина с опасением смотрела на образ жизни и настроение вел. князя и в последнее десятилетие своей жизни окончательно приняла намерение устранить его от престола, передав последний старшему своему внуку, Александру Павловичу. В 1794 г. подобный проект был даже внесен на обсуждение совета, но встреченное здесь противодействие заставило Екатерину взять его обратно. Тем не менее она не отказалась от своего намерения и пыталась осуществить его другим путем, привлекая к содействию то Лагарпа, то Марию Федоровну, то, наконец, самого Александра Павловича. Во всех этих лицах она не встретила, однако, сочувствия, а внезапная ее болезнь и смерть, 6 ноября 1796 г., прекратила такие попытки и открыла П. дорогу к трону. Воцарение П. было ознаменовано немедленной и крутой ломкой всех порядков Екатерининского царствования, производившейся без всякого плана, скорее под влиянием чувства, нежели в результате какой-либо системы. Одним из первых дел нового императора было коронование останков Петра III, перенесенных затем из Александро-Невской лавры в Зимний дворец, а отсюда, вместе с гробом Екатерины II, в Петропавловскую крепость. 5 апреля 1797 г. совершилась коронация самого П. и в этот же день было обнародовано несколько важных узаконений. Указ о престолонаследии устанавливал определенный порядок в наследовании престола и полагал конец провозглашенному Петром I произволу государя в деле назначения себе преемника. «Учреждение об Императорской Фамилии» определяло порядок содержания лиц царствующего дома, отводя для этой цели особые, так наз. удельные имения и организуя управление ими. Другой указ, изданный под той же датой, касался крепостного крестьянства и, запрещая отправление барщины по воскресным дням, вместе заключал в себе совет помещикам ограничиваться трехдневной барщиной крестьян. Большинством этот закон понят был в смысле запрещения более высокой барщины, чем три дня в неделю, но в этом понимании он не нашел себе практического применения ни при самом П., ни при его преемниках. Последовавший через некоторое время указ запретил продавать в Малороссии крестьян без земли. С этими указами, во всяком случае говорившими о том, что правительство вновь взяло в свои руки охрану интересов крепостного крестьянства, плохо гармонировали другие действия П., направленные к увеличению числа крепостных. Будучи убежден, по незнакомству своему с действительным положением вещей, будто участь помещичьих крестьян лучше участи казенных, П. за время своего кратковременного царствования роздал до 600000 душ казенных крестьян в частное владение. С другой стороны, права высших сословий подверглись при П. серьезным сокращениям, сравнительно с тем, как они были установлены в предшествовавшее царствование: важнейшие статьи жалованных грамот дворянству и городам были отменены, уничтожены были и самоуправление этих сословий, и некоторые личные права их членов, как напр. свобода от телесных наказаний. Не менее резким переменам подверглись в дела текущего управления, в ряду которых, благодаря вкусам П., на первый план выдвинулось военное дело. Внешность войск была изменена на прусский образец, равно как и приемы их обучения и вместе с тем суровая дисциплина, доходившая до жестокости заменила собой ленивую распущенность Екатерининской гвардии. Тяжесть этой перемены еще увеличивалась личным характером П., его необузданной вспыльчивостью и наклонностью к самым крутым и произвольным мерам. В результате дворяне толпами стали покидать службу и это не замедлило отразиться на составе администрации; так из 132 офицеров конно-гвардейского полка, состоявших на службе в момент воцарения П., к концу его царствования осталось лишь два; за то подпоручики 1796 г. в 1799 г. были уже полковниками. Почти тоже происходило и в других отраслях службы: на посту генерал-прокурора, напр. за 4 года правления П. переменились 4 лица. Путем всех этих быстрых смен, путем вольного и невольного удаления дельцов прошлого царствования возвысились и стали во главе правления люди без способностей и знаний, но за то обладавшее угодливостью и исполнительностью, доведенными до последней степени, и по преимуществу набранные из так наз. гатчинских выходцев, в роде Аракчеева, Кутайсона, Обольянинова и т. п. Конечным итогом такого хода дел было полное расстройство всего административного механизма и нарастание все более серьезного недовольства в обществе. Последнее и вне сферы служебных отношений подвергалось тяжелому давлению. Убежденный в необходимости охранять рус. общество от превратных идей революции, П. предпринял целое гонение на либеральные мысли и заморские вкусы, носившее, при всей суровости, с какой оно совершалось, довольно курьезный характер. В 1799 г. были запрещены поездки молодых людей за границу для учения и для избежания надобности в таких поездках основан дерптский унив. В 1800 г. был запрещен ввоз всяких книг и даже нот из-за границы; еще ранее, в 1797 г. были закрыты частные типографии и установлена строгая цензура для русских книг. Одновременно с этим налагался запрет на французские моды и русскую упряжь, полицейскими приказами определялся час, когда жители столицы должны были тушить огни в домах, из русского языка изгонялись слова «гражданин» и «отечество» и т. п. Правительственная система, поскольку можно применять это слово к порывистым и противоречивым действиям П., свелась таким образом к установлению казарменной дисциплины в жизни общества, и последнее отвечало глухим ропотом, тем более опасным, чем старательнее он заглушался.
Отсутствие ясной системы и резкие колебания отличали собой и внешнюю политику П. Он начал свое царствование заявлением, что Россия нуждается в мире, прекращением начатой Екатериной войны с Персией и выходом из образовавшейся против Франции коалиции. Но разгром изолированной Австрии Наполеоном и кампоформийский мир изменили настроение П. и возникла новая коалиция из Англии, Австрии и России, к которым, по договору с Россией, заключенному 23 дек. 1798 г., присоединилась и Турция. С Пруссией, отказавшейся пристать к коалиции, в следующем году были прерваны дипломатические сношения. На долю России выпала теперь блестящая, но в бесплодная роль. Тогда как П. увлекался ролью защитника ниспровергаемых тронов, Австрия желала лишь упрочить свое владычество в Италии, и при такой разнице целей и взаимном недоверии союзников самые блестящие победы русских войск под командой Суворова над французами в Италии не могли доставить прочного торжества делу коалиции. Захват англичанами Мальты, которую П. взял под свое покровительство, приняв в 1798 г. титул великого магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского, поссорил его и с Англией. Русские войска были отозваны и в 1800 г. коалиция окончательно распалась. Не довольствуясь этим, П., под влиянием частью советов Растопчина, частью непосредственного обаяния Наполеона, сумевшего увлечь его своими планами и затронуть рыцарские струны его характера, начал сближаться с Францией и задумал совместную с ней борьбу против Англии. В сентябре 1800 г. на английские суда, находившиеся в русских портах, было наложено эмбарго. В следующем году П. решил перейти к наступательным действиям и 12 янв. 1801 г. отправил атаману Донского войска, ген. Орлову, приказ выступить со всем войском в поход на Индию. Через месяц с небольшим казаки начали поход в числе 22507 чел. с 12 единорогами и 12 пушками, без обоза, припасов и планов; все войско делилось на 4 эшелона; одним из них командовал ген. майор Платов, специально для этого выпущенный из Петропавловской крепости. Поход этот, сопровождавшийся страшными лишениями, не был, впрочем, доведен до конца вследствие смерти П. В последнее время жизни П. недоверчивость и подозрительность его достигли особенно сильной степени, обращаясь даже на членов его собственной семьи. В феврале 1801 г. он выписал из Германии племянника Марии Федоровны, 13-летнего принца вюртембергского Евгения, и по приезде его обнаружил к нему необыкновенное расположение, высказывал намерение усыновить его и даже намекал на возможность для него занять русский престол, с устранением от последнего Александра Павловича. Но в ночь с 11 на 12 марта 1801 г. П. скоропостижно скончался, в выстроенном им Михайловском дворце (нынешнее Инженерное училище).
Литература. Д. Кобеко, «Цесаревич Павел Петрович» (2 изд., 1887); Е. Шумигорский, «Императрица Мария Федоровна» (СПб., 1892); В. Бильбасов, «История Екатерины II» (СПб., 1890); Bernhaidi, «Geschichte Russlands» (т. II); Н. Шильдер, «Император Александр I» (т. I, СПб., 1897; также в «Русском биографич. Словаре»; А. Пыпин, «Общественное движение в России при Александре I» (2 изд., СПб., 1885); В. Семевский, «Пожалование населенных имений при императоре Павле» («Русская Мысль», 1882, № 12) и «Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX в.» (СПб., 1883, т. 1).
Павианы
Павианы или собакоголовые обезьяны – обезьяны из родов Cynocephalus и Theropithecus, соединяемые часто в один род Cynocephalus. Морда очень удлинена, вздута благодаря расширению верхнечелюстных костей, клыки очень велики; ноздри у Cynocephialus на конце морды, у Thecopithecus на верхней стороне; защечные мешки сильно развиты; конечности приблизительно одинаковой длины; хвост более или менее короткий; мозолистый голые места на ягодицах сильно развиты. Сильное развитие лицевой части головы придает ей некоторое сходство с собачьей; что вместе с громадными клыками придает П. более звериный вид, чем у других обезьян. Относительно маленькие глаза очень сближены и сидят глубоко под выдающимися бровными дугами; иногда на лице находятся складчатые выросты, которые могут быть ярко окрашены. Мозолистая утолщенная кожа на ягодицах занимает очень большое пространство и является ярко окрашенной; яркий красный цвет этих частей, свойственный многим П., зависит не от пигмента, а от сильно развитых здесь кровеносных сосудов; при возбуждении животного этот цвет становится особенно ярким, при болезни бледнеет, после смерти пропадает. Шерсть у многих сильно удлиняется, образуя как бы мантию на плечах (у гамадрила) или голове, шее и плечах (у джелады), бороду (напр. у мандрила) и т. п. Хвост у некоторых очень мал (мандрил, дрил), у других длиннее и иногда снабжен на конце кистью. При ходьбе П., подобно другим, обезьянам за исключением высших (Simiidae – т. е. шимпанзе, гориллы, оранга и гиббонов) ступают всей подошвой передних и задних конечностей. Это крупные, в высшей степени безобразные обезьяны, живущие преимущественно на горах на земле, хотя они могут хорошо лазать по деревьям. Они держатся чаще всего большими стадами, мужественно защищаясь от хищников и обнаруживают большую привязанность к детенышам. П. животные умные, осторожные и тем более вредные в случаях нападения на плантации. Характер их отличается, особенно у старых самцов, крайней злобностью, коварством, вспыльчивостью и необузданностью. Самцы, по словам как туземцев, так и путешественников часто нападают на туземных девушек. Пища П. состоит из корней, клубней, луковиц, насекомых и других мелких животных; иногда они поедают и более крупных, напр. кур. П. нередко обучаются различным штукам, но под старость характер их становится очень злобным и содержание их доставляет много хлопот. К роду Cynocephalus относятся типические П. (таковы бабуин, гамадрил, мандрил, дрил, хахма, Theropithecus – джелада или гелада (Th. gelada) и близкий вид Tb. obscurus. Настоящие П. водятся в Африке и Аравии, но в ископаемом состоянии остатки их найдены в плейстоценовых пещерных отложениях Мадраса и в древних плиоценовых слоях Сиваликских холмов сев. Индии. Переходом от П. к макакам служит род Cynopithecus, к которому относится С. niger Целебеса, так называемый черный или хохлатый Н. Кн.
Павильон
Павильон – в архитектуре небольшой, изолированный увеселительный домик или беседка в саду или парке, обыкновенно имеющая круглую или четырехугольную форму. У французов это слово употребляется, сверх того, для обозначения частей более или менее обширного здания, если эти части имеют вид отдельных корпусов, круглых или квадратных в плане, примыкающих к зданию с боков или занимающих его середину, каковы напр. павильоны Тюльерийского дворца, в Париже.
Павия
Павия (Раvia) – главный гор. итальянской провинции П. на р. Тичино, в 7 км. от ее впадения в реку По; красивый мост (1353 г.), 216 л. длины, крытый 7 мраморными арками, соединяет П. с предместьем Собборго Тичино; отчасти сохранились древние стены с 12 башнями. Площади: пьяцца Гранде с арками, пьяцца д'Италия с мраморной статуей «Италия», пьяцца ди Кастелло с памятником Гарибальди. Собор (1488 г.) в стиле Возрождения, с готической гробницей св. Августина (1362 г.), реставрированная ( 1363-76) ломбардская базилика XII в. С.Микеле, црк. Санта-Мария дель Кармине (XIII в.), црк. Санта-Мария Короната ди Капанова (по проекту Браманте 1492 г.). Друг. замечательные здания: замок Висконти (1360-66), теперь казарма, университет (от 1490), дворец Маласпина с картинной галереей, два театра. Жителей 37648. Университет основан в 1361 г., славился в средние века и до начала XIX в. (Спалланцани, Скарпа, Тиссо и Вольта), 4 факультета, фармацевтический и повивальный институты, библиотека (135000 томов), ботанический сад, 84 профессора в 1123 студента. Лицей, гимназия, технологический институт, техническая школа, семинария, учительский институт (мужской и женский). Госпиталь С.-Маттео (700 кров.), институт для глухонемых, сиротский и воспитательный дом. Чугунолитейные, машиностроительные и инструментальные заводы, органная фабрика, стеклянные и кожевенные заводы, производство канатов, химических продуктов. Торговля земледельческими продуктами.
История. П., у римлян Ticinum, во времена лонгобардов называлась Папией или Павией. Гунны разрушили город в 452 г. В 572 г. взят Альбоином, королем лонгобардов после трехлетней осады и сделан столицей лонгобардского королевства (до 774 г.). В П. и позже короновались итальянские короли. В 1004 г., во время коронации Генриха II, горожане возмутились против немцев и город был сожжен. В 1027 г. П. взята Конрадом II В XII в. П. боролась за свою независимость с Миланом, а в гвельфо-гиббелинской распре П. стояла на стороне гибеллинов. В 1369 г. Висконти овладели П. и присоединили ее к Милану. При П. произошла знаменитая битва между французским королем Франциском I и императором Карлом V в 1525 г. В конце октября 1524 г. Франциск осадил П., надеясь взять ее голодом. Блокада продолжалась до середины февраля 1525 г. французы расположились на левом берегу Тичино, императорское войско – на противоположном. Так как денег и провианта у германского войска было мало и отступить было неудобно, то решено было дать сражение. Ночью 24 февраля началась страшная атака на французов. Число сражающих было до 48 тыс. – почти поровну. Против французов выставлена была отважная испанская пехота, которая вместе с итальянскими наемниками быстро смяла французов. К ней присоединился еще павийский гарнизон и через два часа армия Франциска была совершенно разбита. Франциск сражался впереди; под ним была убита лошадь и сам он едва был спасен вице-королем неаполитанским. Более 10 тыс. французов погибло, в числе которых было Бонниве, маршалы Ла Паллис и Лекён, Тремуль и др. Часть войска ушла за Альпы, неприятелям досталась громадная добыча. Франциск был взят в плен. В 1848 г. в П. вспыхнуло восстание, усмиренное австрийцами; университет был закрыт; в конце того же года австрийцы были изгнаны и город занят сардинскими волонтерами, но в 1849 г. австрийцы вернулись в П. В 1866 г. П., вместе с остальной Ломбардией, отошла к Италии.
Павлин
Павлин – крупная птица из сем. фазаньих (Phasianidae), отряда куриных (Gallifornies). Характерным признаком П. самца является сильное развитие верхних кроющих перьев хвоста, в общежитии обыкновенно смешиваемых с рулевыми перьями или хвостом в собственном смысле слова. Обыкновенный П. (Pavo cristalus) широко распространен по Индии и Цейлону, держится в джунглях и лесистых местностях, питается как животной, так и растительной пищей и кладет прямо на землю 8-10 яиц. Молодой самец от одного до 1,5 лет носит наряд самки, а надеваемые перья вполне развиваются у него лишь в возрасте трех лет. Во многих местностях Индии П. считается священной птицей и ставится под покровительство жрецов. В Х в. до Р. Хр. П. был ввезен Соломоном в Палестину. В греческой мифологии он является любимой птицей Геры, в святилище которой, на о-ве Самосе, он появляется, по священной легенде названного храма, впервые на греческой земле. Отсюда П. распространился по другим странам Запада, а может быть, в передней Азии; все азиатские названия П. заимствованы с греческого. Как в Греции, так и у римлян блестящая птица эта является предметом всеобщего удивления и роскоши. Спрос на этих птиц вызвал, особую отрасль сельской промышленности, представлявшей в начале некоторые трудности. Маленькие о-ва, окружающие Италию доставлявшие несомненные удобства для разведения птиц, обратились в павлиньи о-ва, и к концу II столетия после P. Хр. Рим был переполнен ими. Можно догадываться, что птица эта пришла в варварскую Европу из Рима, а не из Греции или с Востока. Павлиньи перья красовались на голове средневекового рыцаря, составляли гирлянду на шее девицы; на больших пирах подавали на стол жареных П. во всей красе их перьев (этот обычай удержался до XVI ст., хотя павлинье мясо довольно невкусно) и французские рыцари произносили над ними безумные обеты. В настоящее время П. держат для украшения птичьих дворов и парков сравнительно редко, так как их неприятный голос и причиняемые ими убытки в садах далеко не соответствуют удовольствию, доставляемому его видом. В неволе он не особенно плодовит, всегда сохраняет известную долю самостоятельности, плохо уживается с остальной домашней птицей, но прекрасно выдерживает даже довольно суровую стужу, мало страдая от снега. Другой вид П., так наз. яванский (P. muticus) водится на Яве и в ИндоКитае, но в Европе не разводится. Форма, неправильно наз. японским П. (Р. nigripennis), по-видимому, есть результат доместификации, по крайней мере, в диком состоянии она нигде не найдена.
Б. Б.
Павлов Иван Петрович
Павлов (Иван Петрович, род. в 1849 г.) – физиолог, сын священника Рязанской губ. Окончил курс наук в медико-хирургической акд. в 1879 г., в 1884 г. назначен приват-доцентом физиологии и в том же году получил командировку на 2 года за границу с научной целью; в 1890 г. назначен экстраординарным профессором в томский унив. по кафедре фармакологии, но в том же году перемещен в Имп. военномедицинскую акд. экстраординарным профессором, а с 1897 г. ординарный профессор академии. Выдающиеся ученые труды проф. П. можно разделить на 3 группы: l ) работы, касающиеся иннервации сердца; 2) работы, связанные с Экковской операцией; 3) работы, относительно секреторной деятельности желез пищеварительного тракта. При оценке его научной деятельности нужно принимать во внимание всю совокупность научных результатов, достигнутых его лабораторией, в которой работали его ученики при участии его самого. В 1-ой группе работ, касающихся иннервации сердца, проф. П. экспериментально показал, что при работе своей сердце регулируется, кроме уже известных задерживающих и ускоряющих нервов, также усиливающим нервом, а вместе с тем он дает факты, дающие право думать о существовании еще и ослабляющих нервов. Во 2-ой группе работ П.; осуществив на деле задуманную раньше д-ром Экком операцию соединения воротной вены с нижней полой и устроив таким образом обход печени кровью, несущейся от пищеварительного тракта, указал на значение печени, как очистителя от вредных продуктов, несущихся с кровью от пищеварительного канала, а вместе с проф. Ненским он указал и назначение печени в переработке карбамино-кислого аммиака; благодаря указанной операции, по всей вероятности, удастся выяснить еще очень много важных вопросов, так или иначе связанных с деятельностью печени. Наконец, 3 группа работ и самая обширная, выясняет регуляцию отделения желез желудокишечного канала, что стало возможным лишь только после исполнения ряда операций, задуманных и осуществленных П. Из них на первом плане нужно поставить эзофаготомию, т. е. перерезки пищевода на шее и приживление концов его врозь по углам раны, давшей возможность точно выяснить все значение аппетита и наблюдать выделяющейся чистый желудочный сок (из желудочной фистулы) вследствие психического влияния (аппетита). Не менее важное значение имеет и его операция образования двойного желудка с сохраненной иннервацией; последняя дала возможность следить за отделением желудочного сока и выяснить весь механизм этого отделения при нормально идущем пищеварении в другом желудке. Затем ему принадлежит способ образования постоянной фистулы протока поджелудочной железы: именно, пришивая его с куском слизистой оболочки, он получил фистулу, остающуюся на неопределенное время. Применяя как эти операции, так равно и другие, он выяснил, что слизистая оболочка желудо-кишечного канала обладает, подобно коже, специфической возбудимостью – она, как бы, понимает, что ей дают хлеб, мясо, воду и т. д. и в ответ на данную пищу посылает уже тот или другой сок и того или другого состава. При одной пище выделяется больше желудочного сока и с большим или меньшим содержанием кислоты или фермента, при другой выступает усиленная деятельность поджелудочной железы, при третьей печени, при четвертой можем наблюдать тормоз для одной железы, а вместе усиленную деятельность другой и т. д. Указав на эту специфическую возбудимость слизистой оболочки, он указал вместе с тем и нервные пути, по которым мозг посылает импульсы для этой деятельности – он указал на значение блуждающего и симпатического нерва для отделений желудка и поджелудочной железы. Из трудов упомянем: из 1-ой группы – «Усиливающий нерв сердца» («Еженедельная Клиническая Газета», 1888 г.); 2-ой группы: «Экковский свищ вен нижней полой и воротной и его последствия для организма» («Архив биологических наук Имп. института экспериментальной медицины» (1892 т., 1); из 3-ей «Лекции о работе главных пищеварительных желез» (1897 г.; здесь указаны и все относящиеся сюда работы самого П. и его учеников). Ему же принадлежит исследование: «Центробежные нервы сердца» (СПб., 1883).
Павлов-Сильванский Николай Павлович
Павлов-Сильванский – Николай Павлович, род. в 1869 г. По окончании курса в спб. унив., по историко-филологическому факультету, в 1892 г. был оставлен при университете и поступил на службу в министерство иностранных дел. Напечатал отдельно изд. «Проекты реформ в записках современников Петра Великого», «Опыт изучения русских проектов и неизд. их текстов» (1897), «Закладничество-патронат» (в «Известиях Имп. Археологич. Общества», т. IX), ряд рецензий в «Журнале Мин. Нар. Просвещения», а также биографических статей, преимущественно о. деятелях Петровской эпохи, в «Биографическом» и «Энциклопедич.» Словарях. См. «Памятная книжка гимназии при ист.-филол. инст.» за 1895 г.; «Вестник Европы» (1897, №4).
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close