Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:22
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Помяловский Николай Герасимович
Помяловский (Николай Герасимович) – известный беллетрист. Родился в 1835 г. в семействе дьякона петербургской малоохтенской кладбищенской церкви. Постоянное соприкосновение с похоронами, панихидами, покойниками не помешало ему расти мальчиком крепким и здоровым, закаленным упражнениями на местных рыбных промыслах. Домашняя жизнь сложилась для него благоприятно. 8 лет он был определен в Александро-Невское духовное училище, которое впоследствии и было им описано в знаменитых «Очерках бурсы». В четвертом очерке бурсы, под заглавием. «Бегуны и спасенные», П. вывел самого себя под именем Карася. Кулачное право, право физически сильного, дерзкого и наглого царило над всеми остальными сторонами товарищеской бурсацкой жизни; не найди маленький П. себе покровителя в лице одного из старших воспитанников бурсы, ему пришлось бы совсем плохо. Этот период ученической жизни выработал в нем недоверчивость, скрытность, озлобленность и ненависть к окружающей среде. Неумелые педагогические приемы тогдашних учителей, а также непонятные детскому уму и бестолковые учебники отбили в П. всякую охоту к учению и классным занятиям: он рано стал лениться, оставался по несколько лет в классе и понемногу обратился в бесшабашного, озлобленного и «отпетого» бурсака. Его жестоко пороли (всего, по собственному его счету, до четырехсот раз), а потом и сечь перестали. Пробыв в училище 8 лет, он перешел в семинарию, где условия жизни были уже много лучше и где он впервые обрисовался в глазах товарищей как человек большого ума, глубокого анализа та широких дарований. И семинария, подобно училищу, мало давала пищи умам воспитанников, хотя уроки русского языка, а в особенности логики и психологии, все же хоть несколько вызывали интерес к занятиям и ставили вопросы, над которыми приходилось задумываться. Результатом этих размышлений явилось издание в старшем классе семинарии рукописного журнала: «Семинарский листок», в котором П. принял самое деятельное участие. Затаенным желанием П. было, чтобы «листок прошел через весь курс и чтобы на его страницах был выяснен идеал семинариста». Оживление, вызванное среди воспитанников появлением журнала, имело и вредную сторону: они по ночам устраивали танцы, театральные представления и разные оргии. Начальство разузнало об этом, арестовало зачинщиков и исключило восемь человек наиболее способных и энергичных воспитанников. «Листок» захирел и прекратил свое существовaниe на 7-м выпуске. П. поместил в нем несколько философских рассуждений, напр. «Попытка решить нерешенный и притом философский вопрос: имеют ли животные душу?», а также начало рассказа «Махидов». С прекращением «Листка» П. снова отдался апатии и лени и стал чаще и чаще предаваться пьянству. Он окончил курс предпоследним" хотя под конец учебного курса начальство сумело разглядеть в его лице не «окончательного дурака». По окончании курса П. поселился у матери на 0хте, усиленно занявшись чтением и самообразованием; в этот период он сильно увлекался педагогическими вопросами и обратил особенное внимание на младшего брата. «Сам погиб» – говаривал он – «но брату погибнуть не дам и в бурсу не пущу! Я расскажу ему все, до чего додумался: человеком, может быть, сделаю». Тогда же он задумал писать педагогически статейки и очерки, и один из очерков, «Вукол», отдал в редакцию «Журнала для воспитания» Чумикова. Статьи Добролюбова и Чернышевского оказали громадное влияние на склад убеждений П.; в том же смысле подействовало на него и сближение с представителями университетской молодежи. Он поступил вольнослушателем в университет. и особенно увлекся лекциями М. М. Стасюлевича. Вскоре он занялся преподавательскою деятельностью в Шлиссельбургской воскресной школе. Здесь он обратил на себя внимание своими оригинальными методами преподавания; ему вскоре предложено было место учителя в младшем классе Смольного института, где инспектором состоял Ушинский. В институте, не смотря на блестящее начало его педагогической деятельности, дело не пошло; он натолкнулся на рутину и косность, которые оказались сильнее его новаторских стремлений. Не терпя сделок с совестью, П. бросил учительство, отказался от обеспечивавшего его места и снова остался без всяких средств к жизни. Выручило его то, что около этого времени была принята редакцией «Современника» повесть «Мещанское счастье» (1861). Он познакомился с главными представителями редакции и сделался постоянным сотрудником журнала, с определенным содержанием. Новая дорога принесла ему немало счастья и радости, но вместе с тем большие средства дали ему возможность вести разгульный несдержанный образ жизни. В конце того же 1861 г. в «Современнике» появилась вторая его повесть, «Молотов», имеющая, помимо своего общелитературного характера, громадное значение для характеристики самого П. В лице Череванина автор во многом выразил здесь свой собственный образ мыслей и даже свою манеру речи. П. испытал свои силы и в других литературных жанрах – в качестве критика, фельетониста, но эти роды писательства ему не удались. Следующим крупным его произведением были «Очерки бурсы», окончательно упрочившие его литературное имя. Он замышлял ряд других произведений, но они остались неоконченными. Материала для них им было собрано немало, но самый процесс его собирания был очень тяжел. В своем желании реабилитировать интеллигентный пролетариат, в стремлении показать и среди падших, среди забитых пошлостью жизни и злобою дня душу живую, П. слишком тесно сближался с этими падшими, слишком проникался их наклонностями и привычками. Это имело самые печальные следствия для его здоровья. Среди кабаков и притонов разврата, в душной атмосфере ночлежных домов он окончательно расшатал свое здоровье, падал все ниже и ниже и никакие усилия родных и близких уже не могли его поддержать и вывести на настоящую дорогу. Открывшаяся в ране на ноге гангрена положила конец его бурной, многострадальной жизни. Скончался П. 5 окт. 1863 г., не выполнив многого из своих широких замыслов, но успев внести в нашу литературу свежую струю: он первый поставил читателей лицом к лицу с положительными типами из среды интеллигентного пролетариата, поставленного в невыгодные условия борьбы за существование. Ср. биографический очерк П., составленный Н. А. Благовещенским, в предисловии к «Полному собранию сочинений»; ст. Д. И. Писарева, «Роман кисейной барышни». Собрание соч. П. выдержало несколько изд.
Б. Глинский
Понтифекс
Понтифекс (Pontifex, ierodidaskaloV, ieronomoV, ierojulax, ierojanthV). – Понтифексы (или понтифики) составляли в древнем Риме коллегию sacerdotes publici populi Romani, имевшую высший надзор за отечественным культом. Происхождение коллегии относится к легендарной эпохе царей и связано с именем царя Нумы Помпилия, который, по преданию, организовал коллегию и сам был первым верховным жрецом (Pontitex Maximus). Вопрос о значении имени pontifex и о первоначальной компетенции коллегии П. принадлежит к числу труднейших в области римской истории и права. Большинство древних исследователей производили слово роntifex от pons и facio и толковали его в том смысле, что жрецы, носившие это имя, первоначально должны были наблюдать за ремонтом и постройкой свайного моста в Риме (Pons Sublicius), имевшего в религиозном отношении громадную важность (Варрон, Дионисий, Плутарх, Ливий). Великий П. Муций Сцевола (а также Лукан и Лид) производили это слово от posse и facere так что pontifex = potifex (имеющий власть совершать жертвоприношения). В новейшее время Rubino, Huschke, Mommsen, Jordan, Bouche-Leclercq полагают, что П. заведовали первоначально постройкой моста через Тибр, как важного центра религиозных церемоний, т. е. повторяют старую гипотезу; Моммзен прибавляет, что П. были вообще инженерами, которым одним были известны тайны чисел и мер. Отсюда исходили их обязанности по составлению календаря, наблюдению за правильным следованием праздников и т. д. По Ланге и Куну (Kuhn), П. первоначально были строители дорог, преимущественно для религиозных целей, при чем слово pontifex содержит в себе тот же корень, что в словах: patoV, pontoV, пятьи т. д. Gцttling отождествляет слово pontifex со словом pompifex = устроитель церемоний (ср. греч. pomph). Марквардт производит это слово от корня рu, который встречается в словах purus, punio, роеnа, и видит П. жрецов очистителей. Helbig под словом pons подразумевает свайную постройку и предполагает, что П. существовали еще в эпоху италийских озерных поселений и имели отношение к возведению свайных построек. Энман («Легенда о римских царях», "Ж. М. Н. Пр. «, 1895), исходя из предположения, что главной обязанностью П. было составление календаря, производит корень pont от глагола pendo, pendeo (вешать, висеть) и ставит его в связь с обязанностью П. вывешивать календарь во всеобщее сведение. Религиозное и политическое значение понтификата было весьма велико, но, по принципу отделения сакрального права от гражданского, понтифики имели отношение к последнему лишь вследствие случайного сходства некоторых их функций с функциями магистратов. На обособленность понтификата от магистратуры указывают яснее всего следующие контрасты: магистраты избирались на год, П. были пожизненными жрецами; магистраты избирались на комиссиях с полным составом избирательных голосов, П. назначались верховным жрецом, а если позднее. (с третьего века) и избирались в трибных комиссиях, то при участии лишь меньшинства голосов (17 триб из 35); две магистратуры не были совместимы в одном лице, понтификат был совместим с любой магистратурой. В области сакрального права П. представляли собою как бы государство, имея все права. какие были доступны в Риме жречеству. Организация коллегии П. была закончена уже в царский период; в начале республики была создана лишь должность верховного жреца, который заменил собою царя (Ланге полагает, что должность Pontifex Maximus существовала и в царский период) и был носителем власти; остальные члены коллегии составляли его совет (consilium). Так как первоначально одни патриции были членами общегосударственной религиозной семьи, то они одни и имели права на занятие жреческих должностей; плебеи были допущены к понтификату лишь в 800 г. до Р. Хр. Сначала всех членов коллегии П. было пять (шестым, вероятно, был царь или pontifex maximus), с 300 г. – девять (в том числе 4 из плебеев), с 81 г. – пятнадцать. Выше всех членов коллегии стоял P. maximus, в лице которого сохранился остаток древнейшего монархического строя. Из quasi магистратских компетенций ему принадлежало право назначать жрецов, творить суд в пределах сакрального права, управлять сакральной кассой. Право назначения жрецов перешло, вместе с прерогативами царской власти в области сакрального права, к понтификам еще в начале республики. Члены коллегии имели право кооптации, т. е. избрания нового члена из среды жрецов. В 104 г. народный трибун Кней Домиций Агенобарб провел плебисцит, узаконивший новый порядок пополнения коллегии: понтифики должны были выставлять (nоminare) известное число кандидатов, из которых 17 триб жребием выбирали новых П.; за выборами на комиссиях следовала обычная кооптация. С этого времени comitia sacerdotum вошли в порядок государственной жизни и происходили раз в год для высших жреческих коллегий. Отмененный в 81 г. Суллой, закон Домиция был вновь приведен в действие в 63 г., в силу плебисцита Лабиена. С 14г. выбор жрецов был поставлен в формальную зависимость от сената, действительную – от императора. Правом давать постановления понтифики обладали не в полной степени: они могли лишь совершать некоторые правовые акты – adrogatio (переход в другую фамилию), detestatio sacrorum (отречение патриция от родового культа и переход в плебейство), testamenta – в комиссиях по куриям. Собравшийся народ не вотировал предложения, но был лишь свидетелем при совершении актов; председателем комиссий был pont. maximus. По Моммзену, П. мог. лишь делать устное заявление, но не давать постановления. В сакральном судопроизводстве роль П. ограничивалась подачей мнения, установлением вины и т. п. Право налагать наказание pont. maximus имел лишь по отношению к жрецам (фламины, жертвенный царь) и весталкам. Последних он, вместе с коллегией, имел право приговорить к погребению заживо, в случае нарушения обета целомудрия. Духовное имущество находилось в распоряжении общины; П. могли лишь распоряжаться теми суммами, которые поступали специально в их кассу (arca pontificum) из штрафов и т. п. П. имели высшее наблюдение за культом отечественных богов и право авторизации во всех вопросах общественной и частной религии. Инсигниями П. были simpulum (сосуд для возлияний), secespita (жертвенный нож), dolabra (секира), aspergillum (кропило), galerus (особая прическа с головным убором), apex (конусообразная шапочка). При священнодействиях и церемониях П. или сам был жрецом и священнослужителем, или фигурировал при священнодействующем магистрате в качестве советника и помощника. В первом случае П., как жрец высшего ранга, служил олицетворением отеческой власти, которая была неотделима от жреческой в области домашнего культа. Государство представляло собой громадную семью, духовный отец которой – pontifex – был свершителем фамильного культа так называемых dii patrii, при чем весталки и фламиды считались как бы его детьми. Regia (дворец), где заседала коллегия П., был местом культа Януса, Юноны, Марса, Квирина, Сатурна, общественных пенатов и ларов. Кроме регии, П. исполняли жреческие обязанности и в других храмах, в разных частях города и по поводу разных случаев, так как римские храмы не имели постоянного причта, кроме храмовых сторожей (aeditui). Под наблюдением П. происходило принесение искупительных жертв в случаях погрешностей против обрядовой стороны, допущенных магистратами и др., нарушений божественного права, искупления продигий, произнесения обетов, посвящения богам. П. указывали, какому божеству и когда надо молиться, какие меры принимать для умилостивления богов в каждом данном случае и т. п. На обязанности П. лежало составление и обнародование календаря, заключавшего в себе программу государственного богослужения. Как жрецы и высшие блюстители культа, П. должны были первые знать и сообщать во всеобщее сведение, какие дни посвящены каким богам, какие дни должны считаться неприсутственными, какие дни освящены каким воспоминанием, когда следует вставить високосный месяц для восполнения солнечного периода. За отсутствием научных познаний и вследствие господства суеверия, они плохо исполняли эту задачу; кроме того, они часто пользовались своей прерогативой в политических целях, сокращая или удлиняя год для продления или сокращения срока магистратуры, контрактов, судебных процессов и т. п. Поэтому в 1 в. действительный римский год значительно отстал от астрономического, и Цезарь, производя в 46 г. реформу календаря, должен быть принять год, следовавший за введением реформы, в 445 дней. При распределении праздников в году, П. намечал лишь постоянные (stalivae); подвижные (couceptivae) и чрезвычайные (imperativae) устанавливались консулом и городским претором. Далее, П. были хранителями религиозного архива, который состоял при регии. Документы, хранившиеся в этом архиве, носили общее название libri pontificum или pontificii, а порознь имели следующие наименования: 1) album pontificum – хронологичесий список членов коллегии; 2) acta pontificum – протоколы служебных актов коллегии; 3) indigitamenta – формулы молитв на все случаи жизни; 4) обрядовые предписания; 5) commentarii pontificum – сборник декретов (decreta) и ответов (responsa), составивших римское обычное право и содержавших толкование на законы XII таблиц. Они имели в судах силу законов и сделались источником права. В 200 г. Aelius издал первый трактат по римскому праву, воспользовавшись комментариями П. В сборник входили также legis actiones. 6) Fasti – календарь: 7) Fasticonsulares – списки консулов. 8) Annales maximi – летопись, выставлявшаяся публично в регии. В 130 г. прежние летописные доски были уничтожены, вследствие обилия существовавшего в это время исторического материала; позднее оставшийся летописный материал был издан в 80 книгах. 9) Leges regiae – кодекс сакрального права. К религиозной юрисдикции относились дела по заключению браков per confarreationem, по составлению завещаний, по совершению заупокойных обрядов. Юрисконсультские обязанности, по традиционной преемственности, до конца республики лежали на П» которые были и богословами, и юристами, и давали советы в области как сакрального, так и гражданского права. К ним обращались все желавшие начать какое-нибудь гражданское дело (agere) за указаниями, какой надо применить закон. какие совершить формальности; с этой целью коллегия выделяла одного члена, который в течение года давал консультации частным лицам. Legis actiones были изданы в 304 г., вместе с календарем, курульным эдилом Кн. Флавием. Значение П. в области юриспруденции и религиозного права было особенно велико в первое время республики, когда еще патриции не были уравнены в правах с плебеями. Как сторонники патрицианской партии, П. играли значительную роль в этой борьбе, пока демократия не подорвала их влияния изданием fasti и legis actiones, в результате чего было допущение плебеев к понтификату (с З00 г., в силу Lex Ogulnia). Первым P. maximus из плебеев был в 254 г. до Р. Хр. Тиберий Коррунканий. Сильный удар понтификату был нанесен в 131 г. консулом П. Лицинием Крассом, который, будучи вместе с тем P. maximus и не имея права покидать Италию, отправился с войсками в Азию. С этого времени закон, запрещавший P. maximus выезжать из Италии, не раз нарушался в 1-м в. носителями гражданской власти (напр. Цезарь, в сане P. maximus, вел войну в Галлии). Вообще в 1-м в., с разрушением основ республиканских учреждений, упал, на время, и авторитет понтификата. Август, однако, вновь возвысил значение коллегии, сделав титул P. maximus императорским. Для исполнения текущих дел была учреждена (с 155 г.) должность промагистра, назначавшегося на год. Традиционное уважение к понтификату пережило язычество, и если Грациан в 382 г. отказался от этого титула, то лишь для того, чтобы порвать с древней религией. Поздние титул P. maximus перешел к римскому первосвященнику – папе. Как sacerdotes populi Romani, П. были свободны от воинской повинности, от податей и остальных гражданских тягостей. Их внешними знаками отличия. кроме служебных, были toga praetexta и почетные места на общественных зрелищах. Кроме описанной коллегия П., которые назывались также р. maiores или Vestae, существовали еще pontifices minores, в числе трех, состоявшие при коллегии р. maiores в качестве секретарей, и pontifices Solis – коллегия, учрежденная в правление Аврелиана. Списки П. изданы Буше-Леклерком и Марквардтом, в нижепоименованных трудах.
Литература. J. Gutherius, De veteri iure pontificio urbis Romae libri quatuor" (в «Thesaurus» Graevil V т. l – 224); Bosius, «De pontifice maximo Romae veteris» (включая П. времен империи, ib., 225 – З12);Huelliman, «Jus pontificium der Romer»(Бонн, 1837);Ambrosch, «Studien und Andeutungen im Gebiet des altromischen Bodens und Cultus» (Бреславль, 1839); его же,. Quaestionum pontificalinm prooernium" (Бреславль, 1847 – 1851); Rubino; «De augurum et pontificum numero» (Марбург, 1852); Lubbert, «Commentationes pontificales (Берлин., 1859); Bardt, „Die Priester der vier grossen Collegien ans romischrepublicanischer Zeit“ (Берл., 1871); Bouche-Leclercq „Les pontifes de l'ancienne Rome“ (Пар., 1871); его же, „Manuel des Instilutums Romaines“ (1886, стр. 510 – 531); Lange, Romische Alterlumer»(l, стр. 345 – 376 и passim 1876); Schwede, «De pontificum collegii pontificisque maximi in republica potestate» (Лпц., 1875); Habel, «De pontificum Romanorum inde a. b Augusto usque ad Aorelianum coudicione publica» (Бреславль, 1888); Waif, «Der Altromische pontifex maximus (1861); Mommsen, „Romisebes Staatsrecbt“ (11 т., 18 – 70, Б., 1877); Marquardt, Die Rom. Staatsverwaltung» (III т., 234 – 321, Б., 1885); Madvig D. Verfassung u. Verwaltung des Romischen Staates" (II, 612 – 633, Лпц., 1883); Виллемс, «Римское государственное право» (Киев, 1888, 1 вып., 348 – 354); Modeslow, «Der Gebrauch der Schrift tinier den Romischen Konigen» (Берд., 1871); Mommsen, «Der Kaiseriliche Oberponticat» (Zeitschrift f. Numismatk", 1, 238 – 244, 1874); Smith, «Dictionary of Greek and Roman autiquities» (II вып., 460 – 463, Лондон, 1891).
H. Обнорский.
Понтоппидан
Понтоппидан – (Генрих Pontoppidan) – датский беллетрист, род. в 1857 г. Обратил на себя внимание собранием повестей «Stakkede Vinger» (1881), в которых он является наблюдательным и талантливым рассказчиком сцен из народного быта. Подчиняясь в первых своих литературных произведениях влиянию Кьелланда, П., в позднейших обнаруживает более яркий и оригинальный талант. Главные его труды: «Sandige Menighed» (1883), «Landsbybilleder» (1884), романы «Ung Elskov», «Mimoser», lsbjornen", «Spogelser» и «Natur», (1885 – 90), «Fra Hytterne» (1887), «Folkelivsskildringer» (1888 – 90); два лучших его произведения – рассказы «Skyer» (1889) и роман Мulа" (1891).
Понятие
Понятие – логический термин, обозначающий известную ступень в развитии интеллектуальной деятельности человека. Память воспроизводит представление объекта в том виде, в каком объект был воспринять сознанием; рефлективная деятельность ума, разлагая объект на сумму его качеств и подмечая общие объектам качества, создает некоторое общее представление, которое обозначается словом. Номиналистическое направление в логике не отличает общего представления от П.. заменяя главу о П. главою об именах; но ежели наше познание касается самых вещей, а не наших идей о вещах, то следует различать П. от слова, при чем П. является научным термином для обозначения результата методичного исследования предмета – исследования, в котором выражается самая природа его. В этом смысле можно сказать, что цель науки есть правильное определение того П., которое составляет предмет ее (напр. П. жизни – в биологии). От общего представления, обозначаемого словом, П., в этом смысле, отличается тем, что из него выделены все случайные элементы, существенные же приведены в необходимую между собой связь и соотношение. От категории в аристотелевском и кантовском смысле П. отличается тем, что в категориях (этих высших, определяющих П. – предикабилиях) мыслится лишь необходимое с формальной стороны определение предмета, как условие возможности бытия самого предмета, между тем как в П. предмета определяется самое содержание его с существенной стороны. Общее представление возникает путем отвлечения и ограничения, П. возникает путем определения и разделения. С термином П. связана жаркая борьба направлений (номиналистического и реалистического), которая, в различных видоизменениях, проходит через всю историю философии: первое направление вполне разобщает П. с предметом, низводя П. до минимума значения, второе, напротив, отождествляет П. с самым предметом и видит в развитии П. развитие предметного мира. – Формальная логика в главе о П. трактует об определении и разграничении и о взаимном их отношении. Логика отличает объем П от его содержания, причем не совсем точно утверждает, что объем П. находится в обратном отношении к содержанию Под содержанием П. разумеют сумму признаков предмета, входящих в состав П., тем больше, при этом брать признаков, тем меньше окажется количество предметов, имеющее все признаки; наоборот, самое бедное по содержанию П. будет охватывать собою наибольшее количество предметов. Дробишь («Logik», 2 изд., стр. 190 – 200) показывает неточность обычной формулировки отношения объема к содержанию и старается выразить это отношение в более точных математических терминах. По степени общности, П. могут быть разделены на общие и единичные, родовые и видовые; это разделение поддается в значительной мере специализации, определяемой характером тех объектов, к которым относятся П. От общих П. отличают собирательные, приложимые не к каждому отдельному предмету, а ко всем взятым вместе. Отвлеченное П. противополагается конкретному в том смысле, что отвлеченное обозначает собою признак, конкретное – предмет. Это деление П. в известном отношении совпадает с делением их на соозначающие и несоозначающие: первые указывают прямо на предмет и косвенно на признак его, вторые – только на предмет или только на признак. Далее П. могут быть разделены на положительные и отрицательные, относительные и абсолютные. Рассматривая П. по отношению их объемов, мы можем говорить о высших и низших, о подчиненных и соподчиненных (т. е. нескольких П., подчиненных одному). Рассматривая П. по их содержанию, можно говорить о тождественных, противоположных, противоречащих, различных и т. д. Ежели говорят о П. взаимно пересекающихся, то при этом имеют в виду как объем, так и содержание их. Эти отношения П. в логиках обыкновенно изображаются графически. См. Милль, «Система логики», V кн. (об именах и предложениях); Ueberweg, «Logik».
Э. Р.
Понятые
Понятые (судебные свидетели) – лица, приглашаемые судебною властью к присутствованию при следственных действиях, для удостоверения того, что действия эти были произведены с соблюдением установленных правил. Германский имперский устав уголовного судопроизводства не требует присутствия П. при производстве следственных действий. Австрийский устав в некоторых случаях (при производстве осмотров, домашних объектов и т. п.) предписывает, а в других (напр. при допросе обвиняемого) – дозволяет приглашать П., если следователь признает это нужным или того потребует обвиняемый. По французскому кодексу и по нашему уставу уголовного. судопроизводства П. приглашаются судебным следователем для присутствования при осмотрах, освидетельствованиях, обысках и выемках. Понятыми к осмотру или освидетельствованию приглашаются в городах хозяева соседних домов, лавок, промышленных и торговых заведений, а также их управляющие и поверенные, в местечках и селениях приглашаются, кроме того, землевладельцы, волостные и сельские должностные лица и церковные старосты; в случаях, не терпящих отлагательства, судебный следователь может пригласить и других лиц. пользующихся доверием. Для осмотра и освидетельствования лиц женского пола в качестве понятых приглашаются замужние женщины. К следственным действиям приглашается не менее двух П.; они вызываются повестками, или словесным требованием, если находятся в месте производства следствия. За неявку без уважительной причины к следствию П. может быть подвергнут судебным следователем денежному взысканию не свыше 25 руб., но если не явившийся представит в 2-х недельный срок удостоверение, что он явиться не мог, то следователь освобождает его от взыскания. В случае неявки П. по вторичному вызову следователь может постановить о приводе его к следствию. Следователь обязан объяснить П., по какому делу и с какою именно целью предпринимается данное действие; при выемке у обвиняемого понятым предъявляются отбираемые бумаги; при осмотрах и освидетельствованиях П. имеют право заявлять свое мнение о тех действиях и объяснениях врача, которые им покажутся сомнительными. Протоколы о производстве следственных действий удостоверяются подписью присутствовавших понятых.
А. С. Л.
Попечительство
Попечительство. – По ст. 220, Т. Х ч. 1 Св. Зак. гражд., «достигший 17-летнего возраста (несовершеннолетний) вступает в управление своим имением; но делать долги, давать письменные обязательства и совершать акты и сделки какого-либо рода, а также и распоряжаться капиталами, где-либо в обращении находящимися, или получать таковые обратно из кредитных установлений... может не иначе, как с согласия своих попечителей». По ст. 219 такие попечители выбираются самими несовершеннолетними. Эти постановления закона истолкованы практикой в том смысли, что с достижением 17 лет опека заменяется П., отличным, по своим функциям, от опеки. Попечитель лишь восполняет деятельность несовершеннолетнего, но не действует за него сам; находящемуся под П., по разъяснению сената, предоставляется право, без согласия попечителя, искать и отвечать на суде, отчуждать движимость, приобретать ее на наличные деньги, дозволять отдачу своих вещей в залог, получать проценты с капитала и доходы по имению, уничтожать доверенности на управление имениями и т. п. Противореча прямому запрещению закона «совершать акты и сделки какого-либо рода», это расширение прав несовершеннолетних невыгодно отражается на судьбе тех из них, которые не приобрели еще надлежащих качеств для самостоятельной деятельности и по небрежности, испорченности или легкомыслию неблагоразумно пользуются своими правами; признание за попечителем лишь права содействия юридическим актам несовершеннолетнего делает его бессильным против неблагоразумия или небрежности несовершеннолетнего в управлении имением. Аналогичное русскому римское различие опеки и П. приводило к тем же невыгодным последствиям, почему и клонилось к постепенному уничтожению. Французский прообраз русского П. – П. над эмансипированными до совершеннолетия подопечными, – ограничиваясь в своём применении только лицами, способность к самостоятельной деятельности которых доказана, не может идти в сравнение с русским П. Остальные западные законодательства не знают П., заменяющего опеку, и допускают его лишь в качестве вспомогательного к опеке института для особых случаев, в которых опека уже существует, но нуждается в дополнении, или когда применение ее в полном объеме не имело бы основания. Таковы случаи: когда родитель или опекун несовершеннолетнего не могут фактически заботиться о их личности (напр. по тяжкой болезни, отсутствию, аресту и т. д.); когда опекаемому или лицу, находящемуся под родительской властью, отказано по завещанию или подарено имущество, волей завещателя или дарителя поставленное вне управления наличного опекуна или родителя; когда существует предположение о необходимости опеки, но опекун еще не назначен; когда совершеннолетнее лицо, вследствие телесных недостатков – особенно слепоты, глухоты и немоты – не может самостоятельно вести всех или части своих дел, при чем нет, однако, оснований для объявления его недееспособным; в случае безвестного отсутствия; в. случае потребности оградить интересы зачатого ребенка (carator ventris); когда неизвестно, кто, при данных обстоятельствах, является заинтересованным в имуществе лицом (напр. когда личность наследника должна определиться будущим событием); когда собрано путем пожертвований имущество для определенной цели, но не возникло еще самое учреждение, имеющее распоряжаться этим имуществом; когда интересы опекаемого должно защищать против его отца или опекуна; когда наследственное имущество не принято наследниками или последние в срок не явились; при споре против завещания, когда имущество никому не отдано во владение; при судебном разделе наследства и т. п. Во всех подобных случаях западные законодательства учреждают временное П., по характеру прав попечителя не отличающееся от опеки, но обнимающее заботу об имуществе и личности лишь в определенном объеме и продолжающееся лишь до тех пор, пока в нем есть надобность. Общегерманское гражданское уложение совершенно правильно не находит возможным установлять, подобно австрийскому в прусскому кодексам, общее определение, по которому дозволялось бы учреждать П. во всех тех случаях, когда в том существует надобность: без точного указания отдельных случаев такое определение могло бы повести, в некоторых случаях, к ограничению правоспособности совершеннолетних или, по крайней мере, подвергло бы опасности их самостоятельное положение. Следуя за западными законодательствами, проект русского опекунского устава 1891 г. намечает, вместо старого русского П. новое, западноевропейское, предусматривающее почти все приведенные выше случаи его учреждения и дающее более подробные, чем в обще германском уложении, частные постановления об этом предмете. Ср. Kraut, «Die Vormundschaft des deutsch. Rechtes» (1835); Dernburg, «Vormundschaftsrecht der preussisch. Monarchie» (3 изд., 1886); Азаревич, «О различии между опекой и П. по римскому праву» (СПб., 1872).
В. Н.
Попов Александр Степанович
Попов (Александр Степанович) – родился в 1859 г., воспитывался в духовной семинарии, в 1877 г. поступил в с.-петербургский университет; по окончании курса на математическом отделении физико-математического факультета, в 1882 г., оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре физики. Читает в минном офицерском классе, в Кронштадте, лекции по физике и электротехнике, состоит также преподавателем электротехники в морском техническом училище и с 1893 г. – товарищем председателя VI отделения Имп. технич. общества. Занимается главным образом электротехникой; в течение 9-ти летних сезонов заведовал электрической станцией на Нижегородской ярмарке. Из напечатанных работ можно указать на статьи, помещенные в «Журнале Русского Физико-химического Общества»: «Случай превращения тепловой энергии в механическую» (1894), «Прибор для обнаружения и регистрирования электрических колебаний» (1896); прибор этот при дальнейшем его изменении и некоторых усовершенствованиях, сделанных П. в источнике электрических колебаний, привел к решению задачи телеграфирования помощью электромагнитных волн без проводников. Приборы, построенные позже для той же цели г. Маркони в Англии, по существу оказались аналогичными с упомянутым прибором. Кроме того в журнале «Электричество» П. напечатал в разное время несколько статей и заметок по электротехнике.
Попокатепетл
Попокатепетл (Popocatepetl, по-мекс. «дымящаяся гора») – вулкан в республике Мексика, в шт. Пуэбла, в виду гор. Мехико, на южной. стороне горной возвышенности. Действовал во времена завоевания Мексики до конца XVII в. ныне находится в состоянии полуугасания. Впервые взобрались на него Гленник и Тэйлор в 1827 г. П. возвышается на выс. 5462 м. из нагорья бл. Морелос, основанием его служит андская лава, покрытая песком и пеплом. Кратер вершины эллиптической формы 600 м. дл. а 170 м. глубины. Склон П. у подошвы покрыть дубами, выше хвойными деревьями; еще выше идёт зона, где нет растительности; на высоте за 4400 м. начинается снеговая область. С 1896 г. к вершине кратера устроена волочильная подъемная дорога, для облегчения добывания серы, а также для туристов.
Поползень
Поползень (Sitta) – род воробьиных птиц, составляющий особое семейство (по другим – подсемейство) подотряда Dentirostres (см. Воробьиные птицы). По своим признакам П. приближаются к синицам, а своею характерною манерою лазить по отвесным стволам деревьев и стенам, коротким, хотя и мягким хвостом и крепким, сжатым, большим клювом напоминают дятлов. Плюсна короткая; крылья широкие и тупые. Клюв, в отличии от клюва дятлов – заострен. Благодаря длинным пальцам с большими, дугообразно изогнутыми, очень острыми когтями, П. лазают одинаково хорошо, как снизу вверх, так и сверху вниз. П. широко распространены; их нет, однако, ни в Южной Америке, ни в средней и южной Африке. Они живут преимущественно в лесах, как в гористых местностях, так и в равнинах. Необходимое условие для их жизни – присутствие больших, старых, покрытых мхом и лишаями деревьев или старых, богатых трещинами, скал, в которых можно встретить достаточно насекомых. Кроме насекомых, пищу П. составляют орехи и семена различных деревьев. Летом каждый П. всегда держится в одном небольшом участке, постоянно возвращаясь в него после каждой охоты в окрестностях. Зимою П. кочуют, переходя с места на место, часто вместе со стаями синиц, пищух и корольков. Своих собственных стай П. никогда не образуют, а только во время гнездования держатся парами или семьями. Гнезда устраивают в расщелинах скал и в дуплах деревьев, обыкновенно высоко над землею, при чем вход в гнездо суживают, обмазывая его глиной или илом. Кладка состоит обыкновенно из 8 светлых с краснобурыми пестринками яиц. высиживаемых самкою. Обычный крик П. – чистый свист, повторяемый несколько раз и похожий иногда на смех. В южных местностях гнездятся два раза, в северных – один раз в год. Наиболее распространенный в Европейской России и Скандинавии вид, П. ямщик или волчек (S. europea), ростом немногим больше домашнего воробья, сверху темно-пепельно-серого цвета, снизу грязно-белый с ржавыми боками; от основания клюва через глаз и за глазом сбоку шеи – черная полоса. В южной и средней части Западной Европы волчка заменяет северный П. (S. caesia), несколько меньшего роста, с ржаво-желтою нижнею стороною и белым подбородком и горлом. В горах Кавказа, Персии и Малой Азии – водится скалистый поползень (S. heumayeri). В Сибири до Амурского края и Китая – маленький сибирский волчек (S. uralensis s. sibirica), с чисто белою нижнею стороною тела, которого в Камчатке заменяет белолобый П. (S. albifrons), а в Амурском крае и Японии, похожий на северного П., амурский П. (S. amurensis).
Ю. В.
Попугаи
Попугаи (Psittaci) – своеобразный отряд птиц. Самым характерным признаком отряда является клюв. Высота клюва при основании больше чем вдвое превосходит ширину его, а иногда превосходит и длину. Сильно согнутое надклювье, соединенное с черепом подвижно, с острым хребтом и короткой восковицей при основании, похожей на восковицу хищных птиц. Боковые края надклювья обыкновенно с тупым. сильным зубовидным выступом с той и другой стороны, которым соответствуют две глубоких выемки на краях подклювья. Подклювье коротко усечено и широко. Ноги довольно коротки, толсты, оперены до пятки. Наружный и внутренний пальцы направлены назад; все пальцы с крепкими подошвами и мозолистыми утолщениями на концах. Задний (большой) палец с своею собственною мышцею. Когти сильно изогнуты, но довольно слабы. Очень короткая плюсна покрыта табличками, расположенными сеткообразно. Крылья большие, заостренные; маховых перьев, с крепкими стержнями и широкими опахалами, обыкновенно – 20; хвост – двенадцатиперый. Оперение – мелкое, довольно редкое. Копчиковая железа иногда отсутствует. Череп П. отличается своей шириной; нижнечелюстные кости очень высоки и длинны, часто заходят за затылок. Позвонки опистоцельного типа. Гребень грудной кости – высок. Дужка слабо развита, часто совсем отсутствует. Ключица короткая. Язык короткий, толстый и мясистый, снабжен иногда многочисленными нитевидными сосочками на конце. Желудок двойной (железистый и настоящий). Желчного пузыря и слепого придатка кишечника – нет. Поджелудочная железа – двойная. Громадное большинство П. очень ярко окрашены, при чем преобладающим цветом обыкновенно является яркий травянисто-зеленый. Особенно характерно, что ярко окрашенные поля резко отграничены один от другого и цвета их часто бывают дополнительными цветами спектра (зеленый и пурпуровый, голубовато-фиолетовый и светло-желтый и т. п.). Самцы и самки большею частью, а молодые – обыкновенно окрашены одинаково. П. – характерные птицы жаркого пояса. Из 457 видов П. (1889) – 161 живет в Америке, 231 – в Австралии и Полинезии, 25 – в Африке и 40 – в южн. Азии и на Зондских овах. Только 8 видов заходят к С от тропика Рака (каролинский П., Conurus carolinensis – доходит до 42° с. ш.; это единственный П" живущий в Сев. Америке) и только 60 – к Ю от тропика Козерога (о-в Макари, лежащий под 54° ю. ш., на котором водится один вид широкохвостых П. – Platycercus, составляет самый южный. пункт распространения П.). П. преимущественно – лесные птицы, но некоторые виды живут в степях, а другие – в горах, выше пояса лесной растительности (в Андах, Абиссинии и Гималаях). Живут обществами, очень часто образуя большие стаи. Лесные виды держатся обыкновенно на вершинах густых деревьев; многие проводят ночь в дуплах. За кормом, состоящим из плодов и семян, и для водопоя часто спускаются вниз. Крупные виды выводят птенцов раз в год и кладут по 2 яйца. Яйца П. – белые, гладкие. Гнезда в дуплах или между камнями, или, наконец, в земляных норах. Яйца высиживаются обыкновенно самкою и самцом попеременно. Птицы родятся беспомощными, почти голыми. Большинство П. летает довольно медленно и тяжело, точно также и по земле передвигается с трудом, обыкновенно мелкими прыжками; за то почти все П. – прекрасные лазуны и при лазаньи по ветвям деревьев пользуются своим клювом, как рукою. За свою красивую окраску, а часто и за воровские набеги на плодовые сады и хлебные поля, П. почти везде преследуются, ловятся и истребляются человеком. Многие виды легко приручаются. В селениях южноамериканских индейцев некоторые виды (как кесси-кесси, Conurus solstitialis) живут, как полудомашние птицы. Голос П. – пронзительный, резкий, напоминающий иногда карканье или лай, иногда ворчание, иногда свист. Некоторые виды, однако, могут петь. Всем известная характерная особенность П. – это способность их к перениманию и заучиванию различных звуков, слов и даже фраз. Отряд П. делят в настоящее время на пять семейств: 1) земляные или совиные П. (Stringopidae) характеризуют Новозеландскую зоогеографическую область и напоминают своим видом сов; замечательно мягкие перья. Четыре относящихся сюда вида живут под корнями деревьев и в норах. 2) Настоящий П. (Psittacidae) живут главным образом в Африке и Америке, но встречаются также в Австралии; с коротким прямо обрезанным или округленным хвостом. Живут на деревьях. Сюда относятся между прочим амазонские или зеленые П. (Androglossa), серый П. или жако (Psittacus erithacns), неразлучные П. (Agapornis, Inseparables), попугайчики (Раlaeornis) и пр. 3) Какаду (Cacatuidae) – одни из самых характерных птиц Австралийской обл.; только один вид из этого семейства живет к 3 от Уоллэсовой линии на Филиппинских о-вах; с коротким хвостом, прикрытым наполовину крыльями, и с большим подвижным хохлом на голове. 4) Араровые (Sittacidae) соединяют в себе более половины всех известных попугаев; с длинным, клиновидным хвостом; живут в Америке и Австралии. Сюда относятся арары или ары (Sittace). каролинский П. (Соnurus carolineasis), широкохвостые П. (Platycercus), волнистые попугайчики (Melopsittacus) и др. 5) Лори (Trichoglossidae) – хвост короткий, кончик языка с многочисленными нитевидными сосочками, образующими кисть; питаются соком деревьев и цветов. Живут в Австралийской обл., а род Nestor, выделяемый некоторыми в отдельное семейство, в Новозеландской обл..
Ю. В.
Попурри
Попурри (potpourri, от слов pot – горшок, pourri – смесь) – бесформенное сопоставление в одной пьесе популярных мотивов разных композиторов Эти мотивы соединены небольшими переходами, основанными иногда на сходстве конца одной мелодии с началом другой. Лет 20 тому назад П. были в моде и составляли неотъемлемую принадлежность программы каждого садового оркестра. В настоящее время П. ограничивается обыкновенно мотивами из одной оперы и называется фантазией; но и эти фантазии с каждым годом все более и более теряют поклонников. П. писали Конради, В. Шуберт и др.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 37 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close