Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:28
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Прядение
Прядение. – П. или прядильное производство есть совокупность операций, которым подвергается волокнистое вещество с целью получения из него нити – пряжи, для ткачества и других целей. Эти операции – двоякого рода: 1) Подготовительные, имеющие целью очистить волокно, отделить от него все посторонние вещества, а также более короткие волокна, разрыхлить массу волокна, придать ей равномерное строение и правильную форму ленты, удобную для дальнейшего превращения в пряжу. 2) Прядильный отдел, состоящий в постепенном выравнивании, утонении и легком закручивании полученной ленты и получении, наконец, желаемой пряжи (тонкопрядение). Операции 1-го отдела различны для каждого материала. Операции 2-го отдела, имея предметом определенную форму материала – ленту, более или менее одинаковы для всех родов его, распадаясь лишь. в зависимости от длины волокна, на две большие группы: на П. длинных волокон, для получения гладкой пряжи (хлопок. лен, джут, пенька, гребенная шерсть, хлопчатый шелк), и на П. коротких волокон, для получения рыхлой, пушистой пряжи (хлопчатобумажные угары, вигонь, кардпая и искусственная шерсть). В 1-й группе большое применение имеет вытягивание ленты, во 2-й группе оно почти отсутствует.
Искусство приготовления пряжи из волокон известно с доисторических времен. Сказания древних писателей (Геродот), образцы тканей, сохранившихся в египетских гробницах, свидетельствуют о высокой степени развития этого искусства, в особенности, у египтян и индийцев. Судя по дошедшим до нас изображениям, а равно прядильным орудиям (веретенам), находимым в остатках свайных построек, приемы ручного П., применявшиеся за несколько тысячелетий до нашего времени, таковы же, какие господствовали повсеместно не далее 500 лет тому назад и которые и теперь еще можно встретить у крестьян глухих местностей. Существенной операцией П. является скручивание, служащее для возбуждения связи между волокнами. Того, кто изобрел способ скручивания волокон, можно назвать изобретателем П. Китайцы, греки и египтяне эту честь приписывали богиням – факт, свидетельствующий о древности этого искусства.
Примитивный способ П. отличается своей простотой: материал слегка подготовленный, т. е. выбитый, разрыхленный, очищенный, прочесанный ручными способами, помещается в виде большого пучка на поддержке (лопате, гребне, пряслице), к которой привязывается шнурком. Начиная П., работник вытягивает из этого пучка несколько волокон, ссучивает их пальцами и прикрепляет полученную короткую нить к верхнему концу веретена. Последнее представляет из себя круглую, большей частью, деревянную палочку со слегка заостряющимися концами и с утолщением в нижней ее части. Затем левой рукой прядильщик начинает постепенно и, по возможности, равномерно вытягивать волокна из пучка, а правой, повесив веретено на образовавшемся конце нити, приводит его в быстрое вращательное движение, скручивая тем образующуюся пряжу, причем, по мере увеличения ее длины, веретено опускается все ниже и ниже, пока рука не перестанет до него хватать. Тогда, остановив П., он наматывает на веретено полученную длину нити и конец ее захлестывает петлей на верхний конец веретена или закладывает в особую засечку, на нем сделанную. Затем процесс П. повторяется сызнова. Такими примитивными приемами в Индии (из хлопка) и Египте (из льна) приготовлялись нити изумительной тоньшины, едва достижимой ныне машинами.
Около 500 лет тому назад изобретены прялка и самопрялка, что улучшило кручение пряжи и наматывание ее на веретено или на катушку, при чем подача волокон (вытягивание) производилась по прежнему руками. Существенной частью прялки является веретено, состоящее из прямого, круглого, обыкновенно железного прутка, на который иногда надевается катушка, горизонтально помещенная на подставке и приводимая во вращение с помощью шнурка, идущего с колеса на блочек, укрепленный на веретене. Колесо приводится в движение с помощью рукоятки, или же от подножки. Работа на прялке идет почти так же, как на веретене. Вытягивая волокна руками, рабочий направляет нить под острым углом к веретену, чтобы она не наматывалась на него, а лишь закручивалась, соскальзывая с его конца; при этом поддержка с волокнистым материалом отодвигается от веретена. После выпрядки известной длины, производят наматывание ее, для чего нить направляется под прямым углом к веретену. Таким образом работа на прялке производится периодически: сначала П., потом наматывание. На самопрялке работа идет непрерывно: обе операции производятся одновременно. Таким образом работа идет непрерывно, прерываясь только затем, чтобы заменить наполненную катушку пустой. Поэтому самопрялка гораздо производительнее, а, следовательно, и выгоднее прялки, у которой остается только одно то преимущество, что она не производит почти никакого натяжения нити; поэтому для П. рыхлой и нежной пряжи; напр., суконной, должна была употребляться прялка, а не самопрялка. Описанными способами во всей Европе прялись продукты местного производства: лен и шерсть; подготовка их состояла: для льна – в мочке, мятье и трепании, для шерсти – в мытье, сушке и трепании, и для обоих, затем – в чесании на ручных гребнях, при котором материал не только очищался, но распрямлялся и разравнивался в виде толстой и короткой пряди, которая и шла прямо на П.
Переворот в деле П. находится в связи с появлением на рынке нового прядильного материала – хлопка, представившего, по легкости обработки и по своим прядильным качествам, значительные преимущества сравнительно со льном и шерстью. Сведения об этом материале, равно как и сработанные из него ткани, издавна проникали в Европу из Азии. В средние века хлопок представлял уже значительный предмет торговли Венеции и Нидерландов с Востоком. С переходом в XVII в. торгового преобладания к Англии, перешла к ней и торговля хлопком, вместе с прядильной промышленностью, занесенной туда бежавшими из Нидерландов протестантами. Англии принадлежит, почти исключительно, заслуга изобретения и современной постановки механического П. хлопка, а за ним и др. материалов.
Основанием всех дальнейших усовершенствований послужило изобретение в 1738 г. Джоном Wyatt и Левисом Паулем вытяжных валиков, заменивших собой, в применении к самопрялке, пальцы прядильщика. Но широкое практическое применение получила не эта машина, а другая, построенная по тому же принципу в 1769 г. Аркрайтом, получившая название ватер-машины, так как до введения паровой силы подобные машины приводились в действие водяными колесами. Эта машина снабжена тремя парами металлических вытяжных валиков, из которых каждая следующая пара вращается быстрее предыдущей, вытягивая подводимую ленту и доставляя ее к вертикально поставленному веретену с рогулькой, производящему кручение. Одновременно с развитием ватера из самопрялки, из прялки формируется мюль. В 1764 – 67 гг. Джемс Гаргривес построил машину – «дженни» (по имени дочери), в которой ряд веретен был помещен на станине, между тем как на особой каретке помещался ряд тисок особого устройства, в которых зажимались порции ровницы, привязанные другими концами к веретенам. При отходе каретки ровница растягивалась, закручиваясь в то же время вращением веретен. Вскоре Вуд видоизменил устройство дженни, поместив веретена на каретке, а тиски на станине. По замене тисок одной парой валиков получилась машина, приспособленная для П. кардной шерсти и друг. коротких волокон и сохранившая, после ряда детальных усовершенствований, и сейчас свой тип. Для хлопка же еще в 1779 г. Крамптон заменил в машине Вуда тиски тремя парами валиков Аркрайта, соединив ,таким образом, отличительные особенности машин ватер и дженни – в одной машине, получившей название мюльдженни (mule – мул, помесь). Преимущества новой машины вызвали быстрое ее распространение и заставили усиленно работать над ее усовершенствованием, так что к 1830 г., после усовершенствования Итона (1818 г.), применившего так наз. дорогу, и Робертса, введшего квадрант, эта машина является уже в виде самодействующего мюля (selfacling mule), производящего от двигателя, без всякого усилия рабочего, весь круг работы. Дальнейшее усовершенствование состояло уже в постепенной выработке деталей, более целесообразном и удобном конструировании рабочих и передаточных механизмов, достижении более плавного хода при увеличенных скоростях и, наконец, в устройстве регулирования хода работы посредством самой машины, при доведенном до минимума участии рабочего. Об интенсивности этой работы свидетельствует факт, что до 1876 года в одной Англии заявлено до 600 патентов на усовершенствования в сельфакторах. Эти усовершенствования и достигнутая ими применимость машины для П. самой нежной и тонкой пряжи доставили ей исключительное распространение. Только в последнее двадцатилетие в серьезную борьбу с сельфактором вступает новая система прядильной машины: кольцевый ватер. Идея его появилась в Америке еще в 1828 году, но окончательно сформировался он и получил распространение в Европе за последнее тридцатилетие. Обладая простым, вполне уравновешенным веретеном, могущим делать не менее оборотов, чем и веретено сельфактора, кольцевый ватер имеет сравнительно с последним преимущества простоты устройства и ухода и непрерывности действия, доставляя этим значительный выигрыш в производительности и стоимости надзора. С другой стороны, снабженный весьма легким крутильным прибором – скобочкой, кольцевый ватер сделался применимым для очень тонких (до № 600) основ и даже для утков, недоступных для старого рогульчатого ватера. Постепенное совершенствование кольцевого ватера сопровождается в настоящее время все более и более широким его применением в ущерб сельфактору, который, впрочем, до сих пор сохраняет преобладающее значение для всех родов пряжи из хлопка и шерсти, не говоря уже о высших номерах пряжи из этих материалов, для которых он употребляется исключительно.
Описанные прядильные машины, представляя огромный выигрыш в производительности, лишены, однако, способности уравнивать толщину нити, что производилось при ручном П. пальцами рабочего. Материал для механического П. должен быть доставлен к машине в виде уже выровненной и утоненной ленточки – ровницы, приготовление которой составило задачу предпрядения, а равно и всего подготовительного отдела. Выравнивание материала начинается с первых подготовительных операций и достигается с помощью нового принципа – сдваивания лент. Вместе с тем гораздо большее ,чем прежде, значение приобретает степень очистки и разрыхленности волокна. Таким образом, параллельно совершенствованию прядильных машин совершенствуются и созидаются на новых основаниях подготовительные. Так, американец Битней в 1793 году изобретает пильчатый джин для быстрого отделения волокна хлопка от семян. В 1797 году Снодграсс изобретает трепальную машину, Крейтон ее совершенствует, а в 1862 г. Лорд придает ей свой знаменитый прибор, регулирующий толщину холста. Употребление кардных поверхностей для расчесывания волокнистых материалов известно очень давно (Плиний), но изобретателем главного органа современной кард-машины – барабана является тот же Левис Пауль (1748 г.), имя которого связано с первой прядильной машиной. В 1772г. Джон Лис присоединил к кардному барабану Пауля питательное полотно, а в 1774 Аркрайт прибавил вальян, счищающий гребень, и ввел форму холста для питания кард-машины. Машина Л. Пауля представляла кардный барабан, охватываемый неподвижной полуцилиндрической поверхностью, в виде желоба, обитого изнутри кардой. Вскоре эта поверхность была заменена рядом отдельных планок (неподвижные шляпки), которые уже позднее были заменены валиками. В последние двадцать лет машины с движущимися шляпками (самочесы) заменили и валичные.
Ленточные машины являются самой простой формой изобретенного Аркрайтом вытяжного механизма. Они и до сих пор сохраняют ту же конструкцию, усовершенствовавшись в деталях, Присоединив к этой машине рогульчатое веретено большого размера, получим предпрядильную, или ровничную машину (банкаброш). Самым важным ее усовершенствованием является изобретение в 1826 г. Гольдсвортом известного дифференциального механизма, решившего задачу сообщения катушке с ровницей переменного движения по строго определенному закону. Значительно позже других усовершенствований и притом в виде заимствованном из обработки шерсти, было применено для хлопка изобретение Гейльмана – гребнечесальная машина. – Что касается обработки других материалов: льна и шерсти, то вследствие длины льняного волокна и особенностей его строения, задача механического П. льна долго оставалась неразрешенной. Решившим ее следует считать француза – Филиппа Жирара (1810), применившего при вытягивании льна падающие гребни (gills) и способ мокрого П. на ватере. Он же построил трепальную и чесальную машины для льна; а также кард-машину для обработки льняного оческа. Основанная им близ Варшавы (в 1827 году) льнопрядильня (Жирардовская мануфактура) является в настоящее время перворазрядным заведением подобного рода. Как уже выше было упомянуто, для П. кардной шерсти из машины Гаргревеса и Вуда сформировалась прядильная машина, которая подверглась ряду усовершенствований, сделавших ее вполне самодействующей, подобно сельфактору Роберта. Так как эта шерсть не выносит вытягивания, то подготовка ее к П. ограничивается повторным кардованием, причем особый аппарат образует ровничные нити прямо из слоя ватки, снимаемого с барабана кард-машины. Первоначально (Higton, 1766) с этой машиной был соединен ряд горизонтальных рогульчатых веретен, скручивавших полученные полоски ваты. Впоследствии кручение действительное было заменено ложным кручением (скатыванием). Еще и теперь на фабриках аппараты, производящие разделение и скатывание ватки (Flortheiler), носят название секрета. Существенной особенностью П. гребенной шерсти является ее прочесывание на гребнях. Ряд попыток заменить ручное чесание механическим был завершен для более длинной шерсти Картрайтом (1789) применением кольцеобразного гребня, принятого после него Листером, Донисторпом, Ноблем и Гольденом. Совершенно своеобразно задачу гребнечесания более короткой шерсти решил Иозуа Гейльман, эльзасец (1838). Выработанная им система быстро вошла в употребление, сохраняя неизменными до нашего времени свои составные части, несмотря на многочисленные усовершенствования и видоизменения. Она применена также к чесанию хлопка, а также шелковых оческов (Bourrette). Из других особенностей обработки гребенной шерсти укажем на употребление падающих гребней (gills) или игольчатых валиков (herissons) для расправления длинных волокон, а также на операцию глянцевания (lissage) ленты, для уничтожения извитости волокна. П. гребенной шерсти производится на машинах обеих систем, мало отличающихся от хлопчато-бумажных. Сравнительно более позднего происхождения П. хлопчатого шелка (Chappe, Bourre de soie. Hollenweger von Colmar, 1805), отличающееся своеобразным способом подготовки. Еще моложе обработка оческов от хлопчатого шелка (Bourette), обрабатываемых кардованием и чесанием на Гейльмановской машине. Настоящий шелк, представляя уже готовую нить, не подвергается П. в точном смысле слова, но скручивается на машинах, построенных по принципу самопрялок. Исторические подробности см. Н. Grothe, «Bilder und Studien zur Geschichte von Spinnen etc.» (1875); его же, «Technologie der Gespinnstfasern» (ч. 1, 1876); Rettich, «Spinnrad-typen» (1895).
С. Ганешин.
Прямокрылые
Прямокрылые (Orthopthra) – отряд насекомых. По отношению к этому отряду взгляды энтомологов сильно расходятся. Hевкoторые соединяют под этим названием 3 группы: П. собственно (Orthopthera genuina), ложносетчатокрылых (Pseudoneuroptera) и пузыреногих или колбоногих (Physopoda). Другие считают обе последние группы за особые отряды и называют П. лишь остальную третью группу, т. е. Orthoptera genuina. Это два главных, господствующих воззрения, но есть и другие: так, некоторые еще более суживают рамки отряда, выделяя из него уховерток, другие – сверх трех названных групп вводят в состав отряда П. еще и других насекомых. Здесь будет охарактеризован отряд в первом смысле и ближе рассмотрена группа П. собственно. П. в смысле группы, состоящей из собственно П., ложносетчатокрылых и пузыреногих, представляют отряд, состоящий из насекомых крайне разнообразных и построению, и по образу жизни, и потому мало естественный. Общие признаки его: неполное превращение и грызущие или, по крайней мере, не составляющие настоящего хоботка ротовые органы. Кроме того, П. представляют вообще довольно примитивное строение, что выражается в многочисленности и малой дифференцировке члеников тела, большом числе нервных узлов и пр. П. собственно (Orthoptera genuina, по другим просто Огthoptera) представляют группу довольно естественную. Голова большая, обыкновенно более или менее вертикальная; усики длинные, иногда длиннее тела, с неопределенным числом члеников, щетинковидные или нитевидные; сложные глаза умеренной величины; глазков часто нет; ротовые органы типические жующие, сильно развитые; нижняя губа представляет по своему строению явные признаки происхождения ее путем срастания второй пары нижних челюстей; в ней можно различить те же главные части, как и в нижних челюстях. Голова свободна, по большей части вдается в выемку переднегруди; переднегрудь сильно развита и резко отделена от среднегруди; последняя плотно соединена с заднегрудью. Крылья перепончатые с многочисленными жилками; крылья первой пары обыкновенно узкие, прямые, кожистые и называются иногда элитрами; у некоторых они коротки, у уховерток притом плотны и лишены жилок; задние крылья нежные, перепончатые, складывающиеся веерообразно вдоль (у уховерток еще и поперечно); некоторые виды вовсе лишены крыльев или снабжены лишь недоразвитыми (иногда – различие между полами). Ноги у всех хорошо развиты, оканчиваются 3 – 5 члениковыми лапками, и ,соответственно образу жизни, резко различаются по строению; так, у некоторых они приспособлены для беганья (у тараканов), медленного хождения (у фазм), рытья (у медведки), прыганья (задние ноги кузнечика, саранчи), хватания добычи (у богомола). Брюшко состоит из 9 – 10 явственных члеников и несет на конце различные придатки. На 10 сегменте по бокам два простых или членистых хвостовых придатка (сеrci), нитевидных, иногда клешневидных. На 9 членике самца находятся два придатка (styli) на брюшной стороне. У самки часто находится на 8 членике одна, на 9– две пары придатков, которые все вместе составляют яйцеклад. Оплодотворение часто совершается с помощью сперматофор и у форм с яйцекладом они часто прикрепляются снаружи, при основании последнего. У П. весьма распространены голосовые аппараты, обыкновенно вполне развитые лишь у самцов; это различного рода зубчики, гребни и другие хитиновые образования на бедрах задних ног или крыльях; звук производится трением бедер задних ног об крылья, или крыльев друг об друга. Голосовые аппараты служат средством привлечения особей другого пола. У некоторых П. развиты особые органы (тимпанальные органы), принимаемые за органы слуха; у кузнечиков и сверчков они лежат на голенях передних ног, у саранчи на первом членике брюшка. Развитие П. представляет типичное неполное превращение. Выходящие из яйца личинки чрезвычайно сходны со взрослыми, отличаясь меньшей величиной, отсутствием крыльев и некоторыми второстепенными признаками. После нескольких линек появляются зачатки крыльев, которые с каждой линькой увеличиваются, пока животное не закончит превращения. Всех линек от 3 до 6. Никаких периодов покоя не наблюдается. Стадии без крыльев принято называть личинками, стадии с зачаточными крыльями – куколками. Однако, так как у различных П. крылья и во взрослом состоянии могут быть мало развиты или даже отсутствовать, то далеко не всегда можно легко различить взрослое насекомое от стадии метаморфоза. В некоторых случаях куколки могут даже быть способными к совокуплению. П. живут почти исключительно на суше и распространены по всем странам; больше всего их в жарком поясе. Многие из них представляют крайне интересные биологические особенности, напр. массовые переселения саранчи, охранительная окраска, мимикрия и т. под. Число видов П. принимают в 7000 (приблизительно). Orthoptera genuina принадлежат к числу самых древних насекомых; они известны уже в девонских отложениях, а наиболее древнее насекомое – Palaeblattina Duvillei из средних силурийских слоев обнаруживает бесспорную близость к этой группе (и именно к тараканам). Польза, приносимая П. человеку, весьма незначительна; некоторые виды полезны истреблением вредных насекомых, саранча употребляется местами в пищу, тараканов применяют иногда в медицине. Напротив, вред, приносимый ими, вообще громаден. Сравнительно маловажен вред от истребления запасов, пищи и порчи некоторых предметов, причиняемый тараканами, но вред, приносимый многими П. земледелию, а отчасти лесоводству, колоссален; достаточно указать на многочисленные виды саранчи, из которых у нас особенно важна перелетная (Pachytylus migratorius), прусик (Caloptenus italicus) и Stauronotus maroccanus, а также на медведку, чтобы понять значение П. для человека. П. собственно делятся на 4 группы: кожисто-крылые (Dermatoptera) или уховертки, бегающие (Cursoria или тараканы), шагающие (Gressoria), куда относятся богомолы и фазмы и прыгающие (Saltatoria) – c семействами сверчки, кузнечики и саранча.
Н. Кн.
Пряности
Пряности – вещества, которые в небольшом количестве прибавляются к пище для улучшения ее вкуса, увеличения ее съедобности и удобоваримости и которые действуют своеобразным и возбуждающим образом на организм. Наибольшая часть П. растительного происхождения; немногие – животные продукты, употребляемые в качестве П. (мускус, амбра, цибетовая вивера, некоторые рыбы в Перу и проч.) не имеющие никакого значения. П. не имеют сами по себе питательных свойств. Их значение обуславливается содержанием алкалоидов и эфирных масел, которые, раздражая органы пищеварения и нервную систему, способствуют энергичному обмену веществ. Раздражая железы пищевых органов, П. тем самым до некоторой степени способствуют растворению питательных веществ; процесс пищеварения совершается усиленнее. Каким образом происходит воздействие П. на мозговую деятельность, до сих пор определить в точности не удалось. Следует, однако, допустить, что П. больше влияют на страсти человека, чем на его умственные способности. Несомненно, что П. имеют решающее влияние на половую жизнь человека. Слишком большие количества П. вызывают воспалительные процессы и оказывают то же действие, как раздражающие яды. П. могут быть разделены на следующие группы: 1) цветочные почки, цветы и плоды. Сюда относятся: горчица, гвоздика, шафран, перец, гвоздичный перец, анис, кардамон, тмин, кориандр, мускатный цвет (мацис), мускатный орех, кайенский перец, гвинейский или ашантийский nepeц, ваниль. 2)Растительные коры. Корица и кассия (кора Laurus Cassia и сродных родов). 3) Листья. Они употребляются частью в свежем, частью в высушенном виде, как продажные П., между которыми наиболее важное значение имеет лавровый лист. Листья бетелевого перца и табака могут быть также упомянуты здесь, коль скоро их жевание производит действие, присущее пряности 4) Корни и клубни. Самая важная из относящихся сюда пряностей – имбирь. Сюда же относятся куркума, галгант – корневище Alpinia offlicinarum и Alpinia Galanga. Из корня маниок добывается очень сильная П., которая пускается в продажу с примесью перца, корицы и мускатного цвета. Смесь различных видов перца с П., окрашенными куркумой, доставляет известный «curry» – порошок. Уже первобытные народы и людоеды употребляли П., к которым следует причислить известные пикантные соусы, получаемые при процессе гниения некоторых веществ; такой соус употреблялся у древних иберийцев и был потом заимствован римлянами (знаменитый рыбный соус Garum) и ныне известен у японцев (соя). Древние народы потребляли большие количества П., которые они получали преимущественно из Индии. В средние века замечалось сильное злоупотребление П.; как это еще и теперь замечается в восточных странах и в Венгрии (паприка). В XIII и XIV веках цена перца до того поднялась, что он стал недоступен для низших классов населения. В России ввоз П. уже заметен в XVI столетии; они привозились из Индии; кроме того, из Англии доставлялись разные П., приготовленные на сахаре, так ,напр., сахарная гвоздика, сахар на корице и проч. Русские чрезвычайно любили всякие П., особенно перец, шафран и корицу; вообще П. составляли необходимую принадлежность хорошего стола. Привозились преимущественно перец, шафран, мускатный цвет, корица, кардамон, гвоздика. Продавались они мешочками, ящиками, бочонками, кипами и связками. В XVI в. черный перец ценился в 5 руб. пуд, а дикий в 1 руб. Шафран ценился от 2 до 3 руб. за фунт. Кардамон стоил в 1674 г. от 13 до 25 руб. пуд. Имбирь – от 5 до 8 алтын за фунт. П. имеют важное значение, благодаря содержанию в них алкалоидов и эфирных масел, и в этом лежит главная побудительная причина тех подделок, которым П. подвергаются. Эти подделки сравнительно редко касаются всей П., взятой целиком. В торговлю были пускаемы только поддельные мускатные орехи, приготовленные из смеси порошка мускатного ореха, отрубей, глины и растительного жирного масла. За цельный черный перец идут иногда в продажу зернышки, искусственно приготовленные из пшеничной муки, паприки и красного дерева. Наиболее обыкновенная и не всегда легко распознаваемая фальсификация применяется к молотым П. Эта фальсификация состоит в прибавлении продуктов менее ценных, но все-таки родственных плодов; или в подмешивании совсем других порошкообразных веществ, сушеной хлебной корки, древесной муки, древесного угля, отрубей, избоины масличных семян; или же из П. извлекают в большем или меньшем количестве заключающиеся в них алкалоиды и эфирные масла и продают эти обесцененные П. за настоящие. Распознавание подделок должно производиться с помощью оптических и химических средств. Всего проще взболтать П. в небольшом количестве воды и вылить эту мутную жидкость на пористую пластинку. Различного рода составные части пристают к пластинке отдельно одна от другой. Это служит весьма удобной подготовкой к последующему микроскопическому и химическому анализу. Лучшая гарантия в чистоте продукта будет, если он куплен не в измолотом виде, а в цельном, потому что в последнем подмеси легче открываются, да и не приносят продавцу достаточной выгоды.
Псалмы Давидовы
Псалмы Давидовы – о написании их существует апокрифическое «Сказание о псалтири, како написася Давидом царем». По этому апокрифу Давид писал П., не зная откуда идет их «разум»: слова ему шептал ангел. Жабы, бывшие в болоте вблизи дворца царя, кричали во время писания Псалтири; тогда было отдано приказание изгнать жаб. Но царь три раза подряд находил на своем писании большую жабу, которая сказала: «не дам тебе хвалить Бога, как не даешь хвалить мне ты». Тогда Давид прекратил преследования жаб, сказав: «всякое дыхание да хвалит Господа». Всех П. было написано 365. Псалтирь была запечатана и опущена в ковчежке в море, где и находилась 80 лет. По смерти Давида Соломон бросил в море сети и нашел в них ковчежец, но в них оказалось только 153 П., которые и были положены в соборной церкви. Потом П. затерялись снова и были найдены Ездрой. И. Хр. велел своим апостолам бросить сети и были пойманы 153 рыбы. «Как Давид и Соломон наполнили весь мир псалтирным учением, так и апостолы исполнили мир божества и правой веры; рыбы были Новый Завет и крещение Господне». См. издания апокрифов и И. Порфирьева, Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях" (СПб., 1877, стр. 242 слл.).
А. Л – нко.
Псалмы Соломона
Псалмы Соломона – апокрифический ветхозаветный сборник П., написание которого относится ко времени подчинения Иудеи римскому владычеству (70 – 40 г. до Р. Хр.); дошедшие до нас рукописи П. Соломона написаны на греческом яз., хотя первоначальный язык П., вероятно, был еврейский. П. Соломона некоторыми считаются за произведение фарисеев, направленное, главным образом, против садукейской партии. Число П. Соломона – 18, в них стихов 1000 (в некоторых рукописях число стихов обозначено 2100, 750 и др.). Известно 8 рукописей, в которых находятся П. Соломона (кодекс венский XI в., копенгагенский Х – XI в., московский XII – XIII в" парижский XV в., ватиканский XI – XII в. и др.). Из печатных изданий П. Соломону первое по времени – Де-ля-Церда – греческий текст с латинским переводом, напеч. в «Adversaria sacra» (Л., 1626); новейшие издания: Fritzsche, «Libri Vet. Testam. pseudepigraphi selecti»(Лпц., 1871); Гильгенфельда, «Messias Judaeorum» (Лпц., 1869); Pick – греческий текст и английский перевод в "The Presbyterian Rewiew (1883); Ryle and James, «Yalmoi SolomwntoV Psalms of the Pharisees» (Кембридж, 1891; греческий текст и английский перевод); Gebhardt, «Yalmoi SolomwntoV; Die Psalmen Salomo's» (Лпц., 1895). На русском языке перевод П. Соломона протоиерея А. Смирнова, напечатанный в «Православном Собеседнике», 1896.
Псалтирь
Псалтирь или Книга псалмов – одна из библейских книг Ветх. Звета, – yalthrion по-греч., tehillim по-евр. Книга состоит из 150, а по греч. (и слав.). Библии из 151 песни или псалма, которые имеют своим содержанием благочестивые излияния восторженного сердца при разных испытаниях жизни. Автором этой книги обыкновенно считают царя Давида, и действительно, во многих псалмах можно найти отголоски его бурной, исполненной всяких превратностей жизни. Но в то же время, на многих псалмах лежат явные следы позднейшего происхождения. Есть псалмы, относящиеся уже ко временам плена вавилонского, напр. известный пс. «На реках вавилонских», и даже позже. В общем, П. есть поэтический сборник, который вырастал постепенно, подобно всякому коллективному поэтическому произведению, и вошел в канон евр. свящ. книг уже сравнительно поздно, когда П., очевидно, подверглась одной строгой редакции. Вследствие этого, П. носит на себе характер искусственной обработки. Начинается она двумя вступительными псалмами, дающими тон всему сборнику и составляющими как бы введение в него. Самые песни сложены вполне по правилам еврейской поэзии и представляют собой чередование стихов параллелизма, часто достигающих изумительной красоты и силы выражения. Книга псалмов рано сделалась (еще при Давиде, по крайней мере – в некоторых частях) богослужебной книгой, которая употреблялась при богослужении в скинии, а затем и в храме. Впоследствии П. получила правильное употребление при храмовом богослужении и регулярно прочитывалась или пелась в известные периоды времени. Богослужебное употребление П. от евреев перешло и к христианам, которые также рано стали употреблять ее в своих молитвенных собраниях (1 кор. XIV, 26; Кол. III, 16).
В настоящее время все 150 псалмов разделяются на 20 кафизм, а каждая кафизма на три славы, т. е. небольшие отделения, после которых читается трижды аллилуйя. Псалтирь читается при всяком утреннем и вечернем богослужении, так что вся прочитывается в каждую неделю, а в течение вел. поста – два раза в неделю. П. служит первоисточником большей части вечерних и утренних молитв и влияние ее чувствуется во всех вообще формах молитв. Как необходимая для богослужения книга, П. переведена на славянский язык, по свидетельству Нестора, еще свв. Кириллом и Мефодием, и с того времени сделалась любимейшей книгой русского народа. Напечатана по-слав. впервые в Кракове в 1491. Как книга, постоянно употребляющаяся при богослужении, П. получила еще распространенную форму, и в этом виде известна под названием Следованная – П.: это та же самая книга псалмов, но в соединении с Часословом, т. е. сборником молитв и псалмов применительно к определенным временам богослужения. Следованная псалтырь впервые напечатана по-слав. в Сербии в 1545 году, затем много раз печаталась в России и в нее постепенно вошло много других прибавлений, имеющих своею целью сосредоточить в ней все необходимые богослужения. В некоторых изданиях помещаются и краткие истолкования на важнейшие псалмы, и такая П. называется толковой.
Из древних комментариев П. известны толкования И. Златоуста (есть в русск. перев.), Амвросия, Августина и др. Из новых известны толкования Толюка, ДеВетте, Эвальда и др. В русской литературе прот. Вишнякова (в журнале «Христ. Чтение»), епископа Феофана (на некоторые) и др. При толкованиях обыкновенно прилагаются и критич. введения (напр., у прот. Вишнякова), Псалмы перелагались почти всеми нашими поэтами XVIII в., из поэтов XIX в. Хомяковым, Глинкой, Языковым и др.
А. Л.
Входя в состав каждого, даже самого краткого чина богослужения, П. сделалась главной учебной книгой древней Руси. Те, которые не предназначались для должностей церковно-служительских, ограничивались изучением простой П., без тех прибавлений, какие находятся в следованной (см. выше) П.. Следованная была ,большей частью, уже заключительной книгой в древнем русском образовании. Архиепископ новгородский Геннадий считал изучение ее достаточным для того, чтобы быть способным к церковно-служительским должностям. Иногда к изучению П. присоединялось еще изучение Деяний Апостольских и Евангелие. Но вообще изучивший П. считался человеком грамотным – книжным, т. е. способным читать всякие книги. Научившись читать по П., древний русский человек обыкновенно не расставался с ней. П. была не только настольной книгой, которую читали дома в свободное от занятий время, но она сопровождала даже в путешествиях (св. Борис, Владимир Мономах). На обычай брать с собой П. в дорогу указывает, между прочим, то, что следованная П., изданная в 1525 г. в Вильне Скориной, названа «подорожной книжицей». Рейтенфельс, бывший в Москве в 1670 г., говорит о царе Алексее Михайловиче, что он «употребляя большую часть дня на дела государственные, не мало также занимается благочестивыми размышлениями и даже ночью встает славословить Господа песнопениями венценосного пророка» (см. «Черты русской жизни» Забелина в «Отеч. Зап.», 1857, № 1). Св. Михаил, князь черниговский и боярин его Феодор, замученные в Орде в 1245 г., пели псалмы во время мучения. В монастырях читали П. не в свободное только от занятий время, но даже во время самых занятий, потому что многие знали ее наизусть. Препод. Феодосий «пел усты тихо псалтырь» в то время, как руками прял волну или делал что-нибудь другое; инок Спиридон, несмотря на определенное занятие – печь каждый день просфоры для монастыря, успевал прочитывать в день всю П.; о блаж. Феодоре рассказывается, что он в своей пещере молол жито для братии и в тоже время пел псалмы «изусть». Чтением и пением П. в монастырях строгой жизни братия занимались беспрерывно. В житейском обиходе к чтению П. прибегали во всех чрезвычайных случаях: читали псалмы над больными, страдавшими тяжкими продолжительными болезнями, и особенно над теми, которых считали находящимися под влиянием нечистых духов. Обычай читать П. по умершим, соблюдаемый в России и поныне, ведет свое начало от первых времен церкви христианской. Был тоже в древней Руси обычай гадать по П. Указание на этот обычай можно видеть в словах Владимира Мономаха: «и отрядив я (отослав послов) взем псалтырю в печали и то ми ся выня: Вскую печалуеши душе... Не ревнуй лукавнующим». П., естественно, должна была отозваться в письменности древней Руси. Летопись Нестора, сочинения Феодосия Печерского, митрополита Илариона, Кирилла Туровского, Cepaпионa владимирского и др. – наполнены разными местами из псалмов. Владимир Мономах в поучении к своим детям постоянно обращается к псалмам. Весьма ясно также выразилось влияние псалмов и в народной словесности, и, особенно, в притчах и пословицах. Между пословицами очень много таких, которые суть не что иное, как отдельные изречения, заимствованные из разных псалмов и несколько изменившиеся от употребления (таковы, напр., пословицы: «гневайся да не согрешай» [псал. 4, 5], «истина от земли, а правда с небеси» [псал. 84, 12], «коли не Господь созиждет дом, то всуе труд» [псал. 126, 1]; есть пословицы, составившиеся на основании некоторых изречений псалмов, или указывающие вообще на П. (см. ст. «Употребление книги П. в древнем быту русского народа» «Правосл. Собеседник». 1857, стр. 814 – 856).
Пселл
Пселл (Михаил YelloV) – известный византийский писатель, род. в 1018 г. в Константинополе, назван был при крещении Константом. Сын бедных родителей, которые вследствие бывших им во сне видений предназначили его к ученой карьере, 10 лет поступил в школу, где обучался грамматике и пиитике; 16 лет перешел к высшему образованию и изучал риторику, философию и юриспруденцию, в 1037 г. поступил на службу в месопотамской феме, где, благодаря связям, получил место судьи. При Михаиле V П. был асикритом (чиновником императорской канцелярии). В это время он ревностно занимался науками, особенно философией, изучал Аристотеля, Платона и Прокла. В 1043 г. П. написал панегирик Константину Мономаху и в том же году оказался в числе наиболее приближенных к императору лиц; он сделан был протосинкритом, а затем вестом и вестархом, т. е. достиг 7 чина по византийской табели. В царствование Мономаха им сочинены были еще 4 панегирика императору, очень льстивые и не заслуживающие веры; наградой ему за это были василикат Мадита, т. е. право собирать подати с этого города, и передача ему в управление (харистимию) несколько монастырей. Когда под конец царствования Мономаха положение П. было поколеблено, он постригся и принял имя Михаила, а когда император умер, удалился на малоазиатский Олимп в монастырь. Вызванный отсюда Феодорою, он вновь был приближен ко двору и награжден титулом ипертима. В 1057 г. П. императором был послан к восставшему Исааку Комнину, чтобы уговорить его на мир; П. очень понравился Комнину, и при вступлении его на престол, сделан был проедром и позже, как видно из его переписки, был очень близок со всем домом императора. По желанию Комнина, П. написал обвинительный акт против прежнего своего друга, низложенного патриарха Михаила Кируллария. В 1059 г. П. интриговал в пользу возведения на престол Константина Дуки, успел в этом, был приближен и к этому императору и получил от него чин протопроедра. Для сына императора, Михаила Дуки, П. написал несколько учебников. Воцарение Романа Диогена в 1068 г. уменьшило значение П. при дворе; зато после пленения Романа П. подал Михаилу Дуке совет разослать по всей империи указы, с объявлением, что Роман Диоген лишен престола; однако, когда последний был ослеплен, П. счел нужным обратиться к нему с утешительным письмом. При Михаиле VII П. играл очень видную роль: писал письма от имени императора, составлял хрисовулы, разбирал тяжбы и т. п. Умер он около 1076-77 гг. Служивший при девяти императорах; П. не мог похвалиться стойкостью убеждений; хитрость и льстивость, которыми он отличался, делают его типичным византийским чиновником; не чуждался он и взяток. Тем не менее, он – выдающаяся по способностям и знаниям личность. Очень долгое время он был преподавателем основанной им в Константинополе школе, где обучал риторике, философии и истории права; особенное внимание он обращал на философию Платона. Риторические его упражнения представляли часто странный выбор тем, вроде, напр., похвалы блохе, вши или клопу; очевидно, для него важным казалось лишь умение красиво слагать фразы. Сочинения П. чрезвычайно разнообразны. Он писал трактаты по всем наукам: философии, грамматике, праву, агрономии, медицине, математике, риторике, музыке: по его произведениям можно составить себе общую картину византийской образованности XI в. Специальный интерес представляют сочинения П. для русской истории, потому что в них говорится о варяго-русской дружине императоров и подробно описан последний поход Руси на Византию. Очень важны живые и интересные мемуары П. (изданные Сафою в 1874 г.) и многочисленные письма его к императорам, патриархам, различным высокопоставленным лицам, монахам и другим. Первое издание соч. П. вышло в 1503 г. Важнейшие новые издания: Sathas, «Bibliotheca graeca mеdii aevi» (Пар., 1874 и 1876); Boissonade, «Michael Psellus» (Нюрнберг, 1838). Ср. П. В. Безобразов, «Византийский писатель и государственный деятель Михаил Пселл» (М., 1890).
А. М. Д.
Из математических сочинений П. большей известностью, особенно в XVI в., пользовалось переведенное на латинский язык Ксиландером и изданное в 1556 г. под заглавием: «Arithmetica, Musica, Geometria et Astronomia». Кроме этого полного издания, в свет вышли также и некоторые отдельные части сочинения. Из изданий этого рода в настоящее время известны: «Yellou twn peri ariJmhtichV sunoyiV» (П., 1538), «Arithmetica, Musica et Geometria Mich. Pselli» (1592), «M. Pselli compeadium mathematicum» (1647). Сочинение П. носит на себе яркий отпечаток представляемой им эпохи полного упадка греческой математики. Арифметическая его часть содержит только одни имена и подразделения чисел и отношений, между которыми изредка встречаются утверждения вроде следующих: «единица не число, а корень и начало чисел». «Дважды два и два, сложенное с двумя, равны, чего с другими числами не бывает». В отделе музыки даются объяснения тонов и их видов. Наконец, отделы геометрии и астрономии занимаются только объяснениями отдельных учений безо всяких доказательств. Из других сочинений П. были напечатаны: «Liber de lapidum virtutibus» (Тулуза, 1615) и «De terrae situ, figura et magnitudine».
В. В. Бобынин.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 3 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close