Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:05
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Парашют
Парашют – прибор, замедляющий падение тел в воздухе. Изобретение принципа устройства парашюта относится к XIII стол., когда Рожер Бэкон в своем сочинении «De secretis operibusartis et naturae» признает возможность постройки летательных машин и указывает на возможность опираться на воздух с помощью вогнутой поверхности. Леонардо да Винчи оставил в своих рукописях, между прочим, и набросок, изображающий подвязанного к парусу человека, падающего с башни. Парус за четыре угла схвачен веревками и имеет выпуклость вверх. Первый изобрел и выполнил на практике П. Себастьян Ленорман (Sebastien Lenormand). В 1783 г. он сделал удачную попытку прыгнуть из окна 1-го этажа, имея в руках 2 зонтика по 30 дм. диаметром, у которых концы ребер были притянуты веревочками в рукоятке. Потом вместе с аббатом Бертолоном он произвел ряд подобных опытов над различными животными. По вычислениям Ленормана, зонтик в 14 фт. диаметром был бы достаточен для безопасного спуска вниз человека, если он вместе с зонтиком не весили бы больше 200 фн. В декабре 1783 г. Ленорман бросился на подобном П. с башни обсерватории. Но попытку применить на практике для своего спасения П. произвели 2 француза, Жак Гарнерен и Друз, бывшие в плену у австрийцев. Первый был пойман во время приготовлений, другому удалось изготовить из занавесей своей кровати нечто в роде П., на котором он и бросился ночью с высоты стен крепости Шпильберг в Моравии (Spielberg); сломав ногу, он был пойман. Жак Гарнерен, получив свободу, попытался все-таки довести свой опыт до конца и 22 октября 1797 г. благополучно спустился с выс. 1000 м. из-под шара, хотя П. его, не имевший еще среднего отверстия, сильно колебался из стороны в сторону. После этого Гарнерен, снабдив П. отверстием в верху, уничтожил боковые колебания при спуске; он также ввел в закрытый П. горизонтальное колесо из легких прутьев, подвешенное на 3/4 от его вершины так, чтобы приоткрыть нижний край П., для облегчения его раскрыванию. До настоящего времени этот прибор остается без дальнейших существенных изменений; это – род зонтика в 5 м. радиусом из 36 или более полотнищ шелковой прочной материи, сшитых вместе и с вставленным в верхней точке деревянным кольцом в 40 стм. диам. отверстия; к кольцу привязаны 4 веревки, длиной от 10 до 15 м., прикрепленные к легкой корзине из ивовых прутьев. Смотря по числу полотнищ 36 или более, тонких, но прочных веревочек идут от наружного края П. тоже к корзине, чтобы мешать П. вывернуться от напора столба воздуха. На 4-х веревках, соединяющих верхнее кольцо П. с корзиной, укреплено распорное колесо, из легких прутьев или камышей, обеспечивающее открывание П.; диаметр этого колеса от 1 до 1,5 м. Вес всего доходит до 2-х пд. (30-32 кгр.). Известен П. Шарля Леру, погибшего при спуске на П. в Ревеле в 1889 году. Этот П. не имел корзины, а только кольцо и веревочную петлю, продевавшуюся под мышками воздухоплавателя. П. прикреплялся с боку аэростата на особой веревке с пружинной задержкой, выдерживавшей, не выпуская кольца, вес П. без воздухоплавателя; но когда последний брался за кольцо П. и повисал на нем, то пружина уступала, и шар отделялся от П. Чтобы держать шар в равновесии, с противоположной стороны места прикрепления П. укреплялся к сети шара груз, равный весу П. По отделении П. с воздухоплавателем, груз этот заставлял шар опрокинуться, газ выходил из открытого нижнего отверстия шара, обращенного теперь вверх, и оболочка шара падала вниз, часто раньше спуска воздухоплавателя на парашюте. Кокинг в 1836 г. устроил прибор в виде конуса, повернутого острием вниз и распираемого легким каркасом; он полагал, что при таком устройстве тяжесть, подвешенная к острию, заставит прибор падать вниз, при чем в полостях конуса образуется разреженное пространство, которое обусловит значительную разность давлений на нижнюю и верхнюю поверхность его П., чем и замедлится его падение. Результатом опыта была смерть изобретателя, вследствие слишком быстрого падения.
В настоящее время П., как спасательное средство, почти вышли из употребления. Ими невозможно управлять; попытки управления парашютом были сделаны Гарнеревом, Летуром, Захариа, Пуатвеном (1853), Латеманом, Леру и др., но почти безуспешно. Пуатвен при опытах в Парме спускался с высоты 1800 м. (843 саж.) в течение 43 минут. Сивель в 1869 г. с 1700 м. опустился в 23 минуты. Тяжесть П. обременяет аэростат и принуждает иногда отрезать и бросать его в минуту опасности, скорее чем расстаться с баллоном. В 1892 г. г. Капацца испытывал П.-рубашку, покрывавший шар и долженствовавший служить для спуска в случае разрыва аэростата. Капацца сделал несколько полетов и спускался со значительной высоты, разрывая свой баллон, всегда удачно. Но по тяжести приспособления Капацца, оно нигде не было принято, тем более, что оболочка современного аэростата так приспособляется, чтобы, и по разрыве, могла образовать подобие парашюта, при чем получается довольно замедленный спуск. Единственное практическое применение П. есть устройство экваториального П. для монголфьеров по системе Янсена (Janssen), усовершенствованной Евгением Годаром Старшим. В истории воздухоплавания не было ни одного примера, чтобы кто-либо специально воспользовался П. во время опасности, и все спуски на П. происходили только в виде опытов или же для увеселительной цели и собирания денег с публики. Математическая теория П. была установлена Дидионом и Мореном в 1835-37 гг. Их опытами определено, что при П., в которых стрелка выпуклости составляет 1/3 диаметра, сопротивление П., опускающегося выгнутостью к земле, в 1,936 или почти вдвое более сопротивления, приходящегося на плоский круг, равный диаметру П. (или на его горизонтальную проекцию). Сопротивление это составляет только 0,768 сопротивления на горизонтальную проекцию, когда П. падает обращенный выпуклостью к земле. Для П., вогнутой стороной к земле равномерной скорости падения, Дидион и Морен вывели следующую формулу: ; откуда означает сопротивление воздуха в килограммах A. – площадь горизонтальной проекции П. в метрах, v – равномерная скорость опускания в метрах. Скорость опускания, в видах безопасности воздухоплавателя, не должна быть более 4 м. в секунду. При обыкновенном размере П. в 10 м. в диаметре, при весе с нагрузкой в 100 кгр., предел скорости составляет 3,3 м. в секунду, при чем П., развернутый до начала падения, достигает предельной равномерной скорости весьма скоро (через 2 м. падения); П. же, закрытый до начала падения, падает вначале ускоренно, пока совсем не раскроется, потом скорость убывает и, наконец, движение становится равномерным. Вообще на практике не следует начинать спуск на закрытом П. меньше чем со 100 саж. (200 м.); чтобы дать время П. раскрыться и чтобы скорость его падения достаточно замедлилась сопротивлением воздуха. При франц. опытах с П. принимали на практике, что при нагрузке в 1 кгр. на 1 круговой метр поверхности (т. е. на площадь круга диаметром в 1 м.) скорость падения не должна превышать 2,80 м. в l секунду (9,18 фт.). А Поатвен довел медленность спуска до 1,5 м. в секунду, увеличив верхнее отверстие клапана и добавив над ним дополнительную крышку, отступа от верхнего края. Вместо предыдущих формул Хаген дает следующие выражения для вычисления скорости и веса П. , а след. и , где А – горизонтальная проекция П., R – сопротивление воздуха в килограммах, G – вес П. с грузом, V – скорость падения. Но при этом предполагается, что: 1) П. падает параллельно своему сечению, что на практике трудно достижимо и 2) что он представляет собой не вогнутую поверхность, а плоскость. Положим, что горизонтальная проекция П. А=130 кв. м., диаметр 13 м. (42,6 фт.). Вес П. с одним человеком 104 кгр., то наибольшая скорость падения будет: м., а если придать П. вогнутую поверхность, то скорость падения не будет превышать скорости пешехода. Наибольший предел диаметра П. для одного человека – 15 м.
А.М. К.
Парис
Парис (PariV, AlexandroV, Paris) – второй сын Приама и Гекубы (Гекабы), с именем которого связана троянская война. Еще во время беременности им Гекуба видела во сне пожар, грозивший испепелить всю Трою. Напуганные таким предвещанием родители по рождении ребенка велели отнести его на гору Иду и оставить там на произвол судьбы; но младенца вскормила медведица и воспитали в своей среде пастухи. Юный П. подрос и сделался пастухом идейских стад; в подруги он избрал нимфу Энону. В этой пастушеской обстановке застали его три богини, Гера, Афина и Афродита, пришедшие к нему за решением спора о том, кто из них прекраснейшая. Гера обещала ему господство над Азией, Афина – победы и военную славу, Афродита – обладание прекраснейшей женщиной; он предпочел последнее, приобретая этим себе и своему народу в Афродите постоянную покровительницу. Вскоре после этого Кассандра признала в нем брата и таким образом П. обрел свой родной дом. Вопреки предостережениям Эноны, П., по совету Афродиты, отправился в Амиклы, покинув любившую его нимфу. Наделенный богиней Афродитой всеми чарами красоты и прелести, он понравился гостеприимным хозяевам и особенно прельстил Елену. Между тем Менелай отправился на Крит, а Диоскуры были заняты спором с афаридами; воспользовавшись отсутствием защитников Елены, П. убедил ее бросить дом супруга и отплыл с ней ночью в Азию, взяв много сокровищ из дворца Менелая. Этот поступок П. послужил поводом к троянской войне. В последовавших битвах П. принимал мало участия и лишь после настойчивых и оскорбительных увещаний брата Гектора вступил в единоборство с Менелаем, кончившееся тем, что Афродита спасла своего любимца от неминуемой смерти. При взятии города греками он был ранен Филоктетом; стрела была ядовитая, и он обратился к своей первой супруге за исцелением, но она отказала ему в помощи и он умер от раны. Энона не пережила своего все еще любимого супруга. Такова, в общих чертах, мифическая биография П. Как герой азиатских сказаний, П. был женственным богом красоты и изнеженности, хотя в минуту необходимости он не лишен отваги. В нем сказываются те же типические особенности, что и в Дионисе, Лидийском Геракле и Сарданапале; он является полным контрастом Ахиллу и Менелаю, чисто эллинским героям, олицетворявшим собой мужественность и силу.
Н. О.
Пария
Пария (Pariah или Pariar) – тамильское название, прилагаемое к племени или ряду племен, рассеянных по всей южной Индии. П. не стоят вне касты и не могут считаться самой низшей из индийских каст, как это нередко думают в Европе. Напротив, на территории, занимаемой тамильским населением, известны целых десять каст, стоящих на общественной лестнице еще ниже, чем П. Их нельзя и сравнивать, например, с Мадига Ванду, живущими в Телингане, которые употребляют в пищу мясо павших от эпизоотий и поганых для других каст животных и не имеют права жить в деревнях, где исполняют самые низменные домашние обязанности (мусорщиков, метельщиков и т. д.). Напротив, П. образуют древнюю, вполне определенную, отличную от других расу, имеющую свои собственные подразделения (числом тринадцать), свои особые обычаи и традиции. В больших городах южной Индии П. нередко служат прислугой у европейцев, причем обнаруживают расторопность, смышленость и деятельность. Они охотно эмигрируют в Вест-Индию, на остров Св. Маврикия, в Капскую колонию, Бирму и другие страны, где неизвестны кастовые различия. Имя П., по мнению проф. Вильсона, происходит от тамильского Parai = барабан. В Бераре и около владений Низама Гайдерабадского индусы называют именем П. (также манг, дхер) христиан. В северо-зап. провинциях П. редки.
Паркет
Паркет – Паркетные полы состоят из отдельных паркетных штук (паркетин), которые укладываются плотно одна возле другой и имеют обыкновенно форму квадрата, по 2 арш. в стороне. Паркетина состоит из фундамента, на который наклеивается фанерка. Фундамент представляет собой раму, связанную из 2 или 2,5 дюймовых сосновых досок с крестообразными поперечниками (средниками). С внутренней стороны брусков рамы и средников выбираются пазы, в которые входят гребнями прямоугольные досчатые щиты, которые называются филенками. В каждой паркетине имеются таким образом 4 филенки, и они располагаются так, чтобы древесные волокна в одной филенке имели направление поперечное к направлению волокон в соседней. Кроме того, пазы в фундаменте выбираются так, чтобы верхняя поверхность филенок была в одной плоскости с верхней поверхностью брусков рамы и средников или, как говорят столяры, филенки вставляются за-подлицо с рамой. Такие фундаменты или щиты оклеиваются по рисунку дубовыми или ясеневыми дощечками, толщиной в 3/8 или 1/2 дм.; для этого верхняя поверхность щита, после надлежащего выстругивания под линейку рубанком, проводится еще цинубелем, чтобы поверхность щита покрылась мелкими бороздочками для лучшего удерживания клея. Самый простой рисунок П. имеет вид квадратиков из дубовых дощечек около 9 дм. в стороне дощечки должны быть расположены так, чтобы древесные волокна одного квадратика были перпендикулярны к волокнам соседнего. В более сложных рисунках употребляют, кроме дуба и ясеня, еще черное дерево, красное, кленовое, пальмовое, буковое, розовое, а также слоновую кость и перламутр. Паркетный пол никогда не стелется прямо на половые балки, а всегда на плотничную решетку, которая состоит из рядов досок или брусков, расположенных так, чтобы каждая паркетина лежала на них неподвижно. Такая решетка делается из получистых досок, расколотых пополам, при чем каждый брусок должен иметь толщину около 1 вершка и ширину около 2 врш. и прибивается к балкам гвоздями. Паркетные штуки прикрепляются к решеткам посредством винтов или гвоздей, которые проходят сквозь нижний гребень шпунта, так что головки их совершенно скрыты. Следующая штука соединяется с первой рейками, вставленными в шпунты, а с другой стороны прикрепляется винтами или гвоздями и т. д. Хотя стоимость паркетных полов значительно выше обыкновенных, но за то они не коробятся и не дают щелей, а потому употребляются для настилки самых дорогих полов. Ручное изготовление П. не представляет особого затруднения; приемы работы ограничиваются строганием, выниманием пазов, деланием гребней и наклейкой фанер. При крупном производстве применяются разного рода машины, с большой производительностью. С особой выгодой машины применяются для некоторых работ, а именно: для обстрагивания досок для обвязки, для вынимания пазов, а также для окончательного обстрагивания лицевой поверхности готовых паркетных штук. Нижняя сторона паркетной штуки остается обыкновенно неотделанной; строганию подвергаются лишь верхние стороны досок, предназначаемых для обвязки, и филенок с одновременным выниманием пазов или деланием гребней на обеих узких гранях. Для означенной цели употребляется продольно строгательный станок. Состоит он из крепкой чугунной станины, снабженной неподвижным столом; на этот последний кладется обрабатываемая доска, которая подвигается вперед рифлеными валиками, получающими свое вращение от ременного шкива при посредстве зубчатой передачи. Посреди станины, над столом расположен режущий аппарат, который состоит из оси с резцами, вращающимися со скоростью до 4000 оборотов в минуту и строгающими верхнюю поверхность доски вовремя ее подвигания. Чтобы можно было строгать доски различной толщины, имеются в станке особые винты с рукоятями, которые дают возможность приподымать или опускать рифленые нажимные валики в зависимости от толщины доски. При дальнейшем своем подвигании доска входит между двумя вертикальными режущими аппаратами, которые делают более 4000 оборотов в минуту и которые имеют назначение вынимать на узких гранях доски пазы или делать гребни, смотря по форме резцов. Таким образом операции строгания и вынимания пазов или делания гребней следуют непрерывно одна за другой, и доска, выйдя из машины, получается совершенно готовой для распиливания на обвязочные планки или фанеры. Производительность такой машины до 12 м. в минуту. Требуемая сила для движения станка от 4 до 5 паровых лошадей. Станки изготовляются четырех размеров: для досок шириной от 0,15 до 0,40 м. и толщиной 0,10-0,14 м. Для отрезания от полученных с предыдущей машины досок кусков требуемой длины, с целью получения обвязочных планок или филенок, служит так назыв. прирезной станок. Некоторые заводы снабжают свои прирезные станки двумя вертикальными режущими аппаратами для одновременного получения на узких гранях доски паза или гребня. Прирезной станок снабжается двумя круглыми пилами, из которых одна, вместе с вертикальным режущим аппаратом, может передвигаться вдоль станка, в зависимости от требуемой длины доски. Длина кусков может быть от 200 до 800 мм. Паркетная планка кладется остроганной стороной вниз на особые салазки, упирается при этом в имеющийся выступ и удерживается в таком положении особыми зажимами. Такие станки завод Флек-сыновья в Берлине строит следующих размеров: диаметр круглых пил 250 мм., диаметр холостого и рабочего шкивов 200 мм., ширина каждого из них 105 мм.. число оборотов в минуту 1000. Требуемая сила для движения станка – две паровых лошади. Для обстрагивания внешней поверхности вполне готового паркетного щита служат особые станки. Автоматическое продвижение дерева производится двумя тяжелыми стальными вальками, на которые действуют сильные пружины; кроме того, передний валок соединен с помощью рычагов с грузами, что обеспечивает правильное и равномерное продвижение дерева. Ступенчатый шкив дает возможность получать две различные скорости, при чем продвижение дерева может быть во всякое время прекращено без остановки машины. Стол станка снабжается масштабом и при посредстве рукоятки устанавливается в зависимости от толщины дерева. Указанный завод изготовляет подобные станки для дерева, шириной в 650, 750 и 850 мм., При толщине в 200 мм. Режущий аппарат делает 4000 оборотов, при чем расходуется от 3 до 5 лошадиных сил. Для той же цеди можно с большим удобством употреблять поперечнострогательный станок, состоящий из прочной пустотелой чугунной станины, в верхней части которой расположена горизонтально ось, снабженная в середине двумя шкивами (холостым и рабочим); на переднем конце этой оси укреплен большой диск, к которому прикрепляется обрабатываемая паркетная штука при помощи планок и кулачков, подвигаемых винтами, как в планшайбах токарного станка. Перед диском расположен суппорт, получающий автоматическое горизонтальное движение вперед и назад перед лицевой поверхностью диска. Движение этому суппорту передается при помощи ременной и конической зубчатой передачи. В суппорте укрепляются два резца – грубый и тонкий; устанавливаются они так, чтобы лезвия их приходились на высоте центра диска. Грубый резец обстрагивает поверхность паркетного щита при движении суппорта вперед, а при обратном ходе он автоматически отодвигается назад, при чем вместо него автоматически же к обрабатываемой поверхности приближается тонкий резец, который окончательно выглаживает поверхность паркетного щита при обратном ходе суппорта. Время, необходимое для обстрагивания начисто паркетного щита, имеющего в стороне квадрата 450 мм., не превосходит одной минуты, включая время, необходимое для установки щита. Крумрейн и Кати в Штуттгарте строят подобные станки для паркетных штук до 700 мм. в стороне квадрата, при числе оборотов в минуту 550, при чем для работы станка требуется 11/2 силы. Для небольших паркетных заведений часто довольствуются для вынимания пазов и делания гребней обыкновенным фрезерным станком; строгание же досок и щитов производится или вручную, или же, что гораздо лучше, при помощи универсального строгательного станка с ручным продвижением дерева. В паркетном производстве громадное значение имеет надлежащее высушивание дерева и потому в каждом заведении должны быть устроены хорошо действующие лесосушильни. Кроме указанных машин на паркетных фабриках должно находиться соответствующее количество круглых и, в особенности, ленточных пил.
Литература. Exner, «Werkzeuge und Maschinen z. Holzbearbeitung»; Ledebur, «Die Verarbeitung des Holzes auf mechanischem Wege»; Reifer, «Bericht uber die Ausstellung in Philad., Holzbearbeitung»; Armengaud aine, «Les scieries mecaniques et les machine-soutils a travailler les bois»; Песоцкий, «Специальные производства по механической обработке дерева»; Пресс, «Обзор усовершенствовали в станках для обработки дерева» («Записки Имп. Русс. Техн. Общ.», 1881 и 1883 г.) и др.
А. Пресс.
Парки
Парки (Parcae) – у римлян собственно богини рождения, как карменты, на что указывает связь их имени со словом partus (рождение). Имена их были первоначально Рагса (богиня рождения), Nona и Decuma: последние 2 имени указывали на месяцы, в которые происходят роды после зачатия. Позднее это значение П. слилось со значением мойр, при чем к богиням Nona и Decuma присоединили божество смерти – Morta, создав, таким образом, троицу, олицетворявшую жизненную судьбу от часа рождения до часа смерти. П. представлялись в образе трех прядущих сестер – представление, заимствованное из греческой мифологии.
Н. О.
Парламентаризм
Парламентаризм – система государственного устройства, при которой парламент играет преобладающую роль не только в качестве законодательного органа, но и в качестве органа верховного контроля над властью исполнительной. П. существует не во всех конституционных странах: его нет ни в Германской империи, ни в отдельных германских государствах, ни в Австрии, ни в Соединенных Штатах. Типичным парламентарным государством является Англия; П. господствует также в Бельгии, Франции, Италии, Венгрии. В государствах первого типа, называемых обыкновенно чисто представительными, строго проводится принцип разделения между властями законодательной и исполнительной; первая принадлежит главе государства – монарху или президенту республики, управляющему через посредство назначаемых и сменяемых им министров, политически не ответственных перед парламентом; вторая, в понятие которой входит также право вотирования бюджетов, принадлежит парламенту. Министерства здесь часто бывают внепарламентскими, т. е. члены его не принадлежат к составу палат. В государствах второго типа парламент не довольствуется ролью законодательного корпуса: он требует от исполнительной власти отчетов в ее деятельности и имеет право привлекать ее к ответственности; в случае неодобрения парламентом образа действий исполнительной власти у последней остается право апелляции к избирателям, но при ее неудаче министры обязаны выйти в отставку. Таким образом исполнительная власть фактически является только органом парламента. Министры, в парламентарных государствах, принадлежат к составу парламента; в большей их части правило это, не включенное в писанные конституции, установилось на практике, в силу необходимости, очень строго; нарушается оно только в таких государствах (напр. Болгария), где П. существует более в теории, чем в жизни. При господстве П. центр тяжести государственной жизни лежит в парламенте, в котором идет постоянная борьба за власть между двумя или несколькими партиями. После падения одного министерства глава государства поручает составить новое общепризнанному вождю партии, свергшей предыдущее; только при большом числе партий у главы государства может быть некоторый выбор, но и тут он по необходимости должен стремиться к сформированию министерства, которое пользовалось бы поддержкой большинства в парламенте, ибо только такое министерство может быть прочным. Таким образом П. всегда означает политическое господство наиболее сильной в народе (точнее – среди избирателей) партии. Все сказанное о роли парламента относится преимущественно к нижней его палате (в странах с двумя палатами), хотя строго и безусловно установленным это не может считаться. Так, во Франции министерство Буржуа (1895-96), находившее опору в палате депутатов, но встречавшее сильное противодействие в сенате, некоторое время колебалось; думая вступить в конфликт с сенатом, но после непродолжительной борьбы вынуждено было уступить и выйти в отставку. В Англии до середины XVIII в. поддержка палаты лордов имела для минства значение ничуть не меньшее, чем поддержка палаты общин; но уже Вальполь опирался преимущественно на последнюю, а с 1832 г. палата лордов окончательно потеряла возможность вызвать падение кабинета. Так, в 1850 г. лорд Пальмерстон не обратил ни малейшего внимания на вотум недоверия, выраженный ею по поводу дела Пасифико. Принцип П. установился в Англии в XVIII в.: последняя попытка управления страной вопреки палате общин была сделана Питтом младшим, в 1783-84 г., но и он, после непродолжительной борьбы, должен был прибегнуть к распущению палаты. Во Франции господство П. установилось окончательно только в 1875 г.; Италией он унаследован от Пиемонта, в котором восходит к 1848 г.; в Бельгии он существует с 1831 г. Швейцария занимает по отношению к П. особое место: исполнительная власть избирается здесь на 3 года, но в продолжение этого срока она не может быть сменяема; члены ее часто не принадлежат к составу палат; поэтому Швейцарию нельзя относить к государствам парламентарным. Литературу см. при словах: Государственное право, Конституции, Министерства, Ответственность министров, Партии, Политика, Разделение властей. Ср. также Дайси, «Основы госуд. права Англии» (СПб., 1891); Lotbar Bucher, «Der Parlamentarismus, wie er ist» (3 изд., Штуттг., 1894; только об Англии, весьма враждебна принципу П.); Hamilton, «Parlamentarische Logik, Taktik u. Rhetorik» (2 изд., Тюбинген, 1872); Prins, «La democratie et le regime parlementaire» (2 изд., Брюссель, 1886); Ojeay Somoza, «El parlamentarismo» (Мадр., 1884); Duvergier de Hauraune, «La reforme parlementaire et la reforme electorale» (П., 1846); его же, «Histoire du gouvernement parlementaire en France de 1814-48» (Пар., 1857-73); Benj. Constant, «Principes de politique» (Париж, 1815, гл. II и IX; новейшее издание Лабуле); Prevost-Paradol, «Du Gouvernement parlementaire», в его «Essais de politique» (Пар., 1859).
В. В-в.
Парламентер
Парламентер – лицо уполномоченное одной из воюющих сторон на вступление в переговоры с другой. По брюссельской декларации П. должен являться с белым знаменем, в сопровождении трубача или барабанщика и знаменосца. Как сами П., так и сопровождающие их лица пользуются неприкосновенностью; но одно появление парламентерского знамени (или флага) во время сражения не обязывает к прекращению огня, а потому ненамеренное причинение вреда П. не влечет за собой ответственности. Прием П. не обязателен и зависит от усмотрения начальника войск противной стороны, который может сделать даже общее заявление, что в течение известного времени принимать П. не будет. Дабы скрыть от П. расположение войск и др. обстоятельства, против него могут быть приняты меры предосторожности (напр., обыкновенно П. завязывают глаза на все время следования от сторожевых постов до ставки начальника), а если таки обстоятельства ему случайно станут известны, то допускается задержание его, пока разглашение их может иметь значение. Злоупотребление парламентерским флагом приравнивается к шпионству. В морской войне суда с парламентерским флагом называются картельными. Картельным судном может быть и нейтральное, и это не считается нарушением нейтралитета.
К. – К.
Парма
Парма (Parma) – гл. гор. в итал. провинции П. на р. того же имени, прит. р. По. 5 старинных ворот. Статуи Корреджио (1872) и Гарибальди (1893). Собор в ломбардо-романском стиле (1059-1074); в куполе фрески Корреджио. Баптистерий XII в.; прк. С. -Джованни Евангелиста, в стиле Возрождения (Закканьи, 1510 г., с фресками Корреджио); церковь Мадонна делла Стеката – самая красивая церковь в П., в стиле Возрождения; церковь С.-Паоло, с красивой мраморной гробницей графа Нейпперга, супруга императрицы Марии-Луизы. Величественный палаццо делла Пилота, с музеями, библиотекой, государственным архивом и с реставрированным театром Фарнезе (построен в 1618 г. на 5000 зрителей). Бывший дворец герцогов – теперь здание префектуры. Палаццо дель Джиердино (1564), теперь военное училище, с фресками Агостино Каррачи. Жители (1895) 52433. Чугунолитейные заводы, пряжа шелка, казенная табачная фабрика. Университет, основанный в 1612 г. (63 преподавателя и З студентов); лицей, гимназия, технологический институт, техническая школа, семинария, военное училище, консерватория, академия художеств (собрание картин Корреджио), музей древностей, национальная библиотека (215400 т., 4554 рукописи, 3039 инкунабулы); 3 театра.
Парменид
Парменид – греческий философ конца VI и первой половины V в., принадлежавший к элеатской школе. П. уже в зрелом возрасте стал слушателем Ксенофана, но не прямым его последователем; он уже ранее был обращен к философскому образу жизни пифагорейцами Амением и Диохайтом и, вероятно, принадлежал к пифагорейскому союзу, как и ученик его Зенон. Свое учение П. изложил в поэме «О природе», дошедшей до нас в многочисленных фрагментах. Лучшее издание их, с нем. переводом и объяснением, дал H. Diels ("Parmenides Lehrgedicht, 1897). П. влагает в уста богини откровение истины. Его поэма распадается на две части, в которых излагаются два пути познания – «путь истины» и «путь лжи». Первый состоит в признании существующим того, что есть второй – в признании бытия того, чего нет. Есть только одно истинное бытие, истинно сущее. Ложного бытия абсолютно нет: оно потому и ложно, что его нет. Нельзя сказать про небытие, что оно существует хотя бы отчасти, что оно познаваемо или мыслимо нами. Когда мы думаем, напр., о слове «небытие», то мы думаем о чем-то существующем; на самом деле то, чего нет, не может быть никаким образом ни в слове, ни в знании человека; мысль не может относиться к тому, чего нет. Но смертные блуждают в сфере ложной чувственной видимости; они смешивают то, что есть, с тем, чего нет, считают бытие и небытие тождественными или полагают их наряду друг с другом. Пифагорейцы представляли себе множество вещей, возникающих и уничтожающихся, разделенных между собой той пустотой, которую вдыхает в себя мир из окружающего его беспредельного пространства. С точки зрения П. все, что принимается за существующее в отдельности, есть лишь ложный признак. Пустота есть либо небытие – и тогда ее нет вовсе, либо она есть бытие, нечто сущее – и тогда приходится опять-таки признать, что между сущим и сущим нет, и не может быть никакого промежутка. Сущее всецело едино и непрерывно. Установив эти принципы, П. перечисляет признаки единого истинного бытия. Оно вечно, однородно, неподвижно, неизменно, совершенно. Сущее не может произойти из небытия или разрешиться в небытие, которого нет; оно не может произойти из другого бытия чем оно само, или разрешиться в другое бытие, ибо бытие абсолютно равно себе самому. Нельзя сказать, что есть «другое», различное сущее: раз оно различное, – оно не есть самое сущее; в нем предполагается доля небытия, отрицания, которое отличает его от истинно сущего, все различия мнимы, ибо все они сводятся к небытию. Все, кроме бытия, есть небытие или абсолютное ничто. Сказать, что бытие было или будет, значит его отрицать; оно вечно есть. Непроницаемость и неподвижность сущего доказывается посредством отрицания пустоты, неизменность сущего – посредством отрицания всякого перехода между бытием и небытием. Этим самым опровергается учение тех физиков, которые объясняли происхождение вещей посредством уплотнения и разрежения первоначальной стихии: раз сущее равно себе, в нем не существует ничего неравного. Замечательно, что П. отвергал понятие о беспредельности сущего, признавая, вместе с пифагорейцами, беспредельность за отрицательное определение: беспредельная пустота пифагорейцев, лежащая за сферой мира, есть небытие. Сущее имеет свой предел в себе самом, и в своем внутреннем тождестве. Поскольку оно представляется со всех сторон определенным и ограниченным, П. уподобляет его непроницаемому и неподвижному сферическому телу абсолютной плотности. Видимое разнообразие преходящих вещей есть лишь кажущееся и призрачное; для мысли есть только одно сущее, наполняющее собой все. Мысль не имеет другого объекта, кроме сущего; отвлеченная от ложных чувственных представлений, она совпадает с сущим, не различается от него: «одно и тоже есть мысль и то, о чем она мыслит». Но если «по истине» все едино и вечно, то по «видимости» это единство дробится на множество изменчивых и преходящих явлений, подвижных и разнообразных, в которых, в противность логической «истине», бытие соединяется с ложью небытия, преломляющей единое сущее на множество вещей, разделяя его пустотой в пространстве, дробя его во времени на множество преходящих моментов. Аристотель говорит, что П., вынужденный сообразоваться с видимым множеством явлений, должен быть, наряду с умопостигаемым единством, допустит два новых начала – теплое и холодное: одно – сообразное бытию, небесный огонь, начало тепла и света, другое – сообразное небытию, начало холода, густого мрака. Сам П. называл их началами «света и ночи»; Аристотель отожествляет первое с огнем, второе – с землей. Нетрудно заметить сходство этих начал с дуализмом древнейших пифагорейцев, которые признавали в основании сущего коренное раздвоение начал положительного и отрицательного, света и мрака, огня и беспредельного воздуха. Воздух, по представлению древних физиков – более или менее легкий туман, сгущающийся то в облака, то в небесную синеву. Точно также и ночь представлялась им особенным густым, темным телом, в роде той «тьмы египетской», которую до сих пор хранят в виде порошка или ваксы в некоторых монастырях. Естественно, что такая «тьма» могла обращаться в землю. Логически в сфере истинного бытия нет противоположностей: это сфера чистого света – но в видимой, являющейся вселенной господствуют противоположности. Тонкий беспримерный эфир разлит всюду и проникает во все; ночь также кажется разлитой по всей сфере бытия, и она-то ложным образом отделяет сущее от сущего во времени и пространстве; в ней единый свет то угасает, то возгорается, преломляясь в обманчивой игре лучей и меняя свои цвета. Вселенная есть всеединая сфера сущего. «По истине» она однородна, непроницаема, неподвижна, неделима, полна бытия; а по «мнению» она состоит из нескольких концентрических светлых и темных сфер дня и ночи, вращающихся вокруг земли и сменяющих друг друга. Крайняя из таких сфер есть темная небесная твердь. Солнце не есть самостоятельный источник, а только восприемник дневного света. В центре вселенной царит великая богиня, управляющая процессом мучительного рождения всех существ – матерь всех богов и всех тварей. Она создала небо и управляет его движениями, связав все своими цепями. Она же управляет судьбой душ, которых то посылает из света в ад, то вновь выводит на свет из ада – представление, показывающее, что П. разделял пифагорейское учение о переселении душ. Образ этой роковой богини-судьбы связывает обе части поэмы: переход от истины к лжи, от полноты бытия к призрачному, чувственному миру, первенцем которого является желание или эрос; – может быть только роковым, так как сущее логически исключает множество. В философии П. и его школы мы находим первую попытку формулировать признаки бытия субстанциального в противоположность являющемуся. Что такое учение, при всей своей односторонности, было необходимым моментом развития мысли – это доказывается уже примером ранней индийской философии, которая представляет поразительные аналогии с концепцией П., не смотря на все различие практических тенденций. Но субстанция есть только одно из определений сущего, и едва ли нужно доказывать, что абсолютное не может быть ни отвлеченным единством, ни физич. телом, каким оно оказывается в философии П. В софистике Горгия мы находим как бы саморазложение этой философии: отправляясь от ее посылок, Горгий последовательно доказывал, что знание о сущем столь же невозможно, как и знание о небытии: где нет различия, там нет и знания, и бытие ничем не отличается от небытия. В философии Платона мы находим положительную критику учения П. и по пытку восполнить его абстрактное определение сущего другими, более конкретными. Не смотря на свою отвлеченность, концепция П. дала мощный толчок греческому умозрению; его учение о неизменности субстанции отразилось на учениях весьма различных, как, напр., на философии Анаскагора, Эмпедокла и атомистов.
Кн. С. Трубецкой.
Парнас
Парнас – (ParnatsoV, Parnhso) – священная гора в Греции (в Фокиде), связанная подобно Олимпу, Гедикону, Киферону, с мифическими сказаниями и известная местонахождением на ней пифийского оракула. Гора П. считалась сосредоточием земли (omjaloV ghV), подобно тому, как г. Дельфы признавался центром панэллинского государства в религиозном отношении. В широком смысле под П. разумеется горная цепь, начинающаяся от Эты и направляющаяся к ЮВ, как граница Локриды и Беотии с Фокидой; эта горная цепь доходит до самого Коривеского моря, под названием Кирфис (теперь – Сумалиэс). Высшая ее точка – Дельфийский П., с вершинами Тифорея и Ликорея (теперь – Лиокура, 2459 м.), вследствие чего он называется двухвершинным. П. покрыт лесом, а вершины его – снегом. При дельфийском храме было много ущелий и обрывов; здесь же находился известный Кастальский источник (h Kastalia), посвященный Аполлону и музам, вследствие чего и сам П. считался местопребыванием муз.
Парни
Парни (Эварист-Дезире де Форж вивиконт Раrny) франц. поэт, член франц. академии (1753-1814). До семнадцатилетнего возраста этот будущий певец чувственных наслаждений отличался религиозной экзальтацией. Поступив в семинарию, он готовился к духовному званию, но, уступая воле отца, перешел в военную службу. Здесь впечатлительная натура молодого человека очень скоро попала в течение совершенно противоположное, с «философским» (преимущественно антицерковным) направлением соединявшее фривольность и эпикурейское наслаждение жизнью. К этому же времени относится и знакомство молодого П. с тогдашней французской поэзией, которая, нарушая завет Вольтера: «Горе в этом веке тому стихотворцу, который остается только стихотворцем!», имела главными руководителями таких ничтожных писателей, как Дора, Буффлер и др., – поэзией мадригалов, псевдоанакреонтических взглядов и стремлений. В первом сборнике стихотворений П.: «Poesies erotiques» преобладало, однако, настроение элегическое. Громкая известность, доставленная молодому автору этими стихотворениями, была упрочена похвалой Вольтера, который возвел его во французские Тибуллы. Дальнейшие произведения П. являются уже чисто эротическими, часто со значительной примесью цинизма (напр. поэма «Les amours des reines de France», сожженная им самим в 1793 г.). Поэма «La guerre des dieux anciens et modernes», написанная во время директории – неудачное подражание, по тону, манере и характеру, «Pucelle» Вольтера. В том же роде и другие поэмы П. – «Le paradis perdu», «Galanteries de la Bible», «La Christianide»; последняя не появилась в печати, так как рукопись была куплена у автора правительством реставрации и уничтожена. Революция превратила П. из богатого человека в бедняка, существовавшего только скудным жалованьем в разных присутственных местах и такими же скудными литературными заработками. Как поэт, П. мог бы занять почетное место в истории литературы, если бы не подчинился влиянию нездоровых струй величественного, в общем, течения литературы XVIII в. Его «Poеsies еrotiques» доказали его искренность, свежесть, способность поэтически воспроизводить пережитое: проблески этих достоинств встречаются и в позднейших его произведениях, чем и объясняется сочувствие к нему таких писателей, как Шатобриан, Ламартин, Беранже (издавший часть его стихотворений), таких критиков, как Сент-Бёв (написавший большое и прекрасное предисловие к полному собранию его сочинений). наконец, поэтов не только французских, но и иностранных. У Пушкина, напр., есть не мало переводов и подражаний П., не только в «лицейских» стихотворениях, но и до 1824 г.; он упоминает о П. даже в «Евгении Онегине», в письмах ставит его, как Вольтер, рядом с Тибуллом, или желая похвалить Батюшкова, называет последнего «российским Парни», а на Баратынского возлагает надежду, что он «превзойдет Парни». Подражателей и переводчиков между русскими писателями П. нашел также в Крылове, Батюшкове, Давыдове, Вяземском. Узость кругозора, отсутствие «изобретательности»и «волшебства кисти» (la magie du pinceau), подчинение фальшивым влияниям – все это, однако, выдвинуло П. в ряд тех писателей, о которых история литературы упоминает только потому, что в свое время они играли более или менее значительную роль.
П. В-б.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close