Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
19:05
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Рифма
Рифма (происхожд. спорно: от греч. ruJmoV или древненемецк. rim, число) – созвучие в окончании двух или нескольких стихов. В то время как в аллитерации главная роль принадлежит согласным, а в ассонансе – гласным, полнота созвучия. в Р. требует тожественности или, по крайней мере; слухового сходства целых слогов, начиная с звука с ударением. В связи с положением ударения в рифмованном слове, различают три рода Р.: мужскую, где ударение стоит на последнем слоге рифмованного стиха, женскую, где оно на предпоследнем, и трехсложную, дактилическую, (schwebende Reime), в которой ударение – на третьем слоге от конца и которой, следовательно, не может быть, напр., в франц. стихах. Обыкновенно стихи с разными родами Р. чередуются, в интересах разнообразия; прежняя версификация даже настаивала на этом, но возможны в стихотворении и сплошь мужские рифмы («Бывало в глубокий полуночный час», Хомякова), сплошь женские («Не остывшая от зною», Тютчева), сплошь дактилические («Вырыта заступом яма глубокая» Никитина). С психологической точки зрения действие Р. двояко: со стороны формы и со стороны содержания. Она, прежде всего, подчиняет стихотворную речь новой закономерности, делая ее приятнее для слуха и легче для восприятия; разграничивая отдельные стихи, она как бы разделяет их, а на самом деле связывает их созвучием. Роль Р. аналогична с ролью ритма, но не тожественна; ритм также расчленяет стихотворные единицы, но рифма прибавляет к этому еще созвучие. В нормирующем характере рифмы и лежит источник ее художественного действия. «Ближайшая причина эстетического удовольствия состоит в той легкости, с которою предмет нашего восприятия подводится под готовые в нашем уме формы времени и пространства» (Вундт). Знаменуя собою заключение ритмического ряда (стиха) и связывая его наглядно с другими аналогичными рядами, рифма служит одним из способов объединения отдельных представлений. Приподнятое и вибрирующее в лад с настроением поэта, чувство воспринимающего (слушателя, читателя) ждет Р. и поэтому испытывает наслаждение, услышав ее. Бессознательно при звуке второй рифмы в нас оживает представление о первом рифмующем слове, и таким образом внутренняя связь содержания закрепляется, уясняется внешним выражением. Поэтомуто в теории иногда выставляется требование рифмовать значительные по содержанию слова стиха: «если рифмуются слова бессодержательные, незначительные, в нас возникает противоречие, неудовольствие: звуки говорят не то, что мысль» (Карьер). В связи с этим находится антиэстетическое действие повторения одного слова в конце двух рифмующих стихов: Р. должна созвучием соединять разнообразное, а не повторять тожественное. Значение Р., как элемента, связующего разрозненный представления, указывает на пределы, в каких можно увеличивать расстояние между двумя рифмованными стихами: если это расстояние будет слишком велико, то сознание может не уловить Р. Как на образец умелого увеличения до крайности расстояния рифмического периода можно указать «Koptisches lied» Гёте (обычный способ обозначения последовательности рифмованных стихов: одинаковые буквы означают рифмованные между собою стихи. Напр., формула «Песни о вещем Олеге» – ababcc, abcbcadeec) и «Первый Лист», Тютчева (формула: abcababcba). Зрение могло бы отметить Р. и при большем расстоянии, но ее не уловило бы ухо, а Р. – таково общее и неизменное правило – как явление музыкальное, рассчитана только на слух. Можно, поэтому, рифмовать руководясь произношением, а не начертанием. Такого – строго, изобрел – осмотрел – не Р.; наоборот, употребительны вольности, оправдываемые слухом: миг – роковых (Фет), звучат – разлад (Ал. Толстой), тучи – могучий и т. п. Комбинации различных Р. могут быть разнообразны до бесконечности. Теории стихосложения в прежнее время занимались классификацией и наименованием этих сочетаний; отсюда богатая терминология теории версификации немецкой (Binnenreim, Parallelreim, Kettenreim, Beruhrung, Umschlingung) и французской (rime equivoquee, аnnехее, brisee, couronnee etc). Все эти формы и сочетания, свободные и разнообразные, не нуждаются в рамках, систематизации, которая к тому же – как неоднократно показывала история литературы – имеет ту дурную сторону, что вовлекает второстепенных стихотворцев в бессодержательную игру формой. Более интересны для теории те установленные формы строф и лирических стихотворений, где непременным условием формы является раз навсегда определенное сочетание Р.; таковы, напр., сонет, терцины, октава. Рифмованные полустишия, на которых иногда останавливается теория, в сущности – обыкновенные стихи, рифмованные по схеме и напечатанные в строку попарно. – Появление Р. в поэзии европейских народов выяснено не вполне; предполагалось, что она перешла сюда из семитической поэзии, где она очень употребительна, через испанских арабов, в VIII веке; но едва ли возможно настаивать на этом после знакомства с латинской поэзией первых веков по Р. Хр. Уже у Овидия, Вергилия, Горация встречаются Р., которые нельзя считать случайными. Весьма вероятно, что Р., известная римским классикам и бывшая у них в пренебрежении, как ненужная игрушка, получила значение у второстепенных поэтов упадка, обращавших исключительное внимание на игру формальными ухищрениями. К тому же вытеснение строго метрического стихосложения элементами стихосложения тонического требовало более явственного разграничения отдельных стихов, что достигалось Р. Первое сплошь рифмованное произведение – латинские «Instructiones» Коммодиана (270 г. по Р. Хр.); здесь по всему стихотворению проходит одна рифма. Р. разнообразная и изменяющаяся с каждым двустишием появляется в так назыв. леонинском гекзаметре, где первое полустишие рифмует с концом; затем с 600 г. мы находим ее в церковной латинской поэзии, где с 800 г. она становится обязательной и откуда переходит в светскую поэзию кельтских и романских, а затем и германских народов. В немецкую поэзию Р. введена под влиянием романских форм. «Вкрадчивые итальянские или французские мелодии попадали в Германию, и немецкие поэты подставляли к ним немецкие тексты, как позднее делали это миннезенгеры и поэты Возрождения; с такими мелодиями, песнями и танцами пришла и Р. В первый раз мы знакомимся с ней на верхнем Рейне, откуда она первоначально, вероятно, и распространилась» (Шерер). Первое большое немецкое произведение в рифмованных стихах – сводное Евангелие («Krist») Отфрида (868 г.). В дальнейшем развитии стихотворной поэзии Р. то опускалась до вычурного и неестественного украшения, с извращением слов (мейстергезанг, ученая поэзия XVII в.), то совершенно отвергалась (Бодмер, Брейтингер, Пира, Клопшток), пока Лессинг и особенно Гёте не восстановили, теоретически и практически, ее высокое значение. Судьбы Р. во французской поэзии были связаны с литературными движениями, придававшими форме особое значение. Уже Ронсар и Дю-Беллэ, не увлекаясь несвойственным французскому языку метрическим стихом, избегали нерифмованных стихов, требуя Р. точной, богатой, но отнюдь не изысканной, и запрещая жертвовать ей счастливым оборотом или точностью выражения. Малерб предъявил Р. еще более строгие требования: он воспрещал Р. легкие и банальные – запрет, который нашел столь блестящее применение в стихах его современников и еще более в поэзии романтизма. Важностью Р. в французском – силлабическом – стихосложении обусловлена строгость в ее применении, неизвестная другим языкам: здесь – несмотря на полное созвучие – воспрещается рифмовать множественное число с единственным, слово, кончающееся гласной, со словом, оканчивающимся согласной (canot и domino, connus и parvenu) и т. п. Русскому языку Р. свойственна в высокой степени; чтобы убедиться, что она не является здесь элементом заимствованным, достаточно обратить внимание на произведения народного творчества. Если примеры Р. – исключительно глагольной – в богатырском эпосе можно считать случайными, то этого никак нельзя сказать о Р. в лирике и особенно в таких древних народных произведениях, как пословицы, загадки, заговоры, где отсутствие Р. – редкое исключение. «Искусственная» стихотворная поэзия, испытавшая влияние западных образцов, с самого начала – в киевских «виршах» – должна была держаться Р. уже потому, что этого требует силлабическая система стихосложения. Тредьяковский думал – пока держался старой системы, – что русскому языку свойственны одни лишь женские Р., «так как красота русского стиха непременно требует, чтобы созвучие двух Р. всегда чувствовалось на предпоследнем слоге». Лишь для строф или стансов он ввел «смешанные Р., похожие во всем с теми, которые есть у французов и немцев». В этом случае он обратился к польскому стихосложению, «которое почти одинаково с нашим, за исключением некоторых частностей – и тем не менее оно допускает столько же Р. непрерывную, сколько и так называемую смешанную, и в этом отношении такая смесь не противна нежности уха» (француз. письмо к Штелину, 1736 г.). Из драматических произведений Тредьяковский решительно изгонял Р.: «Что есть драма? Разговор. Но природно ль есть то собеседование, кое непрестанно оканчивается женскою Р., как на горе – море, и мужскою, как на увы – вдовы». Это рассуждение блестяще опровергнуто бессмертными Р. «Горя от ума». В общем теория Р., данная французами и повторенная у нас, мало движется вперед. Специальные сочинения, посвященные Р., немногочисленны; особый отдел их, имеющий мало общего с научной разработкой предмета, составляют наставления к приисканию Р. и так называемые словари рифмы, особенно распространенные в средние века; таковы Ugo Eaidit, «Donatus provincialis», «Legs d'amours» позднейших трубадуров, испанск. «Gaya de Segovia», нем. Hubner, «Poetisches Handbuch» (1696), Peregrinus Syntax (Hempel), «Allgemeines deutsche Reimlexicon» (1826), Quitard, «Dictionnaire des rimes» (1883), Бродовский, «Руков. к стихосложению» (с словарем Р.) и др. Теория Р. изложена у Poggel, «Grnndzuge einer Theorie des Reims» (1834); Uhland, «Schriften» (1865, т. 1, стр. 366); Wolf, «Ueber die Lais, Sequenzen und Leiche» (1841); Wilh. Grimm, «Zur Geschichte des Rims» (1852); Masing, «Ueber Ursprung und Verbreitung des Reims» (Дерпт., 1866); Bellanger, «Etude historique et philosophique sur la rime francaise» (1876), а также в поэтиках Каррьера, Готтшаля, Боринского, Фигофа, Гейне и Гёте. Ар. Горнфельд.
Рифы
Рифы. Брать Р. – уменьшать площадь парусов при увеличении силы ветра.
Рихтер
Рихтер (Иоганн Павел Фридрих Richter, известный под псевдонимом Жан Поль) знаменитый нем. писатель (1763 – 1825) Сын деревенского пастора, уроженец Баварии, он провел юность в лишениях, был студентом в Лейпциге и, не окончив, вследствие бедности, курса, жил частными уроками; к литературе он обратился лишь в надежде добыть писательством средства к жизни. Еще во время студенчества он издал сатирические очерки: «Gronlandische Processe» (Берлин, 1783 – 1784), но ни это произведение, ни «Auswahl aus Teufels Papieren» (Гера, 1789) не имели большого успеха. Являясь здесь прямым подражателем Свифта и Гиппеля, Жан Поль отличается от последнего глубоким сентиментализмом, который находит у него выражение в излюбленной литературной форме сентиментального настроения – в идиллии. «Leben des Tergnugten Schulmeisterlein Wuz» (1790) проникнута уже характерными особенностями более крупных произведений Р.; субъективноавтобиографический элемент занимает в них и впоследствии видное место. Разнообразная фантазия, чрезвычайная изобретательность, знание человеческого сердца, глубина чувства, богатство идей и дар пластического, яркого изображения, при недостаточном развитии чувства меры – таковы свойства таланта Р., с большей еще силой выразившиеся в его следующем крупном произведении – «Die unsichtbare Loge» (1793), биографическом романе, который не был окончен автором, потому что во время его создания изменилось направление описываемых им событий. Оставив частные уроки, Р. был тогда безвестным школьным учителем в баварском городке Шварценбахе. Громкая слава окружает его имя сразу после его следующего произведения: «Hesperus oder 45 Hundspottage» (1795); сочувственное изображение героини романа делает его кумиром его соотечественниц, к которым он так подходил своей сентиментальностью. Его обычный недостаток – неумение распределять материал, беспорядочный характер, непоследовательность всего произведения – заметен и здесь, но выкупается чертами проникновенного юмора, вниманием к мелочам жизни и вдумчивым снисхождением к людским слабостям. Общее поклонение окружало его в Байрейте, куда он ездил неоднократно в ближайшие годы; здесь он сошелся с Осмундом, купцом-евреем, благотворное влияние которого отмечают биографы Р. Повторив в «Quintus Fixlein» (1796) свой излюбленный сюжет – идиллическое изображение жизни учителя, – Р. напечатал неоконченные и менее удачные «Biographische Веlustigungein unter der Gehirnschale einer Riesiu» (1796), приложение к которым, «Salatkirchweih in Obersees» – превосходный образец юмористической и реалистической идиллии. С этого же времени начинает выходить в свет роман «Blumen-Frucht and Dornenstucke, oder Ehestand, Tod and Hochzeit des Armen-Advocaten Siebenkas» (1796 – 97), где в двух героях – сентиментально-мягком и насмешливо-дерзком – явно отразилась двойственность натуры самого автора. Возрастающая известность Р. обращает на него внимание веймарского кружка; он получает оттуда деньги и приглашение приехать для личного знакомства. Но поездка Р. и радушный прием двора не повлекли за собой сближения его с великими поэтами: Гете и Шиллер были любезны, но холодны с даровитым писателем, который, в своем буржуазном отрицании их «Kraftgenialitat», казался им лишь образцом филистерства. От приглашения заняться воспитанием принцев Гогенлоэ Жан-Поль отказался, находя, что посторонние занятия могут вредить его творчеству. В период времени с 1797 до 1804 г., Р. издал ряд научных и художеств. произведений: «Jubelsenior», «Kampanerthal oder uber die Unsterblichkeit der Seele» (результат знакомства с критической философией), «Palingenesien» (1798), «Jean Paul's Briefe und bevorstehender Lebenslauf» (1799 – статьи разнообразного содержания), «Clavis Fichtiana» (1800 – против Фихте) и др. Наконец, в 1802 г. он окончил многолетнюю работу над «Титаном» – главным произведением Р. В «Titan» (1800 – 1803, с дополн.: «Komischer Anhang zum Titan») излагается история развития нем. принца, который вырос, не зная, кто он, и должен облагодетельствовать страну, где ему суждено править. Истинный смысл книги – протест против идеалов «Sturm und Draugperiode», антититанизм. Герой – здоровый человек; вокруг него больные погибают: эфирная, одухотворенная Лиана, его первая любовь, экстравагантная титанида Линда, его вторая любовь, титанический развратник Рокайроль, его друг и соперник, гениальный юморист Шоппе, который руководил отчасти его воспитанием и кончил сумасшествием" (Шерер). Несмотря на некоторые реальные черты, выбор среды, мало знакомой автору и несвойственной его «фламандскому» стилю, объясняет неудачные стороны этого произведения. Автор как будто почувствовал это и в своих «Flegeljahre» (1804 – 1805) возвратился к юмористическому изображению простой жизни. «Flegeljahre» повторяют мотив «Зибенкеза»: и здесь личность автора раздваивается в двух образах – неловком, сантиментальном, непрактичном Вальте и смелом, самонадеянном, язвительном Фульте. В это время Жан Поль, женившись в Берлине, жил в Байрейте и готовил к печати два научных труда, доставивших ему на родине такую же известность, как и его художественные произведения. «Vorschule der Aesthetik» (1804) занимает видное место в истории немецкой эстетики; общая система недостаточно ясна, изложение страдает неуместной образностью, но громадная начитанность и ряд тонких замечаний, интересных и теперь, сообщают труду большую ценность; особенное значение имеют отделы о юморе, о комическом, и т. п. «Levana oder die Erzieрungsiehre» (1807) также ценна не общей системой, не самостоятельной и не новой, но множеством указаний опытного, наблюдательного и образованного практика. Вслед за этими работами Жан Поль вновь обратился к публицистике, которою с жаром занимался в молодости. Убежденный демократ и последовательный приверженец принципов 1789 г., он имел особенное основание ратовать за них теперь, в годину позорного угнетения родины («Freiheitsbuchlein», 1805, «Dдmmerungen fur Deutschland», 1809); свобода мысли была основным сокровищем, которого он добивался; наряду с этим он не уставал проповедовать, что главным условием национального возрождения является нравственный подъем («Friedenspredigt an Deutschland», 1809). В то же время он начал ряд мелких юмористических рассказов: «Des Feldpredigers Schmelzle Reise nach Platz», «Dr. Katzenberger's Badereise» (1809), «Leben Fibels» (1811), «Der Komet oder Nicolaus Markgraf» (и. 820), в которых бичуются фантастические увлечения, столь свойственные немецким мечтателям. Сборник статей и рассказов «Museum» (1815), «Erinnerungen aus den schonsten Stunden fur die Letzten» (1815), «Kleine Bucherschau» (1825) – наиболее выдающиеся из его последних произведений. Перед смертью он готовил полное собрание сочинений, которое появилось впервые в 1826 – 28 гг. (60 т., а вместе с посмертными произведениями – «Wahrheit aus Jean Paul's Leben», «Selina orier die Uusterblichkeit der Seele» и др. – 65 т.). Историко-литературное значение Жан Поля определяется прежде всего его влиянием на романтическую школу: ее юмор, ее мотивы, ее намеренный беспорядок, исходящий из протеста против классицизма, имеют в нем предшественника. На нем воспиталось отчасти и следующее литературное поколение; остроумие Берне, создавшего своему учителю замечательный памятник в своей «Denkrede auf Jean Paul» (Эрланген, 1826, русск. пер. в «Сочинениях» Берне) носит явные следы влияния Жан Поля. Особого упоминания заслуживает стиль Р., обеспечивающий ему прочное место в истории немецкой прозы. Ср. Forster, «Denkwurdigkeiten aus dem Leben J. P. F. Riehters» (1863); «Jean Paul, sein Leben und seine Werke» (Байр., 1862); Henneberger, «Jean Pauls Aufenthalt in Meiningen» (1862), Spazier. «J. P. Richter» (1823); J. Plank, «J. Pauls Dichtung im Lichte unserer nationalen Eutwickelung» (1867); Wirth, «Richter als Padagog» (1863); Nerrlich, «J. Paul und seine Zeitgenossen» (1876 и 1889); Fr. Vischer, «Kritische Gange»; Muller, «J. P. und seine Bedeutung fur die Gegenwart» (1894); письма Р. к Якоби (1828), Фоссу (1839), Ренате Отто («An eine Jugendfreundin», 1858); в рус. литер. : Белинский (изд. Павленкова, т. IV), Шахов, «Гёте и его время», биография в «Светоче» (1861, №3). Переводы в «Современнике» (1838. №12; 1841, № 22) и «Антология из Ж. П. Рихтера» (1844). Ар. Горнфельд.
Ричард I, Львиное сердце
Ричард I, Львиное сердце – английский король, царствовавший с 1189 по 1199 г. Сын Генриха II, Р. родился в Оксфорде в 1157 году, воспитывался в Аквитании, провел детство и молодость на юге Франции и был чужд Англии. питомец страны трубадуров, он получил хорошее образование, любил поэзию и музыку, сочинял стихотворения и песни; щеголяя благородством, он был, в сущности, жаден до денег, мстителен, коварен и свиреп. Мастерски владея оружием, он одерживал победы на турнирах, страстно любил охоту и опасные приключения. Царствование Р. замечательно тем, что сам он почти все время отсутствовал, занятый крестовым походом (1190 – 1192) или войной с Францией (1194 – 1199). После смерти Генриха II Р. без сопротивления унаследовал английский престол. Во время коронации он дал клятву соблюдать обычаи своего королевства и праведно судить, но в тот же день ограбил лондонских евреев; еврейский погром вспыхнул во всей Англии, гонение на евреев продолжалось несколько месяцев. Единственной мыслью Р. было набрать денег для крестового похода. Для этого Р. продавал места шерифов и епископов, титулы, льготы. «Если бы нашелся покупатель», говорил Р., «я продал бы Лондон». Вильгельм Лев купил у него верховную власть над Шотландией, самым крупным приобретением Генриха II. Р. сместил главных министров и советников своего отца и заставил их уплатить выкуп, а отказавшихся заключил в тюрьму. Собрав, таким способом, громадную сумму денег, он оставил в Англии своих братьев Иоанна Безземельного и Жоффруа, а своим наместником назначил Лоншана, епископа элийского, который, как папский легат; был вместе с тем главой церкви. В 1190 г. Р. заключил союз с французским королем и отправился в Марсель, а оттуда в Мессину, которую разграбил. В Сицилии происходили постоянные ссоры французских и английских рыцарей. Р. был помолвлен с сестрой Филиппа-Августа, но отказался от ее и женился на Беренгарии, принцессе наваррской, чем возбудил против себя Филиппа. Из Мессины крестоносцы направились к Сирии. Буря разбила корабли Р.; владетель острова Кипра, Исаак Комнин, жестоко обошелся с английскими рыцарями. Р. овладел Никосией и Фамагустой, взял в плен Исаака и объявил себя государем Кипра. 8 июня 1191 г. Р. прибыл к Птолемаиде (Акка). Христиане встретили его с восторгом. Акка была взята (12 июля 1191); добыча разделена между Р. и Филиппом. Продолжавшаяся ссора между ними вызвала отъезд Филиппа; Р. остался единственным руководителем военных дел. Война приняла ожесточенный характеры за неисполнение в точности договора Саладином Р. велел умертвить 2000 человек заложников. Осенью 1191 г. Р. повел сильное войско на завоевание Иерусалима, стоя сам во главе авангарда и всех поражая своим мужеством и энергией; имя его обращало врагов в бегство. Он ограничился, однако, взятием нескольких крепостей на юге Палестины. Летом 1192 г. поход возобновился, но армия взбунтовалась и Р. отказался от мысли об осаде Иерусалима. В это же время Р. узнал, что его брат Иоанн Безземельный, пользуясь его отсутствием, изгнал Лоншана и завладел властью, а Филипп-Август объявил данную им Р. клятву не враждовать против Англии – недействительной. Такие известия заставили Р. поторопиться отъездом. 2 сентября 1192 г. было заключено с Саладином перемирие на 3 года, 3 месяца и 3 дня, а 9 октября Р. отплыл из Палестины, на купеческом корабле. Буря пригнала его к берегу Адриатического моря; он поехал сухим путем, думая возвратиться через землю своего родственника, Генриха Льва, но был схвачен близ Вены и арестован злейшим врагом его, герцогом австрийским Леопольдом, который передал его императору Генриху VI. Последний продержал Р. в замке Трефельзе до марта 1194 г. Узнав о пленении Р., Иоанн Безземельный стал хлопотать, чтобы его не выпускали на свободу. Император Генрих потребовал огромный выкуп за Р., который, сверх того, должен был признать себя вассалом императора. 13 марта 1194 г. Р. вернулся в Англию, где возмущение уже было подавлено архиепископом кентерберийским. 30 марта король собрал совет в Ноттингеме, лишил должностей множество шерифов и комендантов крепостей, потребовал к суду Иоанна и определил размер налога с рыцарей и духовенства. Вслед затем он поспешил в Нормандию, где разрушал замки, осаждал города (1194 – 1199); победа постоянно оставалась на его стороне. Во время похода против Гидомара, графа Лиможского, Р. был смертельно ранен стрелой, при осаде Шамо. Он был два раза женат, но не оставил детей и на смертном одре назначил наследником своим Иоанна. Правление его было тяжело для народа, угнетаемого поборами. Несмотря, однако, на отсутствие короля, государственные дела Англии шли своим порядком: создавалось уже различие между королевской властью и личностью короля. Р. воспет трубадуром Феди. П. К – ий.
Ричард III
Ричард III – король Англии (1483 – 85), род. в 1452 г.; был четвертым сыном герцога Ричарда Йоркского и братом Эдуарда IV. Получив от последнего звание герцога Глостерского, он преданно служил ему, отличился в сражении при Тьюксбери, командовал армией в войне с Шотландией и выказал вообще большое мужество и стратегические способности. Небольшого роста, уродливого телосложения, с злобным, изможденным лицом, он на всех наводил ужас. Когда умер Эдуард, Р. стоял с войском на шотландской границе. Родственники королевы провозгласили королем старшего сына умершего короля, Эдуарда V, двенадцатилетнего мальчика, с тем, чтобы регентство принадлежало его матери, Елизавете. Ее партия встретила сильных противников в лорде Гастингсе и герцоге Букингэме, предложивших Ричарду регентство. Эдуард очутился во власти Р.; он прибыл с ним в Лондон, а королева Елизавета укрылась в Вестминстерском аббатстве. Чтобы успокоить народ, Р. велел чеканить монеты с изображением Эдуарда, но в то же время предавал казни родственников королевы. Тайный совет провозгласил Р. протектором Англии и опекуном короля. Гастингс, перешедший на сторону королевы, был обвинен в измене: Р. уверял, что Гастингс, вместе с Елизаветой и Джэн Шор, бывшей любовницей Эдуарда IV, хотели извести его колдовством, повредив его левую руку (рука Р. давно высохла и он не владел ею в течение всей жизни). Гастингс был подвергнуть смертной казни. Окружив, 16 июня, Вестминстер войском, Р. убедил запуганную Елизавету отдать ему и младшего сына и переселил обоих принцев в Тоуэр. В день, назначенный для коронации (22 июня), проповедник Шо произнес речь, в которой доказывал, что племянники протектора – незаконные дети покойного короля, да и сам Эдуард IV не имел права на престол, так как не был сыном герцога Йоркского. Тогда герцог Букингэм указал на P., как на единственного законного наследника престола. После притворных отказов, Р. согласился (26 июня), 5 июля торжественно короновался и велел освободить всех заключенных в темницах. Сейчас же после коронования Р. собрал парламент и объявил, что он намерен объехать свое государство: народ везде встречал его заявлениями преданности. В Йорке Р. вторично короновался. Между тем, на юге Англии началось восстание. Во главе оппозиции стоял Букингэм, изменивший Р. и не забывший, что он был одним из членов Ланкастерской династии; но Букингэм был выдан и казнен. Другие вожди мятежников разбежались, арестованные были казнены. План Букингэма заключался в том, чтобы выдать Елизавету, старшую дочь Эдуарда IV, за Генриха Тюдора, происходившего от герцогов Ланкастерских. Ряд событий подготовил гибель Р. Англия с ужасом узнала, что сыновья Эдуарда умерли в Тоуэре: их задушили, по-видимому – по приказанию Р. В 1485 г. скоропостижно скончалась жена Р., Анна. Короля подозревали в убийстве жены, с целью жениться на старшей дочери Эдуарда IV, Елизавете. Сватовство его к ней объединило Англию вокруг Генриха Тюдора. Получив от Франции помощь, Генрих высадился в Валлисе (1 августа 1485 г.); к нему перешли многие приверженцы Р. Король собрал почти 20тысячное войско и встретил Генриха, 22 авг., близ городка Босворта. Р. бился отчаянно, но был разбит и смертельно ранен. Смертью Р. окончилась страшная междоусобная война и прекратилась мужская линия династии Плантагенетов. Энергичный администратор, он расширил торговлю, реорганизовал войско, произвел улучшения в судопроизводстве, был покровителем искусств, особенно музыки и архитектуры. Шекспир обессмертил его в своей хронике: «Король Р. III». См. J. Gairdner, «Life and reign of Richard III».
П. Конский.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close