Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:08
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пенька
Пенька (техн.). – Прядение пенькового волокна имеет большое сходство с прядением льна; подобно последнему, и здесь различаются прядение чесаной П. и прядение очеса. Вследствие большой длины пенькового волокна, для приготовления средней и тонкой пряжи – его разрывают на 2 – 3 части на машине, состоящей из круглой пилы с затупленными зубьями. Далее следует чесание на ручных гребнях и сортировка на чесаное волокно разных достоинств и очес. Чесаное волокно идет на раскладочную машину, которая вытягивает пучки и образует из них непрерывную ленту. Последняя проходить затем ряд вытяжных машин с падающими гребнями, поступает на предпрядильную (банкаброш) и на тонкопрядильную (ватер) машину, обыкновенно сухого прядения. Эти машины сходны с таковыми же льняного производства, отличаясь большими размерами рабочих частей, большими расстояниями между валиками и вообще более солидною конструкцией, вызываемыми большею грубостью, крепостью и длиною обрабатываемого волокна. Очес разрывается предварительно на волчке, а затем поступает на одну или две кард-машины. Для кардования П. употребляются, подобно льну, исключительно кард-машины с валиками. При изготовлении грубой пеньковой пряжи кардование производится на одной машине, которая отличается от льняной кард-машины тем, что рабочие валики расположены только по одной нижней половине окружности барабана. Для более тонкой пряжи пользуются двумя последовательными кард-машинами: грубой и тонкой, при чем лента полученная с грубой машины навивается в свертки и поступает в таком виде на тонкую кардемашину. Последняя имеет то же самое устройство, как и грубая, отличаясь более тонкой обтяжкой и присутствием гребне вытяжного аппарата, производящего вытяжку полученных от кардования лент. Дальнейшая обработка пенькового очеса мало чем отличается от обработки льна: она состоит из 2 – 3 проходов на вытяжных машинах с плоскими гребнями, приводимыми в движение цепями или винтами, предпрядильной машины или банкаброша, тоже с плоскими гребнями, и тонкопрядильной ватермашины, большей частью сухого прядения. 2) Чрезвычайно близко к П., как по свойствам волокна, так и по его обработке и применению стоит джут. Джутовое волокно еще длинные, чем пеньковое, и потому более, чем последнее, требует разрывания на части перед чесанием. Кроме того, при перевозке джутового волокна оно бывает сильно спрессовано, что вызывает ряд подготовительных операций для его разрыхления. Они состоят, во-первых, в пропитывании волокон смесью минеральных масел (нефти) или животных жиров (ворвани) с водой, в особых чанах, где волокно оставляется на 1 – 2 дня, вовторых, в обработке намасленного волокна, под сильным давлением, рифлеными или зубчатыми валами, производящими разминание и разделение волокон. После этого производится разрезание волокна на части, при чем для более тонких сортов комлевые, более грубые, части стеблей отрезаются прочь. Дальнейшая обработка чесаного джута ничем не отличается от обработки чесаной П. Обработка джутового очеса, которой часто также подвергается и прямо нечесаное джутовое волокно, подготовленное вышеописанным способом и разорванное на более короткие части на волчке, производится двумя последовательными кардемашинами точно такого же устройства как и для пенькового очеса, лишь с незначительными отличиями. Дальнейший ход прядения сходен с прядением П. Джут прядется всегда сухим. Из чесаного джута выпрядаются обыкновенно №№ 16 – 30, более грубые №№ из оческов. Номером пеньковой и джутовой пряжи считается, по английской системе, принятой и у нас, число мотков по 300 ярдов, идущих на 1 английский фунт. 3) Совершенно особо стоит обработка П. и джута для канатного производства. При этом волокно не режется на части, так как длина волокна составляет существенное условие для крепости каната. Равно и чесание иногда не производится, и пучки волокна идут прямо на раскладочные машины. Тонкие №№ пеньковой пряжи идут в большом количестве на изготовление обвязочной бечевки (вязки). Обработка заключается в кручении, полировании и намотке в клубки. В ткацком деле П. и особенно джут находят обширное применение. Из самых грубых сортов пеньковой и джутовой пряжи изготовляются подовики, дорожки и т. п. грубые ткани. Средние №№ идут на разные сорта парусины , грубых полотен, но главным образом, особенно джут, на изготовление мешков для зерна, сахарного песку и др. сыпучих тел. Пряжа высших №№; особенно джутовая, находить применение, как основа, при шерстяном или ином утке, для ковров и мебельных материй, а также, в последнее время, как самостоятельный материал для изготовления чисто джутовых мебельных и драпировочных материй разнообразных рисунков, которые воспроизводятся употреблением разноцветных основ и утков, или прямо печатанием на гладкую ткань, отделка джутовых тканей состоит в стрижке, опаливании, промывке, отбелке, аппретировке и каландровании. Ср. Pfulil, «Die Jute und ihre Verarbeitung» (Б., 1888); ero жe, «Bindfadenfabrication»(1885); Sharp, «Flax, tow and jute spinning» (1896).
С. Ганешин.
Пеня
Пеня (лат. роеnа – наказание, штраф) – тоже что неустойка. В частности закон наш именует П. штраф, взыскиваемый, в силу закона, с плательщиков за несвоевременный взнос различных причитающихся казне платежей и сборов, напр., государственного поземельного налога, квартирного налога; размер такой П. обыкновенно определяется в процентах с недоимочной суммы и исчисляется в зависимости от продолжительности просрочки. В местностях, где не введены в действие судебные уставы, по бесспорным вексельным взысканиям, производимым полицией, взыскивается с должника, сверх законной неустойки в 2 % в пользу заимодавца, П. в размере 2 % единовременно с той суммы, которая мерами полиции действительно взыскана; деньги эти обращаются в пользу тех чиновников полиции, которые производили взыскание. Если дело о вексельном взыскании перешло в коммерческий суд, то, сверх законной неустойки в 4 % в пользу заимодавца, с должника взыскивается П. в размере 4 %, распределяемая поровну между чиновниками полиции и чиновниками коммерческого суда.
Первобытная культура
Первобытная культура – термин, вошедший в употребление сравнительно недавно, со времени появления (в 1871 г.) известного труда Э. Б. Тэйлора: «Primitive Culture». Само понятие о первобытной культуре возникло гораздо ранее: уже древние философы доходили до представления о древнейшей, дикой стадии человечества. В более определенной форме, однако, это представление о П. культуре сложилось лишь в новейшее время, после того как теория Дарвина, открытие ископаемых остатков человека и сравнительное изучение данных археологии и этнологии убедили в необходимости применения и к истории человеческой культуры идеи эволюции, постепенного развития из простейших зачатков. «Сравнивая – говорит Тэйлор – различные стадии цивилизации у исторически известных рас и пользуясь археологическим наведением по остаткам доисторических племен, является возможность судить до некоторой степени о древнейшем общем положении человека, которое, с нашей точки зрения, должно считаться первобытным. Это гипотетическое П. состояние соответствует в значительной степени состоянию современных нам диких племен, который, не смотря на существующие между ними различия, имеют некоторые общие элементы цивилизации, представляющиеся остатками от древнейшего периода истории всей человеческой расы.... Переживания в культуре, разбросанные по всему пути развивающейся цивилизации, как дорожные знаки, исполненные значения для того, кто умеет разбирать их надписи, – и теперь являются П. памятниками варварской мысли в жизни. Европеец может найти среди гренландцев. и маорисов многие черты для воссоздания картины жизни своих собственных прародителей». Представление о П. культуре получается путем анализа составных частей человеческой культуры (знаний, верований, искусства, техники, нравственности законов, обычаев и т. д.) и сведения их к простейшим формам и зачаткам, на основании данных истории, археологи. этнографии, языка и т. д. Так, сопоставляя между собою различные стадии житейской техники, мы доходим до простейшей, древнейшей, когда единственными материалами для орудий были камень, кость, дерево, когда человек пользовался для жилья пещерами, землянками, шалашами, когда он ходил нагим или одевался в звериные шкуры, когда язык его был чужд отвлеченных понятий, когда его общественное и семейное сожительство сводилось к простейшим формам, религия – к грубым анимистическим представлениям и т. д. Следы этой древнейшей стадии мы встречаем как в остатках быта ископаемого человека, жившего тысячелетия тому назад так и среди современных дикарей, большею частью, впрочем, уже тронутых европейскою культурою и теряющих все более и более черты своей самобытности. Ранее развития человеческой речи и человеческого ума, ранее уменья приготовлять себе орудия и пользоваться огнем, ранее вообще простейших зачатков человеческой культуры, человека в собственном смысле еще не было, а был его предшественник, о котором мы не можем иметь сколько-нибудь обоснованного представления. С другой стороны, и археологические изыскания, и этнографические наблюдения указывают нам, рядом с некоторыми общими чертами примитивной цивилизации, многочисленные вариации в подробностях, оттеняющие собою различные условия жизни и быта и различные стадии прогресса и регресса культуры. Понятие о П. культуре отвлекается от этих изменчивых подробностей, образуя общую схему П. житейской техники, мысли, верования, общественного и семейного склада. Эта П. культура была основным фоном, на котором отлагались позднейшие приобретения, постепенно распространяясь вширь и усваиваясь все большим числом особей. Но эти позднейшие наслоения не могли совершенно закрыть первоначального фона, часто налагавшего печать на новые понятия. Рядом с усваиваемыми новизнами сохранялась и традиционная старина. Этим объясняются многочисленные переживания или пережитки в жизни культурных народов. Особенно упорно они держатся среди менее тронутых культурою народных масс; но и в «образованном» обществе мы встречаем нередко следы П. культуры, усваиваемые бессознательно от поколения к поколению совершенно также, как и так наз. дикарями. По всей вероятности, потребуются еще века на то, чтобы человечество окончательно рассталось с своими П. воззрениями, если они не будут еще по временам возрождаться, путем атавизма, как это бывало неоднократно а течение прошлых веков.
Д. А.
Первоцветные
Первоцветные (Primulaceaa Vent.) – семейство двудольных спайнолепестных растений весьма разнообразного внешнего вида: все они – травы, однолетние или многолетние; у последних развиты корневища, большею частью моноподиально ветвистые, а иногда (у Cyclamen) и вздутые в виде клубня. Наземные стебли или слабо развиваются, являясь в виде безлистной стрелки (у Primula, Androsace), или достигают полного развития, бывают прямостоячими или лежащими (напр. Lysimachia Nummularia). Листья лишены прилистников, и у растений, с слабо развитым наземным стеблем, бывают собраны прикорневою розеткою; на развитом же стебле они располагаются попеременно, супротивно или кольчато. Большею частью листья цельные, редко лопастные или (у Hottonia) перисто-раздельные. Цветки появляются по одиночке, в пазухе листьев (у Anagalis, Glaux. Trientalis), пли собраны в головчатые соцветия (у Lysimachia thyrsiflora), кисти (у Hottonia, Samulus), метелки (Lysimachia vulgaris), зонтики (у Primula); прицветников никогда не бывает. Цветки правильные, обоеполые. Чашечка 4 – 10 зубчатая или 4 – 10 раздельная, большею частью остающаяся. Венчика редко (у Glaux) совсем не бывает, редко он раздельнолепестной (у Asterolinum, Apochoris), чаще же спайнолепестной, колокольчатый, ворончатый, колесовидный; тарельчатый, с 4 – 10 раздельным или 4 – 10 лопастным отгибом; в зеве венчика иногда находятся полые выросты или зубцы; в почкосложении венчик или полуприкрывающий (quincuncialis. у Primula, Cortusa и др.) или скрученный (у Trientalis, Anagallis). Число тычинок равно числу долей венчика; располагаются они против долей венчика и прикрепляются к его трубочке. Пыльники обращены внутрь цветка и вскрываются продольной трещиной. Пестик один; завязь верхняя, со многими семяпочками, сидящими на центральном семяносце; столбик с головчатым рыльцем; длина столбика в цветках одного и того же вида различна. Плод – коробочка, вскрывающаяся зубчиками, створками или крышечкою (у Anagallis, Centlinculus). Семена содержат мясистый или розовый белок и небольшой зародыш.
Всех П. насчитывается около 300 видов.
Распространены П. главным образом в умеренном климате сев. полушария и большею частью в альпийских областях; в южн. полушарии и под тропиками они чрезвычайно редки. В Европ. России встречается ок. 25 представителей П., из которых наиболее часты следующие: Primula officinalis (первоцвет, баранчики, один из первых весенних цветов), Androsace septentrionalis (перелойник, по полям и холмам на песчаной почве). Lysimachia vulgaris (обыкновенный вербейник, на влажных местах), Lysimachia Nummularia (луговой чай, по сырым дугам, лесам), Trinetalis Europaea (седмичник, в лесах), Glaux maritinea (на морском берегу и на солончаковой почве), Anagallis arvensis (горное растение) и др. Некоторые из П. служат декоративными растениями (виды Primula, Cyclamen).
С. Р.
Пергам
Пергам (Pergamon, Pergamus) и Пергамское государство. – П. – древний гор. в Мизии (Малая Азия), на pp. Селинос и Кетейос (теперь Бергама-Чай), притоках Каика. Жители считали себя выходцами из Аркадии. Полководец Александра В. Лизимах хранил в П. свою казну (9000 талант.). После смерти Лизимаха и Селевка Никатора, казначей первого, Филетер, при помощи доставшейся ему казны Лизимаха, овладел П. и основал (282 г. до Р. Хр.) самостоятельное Пергамское государство. Пергамские цари много заботились об украшении своей столицы, особенно Аттал I и Евмен II (147 – 159), обогативший знаменитую пергамскую библиотеку, которая еще во времена Клеопатры содержала до 200 тыс. том. После превращения Пергамского государства в римскую провинцию (130 г. до Р. Хр.) П. долго еще оставался цветущим городом; лишь в византийскую эпоху он пришел в упадок. На месте П. ныне турецкий городок Бергамо. Ср. Ulriehs, «P., Geschichte und Kunst» (Лпц., 1883). Пергамское государство. Филетер успешно боролся за независимость своей страны с сирийцами и вифинцами. Племянник и преемник его Евмен I (ум. в 241 г.) расширил Пергамское государство, одержав победу над Антиохом Сирийским. Ему наследовал Аттал I, принявший царский титул и союзом с римлянами обеспечивший за П. сделанные им и его предшественником завоевания. При его сыновьях Евмене II и Аттале II Филадельфе П. продолжал оставаться умственным и художественным центром Малой Азии. Последний пергамский царь, Аттал III Филометор (138 – 133), страдал душевным расстройством и завещал П. Риму, минуя своих родственников, которые частью были им умерщвлены. Хотя подлинность завещания оспаривалась, римляне, казнив последнего претендента, побочного сына Евмена II, Аристоника, овладели наследством Аттала (130). П. был сделан главным городом римской провинции Asia propria.
Пергамент
Пергамент (ист. культ.). Кожа на Востоке – очень древний материал для письма. По свидетельству греч. историков V в. до Р. Хр. (Ктесий), она уже в то время издавна употреблялась в этом качестве у персов; отсюда она, под именем дифтер (dijJerai), рано перешла в Грецию, где употреблялись для письма обработанные овечьи и козьи шкуры. Обработанная кожа (П.) и теперь употребляется евреями для богослужебных синагогальных свитков, достигающих порой до 100 и более фут длины. Хорошим собранием таких свитков владеет рукописное отделение Императорской публичной библиотеки в СПб. По свидетельству Плиния во II в. до Р. Хр. египетские цари, желая поддержать книжное богатство александрийской библиотеки, нашедшей себе соперницу в лице пергамской, в Малой Азии, запретили вывоз папируса за пределы Египта; тогда в Пергаме обратили внимание на выделку кожи, усовершенствовали древнюю дифтеру и пустили ее в оборот под именем derma, swmationV а позднее, по месту главного производства – pergamhnh (у римлян membrana, с IV в. по Р. Хр. – pergamena). Новому материалу пришлось выдержать продолжительную борьбу с освященным веками папирусом. Восторжествовал П. сравнительно поздно, хотя его удобства (возможность письма на обеих сторонах листа, возможность смыть текст, писанный растворимыми в воде чернилами [палимпсесты] и нанести новый и т. п.) были сознаны и в древности. Рукописи пергаменные соединялись в кодексы, т. е. в книги, состоявшие из отдельных квартернионов (тетрадей по 4 листа, согнутых пополам, следовательно в 16 стр.); кодексы переплетались обыкновенно в дерево, обшитое кожей или пергаментом, иногда с богатыми металлическими украшениями, и снабжались застежками, вроде наших толстых старопечатных книг. В монастырском книжном обиходе средневекового периода пергаменные кодексы, по крайней мере для литературы в собственном смысле, постепенно вытеснили папирусные volumina. С IVв. по Р. Хр. уже был распространен обычай писать богослужебные книги на П., и в средние века для этой цели папирус почти не употреблялся. Выделка пергамента достигла большого совершенства. На Ю Европы в средние века употребляли, по преданию, козьи и овечьи шкуры, в Германии и Франции пользовались преимущественно телячьими (vitulinum, сокр. vellum, франц. velin, наше: веленевый). Из ослиной кожи П. не выделывался. В спб. публичной библиотеке есть рукопись бл. Августина (по преданию – автограф святителя, хотя несомненно его рукой сделана только подпись Avgvstinvs), писанная на превосходном, мягком и тонком, почти белом пергаменте, выделка которого представляет своего рода совершенство. Кроме белого, употреблялся иногда для особенно роскошных рукописей цветной, всего чаще фиолетовый П., на котором писали серебром и золотом. Таков напр. Codex argenteus – рукопись перевода Библии на готский язык, сделанного Вульфилой; она писана на цветном П., серебром , и хранится в Швеции, в Упсале. В спб. публичной библиотеке есть греческое четвероевангелие, писанное золотом по фиолетовому П. – по преданию, рукой византийской имп. Феодоры. Реже употреблялся желтый П. (codex crocatus; от crocus – шафран) или черный.
Перголезе
Перголезе (Giovanui-Battista Pergolese) – знаменитый композитор неаполитанской школы (1710 – 36), ученик Греко, Дуранте и Фео. Его духовная драма «S. Guglielmo d'Aquitania» имела блестящий успех, как и последовавшая за нею музыка к драме «Sallustia». Опера «Recimero» понравилась меньше, вследствие чего П. перестал на время сочинять для театра и написал 30 Tpio для двух скрипок и контрабаса (из них 24 изданы в Лондоне и Амстердаме). Большое впечатление произвела месса, написанная им по поводу землетрясения. После того им были написаны еще три мессы и несколько кантат (между прочим знаменитая кантата «Orphee»). В конце 1731 г. была поставлена им опера «Serva padrona», замечательная по мелодичности, элегантности и драматической правде; гений музыканта восторжествовал над однообразием сюжета (два действующих лица почти не покидают сцену) и над бедностью оркестра, почти не выходящего из рамок квартета. «Stabat Mater» и «Salve Regina» П. принадлежат к числу знаменитейших произведений в области церковной музыки. См. «Lettera biografica intorno alla patria ed alla vita di Giov. Battista Pergolese» (Неаполь, 1831); «Memorie dei compositori di musica del regno di Napoli» (Неаполь, 1840); С. Blasis, «Biografia di Pergolese» (Милан, 1817); Schletterer, «Giovanni Pergolese» (в «Sammlung musikaliseher Vortrage», Лейпц., 1881).
Н. С.
Перегонка
Перегонка. – П. (destillation.) называется операция, очень часто применяемая в химической лабораторной практике и в технике на заводах для разделения растворов жидкостей или твердых тел в жидкостях, а также смесей их, основанная на неодинаковой их летучести и состоящая в превращении жидкости кипячением в пар, который затем охлаждением в холодильнике вновь сгущается в жидкое состояние. Холодильнику при этом дается такое расположение, что сгущающаяся из паров и подлежащая отделению жидкость не может стекать при этом обратно в сосуд, где производится кипячение, а направляется (перегоняется) в другой сосуд, называемый приемником. Сухою П. (destillation seche, trockene Destillation, destructive destillation – последнее, английское название лучше всех прочих отвечает существу дела) называется разложение твердых веществ при нагревании, сопровождающееся выделением парообразных продуктов. При этом обыкновенно в пары переходит лишь большая или меньшая часть взятого вещества, а часть его остается под конец операции в перегонном аппарате (котле, реторте) в виде твердого остатка. Как на типичные примеры сухой П. в технике можно указать: на сухую П. дерева с целью получения из него древесного спирта, уксусной кислоты, скипидара, дегтя и угля; на сухую П. каменного угля в газовом и коксовом производствах, при чем вместе с выделением светильного газа происходит образование и П. смолы и аммиачной воды, а в остатке получается кокс; на сухую П. костей и разных животных и растительных остатков и продуктов, как то кожи, рога, смол и т. п. для получения из них аммиака, костяного (животного) масла и угля, смоляных масел и пр. В качестве примеров сухой П. из химической лабораторной практики укажем на реакцию получения кетонов разложением при нагревании солей жирных кислот, напр.: (СН3 . СО. О)2 Ва = СН3. СО. СН3+ ВаСО3, на получение альдегидов по способу Пириа и т.п., причем в приемник переходит кетон или углеводород, а в реторте остается углекислая соль. Хотя все эти реакции по самому своему существу глубоко отличаются от обыкновенной П., но по внешности сохраняют с нею в самом деле весьма большое сходство, так как и в том, и другом случае применяется нагревание, образуются пары, которые затем сгущаются; что, в свою очередь, требует приблизительно одинаковых приспособлений и аппаратов для выполнения как обыкновенной, так и сухой П.
П. П. Рубцов.
Перекати поле
Перекати поле – под этим именем известны особые образования, состоящие из отмерших и высохших растений и катающиеся по ветру в виде иногда довольно больших шаров, по полям и степям. Начало таким образованиям дают весьма разнообразные растения, и именно такие, у которых развивается весьма ветвистый; но тонкий стебель, с растопыренными ветвями; под осень отмерший и высохший стебель отрывается от корня или прямо с корнем выдергивается ветром из земли, и потом переносится им по полям и степям. По пути такой стебель захватывает соломинки, веточки других, особенно цепких растений, и под конец скатывается в довольно большой ком. В разных местах «П. поле» может получиться от разных растений; напр. из однодольных, ему может дать начало Asparagus officinalis; из двудольных очень многие растения, а именно: 1) из крестоцветных Sisymbrium pannonicum Jacq.; 2) из сем. гвоздичных – Gypsophilla paniculata L.; 3) из сем. маревых – Salsola kali L., Agriophyllum avenarium MB.; 4) из сем. зонтичных: Cachrys odontalgica Pall., Eryngium planum L. и Eryngium campestre L; Falcaria Rivini Host; 5) из сем. свинчатковых: Statice Gmelini Willd.; 6) из сем. губоцветных: Nepeta parviflora MB. = N. Ucrainica L.; Phlomis Herba venti L. и Stachys lanata Jacq; 7) из сем. сложноцветных: Carlina vulgaris L.; Centaurea разные виды: diffusa Lam., ovina Pall.
С. Р.
Переломы костей
Переломы костей – П. костей нужно отличать от костных ран, обусловленных режущими или колющими орудиями, как напр. при операциях или ударах штыком, ножом и т. п. Кости, обладая абсолютною и противодействующей плотностью, разрываются лишь при воздействии на них (влечении) громадной тяжести, от 368 – 743 центнеров на один кв. дм. (Валентин), 3, 30 – 15, 03 кгр. на кв. мм. (Вертгейм), превосходя в этом отношении чугун, дерево, мрамор и др. Что касается величин их сопротивления давлению, размятию, то середина бедренной кости взрослого мужчины обнаруживала противодействие, равное 3360 – 4640 фн.; большая берцовая, при давлении параллельно продольной оси, – 2740 – 3480 фн., плечевая кость 2240 – 2765 фн. Наконец, кости обладают весьма значительною упругостью. Из этого ясно, что при нормальных условиях П. костей могут происходить только от весьма тяжелого внешнего насилия, при чем П. может произойти как на месте непосредственного воздействия внешнего насилия, либо кость переламывается на отдаленном месте, где сопротивление выражено всего сильнее. Так, напр., при падении на вытянутую кисть руки может наступить П. лучевой или плечевой и даже ключицы (посредственные или непрямые П.). Механизм происхождения таких П. сводится очень часто не только к чистому давлению, но и к одновременному действию давления и сгибания кости. При так наз. непосредственных П., т. е. происшедших на месте воздействия внешней силы, кость подвергается перегибанию или изгибанию, сдавливанию, ушибу, отрыву или повороту вокруг своей оси. Под влиянием различных причин кости делаются «ломкими», что может обусловливаться различными болезненными процессами – размягчением костей, остеомаляцией , рахитом; цингой, сифилисом, злокачественными опухолями, костоедой и т. п. Далее они, вследствие атрофических процессов, развиваются в старческом возрасте, когда толщина коркового слоя костей резко уменьшается, доходя до толщины писчей бумаги. При всех этих страданиях П. могут происходить под влиянием самых незначительных насилий не только извне, но и действующих в самом теле (мышечная тяга, сильный подъем рук, резкий поворот их, насильственное вращение вокруг продольной оси и т. п.). Наконец, существуют врожденные П., образующиеся во время или до родов и даже во время внутриутробной жизни плода. Различают П. полные и неполные (надломы, трещины). Полные П. бывают поперечные, косые и спиральные, продольные, множественные и оскольчатые. Затем различают простые (подкожные) П., при которых пострадала только кость, и осложненные, при которых повреждены мягкие части и существует наружная рана. П. костей характеризуются и узнаются треском, слышным в момент их возникновения, появлением ненормальной подвижности, в функциональном расстройстве и боли. Кроме того на месте П. от разрыва сосудов происходит более или менее сильное кровоизлияние, так что образуется обширная опухоль. Излившаяся кровь, вопреки прежнему мнению, никакой роли в процессе образования кости не играет и постепенно всасывается подобно всякому кровоподтеку. Напротив, процесс заживления П. происходит таким путем, что на месте его развивается воспаление, остеобласты разрастаются, из надкостницы и костномозговой ткани образуется плотное тканевое кольцо, которое в дальнейшем подвергается процессу окостенения; появляется так называемая костная мозоль, спаивающая отломленные концы, благодаря которой восстанавливается функциональная способность поврежденного члена. Время развития достаточно плотной мозоли неодинаково для различных костей (от 2 до 12 недель). Хотя процесс окостенения и не закончен в эти сроки, но при нормальных условиях функциональная способность уже восстановлена, благодаря крепости костной мозоли. Опасность П. заключается не только в возможных осложнениях со стороны наружных ран, но и вследствие развивающейся иногда пиемии от гнилостного разложения омертвевших концов П., размозженных мягких частей; далее угрожает возможность занесения жировых пробок в легкие и даже сердце, что бывает иногда причиной внезапной смерти. Лечение П. требует ранее всего покоя поврежденной кости: пострадавший должен быть хорошо уложен, отломки должны быть установлены правильно по отношению друг к другу (не должно быть их смещения), каковое положение нужно сохранять вплоть до заживления кости. Вправление отломков производится вытягиванием поврежденного члена и прилаживанием самых концов. Так как судорожно сократившиеся мышцы сильно препятствуют вытяжению отломков, то больного почти всегда необходимо хлороформировать: расслабляя мышцы, можно легко приладить друг к другу переломленные концы. После этого, для сохранения данного положения, накладывают неподвижную повязку, с помощью шин, которым придают приблизительную форму поврежденного члена. При некоторых П., особенно бедра, прибегают к непрерывному вытяжению. Сущность его заключается в том, что какаялибо часть тела вытягивается в двух противоположных направлениях (вытяжение и противовытяжение), что производится руками, вытягивающими петлями, снарядами или машинами, а всего чаще вытягивающими повязками. При лечении открытых П. необходимо с величайшей строгостью придерживаться безгнилостного способа пользования ран. Если отломки зажили неправильно, так что получается не только уродство, но и функция члена не может быть вполне восстановлена, то нередко приходится ломать мозоль под хлороформом или произвести подкожную остеотомию, чтобы придать отломленным концам более правильное положение. Дальнейшее лечение по заживлению кости заключается в систематическом массаже и пассивной гимнастике, чтобы восстановить функциональную способность атрофирующихся от продолжительной недеятельности мышц. Но даже по восстановлении кости еще долго требуется осторожное пользование членом.
Литература. Paul Bruns, «Die Lehre von den Knochenbruchen» (Allgemeiner Theil). Lieferung 27 der Deutschen Ghirurgie. I Halfte 1882, Il Halfte 1886; Hoffa, «Lehrbuch der Frakturen und Luxafionen» (Вюрцб., 1888); Esmarch, «Die erste Hilfe bei plotzlichen Unglucksfallen» (9 изд., Лпц., 1891), Kiesewetter, «Knochebruchen und Vervenkungen» (Висб., 1893) Г. М. Г.
П. (ветерин.). – У малых домашних животных причиною П. исключительно бывают механические насилия: удары, проскальзывание в дверь, которую запирают, неловкое схватывание за ноги (особенно часто у овец во время стрижки) и т. д.; лечат П., как и у людей, наложением соответствующей повязки, у собак и кошек – обязательно гипсовой. У лошадей кроме механических причин, П. вызываются иногда сильнейшими сокращениями мускулов, прикрепленных к ломающейся кости; такие случаи часто наблюдаются при операциях на поваленной лошади; животное с такой силою сокращает свои мускулы, что появляются П. позвонков, бедренных и др. костей; особенно часто ломаются последние спинные и первые поясничные позвонки. Нередки также П. при быстрых движениях лошадей, зависящие с одной стороны от сокращения мускулов, с другой – от сотрясения конечности при ударе ногой о землю. Значительную роль в образовании П. играют болезни костей, понижающие силу сопротивления костей. П. у мелких животных срастаются под повязкою довольно быстро. У крупного рогатого скота и лошадей П. может срастись, но животное (рабочий вол или лошадь) уже не будет годно к исполнению прежней работы; но П., вследствие невозможности фиксировать огромную массу животного, может и не срастись. Для фиксирования лошадей с переломанной ногой подвешивают животное на широких поясах, так чтобы оно не опиралось на больную ногу, но при уставании здоровой одноименной ноги могло всю тяжесть свою опереть на пояс. Если животное малоценно то, в виду значительности расходов на лечение переломов, лучше его отправить на убой. Ср. проф. Гофман, «Ветеринарная хирургия» (СПб., 1893); A. Koch, «Encyklopadie d. Gesammten Tierheilkunde» (Вена, 1885 – 94).
В.Т.
Перенос
Перенос (в орфографии) – перенесение части слова, не умещающейся на одной строке, в другую. Строго говоря, перенесение это, вызываемое исключительно требованиями типографского или письменного удобства, не имеет ничего общего с законами языка, грамматическим строением слова и т. п. условиями. Тем не менее, школьная грамматика выработала ряд правил для П. слов. Основанием их служит правильное разделение слов на слоги, при чем принимается во внимание не только фонетический, но и морфологический состав слов, нередко требующий деления уже не по слогам, а по морфологическим частям слова. Так напр. слово безобразие фонетически делится на слоги бе-зо-бра-зи-е, но П. слова на одном из этих делений, с точки зрения школьной грамматики, был бы неправилен, и разделить его можно было бы только так: без-об-разие. Рядом с этим, однако, дозволяется переносить по-душка вместо правильного под-ушка, поль-за, вместо по-льза и т. д. В самых правилах П. существует таким образом, ряд непоследовательностей. На практике, особенно типографской, они вообще редко соблюдаются. Свод правил см. в «Русском Правописании», Я. Грота.
С. Б – ч.
Перепел
Перепел (самец), Перепелка (самка) – род (Coturnix) сем. куропаток (Perdicidae), отр. куриных птиц (Gallinae). Незначительной величины (длина сложенного крыла 90 – 115 мм.), с длинными заостренными крыльями, очень коротким хвостом и голой плюсной без шпор на четырехпалой ноге; ноздри не покрыты перьями. Различают от 6 – 7 видов, распространенных по всему Старому Свету за исключением крайнего севера; в Европе один вид. П. держатся на земле, в густой траве и на полях, более или менее общественны, прекрасно бегают, летают быстро, но редко продолжительно, кричат пронзительно, но монотонно, питаются мелкими семенами и насекомыми, живут то в моно-, то в полигамии; гнездо строят в ямке, бедно устилая ее кусочками травы и листьев; кладут много яиц. П. обыкновенные (С. dactylisonans s. communis) охристого цвета, верх головы, спина, надхвостье и верхние кроющие перья хвоста в темных и светлых бурых поперечных полосках, позади глаза рыжеватая полоска; у самца щеки темно-рыжие, подбородок и горло черные. Самка отличается от него бледно-охристым подбородком и горлом и присутствием черно-бурых пятен на зобе и боках. П. гнездится по всей Европе и Азии до Сев. Африки, Палестины, Персии и Туркестана; зимует главным образом в Южн. Африке и в Индостане. Прилетают на юг в начале апреля, на север в начале мая. Как только подрастет трава П. начинает кричать, а самцы вступают между собою в бои из-за самки. Самка кладет 8 – 20 яиц, палевого цвета с черно-бурыми пятнами; высиживает около 3 недель и водит птенцов без участия самца. Когда поспевают хлеба П. переселяются в поля, быстро откармливаются и сильно жиреют. Отлетает, смотря по широте, с конца августа по конец сентября. Неволю П. переносит очень хорошо.
В. Б.
П. служит предметом добывания, во-первых, как дичь, употребляемая в пищу, вовторых – в качестве певчей птицы и, наконец, для устройства перепелиных боев. Мясо перепелов очень вкусно. Голос П. самца («кричат» одни самцы, а самки только «тюрюкают»), имеющий мало сходства с теми звуками, которые принято называть пением, разделяется на мамаканье или ваваканье и крик или бой. Ваваканье («вала») обыкновенно повторяется от одного и до трех раз; крик («фить-пильвить»), по охотничьи, состоит из трех отдельных колен: «подъема», «проволочки» и «отлива». Наиболее славится криковыми П. Суджанский у. Курской губ.; вообще же хорошие П. попадаются во всей Курской губ., большей части Воронежской и в некоторых уу. Орловской, Тульской, Тамбовской и Харьковской губ. Главная ловля П. производится в течение мая, июня и июля, преимущественно на утренней или вечерней заре, но только тогда, когда уже нет росы. Для ловли употребляются сеть и дудки или живая самка П. Сеть расстилается по траве или яровому посеву, при чем охотник садится у края, противоположного той стороне, откуда слышен крик П., и затем начинает «бить в дудку», которая подражает голосу самки П. и состоит из костяного пищика с приложенными к нему кожаными мехами. Вместо употребления дудок, сажают под сеть, в клетке живую «кликовую» самку П., непременно годовалую и перезимовавшую в неволе. Когда П., подманенный дудкою или сеткою, подойдет под сеть, охотник встает на ноги, птица вспархивает и запутывается в ячеях сети. Не «наманенные», т. е. не напуганные П. чрезвычайно смелы и, не опасаясь человека, нередко вскакивают под сетью на клетку с самкою. Среди пойманных птиц «бойцы» (т. е. хорошо кричащие П.) попадаются только очень редко и для добывания их у охотников-любителей имеются особые агенты, которые заранее подыскивают и выслушивают по лугам и полям хороших криковых П. Криковые П. сажают в клетку и вывешивают на щеглах, т. е. на высокой жерди, в вершине которой устраивается кровелька с переднею и заднею стенкою, под которую и подтягивается на веревке клетка. Голос хорошего П. можно слышать в тихую погоду версты за две, а по ветру – даже дальше. Летняя охота на П. начинается после уборки хлебов и продолжается до отлета. Способы добывания П. чрезвычайно разнообразны: кроме охоты ружейной и с ястребами, общих для всякой мелкой дичи, перепелов ловят особые наволочные сети, верхний край которых поднимается на длинных легких шестиках; сеть эта наволакивается на П. вместе с собакою, сделавшею над П. стойку. В Туркестанском крае ловят П. сачком. На Кавказе привлекают П. в настороженные сети огнем и звоном в колокольчик; в Крыму охотники высматривают ожиревших к осени, а потому тяжелых на подъем, П. верхом и кроют их с лошади конусообразною сетью. Затем П. ловят в громадном количестве силками, расставляемыми в клеверных и других полях, а также «переметными сетями», растягиваемыми на подобие перевесов, на пролетном пути, между высокими деревьями, в просеках и ущельях. По действующим законам, охота на П. воспрещается с 1 марта по 15 июля, за исключением охоты с сетью на самцов, которая разрешается с 1 мая. В Туркестанском крае бои (драки) самцов П. между собою составляют своеобразный среднеазиатский спорт, которому многие сарты предаются с увлечением; владельцы бойцовых П. носят их обыкновенно за пазухою; ареною боя, всегда сопровождаемого заключением пари, служат обширные ямы, по стенкам которых рассаживаются зрители. См. Н. П. Данилов, "Перепелки, и охота криковыми П. " («Журнал Охоты», 1877, Х); С. Турбин, «Перепелятники» («Природа и Охота», 1879, II); Ф. Ралль, «Перепел» (там же, 1879, XI).
С. Б.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 7 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close