Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
19:05
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Ричардсон
Ричардсон (Samuel Richardson) – английский писатель (1689 – 1761), родоначальник «чувствительной» литературы XVIII и начала XIX в. Он вел обширные типографские дела и только в 50 лет обратился к литературе; вел обширную переписку с женщинами разных классов, отличаясь глубоким пониманием женской психологии, что и сказалось в его романах. Побуждаемый друзьями издать «Руководство к писанию галантных писем», Р. решил написать не письмовник, а книгу, которая научила бы людей «думать и поступать в обыденных и необычайных случаях». Цель Р., была прежде всего, нравоучительная; в письме к одному из друзей он говорит, что надеется «отвлечь молодежь от увлечения сказочным и чудесным в поэзии и возбудить интерес к тому, что способствует развитию нравственности и религии». Р. задумал и выполнил свои романы в форме писем: это – как бы драмы для чтения, с расширенными для руководства читателей сценическими указаниями. Первый роман Р., «Памела», вышел в 1740 г. под пространным заглавием: «Памела или вознагражденная добродетель, серия писем прекрасной девицы к родителям, в назидание юношам и девицам и т. д.». За ним последовали «Кларисса» (1748) и «Чарльз Грандиссон» (1754). Событий в романах P. мало. В восьми ч. «Кларисы» рассказаны происшествия за 11 месяцев; в «Грандиссоне» действие останавливается на каждом шагу для анализа мысли и чувств. Автор постоянно возвращается назад. Одно письмо описывает, что произошло; затем другое лицо в письме к третьему комментирует случившееся и т. д. По замечанию Джонсона, если читать романы Р., интересуясь фабулой, то можно повеситься от нетерпения. Но интерес этих романов не в фабуле, а в разборе чувств и в нравоучениях. Три романа Р. последовательно описывают жизнь низшего, среднего и высшего класса общества. Памела – героиня первого романа – выходит победительницей из соблазна и становится женой того, кто хотел обольстить ее. Современники справедливо упрекали Р. за практичный характер добродетели его героини. Лучший роман Р. – «Кларисса» или «Не вознагражденная добродетель»; он не так растянуть, как «Грандиссон». Героиня, соблазненная Ловеласом, умирает среди страданий, окруженная ореолом невинно угнетенной, добродетельной жертвы судьбы, Ловелас убит на дуэли мстителем за Клариссу, полковником Морденом. Интерес романа – в двух основных характерах: Клариссы, кроткая прелесть которой увеличивается ее слабостью, и Ловеласа – типичного бессовестного соблазнителя, изображенного в романе «злодеем» с подкупающей внешностью. Несмотря на преувеличенность и почти карикатурность, в Ловеласе создан тип, оставшийся навсегда в литературе и ставший нарицательным в жизни. Как противовес Ловеласу, написан «Чарльз Грандиссон». Р. упрекали, что, создавая идеальные женские типы, он оклеветал мужчин: в ответ на это он создал образ идеального Грандиссона. Его доблесть – совершено условная: это ходячие общие места мещанской морали, Грандиссон умнее, красивее, храбрее всех и уснащает свои подвиги рассуждениями о долге и добродетели. Несмотря на необычайную растянутость, на излишество вводных эпизодов, в романе чувствуется большая сила анализа и есть драматические положения. Основная черта романов Р., сделавшая их популярными, а самого Р. основателем новой школы романистов – «чувствительность». История Ловеласа и его жертв имела в Англии огромный успех и вызвала большую подражательную литературу (а также множество пародий, в том числе «History of the adventures of Joseph Andrews» и т. д., Фильдинга). Вне Англии сентиментальность Р. также сделалась лозунгом широкого литературного течения. Подражателями Р. являются Гольдони, в двух комедиях: «Pamela Nubile» и «Pamela maritata», Виланд в трагедии «Clementine von Paretta» и др. Влияние Р. заметно и в «Новой Элоизе» Руссо, в «Монахине» Дидро, в сочинениях Мармонтеля и Бернардена де Сен-Пьерра. Популярность Р. продолжалась так долго, что еще Альфред Мюссе называл «Клариссу» «лучшим романом на свете». Р. может быть назван не только основателем современного романа в Англии, но и предшественником всей сантиментальной школы в Европе. В виду растянутости его романов сделаны сокращенные издания «Клариссы» (1868) Далласом, «Грандиссона» – проф. Сенсбюри (1895) Собр. соч. Р. издано в Лондоне в 1783 и 1811 гг. На русский язык переведены: «Английские письма, или история Кавалера Грандиссона» (СПб., 1793 – 1794), «Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов» (СПб., 1791 – 1792), «Индейцы» (М., 1806), «Памела, или награжденная добродетель» (СДб., 1787; другой перевод 1796), «Кларисса или история юной барышни» («Библиотека для Чтения», 1848, ч. 87 – 89). Ср. Barbauld, «Correspondence of Samuel. R.» (Лонд., 1804); E. Smidt, «R., Rousseau und Goethe» (Иена, 1875); Gasmeyer, «R. Pamela; ihre Quellen und ihr Einfluss auf die engl. Litteratur» (Лпц., 1891); Дружинин, «Полное Собр. Соч.».
З. Венгерова.
Ришелье
Ришелье (Арман Жан Дюплесси Richelieu) – герцог и кардинал (1585 – 1642), один из замечательнейших деятелей франц. истории и первый государственный человек своей эпохи. Поступив, по семейным условиям, в духовное звание, он 22 лет от роду стал епископом люсонским, но особым успехом это назваться не могло, так как епархия была одна из самых бедных и средств, доставляемых ею, не хватало на мало-мальски приличную жизнь. В 1614 г., в качестве депутата от духовенства провинции Пуату, Р. принял участие в собрании генеральных штатов. Мария Медичи, управлявшая тогда Францией, познакомилась с молодым епископом чрез посредство своего любимца, маршала д'Анкра, и сделала его членом государственного совета. Скоро, однако, он был вынужден оставить Париж и удалиться в Авиньон (1617), где провел около двух лет в совершенном уединении, занимаясь литературой и богословием. В 1619 г. он вернулся в Париж, и с этих пор счастье не оставляло его до самой смерти. В 1622 г. он сделался кардиналом; в 1624 г. ему было поручено заведование иностранными делами. Очень скоро оказалось, что он не намерен ограничить сферу своего влияния каким-либо одним ведомством: он совершенно подчинил себе короля Людовика XIII и сосредоточил в своих руках все управление государством. Король осыпал его почестями и подарками, но не они являлись главным стимулом его деятельности: он был прежде всего человек дела, а не формы, и любил самую власть, а не внешние признаки ее. Холодный, расчетливый, весьма часто суровый до жестокости, подчинявший чувство рассудку, Р. крепко держал в своих руках бразды правления и, с замечательной зоркостью и дальновидностью замечая грозящую опасность, предупреждал ее при самом появлении. Его тяжелая рука в особенности давила молодую, блестящую аристократию окружавшую короля. Один заговор за другим составлялись против Р., но они всегда кончались самым плачевным образом для врагов Р., участью которых было изгнание или казнь. Мария Медичи очень скоро раскаялась в своем покровительстве Р., совершенно оттеснившего ее на задний план. Вместе с женой короля, Анной, старая королева приняла даже участие в замыслах аристократии против Р., но без успеха. Пробовала она повлиять на сына, прямо поставив вопрос, кого он желает иметь около себя – мать или Р.; король оказался на стороне Р. Тогда королева решилась на отчаянный шаг: она бежала в Брюссель, собрала вокруг себя армию из врагов Р. и довела дело до открытого боя с правительственными войсками (1631). Р. остался победителем, взял в плен одного из начальников враждебной армии, Монморанси, и казнил его. Королева смирилась. После этого власть Р. стала уже окончательно безграничной. Сам король чувствовал себя орудием в руках кардинала и, по-видимому, не без сочувствия отнесся к последней попытке низвергнуть Р. – к заговору Сен-Марса. Друг и любимец Людовика, Сен-Марс тем не менее был казнен, по требованию Р. (1642). Своей властью Р. постоянно пользовался в виду двух вполне определенных целей: для усиления монархической власти и централизации внутри страны и для ослабления габсбургского влияния в Европе. Для достижения первой цели он, помимо упорной борьбы с неспокойными аристократическими элементами, постарался отнять у гугенотов последние крепости, бывшие в их руках со времен Генриха IV и дававшие гугенотским общинам положение государства в государстве. Суды он поставил под самый бдительный контроль правительства, церковное управление сделал гораздо более зависимым от правительства, чем от римской курии. Его преемнику Мазарини (рекомендованному им на смертном одре королю) оставалось лишь охранять упроченный Р. абсолютизм от новых покушений. В области внешней политики Р. более, нежели где-либо, являлся не духовным лицом, а государственным человеком: будучи кардиналом римской церкви, он ведь во время 30-леттней войны неустанную борьбу с императором и поддерживал протестантов, сначала выставив против них датчан, потом шведов, и помогая тем и другим деньгами. Когда смерть Густава Адольфа несколько расстроила его планы, он (с 1635 г.) ввел в Германию французские войска. Войну эту окончил уже не он, а Мазарини. В то же самое время он действовал против испанского королевского дома: поддерживая восставшую Каталонию, он стремился окончательно ослабить Испанию, связанную родственными узами и тожеством политических стремлений с австрийскими Габсбургами. Его внешняя политика подняла Францию на ту высоту, о которой мечтал Генрих IV, только наметивший политику противодействия Габсбургам. Неуклонное служение ясно сознанным целям, широкий практический ум, ясное понимание окружающей действительности, умение пользоваться обстоятельствами – все это обеспечило за Р. видное место в истории Франции. См. Hanotaux, «Histoire du cardinal R.» (1893; еще не окончено); Dussieux, «Le cardinal de R.» (П., 1885); d'AveneI, «R. et la monarchie absolue» (1884 – 90); Leclerc, «Vie du cardinal de R.» (1694; имеет значение источника).
Е. Т.
Робеспьер
Робеспьер (Максимилиан Мари Исидор Robespierre) – известный франц. революционер, род. в Аррасе 6 мая 1758 г., обезглавлен в Париже 28 июля 1794 г. (10 термидора II-го года). Фамилия Р., кажется, ирландского происхождения; его отец и дед часто подписывались Derobespierre. Отец р. – . адвокат, мать – дочь пивовара. Оставшись сиротой, Р. поступил в коллегию гор. Арраса, где отличался трудолюбием и примерным поведением. Среди его товарищей был Камилл Демулен. Состоя адвокатом в Аррасе, Р. много работал в области юриспруденции и литературы. Энциклопедисты, Монтескье, в особенности Руссо с одной стороны, условная манерность сентиментализма – с другой: вот почва, воспитавшая Р. Он писал много стихотворений, в сентиментальном духе, часто посвящая их дамам Арраса, и в 1789 г. был избран директором аррасской академии. Ко времени открытия генеральных штатов он опубликовал брошюру, где требовал реформирования местного провинциального собрания Артуа. Выбранный депутатом от третьего сословия, Р. сначала обращал на себя мало внимания. Он говорил против военного закона, против разделения граждан на активных и пассивных, за допущение евреев к занятию общественных должностей. Жил он очень скромно, но всегда тщательно одевался. Постепенно. он сделался наиболее влиятельным членом якобинского клуба; в июне 1790 г. был выбран одним из секретарей собрания. Бегство короля вызвало речь Р., сразу прославившую его. В бегстве короля Р. видел противореволюционный заговор, составленный многими из членов национального собрания, врагов свободы, чтобы, при помощи короля и тиранов, подавить патриотов. Истина, свобода и общество, говорил он, для него дороже жизни, против которой, как ему мерещилось, были уже направлены «тысячи кинжалов». «Мы все умрем с тобою», восторженно воскликнул Камилл Демулен. Но Р. не высказался за республику: он ограничился предложением предать короля суду и спросить страну о форме правления. Во время народного мятежа на Марсовом поде (17 июля) Р. дрожал за свою жизнь и скрылся у одного из якобинцев. 30 сент. учредительное собрание разошлось, объявив, по предложению Р., что члены его не могут быть избираемы в законодательное собрание. В ноябре 1791 г. Р. был избран в Париже публичными обвинителем (accusateur public) и стал главой якобинского клуба. В апреле 1792 г. он сложил с себя обязанности обвинителя и основал якобинский журнал: «Defenseur de la constitution». В это время начались острые столкновения между жирондистами и монтаньярами по вопросу о войне. Р. был против войны и нападал в якобинском клубе и в печати на Бриссо и жирондистов. В народном движении 20 июня Р. не принимал участия 11 июля состоялось провозглашение «отечества в опасности» (речь Верньо), а 20 июля Р. произнес в якобинском клубе речь, в которой уже развивал программу терроризма. Корень всех страданий – говорил он – в исполнительной власти и в законодательном собрании. Необходимо исчезновение призрака, называемого королем, и учреждение национального конвента. 10 августа Р. сохранял выжидающее положение. Когда восстание удалось и вожаками его была образована коммуна, к ней, после других, примкнул, 11 августа, и Р. Главой ее, однако, был не он, а Дантон. 17 августа Р. был выбран в члены чрезвычайного суда, учрежденного Дантоном для наказания сообщников двора, но Р. отказался от участия в нем. 21 августа Р. был выбран одним из 24 депутатов Парижа в национальный конвент, но не получил преобладающего числа голосов; перевес был на стороне умеренных. В первые же дни существования конвента в нем вспыхнула вражда между жирондистами и якобинцами, обвинявшими друг друга в стремлении к диктатуре. 24 сентября Ребекки горячо напал на Р. и якобинцев. В ответ ему Р. произнес длиннейшую речь, в которой тщательно изображал свои «подвиги», «спасшие» отечество. Возражение Луве, страстное и остроумное, смутило Р.: он просил отсрочки и только 5 ноября ответил Луве мастерски обработанною, эффектною речью, увлекшею собрание своим революционным декламаторством. Когда был поставлен вопрос о предании короля суду. партии еще сильнее разделились. Р. произнес 3 декабря речь, где отвергал юридическую точку зрения, становясь на политическую. «Людовик – не подсудимый, а вы – не судьи», говорил он; «вы государственные люди, представители нации... Ваше дело – не произносить судебный приговор, а принять меры в видах общественного блага, выполнить роль национального провидения». Он требовал «смерти Людовика, чтобы жила республика». 27 декабря Р. снова говорил о необходимости «наказанием тирана скрепить общественную свободу и спокойствие». Долг перед отечеством и ненависть к тиранам коренятся, по его словам, в сердце каждого честного человека и должны взять верх над человеколюбием. Воззвание к народу (appel au peuple), которого требовали умеренные, угрожало бы ниспровержением республики; роялисты и враги свободы могли бы повлиять на народ и даже одержать победу. Главным образом речь Р. была направлена против жирондистов, которые «виновнее всех, кроме короля». 9 марта 1793 г. Р. удалось настоять на отправлении в департаменты, в качестве комиссаров, 82 депутатов, выбранных из якобинцев и всюду распространявших их учение. Когда одна из парижских секций внесла в конвент адрес об изгнании из него жиронды (10 апр.), Р. обрушился на жирондистов ядовитыми намеками, вызвавшими блестящую импровизацию Верньо. 24 апр. Р. представил в конвент проект декларации прав, в которой говорилось, что «люди всех стран» суть «граждане одного и того же государства», обязанные помогать друг другу, а «монархи, аристократы, тираны, каковы бы они ни были» – рабы, бунтующие против природы. 2 июня жирондисты пали; настала эпоха террора. Главную роль в комитете общественного спасения с 27 июля играл Р. Под его влиянием конвент в заседании 1 августа декретировал целый ряд чрезвычайных мер. Террором заведовали триумвиры, как их называли – Р., Кутон и Сен-Жюст. От них исходили декреты о проскрипции и казнях. Все выдающиеся предложения излагались, большей частью, Р. Он говорил, что нужно истреблять среднее сословие, «снабжать санкюлотов оружием, страстью, просвещением». Враги, с которыми следует бороться – люди порочные и богатые, пользующиеся невежеством народа. Так как просвещению народа мешает «продажность писателей», «которые каждый день обманывают его бесстыдной ложью», то «надо объявить в опале писателей, как опаснейших врагов отечества», и издать хорошие сочинения. 3 окт. член комитета общественной безопасности Амар предложил конвенту предать суду 73 депутатов, протестовавших против изгнания жирондистов. Р. вступился за них, имея в виду, опираясь на равнину, разбить партию горы, т. е. Дантона. Это не помешало ему подписать варварский декрет об уничтожении Лиона и одобрять усилившиеся именно в то время казни (жирондистов, Марии Антуанетты, герц. Орлеанского и др.). Когда образовалось течение враждебное христианству и было устроено празднество в честь Разума (10 ноября), Р. произнес в якобинском клубе (21 ноября) сильную речь против атеистов и «крайних». Не смотря на это, парижский общинный совет постановил закрыть церкви в Париже. Тогда, 6 декабря, Р. и Дантон постановили запретить все действия, направленные против свободы богослужения. 12 декабря Р. выступил против Анахарсиса Клотца, который, вместе с Шометтом, предложил заменить католицизм культом разума. Началась очистка клуба якобинцев: Клотца и его друзей исключили из клуба. В самый разгар террора католическое богослужение, благодаря Р., продолжалось; в соборе Notre-Dame молились за Р.; цензура строго следила за атеистическими сочинениями и нападками на церковь. К концу 1793 г. роялисты были подавлены, вандейская армия уничтожена, федералисты рассеяны; но Р. думал не о спасения государства, а об удержании за собою власти, для чего необходимо было уничтожить фракцию гебертистов, которая намеревалась подчинить себе комитет общественного спасения. За гебертистами должен был погибнуть Дантон, так как он мог положить конец террору и организовать республику. Р. боялся и Камилла Демулена, который в своем журнале «Le vieux Cordelier» остроумно осмеивал учрежденный Р. комитет справедливости, противополагая ему комитет милосердия. Когда между крайними, т. е. гебертистами, девизом которых был террор, и умеренными, т. е. дантонистами, требовавшими милосердия, произошел явный разрыв, Р. занял середину между ними и выставил девизом справедливость, поддерживаемую, однако, путем террора. 25 декабря Р. произнес речь против гебертистов и дантонистов, где говорилось о необходимости направлять корабль между двумя подводными камнями – модерантизмом и излишеством. 5-го февраля 1794 г. он прочитал в конвенте доклад «об основаниях политической нравственности», доказывая опасность существования двух партий. «Одна из них толкает нас к слабости, другая – к крайностям»; необходим террор, который, по определению Р., есть «быстрое, суровое и непреклонное правосудие». 14 марта были арестованы, а 24-го казнены гебертисты (21 чел.). 31 марта были арестованы Дантон, Демулен, Лакруа, Филиппо. Перед началом суда над ними конвент, по предложению Р., декретировал, что каждый обвиняемый, противящийся судьям, будет лишен слова. 5 апреля Дантон и Демулен, а за ними и другие, были казнены. Настало время личной диктатуры Р. На другой день после казни было объявлено, что приготовляется празднество в честь Верховного Существа. Р. старался расположить в свою пользу пролетариев, замышляя меры к уменьшению крупных состояний, помощи нуждающимся и единообразию воспитания. Городское управление было теперь всецело в его руках. Два покушения на жизнь Р. лишь способствовали усилению его значения. 3 прериаля его хотел убить Ладмираль. На другой день в его квартире застали молодую девушку Сесиль Рено с двумя ножами. Рено была казнена, а спасение свое Р. приписывал Верховному существу. 18 флореаля (7 мая) он произнес длинную речь против атеизма и фанатизма. «Республика есть добродетель» – таково ее начало; далее идут разглагольствования против врагов добродетели и доказывается необходимость провозглашения деизма. «Французский народ – провозгласил, по предложению Р., национ. конвент, – признает Верховное Существо и бессмертие души. Он признает, что достойное поклонение Верховному Существу есть исполнение человеческих обязанностей. Во главе этих обязанностей он ставит ненависть к неверию и тирании, наказание изменников и тиранов, помощь несчастным, уважение к слабым, защиту угнетенных. оказывание ближнему всевозможного добра и избежание всякого зла». Разрешено было праздновать воскресение, вместо декады. В Европе стали видеть в Р. усмирителя революции; Пруссия изъявила готовность вступить в переговоры с ним. По желанию Р., конвент декретировал торжественное празднество в честь Верховного Существа (8 июня). В голубом фраке, с большим букетом из цветов, плодов и колосьев, Р. шел, как президент, впереди других членов конвента. На другой день Р. представил ужасный закон (22 прериаля), на основании которого всякий гражданин обязан был донести на заговорщика и арестовать его. Судопроизводство было крайне упрощено, наказание – смерть. Настали семь страшных недель: казни удвоились (с 20 июня до 27 июля в Париже казнено 1366 чел.). Р. перестал появляться в комитете общественного спасения; комитеты усилили террор, чтобы возбудить ненависть против Р., но все еще не решались вступить с ним в борьбу. Распускали о Р. всевозможные слухи) обращали во вред ему пророчество полоумной старухи Екатерины Тео, которая называла себя богородицей, а Р. – своим сыном. Убежищем от политики для Р. была семья столяра Дюпле, дочь которого боготворила P., называя его спасителем. Вообще у Р. было много поклонниц (tricoteuses de Robiespierre). Распространялось убеждение, что Р. приготовил списки новых проскрипций. Всегда боязливый Р. стал выходить из дома в сопровождении якобинцев, вооруженных палками. 1 июля Р. произнес речь, касавшуюся развращенных, снисходительных, неистовых и непокорных. Целью речи было внушить мысль о необходимости очищения комитетов. 11 июля он снова говорил о проскрипциях. 60 депутатов боялись ночевать у себя на квартирах. С 19 июня до 18 июля Робеспьер не показывался в конвенте, постоянно заседая в якобинском клубе. Тщательно отделав новую громовую речь, он произнес ее в конвенте 8 термидора (26 июля). Вместе с новыми выходками против «партии дурных граждан», Р. указал на существование заговора против общественной свободы в недрах самого конвента. Необходимо, говорил он, возобновить состав комитета общественного спасения, очистить комитет общественной безопасности, создать правительственное единство, под верховною властью конвента. Обвинения были настолько неопределенны, что в конвенте никто не был уверен в своей жизни. В смущении конвент постановил напечатать речь Р., но Билльо Варенн настоял на предварительном рассмотрении ее комитетами. У Р. потребовали, чтобы он назвал имена обвиняемых. Он отказался. Вечером он прочел ту же речь в клубе якобинцев, с восторгом принявшим ее. На другой день, 27 июля (9-го термидора), последовало падение Р. «Гора» освистала его, речь его прерывала криками: «долой тирана». Р. арестовали и отвели в тюрьму. За него вступился общинный совет. Несколько якобинцев освободили Р. и привели в ратушу; за ним туда беспрепятственно проникли жандармы. Один из них выстрелом из пистолета раздробил челюсть Р. По пути к казни, совершившейся 10-го термидора, чернь иронически приветствовала Р. криками: «король» и «ваше величество». Террор, который народ отожествлял с личностью Р., прекратился. Вместе с Р. были казнены ближайшие его сподвижники – брат его Огюстен, С. Жюст, Кутон, Леба. Р. был полной противоположностью Дантону, и физически (чистенькая, тщедушная фигура, тонкий голос, монотонный и бесстрастный), и нравственно. В Р. не было ничего творческого; он жил чужими идеями, самодовольно кичился своею добродетелью и «неподкупностью», прославлял себя за свое постоянство. «Чувствительный» на словах, он был холоден и суров до жестокости. Он верил в свою миссию, но не был государственным человеком и смотрел на жизнь сквозь теорию Руссо. Вся революция сливалась в его уме с якобинизмом, т. е. с ним самим. Его мысль была узка и прямолинейна, как у сектанта. Гуманные соображения были для Р. своего рода вероотступничеством.
Литература. Bucher et Roux, в «Histoire parlementaire de la Revolution» идеализируют Р.; Мишле считает его тираном, Луи-Блан – одним из великих апостолов гуманности; Тьер и Минье его осуждают. Великолепный портрет Р. – у Тэна, «Revolution» (III). См. S. Lodieu, «Biographic de Robespierre» (Arras, 1850); L. Duperron, «Vie secrete, politique et curieuse de M. P.»: Delacroix, «L'intrigue devoilee: Memoires de Charlotte R. sur ses deux freres», «Causes secretes de la revolution du 9 thermidor»; Montjoire, «Histoire de la conjuration de R.»; Havel, «Histoire de R.» (П., 1865); Tissot, «Histoire de R.» (П., 1844); Lewes, «Life of R.» (Л., 1852); Gottschall, «Maximilian R.» («Neuer Plutarch», т. 2, Лпц., 1875); Hericaut, «R. et le comitй du salut public»; Aulard, «Le culte de la Raison et le culte de l'Etre Supreme» (1892). П. К.
Рог изобилия
Рог изобилия (лат. cornu copiae) – большей частью изогнутый, наполненный цветами, плодами и т. п., служит символом изобилия и богатства; на художественных произведениях влагается в руки маленького Плутона, Фортуны, Геи. также Геракла; в архитектуре изображается на капителях и карнизах, особенно коринфского ордена, также над сводами, под окнами и т. п. Представление о Р. изобилия заимствовано из греч. мифологии, в которой он является принадлежностью Амальтеи или обратившегося в быка Ахелая.
Рогульники
Рогульники (Trapa L.) – однолетнее травянистое растение из сем. Onagraceae, растущее в стоячей воде в Старом Свете. Известно до 4 видов; из них наиболее обыкновенен Тr. natans L., называемый также водяным орехом, болотным орехом, чертовым орехом и пр. Растет по болотам, в заводях рек, по озерам; в некоторых местах изобильно, напр., в дельте Волги, около Пензы и пр., и служит здесь предметом торговли, так как плоды его («орехи») съедобны; в других местах Тr. natans вымер, так напр. в Тростенском озере Московской губернии, где теперь встречаются только мертвые пустые орехи; да и вообще это растение считается вымирающим. Оно имеет длинный, слабо ветвистый стебель, верхушкою своею плавающий на поверхности воды. Стебель несет два рода корней и близкие листья. Одни корни удлиненные, нитевидные, погруженные в землю (земляные корни – ими растение прикрепляется к почве, и при посредстве их вытягивает из почвы питательные вещества), другие – перистые, короткие, свободно торчащие в воду (водяные корни). Такие корни раньше ошибочно принимались за листья. Настоящие же листья, погруженные в воду, линейные, не долговечные, плавающие же на поверхности воды – долговечные; они широко-ромбические, по краю зубчатые, собранные в розетку, черешки у них раздуты в плавательный аппарат. Цветы пазушные, одиночные, мелкие, белые цветок состоит из четырехлистной чашечки, четырех лепестков, четырех тычинок и пестика с нижней завязью, над завязью волнистый диск. Плод – костянка чашелистики разрастаются при плоде в четыре остроколючих, деревянистых, на верхушке зазубренных шипа. Одна семядоля зародыша крупная, мясистая, выполняющая всю полость костянки, другая – маленькая при прорастании, крупная семядоля остается внутри плода. С. Р.
Род
Род (Genus) в систематике животных и растений – вторая главная категория, следующая за категорией вид. – Род обнимает сумму видов наиболее близких между собой и в наиболее употребительной двойной номенклатуре каждое растение и животное означается названиями родовым и видовым; так напр. к роду кошка – Felis принадлежит вид тигр – tigris, который и обозначается латинским термином Felis tigris, леопард – pardus, называемый Felis pardus и т. д. Как и все систематические категории, понятие Р. условно: то, что одни исследователи считают одним родом, другими рассматривается как совокупность нескольких, и наоборот; далее между видом и родом вводится промежуточное (и тоже условное) понятие подрода (subgenus).
Род
Род (грамм.). – Категория грамматического Р. возникла на почве различения пола людей и потом животных. Первоначально именами женского Р. были только такие существительные, которые обозначали лиц женского пола. Так как значительное количество таких имен в индоевропейском языке принадлежало к основам на -а, то с этими основами и соединилось представление женского Р.: нарицательные имена с основами на -а также стали признаваться существительными женского Р. Точно так же возник и мужской Р., не имевший, однако, такой постоянной формы, как женский. Наиболее употребительной формой мужеского Р. были основы на -о (с суфф. именит. падежа -s), но в большинстве языков, сохранивших грамматический Р., сохранились и основы на -о среднего Р. Мужеский Р., по-видимому, утвердился за именами существительными на -os в противоположность основам на -а, как напр., скр. acvas – «конь» (муж. Р.), acva – «кобыла» (жен. Р.). О том, что в отдельных индоевропейских языках действительно утвердилась категория грамматического Р., свидетельствует то обстоятельство, что представления мифологических существ в виде мужчины или женщины зависят, в большинстве случаев, от грамматического Р. Так, напр., у греков selhnh (жен. Р.) «луна» представлялась в виде женщины, а upnoV (муж. Р.) «сон» – в виде мужчины. Особенно ясно видна категория грамм. Р. в таких названиях животных, которые, принадлежа к одному из грамм. Р., употребляются безразлично в особях как мужеского, так и женского пола, напр. «мышь» (жен. Р.), «крот» (муж. Р.). В большинстве индоевропейских языков, кроме мужеского и женского Р., существует еще и «средний», возникший из противоположения его мужескому и женскому. По существу своему, слова среднего Р. представляют группу, на которую еще не распространилась категория грамм. Р. В тех языках, в которых этот процесс, по неизвестным нам причинам, шел быстрые, все существительные распределились по категориям мужеского и женского Р., и средний Р. исчез. Таковы, напр., языки литовский и французский. И в том, и в другом существительные, первоначально имевшие средний Р., перешли, по большей части, в мужеский. Те языки, в которых сохранились все три Р., часто подвергались сильным изменениям: слова первоначально женского Р. принимали мужеский Р., иногда даже названия женщин бывают среднего Р. и т. д. Так, напр., русское «голова» жен. Р., но мы говорим «городской голова»; таковы же «староста», «служба» (как обращение к солдату) и т. под. В немецком das Weib – «женщина», das Madchen – «девочка» и т. д. Все эти явления показывают, насколько сильно укоренилась в языке категория грамм. Р. Основы на -о (-os в муж. Р. и -от в средн. Р.) и основы на -а (жен. Р.) представляют наиболее стойкие формы трех Р. В именах с другими основами формальное выражение грамм. Р. окончательно не выработалось. Там мы находим различение основ муж. и жен. Р. с одной стороны и среднего – с другой, т. е. только различение имен грамматически, так сказать, сенсуализированных и не сенсуализированных. Основы среднего Р. обыкновенно отличаются в именит. пад. ед. ч. отсутствием всякого падежного суффикса. Напр. греч. troci-V; (муж. Р.) «скороход», epi-V; (жен. Р.) «вражда»; лат. axi-s (муж. Р.) «ось», avi-s (жен. Р.) «птица», mare (ср. Р.) «море»; санскр. giri-s (муж. Р.) «гора», ruci-s (женск. Р.) «блеск», aksi (сред. Р.) «глаз». Категория грамм. Р. оказала сильное влияние на создание имен прилагательных, способных принимать особую форму для каждого Р. И здесь главную роль играют основы на -о и -а. Большинство прилагательных в муж. и ср. Р. имеют окончания -os, -от, а женский Р. образуется к ним от основы на -а. Напр., греч. makroV (муж. Р.), makron (сред. Р.), makra (жен. Р.) «длинный», лат. bonus (муж. Р.), bonum (средн. Р.), bona (жен. Р.) «хороший», санскр. krsnas (муж. P.), krsnam (ср. P.), krsna (жен. Р.) «черный», црк.-сл. богат, богато, богата. См. К. Brugmann и В. Delbruck, «Grundriss d. vrgl. Grammatik d. indogerm. Sprachen» (II, 100 и сл.; III, 1, 89 – 133); Н. Paul, «Prinzipien der Sprachgeschichte» (3 изд., 1898, стр. 241 – 247).
Родимые пятна
Родимые пятна (родинки, naevi Muttermal, tache congenitale, mother-spot) – ограниченные изменения кожных покровов, большей частью прирожденные или же существующие в зародыше во время рождения, но развивающиеся позднее. Они представляются в виде светлой или темной пигментации, лежащей на уровне кожи или возвышающейся над ней наподобие бородавки. Величина, форма и число их весьма изменчивы. Иногда они бывают покрыты волосами или имеют особенное расположение в виде линии. Различают еще сосудистые родимые пятна (naevi vasculosi), которые состоят из расширенных и новообразованных кровеносных сосудов; цвет их колеблется от ярко-красного до синего, смотря по тому, содержат ли они больше артериальной или венозной крови. Сосудистые пятна помещаются главным образом на лице. Происхождение их не выяснено, влияние наследственности несомненно существует. Большею частью Р. пятна остаются без изменений в течение дальнейшей жизни, увеличиваясь только соразмерно с общим ростом; изредка они самопроизвольно исчезают или служат исходным пунктом доброкачественных или злокачественных новообразовании (фибромы, саркомы, рак). Лечение состоит в прижиганиях (дымящая азотная кислота и проч.), вырезывании ножом, ножницами или гальванокаустической петлей. Сосудистые пятна пользуют электролизом. Иногда устраняют Р. пятна вакцинацией или прибегают к татуировке. В. О – ий.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close